Картинки возвращение блудного сына

Анализ картины «Возвращение блудного сына»

Возвращение блудного сына

1668-1669. Эрмитаж, Санкт-Петербург.

Рембрандт Харменс ван Рейн родился в Лейдене 15 июля 1606 г. в семье мельника и все свои 63 года прожил в Голландии. Когда Рембрандту было четырнадцать лет, он закончил латинскую школу, и его отец — Харменс Герритц ван Рейн отправил его в Лейденский университет изучать юриспруденцию.

Однако юноша через несколько месяцев учебы понял, что занимается не своим делом и пошел в подмастерья к художнику Якобу ван Сваненбургу. Художник научил Рембрандта основам рисования и живописи, познакомил его с историей искусств. Рембрандт, проучившись три года у ван Сваненбурга, в 1623 переехал в Амстердам и поступил в ученики к живописцу Питеру Ластману. Обладая природным художественным талантом, Рембрандт быстро превзошел в мастерстве своего учителя.

Всего через полгода он возвратился в Лейден, и открыл художественную мастерскую неподалеку от мастерской своего друга Яна Ливенса. Вскоре в ней появляются и первые ученики.

Да, картины Рембрандта, бесспорно, являются вершиной голландской живописи, а в творчестве самого художника одной из таких вершин стала картина «Возвращение блудного сына». Он писал ее в последний год жизни, когда уже был старым, нищим, смертельно больным и немощным, жил в голоде и холоде. И все лее наперекор року он писал, писал и писал в стране и городе.

Сюжет взят из Нового Завета. Иисус рассказывает притчу о сыне, который получает у отца свою часть имения и расточает ее в дальней стороне, живя распутно.

Когда, собравшись с духом, он возвращается домой, отец сразу прощает его и принимает с радостью. Религиозный смысл притчи таков: как бы ни грешил человек, раскаяние всегда вознаградится радостным прощением. Здесь Рембрандт, по-видимому, взялся исследовать общечеловеческое значение притчи. Коротко остриженные волосы на голове блудного сына и потрепанная одежда говорят сами за себя, а воротник хранит намек на былую роскошь. Туфли изношены, одну он обронил, став перед отцом на колени. Отец прижимает сына к груди, прощая его. Характерно, что Рембрандт избегает конфликтности притчи: там говорится о ревности послушного сына, хотя, возможно, он стоит в тени позади отца.

Темой для написания картины послужила известная евангельская притча, рассказывающая, как после долгих скитаний в неуютном мире блудный сын вернулся с несбывшимися надеждами к покинутому им отцу. Этот рассказ привлекал многих художников еще задолго до Рембрандта. Мастера Возрождения видели в примирении отца с непослушным сыном красивое и занимательное зрелище. Так, в картине венецианского художника Бонифацио действие происходит перед богатой усадьбой, на глазах у многолюдной разряженной толпы. Нидерландских художников привлекали больше испытания, которым непокорный сын подвергался на чужбине (например, сцена, когда опустившийся беспутник на скотном дворе среди свиней готов был благочестивой молитвой искупить свои прегрешения).

Рембрандту тема «блудного сына» сопутствовала в течение многих лет жизни. К этому сюжету он обращался еще в 1636 году, когда работал над офортом под тем же названием.

Рембрандт много раз возвращался к этой теме, и на протяжении многих лет он представлял ее каждый раз по-разному. В ранних вариантах сын бурно выражает свое раскаяние и покорность. В серии более поздних рисунков душевные порывы отца и сына не так обнажены, элемент назидания исчезает. Впоследствии Рембрандта стала занимать как бы почти нечаянная встреча старика-отца и сына, в которой силы человеческой любви и всепрощения еще только готовы раскрыться. Иногда это был одинокий старик, сидящий в просторной комнате, перед ним опустился на колени его непутевый сын. Порой это старик, выходящий на улицу, где его ждет нежданная встреча; или же к нему подходит сын и крепко сжимает его в объятиях.

Через 30 лет художник создает композицию менее детальную, повествовательную, в которой акцент перенесен на старика-отца. Сюжет картины «Возвращение блудного сына» не имеет прямого отношения к предыдущим наброскам, но именно в нее вложил Рембрандт весь свой творческий опыт и едва ли не самое главное из жизненного опыта.

На небольшой площадке перед домом собрались несколько человек. Оборванный, нищий, в подпоясанных веревкой лохмотьях, с бритой головой каторжника стоит блудный сын на коленях и прячет лицо на груди старика. Охваченный стыдом и раскаянием, он, может быть, впервые за много лет ощутил тепло человеческих объятий. А отец, склонившись к «бродяге», с бережной нежностью прижимает его к себе. Его старческие, нетвердые руки ласково лежат на спине сына. Эта минута по своему психологическому состоянию равна вечности, перед ними обоими проходят годы, проведенные ими друг без друга и принесшие столько душевных мук. Кажется, что страдания уже настолько сломили их, что радость встречи не принесла облегчения.

Встреча отца и сына происходит как бы на стыке двух пространств: вдали угадывается крыльцо и за ним уютный отцовский дом. Перед картиной подразумевается и незримо присутствует безграничное пространство исхоженных сыном дорог, чуждый и оказавшийся враждебным к нему мир.

Фигуры отца и сына составляют замкнутую группу, под влиянием охватившего их чувства они как бы слились воедино. Возвышаясь над коленопреклоненным сыном, отец мягкими движениями рук прикасается к нему. Его лицо, руки, поза — все говорит о покое и счастье, обретенные после долгих лет мучительного ожидания. Лоб отца как бы излучает свет, и это самое светлое место в картине.

Ничто не нарушает сосредоточенного молчания. С напряженным вниманием наблюдают за встречей отца и сына присутствующие. Среди них выделяется стоящий справа мужчина в красном плаще, фигура которого как бы связывает главных действующих лиц с окружающими их людьми.

Внимательно следит за происходящим и человек, стоящий сзади. Взор его широко открытых глаз говорит о том, что и он проникся всей важностью и серьезностью момента. С искренним сочувствием смотрит на отца и сына стоящая поодаль женщина. Трудно сказать, кто эти люди. Может быть, Рембрандт и не стремился к индивидуальной характеристике присутствующих, так как они служат лишь дополнением к главной группе.

На картине блудный сын — едва ли не единственный в классической живописи герой, полностью отвернувшийся от зрителей. Юноша много странствовал, много испытал и пережил: его голова покрыта струпьями, башмаки стоптаны. Один из них свалился с ноги, и зритель видит заскорузлую его пятку. Он едва добрался до порога отцовского дома и в изнеможении опустился на колени. Спавший с ноги грубый башмак красноречиво говорит о том, какой длинный был пройден путь, каким унижениям он подвергался. Зритель не имеет возможности рассмотреть его лицо, но вслед за блудным сыном он тоже как бы входит в картину и падает на колени.

Из глубины сумрачного холста льется таинственный свет. Он мягко обволакивает фигуру слепого отца, шагнувшего из тьмы навстречу сыну. Окружающие как бы застыли в ожидании слов о прощении, но слов нет… Старик-отец, действительно, производит впечатление слепого, хотя в притче ничего не сказано о его слепоте. Но она, видимо, казалась Рембрандту чем-то более способным выпукло изобразить волнение растроганного сердца.

Чувство безграничной радости и любви захватило отца целиком, в сущности, он даже не обнимает своего сына, так как у него уже нет для этого сил и руки его не способны прижать к себе сына. Он просто ощупывает его, тем самым прощая и защищая.

Тот, кто ценит главным образом внешнюю красоту, пожалуй, найдет в этой картине Рембрандта много некрасивого и угловатого. Но таинственное действие света, усиливающееся далеко простираемой тьмою, приковывает к себе любого зрителя, а гармония замечательных оттенков красок действует на его душу подобно мелодиям старинных церковных песнопений.

Отец — полный достоинства старец, с благородными чертами лица, одет в царственно звучащие красные одеяния. Но и эта монументальность у Рембрандта распадается, подмываемая мощным потоком человечности

От благородной головы отца, от его драгоценного одеяния наш взгляд спускается к постриженному наголо, преступному черепу сына, к его беспорядочно висящим на теле отрепьям, к подошвам ног, дерзко выставленных навстречу зрителю, преграждая его взгляд.

Мастер изобразил финальную часть притчи встречу отца с возвратившимся «блудным сыном».

Но вернемся к картине Рембрандта. Есть в ней нечто не понятное, даже таинственное. Это состояние отмечается и искусствоведами, здесь прежде всего речь идет о второстепенных персонажах на полотне, кто они вопрос который их мучает и пока это загадка. Факт, что мастер сдвинул главных персонажей от центра картины, ему принципиально важно было поместить на полотне третьего неизвестного. Этот неизвестный выделен светом так же как и главные персонажи. Более того, он полностью прописан, его фигура даже доминирует на полотне. Облаченный в красную накидку (для православной иконографии такое означает принадлежность к княжескому роду) он выделяется необычной статью, совсем не рабской. При возрасте порядка 40 лет (борода слегка подернута сединой), посох в его руках выглядит отнюдь не как средство передвижения, а скорее как символ власти. На его груди просматриваются полосатые застежки, как у русского кафтана.

Сын же показан со спины, его личность не важна. И когда смотришь на картину, в глаза сразу бросается его голая пятка, картина как бы начинается с нее, она пожалуй самое яркое место полотна. На ум сразу приходит единственная, для большинства зрителей, аналогия с пяткой ахиллесова пятой, т.е. потайным местом, т.е. тайной.

Отец из евангельской притчи не решает судьбу сына по закону, как вправе был бы поступить отец, уже однажды отдавший сыну причитавшуюся ему часть наследства, но он поступает по велению сердца — прижимает к своей груди сына, как нежная и любящая мать. В этих руках — вся полнота любви и прощения.

Старческими руками он обнимает свое дитя. Лицо отца ярко освещено, но глаза его не видят, старик — слеп. Он ослеп не от старости — он проглядел глаза, глядя на дорогу, ожидая годами, когда сын вернется. И теперь, лишившись зрения, отец не может увидеть изменившегося лица сына, но руками и сердцем он чувствует, что это его сын, потерянный и обретенный, и слабая улыбка видна на его губах. Отец не упрекает сына, за то, что тот пропадал столько лет, он тихо радуется, что тот жив и вернулся. В прощении отца — великодушие и мужество, не позволяющее опуститься до мелких упреков, которые уже ничего не меняют, а только отравляют радость встречи. Но в нем же и материнская нежность, и сердечное утешение. Рембрандт подчеркивает это в детали, которая не заметна с первого взгляда — у старика разные руки: правая женская, левая мужская. В этом образе художник соединяет образ отца и матери.

Постепенно в полумраке картинного пространства глаз начинает различать другие фигуры: справа стоит человек, одетый в богатую одежду, с тюрбаном на голове. Лицо отрешено, глаза опущены. Во внешней сдержанности, так поразительно отличающейся от эмоционального состояния отца и блудного сына, напускное спокойствие, подчеркнутое безразличие, даже презрение к этому оборванному грязному человеку, который посмел прикоснуться к отцу. Он стоит на ступеньках, которые отделяют его фигуру от происходящего в левой части картины, наиболее освещенной и играющей роль смыслового центра. Кто этот человек? Это старший сын. Тот, который никогда не уходил из дома, все время был при отце, вместе с ним работал, заботился о нем, когда тот состарился. Он не проматывал наследства, не позволял себе праздности, работал, был верным, преданным, трудолюбивым и во всем положительным сыном. И теперь он крайне удивлен и даже раздосадован, почему же отец так принимает того, кто практически предал их семью, уйдя из отцовского дома.

Рембрандт подчеркивает, что старший сын, не принимая своего брата, отделяет себя не только от него, но и от отца. Художник отгораживает его полосой мрака от главных фигур, на него падают лишь отблески того света, которыми освещены отец и блудный сын. Лицо его повернуто в профиль, и у зрителя не возникает с ним контакта. Взгляд зрителя, отталкиваясь от его фигуры, снова перемещается в смысловой центр картины — к стоящему на коленях блудному сыну.

Да это и не важно. Эти фигуры нужны художнику, чтобы показать, что между безоговорочно милующей позицией отца и жестко законнической позицией старшего сына есть и другие, как между двумя крайними точками в амплитуде колебания маятника есть промежуточные позиции. Рембрандт уходит от однозначности и назидательности. Он показывает, что прощение дается трудно и тому, кто согрешил, и тому, кто сохранил праведность

В картине вполне определенно прочитывается мысль, что наше прощение напрямую зависит от того, прощаем ли мы. Покаяние — это возвращение в дом Отца

Он скончался 4 октября 1669 года в Амстердаме. Все его имущество составляло три куртки, 10 колпаков и кисточки.

При этом творческое наследие мастера огромно, Рембрандт был невероятно работоспособен: им создано более 250 картин, 300 гравюр и 1000 рисунков. Художник умер в нищете, но после смерти его работы стали цениться чрезвычайно дорого.

Творчество Рембрандта оказало огромное влияние на развитие мирового изобразительного искусства. Его работы находятся сегодня во многих музеях мира и частных коллекциях. А в Голландии день рождения Рембрандта — 15 июля — отмечается как национальный праздник.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *