Картина Христос в пустыне

История одного шедевра: «Христос в пустыне» Крамского

Сюжет
После крещения Иисус удалился в пустыню на 40 дней, где держал пост. И в минуту жизни трудную его искушал дьявол: голодом (уговаривая превратить камни в хлеб), гордыней (предлагая призвать ангелов и повелеть им нести Христа на руках) и верой (обещая неограниченную власть, если Иисус перейдет на сторону зла).

Крамской 10 лет вынашивал идею картины о Христе

Иисус столкнулся с ситуацией нравственного выбора. И хотя мы знаем, чем закончилась история, полотно заставляет нас переживать — какое решение примет Христос. Удастся ли дьяволу искусить его? Или он останется верен богу?

Портрет художника Шишкина, 1880

Выражение лица, крепко сжатые кисти рук, сама поза Христа показывают его душевные переживания. Картина статична, наше внимание сконцентрировано на эмоциональном состоянии Иисуса, его внутренней борьбе. Он не только божий сын, но и простой человек, который каждый день выбирает между добром и злом.
«Я хотел нарисовать глубоко думающего человека, но не о потере состояния или какой-нибудь жизненной неудаче, а… не могу определить, но вы понимаете, что я хочу сказать», — так писал Крамской о замысле картины.
Контекст
Над темой Христа Крамской размышлял почти 10 лет. Изначально картина должна была быть вертикальной. Но фигура Христа, которого Крамской писал с крестьянина, заняла почти весь холст, места для пустыни не осталось.

Картина «Христос в пустыне» должна была стать частью цикла

Когда же стало понятно, что работу придется начинать с чистого холста, Крамской отправился в путешествие по Европе. Разглядывая работы мастеров в Вене, Париже, Антверпене, он искал «своего» Христа. Сильное впечатление на него произвело полотно Александра Иванова «Явление Христа народу». Позднее Репин вспоминал, что, рассказывая о задумке, Крамской говорил об Иисусе как человеке, хорошо ему знакомом.

Хохот (Радуйся, царю иудейский)

Второй вариант картины художник писал самозабвенно три месяца. Еще до представления на выставке передвижников полотно купил Павел Третьяков, заплатив бешеные деньги. Что же до эффекта, который «Христос в пустыне» произвел на почтенную публику, то об этом очень хорошо написал Крамской: «Картина моя расколола зрителей на огромное число разноречивых мнений. По правде сказать, нет трёх человек, согласных между собой. Но никто не говорит ничего важного. А ведь «Христос в пустыне» — это моя первая вещь, над которой я работал серьёзно, писал слезами и кровью… она глубоко выстрадана мною… она — итог многолетних исканий».

Крамской в молодости ретушировал фото с помощью акварели

По задумке художника, следующей работой должна была стать картина, на которой толпа глумится над Христом во дворе Понтия Пилата. Крамской пять лет работал над монументальной картиной, но так и не закончил.
Судьба художника
Крамской по молодости зарабатывал ретушью фотографий. В середине 1850-х он переехал из Воронежской губернии в Петербург, где после года все той же фотошопной забавы поступил в Академию художеств. Там проявился бунтарский нрав Крамского. Вместе с 13 студентами они отказались писать на мифологические темы, требуя возможности самим выбирать сюжеты.

Неизвестная, 1883

Позднее именно Крамской был идеологом «Товарищества передвижных художественных выставок» — тех самых «передвижников». Он продвигал идеи общественной роли художника и его ответственности, настаивал на необходимости реализма на полотнах.
Прожил Крамской недолго, а скончался во время работы над портретом доктора Раухфуса: художник внезапно наклонился и упал — аневризма аорты. Было Ивану Крамскому 49 лет.

Семирадский Генрих Ипполитович. Грешница
25 апреля 2016 — Великий Понедельник
В Великий понедельник вспоминается ветхозаветный патриарх Иосиф, проданный братьями в Египет, как прообраз страдающего Иисуса Христа, а также евангельское повествование о проклятии Иисусом бесплодной смоковницы, символизирующей душу, не приносящую духовных плодов — истинного покаяния, веры, молитвы и добрых дел.
Мф 21, 18-22

Нестеров Михаил Васильевич. Христос у Марии и Марфы
26 апреля 2016 — Великий Вторник
В Великий вторник вспоминается проповедь Иисуса Христа в Иерусалимском Храме. В этот день Им было рассказано ученикам о втором пришествии Мф 24, притча о десяти девах, притча о талантах Мф 25, 1-30. Первосвященники и старейшины искушали его вопросами, хотели арестовать Его, но боялись сделать это открыто из-за народа, который почитал Иисуса за пророка и внимательно слушал его.
Липгарт Эрнст Карлович. Притча о мудрых и неразумных девах
27 апреля 2016 — Великая Среда
В Великую среду вспоминается помазание Иисуса Христа миром и предательство Иуды.
Мф 26, 6-16
Бронников Фёдор Андреевич. Иуда
Ге Николай Николаевич. Иуда. Совесть
28 апреля 2016 — Великий Четверг. Тайная Вечеря
В Великий четверг вспоминается Тайная вечеря и установление Иисусом Христом таинства Евхаристии (Причащения).
Бакалович Степан Владиславович. Омовение ног
Журавлев Фирс Сергеевич. Омовение ног (мозаика)
Живаго Семен Афанасьевич. Тайная Вечеря
Шебуев Василий Козьмич. Тайная Вечеря
Ге Николай Николаевич. Тайная Вечеря
Бейдеман Александр. Тайная Вечеря. (Эскиз росписи церкви в Ливадии)
Бейдеман Александр. Тайная Вечеря. (Эскиз росписи церкви в Ливадии)
29 апреля 2016 — Великая Пятница. Распятие Христа
В Великую пятницу православные христиане вспоминают арест Иисуса Христа в Гефсиманском саду, суд первосвященников, суд Пилата, крестный путь Иисуса, распятие, смерть и сопровождающие её знамения, снятие с креста и погребение.
Ге Николай Николаевич. Христос с учениками входит в Гефсиманский сад
Нестеров Михаил Васильевич. Моление о чаше
Перов Василий Григорьевич. Христос в Гефсиманском саду
Куинджи Архип Иванович. Христос в Гефсиманском саду
Репин Илья Ефимович. Взятие Христа стражею
Ге Николай Николаевич. Суд синедриона
Ге Николай Николаевич. Что есть истина?
Егоров Алексей Егорович. Истязание Спасителя
Крамской Иван Николаевич. Хохот. «Радуйся, Царю Иудейский». Левый и правый фрагменты
Нестеров Михаил Васильевич. Несение креста
Моллер Федор Антонович. Несение креста
Боткин Михаил Петрович. Жены, издали смотрящие на Голгофу
Голынский Василий Андреевич. Распятие Иисуса Христа
Васнецов Виктор Михайлович. Распятый Иисус Христос
Нестеренко Василий. Распятие
Ге Николай Николаевич. Распятие
Верещагин Василий Петрович. Ночь на Голгофе
Боткин Михаил Петрович. Скорбящая Богоматерь
Кошелев Николай Андреевич. Снятие с Креста
Васнецов Виктор Михайлович. Положение во гроб
Ге Николай Николаевич. Возвращение с погребения Христа
30 апреля 2016 — Великая Суббота. Сошествие Христа во ад
Великая суббота посвящена воспоминанию о пребывании Иисуса Христа во гробе и сошествии Его во ад для освобождения душ умерших.
Боровиковский Владимир Лукич. Христос во гробе
1 мая 2016 -Воскресение Христово. Пасха
Пасха значит «переход», «избавление». С Воскресением Христа празднуется избавление человеческого рода от власти греха и смерти.
Ге Николай Николаевич. Вестники Воскресения
Поленов Василий Дмитриевич. Возвестила радость плачущим
Нестеров Михаил Васильевич. Воскресение Господне

Воскресение Иисуса Христа / Подборка живописи

ВОСКРЕСЕНИЕ Христово (первый день после субботы) — после субботнего покоя ко гробу идут жены-мироносицы. Перед ними на гроб сходит Ангел, и происходит землетрясение, из-за чего камень отворяет гроб, а стража повергается в страх. Ангел говорит женам, что Христос воскрес, и предварит их в Галилее.

Фра Анджелико / Воскресение Христа и жены у гроба / 1440-1441
фреска 189 x 164 см / Конвент Сан-Марко, Флоренция

Мария Магдалина, пришедшая ко гробу ранее всех, возвращается и сообщает апостолам Петру и Иоанну, что тело Учителя унесли. Петр и Иоанн спешат ко гробу. Первый подбегает Иоанн, но не решаясь войти, видит в гробе только пелены. Петр же сразу входит в гробницу и замечает, что сударь, повитый вокруг головы, лежит не с ризами, но особо. Иоанн, видя аккуратно сложенные пелены и зная запрет касания иудеями мертвого тела, первый из апостолов уверовал в воскресение Христа. Петр же «отъиде, в себе дивяся бывшему» (Лк.24:12).

Demakov EA_ Утро Воскресения Господня

И вот, сделалось великое землетрясение, ибо Ангел Господень, сошедший с небес, приступив, отвалил камень от двери гроба и сидел на нем; вид его был, как молния, и одежда его бела, как снег; устрашившись его, стерегущие пришли в трепет и стали, как мёртвые.
Евангелие от Матфея 28:2-4

Стража сообщила происшедшее первосвященникам. Первосвященники же дали им много денег, чтобы те говорили, что ночью, когда они спали, ученики Иисуса украли Его. Воины так и поступили, как научены были.

Картины из коллекции Лувра / МЕМЛИНГ Воскресение с Мученичеством св. Себастьяна и Вознесением. Триптих.

Рафаэль / Воскресение Христа, 1501-1502. Сан Паоло. Музей искусств.

The Resurrection By Master of the Trebon Altarpiece active 1380-1400

Альбрехт Альтдорфер / Воскресение Христа /1518
Дерево, масло, 70,5 x 37,3 см / Kunsthistorisches Museum, Vienna


Франческо Бассано / Воскресение Христа / 1584-1588 / Santissimo Redentore, Venice

1. После того как апостолы ушли, у гроба осталась плачущая Мария Магдалина. Ей являются два ангела, а потом и Христос, которого она сперва приняла за садовника. Христос говорит ей, чтоб она не прикасалась к Нему, а возвратилась, сказав остальным, что Он восходит к Отцу и Богу.

«Не прикасайся ко Мне» / «Noli me tangere» Подборка- СОЛО

Иванов Александр Андреевич
Явление Христа Марии Магдалине после воскресения. 1835.

2. Мария возвращаясь с Благовестием к ученикам, встречает другую Марию. Христос является женам второй раз, вновь повелевая сообщить о Воскресении всем ученикам. Апостолы же, услышав о воскресении Иисуса, не поверили.

Ганс Мемлинг (около 1433–1494)/ Szenen aus dem Leben Mari, Detail: Noli me tangere
/ 1480

3. Путник, явившийся Луке и Клеопе по дороге в Эммаус, расспрашивает их о событиях в Иерусалиме и толкует Писание, что Христу подобает воскреснуть. Ученики узнают Его только вечером, когда Христос преломляет хлебы, после чего мгновенно исчезает. Они тотчас возвращаются в Иерусалим, сообщая об этом апостолам, которые не поверили.

Caravaggio Ужин в Эммаусе, 1606. Пинакотека Брера, Милан.

4. Бывшие там же другие ученики говорили, что Иисус явился и Симону.

5. В момент этого обсуждения, Христос является ученикам, кроме Фомы, сквозь запертые двери (из-за боязни иудеев). Ученики же подумали, что это лишь дух Иисуса. Тогда, подтверждая свою телесность, Иисус вкушает печеную рыбу и мед.

Дуччо ди Буонинсенья (1260–1318) / 1308-1311 / Апостолы (без Фомы)

Спустя 8 дней (Антипасха, Фомина Неделя) Христос вновь является ученикам, среди которых Фома, через затворенную дверь. Говорит Фоме, чтобы тот вложил пальцы в раны, дабы убедиться в реальности воскресшего тела. Фома восклицает «Господь мой и Бог мой!».

Guercino (1591 –1666) The Incredulity of Saint Thomas

Duccio di Buoninsegna (1255-1319) / Маэста, алтарь сиенского кафедрального собора, оборотная сторона, / Неверие Фомы 1311 / Готика

В течение сорока последующих дней Христос является ученикам на море Тивериадском (в Галилее) при ловле рыбы, где восстанавливает апостольство Петра, а также ещё более чем пятистам человекам (1Кор.15:6).

Явление Христа апостолам на Тивериадском озере. / Дуччо ди Буонинсенья (1255-1319)

На сороковой день после воскресения Иисус возносится на небо, благословляя апостолов.
На пятидесятый день после воскресения апостолы по обещанию Господа получают дары Святого Духа.

Вознесение Ииисуса Христа / Pietro Perugino (1446—1524) Ascension

М.Нестеров / Воскресение 1892

Свт. Иоанн Златоуст: «Восторжествовал над адом Сошедший в ад. Горько пришлось аду, когда он вкусил Его плоти. И, прозрев это, Исаия воскликнул: „Горько пришлось аду при встрече с Тобою в преисподней“. Горько пришлось, потому что он упразднен; …Принял тело и (внезапно) натолкнулся на Бога; принял землю, а встретил Небо; принял то, что видел, и попался на то, чего не видел. Смерть, где твое жало? Ад, где твоя победа? Воскрес Христос — и ты повержен».

Источники : инет. Вики

Заметки в нашем сообществе — Евангельский цикл::

Евангельская тема впервые представлена у нас в сообществе. Да ещё в таком объёме. Отчего — то за три года существования сообщества Художники мы её не касались. Но вот оно пришло — «большое. как глоток…» ) Тема меня захватила и понесла . Я очень надеюсь, что не утомила вас . Так всё это приходило ко мне и я сразу несла сюда. Огроменное СПАСИБО всем , кто поддерживал меня и, прежде всего , моим друзьям за интерес и за дружеское внимание. Ваша поддержка очень-очень много значит для меня.

Христос в пустыне (картина Крамского)

Иван Крамской

Христос в пустыне. 1872

Холст, масло. 180 × 210 см

Государственная Третьяковская галерея, Москва

(инв. 651)

Медиафайлы на Викискладе

Существуют другие картины с таким названием, см. Христос в пустыне

«Христо́с в пусты́не» — картина русского художника Ивана Крамского (1837—1887), оконченная в 1872 году. Принадлежит Государственной Третьяковской галерее (инв. 651). Размер картины — 180 × 210 см.

Крамской начал работать над темой искушения Христа в 1860-е годы. В 1867 году им был написан первый вариант картины, который не удовлетворил художника, так как на вертикальном холсте не оставалось места для изображения пустыни.

Работу над окончательным вариантом картины Крамской начал в 1871 году, а завершена она была осенью 1872 года. В декабре 1872 года картина была представлена на 2-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в Санкт-Петербурге. Перед началом выставки полотно было приобретено у автора Павлом Третьяковым.

«Христос в пустыне» считается «этапным произведением Крамского и значительным явлением всей русской живописи». Художник рассматривает религиозный сюжет с гуманистической, морально-философской точки зрения и предлагает психологически-жизненную интерпретацию размышлений и переживаний Христа. Таким образом, картину можно рассматривать не только как живописное произведение, но и как «созданный в красках философский трактат».

Сюжет и описание

Сюжет картины связан с описанным в Новом Завете сорокадневным постом Иисуса Христа в пустыне, куда он удалился после своего крещения, и с искушением Христа дьяволом, которое произошло во время этого поста. По признанию художника, он хотел запечатлеть драматическую ситуацию нравственного выбора, неизбежную в жизни каждого человека.

Искушение Христа в пустыне, Новый Завет:

  • Евангелие от Матфея — Мф. 4:1-11
  • Евангелие от Луки — Лк. 4:1-13
  • Евангелие от Марка — Мк. 1:12-13

На картине изображён Христос, сидящий на сером камне, расположенном на возвышенности в такой же серой каменистой пустыне. Крамской использует холодные цвета, чтобы изобразить раннее утро — заря только зачинается. Линия горизонта проходит довольно низко, разделяя картину примерно пополам. В нижней части находится холодная каменистая пустыня, а в верхней части — предрассветное небо, символ света, надежды и будущего преображения. В результате фигура Христа, одетого в красный хитон и тёмно-синий плащ-гиматий, господствует над пространством картины, однако пребывает в гармонии с окружающим суровым ландшафтом. В одинокой фигуре, изображённой среди холодных камней, чувствуется не только горестная задумчивость и усталость, но и «готовность сделать первый шаг на каменистом пути, ведущем к Голгофе».

Руки Христа (фрагмент картины)

Сдержанность в изображении одежды позволяет художнику придать основное значение лицу и рукам Христа, которые создают психологическую убедительность и человечность образа. Крепко сжатые кисти рук находятся практически в самом геометрическом центре холста. Вместе с лицом Христа они представляют собой смысловой и эмоциональный центр композиции, притягивающий к себе внимание зрителя. Сцепленные руки, находящиеся на уровне линии горизонта, «в судорожно-волевом напряжении словно пытаются связать, подобно замковому камню, весь мир — небо и землю — воедино». Босые ноги Христа изранены от долгого хождения по острым камням.

Картина статична, в ней нет действия, но показаны работа мысли Христа и сила его духа, сохранённая вопреки всем страданиям, которые ему пришлось и ещё придётся пережить. Сам Крамской так рассказывал о своём замысле: «Я хотел нарисовать глубоко думающего человека, но не о потере состояния или какой-нибудь жизненной неудаче, а… не могу определить, но вы понимаете, что я хочу сказать». Христос у Крамского показан высоконравственным, но всё же вполне земным человеком — с ортодоксально-церковной точки зрения такой подход мог быть воспринят как святотатство. Крамской писал: «Я вижу ясно, что есть один момент в жизни каждого человека, мало-мальски созданного по образу и подобию Божию, когда на него находит раздумье — пойти ли направо или налево, взять ли за Господа Бога рубль или не уступать ни шагу злу». Художник вспоминал, что на вопросы, которые задавали ему зрители: «Это не Христос, почему вы знаете, что он был такой?», — он «позволял себе дерзко отвечать, что ведь и настоящего, живого Христа не узнали».

Пейзажный фон картины нельзя назвать нейтральным, так как пространство пустыни играет значительную роль в смысловой структуре полотна — «это активное пластическое пространство, целенаправленно лишённое многословия». Для его построения художник использовал приглушённую цветовую гамму, составленную из серых, серебристых и лиловых цветов. Такая комбинация создаёт впечатление «вибрирующей, мерцающей формы в лучах розовеющего неба». Хотя отдельные детали пейзажа выглядят довольно натуралистично, в целом он создаёт ирреальное впечатление. В результате пустыня воспринимается в виде «леденящего пространства, где нет и не может быть никакой жизни».

Как и в других картинах, отличительной чертой техники Крамского была тонкая законченность — до такой степени, что некоторые даже считали её чрезмерной или излишней. Рама для картины была изготовлена в Санкт-Петербурге по специальному заказу художника — она также содержит часть смысловой нагрузки и дополняет образное содержание полотна: «Углы её перехвачены и скреплены верёвкой, образующей крестообразные петли. Это по-своему ассоциируется с идеей обречённости».

История

В поисках «своего» Христа

Тема искушения Христа заинтересовала Крамского ещё в начале 1860-х годов, когда он учился в Академии художеств и увлекался творчеством Александра Иванова. Помимо знаменитой картины Иванова «Явление Христа народу», большое впечатление на Крамского также произвела экспонировавшаяся осенью 1863 года картина Николая Ге «Тайная вечеря». В конце зимы 1863—1864 года в квартире Крамского на Васильевском острове побывал девятнадцатилетний Илья Репин — он видел в мастерской художника голову Христа, вылепленную из глины, а также похожую голову, написанную на холсте. Крамской рассказывал Репину о глубокой драме жизни Христа, об его искушении в пустыне и о том, что подобное искушение часто бывает у обычных людей; при этом Репин был поражён тем, что Крамской «говорил о нём как о близком человеке». Один из этюдов того периода, «Голова Христа» (1863, холст, масло, 55,5 × 41,5 см), в настоящее время хранится в Музее изобразительных искусств Республики Карелия в Петрозаводске.

В 1867 году Крамским был написан первый вариант картины, изображающей Христа. Известно, что для этой картины ему позировал конкретный человек — крестьянин Строганов из слободы Выползово Переславского уезда Владимирской губернии. Однако этот вариант не удовлетворил художника, поскольку Крамской посчитал ошибочным решение использовать вытянутый по вертикали формат холста, который практически весь был занят сидящей фигурой Христа, в результате чего не оставалось места для изображения каменистой пустыни. Первый вариант картины экспонировался на посмертной выставке Крамского, проходившей в 1887 году в Санкт-Петербурге; его местонахождение в настоящее время неизвестно.

В конце 1869 года Крамской посетил ряд европейских музеев, сначала в Германии, а затем в Вене, Антверпене и Париже, знакомясь с искусством старых и новых мастеров, но при этом находясь в поисках «своего» Христа. Из творений великих мастеров прошлого ему особенно понравилось полотно Тициана «Динарий кесаря», выставленное в Галерее старых мастеров в Дрездене. Тем не менее, во время этой поездки Крамскому так и не удалось найти тот образ Христа, «который мог бы захватить душу современного русского человека».

По свидетельству художника Ильи Репина, в период работы над образом Христа Крамской «штудировал все мало-мальски подходящие лица, которые встречал в натуре, особенно одного молодого охотника-помещика, которого он написал потом с ружьём и в охотничьем костюме» — по всей видимости, Репин имел в виду картину «Охотник на тяге» (1871, другие варианты названия — «На тяге» и «В ожидании зверя»), которая экспонировалась на 1-й Передвижной выставке, открывшейся в Петербурге в конце 1871 года (в настоящее время это полотно хранится в Национальном художественном музее Белоруссии). В пользу этой версии говорит и то, что телосложение охотника и тип его головы — с удлинённым овалом лица и открытым лбом — весьма похожи на образ Христа, изображённый художником на картине 1872 года.

Голова Христа (1863, МИИРК) Первый вариант картины (1867) Охотник на тяге (1871, НХМРБ) Голова Христа (набросок, 1872) Голова Христа (этюд, 1872, ЛатвНХМ)

Работа над картиной

По-видимому, Крамской начал писать основной вариант картины «Христос в пустыне» в ноябре 1871 года: об этом свидетельствует его фраза «Начинаю Христа» из письма к художнику Фёдору Васильеву, датированного восьмым ноября. Незадолго до этого он ездил в Крым, где, в частности, побывал в Бахчисарае и Чуфут-Кале, чтобы пережить чувство, испытываемое человеком на пустынных горных возвышенностях. Полагают, что именно там, в Крыму, Крамской написал единственный живописный эскиз картины «Христос в пустыне» (бумага на картоне, масло, 18,5 × 26,2 см, ГТГ, инв. Ж-998). Впрочем, сомнения и неуверенность не оставляли Крамского в течение нескольких месяцев — в письме к Фёдору Васильеву от 15 марта 1872 года он отмечал: «Чудное дело, а страшно за такой сюжет приниматься; не знаю, что будет». Тем не менее, художник продолжал работу над картиной — делал карандашные наброски и, кроме этого, написал живописный этюд «Голова Христа» (1872), ныне хранящийся в Латвийском национальном художественном музее в Риге.

Христос в пустыне (эскиз, ГТГ)

Крамской продолжил писать картину летом 1872 года под Лугой, где он поселился вместе с художниками Иваном Шишкиным и Константином Савицким. В своих письмах художники указывали адрес следующим образом: «по Варшавской железной дороге, станция Серебрянка, усадьба госпожи Снарской»; в одном из писем Фёдору Васильеву Крамской обмолвился, что Серебрянка находилась в девяти верстах от усадьбы. Исследования краеведов показали, что усадьба, принадлежавшая Марии Николаевне Снарской (урождённой Вансович), находилась на берегу Ильжинского (ныне Ильжовского) озера, в сельце Среднее Ильжо (ныне в составе деревни Ильжо).

Крамской пробыл под Лугой три месяца, с конца июня до конца сентября 1872 года, продолжая свою работу над картиной «Христос в пустыне». Художник Илья Репин вспоминал, что Савицкий рассказывал ему о том, «что, страдая в то время удушьем, он часто не мог спать по ночам, иногда до рассвета, и бывал невольным свидетелем того, как Крамской, едва забрезжит утро, в одном белье пробирается тихонько в туфлях к своему Христу и, забыв обо всём, работает до самого вечера, просто до упаду иногда». Крамской сообщал Фёдору Васильеву: «До последних чисел сентября просидел я на Серебрянке и приехал в Петербург. „Христа“ не кончил». Но вскоре работа над картиной подошла к концу — 10 октября 1872 года он написал Васильеву: «Да, дорогой мой, кончил или почти кончил „Христа“. И потащат его на всенародный суд, и все слюнявые мартышки будут тыкать пальцем в него и критику свою разводить…» Работе над образом Христа было отдано много сил: по словам Крамского, «вот уже пять лет неотступно он стоял передо мною; я должен был написать его, чтобы отделаться».

После создания

Картина была представлена на 2-й выставке Товарищества передвижных художественных выставок («передвижников»), открывшейся в Петербурге в конце декабря 1872 года. Полотно, которое было выставлено в глубине последнего зала, произвело большое впечатление на посетителей выставки. Сам Крамской вспоминал: «Картина моя расколола зрителей на огромное число разноречивых мнений. По правде сказать, нет трёх человек, согласных между собой. Но никто не говорит ничего важного. А ведь „Христос в пустыне“ — это моя первая вещь, над которой я работал серьёзно, писал слезами и кровью… она глубоко выстрадана мною… она — итог многолетних исканий…»

Один из очевидцев, историк и публицист Константин Кавелин, в статье «О задачах искусства» (1878) так описывал впечатления от картины Крамского: «Перед этим лицом, измученным глубокой и скорбной думой, перед этими руками, сжатыми великим страданием, я остановился и долго стоял в немом благоговении; я точно ощущал многие бессонные ночи, проведенные Спасителем во внутренней борьбе…» Но в то время, когда он «в умилении и трепете» восхищался образом Христа, кто-то рядом с ним воскликнул: «Что это за Спаситель! Это какой-то нигилист! Непонятно, как такую картину позволили выставить! Это кощунство, насмешка над святыней!» По словам Кавелина, негативный отклик заставил его поразмышлять о том, как одно и то же произведение может одному зрителю подарить «минуту невыразимого восторга и счастья», а в другом возбудить негодование.

Ещё до начала выставки у Крамского было несколько предложений от желающих приобрести картину — в частности, от Козьмы Солдатёнкова и от Академии художеств. Но первым, кому он назвал свою цену — 6000 рублей, был Павел Третьяков, который тут же приехал в Петербург и купил картину для своей коллекции, которая впоследствии составила основу Третьяковской галереи. В письме к художнику Фёдору Васильеву Крамской писал: «Приехал Третьяков, покупает у меня картину, торгуется и есть с чего! Я его огорошил, можете себе представить: за одну фигуру вдруг с него требуют не более не менее, как шесть тысяч рублей. Как это Вам кажется? А? Есть от чего рехнуться… Вот он и завопил! А все-таки не отходит». По словам самого́ Третьякова, картина «Христос в пустыне» (или «Спаситель» Крамского, как он её называл) была одной из его любимых картин. По его признанию, «„Спаситель“ Крамского мне очень нравился и теперь также нравится, почему я и спешил приобрести его, но многим он не очень-то нравится, а некоторым и вовсе. <…> По-моему, это самая лучшая картина в нашей школе за последнее время — может быть, ошибаюсь».

Хохот (Радуйся, царю иудейский)

В начале 1873 года Совет Академии художеств принял решение присудить Крамскому звание профессора за картину «Христос в пустыне». Узнав об этом, Крамской написал письмо, где он отказывался от этого звания, желая оставаться независимым от Академии. В связи с тем, что картины 2-й Передвижной выставки не были показаны в Москве, некоторые из них были включены в московскую часть 3-й выставки, открывшейся 2 апреля 1874 года. Среди них было и полотно «Христос в пустыне», которое экспонировалось под названием «Спаситель в пустыне». В 1878 году картина была в составе российской экспозиции на Всемирной выставке в Париже, куда были отправлены многие известные полотна из Третьяковской галереи и других собраний. Крамской лично посетил эту выставку, выехав в Париж в октябре 1878 года. За картины «Христос в пустыне», «Портрет писателя Л. Н. Толстого» и другие ему была присуждена золотая медаль выставки (по другим данным, он получил медаль III степени).

Ещё до начала 2-й Передвижной выставки, в письме Фёдору Васильеву от 1 декабря 1872 года, Крамской сообщал о своих будущих планах: «Надо написать ещё „Христа“, непременно надо, то есть не собственно его, а ту толпу, которая хохочет во всё горло, всеми силами своих громадных животных лёгких». Претворяя идею в жизнь, через пять лет после окончания работы над «Христом в пустыне» Крамской начал работу над другим монументальным полотном, продолжающим тему жизни Христа, — «Хохот», также известным под названиями «Радуйся, царю иудейский» или «Христос во дворе Пилата». На нём должно было быть изображено поругание Христа после суда Понтия Пилата и последовавшего за ним бичевания. По замыслу художника, это было гигантское полотно (холст, масло, 373 × 501 см), и он работал над ним пять лет, с 1877 по 1882 год, но так и не закончил. Неоконченное полотно хранится в настоящее время в Государственном Русском музее в Санкт-Петербурге (инв. Ж-5724).

Картины «Христос в пустыне» и «Хохот» рассматриваются как составные части «Евангельского цикла» Крамского. Полагают, что в процессе их создания большое влияние на художника оказало творчество Александра Иванова, и прежде всего его масштабное полотно «Явление Христа народу».

Отзывы и критика

Критик Владимир Стасов писал в очерке о творчестве Крамского, что в 1872 году художник создал «своего „Христа в пустыне“, превосходную картину, полную сердечности и некоторого элегического настроения: она носила на себе следы глубокого изучения Иванова и горячих симпатий к его новому направлению». Стасову, однако, не нравилось отсутствие действия в картине: по его выражению, Христос сидит и «надумывается», а о чём и зачем, и «на что кому бы то ни было нужно это нерешительное и смутное надумывание, вместо настоящего „дела“, фактов, деяний — этого никто не объяснит».

Писатель Иван Гончаров отмечал, что в картине «художник глубоко уводит вас в свою творческую бездну, где вы постепенно разгадываете, что он сам думал, когда писал это лицо, измученное постом, многотрудной молитвой, выстрадавшее, омывшее слезами и муками грехи мира — но добывшее себе силу на подвиг». Продолжая обсуждение образа Христа, Гончаров писал: «Вся фигура как будто немного уменьшилась против натуральной величины, сжалась — не от голода, жажды и непогоды, а от внутренней, нечеловеческой работы над своей мыслью и волей — в борьбе сил духа и плоти — и, наконец, в добытом и готовом одолении. Здесь нет праздничного, геройского, победительного величия — будущая судьба мира и всего живущего кроется в этом убогом маленьком существе, в нищем виде, под рубищем — в смиренной простоте, неразлучной с истинным величием и силой».

Писатель и критик Всеволод Гаршин высоко оценивал созданный художником образ Христа. В письме Крамскому от 14 февраля 1878 года он писал, что черты лица Христа его «сразу поразили, как выражение громадной нравственной силы, ненависти ко злу, совершенной решимости бороться с ним». Гаршин отмечал, что страдание теперь не касается Христа — «оно так мало, так ничтожно в сравнении с тем, что у него теперь в груди, что и мысль о нём не приходит Иисусу в голову».

Картина «Христос в пустыне» на почтовой марке России 2000 года

Высоко ценил картину Крамского и Лев Толстой — в письме Павлу Третьякову от 14 (или 15) июля 1894 года он отмечал, что Христос Крамского — «это лучший Христос, которого я знаю», а в письме от 16 июля того же года писал: «Ведь если есть какое-нибудь оправдание всем тем огромным трудам людей, которые сосредоточены в виде картин в Вашей галерее, то это оправдание только в таких картинах, как Христос Крамского и картины Ге…» Да и сам Третьяков в письме Льву Толстому от 12 июля 1894 года отмечал: «Более всех для меня понятен „Христос в пустыне“ Крамского. Я считаю эту картину крупным произведением и очень радуюсь, что это сделал русский художник…»

Встречались и отрицательные отзывы — например, художник и критик Александр Бенуа считал образ Христа в исполнении Крамского неудачным, полагая, что «сам Крамской в точности не знал, зачем он взялся за эту тему, каково вообще его душевное отношение к Христу», а писатель Пётр Гнедич отмечал, что «в общем картина холодна и мало согрета внутренним чувством», поскольку, как он считал, рассудочность Крамского помешала ему «непосредственно и искренно отнестись к сюжету».

По утверждению искусствоведа Георгия Вагнера, «Христос в пустыне» — «центральное полотно во всей Третьяковской галерее». Искусствовед отмечал, что увлёкший Крамского образ Христа — это «никакой не миф», «не религиозная модернизация революционно-демократических идей эпохи разночинного движения, а глубоко внутреннее движение необыкновенно чуткого художника, наделённого даром божественного озарения». Вагнер писал, что «в основе содержания картины „Христос в пустыне“ лежит не надуманная идея выбора пути („куда пойти“), и ещё менее — борьба божественности с дьяволом, а мучительные усилия Христа осознать в себе единство Божественного и Человеческого».

По словам искусствоведа Григория Стернина, «Христос в пустыне» Крамского — это «не столько картина, сколько созданный в красках философский трактат», толкованию которого «посвящено больше страниц, чем характеристике любого другого произведения новой русской живописи», за исключением, быть может, только «Явления Христа народу». По мнению Стернина, этот факт достаточно выразительно характеризует «место картины Крамского в загадках русского художественного сознания второй половины XIX века».

Большое значение картины «Христос в пустыне» в истории русской живописи признаётся и зарубежными искусствоведами.

Примечания

  1. 1 2 3 4 5 6 Каталог ГТГ, т. 4, кн. 1, 2001, с. 292—293.
  2. Крамской Иван Николаевич — Христос в пустыне (HTML) (недоступная ссылка). Государственная Третьяковская галерея, www.tretyakovgallery.ru. Дата обращения 25 июля 2016. Архивировано 25 июля 2016 года.
  3. 1 2 3 В. И. Порудоминский, 1974, с. 81.
  4. 1 2 Е. Ф. Петинова, 2001, с. 155.
  5. Крамской Иван Николаевич // Большая советская энциклопедия : / гл. ред. А. М. Прохоров. — 3-е изд. — М. : Советская энциклопедия, 1969—1978.
  6. 1 2 Г. Ю. Стернин, 2007, с. 121.
  7. В. И. Порудоминский, 1974, с. 79.
  8. 1 2 3 4 Р. Кононенко, 2009, с. 10.
  9. 1 2 Т. В. Юденкова, 1997, с. 471.
  10. 1 2 3 4 5 Н. А. Ионина. 100 великих картин. — Москва: Вече, 2006. — 510 с. — ISBN 9785953311250.
  11. Н. А. Яковлева, 1990, с. 34.
  12. Г. Прохоров, 1993, с. 127.
  13. Т. В. Юденкова, 1997, с. 474.
  14. 1 2 Т. В. Юденкова, 1999, с. 46.
  15. Т. В. Юденкова, 1997, с. 470.
  16. Ф. Ф. Петрушевский. Крамской, Иван Николаевич (HTML). ЭСБЭ, ru.wikisource.org. Дата обращения 25 июля 2016.
  17. С. Н. Гольдштейн, 1965, с. 338.
  18. 1 2 Г. С. Чурак, 1997, с. 13.
  19. 1 2 А. И. Цомакион, 2013.
  20. Илья Репин. Далёкое близкое (автобиография) — Иван Николаевич Крамской. Памяти учителя. (HTML). ilyarepin.ru. Дата обращения 25 июля 2016.
  21. Русское искусство XVIII — начала XX вв (HTML) (недоступная ссылка). Музей изобразительных искусств Республики Карелия — artmuseum.karelia.ru. Дата обращения 20 июля 2016. Архивировано 29 августа 2016 года.
  22. Г. К. Вагнер, 1995, с. 412.
  23. 1 2 3 Т. И. Курочкина, 1989, с. 34.
  24. Р. Кононенко, 2009, с. 9.
  25. Т. И. Курочкина, 1989, с. 32.
  26. И. Е. Репин, 1960, с. 79—80.
  27. Т. И. Курочкина, 1980, с. 50.
  28. 1 2 Г. С. Чурак, 1997, с. 14.
  29. Каталог ГТГ, т. 4, кн. 1, 2001, с. 291.
  30. 1 2 3 В. В. Стасов, 1954, с. 109.
  31. А. В. Лазарев, 2008, с. 14.
  32. 1 2 3 А. В. Носков и О. В. Набокина, 2015, с. 187.
  33. И. Е. Репин, 1960, с. 80.
  34. Г. К. Вагнер, 1995, с. 417.
  35. Т. И. Курочкина, 1989, с. 30.
  36. Ф. С. Рогинская, 1989, с. 71.
  37. В. И. Порудоминский, 1974, с. 85—86.
  38. К. Д. Кавелин, 1989.
  39. 1 2 В. И. Порудоминский, 1974, с. 86.
  40. А. П. Боткина, 1993, с. 183.
  41. А. П. Боткина, 1993, с. 127.
  42. Т. В. Юденкова, 2006.
  43. Ф. С. Рогинская, 1989, с. 418.
  44. Ф. С. Рогинская, 1989, с. 164.
  45. Е. Л. Селезнёва. П. М. Третьяков и Всемирная парижская выставка 1878 года (PDF). журнал «Третьяковская галерея», 2006, № 1, с.22—27. Дата обращения 20 июля 2016.
  46. 1 2 Т. В. Юденкова, 1999, с. 41.
  47. А. С. Соколов. Санкт-Петербург на Всемирных выставках в Париже 1867—1900 гг. // Триумф музея?. — СПб.: Государственный Эрмитаж, 2005. — С. 276—303.
  48. И. Н. Крамской, 1988, с. 190.
  49. 1 2 Каталог ГРМ, 1980, с. 151.
  50. Н. А. Яковлева, 1990, с. 38—40.
  51. Крамской, Иван Николаевич. Хохот («Радуйся, царю иудейский»). 1877–1882. ГРМ (HTML) (недоступная ссылка). Российский общеобразовательный портал — artclassic.edu.ru. Дата обращения 20 июля 2016. Архивировано 4 марта 2016 года.
  52. 1 2 Г. Прохоров, 1993, с. 122.
  53. В. В. Стасов, 1954, с. 71.
  54. В. В. Стасов, 1951, с. 156.
  55. И. А. Гончаров, 1980, с. 73.
  56. В. М. Гаршин, 1934, с. 153—154.
  57. Л. Н. Толстой, т. 19, 1984, с. 294—295.
  58. С. Н. Гольдштейн, 1965, с. 103.
  59. А. П. Боткина, 1993, с. 226.
  60. А. Н. Бенуа, 1995, с. 258.
  61. П. П. Гнедич, 1897, с. 501.
  62. Г. К. Вагнер, 1995, с. 424.
  63. Г. К. Вагнер, 1995, с. 413.
  64. Г. К. Вагнер, 1995, с. 428.
  65. Walther K. Lang. The «Atheism» of Jesus in Russian Art: Representations of Christ by Ivan Kramskoy, Vasily Polenov, and Nikolai Ghe (HTML). Nineteenth-Century Art Worldwide (Volume 2, Issue 3, 2003) — www.19thc-artworldwide.org. Дата обращения 25 июля 2016.

Литература

  • Бенуа А. Н. История русской живописи в XIX веке. — М.: Республика, 1995. — 448 с. — ISBN 5-250-02524-2.
  • Боткина А. П. Павел Михайлович Третьяков в жизни и искусстве. — М.: Искусство, 1993. — 371 с. — ISBN 9785210025500.
  • Вагнер Г. К. Об истолковании картины И. Н. Крамского «Христос в пустыне» // Вопросы искусствознания. — 1995. — № 1—2. — С. 408—430.
  • Гаршин В. М. Собрание сочинений в трёх томах. — М.: Академия, 1934. — Т. 3.
  • Гнедич П. П. От эпохи Возрождения до наших дней (История искусств, т. 3). — СПб.: Издание А. Ф. Маркса, 1897.
  • Гольдштейн С. Н. Крамской. — М.: Искусство, 1965. — 440 с.
  • Гончаров И. А. «Христос в пустыне». Картина г. Крамского. — М.: Художественная литература. Собрание сочинений в 8 томах (1972—1980), 1980. — Т. 8. — С. 73.
  • Кавелин К. Д. Наш умственный строй. Статьи по философии русской истории и культуры / В. К. Кантор, О. Е. Майорова. — М.: Правда, 1989. — 654 с.
  • Кононенко Р. Иван Николаевич Крамской (Великие художники, том 13). — М.: Директмедиа Паблишинг и Комсомольская правда, 2009. — 48 с. — ISBN 978-5-87107-186-1.
  • Курочкина Т. И. Иван Николаевич Крамской. — М.: Изобразительное искусство, 1980. — 208 с.
  • Курочкина Т. И. Иван Николаевич Крамской. — Л.: Художник РСФСР, 1989. — 216 с. — (Русские живописцы XIX века). — ISBN 5-7370-0041-9.
  • Лазарев А. В. Крамской. — М.: Белый город, 2008. — 48 с. — ISBN 978-5-7793-1432-9.
  • Носков А. В., Набокина О. В. Луга и окрестности. Из истории населенных мест Лужского района. — Л.: Litres, 2015. — ISBN 9785457830929.
  • Петинова Е. Ф. Русские художники XVIII — начала XX века. — СПб.: Аврора, 2001. — 345 с. — ISBN 978-5-7300-0714-7.
  • Порудоминский В. И. И. Н. Крамской. — М.: Искусство, 1974. — 248 с.
  • Прохоров Г.. «Христос, величайший из атеистов…» Евангельский цикл И. Н. Крамского // Вопросы искусствознания. — 1993. — № 4. — С. 122—135.
  • Рогинская Ф. С. Товарищество передвижных художественных выставок. — М.: Искусство, 1989. — 430 с. — ISBN 5-87685-054-3.
  • Стасов В. В. Избранное: живопись, скульптура, графика. — Искусство, 1951. — Т. 2 — Искусство XIX века. — С. 156.
  • Стасов В. В. Статьи и заметки, публиковавшиеся в газетах и не вошедшие в книжные издания. — М.: Издательство Академии художеств СССР, 1954. — Т. 2. Архивная копия от 4 марта 2016 на Wayback Machine
  • Стернин Г. Ю. Два века. Очерки русской художественной культуры. — М.: Галарт, 2007. — 384 с. — ISBN 978-5-269-01052-6.
  • Толстой Л. Н. Собрание сочинений в 22 т.. — М.: Художественная литература, 1984. — Т. 19.
  • Цомакион А. И. Иван Крамской. Его жизнь и художественная деятельность. — М.: Litres, 2013. — 790 с. — (Жизнь замечательных людей). — ISBN 9785425083340.
  • Чурак Г. С.. И. Крамской. Христос в пустыне // «Юный художник». — 1997. — № 4. — С. 12—14.
  • Юденкова Т. В.. Ещё раз о картине И. Н. Крамского «Христос в пустыне» // Вопросы искусствознания. — 1997. — № 2. — С. 465—475.
  • Юденкова Т. В. Крамской. — М.: Белый город, 1999. — 64 с. — ISBN 5-7793-0165-4.
  • Юденкова Т. В. Неустанное служение — К истории коллекции П. М. Третьякова // Наше наследие. — 2006. — № 78.
  • Яковлева Н. А. Иван Николаевич Крамской. — Л.: Художник РСФСР, 1990. — 112 с. — (Массовая библиотека по искусству). — ISBN 5-7370-0042-7.
  • Государственная Третьяковская галерея — каталог собрания / Я. В. Брук, Л. И. Иовлева. — М.: Красная площадь, 2001. — Т. 4: Живопись второй половины XIX века, книга 1, А—М. — 528 с. — ISBN 5-900743-56-X.
  • Государственный Русский музей — Живопись, XVIII — начало XX века (каталог). — Л.: Аврора и Искусство, 1980. — 448 с.
  • Крамской об искусстве / Т. М. Коваленская. — М.: Изобразительное искусство, 1988. — 176 с. — ISBN 5-85200-015-9.
  • Репин об искусстве. / О. А. Лясковская. — М.: Издательство Академии художеств СССР, 1960. — 192 с.

Ссылки

  • «Христос в пустыне» в базе данных Третьяковской галереи
  • Christ in the Wilderness, 1872, Ivan Kramskoy, Google Art Project, www.googleartproject.com
  • Крамской Иван Николаевич — Христос в пустыне, 1872 (HTML). www.art-catalog.ru. Дата обращения 11 июля 2016.
  • Иван Николаевич Крамской — Христос в пустыне (1872) (HTML). www.kramskoy.info. Дата обращения 18 июля 2016.

Работы Ивана Крамского

  • Русалки (1871)
  • Христос в пустыне (1872)
  • Пасечник (1872)
  • Полесовщик (1874)
  • Созерцатель (1876)
  • Н. А. Некрасов в период «Последних песен» (1877—1878)
  • Лунная ночь (1880)
  • Неизвестная (1883)
  • Неутешное горе (1884)

Эта статья входит в число избранных статей русскоязычного раздела Википедии.

>
LiveInternetLiveInternet

«Христос в пустыне». Как появился на свет шедевр Крамского

Иван Крамской. Христос в пустыне. 1872 г. Третьяковская галерея, Москва

Если Вы видели «Христа в пустыне» Крамского вживую, то наверняка она стала одной из Ваших любимых картин.

Если не видели, то Вы можете провести эксперимент. Сходите в Третьяковку по возможности. И попробуйте пройти мимо этой работы.

Думаю, у Вас это не получится. Вы все равно невольно замедлите шаг…

Откуда я это знаю?

Я заметила, что часто любовь к искусству коррелирует с эмпатией. Если Вы любите искусство, то, скорее всего, легко считываете и реагируете на эмоции других.

Поэтому Вы вряд ли пройдёте мимо такого пронзительного образа. ОН погружён в раздумья. Его исхудалые руки сцеплены в сильном напряжении.

Иван Крамской. Христос в пустыне (фрагмент). 1872 г. Третьяковская галерея

Дело происходит на рассвете. А значит он думал всю ночь и продолжает думать ранним утром.

По темным кругам под глазами Вы понимаете, что это не первая такая ночь. И что днём он не отдыхает. Его ноги пыльные, а одежда мохрится от длительной ходьбы.

Сопереживание нахлынет на Вас при виде человека, пребывающего в столь тяжелом раздумье.

Стоп. Человека? Это же Христос. Сын Божий. Властелин земли и неба. Почему же Крамской показал нам лишь человечное в нем, опустив все божественное?

Человечный Христос

В 1835 году была издана необычная книга. «Жизнь Христа» Давида Штрауса.

Хотя она была написана трудночитаемым языком, основной её смысл так поразил общественность, что, как говорится, обратного пути не было. «Ящик Пандоры» был открыт.

Штраус дерзнул предположить, что Христос был человеком. Правда очень талантливым. Он нёс христианское учение в массы, а не только узкой группе интеллектуалов. И это было главным его отличием от других проповедников.

Именно массы потом передавали рассказы о нем из уст в уста, пока те не переносились на бумагу. А все чудеса, связанные с ним, рождались позже и основывались на древних мифах.

Книга Штрауса имела колоссальное влияние на литературу и живопись.

Из наших художников первым проникся этой теорией Александр Иванов. Его Христос приобретает больше человечности, нежели божественности. Даже привычного нимба нет.

Александр Иванов. Явление Христа народу (деталь). 1837-1857 гг. Третьяковская галерея, Москва

Таким же человечным нам предстаёт и Христос Крамского. Это выражено в простой позе человека, который столкнулся с душевными терзаниями и тяжелым выбором.

Иван Крамской. Христос в пустыне (деталь). 1872 г.

Но вот что это за выбор? О чем Христос думает?

О чем думает Христос Крамского

Крамской взял сюжет из Библии об искушении Христа дьяволом. После крещения, когда Иисусу было 30 лет, он принял решение удалится в пустыню на 40 дней. Там он не ел и не пил.

И под это дело его пытался искусить дьявол. Вот как раз многие художники показывали эти сцены искушения.

У моего любимого Тиссо, например, мы видим, как Дьявол предлагает Христу обратить камни в хлеб.

Джеймс Тиссо. Искушение Христа. 1886-1894 гг. Бруклинский музей

А Суриков показывает другой дьявольский соблазн. Тот перенёс Христа на высокую гору и начал сулить ему владычество над всеми городами, которые они увидели с вершины. Конечно, при условии, что Божий сын перейдёт на сторону зла.

Василий Суриков. Искушение Христа. 1872 г. Русский музей, Санкт-Петербург

Поэтому по Библии все размышления Христа касаются выбора между добром и злом.

Но вот у Крамского дьявола нет. Ведь человек здравомыслящий не видит дьявола наяву. О чем же тогда думает Христос Крамского?

Нам не нужно гадать. Сам художник все поясняет в переписке.

У его героя сильный характер. Он так неординарен, что может хоть весь мир покорить. Но решает этого не делать, силой воли заглушая в себе общечеловечные желания власти и богатства. И выбирает путь гораздо сложнее, не сулящий никаких благ «здесь и сейчас».

Вот эту борьбу с самим собой, перекраивание предназначения, внутреннюю ломку, мы и видим. Согласитесь, это требует очень сложной смеси эмоций и мыслей. Вот именно их Вы и видите на его лице. И невольно сопереживаете.

3. Необычные детали «Христа в пустыне»

На первый взгляд картина очень реалистична. Ведь все потустороннее в ней отбрасывается.

Остается реальный образ человека, который не первый день ходит по пустыне босыми ногами. Без еды и воды. Да ещё измученный долгими и серьезными раздумьями.

Но есть все же в картине толика мистики. Обратите внимание на камни вокруг Христа.

Внизу полотна – необычный камень. Его основание слишком узкое, чтобы он мог сам так стоять. Символ богоподобности Христа и его умения творить чудеса?

Иван Крамской. Фрагмент картины «Христос в пустыне». 1872 г.

А камень справа больше похож на рукотворную плиту. Она зловеще нависает над землёй, как символ грядущих непосильных испытаний.

Влияние «Христа» Крамского на живопись

Для русской живописи такое изображение Христа было необычно. Когда нет никакого действия, никакого по сути сюжета. Одни лишь размышления.

Но такой образ закрепился. Так, Поленов создал серию картин с одиноким, думающим проповедником.

Поленовский Христос тоже очень человечен.

Василий Поленов. Мечты. 1894 г. Радищевский музей, Саратов

Но ещё дальше в этом пошел Николай Ге. Его Христос – это внешне непримечательный человек невысокого роста. И только глаза выдают его большой ум и силу воли.

Николай Ге. Что есть истина? 1890 г. Третьяковская галерея, Москва

Цена «Христа в пустыне»

Крамской работал над картиной 5 лет. Не считая вынашивания замысла и первых эскизов.

Он мог себе это позволить благодаря Третьякову. Вернее его готовности покупать не декоративные картины для столовых, а работы с глубоким смыслом.

Это, конечно, уникальная ситуация. Художник мог выразить то, что хотел, даже если для этого ему нужно 5 лет!

Какой еще заказчик картин будет готов на это? А Третьяков охотно окупал временные и душевные затраты художников.

Насколько я знаю, «Христос в пустыне» – самое дорогое приобретение Третьякова. Не торгуясь, он заплатил 6000 рублей (на наши деньги примерно 3 млн рублей) за картину ещё до того, как ее увидела публика.

«Никита Пустосвят. Спор о вере» — картина известного русского художника Василия Григорьевича Перова. Полотно было создано между 1880 и 1881 годами, но история, о которой оно повествует, произошла 5 июня 1682 года.

В центре картины оказывается простой православный священник Никита Пустосвят, пришедший в Грановитую палату Московского Кремля для того, чтобы принять участие в споре о вере. Данный спор был затеян им самим, но по лицам, присутствующих на картине персонажей — царевны Софьи, высокопоставленных священников и придворных, явственно видно, что претензии к церкви, также как и сама церковь, им не интересна.

Никита Пустосвят обвиняет священников в полном невежестве в том, что используемые ими святые изречения — это всего лишь слова, значения которых они практически не понимают.

Священник одет в простую рясу, подпоясанную куском бечевки, на голове у него черный головной убор, положение тела полусогнутое, в руках — свиток. Несмотря на то, что человек на картине находится в раболепной позе, явственно просматривается, что он готов бороться за свои убеждения до самого конца.

Окружающие священника люди повернуты к зрителю спиной и стоят на коленях, исключение составляют представители высшего духовенства и сама царевна.

Картина написана в мрачных тонах, на ней представлен завершающий момент жаркой дискуссий. Лица людей уставшие, отрешенные, видно, что каждый остался при своем мнении.

Завершение этой истории художником не было показано. Сама же историческая действительность изображена живописцем более чем беспристрастно, на полотне не видно, каковы настоящие чувства художника, неизвестно как он относится к происходящему.

Из исторических источников известно, что Никита Пустосвят вышел победителем из затеянного им спора. Но на следующий же день, после того, как произошли события, отраженные на полотне, сельский священник был схвачен и казнен по приказу царствующей семьи.

Доводы разума оказались бессильны перед применением физической силы и невежеством, от которого действительно страдали многие священники описанного периода истории, не владеющие грамотой и пониманием того, что произносят, но берущиеся учить других.

Василий Перов. Спор о вере

Ну вот мы и снова в зале художника Василия Перова. На нас отовсюду в нём смотрят его картины, известные нам с детства. Ну кто ж не знает «Тройку». «Охотников на привале», «Чаепития в Мытищах», да и не только. А вот на одной из стен висит огромная картина. Она даже больше, чем «Три богатыря» Васнецова, и не так много уступает «Явлению Христа народу» Иванова. И, тем не менее, среди прочих картин в этом зале она менее всего известна. Удивительно. И не хорошо это.
А ведь художник писал эту картину, как бы подытоживая свой творческий путь перед своей скорой кончиной. В неё он вкладывал душу свою, как ни в какую другую картину. В ней было сказано, можно сказать, последнее его слово. И по его мысли эта картина должна была бы стать таким же общественным явлением, каким стала картина Иванова. А в итоге она и сегодня не так чтобы уж известна у нас.
Правда, он её не закончил. В деталях. Но главная мысль высказана более чем ясно. Ну а теперь спросите себя честно, знаете ли вы, действительно, кто такой был этот старик с козлиной бородой с яростью и в исступление даже и с фанатизмом во взоре в центре картины, доказывающий что-то перед всем собранием в зале. Его имя обозначено в самом названии картины, потому как её полноё название звучит так: » Никита Пустосвят. Спор о вере». И почти ведь каждый, я уверен, в недоумение спросит себя, а кто же это такой Пустосвят» И кто эти люди собравшиеся в этом зале? И чего они все хотят? О чём вообще спор?
А спор по всему очень серьёзный. Это видно по выражению лиц оппонентов и по всем их позам. И добром этот спор явно не кончится. Для одной из сторон. Потому как ясно, что битва словесная явно идет на уничтожение.
А внизу картины никакой аннотации на этот счёт нет. И потому народ как-то равнодушно проходит мимо, даже и не пытаясь вникнуть в суть явленного действия. А вникнуть надо. Потому как задан вопрос о самом что ни на есть существенном для каждого из нас. Он восходит к вопросу о смысле жизни.
Так вот действие происходит в царских чертогах, в Грановитой палате в Кремле, в Тронном зале. Женщина, приподнявшаяся с трона – это царевна Софья. А ей в споре противостоит группа стрельцов старообрядцев во главе с одним из выразителей их чаяний, то есть самом красноречивым и убежденным вождём их движения – Никитой Пустосвятым.
Нет, это не настоящее его имя. Его звали Никита Константинович Добрынин. Пустосвят – это обидное прозвище, данное ему официальной церковью. Он был суздальским священником. Он обвинял официальную церковь в невежестве и пустом использовании святых изречений. А кроме того он был ещё и блестящим оратором и полемистом. То есть тем самым «буйным», о котором пел ещё Высоцкий. А то, что буйный – так кто ж в этом сомневается при одном взгляде на этого старика.
*****
Раскольники – старообрядцы пришли в Тронный зал Грановитой палаты, чтобы объясниться с царевной и доказать свою правоту в решительном и бескомпромиссном споре. И спор по всему видно достиг такой остроты, что ни о каком примирении здесь уже речи быть не может.
Как же это произошло? Как же они все дошли до жизни такой, чтобы сцепится так в полной безнадёге найти мир и покой в их сердцах. А произошло это после раскола в нашей православной церкви. Самого жестокого за всю её историю, последствия которого не преодолены и по сей день.
По правде сказать, нам, ныне живущим, даже и трудно понять, в чём суть этого раскола. Почему столь высокого трагического накала он достиг в то время. То есть с того времени, когда патриарх Никон стал вводить жестокой и железной рукой свои церковные реформы.
Ну и возникает вопрос, а что же это были за реформы. Да ерунда какая-то, скажет кто-то сегодня. Ну, сами посудите. Не вдаваясь в мелкие детали, суть их была в следующем:
1 – Все книги религиозные, а других вроде бы и не было тогда, переписывались от руки. Печатное дело уже существовало, но не так чтобы сильно развито. Ну и, понятно, не все монахи-переписчики были слишком грамотны, внимательны, да и старательны в переписывании. В тексты вкрадывались ошибки и описки. Надо было их править. Вопрос состоял в том, по каким образцам переписывать? По византийским или греческим? А это было не совсем одно и тоже. Византийские образцы были более древними. А переписывали их по реформе с греческих образцов.
2 — Слово iсус должно было писаться отныне как iисус. То есть добавили одну буковку.
3 – Двуперсное крестное знамение было заменено на трехперстное. Вспомним боярину Морозову, которая на картине Сурикова в знак несогласия воздела руку с двумя перстами.
4 — Поклоны нужно творить не с колен, а в пояс.
5 – Крестные ходы водить против солнца, а не по солнцу.
6 — Возглас «Аллилуйя» во время богослужения нужно произносить не дважды, а трижды.
7 – Изменили число просфор и печати на них. Просфора – это такой хлебец круглой формы, употребляемый для таинства Евхаристии и поминания живых и мертвых.
И это по большому счёту и всё. И не Бог весть что. Ну какая разница в том, как сложить персты, благословляя или осеняя себя крестным знамением, сколько раз произносить слово Аллилуя, какая орфография в написании имени Христа, в какую сторону ходить крестным ходом и какое число просфор с печатью на них? В глазах современного человека, даже и верующего, но не слишком отягощенного знаниями религиозной обрядности, всё это галиматья какая-то или даже шаманство.
Откуда же страсти такие? Да ещё и какие. Сколько пострадавших, замученных, казненных, сожженных на костре или даже самих себя убивших в огне в жутких гарях. Вот, к примеру, Пустосвят был обезглавлен на Лобном месте на Красной площади на следующий же день после представленном на картине спора!
В чем же суть спора? Если коротко, то Пустосвят с его товарищами хотели, чтобы все, что касается веры и её обрядов тоже, оставалось по старому, по византийскому стилю. То есть таким, каким он сохранялся до падения Византии и прихода турок. А вот после того, как турки пришли, то греческая церковь претерпела изменения. Вплоть до того, что священники стали носить
камилавку, форма которой восходит к турецкой феске.
Ну куда это годится. И зачем нам нужна эта феска со всеми прочими предложенными изменениями, решили староверы.
А в 17 веке сношение с Востоком и особенно с Западом становится всё более интенсивным. И вот в этом тренде, как скажут ныне, у нас вознамерились строить и церковь по греческим образцам, уже отходившими от византийский традиций.
И сам Царь Алексей Михайлович был известным грекофилом. Он хотел привести русскую церковь в полное единение с греческой. Получается так, что патриарх Никон действовал в полном соответствии с царской волей. И отсюда весь сыр-бор. И раскол.
В наших глазах вроде бы дело и яйца выеденного не стоит. Может быть и да, но только если бы оно не касалось самого святого, что есть в нас. То есть души. То есть веры. В ней каждая деталь, даже и самая мелкая важна. Потому как, если изъять или переменить волевым решением самое мелкое, то и существование всего здание веры ставится под вопрос.
Вот почему пришли староверы в Грановитую палату на встречу с самым главным лицом на то время – царевной Софьей, регентшей при своих венценосных братьях.
*****
А пришли они к ней не спроста. Они пришли потребовать с неё должок. Благодаря стрельцам Софья осталась в Кремле регентшей при двух сводных братьях, а не ушла в монастырь. Без них Нарышкины остались бы при полной власти в Кремле.
Они, стрельцы-староверы, после первого своего выступления чувствовали себя героями и хозяевами положения. Софья уже однажды использовала стрельцов, можно сказать, в темную. Она стояла за первым стрелецким бунтом. Том самом, беспощадным и бессмысленным.
И всё произошло на глазах маленького Петра. Ему только 10 лет. Ребёнок. Его вместе с братом полупридурком Иваном выводят на Красное крыльцо. Вот они, никто их не тронул! А перед ними ревущая, пьяная и разъяренная толпа стрельцов. Она заполонила всю Соборную площадь. Вооруженная толпа. И она пришла алкать крови.
Эта толпа увидела обоих братьев и успокоилась было. Да тут вперед вылез дурак Михаил Долгоруков и стал орать на стрельцов самыми непотребными словами. И всё! Искра взорвала пороховую бочку. Самого дурака сбросили вниз прямо на копья стрелецкие. А потом они ворвались во дворец и стали бегать по всем его углам – закоулкам в поисках ненавистных Нарышкиных. Находили и убивали. Рубили на месте. И всё это на глазах десятилетнего ребенка Петеньки. Эти жуткие картины стояли у него в глазах всю жизнь. И ненавидел он стрельцов самой лютой ненавистью. Посмотрите на него на картине «Утро стрелецкой казни». Этот взгляд скажет вам всё, всю его ненависть к тем, кто покусился на его власть. Он ведь даже и рубил им головы собственноручно. Не дрогнувшей рукой.
*****
Ну так вот, стрельцы справедливо посчитали, что только благодаря им Софья осталась при власти, осталась в Кремле, а не ушла в монастырь. Ну а раз так, им показалось мало получить просто спасибо, которое, как известно, в карман не положишь. Среди них было много старообрядцев, и они посчитали возможным потребовать возвращение к прежней вере, без нововведений никоновских.
А Софья, понимая все это, никак не могла этого позволить. Потому как ни церковь, ни сама Софья уже не могли отказаться от постановлений, принятых Собором, который проклял старообрядцев. Потому как Собор признал уже старообрядцев еретиками и предал их анафеме. И потом, это означало бы признание неправоты и царя Алексея Михайловича, её отца. Ну как это сделать. А ещё она более чем ясно почувствовала, что стрельцы – это серьёзная и своенравная сила, которую ещё как нужно опасаться.
Но что бы их утихомирить, она согласилась на религиозный диспут со стрельцами. Стрельцы стремились к гласности и открытости, говоря сегодняшним языком. Потому предложили сначала провести его на Красной площади.
Патриарху такая гласность с простонародьем была совсем не нужна. Он настоял на проведение диспута в более тесном кругу. Предлог был такой – дескать, являться царевне и самому патриарху на народной площади в противостоянии с чернью было бы «зазорно», то есть заподло.
Ну вот так и состоялось то, что мы видим на картине. Официальную церковь представлял патриарх Иоаким, старообрядческую – Никита Пустосвят. Ну и весь спор – диспут свёлся к вполне ожидаемому. К взаимному обвинению в ереси и невежестве. А потом к ругани с употреблением всем известными словами. В пылу спора Никита треснул своего «оппонента» Афанасия, архиепископа Холмогорского, крестом по башке. Посмотрите, как он присел, держась за щеку.
А сам диспут начался было со смиренных слов патриарха, в которых, однако, чувствовалась и угроза:
— По какой причине пришли в царские палаты и что требуете от нас.
— Пришли царям-государям побить челом, чтобы служба божия была по старым служебникам, — ответили ему не менее смиренно
— Это не ваше дело, — был надменный ответ. – Простолюдинам не подобает судить архиереев. Вы должны повиноваться матери своей церкви. У нас книги исправлены с греческого по грамматике.
— Мы не о грамматике пришли с тобою говорить, — сказал Никита, — а о церковных догматах. Зачем на литургии вы берёте крест в левую руку, а тройную свечу в правую. Разве огонь честнее креста.
Ну а дальше атмосфера диспута только накалялась. И наконец достигла предела, представленным нам художником. Софья вскричала в конце диспута, когда дело уже дошло до драки:
— Что это такое. Он при нас архиерея бьёт. Помнишь ли, Никита, как блаженной памяти отцу нашему, святейшему патриарху и всему Собору ты принёс повинную. Ныне опять за то же дело принялся. Вы тут все еретики. Мы такую хулу не хотим слушать.
А потом она заявила, чтобы они все расходились, и что им будет указ позже.
И указ был. Пустосвят был казнен. Голова старика, доказывавшего правоту старой веры, слетела с плеч на Лобном месте на следующий день. Пострадал за веру. Да если только он один.
*****
И вот тут мне хотелось бы порассуждать на одну не очень удобную тему, которую так не любят нынешние церковники. Они обижаются на большевиков за грубое обращение с ними во время революции, за все гонения и притеснения, которое они все претерпели. В Суздале я видел современную икону, изображавшую отъявленных, богомерзких богоотступников в буденовках в виде дьяволов, творящих всякие безобразия.
Я долго рассматривал все эти безобразия, дивясь жесткой, изобретательной, живописной фантазии неизвестного художника. И при этом я думал вот о чем. Так и лезла в голову одна мысль. Богопротивная мысль: А сами-то как? А сами что творили в те времена с теми же старообрядцами?
Большая картина Сурикова «Боярыня Морозова» — это только мелкий эпизод из репрессивной войны, обрушившейся на приверженцев старой веры. Кстати, они не только так в назидание в кандалах провезли по улицам Москвы несчастную боярыню (на картине возле стен Чудового монастыря), но и уморили её голодом в заточении.
Да и не одну её. Вот мы видим на той же картине её сестру, Евдокию Урусову. Она идет справа от саней, горестно сложив руки. И её тоже ждёт та же участь. И она умрет от истощения. А ранее ещё и пытали их на дыбе, добиваясь таким образом «вразумить» и обратить в «истинную» веру. А ещё 14 их слуг и вовсе сожгли заживо в срубе.
*****
Я хочу обратить внимание на другой эпизод подавления бунта староверов. А именно на историю Соловецкого монастыря. Что мы знаем о нём? А мы знаем о нем, прежде всего, только то, что Соловки стали первым лагере политзаключённых, которые не захотели принять новую веру, предложенную большевиками. То есть коммунистическую веру. Много нам рассказали ужасов про жизнь несчастных на этом острове в Белом море. Даже и огромный камень привезли с этого острова и установили на Лубянке перед известным зданием. В назидание. И там время от времени собираются у этого камня, чтобы зачитать списки репрессированных в известные годы.
А я себя спрашиваю, а куда надо бы поставить другой камень с того же острова, как надгробный камень жертв гонений на старообрядцев.
Вспомним в этой связи историю, которая также связана с тем же монастырём, о который не любят вспоминать церковники и те, для кого Соловки – это только Гулаг и ничто больше.
Вот для полноты картины вспомним , как «терпимо» сама официальная церковь относилась к своим диссидентам по вопросам всего лишь культовой обрядности.
В 1657 году в монастырь прислали новые служебные книги, а монахи и насельники монастыря отказались от них, и продолжали проводить богослужение по старым книгам. Да ещё и стали писать челобитные в защиту старых богослужебных чинов. А это уже было серьёзно.
А дальше в 1667 году состоялся Большой Московский Собор. Он предал анафеме даже и не вероотступников, а старообрядцев. И послали в монастырь нового настоятеля Иосифа, дабы он там порядок навел. А упрямцы монахи не только его не приняли, а прогнали взашей, как еретика. И избрали своего архимандрита Никанора. А это уж совсем серьезно. Сиё действие уже подпадало под определение бунт.
И как следствие ответный и предсказуемый шаг со стороны правящей власти. Было послано войско для усмирения непослушных монахов. Монастырь был осажден. Сначала осада велась как-то слабо и нерешительно. Всё надеялись, что одумаются строптивые монахи. Но со временем ситуация все более ожесточалась. В ход пошли пушки.
Осада шла долго и упорно. В течении нескольких лет. Наконец монастырь был взят. А потом … А потом начались казни. Лютые и жуткие. На следующий же день. Сидельцам — монахам рубили головы, их сжигали, их вешали на деревьях, а ещё и топили в прорубях. А ещё и вешали железными крюками под ребро. И так вот они умирали. А за что? А только за то, что они хотели, как и прежде, креститься двумя перстами и ходить крестным ходом по солнцу.
А потом Соловецкий монастырь стал ещё и тюрьмой. Задолго до большевиков. Крепость на острове в очень студёном море. Не сбежишь.
А кого туда ссылали? Кто сидел в печально известной тюрьме?
А туда сажали всех, кто был неугоден властям, за «религиозные преступная». Представляете! Побывал там даже и игумен Троицко-Сергиевской Лавры, нестяжатель Сильван. За что? За то, что ратовал за небогатую церковь. А потом уже после 17 года туда же на Соловки стали ссылать попов стяжателей, то есть иосифлян. За что? А вот за это самое стяжательство, которое они проявляли во время изъятия из церквей материальных ценностей для нужд голодающих Поволжья.
Ссылали в монастырь на «вечное поселение» и много позже после пожара раскола. Теперь по решению Синода и Тайной Канцелярии. Кого ссылали? Тех же раскольников, а ещё скопцов, расстриг, пьяниц, вольнодумцев. Таким образом, монастырь стяжал себе славу жесткой тюрьмы задолго до СЛОНа (Саловецкий Лагерь Особого Назначения).
*****
Осмелюсь сказать, что вопрос в названии картины поставлен неправильно. Спор о вере. А надо заметить, что все персонажи картины – это верующие люди. Глубоко верующие. Они даже и помыслить себя не могли без веры в Бога. Они ведь спорят не по поводу того, что есть ли Бог или нет его. Они спорят по поводу того, какие делать движения и куда и как ходить во время отправления религиозного культа.
А большевики материалисты вообще отринули веру в Бога, каким бы он ни был и какое бы обличье ни принял. И тут же воздвигли здание новой веры. Веры в светлое будущее, то есть веры в равенство и братство, веры в общество социальной справедливости, веры в существования нового сообщества, сильно похожего на то, что нам обещано любой религией на земле. Всё и отличие, что все эти религии и тьма всяких сект обещает райскую жизнь только после нашего земного срока, а адепты новой веры во время его. Вот и всё.
И в глазах большевиков, приверженцы всех прочих религий и сект были теми же еретиками. Религия – опиум для народа. Наркотик И что делать с этими наркоманами? Бороться с ними. И ссылать, условно говоря, в те же Соловки.
*****
В заключение я хочу задать главный вопрос. Собственно ради только его и задумывалась эта статья. Он, этот вопрос, уже задан в названии картины.
Вера – а это что? Я думаю так, что это самый главный вопрос в жизни. И человек, наделённый совестью, не может себе его не задать. Потому как именно вера и делает человека человеком.
Вера – это ведь такая система духовных и моральных ценностей, которая наполняет смыслом нашу жизнь. Которая, дает ответ на вечный вопрос, в чем смысл жизни. Вера – это ведь не только Бог. Я вот, к примеру, не верю в Бога. Но это не значит, что я вообще ни во что не верю. Нет верю. В совесть верю. А совесть – это ведь нечто такое, что будет посуровей Бога. Бог может и простит, А вот совесть почти н никогда.
И совесть тоже заставляет выстраивать нашу жизнь в соответствии с тем, что можно делать в жизни, а что нельзя. Совесть – это тоже Бог. И в этом смысле Достоевский совершенно прав, когда говорил, что «Нет Бога (той же совести) – и все позволено».
Вера. С большой буквы. А откуда она взялась. А с того момента, когда человек осознал и понял, что он смертен. А если так, то тут же у него возникнет и вопрос другой, не менее важный. А во имя чего надо прожить этот наш срок пребывания наше на Земле. Этот длинный или не очень срок. Не важно. Это уж кому как повезёт.
А ведь так не хочется думать, что срок закончился – и это всё. И дальше ничего. Вечность и пустота. Рассыпались мы на атомы в бесконечной вселенной. Безвозвратно. Не соберутся больше эти атомы. Ну, не хочется в это верить.
И вот тогда и стала рождаться вера в то, что конец жизни, это не конец вообще. Потому как есть ещё и душа. А она бессмертна. И у неё будет ещё продолжение. Там, за невидимым пределом. И там за этим пределом, будет уже жизнь вечная. Куда лучшая, чем та, что была в этом мире, который весь наполнен страданиями, борьбой и болью.
И так везде. На всех материках. Где бы не жил человек, пришедший к этой мысли. И у всех народов, разделённых до поры до времени морями и океанами. Ну просто везде. И везде считалось, что миром и каждым из нас правит неведомая, вечная , высшая сила. То есть Бог. И везде он принимал разные обличия. Да и назывался он тоже по разному. И у каждого была своя история. Очень разные истории.
А как по разному верят люди в разных уголках земли. Вот, к примеру сикхи верят в бога, у которого вовсе нет имени. И есть Бог абсолютный и бог внутри каждого из нас. Не верят они в реинкарнацию . Зато верят в то, что душа просто возвращается к творцу.
А посмотрите какую религию придумали древние греки. А древние египтяне. А какая была религия у ацтеков. И сколько ещё можно вспомнить историй! Да просто жуть. А если ты веришь в другого бога, то это означает, что ты неправильный и неверный. Ты еретик. Ну и на костёр тебя, как Жанну д’Арк.
Даже и внутри одной религии есть те, кто верит в одного Бога, но только не так как все. А если это так, то ты сектант. И ату тебя. И тоже на костёр. И как же жить людям на всей нашей не такой уж обширной земле.
Ну, всё это, конечно, стёб такой. Может и не уместный. А если по-серьёзному, то есть такая примеряющая всех мысль. Она состоит в том, что если веришь в Бога, то, значит, он есть, каким бы он ни был. А если ты не веришь, то его и нет.
Я думаю, что его нет. И что же мне делать. А вот что. Я верю все же. Я верю в саму жизнь. Я наследник её. От самых первых живых одноклеточных, которые появились на Земле. И вера и долг мой состоит в том, чтобы она продолжалась, чтобы восходящая спираль её никогда не заканчивалась, даже и тогда, когда в неведомые сроки я слечу с неё.
И я никак не могу согласится с одним французским королём, который однажды заявил «Apres moi le deluge». То есть, после меня хоть потоп. Нет, наше общее дело состоит в том, чтобы этого потопа не произошло. А как это сделать, и что нужно для этого сделать, каким путём для этого надо идти – это уже совсем другая история.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *