Как стать иконописцем

6 великих русских иконописцев

«За гранью открытий в области материального мы можем открыть для себя Создателя, так же как можем узнать автора стихотворения, картины, иконы или музыкального произведения. Мы его ни с кем не путаем, а слушаем и говорим: «О, это мог написать только такой-то». Это верно и в отношении Бога» — слова митрополита Антония Сурожского о взгляде на окружающий мир в его последних беседах.

И трепет в ней, и сила вдохновенья!
Пред ликом сердце в сладостном огне…
Икона – человечьих рук творенье –
Запечатлела дух на полотне

Л. Голубицкая-Басс

Любая икона — неизбежно неполный образ Христа, Богородицы, того или иного святого: только сам человек является истинным образом самого себя. Но каждый иконописец приобщался к Богу, узнал нечто о Боге через приобщение, в приобщении и запечатлел свой опыт на холсте или на дереве. Каждая икона передает нечто абсолютно подлинное, но через восприятие конкретного иконописца.

В некотором смысле это то, как мы воспринимаем Христа в Его Воплощении. Мы пишем иконы, которые сильно разнятся между собой, и ни одна из них не воспроизводит абсолютно точно Самого Христа, а изображает Его так, как я Его вижу, как я Его знаю. Замечательно то, что у нас нет фотографического изображения Христа, которое дало бы нам сиюминутное и чрезвычайно ограниченное представление о Его облике и сделало бы Его чуждым любому, кто знает Его иным.

Митрополит Антоний Сурожский

359 р

Узнать больше о духовном завещании владыки вы можете, подробнее ознакомившись с циклом бесед «Уверенность в вещах невидимых» , где в последние девять месяцев приходских встреч митрополит без остатка раскрывается слушателю, словно желая ничего не оставить недоговоренным перед своим уходом.

Сегодня мы поговорим о тех, кто запечатлел живые образы и память на полотне икон, — об иконописцах. Кто они? Какие работы нам известны? Где можно увидеть своими глазами их творения?

В Древней Руси считалось, что быть иконописцем – это целый аскетический, морально-созерцательный путь.

«Именно России дано было явить то совершенство художественного языка иконы, которое с наибольшей силой открыло глубину содержания литургического образа, его духовность. Можно сказать, что если Византия дала миру по преимуществу богословие в слове, то богословие в образе дано было Россией».

Леонид Успенский, богослов, иконописец

1. Феофан Грек (около 1340 — около 1410)

Имя Феофана Грека стоит в первом ряду древнерусских иконописцев, его выдающийся талант признавали уже современники, именуя «философом зело хитрым», то есть весьма искусным. Он производил огромное впечатление не только своими работами, но и как яркая личность.

Точные годы жизни художника неизвестны, предположительно он родился в Византии в 1340 г. и в течении долгих лет расписывал храмы Константинополя, Халкидона, Галаты, Кафы, Смирны. Но всемирную славу Феофану принесли иконы, фрески и росписи, сделанные именно на Руси, куда он прибыл уже сложившимся мастером своего дела в возрасте 35 – 40 лет.

Перед приходом на Русь работал Грек над большим количеством соборов (около 40).

Первая и единственная полностью сохранившаяся его работа, чье авторство имеет подтверждение, – это роспись храма Спаса Преображения на Ильине улице в Великом Новгороде, где Феофан Грек пребывал около 10 лет.

О ней упоминается в Третьей Новгородской летописи: «В лето 6886 (1378 год от Р. Х.) подписана бысть церковь Господа Бога и Спаса нашего Иисуса Христа во имя боголепного Преображения …. А подписал мастер греченин Феофан». Остальные работы иконописца определяются только по признакам его творчества.

Преподобный Макарий Великий, фреска из храма Спаса Преображения на Ильине улице,
г. Великий Новгород

Фрески известного иконописца легко узнать по пастельным тонам и белым бликам поверх темного красно-коричневого тона, которые используются в изображении волос святых и драпировок их одежд, также его стилю присущи достаточно резкие линии. Яркая творческая индивидуальность Феофана проявляется в свободной, смелой, предельно обобщенной, временами почти эскизной манере письма. Образы, созданные Феофаном, отличает внутренняя сила, огромная духовная энергия.

Он оставил весомый вклад в новгородском искусстве, в частности мастерам, исповедующим сходное мировоззрение и воспринявших отчасти манеру мастера.

Самым грандиозным изображением в храме является погрудное изображение Спаса Вседержителя в куполе.

Феофан Грек стремится передать святого в момент религиозного подвига или экстаза. Для его работ характерны экспрессия и внутренняя сила.

Последующие события жизни Феофана плохо известны, по некоторым сведениям, в частности из письма Епифания Премудрого игумену Афанасиева монастыря Кириллу Тверскому, иконописец работал в Нижнем Новгороде (росписи не сохранились), некоторые исследователи склонны считать, что он так же работал в Коломне и Серпухове. Приехав в Москву около 1390 г., имел множество заказов, был известен и как искусный миниатюрист. Исследователь Б. В. Михайловский писал о нем:

«Работы Феофана поражают своим виртуозным мастерством, смелостью уверенной кисти, исключительной выразительностью, блестящей свободой индивидуального творчества».

Феофан Грек возглавлял роспись ряда московских церквей — это новая каменная церковь Рождества Богородицы в 1395 году, совместно с Семёном Чёрным и учениками, церковь святого Архангела Михаила в 1399 году, роспись которой выгорела во время нашествия Тохтамыша, и церковь Благовещения совместно со старцем Прохором с Городца и Андреем Рублевым в 1405 году.

В творчестве Феофана Грека выразились наиболее полно и в нем нашли свое идеальное воплощение два полюса византийской духовной жизни и ее отражения в культуре — классическое начало (воспевание земной красоты как Божественного творения, как отсвета высшего совершенства) и устремление к духовной аскезе, отвергающей внешнее, эффектное, красивое.

Во фресках иконописца острые пробела, будто фиксирующие момент мистического видения, пронзительные вспышки света, резкими ударами падающие на лики, руки, одежды, символизируют божественный свет, пронизывающий материю, испепеляющий ее природные формы и возрождающий ее к новой, одухотворенной жизни.

Ограниченность цветовой гаммы (черный, красновато-коричневый со многими оттенками, белый и др.) — будто образ монашеского, аскетического отречения от многообразия и многоцветия мира.

Фигуры архангелов в храме Спаса Преображения на Ильине улице,
г. Великий Новгород

Византийский мастер нашел на Руси вторую родину. Его страстное вдохновенное искусство было созвучно мироощущению русских людей, оно оказало плодотворное влияние на современников Феофана Грека и последующие поколения русских художников.

Даниил Черный (около 1350 — около 1428)

Даниил Черный, биография которого не сохранилась в полных достоверных источниках, обладал сильнейшими талантами, а именно даром психологической характеристики и колоссальным живописным мастерством. Все его произведения гармоничны до мелочей, целостны и выразительно колоритны. Совершенство рисунка и живость движения выделяют его произведения из ряда самых талантливых мастеров.

Учитель и наставник Андрея Рублева. Оставил после себя богатое наследие фресок, мозаик, икон, наиболее известными из которых являются «Лоно Авраамово» и «Иоанн Предтеча» (Успенский собор г. Владимира), а также «Богоматерь» и «Апостол Павел» (Троице-Сергиева Лавра, г. Сергиев Посад Московская обл.).

Фреска «Лоно Авраамово». Успенский собор, г. Владимир

Кстати, тот факт, что Даниил работал всегда в соавторстве с Андреем Рублевым, создает проблему разделения творчества двух художников.

Откуда произошло такое прозвище — Черный?

Оно упоминается в тексте «Сказания о святых иконописцах», написанном в конце XVII — начале XVIII века. Эти летописи являются свидетельствованием и ясным доказательством того, что Даниил расписывал Успенский собор во Владимире вместе с Андреем Рублёвым. В источниках имя Даниила называется первым перед именем Рублёва, что еще раз подтверждает старшинство и опытность первого. Не только «Сказание о святых иконописцах» указывает на это, Иосиф Волоцкий также называет Даниила учителем знаменитого Рублёва.

По стечению обстоятельств или, вероятнее всего, из-за эпидемии, Даниил скончался одновременно со своим соратником в 1427 году от некого «морового поветрия» (лихорадки). Оба знаменитых автора погребены в Спасо-Андрониковом монастыре в Москве.

Андрей Рублев (около 1360 — около 1428)

Известный на весь мир русский иконописец, монах-художник, причисленный к лику святых. На протяжении сотен лет является символом подлинного величия русского иконописного искусства. Был канонизирован в год тысячелетия Крещения Руси.

Год рождения преподобного Андрея Рублева неизвестен, как и его происхождение, исторические сведения о нем скудны. Наличие у него прозвища-фамилии (Рублев) дает возможность предположить, что он происходил из образованных кругов общества, поскольку фамилии носили в ту эпоху только представители высших слоев.

Самой ранней из известных работ Рублева считается совместная с Феофаном Греком и Прохором с Городца роспись Благовещенского собора Московского Кремля в 1405 году.

В его работах творениях прослеживается уже сложившийся к тому времени особый московский иконописный стиль. Сам преподобный Андрей много лет жил, а после кончины был погребен в столичном Андрониковском монастыре на берегу Яузы, где сейчас действует музей его имени.

Живя в высокодуховной атмосфере, инок Андрей поучался историческими примерами святости и образцами подвижнической жизни, которые находил в своем окружении. Он глубоко вникал в учение Церкви и в жития святых, которых он изображал, следовал им, что позволило его таланту достичь художественного и духовного совершенства.

В житии преподобного Сергия Радонежского сказано:

«Андрей иконописец преизрядный и все превосходящ в мудрости зелне, седины честны имея».

Фреска «Спас нерукотворный», Спасский собор Андроникова монастыря,
Государственная Третьяковская галерея, г. Москва

Рублевский Спас — это воплощение типично русской благообразности. Ни один элемент лица Христа не подчеркнут чрезмерно — все пропорционально и согласованно: он рус, глаза его не преувеличены, нос прямой и тонкий, рот мал, овал лица хотя и удлиненный, но не узкий, в нем совсем нет аскетичности, голова с густой массой волос со спокойным достоинством возвышается на сильной стройной шее.

Самое значительное в этом новом облике — взгляд. Он направлен прямо на зрителя и выражает живое и деятельное внимание к нему; в нем чувствуется желание вникнуть в душу человека и понять его. Брови свободно приподняты, отчего нет выражения ни напряжения, ни скорби, взгляд ясный, открытый, благожелательный.

Непревзойденным шедевром Рублева традиционно считается икона Святой Троицы, написанная в первой четверти XV века. В основе сюжета лежит библейский рассказ о явлении праведному Аврааму божества в виде трех прекрасных юношей-ангелов. Авраам с женою Сарой угощали пришельцев под сенью Мамврийского дуба, и Аврааму дано было понять, что в ангелах воплотилось божество в трех лицах.

Они изображены восседающими вокруг престола, в центре которого помещена евхаристическая чаша с головой жертвенного тельца, символизирующего новозаветного агнца, то есть Христа. Смысл этого изображения — жертвенная любовь. Левый ангел, означающий Бога-Отца, правой рукой благословляет чашу. Средний ангел (Сын), изображенный в евангельских одеждах Иисуса Христа, опущенной на престол правой рукой с символическим перстосложением, выражает покорность воле Бога-Отца и готовность принести себя в жертву во имя любви к людям.

Жест правого ангела (Святого Духа) завершает символическое собеседование Отца и Сына, утверждая высокий смысл жертвенной любви, и утешает обреченного на жертву. Таким образом, изображение Ветхозаветной Троицы (то есть с подробностями сюжета из Ветхого Завета) превращается в образ Евхаристии (Благой жертвы), символически воспроизводящей смысл евангельской Тайной вечери и установленное на ней таинство (причащение хлебом и вином как телом и кровью Христа). Исследователи подчеркивают символическое космологическое значение композиционного круга, в который лаконично и естественно вписывается изображение.

На этой иконе нет лишних деталей и каждый элемент несет особую богословскую символику. Чтобы создать подобный шедевр недостаточно было быть гениальным художником. Троица, как и все творчество Рублева, стало вершиной русской иконописи, но, кроме того, она является свидетельством той духовной высоты, которую достиг преподобный Андрей своим монашеским подвигом.

Дионисий (около 1440 — 1502)

Ведущий московский иконописец и изограф конца XV — начала XVI веков. Считается продолжателем традиций Андрея Рублёва и его самым талантливым учеником.

Самой ранней из известных работ Дионисия является чудом сохранившаяся до наших дней роспись церкви Рождества Богоматери в Пафнутьево-Боровском монастыре неподалеку от Калуги (15 век).

Отдельного упоминания заслуживает работа Дионисия на севере России: около 1481 года им были написаны иконы для Спасо-каменного и Павлово-Обнорского монастырей под Вологдой, а в 1502 году — совместно с сыновьями Владимиром и Феодосием — фрески для Ферапонтова монастыря на Белоозере.

Икона Преподобного Димитрия Прилуцкого, Ферапонтов монастырь,
Кирилло-Белозерский историко-архитектурный и художественный музей заповедник, Архангельская область.

Одной из лучших икон Дионисия является икона Апокалипсиса из Успенского собора Московского Кремля. Создание иконы было связано с ожидаемым в 1492 году концом мира. Полное название иконы: «Апокалипсис или откровение Иоанна Богослова, видение конца мира и страшного суда».

Изображены многоярусные композиции: толпы верующих людей в красивых одеждах, охваченных единой силой молитвы, склонённых перед агнцем. Вокруг молящихся разворачиваются величественные картины Апокалипсиса: за стенами белокаменных городов полупрозрачные фигуры ангелов, контрастируют с чёрными фигурами демонов. Несмотря на сложность, многофигурность, многолюдность и многоярусность композиции, икона Дионисия «Апокалипсис» изящна, легка и очень красива по колористическому решению, как традиционная иконопись Московской школы от времён Андрея Рублёва.

Симон Ушаков (1626 — 1686)

Фаворит царя Алексея Михайловича, любимый и единственный иконописец первых лиц государства, отразивший в своих произведениях важнейшие исторические и культурные процессы XVII столетия.

Симон Ушаков в определенном смысле обозначил своим творчеством начало процесса “обмирщения” церковного искусства. Выполняя заказы царя и патриарха, царских детей, бояр и других важных персон, Ушаков написал более 50 икон, ознаменовав начало нового, «ушаковского» периода русской иконописи.

Икон, писанных Ушаковым, дошло до нас довольно много, но большинство их искажено позднейшими записями и реставрациями. Он был человеком весьма развитым для своего времени, в первую очередь талантливым художником, прекрасно владевшим всеми средствами техники той эпохи.

К 50-м годам XVII столетия относятся первые подписные и датированные произведения Ушакова, и самое раннее из них – икона «Богоматерь Владимирская» 1652 года. Он не просто выбирает прославленный древний чудотворный образ, он воспроизводит его «мерою и подобием».

Симон Ушаков. Богоматерь Владимирская,
на обороте – Голгофский Крест. 1652

В отличие от принятого в то время правила «писать иконы по древним образцам», Ушаков не относился равнодушно к западному искусству, веяние которого вообще уже сильно распространилось в XVII веке на Руси. Оставаясь на почве исконного русско-византийского иконописания он писал и по древним «пошибам», и в новом так называемом «фряжском» стиле, изобретал новые композиции, присматривался к западным образцам и к натуре, стремился сообщать фигурам характерность и движение.

Икона «Тайная вечеря» (1685 г.) Успенский собор Троице-Сергиевой лавры,
Московская область

В своем творчестве он стремился к более реальной подаче человеческого лица и фигуры. Одновременно с этим в композициях он все так же придерживался старых образцов и правил, отчего видна двойственность в его искусстве. Он много раз писал образ Спаса Нерукотворного, стараясь придать лику живые человеческие черты: выражение страдания, грусти; передать теплоту щек и мягкость волос. Однако он не выходит за рамки правил иконописания.

Спас Нерукотворный, 1678 г

Еще одной важнейшей исторической особенностью творчества Ушакова становится тот факт, что в отличие от иконописцев прошлого, Ушаков подписывает свои иконы.

На первый взгляд, ничтожная деталь в сущности обозначает серьезнейший перелом в общественном сознании того времени: если раньше считалось, что рукой иконописца водит сам Господь (хотя бы поэтому мастер не имеет морального права подписывать свою работу), то теперь ситуация меняется на полностью противоположную и даже религиозное искусство приобретает светские черты.

Ушаков был учителем для многих художников XVII в. и стоял во главе художественной жизни Москвы. Значительная часть иконописцев пошла по его стопам, постепенно освобождая живопись от старых приемов.

Феодор Зубов (около 1647 — 1689)

Зубов Фёдор Евтихиевич – видный одаренный художник-иконописец, живший в 17 веке. Писал свои творения в стиле барокко.

Икона «Илья Пророк в пустыне», 1672 г.

Как и Симон Ушаков, он работал при царском дворе знаменщиком Оружейной палаты и был одним из пяти «жалованных иконописцев». Проработав в столице больше 40 лет, Федор Зубов написал огромное количество икон, среди которых были изображения Спаса Нерукотворного, Иоанна Предтечи, Андрея Первозванного, пророка Илии, святителя Николая и многих других святых. Работал над стенными росписями Кремлёвских соборов.

Интересный факт: «жалованным иконописцем» царского двора, то есть, мастером, ежемесячно получающим жалованье и через это — определенную уверенность в завтрашнем дне, Федор Зубов стал по принципу «не было бы счастья, да несчастье помогло». Дело в том, что в начале 1660-х годов семья Зубова осталась практически без средств к существованию, и иконописец был вынужден написать челобитную царю.

Основные черты творческого исполнения его работ — калиграфический стиль, свойственный устюжским иконописцам, с преобладанием тончайшего декоративного «узорочья». Зубов старался объединить лучшие достижения иконописи XVII века с достижениями более древних традиций.

Исследователи русской иконописи сходятся на том, что главнейшей заслугой Федора Зубова стало стремление вернуть изображаемым ликам святых духовную значительность и непорочность. Иначе говоря, Зубов старался объединить лучшие достижения иконописи XVII века с достижениями более древних традиций.

3убов вводит в одно произведение несколько сюжетов, среди которых один — главный, а остальные — второстепенные, но трактованные тщательно, со всей полнотой художественной и содержательной убедительности. Вот как поэтически описана одним из исследователей XIX века ранняя работа 3убова —- икона «Иоанн Предтеча в пустыне» (около 1650, ГТГ):

«… Там вьется священная река Иордан, там растут деревья, листья которых щиплют олени; львы пьют там из реки, из той же реки черпает воду святой пустынножитель, и олень мирно лежит рядом с ним. Золотые сосны вычерчивают свои силуэты на темном фоне лесной чащи, и над верхушками их дымится настоящее небо».

На примере этого произведения 3убова видно, как в недрах иконописи зарождался будущий живописный пейзаж.

Знаменитые иконописцы

Существует церковное предание, говорящее о том, что первым иконописцем в христианской истории стал Евангелист и Апостол Лука, написавший первый образ Пресвятой Богородицы. Среди бесчисленных икон, написанных за две тысячи лет некоторые стали эталоном, высокими образцами для подражания последующих поколений. Среди многих и многих мастеров, трудившихся на донном поприще, лишь несколько иконописцев сподобились остаться в искусстве Церкви и с истории мирового искусства яркими звёздами, освещающими путь своим последователям. Самые известные иконописцы в истории будут рассмотрены нами в данной статье.

Евангелист и иконописец Лука (I век)

Евангелист Лука родился в Антиохии в греческой семье, он не был иудеем. Апостол Лука был в непосредственном окружении Господа Иисуса Христа, по преданию являлся свидетелем Распятия Господа. Евангелист Лука записал одну из четырёх канонических книг Евангелия и книгу деяний апостольских, являлся горячим проповедником слова Божия. Апостолу приписывается икона, именуемая «Владимирская». Существуют предположения, что иконы Богородицы «Тихвинская» и «Смоленская» также написаны св.Лукой. О том, что св. Лука писал образ Божьей Матери повествует его житие и церковное предание. Многие учёные теологии идентифицируют образ, над которым работает апостол на знаменитой иконе, изображающей сам процесс иконописания, как «Владимирскую» икону. Оригинал образа пребывает в России с 1131 года, она была привезена из Константинополя. Сегодня икона хранится в храме при Третьяковской галерее. Икона являет недостижимую красоту Божьей Матери, духовную красоту горнего мира, она издревле признана чудотворной, и глубоко почитаема в христианском мире. Апостол Лука является одним из самых известных иконописцев, благодаря своему бесценному вкладу в созидание церковного искусства.

Алипий Печерский (11-12 вв.)

Алипий Печерский жил а в Киевской Руси и был известен как инок Киево-Печерского монастыря. Кисти преподобного Алипия принадлежит множество икон Пресвятой Богородицы и Господа Иисуса Христа. С образами, вышедшими из под кисти преподобного Алипия, связано множество чудес, чрез них множество раз происходили чудесные исцеления. Его иконы всегда оставались невредимыми во время пожаров и разрушений храмов, с образами не происходило никаких повреждений. Церковное предание приписывает авторству прп.Алипия икону «Предста Царица», пребывающая в Успенском соборе Московского Кремля.

Феофан Грек (14-15 вв.)

Один из самых знаменитых мастеров иконописи был рожден около 1340 года в Византии. Он расписывая храмы Византийской Империи. Но всемирную славу Феофану Греку было суждено обрести на русской земле. Он начал расписывать русские церкви, свою первую фреску мастер создал в храме Спаса Преображения, которая сохранена до нынешнего времени. Кисти Феофана Грека принадлежат икона Преображения Господа Иисуса Христа на горе Фавор, образ Матери Божией «Донская и др.

Андрей Рублев (14-15 вв.)

Великий иконописец земли русской, основавший иконописную школу и отразивший в своих работах величие Православной Руси — Андрей Рублев. Андрей Рублев расписывал многие храмы и монастыри Древней Руси. Кисти Андрея Рублева принадлежат несколько древних икон, самая значимая из которых — «Троица» Ветхозаветная. Андрей Рублев также написал многие прекрасные иконы — «Благовещение», «Крещение», «Рождество Христово», «Сретение», «Преображение», «Воскрешение Лазаря»; «Вход в Иерусалим».

За историю иконописи, творили разные мастера, и четыре величайших иконописца, упомянутые нами – это, конечно, далеко не весь список выдающихся мастеров. Русская земля всегда славилась дарованиями. Работы русских мастеров известны по всему миру, и высоко ценятся даже в тех странах, где собственная иконописная традиция очень развита, например, — Греция и окружающие ее острова. Слава Богу, и сегодня в России создаются святые образы при соблюдении канонических правил, возрождаются иконописные традиции и каждый, при желании, может купить мерную икону, именную или какую-либо иную икону, поддерживая церковную традицию и помогая обрести свет веры своим близким.

Как стать иконописцем

Техника иконописи и ее религиозная символика
Как стать иконописцем

Являясь священным предметом, икона лишена любых элементов вольности не только в своем содержании, но так же в языке художественных форм и живописной технике. Эта позиция иконописания, сформулированная седьмым Вселенским Собором в Нике (787 г. после Р. Х.), определила догмат иконопочитания.
Во время VIII века, Константинополь мог гордиться процветающей и разнообразной художественной культурой. Она стала образцом и каноном для иконописи Православной Церкви. Во времена иконопочитания Святые Отцы Церкви так же говорили и о техники изображения.
Священные образы изображались на литургических предметах (в технике литья, чеканки и резьбы), или на стенах (мозаика, фреска и другие изобразительные техники) или на досках, которые и назывались «иконами»

Основным критерием в выборе материала для написания образов была его прочность (а так же редкость и натуральность вещества). Иконы, изображенные на металле, камне или на дереве, не должны были быть ни ломкими, ни легко повреждаемыми. Этот выбор был сделан не только по практическим соображениям (сохранность священных предметов), но он так же основывался на богословских и эстетических понятиях. Твердая основа икон напоминает основу Земли, на которой Создатель мира создал Свое творение — саму земную твердыню а не идеи влияющие из вне такие, как вера, откровение и само Православие.
Выбор красок и материалов не случайный.
В Византийский период предпочитали использовать только темперу — минеральные краски, золото и серебро, в то время как техника энкаустики, плохо сохраняющая восковые краски, не получила своего дальнейшего развития. Масляная краска, появившаяся еще позже, не пользовалась успехом. Мазки, чувственные, наполненные земной комичностью, толстые и слащавые не могут сочетаться с аскетической, чистой и трансцендентной темперой.
Идея жесткой материи органично продолжается в эстетике фона иконы, который металлический (золотой или серебряный) или красочный, всегда символизирует «другой мир»: икона не изображает земной мир, она — это образ духовного мира преображенной реальности. Даже линии и цвета в иконописи наполнены важными семантическими смыслами. И поэтому «подлинники», графические иконописные образцы, в которых содержится наиболее важный материал для иконописцев, представляют собой своеобразный вид учебника. В последовательном написании образов таких, как человеческая фигура, ангелы, архитектура, ландшафт и объекты, художник следует определенным правилам.
Теперь легко понять, какое место цвет имеет в системе метафорического языка. Голубой и красный цвет одежд Богоматери символизируют с одной стороны, ее чистоту и девство (голубой), а с другой стороны, Тело и Кровь Христа, который воплотился через Нее (красный). Ангелы изображаются с символами их небесного служения: прозрачная сфера в руке ангела с написанным в ней Именем Бога символизирует причастность ангелов к сфере божественной жизни. Копье или меч в руке архангела Михаила символизирует его оружие против дьявола. В добавление складки одежд святых, согласно учению известного русского богослова и мученика, отца Павла Флоренского, имеют глубокий мистический смысл для иконописца.
Особо важное значение придается золочению. Фон икон для иконописца — это «Свет», знак Божественной благодати, которая освещает мир; а золотая инокопь на одеждах и предметах передает яркий отблеск благодатной энергии.

Последовательность золочения имеет чрезвычайное значение. До того как рисовать фигуры и лики, золотиться фон — это свет который выводит пространство иконы из мира тьмы и преображает его в божественный мир. Техника асиста используется во втором этапе, когда образ уже написан. Кстати, отец Флоренский писал: «Все иконописные образы рождаются в море благодати и они очищены потоками божественного света… С золотом творческой красоты иконы начинаются и с золотом освященной красоты иконы заканчиваются. Написание иконы повторяет главные события Божественного творчества: от абсолютного небытия к Новому Иерусалиму, священному творению».
Огромное значение придается и технике, и духовной выразительности икон, и большая ответственность ложится на иконописца, который должен возрасти до уровня богослова и стать хранителем Церковной традиции.
Большой Московский Собор в 1551 г. в поcтановлении «О иконописцах и иконах» описал в деталях моральный облик иконописца и какую богословскую и техническую подготовку, которую он должен иметь. Для изучения иконописи влияние традиции неизбежно, понимание канонов, эстетики и техники иконописи очень важно. В 1668 г. царь Алексей Михайлович издал указ, озаглавленный «О запрете иконописной неискушенности».
Люди, которые хотят стать иконописцем, получают благословение.
Гонения на Церковь во советское время и полное уничтожение иконописных школ создало сложные условия для подготовки новых иконописцев. Однако, в 70-х гг. многие молодые художники обратились к иконописи и посвятили свой талант служению Богу. Возрождение этого искусства началось в то время.
Стать иконописцем сегодня просто, потому что больше нет устоявшихся иконописных школ и критерии оценки качества работы не установлены, но это и сложно, потому что отсутствие школ и критерий оценки усиливают ответственность иконописцев. Однако, есть два основополагающих положений для иконописца: религиозная и техническая подготовка. Иконописец должен избегать в своих будущих экспериментальных поисках живописи XX века, необоснованной и противоречащей древней традиции. Обращение к вере помогает понять мастеру его нужду в технологии и языке иконописания. Другими словами, иконописец — это тот, кто готов посвятить свой талант Богу и Церкви, готов уйти от сознательного и чувственного метода индивидуалистического и мятежного мирского искусства.
Огромное иконописное наследство России позволяет современным иконописцам учиться если не под руководством выдающихся учителей, то по крайней мере с помощью великих творений; Византийские и Балканские средневековые иконы могут помочь творческому синтезу православной иконописной традиции.
Сегодня, после века забвения, русская иконопись начала новое возрождение.
Священник Серафим

Георгиос Кордис: «Невозможно стать хорошим иконописцем без личного опыта церковной жизни»

Георгий Кордис – Господин Кордис, как вы начали заниматься иконописью?

– Во время обучения в Богословской школе я встретился с кипрским монахом и иконописцем отцом Симеоном Симеу. Он познакомил меня с искусством иконописания, и именно его я могу назвать своим учителем. К тому времени у меня уже была некоторая художественная подготовка, я занимался светской живописью, работал в разных стилях и даже писал экспрессионистические полотна. Под руководством отца Симеона я начал изучать не только технику и технологию написания иконы, но и историю, и богословские основы иконописания. Мой учитель говорил мне: «Ты можешь научиться прекрасно писать изображения Христа и святых, но если ты не любишь тех, кого ты пишешь, – ничего не получится. Нужно жить жизнью Церкви, нужно иметь глубокую веру и только тогда ты сможешь писать иконы». Его слова до сих пор имеют для меня очень большое значение.

– Было ли у вас какое-нибудь классическое художественное образование?

– Несколько лет я жил в Бостоне, в США, и окончил несколько специализированных курсов эстетики, теории и истории иконописи, параллельно обучаясь в школе искусств при Бостонском музее. Естественно, что в основном я старался заниматься изучением средневековой живописи.

– Необходимо ли иконописцу классическое художественное образование?

– По моему мнению, классическое образование не только не необходимо, но и в некоторых случаях может помешать. Все основные понятия в классическом искусстве совершенно иные, чем в иконе. То, как понимает свою работу светский художник, в корне отлично от того, как должен осмыслять свою работу иконописец.

– Как происходит обучение иконописанию в Греции?

– В Греции нет специализированных иконописных школ, подобных школам в России. Человек, который хочет обучиться иконописи, приходит учиться не в учебное заведение, а к конкретному мастеру. В наше время почти в каждом греческом приходе существует иконописная мастерская. В одной из таких мастерских, в Богословской школе при Афинском университете преподаю я со своими ассистентами. И я уверен, что это наилучший метод обучения, так как только работа в бригаде рядом с профессионалом может воспитать хорошего иконописца.

– В иконописных школах России процесс обучения иконописи организован по принципу постепенного освоения материала. Так, например, сначала ученики рисуют орнаменты, элементы архитектуры и пейзажа, а затем переходят к работе с прорисями. Как организовано обучение в греческих мастерских?

– В течение первых двух лет главной задачей является изучение традиционного языка иконописи, и только когда этот язык будет старательно изучен, можно приступать к написанию самостоятельной иконы.

Обычно мы начинаем с рисунка. И стараемся научить человека тому, как нужно самостоятельно и свободно рисовать. Конечно же, копируются древние образцы, но копирование никогда не является механическим воспроизведением, каждый раз мы стараемся объяснить основные принципы построения фигуры, той или иной композиции. Фактически весь первый год обучения бывает посвящен рисунку: рисуют человеческую фигуру, несложные композиции и учатся работать яичной темперой. В течение второго года продолжается работа над рисунком и более серьезно идет работа над сложными и большими по размеру композициями. Углубленно изучается технологии работы яичной темперой, пишутся живописные изображения. К третьему году учащиеся уже знают достаточно много о принципах построения как одиночной фигуры, так и многофигурных сложных композиций, они уже достаточно свободно владеют рисунком и техникой яичной темперы. Только после двух лет интенсивной работы им доверяют написание иконы.

– Только на третий год?

– Да, только на третий год. Композиции, которые пишутся в течение первых двух лет, пишутся на бумаге, наклеенной на доску. Эти работы еще не являются иконой, это учебные работы, в которых художник учится правильно строить лик и фигуру в различных ракурсах, сложные композиции. Мы стремимся к тому, чтобы наши ученики могли самостоятельно создавать, например, сцены из жизни того или иного святого по тексту жития.

– Сколько должен работать иконописец чтобы стать хорошим мастером?

– На мой взгляд, чтобы стать мастером, надо работать пятнадцать-двадцать лет. Надо много рисовать. И, когда вы сделаете ваш восемнадцатитысячный рисунок, вы к чему-то приблизитесь.

– Существуют ли какие-нибудь особые направления развития, школы иконописи в Греции?

– Да, это важный вопрос. Греческие художники-иконописцы потратили примерно три десятилетия на копирование. Но уже сейчас начинают появляться иконописцы, которые стремятся немного обновить традицию. Конечно же, всегда у каждого художника существуют свои личные предпочтения. Кто-то пишет более яркими красками, кто-то делает очень светлые и декоративные изображения, кто-то пишет фигуры с удлиненными пропорциями. Но есть целый ряд мастеров, которые, оставаясь внутри традиции, стараются воспринять ее более индивидуально. Среди них есть очень хорошие мастера. И я думаю, что это стремление к творческому восприятию иконописи очень важно.

– Как Вы можете определить направление, в котором работаете Вы?

– Для меня очень важен процесс написания иконы по принципу контрапоста, то есть, когда, например, в изображении фигуры присутствуют два направленных в разные стороны движения. Это очень сложное и глубокое понятие о закономерности и гармоничности соотношений частей фигуры или композиции. Для меня очень важно, чтобы композиция в иконе была построена по этому принципу.

– Чем для вас является икона?

– Икона для меня это присутствие. При помощи контрапоста я стараюсь создать возможность общения и взаимодействия между зрителем и изображением того святого, который представлен на иконе. Многие святоотеческие тексты говорят нам о том, что для древних мастеров это было, пожалуй, важнейшим качеством в иконе. Иконы писались не для того, чтобы украсить церковь, но для того, чтобы церковь освящалась присутствием изображенных на ней святых. Икона осуществляла связь между святым и молящимися. И в своих работах я пытаюсь сделать возможным это присутствие.

– Как организован Ваш рабочий день?

– Практически каждый день я веду занятия в университете, обычно я читаю две или три лекции, что требует серьезной подготовки. К сожалению, у меня остается в день всего несколько часов для самостоятельной работы. Это очень сложно, но пока что эта проблема остается неразрешимой.

– На мастер-классе Вы показали виртуозное владение иконописной техникой. Чуть больше чем три часа Вы написали довольно большой образ святого Иоанна Дамаскина. Всегда ли Вы работаете так продуктивно, и случается ли Вам писать несколько икон в один день?

– Да, так обычно и получается. Когда я с бригадой расписываю какую-нибудь церковь, обычная дневная норма составляет десять, а иногда и пятнадцать квадратных метров. Бригада состоит из пяти-семи человек, и это мастера очень высокой квалификации, работа всегда ведется очень слаженно и чётко. Я делаю рисунок для всех композиций, потом идет второй человек, который смахивает уголь и накладывает первый слой, затем следующий человек продолжает его работу. Таким образом, прокладываются все основные цвета, и делается всё доличное письмо. После этого я пишу все пробела и тени на одеждах, пишу лики и иногда руки, а мои ассистенты доделывают всё, что осталось – нимбы, надписи – и заканчивают работу.

– Ваша палитра очень скупа и состоит всего из четырех цветов. С чем это связано?

– Да, действительно, в своей работе я использую лишь четыре пигмента – титановые белила, черную, охру желтую и охру красную из Геркуланума. И я очень редко привлекаю другие цвета. Такую палитру использовал древнегреческий художник Полигнот, так работали древние иконописцы. Я слышал и читал об этом методе работы очень много, но никогда не использовал на практике. И лишь побывав на конференции, посвященной средневековой греческой иконописи, я достаточно много узнал об этой системе и решил попробовать сам. Я был очень сильно поражен, увидев, что при помощи этих четырех составляющих можно создать все необходимые для живописи цвета. Особенно сильно начинаешь ощущать преимущества такой системы живописи, когда расписываешь церковь. Результат получается удивительным, – с одной стороны можно достичь любой яркости цветов, а с другой сохраняется общее единство и гармония всех изображений. Цвет присутствует, но росписи в целом выглядят очень гармоничными, контрастными, но не слишком активными.

– Отдаете ли Вы предпочтение какому-то определенному периоду в развитии византийского искусства?

– Нет, такого периода нет. Я люблю Византию, мне нравится русская школа иконописи, мне нравятся другие школы. В любой традиции, школе, направлении всегда есть особая выразительность и красота.

– А какими личными качествами, по Вашему мнению, должен обладать иконописец?

– Невозможно стать хорошим иконописцем без личного опыта церковной жизни. Мне кажется, что самое важное – это вера, личная вера человека в Бога. А если нет веры, то что же тогда ты будешь писать? Ведь невозможно нарисовать то, что ты не познал на своем опыте.

– Как вы понимаете творчество в Церкви?

– На мой взгляд, творчество в Церкви, – это когда ты говоришь то же самое, что было сказано до тебя, но говоришь это самостоятельно, от себя самого, изнутри себя. И перед иконописцами стоит именно эта проблема. Вопрос не в том, чтобы создать новый образ Христа, но чтобы произнести эту икону из себя, из своей глубины, вынести этот образ из своего внутреннего мира. Очень часто мы копируем внешние черты, форму иконы, но мы не «проживаем» этот образ, я думаю, что это – самая большая проблема современной иконописи.

– На протяжении XX века русская иконописная традиция сохранялась благодаря работе реставраторов и подвижническому труду немногочисленных иконописцев. Как развивалось греческая иконопись в XX веке?

– Работа современных греческих мастеров во многом базируется на работах иконописца Кондоглю, который работал с 1920-х годов. Именно он примирил современную иконопись с византийским искусством. Он побывал на Афоне, посмотрел множество памятников и решил начать работать в византийском стиле, для того, чтобы вернуть византийский стиль в церкви. Практически всех современных иконописцев Греции можно назвать его последователями.

– Современному иконописцу доступно огромнейшее количество изображений, созданных в различные эпохи, принадлежащие к разным школам и стилям. Как не потеряться во всем этом многообразии? Как найти себя в мире этих образов?

– Это действительно является проблемой. И вы будете обязательно повторяться, если ваша работа будет основана на книгах. Традиция передается от человека к человеку, от мастера к ученику. И метод обучения у мастера,– тот метод, о котором я говорил в самом начале, – только он может вам дать уверенность в том, что вы делаете. Если у вас есть талант, вы можете работать лучше и больше чем ваш учитель, ваши ученики еще лучше. Традиция передается людьми, а не книгами.

– Вы занимаетесь иконописью более тридцати лет. Как Вам удается сохранять творческое отношение к работе?

– Во-первых, я не храню собственные рисунки. Я стараюсь их выбрасывать и, начиная новую работу, я начинаю ее каждый раз с нуля. Я стараюсь не повторяться. Рисунок делается каждый раз по-новому. Так же я не храню собственных икон. У меня есть несколько, всё остальное я раздариваю. И еще очень важный момент, когда я работаю, я стараюсь каждый раз находить новое решение для поставленной задачи. Нужно каждый раз рисовать заново именно для того, чтобы изображение, сделанное тобой, соответствовало тому месту, где оно будет располагаться. Так в каждой церкви я пытаюсь каждый раз определить, найти, что именно будет подходить для этой церкви, и никогда не повторяю того, что я уже сделал.

– Как Вы относитесь к иконам, написанным в реалистической манере, а не в так называемом «каноническом стиле»?

– Здесь мое мнение не так много значит, но подобную ситуацию мы можем наблюдать во всей современной Церкви. Вспомним, к примеру, некоторых современных святых, о жизни которых нам известно достаточно много. Так, мы доподлинно знаем, что некоторые из них молились перед изображениями Христа и святых, написанными в реалистической манере. Мы можем вспомнить святых Серафима Саровского, Нектария Эгинского и других. Во многих церквях в России и в Греции и во всем православном мире есть чудотворные иконы, написанные не в византийском стиле. Это факт и мы не можем его оспаривать. Я считаю, что наилучшим стилем для создания иконы может быть назван стиль традиционный для того или иного региона, этот стиль может наилучшим образом передать дух Церкви. Но если художник в какой-нибудь общине в Африке, Китае или в Японии попробует написать икону Христа и постарается сделать изображение достойным образом, как настоящую икону, это будет икона. Мы не можем сказать, что это не икона. В качестве примера можно привести Евангелие. Евангелие переводят на многие языки мира. Когда мы переводим его, мы не меняем содержание, и мне кажется, что нам не следует так «догматически» относиться к понятию стиля. Нам нужно сохранять нашу традицию, и я уверен, что византийская традиция является наилучшей для иконописцев, но мы не можем возводить ее в догмат.

– Скажите, пожалуйста, несколько слов о Вашей книге, которая готовится к печати на русском языке.

– Я не знаю, как будет переведено название книги на русский язык. В английской версии книга называется «Icon as Communion. The Ideals and Compositional Principles of Icon Painting». Эта книга о византийской технике иконописания. Я пытаюсь рассказать о тех основах, на которых базируется византийский рисунок, объяснить, почему мы рисуем так, а не иначе. Так же большое внимание в книге уделено назначению линии в византийской традиции; идет о взаимосвязи между разными элементами иконы и взаимосвязи между иконой и зрителем. И, конечно же, все теоретические объяснения проиллюстрированы моими рисунками.

– Вы во второй раз принимаете приглашение на проведение мастер-класса в России. Чем для Вас важна это поездка?

– Каждый раз я уезжаю из Греции для того, чтобы встретить людей, любящих иконопись, для того, чтобы обменяться с ними опытом. Именно это является для меня главной целью. И я рад, если опыт моей работы будет полезен для моих коллег. Я не имею в виду прямое заимствование техники и продемонстрированных мной приемов, я говорю об адоптации этого метода для своей работы. Конечно, существуют языковые проблемы, так как немногие русские говорят по-английски, тем более по-гречески. Но благодаря переводчикам общение возможно. И я могу сказать, что очень многое люди говорят не словами, а глазами. И я думаю, что это тоже очень важная часть общения.

Беседовали Ольга Шаламова и Филипп Давыдов

Знаменитые русские иконы веками оберегали русскую землю от вражеских завоеваний, исцеляли, помогали верующим. Русская православная икона – одно из высочайших общепризнанных достижений человеческого духа. В доме православного человека иконы всегда занимают видное место. На Руси человек рождался и умирал, вступал в брак или начинал любое важное дело – его всегда сопровождал иконописный образ.

“Божья матерь Владимирская”. Фрагмент

Россия, восприняв некогда крещение от греков (Византия), вошла в великую историю христианского мира. Икона предназначена быть посредником между миром Божественным и земным во время молитвы или в ходе богослужений.

Образ по-гречески звучит “ейкон”, отсюда происходит русское слово “икона”, поэтому в русском просторечии сохранилось название иконы как “образа” Божьего. В статье собраны 10 знаменитых святынь России, начать необходимо с двух великих образов – Владимирской Богоматери и Святой Троицы. Разделение по значимости в статье конечно условны.

1. Богоматерь Владимирская

Богоматерь Владимирская была привезена из Византии. Икона создана в первой половине XII века. Сейчас хранится в ее Храме Святителя Николая в Толмачах (Москва), который является филиалом Третьяковской галереи. По преданию икона переписана с несохранившегося образа, написанного евангелистом Лукой.

Икона Богоматери Владимирской – редчайший по глубине замысла и совершенству живописи памятник византийского искусства. Долгое время находилась в главном храме Владимира – Успенском соборе, отсюда происходит ее название. С момента переноса ее из Византии на Русь она признана символом, оберегающим князей Владимиро-Суздальских.

В момент нашествия Тамерлана икона была принесена в Москву для защиты города от завоевания. На месте встречи (сретения) москвичами Владимирской иконы, при въезде в Москву, был основан Сретенский монастырь, существующий по сей день.

Факт, что войска Тамерлана, не дойдя до Москвы, без видимых причин повернули от Ельца обратно, был расценен как заступничество Богородицы. Позднее икона неоднократно переносилась во Владимир и в иные города. Богоматерь Владимирская оберегала русское войско во время знаменитого Стояния на Угре и в других важнейших противостояниях русских войск захватчикам. В Третьяковской галерее икона находится с 1930 года.

2. Икона “Троица” Андрея Рублева

Икона Троица была написана Андреем Рублевым для Троицкого собора Троице-Сергиевой Лавры в начале XV века. В настоящее время знаменитая икона находится в Третьяковской галерее (г. Москва). Икона Святой Троицы является несомненным шедевром древнерусской живописи и величайшей ценностью русской культуры. С именем Андрея Рублева связан период великого расцвета русской духовной живописи. Какое чудо, что до нас дошла не просто безымянная икона, а икона, соединенная с именем мастера, написавшего ее.

Андрей Рублев в одноименном фильме Андрея Тарковского

Андрей Рублев был монахом Троице-Сергиева, а затем Спасо-Андроникова монастыря. В то время, когда Московское княжество стало центром объединения русского народа для борьбы с игом, средоточием русской культуры стали монастыри. Искусство Рублева стало противовесом не только борьбе с завоеванием Руси, но и способствовало окончанию междоусобным розням русских князей между собой.

Художник написал “Троицу” уже будучи зрелым мастером. Практически всегда до Рублева “Троицу” писали по-другому, здесь же минимум деталей. Рублев переосмыслил философское содержание иконы, сосредоточил все внимание только на изображении Троицы, ибо само понятие Святая Троица есть единство, неделимость.

“Святая Троица” Андрея Рублева. Фрагмент

На иконе изображены три ангела, которые, согласно Библии, явились праотцу Аврааму, приняв вид странников. Ангелы сидят за столом в неспешной беседе, на столе — жертвенная чаша, на заднем плане — здание, дерево, гора. Фигуры Авраама и Сары отсутствуют.

Образ чаши в композиции “Святой Троицы” Андрея Рублева

Очертания фигур ангелов “Святой Троицы” между собой образовывают чашу, которая находится в центре композиции иконы. Чаша знаменует жертву. Лишь одна фигура ангела оказывается внутри этой чаши, это центральная фигура Христа, Сына Божьего.

Икона поступила в Третьяковскую галерею в 1929 году и покидала ее стены только в 1941 году во время эвакуации в Новосибирск.

Иконописцы Андрей Рублев и Феофан Грек в фильме Андрея Тарковского “Андрей Рублев”

Начиная с 1997 года ежегодно на праздник Троицы икона очень бережно, на руках, переносится в храм-музей при Третьяковской галерее, где ей обеспечен надлежащий музейный температурно-влажностный режим. Там икона находится в специальной витрине.

Звенигородский чин

3. Звенигородский чин

Чин называется Звенигородским по месту своего открытия — все три иконы найдены реставраторами в 1918 году в сарае при Успенском соборе на Городке в Звенигороде под грудой дров. После обнаружения Звенигородского чина были предприняты поиски недостающих икон, но поиски успехом не увенчались.

Звенигородский чин был создан в начале XV века, сейчас хранится в Третьяковской галерее (Москва).

Архангел Михаил в Звенигородском чине. Фрагмент

Звенигородский чин состоит из трех икон большого размера с изображением Спасителя, архангела Михаила и апостола Павла. Кроткий, совершенный в своем человечестве Спас, исполненный тонкого лиризма архангел Михаил, углубленный в себя апостол Павел – все они образы глубокие, одухотворенные, возвышенные, изящные, безупречные по пропорциям и ритму.

Спас Звенигородского чина. Фрагмент

В начале XX века иконы были приписаны кисти Андрея Рублева, однако в июне 2017 года произошел скандал. Экспертный совет Третьяковской галереи объявил, что атрибуция этих икон кисти Андрея Рублева отведена, их автором является другой неизвестный мастер.

Андрей Рублев в одноименном фильме Андрея Тарковского

Специалисты отмечают, исходя из размера икон Звенигородского чина, он предназначался для весьма большой неизвестной церкви и, это ни Успенский собор на Городке, ни собор Рождества Богородицы Саввино-Сторожевского монастыря в Звенигороде, близ которых иконы были обнаружены. Однако, согласно описи Успенского собора на Городке 1693 года, в местном ряду иконостаса XVII века и по столпам находилась часть икон некого древнего деисусного чина.

Икона “Спас Нерукотворный”

4. Икона “Спас Нерукотворный”

“Спас Нерукотворный” – новгородская икона XII века из собрания Третьяковской галереи. Это — двусторонняя выносная икона, на лицевой стороне которой написан образ Иисуса в виде Спаса, а на обороте — сцена Прославление креста. Произведение написано для деревянной церкви Святого Образа в Великом Новгороде, возведённой в 1191 году! посадником (руководителем) города с удивительным именем Внезд Нездинич.

Софийский собор в Великом Новгороде. Древнейших храм старинного Новгорода

Почитание иконы “Спас Нерукотворный” было особо учреждено и во Владимиро-Суздальской земле Андреем Боголюбским (XII век) в подражание обычаю, установленному при дворе византийского императора. “Спас Нерукотворный” олицетворял союз между императором Византии и князем Владимирской земли.

Лик Христа с Туринской плащаницы

Существует предание, которое объясняет, как возник образ Спаса. Благочестивая еврейка по имени Вероника сопровождала Христа в крестном пути на Голгофу. Она подала Ему льняной платок, чтобы Христос мог отереть с лица кровь и пот. Лик Иисуса запечатлелся на платке. Реликвия, именуемая “плат Вероники”, хранится в соборе Святого Петра (Рим, Ватикан). Попытки исследовать изображение установили, что изображение было нанесено не краской и не какими-либо известными органическими материалами. В данное время учёные намерены продолжать исследования.

Битва новгородцев с суздальцами

5. “Битва новгородцев с суздальцами”

Разглядывая древние иконы, можно с интересом заглядывать в историю средневековой Руси, созданную одновременно с событиями. Необычная “Битва новгородцев с суздальцами” произошла в 1170 году под стенами Великого Новгорода. Суздальский князь Мстислав Андреевич напал на Великий Новгород. Он руководил войсками, в которые входили не только суздальцы, но и силы владимирской, смоленской, муромской, рязанской и полоцких земель. Они осадили Великий Новгород.

Битва суздальцев с новгородцами. Фрагмент иконы

Композиционно икона состоит из трёх расположенных одна под другой частей. В верхней части изображение новгородцев, молящихся перед образом Богоматерь “Знамение” у церкви Спаса Преображения и затем переносящих его. В средней части послы новгородцев и суздальцев, съехавшиеся перед битвой, ведут переговоры о мире и затем начинаются боевые действия, суздальцы мечут стрелы в икону Богоматерь “Знамение”. В нижней, заключительной части изображено выступающее из крепостных ворот новгородское войско (слева) и разбитое смятенное войско суздальцев (справа).

Актер Юрий Назаров в роли князя, приведшего на Русь монгол для решения междоусобных вопросов. Фильм “Андрей Рублев” Андрея Тарковского

“Битва новгородцев с суздальцами” – рассказывает о войне – событии, которое должны были запечатлеть историки, а не иконописцы. Мы видим изображение высоких крепостных стен Новгорода и развевающиеся флаги, враждующие войска и летящие стрелы, скачущих коней и острые копья. Кажется, как же этот раздор мог изображаться на иконе? Но древнерусская история переплетена с духовностью: осажденные новгородцы взмолились к образу Пресвятой Богородицы “Знамение”, и им было даровано чудо. Рассказ, изображенный на иконе, посвящался не битве, а чуду образа Богоматери, спасшего Новгород от неминуемого поражения.

В память о чудесном избавлении Новгорода, установлен праздник Знамения Божией Матери 10 декабря (27 ноября).

Кремль Великого Новгорода в наши дни. Вид со стороны реки Волхов

Данная икона создана в середине XV века мастером Новгородской школы. Икона большая по размерам – 121 х 126 см. хранится в Новгородском государственном объединённом музее-заповеднике.

В настоящее время существует три похожие большие иконы XV века на данный сюжет. Они находятся в музее Великого Новгорода, в Третьяковской галерее, в Русском музее Санкт-Петербурга.

6. Икона “Ангел Златые власы”

“Ангел Златые власы” – древнейшая икона из собрания Русского музея в Санкт-Петербурге. Большинство специалистов относят её к новгородской иконописной школе 1220-х годов. Икона была найдена в 1864 году на складе старых икон колокольни Ивана Великого в Московском Кремле, ее сразу передали в Румянцевский музей (располагался в Доме Пашкова) в качестве работы XVII века Симона Ушакова “Архангел Гавриил”.

Икона “Ангел Златые власы – “лицо” Русского музея в Санкт-Петербурге

Это одно из прекраснейших произведений древнерусской живописи, работа выдающегося неизвестного мастера, который использовал в рисунке волос золотые пряди. Со времен античности золотые волосы служили символом божественной власти. Такой прием русские мастера усвоили от своих наставников – придворных художников Константинополя. Золотые волосы выполнены с использованием сусального золота. По каждому волоску Ангела проложена тонкая ниточка золотого листка, отчего его волосы сияют небесным божественным светом, поскольку золото также символизирует на иконе неземное, божественное начало. В 1934 году икона была направлена в Русский музей.

Это самая древняя икона собрания музея. Она выглядит монументально, хоть и невелика по размеру 48х39 см. Голова ангела с широко раскрытыми глазами занимает все пространство изображения.

Икона “Ангел Златые власы”. Фрагмент

В 2017 году образ оказался в центре скандала, связанного с просьбами православного бизнесмена Шмакова передать икону в церковь Михайловского замка, на что петербургский Русский музей ответил в итоге отказом. Бизнесмен предлагал на время религиозных праздников перемещать икону возрастом 800 лет в церковь замка.

В начале октября 2017 года сотрудник древнерусского отдела Русского музея Ирина Шалина рассказала нескольким СМИ, что бизнесмен Сергей Шмаков хочет за свои деньги отреставрировать церковь в Михайловском замке (филиал Русского музея) и за это просит на время церковных праздников привозить туда икону “Ангел Златые власы”. Эта инициатива вызвала возмущение у сотрудников музея, так как в 2009 году данный бизнесмен при поддержке министерства культуры из музея уже вывез другую древнюю икону – “Торопецкую икону Божьей Матери” XIV века.

Икона “Ангел Златые власы” в зале Русского музея

Формально министерство распорядилось отдать ее на хранение в Реставрационный центр имени Грабаря в Москве, но фактически икона до сих пор содержится в церкви Александра Невского в элитном подмосковном поселке “Княжье озеро” на Новой Риге.

Будем надеяться, что “Ангел Златые власы” останется в Русском музее. Будем следить за развитием событий.

Донская икона Божией Матери

7. Донская икона Божией Матери

“Донская икона Божьей Матери” – двусторонняя по своему типу, на ее обороте изображено “Успение Богоматери”. Автором иконы считают Феофана Грека. С данной святыней связана легенда о том, что икона была принесена в дар Дмитрию Донскому перед Куликовской битвой в 1380 году.

Еще одна легенда гласит, что перед Донской иконой в 1552 году молился Иван Грозный до своего знаменитого похода на Казань. Царь и Великий князь взял её с собой в поход, а после победы поместил в Благовещенском соборе Московского Кремля.

Донская икона Божией Матери

Церковное предание связывает с Донской иконой избавление Москвы от войск татарского хана Казы Гирея II в 1591 году. Когда его войско стояло на высотах Воробьевых гор, москвичи совершили крестный ход с иконой вокруг городских стен. На следующий день 19 августа русскими войсками была одержана победа. В память об этом был основан знаменитый Донской монастырь, а также установлено празднование в честь иконы.

К вопросу о просвещенности европейских людей, которую нам часто ставят в пример, во время захвата Москвы войсками Наполеона икона лишилась драгоценных камней с оклада. Сейчас она хранится в Третьяковской галерее и покидает музейные залы раз в год 1 сентября (19 августа по старому стилю). В этот день образ перевозят в Донской монастырь для свершения праздничного богослужения.

8. Икона Дионисия “Богоматерь Одигитрия (Путеводительница)”

Икона кисти Дионисия “Богоматерь Одигитрия (Путеводительница)” была написана в 1482 году. Долгое время образ хранился в Вознесенском монастыре Московского кремля. Сейчас икона – часть коллекции Третьяковской Галереи.

Дионисия “Богоматерь Одигитрия (Путеводительница)”. Фрагмент.

Она происходит из собора Вознесения Вознесенского монастыря в Московском Кремле. Летописец времен Ивана III Великого сообщает, что при пожаре 1482 года знаменитая икона греческого письма утратила свой красочный слой и оклад, и лишь доска ее сохранилась. Тогда иконописцу Дионисию было поручено написать на той же доске икону “в тот же образ“.

Московский Кремль. Вознесенский монастырь

Восстановленная Дионисием икона уцелела во время страшного пожара 1547 года во времена правления Ивана Грозного: “Вознесенский монастырь… весь выгоре, 10 стариц в нем згореша, и церковь Вознесение выгоре, образы и посуды церковные и животы людцкие многие, токъмо един образ Пречистые протопоп вынес”. Спасибо протопопу, что сохранил этот образ.

Икона “Святой Георгий” из Успенского собора Московского Кремля

9. Икона “Святой Георгий” из Успенского собора Московского Кремля

Одна из старейших домонгольских икон России “Святой Георгий” как и многие древнейшие иконы из нашего списка двусторонняя. Необходимо отметить большие размеры произведения – 174х122 см. Написана икона была в 1220-ые годы, а значит возраст ее приближается к 800 годам!

Успенский собор Московского Кремля

Уже в начале XIV века московские князья, в борьбе за верховенство в политической власти на Руси, начали планомерно вывозить из Владимира в соборы Москвы все значимые иконы. Таким образом московские князья почитали иконы святынями, подтверждающими преемственность московских правителей, как единственно законных наследников власти великих князей Владимирских. Одной из первых увезли в Москву большую икону с образом “Святого Георгия” – изображение святого патрона московского князя Юрия Даниловича. Икона из Владимира (есть мнения, что ее вывезли из Великого Новгорода) вскоре стала почитаемой святыней в Москве.

Интерьер Успенского собора Московского Кремля. Слева внизу виден большой образ “Святого Георгия”

Она обрела свое новое место в главном, Успенском соборе Московского Кремля. Со второй стороны – на иконе находится образ “Богоматери Одигитрии (Путеводительницы)”. Византийские императоры чтили икону “Богоматери Одигитрии” как сопутствующую успеху в военных походах. Святой Георгий же предстает в образе отважного воина, он- триумфатор, и потому его плечи покрыты алым плащом с золотым узором, золочением поблескивает панцирь.

Интерьер Успенского собора Московского Кремля. Икона “Богоматери Одигитрии” со второй стороны образа “Святого Георгия”

Георгий выставляет напоказ рукоять опущенного в знак мира меча. Святой считался на Руси верным помощником всем несправедливо обиженным и борющимся со злом. На иконе его голову окружает нимб, граница которого выявлена мелким жемчугом на черном фоне. Глаза святого изображены большими и пристально смотрят на зрителя.

Икона Богородицы “Умиление” кисти Симона Ушакова

10. Икона Богородицы “Умиление” кисти Симона Ушакова

Иконописец Симон Ушаков был любимым художником царя Алексея Михайловича (отца Петра I). Он был непревзойденным мастером рисунка и цвета. Выполняя заказы царя и патриарха, царских детей, бояр и других важных персон, Ушаков написал более 50 икон. В отличие от иконописцев прошлого, Ушаков подписывал свои иконы как художник, чего не было до XVII века в изобразительном искусстве на Руси.

“Богоматерь Умиление” Симона Ушакова. Фрагмент

На первый взгляд ничтожная деталь в сущности обозначает серьезнейший перелом в общественном сознании того времени – если раньше считалось, что рукой иконописца водит сам Господь – и хотя бы поэтому мастер не имеет морального права подписывать свою работу – то теперь ситуация меняется на полностью противоположную и даже религиозное искусство приобретает светские черты.

Однако общий замысел иконописи сохранился сквозь века до нашего времени ведь икона направляет наше внимание к Первообразу. Почитание иконы есть поклонение Первообразу, молитва перед иконой есть предстояние Непостижимому и Живому Богу. Икона только знак Его присутствия. Великий ученый Павел Флоренский назвал “православное богослужение синтезом искусств; здесь все – архитектура, живопись, пение, проповедь, театральность действа, – работает на создание единого образа иного мира, преображенного, в котором царствует Бог”.

Комментарии 0

Помните традиционную для русского Православия идею о том, что рукой иконописца движет Бог? Сегодня мы расскажем вам о семи мастерах, творчество которых перевело русское иконописание в разряд величайших достижений как национальной, так и мировой культуры.

1Феофан Грек (около 1340 — около 1410)

На миниатюре: Донская икона Божией Матери кисти Феофана Грека. Один из величайших иконописцев своего времени, Феофан Грек родился в Византии в 1340 году и в течении долгих лет оттачивал свой уникальный экспрессивный стиль, расписывая храмы Константинополя, Халкидона, генуэзской Галаты и Кафы. Однако ни одна из фресок того периода не сохранилась до наших дней, и всемирную славу мастера составили росписи, сделанные на Руси.

Приехал в Новгород (в 1370 году) он уже состоявшимся иконописцем. Первой работой Феофана в Новгороде стала роспись церкви Спаса Преображения на Ильине улице — единственный сохранившийся монументальный труд Феофана Грека. Время пощадило фрески со знаменитым погрудным изображением Спаса Вседержителя с Евангелием, с фигурами Адама, Авеля, Ноя, Сифа и Мелхиседека, а также образы пророков Илии и Иоанна.

Спустя двенадцать лет Феофан Грек переезжает в Москву, где руководит работой мастеров по росписи храмов Московского Кремля. Не все знают: оригинальные фрески Феофана Грека и его учеников не сохранились, но отдельные фрагменты их композиции вновь и вновь воспроизводились на стенах Кремлевских соборов. Особого упоминания заслуживает тот факт, что Благовещенский собор Московского Кремля вместе с Феофаном Греком расписывали также старец Прохор с Городца и Андрей Рублев.

Помимо иконописания Феофан Грек создавал миниатюры для книг и оформлял Евангелия — к примеру, перу великого византийского мастера принадлежат орнаментальные украшения знаменитого Евангелия московского боярина Федора Кошки.

Интересный факт: Феофану Греку приписывается авторство икон из иконостаса Благовещенского собора Московского Кремля. Это первый в России иконостас с фигурами святых, изображенными в полный рост. Также именно кисти Грека принадлежат хранящиеся в Третьяковской Галлерее Донская икона Божией Матери и икона Преображения Иисуса Христа на горе Фавор.

2Андрей Рублев (около 1360 — 1428)

На миниатюре: Икона «Троица» кисти Андрея Рублева. Андрея Рублева можно назвать самым знаменитым и — в случае, если такое определение возможно в разговоре о причисленном к лику святых монахе-художнике — популярным русским иконописцем, творчество которого на протяжении сотен лет является символом подлинного величия русского искусства и абсолютной преданности выбранному жизненному пути.

До сих пор неизвестно ни место рождения Рублева, ни даже имя, данное ему при рождении — Андреем он был наречен уже при постриге в монашество — однако, скудность фактических сведений о мастере в определенном смысле даже добавляет его образу выразительности и яркости.

Самой ранней из известных работ Рублева считается совместная с Феофаном Греком и Прохором с Городца роспись Благовещенского собора Московского Кремля в 1405 году. После окончания этой работы Рублев расписывал Успенский собор в Звенигороде, и позже, совместно с Даниилом Черным, — Успенский собор во Владимире.

Непревзойденным шедевром Рублева традиционно считается икона Святой Троицы, написанная в первой четверти XV века — одна из самых многогранных икон, когда-либо созданных русскими иконописцами, в основе которой лежит сюжет о явленнии праведнику Аврааму Бога в виде трех юношей-ангелов.

Интересный факт: повествуя о росписи Благовещенского собора Московского кремля, Троицкая летопись упоминает имя «чернеца Рублева» последним в ряду Феофан Грек-Прохор с Городца-Рублев, что, согласно летописной традиции, означает, что именно он был младшим в артели. Вместе с этим сам факт совместной работы с Феофаном Греком дает понять, что к тому моменту Рублев был уже состоявшимся мастером.

3Даниил Черный (около 1350 — 1428)

На миниатюре: Фреска «Лоно Авраамово» кисти Даниила Черного. Множество книг и статей о русском иконописании также зачастую вспоминают о монахе Данииле только в контексте его совместной работы с автором великой «Троицы», однако, на деле его заслуги перед русской культурой этим отнюдь не исчерпываются.

Даниил Черный был не только старшим товарищем и наставником Рублева (cогласно знаменитой «Духовной грамоте» Иосифа Волоцкого), но и абсолютно самодостаточным и опытным художником, отличавшимся от многих своих современников не только поистине уникальным даром живописца, но и умением работать с композицией, цветом и характером рисунка.

Среди авторских работ Даниила Черного встречаются как фрески, так и иконы, наиболее известными из которых являются «Лоно Авраамово» и «Иоанн Предтеча» (Успенский собор Владимира), а также «Богоматерь» и «Апостол Павел» (Троице-Сергиева Лавра)

Интересный факт: совместные работы Даниила Черного с Андреем Рублевым поставили перед историками непростую проблему разделения их произведений, интересное решение которой предложил художник-искусствовед Игорь Грабарь. Иконами и фресками авторства Даниила Черного нужно признать те, в чертах которых просматриваются приметы предшествующей школы письма XIV века. Безукоризненная логика такого решения такова: в сравнении с Рублевым Даниила Черного можно считать художником старшего поколения, следовательно и все приметы «старого» иконописания — дело его рук.

4Дионисий (около 1440 — 1502)

На миниатюре: Икона «Сошествие во ад» кисти Дионисия. Имя Дионисия олицетворяет, пожалуй, лучшие и крупнейшие достижения московской иконописи XV-XVI веков. Историки и искусствоведы считают его своего рода продолжателем традиций Андрея Рублева, занимающим свое почетное место в ряду величайших русских иконописцев.

Самой ранней из известных работ Дионисия является чудом сохранившаяся до наших дней роспись церкви Рождества Богоматери в Пафнутьево-Боровском монастыре неподалеку от Калуги (XV век). Спустя более сотни лет, в 1586 году, старый собор был разобран ради постройки нового. Каменные блоки с фресками Дионисия и Митрофана оказались использованы в его фундаменте, где и были успешно обнаружены много лет спустя. Сегодня эти фрески хранятся в московском музее древнерусской культуры и искусства и Боровском филиале Калужского краеведческого музея.

В 1479 году Дионисий написал иконостас для деревянной церкви Успения в Иосифо-Волоколамском монастыре, а еще через 3 года — образ Богоматери Одигитрии на обгоревшей греческой иконе из разрушенного в 1929 году Вознесенского монастыря в Московском Кремле.

Отдельного упоминания заслуживает работа Дионисия на севере России: около 1481 года им были написаны иконы для Спасо-каменного и Павлово-Обнорского монастырей под Вологдой, а в 1502 году — совместно с сыновьями Владимиром и Феодосием — фрески для Ферапонтова монастыря на Белоозере.

Интересный факт: о манере письма Дионисия можно судить по великолепно сохранившимся фресками того самого Ферапонтова монастыря на Белоозере. Эти фрески никогда не переписывались и не подвергались серьезной реставрации, оставаясь таким образом максимально близкими к своему оригинальному виду и цветовой гамме.

5Гурий Никитин (1620 — 1691)

На миниатюре: Икона «Мученики Кирик и Иулитта» кисти Гурия Никитина) Фрескикостромского художника-иконописца Гурия Никитина — не только пример великолепия и символичности русской иконописи, но по-настоящему уникальное для его времени сочетание декоративизма и монументальности в рамках одного произведения. Дело в том, что именно на период творческой зрелости Никитина — а это приблизительно 60-е годы XVII столетия — приходится подъем русского монументально-декоративного искусства — и эти тенденции не обходят стороной молодого мастера.

В непростом для русской церкви 1666 году Гурий Никитин принимает участие в возобновленных работах по росписи Архангельского собора Московского Кремля — кисти Никитина принадлежат изображения воинов-мучеников на столбах, а также отдельные части монументальной композиции «Страшный суд». Спустя 2 года Никитин пишет 4 иконы для московской церкви Григория Неокессарийского.

Однако, пожалуй, главным «профессиональным достижением» Гурия Никитина стала стенопись в ярославской церкви Ильи Пророка и костромском Ипатьевском монастыре. В эти годы он уже руководил группой иконописцев, выполняя при этом самую сложную часть работы — он в одиночку вычерчивал контуры всех фресок, которые потом дорисовывали ученики.

Интересный факт: если верить Дозорной книге 1664 года, выясняется, что Никитин — не фамилия, а отчество знаменитого иконописца. Полное имя мастера — Гурий Никитин (Никитович) Кинешемцев.

6Симон Ушаков (1626 — 1686)

На миниатюре: Икона Богородицы «Умиление» кисти Симона Ушакова. Фаворит царя Алексея Михайловича, любимый и единственный иконописец первых лиц государства, непревзойденный мастер рисунка и цвета, Симон Ушаков в определенном смысле обозначил своим творчеством начало процесса “обмирщения” церковного искусства. Выполняя заказы царя и патриарха, царских детей, бояр и других важных персон, Ушаков написал более 50 икон, ознаменовав начало нового, «ушаковского» периода русской иконописи.

Многие исследователи сходятся на том, что Ушакову не было равных в писании ликов — и именно по тому, как он писал их проще всего отследить, какие изменения — логичным образом совпавшие с церковной реформой патриарха Никона — произошли с русской иконописью. У Ушакова традиционный для русской иконописи лик Спасителя приобрел «новые, неведомые ему дотоле черты. Новгородский Спас был грозным Богом, новый Спас бесконечно ласковее: он Богочеловек. Это очеловеченье Божества, приближение его к нам внесло теплоту в суровый облик древнего Христа, но в то же время лишило его монументальности».

Еще одной важнейшей исторической особенностью творчества Ушакова становится тот факт, что в отличие от иконописцев прошлого, Ушаков подписывает свои иконы. На первый взгляд ничтожная деталь в сущности обозначает серьезнейший перелом в общественном сознании того времени — если раньше считалось, что рукой иконописца водит сам Господь — и хотя бы поэтому мастер не имеет морального права подписывать свою работу — то теперь ситуация меняется на полностью противоположную и даже религиозное искусство приобретает светские черты.

Интересный факт: Симон Ушаков активно занимался преподаванием иконописи. Среди прочих учился у него и Гурий Никитин.

7Федор Зубов (около 1647 — 1689)

На миниатюре: Икона «Илья Пророк в пустыне» кисти Федора Зубова.Исследователи русской иконописи сходятся на том, что главнейшей заслугой Федора Зубова стало стремление вернуть изображаемым ликам святых духовную значительность и непорочность. Иначе говоря, Зубов старался объединить лучшие достижения иконописи XVII века с достижениями более древних традиций.

Как и Симон Ушаков, Зубов работал при царском дворе и был одним из пяти «жалованных иконописцев». Проработав в столице больше 40 лет, Федор Зубов написал огромное количество икон, среди которых были изображения Спаса Нерукотворного, Иоанна Предтечи, Андрея Первозванного, пророка Илии, святителя Николая и многих других святых.

Интересный факт: «жалованным иконописцем» царского двора, то есть, мастером, ежемесячно получающим жалованье и через это — определенную уверенность в завтрашнем дне, Федор Зубов стал по принципу «не было бы счастья, да несчастье помогло». Дело в том, что в начале 1660-х годов семья Зубова осталась практически без средств к существованию, и иконописец был вынужден написать челобитную царю.

Дмитрий Меркулов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *