Какого ученого сожгли?

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения Полковник_СА Христианство против науки (факты и только факты)

Принято считать, что чемпионом по борьбе с наукой является Римская католическая церковь.
Но это всего лишь избитое клише.
В угоду православным начнем с «латыньской схизмы».
В 1163 году Римский Папа Александр III издал буллу о запрете изучения «физики или законов природы». Спустя столетие Папа Бонифаций VIII запретил анатомирование трупов и химические опыты. Тех, кто игнорировал распоряжение Папы, лишали свободы и сжигали на кострах. И подобное положение сохранилось буквально по всем направлениям научной мысли вплоть до окончательного упразднения Святой инквизиции в XIX веке.
В 1327 году за мнение о том, что земля круглая инквизицией был сожжён на костре итальянский астроном Чекко д’Асколи.

В 1553 году на костер был отправлен великий испанский мыслитель и врач Мигель Сервет.
Его вина заключалась лишь в том, что он посмел выдвинуть идею о существовании малого круга кровообращения и предугадал его физиологический смысл.
В 1600 году в Риме по приговору инквизиции за пропаганду гелиоцентрической теории Коперника был сожжён на костре знаменитый итальянский философ, астроном, математик и поэт Джордано Бруно.
В конце V века папа Геласий опубликовал декрет, в котором были приведены патристические сочинения, которые принимает церковь, и список сочинений, признаваемых еретическими. Последующие папы список запрещенных книг постоянно пополняли.
В список, составленный инквизицией, впоследствии был включен даже «Дон Кихот» Мигеля Сервантеса. В разное время сжигали, или попадали под запрет книги таких великих авторов, как Виктор Гюго, Вольтер, Данте, Петрарка. Запрещенными авторами были признаны Гейне, старший и младший Дюма, Бальзак, Жорж Санд, Густав Флобер, книги которых составляют в мировую сокровищницу литературы. В «черном списке» был даже Лев Толстой с книгой «Римский католицизм в России» (1864 г.) с занесенной в 1866 г. довольно редкой для того времени аттестацией: «opus praedamnatum», которую употребляли для отъявленных еретиков.
Пришедшему в ужас от страшных гонений католиков на науку рекомендую обратить свой взор на Россию и Русскую православную церковь. Не менее «пуританскую» во взаимоотношениях с наукой.
Ученых на кострах, вроде бы, не жгли, но науку всё же преследовали очень активно.
Сейчас «православные» возрадуются и скажут: «Вот, не жгли же!» Спасибо, от всего сердца спасибо вам и попам вашим, что оставили жить великого русского ученого-естественника и прекрасного литератора М.В. Ломоносова. До прочих же запрещенных просто ручки жадные не дотянулись – как-никак заграница. Своих ученых предусмотрительно задавили в зародыше, на дожидаясь их расцвета.
В 1740 году, по инициативе М.В.Ломоносова, была издана книга Фонтенеля «Разговор о множестве миров». Священный синод признал книгу «противной вере и нравственности», книгу изъяли и уничтожили. По мнению церкви, вред книги уже в том, что «если бы планета Марс имела обитателей, то кто бы их крестил?»
В 1756 году Московский университет хотел издать поэму Александра Поупа «Опыт о человеке». В книге автор выступал против средневековых научных взглядов о строении Вселенной, что вызвало резкие нападки духовных цензоров, которые нашли в книге «зловредные идеи Коперника о множестве миров, противные Священному писанию». Книга, как и следовало ожидать, была запрещена.
В 1757 году Синод потребовал «приостановить» научную деятельность М.В. Ломоносова, призвавшего «особливо не ругать наук в проповедях» и предать огню его научные труды.
В 1764 году закрыт организованный М.В. Ломоносовым при Академии Наук научно-художественный журнал «Ежемесячные сочинения к пользе и увеселению служащие», в котором публиковались статьи по астрономии. Мотив всё тот же. Статьи были, по мнению церковников, «вере святой противные и с честными нравами несогласные».

До 1815 года с «благословения» РПЦ издавалось школьное пособие «Разрушение коперниковской системы», в котором автор называл гелиоцентрическую систему «ложной системой философической» и «возмутительным мнением».
Для справки: Русская православная церковь выступала с критикой гелиоцентрической системы мира вплоть до начала XX века(!!!!!). Последним произведением, в котором критиковалась гелиоцентрическая система, стала вышедшая в 1914 году книга священника Иова Немцева «Круг земли неподвижен, а солнце ходит». Автор «опровергал» систему Коперника цитатами из Библии и творений отцов Церкви (!).
В 1819 году были преданы земле все экспонаты анатомического кабинета Казанского университета, по причине того, что «мерзко и богопротивно» употреблять «создание и подобие Творца человека на анатомические препараты» (от автора: вот «распилить» тело «святого» на мощи — пожалуйста, но для поиска причин болезни и лечения оной — ни в коем случае!).
В 1850 году не допущена к печати статья В. Гутцейта «Об ископаемых Курской губернии», так как в ней «мироздание» объяснялось «по понятиям некоторых геологов, вовсе не согласных с космогонией Моисея».
После публикации Рулье в 1859 году в газете «Московские ведомости» лекций по геологии, автору запретили читать публичные лекции, потребовали переделать труд таким образом, чтобы геологические факты читатель мог «согласить с первой главой книги Бытие».
В 1866 году из библиотек ряда учебных заведений изъяты книги по геологии, признанные «вредными и нигилистическими».
В 1873 году был запрещён труд немецкого философа и естествоиспытателя Эрнеста Геккеля «Естественная история мироздания».
В 1879 году уничтожены все экземпляры книги Георга Финлея «Византийская история с 716 по 1453 год», в которой, по мнению церковников, имелись «мысли, направленные против некоторых учений православной церкви».
В том же 1879 году, уничтожены 5000 экземпляров «Общедоступного календаря», изданного Академией Наук, из-за статьи о средневековой инквизиции.
В 1879—1880 годах запрещена и сожжена книга Геккеля «История племенного развития организмов».

В 1890 году запрещена книга С. Альберта «Чарлз Дарвин и его учение». 5 лет спустя «святые отцы» добрались и до первоисточника, запретив за «материалистический характер» книгу Ч. Дарвина «Происхождение человека и половой отбор».
В 1893 году изъята из распространения книга Г. H. Гетчинсона «Автобиография Земли, общедоступный очерк исторической геологии». Духовная цензура аргументировала свое решение тем, что автор не согласовал своих взглядов с церковным учением о сотворении мира, и поэтому книга «подрывает основы религии».
В 1902 году сожжён весь тираж книги Геккеля «Мировые загадки», так как в книге «красной нитью проходила идея животного происхождения человека».
Сейчас православные попы снова, как тараканы на батарею, лезут в школы, чтобы под видом «христианской этики» нести свои бредовые «учения» в неокрепшие умы. Чему они могут научить детей? Смотрите выше.
Так нужна ли школе церковь, а ученикам «православие» вместо астрономии?
Автор выражает благодарность пользователю Lawyer за помощь в написании статьи.
ИСТОЧНИК

“Церковь веками сжигала ученых”. А на самом деле?

Мы можем чувствовать правоту своей веры, но не всегда можем ее объяснить или доказать человеку неверующему, в особенности тому, у кого наше мировоззрение почему-то вызывает раздражение. Разумные вопросы атеиста могут поставить в тупик даже самого искренне верующего христианина. О том, как и что отвечать на распространенные аргументы атеистов в очередной видеотрансляции на странице «Фомы» в Facebook говорит в проекте “Диалог с атеистами: православные аргументы” наш постоянный автор Сергей Худиев. Следите за новостями, чтобы не пропустить очередной прямой эфир, во время которого вы сможете задать вопросы.

В последних выпусках мы говорили о научном аргументе доказательства Бога и о вопросах, связанных с ним. В ответ пришло много вопросов и возражений от читателей. Попробуем на них ответить.

А как же вековой исторический конфликт между наукой и религией?

Тут все очень просто – никакого “векового конфликта” не было. Миф о конфликте возникает только ближе к концу XIX века, и мы даже знаем его авторов – это Джон Уильям Дрейпер, выпустивший в 1874 в США книгу, которая называлась “История борьбы между наукой и религией”. Другой автор, Эндрю Диксон Уайт, примерно в то же время писал антирелигиозные статьи, а в 1896 году выпустил книгу “История войны между наукой и богословием в христианском мире” В наше время историки науки не поддерживают модель конфликта, которая у Дрейпера и Уайта строится на двух эпизодах, относящихся к Галилею и Дарвину, и предпочитают так называемую “комплексную” модель, поскольку религиозные деятели занимали самые разные позиции по отношению к науке.

Известный биолог, и по личным убеждениям агностик, Стивен Джей Гульд, говорит: “Повествование Дрейпера и Уайта резко отличается от того, что в действительности происходило во взаимоотношениях между наукой и религией… Оба используют мифы для того, чтобы поддержать свое видение истории – такие, например, как миф “плоской земли”.

Но все знают, что церковники сжигали ученых за веру в то, что земля круглая!

Эта популярная фраза содержит два утверждения:

1. Церковь верила в плоскую землю.

2. Церковники сжигали ученых за занятия наукой.

То и другое относится к характерным атеистическим мифам, которые кочуют из статьи в статью, из книги в книгу, и люди обычно не пытаются их проверять.

Но что произойдет, если мы все-таки проявим немного любознательности? О шарообразности земли людям было известно уже в античности — было давно замечено, что мачты корабля, уходящего в море, постепенно скрываются за горизонтом, и средневековые христиане и не думали этого оспаривать.

Что же до «сожженных ученых», то давайте попытаемся уточнить подробности — например, число мучеников науки. Сколько их было? Сколько жертв унесла вековая жестокая борьба между наукой и религиозным мракобесием?

Давайте попробуем это выяснить.

Обратившись к собственно атеистической литературе мы находим только двоих кандидатов на роль ученых, сожженных церковниками — Джордано Бруно, приговоренного римской инквизицией, и Мигеля Сервета, казненного в кальвинисткой Женеве. Был ли Джордано Бруно ученым, тем более великим? Это спорный вопрос, большинство источников предпочитают обозначать его как “философа” и “мистика”, а его сохранившиеся труды являются оккультными, а никоим образом не научными. Но вот что бесспорно — причины, по которым он был сожжен, не имели отношения к науке. Никто не ставил Бруно в вину каких-либо научных изысканий — причиной его обвинения и казни послужили его взгляды относительно Христа, Девы Марии, Таинств, а также его оккультные занятия. Нет ничего хорошего в том, чтобы сжигать людей за какие бы то ни было взгляды — но надо отметить, что взгляды, за которые пострадал Бруно, не имели отношения к науке. Оккультисты, поклонники Гермеса Трисмегиста и тайных искусств еще могут числить его своим мучеником. Но мучеником науки он не является ни в малейшей степени.

Мигель Сервет — действительно ученый-естествоиспытатель и врач. И его действительно сожгли в Женеве. Однако и он мало подходит на роль жертвы “борьбы науки и религии”. Сам Сервет был фанатично религиозен; именно его религия, а не его научные взгляды, и привели его на костер. Он был осужден из-за своей книги “Восстановление Христианства” в которой отрицал Троичность Бога и вообще высказывал крайне еретические с точки зрения Кальвина (да и всех остальных) взгляды. Разумеется, сжигать еретиков — а равно кого бы то ни было вообще — дурно. Но религиозные лжеучителя никак не являются мучениками науки — они являются мучениками соответствующих религиозных учений.

Итак, есть ли у нас ответ на вопрос “сколько ученых было сожжено церковниками за их научные изыскания?” Есть, и очень точный. Ни одного.

В “деле Галилея” католические церковные власти действительно принуждали великого ученого отказаться от его научных воззрений; их позицию, в историческом контексте, можно признать отчасти понятной, хотя, несомненно, ошибочной. Но был ли Галилей сожжен? Нет. До чего дошли зверства инквизиторов в этом, хрестоматийном и кульминационном случае противостояния науки и религии? Галилей был приговорен к домашнему аресту, который проводил, первоначально во дворце своего друга архиепископа Пикколомини в Сиене, а затем — у себя на родине, в Арчетри.

Разве религия не подавляла науку?

Это еще один популярный миф — в действительности дело обстояло ровно наоборот. Наука создана христианами. Возьмите, например, школьный учебник физики или химии и удалите оттуда все страницы, посвященные верующим христианам. С чем вы останетесь? Если мы посмотрим биографические данные о Бойле, Ньютоне, Паскале, Лавуазье, мы обнаружим, что все они не просто принадлежали к христианской культуре, но были людьми глубоких личных религиозных убеждений. Так, никто не заставлял Бойля, например, переводить на гэльский язык Библию и финансировать миссию в Индии – это было проявлением его личной веры. Ньютон был верующим человеком, но при этом он отказывался присоединиться к государственной англиканской церкви, что создавало ему определенные проблемы в жизни, но он относился к вере достаточно серьезно, чтобы их терпеть. Его наследие содержит гораздо больше толкований Писания, чем собственно физических трудов. Блэз Паскаль – не просто верующий человек, но выдающийся христианский мыслитель и апологет. Можно вспомнить Фарадея, который проповедовал в Церкви с кафедры. Максвелл и Пастер также были верующим людьми. Европейская наука создана христианами – это исторический факт.

Верующие люди внесли — и продолжают вносить — огромный вклад в ее развитие. Например, теорию расширяющейся вселенной выдвинул католический священник – Жорж Леметр. Один из создателей синтетической теории эволюции Феодосий Добжанский — православный христианин. Выдающийся современный генетик Френсис Коллинз был руководителем проекта расшифровки генома человека, сейчас директор Международного института здоровья человека – известен как христианин.

Научных достижений у этих людей заметно больше, чем у членов сообщества «ру антирелижн». Таким образом представление о “конфликте науки и религии” совершенно неосновательно.

15 ученых – епископов, священников и монахов

Вопреки распространенному мнению о противостоянии Церкви и науки, в мире – большое количество верующих ученых. О 15 из них – священниках и монахах, которые внесли значительный вклад в разные области науки, наш рассказ.

Существует ошибочное мнение, что Церковь против образования и науки. Сформировано оно вследствие существующего стереотипа, который говорит о том, что вера и наука несовместимы, так как настоящий ученый может доверять только фактам, а верующий – не способен к объективному мышлению. Также распространен стереотип о том, что люди верят в Бога в силу своей необразованности, наивности и неспособности критически мыслить.

На самом деле это не так. С давних времен крупнейшие библиотеки и первые университеты возникали зачастую при монастырях. Миссионеры вместе с проповедью о Христе несли просвещаемым народам и грамоту: так, святые Кирилл и Мефодий разработали первую азбуку для славянских народов. Первая типография Ивана Федорова была создана с благословения митрополита московского Макария, а сам Иван Федоров принадлежал к ближайшему окружению Макария и был человеком ученым и глубоко верующим. А сколько было и остается в мире ученых-христиан, которые занимаются естественными науками?

Примечательно и то, что многие замечательные научные открытия и изобретения принадлежат христианским священникам и монахам. Эти люди понимали, что, занимаясь наукой, мы познаем творение Божие, апознавая творение, можно приблизиться к познанию Творца, подобно тому, как, узнавая назначение и свойства глиняного кувшина, мы узнаем замысел и идею его создателя, гончара. В этой статье мы расскажем вам о пятнадцати ученых-священнослужителях и монахах. Но, безусловно, подобных примеров в истории было гораздо больше…

Ученые – католики

Уильям Оккам – монах-францисканец, сформулировавший знаменитый принцип логики, известный как «Бритва Оккама»

Уильям Оккам

1. Уильям Оккам (1285-1347)

Английский философ, монах францисканского ордена.

Один из величайших логиков всех времен. Отец современной эпистемологии — науки о знании. Развил принцип мышления, получивший название «бритва Оккама». Он формулируется следующим образом: «Не следует умножать сущности без необходимости». Этот принцип означает, что если нужно объяснить какое-то явление, то чем меньше новых понятий, фактов и логических шагов мы для этого используем, тем лучше.

2. Николай Кузанский (1401-1464)

Католический кардинал Николай Кузанский изобрел рассеивающую линзу для очков

Николай Кузанский

Крупнейший немецкий мыслитель XV века, учёный-энциклопедист, математик, католический кардинал.

В сфере астрономии одним первых высказал идею о том, что Вселенная бесконечна и не имеет центра ни на Земле, ни на Солнце, а также о том, что все светила движутся и состоят из веществ, сходных с земными (а не из «вечного эфира», как считали последователи Аристотеля). Вероятно, космологические труды Николая Кузанского повлияли на взгляды Коперника и Галилея. Он написал математические трактаты «О квадратуре круга» и «О соизмерении прямого и кривого», то есть о спрямлении окружности. Работая в сфере оптики, изобрёл рассеивающую линзу для очков.

3. Филипп Маттеус Ган (1739—1790)

Филипп Маттеус Ган

Немецкий изобретатель и священник.

Изучал теологию в Тюбингенском университете, а также увлекался математикой и механикой. Разработал машину, воспроизводящую движение небесных тел, что принесло ему широкую известность в Германии. Интересовался трудами математика Лейбница и вслед за ним одним из первых в мире изобрел счетную машину.

После работ над счетной машиной вернулся к вычислительной технике. Разрабатывал новые часовые механизмы и астрономические приборы.

4. Грегор Мендель (1822—1884)

Грегор Мендель – настоятель аббатства, начавший свои исследования по генетике в монастырском садув

Грегор Мендель

Австрийский биолог и ботаник, автор математических законов генетики, и в то же время — священник, а впоследствии настоятель Августинского аббатства Святого Томаша в Старе Брно (Чехия).

Начал свои исследования в саду при монастыре. Ему удалось сформулировать основные законы, объясняющие, каким образом живые организмы наследуют внешние признаки своих родителей. В наши дни три закона Менделя изучают в средней школе.

В 1868 году Менделя избрали аббатом Старобрненского монастыря, и он перестал заниматься биологическими исследованиями. Только в начале XX века ученые-генетики заново открыли законы, которые за три десятилетия до них уже вывел Мендель.

5. Жорж Леметр (1894—1966)

Жорж Леметр – бельгийский астроном и священник, который впервые сформулировал «теорию Большого взрыва»

Жорж Леметр

Бельгийский астроном и математик, католический священник.

Леметр — герой Первой Мировой войны, награжден Военным Крестом. После войны он изучал в университете математику, физику, астрономию и теологию. В 1923 уже в сане аббата продолжил образование в Кембридже, а позже занимался астрономией в Гарварде (США). В 1960 Леметра избрали президентом Папской академии наук.

Основной научный вклад Леметр внес в астрофизику и космологию. Он первым сформулировал теорию расширяющейся Вселенной и ее зарождения из «первоначального атома». Позже теория была названа «Большим взрывом», и под этим названием известна в науке сегодня.

ПРАВОСЛАВНЫЕ УЧЕНЫЕ

6. Святитель Лука (Войно-Ясенецкий), архиепископ Симферопольский (1877-1961)

Архиепископ Лука (Войно-Ясенецкий) внес огромный вклад в развитие регионарной анестезии, а его учебником по гнойной хирургии пользуются до сих пор

Замечательный русский хирург, доктор медицинских наук, профессор. И при этом — епископ Русской Православной Церкви.

Святитель Лука (Войно-Ясенецкий), архиепископ Симферопольский

В России его времени многие даже несложные операции заканчивались смертью пациента из-за неправильного применения анестезии. Хирург Войно-Ясенецкий одним из первых развил регионарную, или проводниковую, анестезию. Впоследствии она стала одним из основных методов анестезии.

Епископ-хирург провел сотни сложнейших операций на глазах. Зафиксированы случаи, когда благодаря его операциям и помощи Божией зрение обретали люди, слепые от рождения. Он продвинул мировую науку в области гнойной хирургии. Его книга «Очерки гнойной хирургии» в 1946 году в СССР получила сталинскую премию I степени (несмотря на то, что была написана действующим православным епископом). О своей жизни и служении сам святитель Лука рассказал в автобиографии «Как я полюбил страдание».

7. Алексей Алексеевич Ухтомский (1875-1942)

А.А.Ухтомский – иеромонах в миру, открывший принцип доминанты в работе человеческого мозга

Алексей Алексеевич Ухтомский

Русский и советский физиолог, академик Академии наук СССР, создатель учения о доминанте, иеромонах.

Ухтомский был иеромонахом в миру, делегатом Поместного Собора Русской Православной Церкви 1917-1918 года, на котором было восстановлено патриаршество. Активно участвовал в совещаниях по воссоединению со старообрядцами.

В 1920 году Ухтомский был арестован чекистами и отправлен в особое отделение ВЧК на Лубянке, где находился до января 1921 года. Интересно, что в тюрьме он читал сокамерникам лекции по физиологии. Однако уже вскоре ученый-монах был выпущен на свободу и возглавил кафедру физиологии человека и животных Петроградского университета.

Основной вклад Ухтомского в науку — разработанный им принцип доминанты как новое учение о работе мозга. Эта теория помогает объяснить фундаментальные аспекты поведения человека и психических процессов. За эти работы в 1932 году Алексей Алексеевич награждён Ленинской премией.

Во время войны Ухтомский оказался в блокадном Ленинграде. Участвовал в организации работы учёных на нужды обороны, руководил исследованиями по травматическому шоку. За неделю до голодной смерти он продолжал заниматься наукой и подготовил доклад «Система рефлексов в восходящем ряду», прочитать который уже не успел.

8. Павел Александрович Флоренский (1882-1937)

Расстрелянный в 1937 году священник Павел Флоренский даже в лагерях сделал более 10 научных открытий, связанных с добычей йода и агар-агара

Павел Александрович Флоренский

Русский православный священник, богослов, религиозный философ, учёный, поэт. Флоренский закончил физико-математический факультет Московского университета, был знаком и дружен со многими знаменитыми поэтами Серебряного века, сам писал стихи и печатался в ряде литературных журналов. Затем поступил в Московскую духовную академию и в 1911 году принял священство.

В двадцатых годах вернулся к занятиям физикой и математикой, работал в Главэнерго, принял активное участие в разработке и внедрении знаменитого плана ГОЭЛРО (Государственной электрификации России). Одновременно работал в Комиссии по охране памятников и старины Троице-Сергиевой Лавры. В 1924 году выпустил большую монографию о диэлектриках. Его научную деятельность поддерживал Лев Троцкий, что в тридцатые годы сыграло роковую роль в судьбе Флоренского. Когда начались преследования, Павел Александрович имел возможность эмигрировать, но счел необходимым остаться на родине, понимая, что обрекает себя на арест, лагеря и мученическую смерть.

В нечеловеческих условиях лагерей Флоренский продолжал научные исследования. Так родилась книга «Вечная мерзлота и строительство на ней», и было сделано более 10 научных открытий, связанных с добычей йода и агар-агара в Соловецком лагере. В 1937 году Флоренский был расстрелян по приговору особой тройки НКВД.

9. Алексей Федорович Лосев (1893-1988)

Крупный исследователь античности и эпохи Возрождения А.Ф.Лосев вместе с женой тайно принял монашеский постриг

Алексей Федорович Лосев

Всемирно известный философ и филолог, деятель советской культуры. В монашестве – Андроник.

В 1929 года вместе с женой тайно принял монашество. Супруги Лосевы в постриге были наречены Андроником и Афанасией. Лосев до самой смерти носил монашескую скуфью.

Он отвергал марксизм и официальную философию — диалектический материализм, за что был арестован и приговорён к 10-ти годам лишения свободы. Отбывал наказание на строительстве Беломорско-Балтийского канала, где почти полностью потерял зрение.

Лосев — один из крупнейших исследователей античности и эпохи Возрождения. Переводил труды Аристотеля, Плотина, Секста Эмпирика, Прокла и Николая Кузанского. Год за годом и том за томом выходили новые книги Лосева по античной эстетике. В его библиографии – более 800 произведений.

10. Игуменья Серафима (Чёрная) (1914-1999)

Игуменья Серафима (Чёрная) – один из разработчиков космического скафандра, она также изобрела технологию латексного производства

Советский учёный-химик, инженер, монахиня. В миру – Варвара Васильевна Чёрная. Настоятельница московского Новодевичьего монастыря в 1994—1999 годах.

С детства была воспитана в православной вере. В годы Великой Отечественной войны работала заместитель главного инженера Московского завода «Каучук». Позже занималась научными разработками в Институте резиновой промышленности, где была заместителем директора в течение 16 лет. Участвовала в разработке космических скафандров. Основала новую отрасль резинового производства — латексную технологию. Эта технология применяется при разработке защитных средств из латекса, а также латексных шаров-пилотов для зондирования атмосферы. При участии Варвары Черной создан скафандр для Юрия Гагарина, в котором он полетел в космос.

В 1994 приняла Варвара Черная монашеский постриг. Она стала первой настоятельницей Новодевичьего монастыря после его возвращения Церкви. При ней были отреставрированы храмы монастыря и воссоздано их внутреннее убранство, введен монашеский устав, возрождены иконописная и золотошвейная мастерские.

Игуменья Серафима внесла значительный вклад в сооружение храма-памятника Новомучеников и Исповедников Российских в Бутово. Именно там, на Бутовском полигоне, в числе тысяч расстрелянных священников был убит и её дед, митрополит Серафим (Чичагов). В 1997 году он был прославлен в лике новомучеников Русской Православной Церкви.

Наши современники

Теперь мы познакомим вас с некоторыми из наших современников, посвятивших себя священническому служению и одновременно внесших весомый вклад в развитие науки. Эти люди каждым днем своей жизни доказывают не только возможность совмещения науки и религии, но и удивительную гармоничность, полноту такой жизни и служения.

11. Александр Иванович Половинкин (родился 8 марта 1937)

А.И.Половинкин – доктор технических наук, до рукоположения руководивший Волгоградским политехническим институтом

Александр Иванович Половинкин

Священник Русской Православной Церкви, настоятель храма Рождества Христова Волгоградской епархии, а также первый проректор Царицынского православного университета.

Доктор технических наук, профессор. С 1983 по 1988 год А. И. Половинкин руководил Волгоградским политехническим институтом в должности ректора. Большое внимание уделял компьютеризации учебной и научной работы, результатом чего стало создание мощного по тем временам вычислительного центра, началось широкое применение персональных компьютеров.

Наиболее широко известной работой Александра Ивановича Половинкина стала его неоднократно переизданная книга «Основы инженерного творчества». Символичны его награды, которыми отмечены его заслуги как ученого и как священнослужителя: орден «Знак Почета» и орден преподобного Сергия Радонежского.

12. Александр Ильич Борисов (родился 13 октября 1939)

По благословению духовника, протоиерея Александра Меня, закончил Московскую Духовную Академию советский ученый-биолог А.И.Борисов

Александр Ильич Борисов

Советский учёный-биолог, публицист и общественный деятель, священник Русской Православной Церкви.

Работал в Лаборатории радиационной генетики Института биофизики Академии наук СССР. Защитил диссертацию по генетике с присуждением учёной степени кандидата биологических наук.

По благословению своего духовника отца Александра Меня оставил научную работу и окончил Московскую духовную семинарию, а затем Московскую духовную академию. Долгое время не мог быть рукоположен в сан священника из-за противодействия властей.

В 1989 году рукоположение, наконец, стало возможным, и таинство состоялось. В 1991 году отец Александр был назначен настоятелем храма святых бессребреников Космы и Дамиана в Шубине. В этот приход перешла значительная часть духовных детей погибшего протоиерея Александра Меня.

13. Монахиня Анувия (Виноградова)

Н.М.Виноградова, археолог, востоковед с мировым именем, приняла монашеский постриг с именем Анувия в 2010 году

Монахиня Анувия (Виноградова)

Историк, археолог, учёный с мировым именем. Действующий старший научный сотрудник Российской академии наук, член-корреспондент Немецкого археологического института.

Монахиня Анувия (в миру – Наталия Матвеевна Виноградова) много лет работала в Институте востоковедения Российской академии наук, ездила в археологические экспедиции в Таджикистан. Защитила диссертацию, написала несколько монографий об археологических памятниках Таджикистана и более 100 научных статей.

В 2010 году Виноградова приняла монашеский постриг с именем Анувия. Вот уже много лет она совмещает монашество и науку.

Основное послушание монахини Анувии в монастыре — организация строительно-реставрационных работ. Матушка Анувия — казначея Иоанно-Предтеченского монастыря в Москве, еще со времен иночества активно участвует в его возрождении, за что удостоена и церковных, и светских наград.

14. Протоиерей Кирилл Копейкин (родился 7 июня 1959)

«Разум – это дар Божий, грех отказываться от него», – протоиерей Кирилл Копейкин, кандидат физико-математических наук

Протоиерей Кирилл Копейкин

Кандидат богословия и кандидат физико-математических наук, директор Научно-богословского центра междисциплинарных исследований Санкт-Петербургского государственного университета, доцент кафедры богословия Санкт-Петербургской Православной Духовной Академии, настоятель храма святых апостолов Петра и Павла при СПбГУ.

Закончил физический факультет Санкт-Петербургского государственного университета, потом аспирантуру, защитил диссертацию, работал в особом конструкторском бюро «Интеграл» при университете.

По окончании С.-Петербургской Духовной семинарии рукоположен митрополитом Санкт-Петербургским и Ладожским Иоанном во диакона, 6 июня 1993 года рукоположен митрополитом Иоанном во иерея.

Отец Кирилл пишет, что наука и религия не противоречат друг другу:

«Посмотрите Священное Писание. Апостол Павел говорит, что наше служение Богу есть служение разумное (Рим.12:1)… Разум – это дар Божий, грех отказываться от него. Другое дело, что всё не сводится к одному только разуму. Самое неожиданное, с чем мы сталкиваемся, когда в нашем исследовании мира доходим до фундаментального уровня, до квантомеханических объектов, это то, что объекты похожи, скорее, на нечто психическое, чем на физическое».

15. Сергей Владимирович Кривовичев (родился в 1972 году)

«Научная работа подразумевает очень тонкую духовную интуицию», – доктор геолого-минералогических наук, диакон Сергей Кривовичев

Сергей Владимирович Кривовичев

Геолог, ученый, доктор геолого-минералогических наук, диакон.

Сергей Кривовичев закончил геологический факультет СПбГУ. Защитил кандидатскую, а затем докторскую диссертацию. Работал на кафедре кристаллографии СПбГУ в должности доцента, ныне – профессор и заведующий кафедрой.

Награжден медалью для молодых ученых Российского минералогического общества, медалью для молодых ученых Российской академии наук, медалью Европейского минералогического союза.

Автор более 200 статей в отечественных и международных научных журналах, соавтор открытия 25 новых минеральных видов на месторождениях России. В его честь назван новый минерал кривовичевит. Специалист в области рентгеноструктурного анализа, автор более 400 структурных расшифровок.

В 2004 году рукоположен в сан диакона. О своей жизни и работе Сергей Владимирович говорит: «Мы расшифровываем кристаллические структуры соединений, внутреннее положение атомов, — по сути, открываем новую реальность. Мы заглядываем туда, куда никто никогда не заглядывал. И когда ты это видишь, ты уже не мыслишь себя без этой спрятанной красоты. Такая работа дает интеллектуальную и духовную радость.

Как говорил академик Н. Н. Боголюбов, не бывает неверующих физиков. Научная работа подразумевает очень тонкую духовную интуицию. Ведь, в итоге, наука построена не на рациональности, а на созерцании».

Эти слова нашего современника, одного из самых молодых профессоров России (профессором отец Сергий стал в возрасте 35 лет), счастливого отца шестерых детей — лучший ответ на вопрос о совместимости науки и веры.

Подобных ученых мужей в истории – гораздо больше. По этим ссылкам Вы можете познакомиться с их трудами, открытиями, биографиями. Также будем рады, если вы поделитесь интересной информацией в комментариях.

Список христиан, занимавшихся наукой: https://en.m.wikipedia.org/wiki/List_of_Christians_in_science_and_technology

Список священников-ученых западной церкви: https://en.m.wikipedia.org/wiki/List_of_Roman_Catholic_cleric-scientists

Наука и религия не совместимы?

Источник: Крестовский мост

Взаимоотношения науки и религии нередко считают конфликтными. Один популярный ныне телеведущий, например, объясняет свой атеизм тем, что он по образованию биолог. А разве может, по его мнению, поверить в Бога тот, кто знает, как устроены живые организмы? Однако именно научные знания убеждали многих верующих учёных в существовании Творца.

Возможно, дело в дозах. «Только лёгкие глотки научного знания отдаляют человека от религии и Бога, а более глубокие снова возвращают его к ним», — считал великий математик и физик Готфрид Лейбниц. И многие современные учёные вполне гармонично совмещают веру и научную деятельность. А есть и такие, кто принимает духовный сан. Расскажем лишь о некоторых из них.

Митрополит Константин — кандидат медицинских наук

Митрополит Петрозаводский и Карельский Константин

В 1981 году 30-летний врач Олег Горянов защитил кандидатскую диссертацию в Смоленском мединституте и получил престижную должность старшего преподавателя. Коллеги не сомневались, что у него большое будущее в науке.

Но, не проработав и года, он вдруг уволился, переехал, устроился разнорабочим на железную дорогу, а потом на лесоповал, на должность сучкоруба. Что же произошло с молодым учёным?

Спустя много лет митрополит Константин рассказывал, что в нём шла борьба. С одной стороны, удачно складывалась карьера. С другой — росло желание служить в Церкви. Он с юности изучал Священное Писание и религиозно-философскую литературу; некоторые тексты, перепечатанные на машинке, ему давали почитать на одну ночь. Из-за этой двойной жизни в душе нарастал конфликт. Успех при защите диссертации стал последней каплей: кандидат наук решил поступить в Духовную семинарию.

Сделать это в советское время было не просто. Знающие люди объясняли, что семинаристом может стать лишь человек с невысоким социальным статусом. Если поехать в Загорск прямо из мединститута, то власти могут расценить это как проявление психического недуга и упечь в больницу. Поэтому Горянов начал с нуля: отправился в глубинку, рубил лес, а потом устроился ночным охранником в гродненский Жировичский монастырь. И уже оттуда по благословению белорусского митрополита Филарета (Вахромеева) прибыл в Московскую духовную семинарию.

Через три года, уже учась в Духовной академии, Олег Горянов принял монашество с именем Константин. Сегодня владыка возглавляет Карельскую митрополию и Синодальную богослужебную комиссию. Он автор многих публикаций и нескольких богословских трудов. На вопрос об отношениях медицины и православной веры отвечает: «Нельзя считать, что медицина — исключительно материалистическая наука. Материя очевидна, но в человеке есть ещё и душа».

Архимандрит Филипп работает в Счётной палате

Архимандрит Филипп (Cимонов)

Мы встречались с отцом Филиппом (Симоновым) в его рабочем кабинете. Впрочем, здесь его чаще называют Вениамин Владимирович. И одет он вовсе не по-монашески, а в строгий костюм с галстуком. Ведь это Счётная палата РФ, где он трудится уже много лет, а сейчас — директор одного из департаментов.

Правда, и ряса всегда наготове. На наших глазах отец Филипп продемонстрировал, как ловко он переоблачается, если кому-то понадобится исповедаться — такое тоже случалось.

Это один из самых удивительных вариантов истории учёного, ставшего священником. Не было резкого перехода из одной сферы жизни в другую. Не было внезапного озарения и пересмотра жизненных ценностей. Всё органично и логично с самого детства — как будто две судьбы развивались параллельно, переплетаясь и сливаясь в одну яркую жизнь.

Он ещё ребёнком ходил с бабушкой в храм иконы «Нечаянная Радость» в Марьиной роще, а уже в школе решил стать монахом. Родители не запрещали, но уговорили сначала поступить в университет. Как и школу, он окончил МГУ с отличием. Затем кандидатская, докторская. Всё давалось легко и, главное, не мешало его церковной жизни.

Он принял монашеский постриг, стал служить в храме. По благословению духовника, а затем и Патриарха совмещал монашество с научной и чиновничьей карьерой. Трудился в Министерстве внешних экономических связей, на руководящих постах Межбанковской валютной биржи, крупного банка, наконец, в Счётной палате. При этом — ещё и преподавательская работа в МГУ.

Его книги становятся событием как для богословов, так и для экономистов. А о своём необычном совместительстве отец Филипп сказал нам так:

— Даже апостол Павел большей частью жил своим трудом, делая палатки. У каждого свои «палатки».

Физик-теоретик Кирилл Копейкин — протоиерей и настоятель храма

Протоиерей Кирилл Владимирович Копейкин

Он с детства проявлял способности к точным наукам, окончил физико-математическую школу, поступил в Ленинградский университет и занялся квантовой физикой. Позже священника Кирилла спрашивали, что навело его на мысль о священстве — может, парадоксы квантовой теории? Нет, к служению в Церкви он пришёл после эмоционального потрясения: рано умер его отец.

— Тогда я понял, что единственное, ради чего стоит жить, — это то, что останется с нами за пределами материального мира, — рассказывал он. — А значит, надо стать священником.

После окончания семинарии и рукоположения отец Кирилл не оставил занятий наукой, но перевёл их в иную плоскость. Он стремится синтезировать теоретическую физику и богословское знание. Самая известная его книга называется «Что есть реальность? Размышляя над произведениями Эрвина Шрёдингера». Протоиерей Кирилл возглавляет центр меж­дисциплинарных исследований в Санкт-Петербургском университете и одновременно преподаёт в Духовной академии.

В конце 1990-х с ним произошёл характерный случай. Отца Кирилла пригласили в родной университет прочесть лекцию. В своём выступлении он цитировал Библию: в первый день Бог создал свет, в четвёртый — Солнце… Студенты начали спорить: Солнце возникло из туманности, гравитационного сжатия! «Знаю, — согласился батюшка. — Но если чуть изменить константу слабых взаимодействий, Солнца не получится. А откуда взялась эта константа?» Слушатели в недоумении развели руками. «Так вот, когда я говорю, что Господь создал Солнце, я под этим подразумеваю: Бог определил константу слабых взаимодействий. Но в библейские времена такой формулировки просто никто бы не понял».

Монахиня Анувия (Виноградова) известна во всём мире как востоковед

Монахиня Анувия (Виноградова)

Очень многие её и сейчас знают как Наталию Михайловну Виноградову, ведь она остаётся действующим сотрудником Российской академии наук, учёным с мировым именем. Её монографии по археологии и востоковедению по-прежнему на слуху и широко цитируются.

Но сама Наталия Михайловна давно привыкла к другой жизни, к другим своим именам — с тех пор как в 2002 году стала казначеей Иоанно-Предтеченского монастыря в центре Москвы и была пострижена в инокини как Николая, а в 2010 году приняла монашеский постриг с именем Анувия.

Вот уже много лет она совмещает монашество и науку. Но если раньше много ездила в научные экспедиции и выступала на международных симпозиумах, то теперь её основное послушание — в монастыре. Это прежде всего организация строительно-реставрационных работ в возрождающейся обители, за что казначея Анувия удостоена и церковных, и светских наград. А её научный багаж ничуть не устарел и не потерял актуальности.

— Мой духовник не требовал, чтобы я оставила науку, — говорит матушка. — Материала для исследований хватает. Но то горение к археологии, которое было раньше, во многом угасло. Сейчас для меня смысл жизни — в монашестве. Научная деятельность продолжается и в монастыре, только в другом русле. У меня было заветное желание: организовать богословские курсы для сестёр, и мечта исполнилась.

По её словам, самые важные события в жизни происходят по воле свыше и по молитвам. Именно так, увлёкшись однажды идеей восстановления монастыря, она неожиданно для себя стала монахиней. Именно так находятся в самый нужный момент средства для реставрации обители. Их приносят иногда незнакомые люди. И это давно уже не удивляет.

Специалист по физике плазмы служит в Знаменской церкви

Книга подмосковного священника «Христианство и наука о происхождении и эволюции Вселенной» разошлась быстро и стала редкостью. Её автор — протоиерей Михаил Захаров — ещё и кандидат физико-математических наук. Он предложил богословскую трактовку нынешних научных представлений о происхождении Вселенной и убедительно показал, что современная наука не только не противоречит христианскому вероучению, а, наоборот, всё более и более соответствует ему.

Собственно, доказательством тому служит и сама жизнь отца Михаила. Он окончил Московский физико-технический институт, занимался физикой плазмы, защитил диссертацию и при этом воцерковлялся.

— Мой путь к вере и к священству был очень логичным, — сказал нам священник. — Чем больше я углублялся в науку, чем больше размышлял, тем крепче становилась вера. Вот и принял крещение после аспирантуры. Стал погружаться в церковную жизнь, был рукоположен в священный сан.

Однако и наука не ушла из жизни отца Михаила. На различных конференциях он сделал немало докладов на церковно-научные темы. И в повседневном пастырском служении, по его словам, научный багаж полезен — в проповедях, в общении с паствой. А в Знаменском храме подмосковного Красногорска, где служит отец Михаил, среди прихожан есть и его коллеги по научной работе.

Из Института биофизики Александр Борисов пошёл учиться в духовную семинарию

Протоиерей Александр Борисов

В октябре этого года протоиерею Александру Борисову исполнится 80 лет. Почти 30 лет он служит в центре Москвы настоятелем храма Святых Космы и Дамиана в Шубине. А до этого были учёба на биолого-химическом факультете Московского педагогического института, работа в лаборатории радиационной генетики Института биофизики Академии наук СССР, защита диссертации по генетике, степень кандидата биологических наук. И параллельно — принятие крещения, посещение богослужений, молитвы, духовное чтение.

Несколько лет научные занятия и вера были для него вполне совместимы. А потом…

— В 1972 году у меня возникло чувство, что я живу слишком благополучно, — рассказывал отец Александр. — Кандидат наук, работаю в академическом институте, готовлюсь к защите докторской. «Наука без меня не пропадёт, — рассудил я, — а вот Церковь — это именно та часть нашей жизни, от которой зависит всё остальное». В итоге решил стать священнослужителем.

Его приняли сразу в 4-й класс духовной семинарии. Потом заочно учился в Духовной академии. Власть не простила «измены» советскому учёному, тормозила его продвижение в Церкви. В течение 16 лет он служил диаконом. Священником стал в 1989 году. Биологией отец Александр уже не занимался, но издавал богословские труды, переводил с английского. Иногда его спрашивали, как он относится к теории Дарвина. Он отвечал, что считает её в принципе верной и что эта теория не опровергает веру в сотворение мира Богом. Просто наш мир не создавался в готовом, неизменном виде, он существует сотни миллионов лет и по воле Божией постоянно меняется.

Профессор РАН Сергей Кривовичев — клирик храма в Кировске

Священник Сергий Кривовичев

Меньше года назад отец Сергий стал священником, после того как 14 лет служил диаконом. Своё рукоположение он считает одним из важнейших событий в жизни. И это при том, что научная карьера Сергея Владимировича Кривовичева развивалась стремительно. Он был одним из самых молодых профессоров в стране, совершил множество серьёзных открытий, стал ведущим в мире специалистом в области структурной минералогии, доктором геолого-минералогических наук, президентом Международной минералогической ассоциации. В его честь назван новый минерал — кривовичевит.

Не так давно он возглавил Кольский научный центр РАН. И в Церкви соответственно этому изменилось место его служения. Теперь он в Кировске — клирик храма Нерукотворного Образа Господа Иисуса Христа. При этом Сергей Кривовичев стал первым за последние 100 лет руководителем научного центра Академии наук, имеющим духовный сан.

В сентябре ему исполнилось 47 лет. У него семеро детей: Иван, Николай, Евфрасия, Василиса, Алексей, Платон, Александра.

А о том, как уживаются в его судьбе вера и наука, говорит так:

— Мы расшифровываем кристаллические структуры соединений, внутреннее положение атомов — по сути, открываем новую реальность. Мы заглядываем туда, куда никто никогда не заглядывал. И когда ты это видишь, ты испытываешь духовную радость и уже не мыслишь себя без этой спрятанной красоты. Как говорил академик Боголюбов, не бывает неверующих физиков. Научная работа подразумевает очень тонкую духовную интуицию. Ведь в итоге наука построена не на рациональности, а на созерцании.

По мнению Сергея Кривовичева, его наука не меньше физики способствует укреплению человека в вере.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *