Картины Константина маковского

«Воззвание Минина к нижегородцам» — картина великого русского художника Константина Егоровича Маковского (1839-1915). Полное название картины: «Минин на площади Нижнего Новгорода, призывающий народ к пожертвованиям». Работа является одной из самых знаменитых картин на патриотическую тему России.

Картина была написана в 1896 году. После того, как работа была выставлена, она буквально ошеломила всех, кто её увидел. Потрясает как сам сюжет картины, точно прорисованные персонажи, передача накала страстей , жизни и быта начала XVII века, так и размеры полотна. Общая площадь картины «Воззвание Минина к нижегородцам» составляет 40 квадратных метров, точные размеры: 698х594 см. В основу сюжета картины были положены реально-происходившие события, которые имели место в сентябре 1611 года. Несмотря на огромное количество персонажей на картине, художнику удалось объединить их в единый организм, сплочённый и целеустремлённый. Русский народ в этой картине объединён общим порывом, становится одним целым, когда настало время для борьбы с врагом.

Картина представляет из себя многолюдную сцену. Ранним утром на Торговую площадь Нижнего посада собрались все жители Нижнего Новгорода. В самом центре виден земский староста Кузьма Минин, который призывает сограждан отдать имущество и деньги на благо ополчения, которое было создано для того, чтобы освободить Московское государство от иноземных захватчиков. Помимо Минина, на картине изображено более ста портретных персонажей. По своему размаху данная работа является самым большим станковым полотном в России.

Картина создавалась очень тяжело и очень долго. От самых первых эскизов до полного завершения прошло почти двадцать лет. Непосредственный процесс создания занял у Маковского шесть лет. Для того, чтобы картина была максимально достоверной, Константин Егорович неоднократно приезжал в Нижний Новгород, где изучал саму местность, а также исторический материал. Здесь он создавал этюды и зарисовки. Известно, что Маковский решил написать самую большую картину на историческую тематику после того, как увидел шедевра Репина «Запорожцы пишут письмо турецкому султану».

Впервые картина была показана на Всероссийской художественно-промышленной выставке в Нижнем Новгороде в 1896 году. В 1908 году картина была приобретена Министерством императорского двора. После того, как «Воззвание Минина к нижегородцам» была подарена городу в честь 300-летия династии Романовых, долгое время она находилась в Гербовом зале Городской думы. С 1972 года масштабное полотно Константина Маковского выставлено в Нижегородском государственном художественном музее в специальном помещении, примыкающем к дому Д.В.Сироткина.

Картина «Минин на площади Нижнего Новгорода, призывающий народ к пожертвованиям»

Деловой центр «Динека» — юридическая консультация, получение справок и другие услуги от профессионалов своего дела. Заходите на официальный сайт компании, который находится , чтобы ознакомиться с полным перечнем услуг. Также на сайте вы можете узнать все расценки и контакты для связи.

Картина К. Е. Маковского «Воззвание Минина»

Собрание НГХМ

Верхневолжская наб., 3

Картина известного академического живописца Константина Егоровича Маковского (1839-1915) «Воззвание Минина» относится к числу самых крупных произведений русской станковой живописи, написанных на историко-патриотическую тему (размеры холста – 698х594 см). Она представляет многолюдную сцену сбора пожертвований на Нижегородское ополчение, спасшее в 1612 году страну от иноземных захватчиков. В центре полотна – земский староста Кузьма Минин, призывающий сограждан отдать деньги и имущество ради освобождения Отечества.

Замысел картины относится к 70-м годам XIX века, ее окончание к 1896 году. От первых эскизов до завершения работы прошло около двадцати лет. Непосредственно процесс создания полотна занял примерно 6 лет. Маковский неоднократно приезжал в Нижний Новгород для изучения исторического материала и создания подготовительных этюдов, зарисовок. Впервые это произведение было показано в Нижнем Новгороде, на Всероссийской художественно-промышленной выставке 1896 года в отдельном павильоне. В 1908 году оно было приобретено Министерством императорского двора и подарено городу в связи с предстоящими торжествами в честь 300-летия династии Романовых. Картина находилась в Гербовом зале Городской думы (позже – Дворец Труда). В 1972 году она была передана музею и экспонируется в специально выстроенном помещении, примыкающем к дому Д.В.Сироткина.

Стоимость посещения зала с постоянной экспозицией картины Маковского:

для взрослых посетителей – 100 рублей,

для школьников, студентов и пенсионеров – 50 рублей.

Право льготного посещения Галереи, кроме случаев, предусмотренных отдельным распоряжением руководства Галереи, предоставляется при предъявлении документов, подтверждающих право льготного посещения:

  • пенсионерам (гражданам России и стран СНГ),
  • полным кавалерам «Ордена Славы»,
  • учащимся средних и средних специальных учебных заведений (от 18 лет),
  • студентам высших учебных заведений России, а также иностранным студентам, учащимся в российских ВУЗах (кроме студентов-стажёров),
  • членам многодетных семей (гражданам России и стран СНГ).

Посетители вышеуказанных категорий граждан приобретают льготный билет в порядке общей очереди.

Право бесплатного посещения основных и временных экспозиций Галереи, кроме случаев, предусмотренных отдельным распоряжением руководства Галереи, предоставляется для следующих категорий граждан при предъявлении документов, подтверждающих право бесплатного посещения:

  • лица, не достигшие 18-летнего возраста;
  • студенты факультетов, специализирующихся в сфере изобразительного искусства средних специальных и высших учебных заведений России, вне зависимости от формы обучения (а также иностранные студенты, учащиеся в российских ВУЗах). Действие пункта не распространяется на лиц, предъявляющих студенческие билеты «студентов-стажеров» (при отсутствии в студенческом билете информации о факультете, предъявляется справка из учебного заведения с обязательным указанием факультета);
  • ветераны и инвалиды Великой Отечественной войны, участники боевых действий, бывшие несовершеннолетние узники концлагерей, гетто и других мест принудительного содержания, созданных фашистами и их союзниками в период второй мировой, незаконно репрессированные и реабилитированные граждане (граждане России и стран СНГ);
  • военнослужащие срочной службы Российской Федерации;
  • Герои Советского Союза, Герои Российской Федерации, Полные Кавалеры «Ордена Славы» (граждане России и стран СНГ);
  • инвалиды I и II группы, участники ликвидации последствий катастрофы на Чернобыльской АЭС (граждане России и стран СНГ);
  • один сопровождающий инвалида I группы (граждане России и стран СНГ);
  • один сопровождающий ребенка-инвалида (граждане России и стран СНГ);
  • художники, архитекторы, дизайнеры — члены соответствующих творческих Союзов России и ее субъектов, искусствоведы — члены Ассоциации искусствоведов России и ее субъектов, члены и сотрудники Российской академии художеств;
  • члены Международного Совета музеев (ICOM);
  • сотрудники музеев системы Министерства культуры РФ и соответствующих Департаментов культуры, сотрудники Министерства культуры РФ и министерств культуры субъектов РФ;
  • волонтеры музея — вход на экспозицию «Искусство XX века» (Крымский Вал, 10) и в Музей-квартиру А.М. Васнецова (граждане России);
  • гиды-переводчики, имеющие аккредитационную карту Ассоциации гидов-переводчиков и турменеджеров России, в том числе сопровождающие группу иностранных туристов;
  • один преподаватель учебного заведения и один сопровождающий группу учащихся средних и средних специальных учебных заведений (при наличии экскурсионной путевки, абонемента); один преподаватель учебного заведения, имеющего государственную аккредитацию образовательной деятельности при проведении согласованного учебного занятия и имеющий специальный бейдж (граждане России и стран СНГ);
  • один сопровождающий группу студентов или группу военнослужащих срочной службы (при наличии экскурсионной путевки, абонемента и при проведении учебного занятия) (граждане России).

Посетители вышеуказанных категорий граждан получают входной билет номиналом «Бесплатно».

Обратите внимание, что условия льготного посещения временных выставок могут отличаться. Информацию уточняйте на страницах выставок.

LiveInternetLiveInternet



Маковский Константин Егорович
Портрет графини С. Л. Строгановой
1864
Холст, масло
195 х 138

Одновременно с реализмом в русской живописи развивается академическая традиция, привлекающая внимание значительной части публики. Наиболее известным представителем академизма был К.Е.Маковский. Его художественное наследие огромно. Портрет графини Строгановой выполнен в эффектной романтизированной манере, несколько идеализирующей модель. С редкой виртуозностью написаны детали одежды, кружевной зонтик, листва, обрамляющая фигуру. Блестящая поверхность холста, несколько заглаженная, сверкающая живопись, выверенный рисунок делали Маковского в глазах современников творческим наследником К.П.Брюллова, чем художник чрезвычайно гордился


Маковский Константин Егорович
Дети, бегущие от грозы
1872
Холст, масло
167 x 102

К.Е.Маковский принадлежит к известной в России семье художников. Живописцами были его отец, Егор Иванович, три брата – Александр, Владимир и Николай, сестра Александра и племянник Александр Владимирович. К.Е.Маковский успешно работал в разных жанрах: портрете, исторической и бытовой живописи. В Академии художеств он усвоил традиции создания больших тематических полотен. С особым лирическим чувством художник обращался к сюжетам из крестьянской жизни. Темы для своих работ он собирал в поездках по Тверской, Тамбовской, Симбирской губерниям, на Украине. Где-то в бескрайних лугах увидел художник простую сценку, ставшую сюжетом для большой картины. Надвигающаяся гроза застала деревенских детей далеко от дома. Босоногая девочка в простом сарафане, дешевеньких бусах, с грибами, завязанными в передник, и доверчиво обхвативший ее шею белоголовый малыш бегут от дождя. Они реальны каждой своей черточкой и, одновременно, напоминают сказочных героев – сестрицу Алёнушку и братца Иванушку. Художника привлекло ощущение тревоги перед грозой, объединившее природу и детей. В пейзаже, пронизанном ветром, запечатлено переменчивое состояние природы: чередование света и тени, разнообразие оттенков неба – от темно-лилового до золотисто-желтого. Колеблющиеся верхушки растений, бегущие облака подчеркивают движения детей, подгоняемых ветром. Шаткий мостик прогибается под торопливыми шагами девочки – совсем скоро разразится гроза. А внизу, у самой земли, где сплетаются болотные травы и цветы – тишина и покой


Маковский Константин Егорович
Портрет Варвары Алексеевны Морозовой (1848-1917)
1884
Холст, масло
212 x 137,2

Малевич Казимир Северинович
Портрет художника М. В. Матюшина
1913
Холст, масло
106,5 х 106,7

Михаил Васильевич Матюшин (1861–1934), композитор, художник, активный участник русского авангарда 1910–1920-х годов, единомышленник и друг Малевича. К 1913 году в среде русских футуристов складывается художественное направление – кубофутуризм. Его создатели стремились к синтезу идей футуризма и кубизма. Малевич строит изображение на основе кубистического разлома форм, когда предметные очертания словно распадаются на составные элементы, складывающиеся в геометрические фигуры. Все эти формы развернуты в разных ракурсах по отношению друг к другу, что создает впечатление их подвижности. Главная задача футуризма – передать ощущение движения. Но в произведении есть и рассказ о персонаже: фрагмент изображения головы с характерным пробором в прическе, что позволяет «узнать» портретируемого; изображение клавиатуры, напоминающее о музыкальной деятельности модели; фрагмент ящика письменного стола – Матюшин был широко образованным человеком, занимался теорией искусства.


Малевич Казимир Северинович
Девушка с гребнем в волосах
1932
Холст, масло
35,5 х 31

В конце 1920-х годов Малевич писал в письме к художнику К.Рождественскому: «Стоит беспредметное искусство без окон и дверей, как чистое ощущение, в котором жизнь как бездомный бродяга, хочет переночевать, требует открытия отверстий». В творчестве художника в этот период возникает поворот в сторону предметной живописи. Он впускает жизнь в свою беспредметную вселенную, но на особых условиях. «Девушка с гребнем в волосах» не столько реальный портрет конкретной модели, сколько некий собирательный образ, словно сконструированный из геометрических форм, окрашенных в узнаваемые цвета его супрематических композиций. Еще в начале 1920-х годов мастер делал эскизы супрематического платья, а в начале 1930-х он надевает такие платья на свои модели. Художника по-прежнему не интересует рассказ о конкретных событиях и людях, он ищет новую пластическую формулу – «супрематизм в контуре человеческой фигуры».


Малевич Казимир Северинович
Девушка с красным древком
1932–1933
Холст, масло
71 х 61

В конце 1920-х годов Малевич возвращается к фигуративной живописи. Он создает «Второй крестьянский цикл», портреты, женские образы. Произведения этого периода неоднородны в стилистическом и образном решениях. В начале 1930-х годов художник размышляет об искусстве эпохи Возрождения, воспринимая его как высший синтез формальных и образных задач. «Девушка с красным древком» относится к той линии поисков Малевича, где он на особых условиях сочетает приемы реалистической живописи и супрематизма. Реалистически трактованное лицо на самом деле не менее условно, чем плоскостная фигура в странном костюме с элементами, характерными для моды эпохи Возрождения. Безжизненная белизна лица, шеи и рук девушки создает резкий контраст с портретными чертами лица. Эта своеобразная транскрипция возрожденческого идеала образа человека является скорее искаженным мифом о красном древке красного знамени, чем реальностью.


Малявин Филипп Андреевич
Девка
1903
Холст, масло
206 х 115

Картина является одним из про-образов большего полотна «Вихрь», созданного в 1906 году. Народный образ Малявин подчеркнуто гиперболизирует. Точка зрения снизу придает фигуре модели конусообразное очертание. Широкий колоколообразный сарафан покрыт сплошным цветочным узором в характерной для художника манере письма дробными широкими пятнами, уподобляющими изображение мозаике. Темна-синяя панева, накинутая на плечи отделяет фигуру от фона, представляющего собой раскаленную огненную среду. Огненный вихрь раздувает платок. Лицо написано в традиционной технике, не разрушающей объема. Запрокинувшись назад, прикрыв рот рукой «Девка» заходится в диком, разнузданном смехе. Такое непосредствен-ное проявление эмоций впоследствии в развитии замысла сменяется большим композиционным динамизмом. Уже в этом раннем полотне Малявин стремится выйти за рамки импрессионизма, достигнуть декоративного синтеза в соединении с цветовой экспрессией.


Машков Илья Иванович
Портрет Е. И. Киркальди
1910
Холст, масло
166 х 124,5

Принцип комического переосмысления, «выворачивания наизнанку» традиций и стереотипов – основа новой эстетики, провозглашенной художниками объединения «Бубновый валет». Образ Прекрасной Дамы – возвышенно-романтическая тема искусства прошлого – намеренно «снижается». Портрет Е.И.Киркальди – это пародия в форме живописно-орнаментального панно. Модель выглядит неодушевленным истуканом с размалеванным лицом, как бы «просунутым сквозь прорезь ковра». Фигура растворяется на узорчатом фоне. Все цвета доведены до интенсивного звучания. В картине очевидна увлеченность «живописью как таковой», богатством и разнообразием ее возможностей, самим процессом живописания. Портрет создавался, по выражению поэта М.А.Волошина, как «самодовлеющая вещь, существующая в себе и для себя».

Машков Илья Иванович
Портрет В. П. Виноградовой
1909
Холст, масло
144х128
Машков Илья Иванович
Автопортрет
1911
Холст, масло
137 х 107

Для художников «Бубнового валета» в самом начале их содружества (1910-1911 г.г.) театрализованное поведение было не менее важно, чем живописные новации. Их первая выставка 1910 года, по словам Малевича, представила «мир как живопись, как цвет». Уже эта выставка показала основную ориентацию мастеров объединения – искусство примитива в самых разных его проявлениях: вывеска, лубок, ярмарочная фотография, игрушка… «Автопортрет» Машкова выполнен в стилистике ярмарочной фотографии. Художник не только не акцентирует сферу своих занятий, но даже исключает возможность ее предположить. Модель можно принять скорее за купца – владельца пароходной компании. Здесь главным героем является не изображенный персонаж, а сама живопись. В автопортрете художник проясняет и утверждает свое творческое кредо, свое понимание искусства и его задач.

Машков Илья Иванович
Портрет поэта
1910
холст, масло
141х101
Машков Илья Иванович
Портрет неизвестного с цветком в петлице
1910
холст, масло
142х88
Молинари Александр
Портрет князя Г. А. Голицына
Между 1806 и 1811
холст, масло
67,2 x 56
Моллер Федор Антонович (Отто Фридрих Теодор)
Портрет Николая Васильевича Гоголя
начало 1840-х
холст, масло
59 x 47
Молчанов Григорий Дмитриевич
Портрет Петра II
не датировано
холст, масло
52,5 x 42,5

Г.Д. Молчанов прославился своим мастерством выполнять копии с портретов петровского времени. Писать с натуры Петр II художник не мог, так как тот умер, когда художнику было всего четыре года. Петр Алексеевич (1715–1730), внук Петра I, сын царевича Алексея Петровича и Шарлотты Христины Софии принцессы Брауншвейг-Вольфенбюттельской, в 1727 вступил на российский престол под именем Петра II. Император находился у власти всего три года и умер молодым в результате тяжелой болезни. Одним из самых известных фактов из жизни Петра II была его предполагаемая, но несостоявшаяся женитьба на дочери А.Д. Меншикова Марии. На портрете Молчанова царь предстает весьма привлекательным молодым человеком. Главная цель художника в этом произведении – воссоздать внешний облик Петра II. Здесь отсутствуют какие-либо регалии и атрибуты верховной власти. Скромные размеры полотна, погрудное изображение модели также исключают всякую парадность. Сдержанная цветовая гамма не отвлекает от главного – от выразительного лица Петра Алексеевича.

Монье Жан-Лоран
Портрет императрицы Елизаветы Алексеевны
1805
Холст, масло
130,5х99

На портрете изображена одна из самых обаятельных представительниц царствующего дома – императрица Елизавета Алексеевна (1779–1826), урожденная принцесса Баденская Луиза Мария Августа, супруга Александра I. Императрица отличалась чрезвычайной скромностью и добротой, много занималась благотворительностью. Она искала счастья в тихой семейной жизни, много читала, изучала иностранные языки. У нее родились две дочери, но обе умерли в детском возрасте. В 1825 году состояние ее здоровья резко ухудшилось. Врачи предписали ей поездку в Италию, но она предпочла умереть в России. Елизавета Алексеевна скончалась в 1826, лишь на полгода пережив мужа. После смерти императрицы деньги, вырученные от продажи ее драгоценностей, были потрачены на основанные ею благотворительные учреждения. В 1819 А.С. Пушкин посвятил ей стихотворение «На лире скромной, благородной, земных богов я не хвалил…». Печать светлой грусти лежит на лице императрицы в портрете Монье. Ее скромный, благородный облик дополняют цветы. Изобразив героиню стоящей у зеркала, художник дает возможность увидеть это тонкое лицо анфас и полюбоваться им в профиль.

Мыльников Андрей Андреевич
Верочка
1964
Холст, масло
100 x 100

NADYNROM все записи автора Константин Маковский говорил о себе: «Я не зарыл своего богом данного таланта в землю, но и не использовал его в той мере, в какой мог бы. Я слишком любил жизнь, и это мешало мне всецело отдаться искусству».
Любил он и женщин. Тем более лучшие красавицы наперебой позировали художнику.
Еще в 1860 году у Маковского родилась внебрачная дочь Наталья, плод недолгого студенческого увлечения, носившая фамилию Лебедева. Лишь в 1877 году девушке дозволили взять фамилию отца «без сопричисления ее к дворянскому роду этой фамилии».
11 ноября 1866 года художник женился на артистке драматической труппы Императорских театров в Санкт-Петербурге Елене Тимофеевне Бурковой (сценическая фамилия Черкасова), внебрачной дочери графа В.А. Адлерберга, бывшего министром Двора при Николае I. Это был счастливый брак людей, имеющих общие интересы и духовные запросы. Она неплохо рисовала и, подобно мужу, страстно увлекалась музыкой. Композиторы, певцы, пианисты любили бывать в доме молодой четы. Особым уважением у них пользовались члены содружества «Могучая кучка».
Это был счастливый брак, но счастье длилось недолго. Сначала почти сразу же после рождения в 1871 году умер сын Владимир. В том же году у Елены обнаружили туберкулез. Врачи говорили, что спасти ее может теплый сухой климат, и Маковский повез жену в Египет. Однако ничего не помогло, и в марте 1873 года художник овдовел.
Однако безутешным вдовцом Константин Маковский оставался недолго.
D 1874 году на болу в Морском корпусе он встретил пятнадцатилетнюю Юлию Павловну Леткову, приехавшую в Петербург поступать в консерваторию. Вот что писал о встрече своих родителей, основываясь на воспоминаниях матери, Сергей Маковский, знаменитый художественный критик, поэт, издатель журнала «Аполлон»: «Это был ее второй бал, На первом, «лицейском», с великими князьями, Петербург уже заметил ее, и танцевала она до упаду. Она была очень красива. Отец влюбился с первого взгляда и не отходил от нее весь вечер. На следующий
день влюбленный «профессор живописи» пригласил всех к себе — помузицировать. Он пел под аккомпанемент Свирского — талантливого любителя-пианиста — романс Чайковского:
Нет, только тот, кто знал свиданья жажду,
Поймет, как я страдал и как я стражду.
К ужину Константин Егорович повел юную Леткову под руку и, усаживая за столом рядом с собою, громко сказал — так, чтобы все слышали:
— Вот и отлично. Будьте у меня хозяйкой. Так началась их помолвка».
Маковский К. Е. Головка (портрет Ю.П.Маковской). 1890-е
Девушка обладала лирическим сопрано красивого тембра. Маковский был покорен ее музыкальностью. Сам художник, обладавший удивительным бархатистым баритоном, пел, как настоящий артист, и даже выступил на профессиональной сцене в опере «Травиата». Впоследствии Юлия Павловна называла мужа «человеком-песней».
Двадцатилетняя разница в возрасте не стала препятствием для их союза. 22 января 1875 года они обвенчались.
Весной 1875 года супруги поехали в Париж. Константин снял мастерскую на бульваре Клиши и квартиру на Брюссельской, наискось от четы Виардо. Тургенев, портрет которого Маковский написал ранее, был их частым гостем. В доме Виардо собирались артисты — русские и парижане, часто бывали художники.
Маковские вернулись из Парижа через год с новорожденной дочкой, а в конце лета случилось горе — девочка умерла от скарлатины. Юная мать очень переживала, на поправку поехала в Ниццу. К этому времени относится ее первый написанный мужем портрет — в малиновом тюрбане со страусовым пером.
Тогда же Константин Маковский создал несколько портретов августейшего семейства, и Академия сдала ему одну из своих мастерских.
Квартиру нашли рядом, у Николаевского моста, в доме Переяславцева. Здесь 15 августа 1877 года у четы Маковских родился сын Сергей, которому суждено было стать любимцем Юлии Павловны.
Лето 1877 года Константин Егорович Маковский провел на театре военных действий: ездил вслед за войсками по оставленным турками болгарским пепелищам, зарисовывал пейзажи и типичные фигуры, но ко времени появления на свет сына поспешил в Петербург. В столице русско-турецкая война была у всех на устах. Жена художника у колыбели новорожденного вместе с сестрами щипала корпию для раненых.
Маковский писал картины, задуманные летом. Самая крупная из них — «Болгарские мученицы». Женщину с ребенком он писал с жены и новорожденного Сергея.
Болгарские мученицы. 1877
Можно сказать, что Сергей буквально с пеленок стал моделью для отцовских картин. Позже он вспоминал, что его очень долго одевали по детской моде тех лет и отращивали локоны, который так нравились Константину Маковскому.
Можно вспомнить картины «В мастерской художника»(которую сам Константин Маковский называл «Маленький вор»), «Маленький антиквар», «Сережа».
В мастерской художника
Маленький антиквар
Сережа
В 1879 году у Маковских родилась Елена, в 1883 – сын Владимир, которого крестил великий князь Алексей Александрович, брат Александра III. Им тоже суждено было стать моделями Константина Егоровича.
Мастерская, в которой дети позировали отцу, сама по себе была источником сильных впечатлений: она вся была увешана персидскими коврами, африканскими ритуальными масками, старинным оружием, клетками с певчими птицами. В китайских вазах стояли кисти, страусовые и павлиньи перья, диваны украшали многочисленные парчовые подушки, а столы — шкатулки из слоновой кости. Естественно, детей тянуло в кабинет отца, и позирование не было им в тягость.
Утро в доме Маковских начиналось с того, что горничная Марья Ивановна и лакей Герасим топили печку в детской. Юлия Павловна сама поднимала ребятишек, помогала им одеться, а после завтрака — в любую погоду! — собирала на прогулку.
Дети искренне любили отца и обожали мать. В воспоминаниях Елены есть такие строки: «Мама едет на бал. Уже утром была примерка платья. Очень преданная семье портниха Франческа, полька, постоянно
работавшая у нас, вечером, еще рот полон булавок — ползает на коленях вокруг матери, дошивая живой ниткой кружева, подкалывает матерчатые цветы.
Мать стоит перед зеркалом dйcolletйe, двойная в отражении свечей, напряженная, ярко, победно красивая — и в нетерпении. Пахнет духами. Длинные белые перчатки, веер — они ждут. Целый обряд — и мы под обаянием. Но всюду мешаем и нас гонят — нас — меня и брата Сережу, а младший Володюшка уже спит. Начинаем возбужденную беготню по темным остальным комнатам, то в страхе крадемся, ощупывая мебель и пугая друг друга, то несемся и стукаемся о разные углы, стремимся с сердцебиением опять в мамину спальню, к свету.
Но вот туалет закончен — прекрасна сияющая мама, действительно красавица и сейчас будто чужая. Прощаемся — звонко переговариваясь, идет она, в мехах. Выездной лакей в передней, лошади поданы».
Маковский К. Е. Семейный портрет. 1882. Изображена Ю.П.Маковская (1854-1959) с детьми Сергеем (1877-1962) и Еленой (1878-1867)
Ближайшей подругой Юлии Павловны в Петербурге была Александра Валериановна Панаева,впоследствии жена кавалергарда Г.П. Карцева, ученица Полины Виардо. В доме Виардо они и познакомились весной 1876 года и часто пели вместе.
Музыкальные вечера устраивали и Маковские. Петербургские аристократы любили бывать у них. Обстановка в их большой квартире на Адмиралтейской набережной не напоминала другие петербургские дома. Приемная, как и кабинет художника, была выдержана в восточном стиле: вся в коврах, тахтах и сувенирах из Египта, Персии, с Кавказа. Пышное убранство дополнялось каирскими этюдами хозяина дома. В столовой во всю стену тянулся застекленный шкаф-витрина из черного дерева с витыми колонками, в котором были собраны предметы старины: вышитая одежда, ювелирные изделия, утварь.
Коллекционерство было страстью хозяина дома. В свободные часы он скитался по антикварным лавкам, толкучкам Александровского и Апраксина дворов в поисках древностей. Увлечение было целенаправленным: купленные вещи обретали вторую жизнь на картинах художника.
В доме были рады всем — одинаково приветливо принимали и неименитых художников, и великих князей.
Аристократический уют, тактичность хозяйки дома, ее умение принимать гостей привлекали на знаменитые «вторники» к Маковским весь интеллектуальный Петербург. Здесь бывали художники Айвазовский, Ге, Репин, А. Соколов, Шишкин; композиторы, певцы, музыканты А. Рубинштейн, Кюи, Чайковский, братья Ауэры и Менгэр (знаменитое трио Чайковского), Баттистини, Девойд, Котони, Лассаль, Маркони, чета Фигнеров, Мержвинский, сестры Панаевы, Славина, Фриде, Яковлев; драматические актеры Варламов, Горбунов, Давыдов, Сазонов, Люсьен Гитри, Лина Мэнт; юристы Андреевский, Герард, Кони, Нечаев, Утин, князь Урусов; ученые Костомаров, Миклухо-Маклай, изобретатель первой подводной лодки Джевецкий; писатели Апухтин, Боборыкин, Величко, Гончаров, Григорович, Полонский.
Поэт Величко любил возиться с ребятишками, Гончаров обожал общество матери художника Любови Корнеевны, ее дочери Александры Егоровны и старого слуги Алексеича, и сегодня известного любителям живописи по знаменитому портрету у самовара, хранящемуся в Третьяковской галерее. Боборыкин мастерски описал обстановку в доме и его хозяев в романе «Умереть уснуть».
Иногда дом Маковских превращался в театр. Мастерская художника становилась зрительным залом, арка в соседнюю комнату — сценой. Мебель выносилась в коридор, черная лестница устилалась коврами, украшалась комнатными растениями, так как парадную в такие дни занимали выездные лакеи с шубами своих хозяев. В доме орудовали обойщики и плотники.
Юлия Павловна рассылала приглашения. Иногда в домашний театр Маковских приезжало до 150 гостей. Среди них неизменно бывали великий князь Владимир Александрович и герцоги Лейхтенбергские.
В домашнем театре Маковских в костюмах и декорациях ставились оперы и оперетты. В спектаклях были заняты хозяева, их друзья и профессиональные артисты. Например, в «Цыганских песнях» на сюжет Апухтина пели хозяйка дома, сестры Панаевы, юная Тилли Нувель, кавалергард Стахович, будущий артист МХАТа, красавица В. Афросимова, будущая княгиня Оболенская.
В «Аиде» заглавную роль пела Александра Панаева, Амнерис — ее сестра Е.В. Дягилева, Радамеса — выдающийся тенор Мержвинский, Амонасро — Константин Маковский. Примерно в том же составе играли и «Риголетто».
В то время аристократы Петербурга увлекались постановкой «живых картин». В кружках любителей художеств Константин Егорович слыл блестящим постановщиком, умеющим воплотить в жизнь свои художественные фантазии. А.А. Плещеев, часто встречавшийся тогда с Константином Егоровичем в клубе художников, вспоминает: «К.Е. Маковский использовал сценою для задуманных им картин так называемые «живые». Здесь собирали лучшую публику столицы. Я помню, сколько раз Константин Егорович приходил с наброском и располагал участников этого живого спектакля. Наблюдал сочетания красок, соответствие лиц с декорациями».
Известия о спектаклях у Маковских мгновенно разносились по Петербургу. Великие князья нередко обращались с просьбой повторить постановки в их дворцах, а живая картина «Боярский пир» и «Аида» были повторены в особняке А.Н. Нарышкиной для государя.
На основе такой «живой картины» появился один из лучших шедевров Маковского – «Боярский свадебный пир», пользовавший головокружительным успехом в 1883 году на Всемирной выставке в Антверпене, и удостоенный самой высокой награды — Большой золотой медали. Орденом короля Леопольда был награжден и сам художник. При работе над этой картиной художнику позировали жена (именно ее лицо у невесты), ее сестра Екатерина, подруга Юлии Павловны В. Афросимова и старший сын Сергей.
Боярский свадебный пир в XVII веке. 1883
Картину купил американец Шуман, владелец ювелирного магазина, и, окрыленный ее успехом, заказал Маковскому еще одну работу на тему русской старины — «Выбор невесты царем Алексеем Михайловичем».
Сразу после рождения первенца встал вопрос о летнем отдыхе на природе. Желая дописать давно начатую большую картину «Русалки», К. Маковский летом 1878 года снял у своего приятеля Свирского усадьбу Загоны на границе Черниговской и Полтавской губерний рядом со знаменитой Диканькой Кочубеев. Здесь они подружились с соседом-помещиком Тарновским и несколько последующих лет отдыхали у него в Качановке.
Природа этого уголка Малороссии действительно была изумительна. В окна усадьбы стучали ветки деревьев старого парка, за ними виднелись искусственные пруды, через которые были перекинуты изящные мостики. По берегам стояли беседки. Одна была особенно знаменита: в ней Глинка писал «Руслана и Людмилу».
На террасе среди цветов устраивались чаепития. Детей — а их набиралось человек до двадцати пяти — сажали за отдельный стол. К каждому был приставлен казачок в синем кафтане с красным поясом, но это не мешало юным господам вести себя как заблагорассудится. Их веселый и шумный стол взрослые называли «жабокриковкой».
Константин Маковский, привыкший работать в Париже, приезжал в Качановку на две-три недели, принимал участие в чаепитиях, пикниках, музыкальных вечерах, коллективных походах за грибами, но очень много писал и здесь: гостей, крестьян, солдат, цыган, ребятишек.
Маковский К. Е. Портрет детей художника. 1882
Летом 1880 года царь пригласил Маковского в Ливадию — писать портреты его самого, княгини Юрьевской и их. Семья поселилась в Кореизе, в усадьбе Гончаровых. В расположенных вокруг аристократических дворянских гнездах — графов Адлербергов, княгини Юсуповой, Столыпиных — постоянно организовывались музыкальные вечера, на которых пели и Маковские.
Впрочем, Константин Егорович был сильно занят — каждое утро за ним приходила царская коляска с шестеркой запряженных попарно вороных английских лошадей, с кучером и выездным лакеем в накрахмаленных ливреях и треуголках, и художник ехал работать — писать государя и его семью. Александр II был дружески доверчив со «своим живописцем», жаловался на нелады с наследником-цесаревичем, Вечерами провожал художника до кареты и неизменно вручал ему букет «для жены-красавицы» и конфеты «для милых крошек».
Сеансы продолжались и в Петербурге, но до трагического события 1 марта 1881 года завершить работу не удалось.
1 марта Юлия Павловна после завтрака вышла прогуляться и встретила сани с умирающим государем.
Рыдая, она вернулась домой, застала перепуганных ребятишек. Их няня Дарья Родионовна Климочкина, не владея собой, причитала:
— Убили царя-батюшку, у-би-и-ли!
Много лет спустя Сергей Маковский опишет это событие в очерке «Отец и мое детство»: «Этот испуг мой, это горе любимейших на свете женщин, матери и няньки Дарьи, я навсегда запомнил. Покушение произошло около половины второго. А около четырех прибывший гофф-курьер повез отца в Зимний дворец. Никого не было, кроме Юрьевской. Она стояла на коленях у дивана, на котором лежало тело государя, покрытое простыней со следами крови.
Лицо его съежилось и все было испещрено пятнами от осколков. Пятна не скрыли и гримировщики. Отец писал портрет Александра II, горько плача. И позже, всякий раз, когда он говорил о «страшном сеансе», у него навертывались на глаза слезы».
До революции это полотно хранилось в гатчинском дворце. Копии разлетались по стране множеством репродукций и почтовых карточек. Одну из них можно увидеть в рамке над роялем (справа) в картине Репина «Не ждали».
Впрочем, Репин не избежал искушения и использовал в своей картине «Отдых» мотивы знаменитого портрета Юлии Павловны, написанного Маковским.
Вот что вспоминал о создании этого портрета Сергей Маковский: «Недели через три после тяжелых родов моя мать надела темно-красный бархатный капот, повязала свои вьющиеся пепельно-каштановые волосы голубой лентой, под цвет чулок, и в первый раз поднялась к мужу в мастерскую. Константин Егорович сосредоточенно писал что-то и сначала не обратил внимания на ее появление. Она надулась, села в кресло и, взяв со стола книгу, стала рассеянно разрезать страницы ножом из слоновой кости. Отец обернулся и, без дальних слов, тут же поставил на мольберт первый попавшийся под руку узкий холст и набросал в какой-нибудь час силуэт жены в рост, с книгой на коленях. В три сеанса портрет был окончен и о нем заговорил весь город».
С 1885 года семья возобновила поездки за границу. На лето уезжали с гувернантками старших детей и няней двухлетнего Володи. В Париже снимали квартиру на улице Монтень, Константин Маковский к тому времени купил знаменитую мастерскую В.В. Верещагина с вращающимися по солнцу стенами — «Мэзон-Лаффит» — и с утра до вечера работал в ней. На плечи Юлии Павловны и молоденькой гувернантки-швейцарки Сюзанны Штюрклер ложилась забота о детях: ночные страхи маленького Володи, внезапная скарлатина Лены, первая влюбленность восьмилетнего Сережи, посылавшего соседке-швейцарке французские романсы, которые пела мать.
За пять лет семья побывала в Экслебене, Биаррице и Ницце, но большую часть времени проводили в Париже.
Юлия Павловна стремилась показать его детям таким, каким понимала его сама — веселым,приветливым, красочно-шумным и вместе с тем — городом великой истории, литературы, музыки, изобразительного искусства. Долгие часы они проводили в Лувре, гуляли по Елисейским полям и в саду Тюильри. Дети пускали кораблики в водоемах фонтанов, играли «в Жюль-Верна» и мечтали о новых дальних путешествиях: заграница уже воспитала интерес к ним. Но, конечно, не отказывались
и от путешествий ближних. Отец часто брал старших детей в пригороды Парижа Аржантей, Пасси,Отей, Нейи — наблюдать за работой молодых художников и просто любоваться природой. В то время парижский Салон еще не принимал импрессионистов, а Маковский всегда заступался за них, заявляя, что у этих «отщепенцев», «смутьянов», отвергнутых блюстителями академизма, много интересной новизны.
Лето 1888 года семья провела в Качановке, а оттуда Юлия Павловна вместе со старшим сыном Сергеем направились в Крым: в Севастополь, Ялту, Гурзуф. Погода в Крыму была холодной, море — бурным, на обратном пути Юлия Павловна так тяжело заболела, что в Петербурге улицу перед их домом застилали соломой — лишь бы шум не тревожил больную.
Плеврит продолжался более полугода, и, когда в июне 1889-го года по совету врачей ее отправляли в Киссинген, в железнодорожный вагон больную вносили на руках. Старшие дети были при ней. Володю на год взяли Султановы — сестра Юлии Павловны писательница Екатерина Леткова и ее муж, профессор архитектуры Николай Султанов.
В Киссингене Юлия Павловна начала принимать грязи и быстро поправлялась, окруженная вниманием детей и друзей. В августе всей семьей переехали в Сен-Жан де Лю на границе Франции и Испании,оттуда — в Биарриц. Там Юлия Павловна снова простудилась, и сам тяжело больной (она оказалась его последней пациенткой) врач С.П. Боткин не разрешил ей ехать в Россию, а посоветовал отправиться на Средиземное море. В Ницце сняли квартиру в вилле Франчинелли, лето 1890-го года
провели на курортах Швейцарии и Северной Италии, но через год плеврит повторился.
Встревоженные дети вызвали из Петербурга «тетю Катю», сестру матери-писательницу, из Парижа — отца. Тот разыскал в Кенигсберге петербургского профессора-легочника, и сделанная буквально в последнюю минуту операция спасла Юлию Павловну от гибели.
Весной больную увезли в горы: Бруннен, Аксенштейн, Белладжио, Монте-Женерозо. Курорты сменяли один другой. Но больная поправлялась медленно. Она была настолько слаба, что самостоятельно не могла ступить и шагу. Двенадцатилетний Сергей и гувернантка Манаева выносили ее в сад на руках и заботливо усаживали в шезлонге среди вьющихся роз. Осенью вернулись на виллу Франчинелли.
Сергей готовился поступать в Александровский лицей. Юлия Павловна несколько окрепла и собиралась сопровождать сына в Россию, но весной снова слегла — на этот раз с радикулитом.
Константин Егорович бывал в кругу семьи наездами: он ездил то в Испанию, то в Нижний Новгород — выбирать место для задуманной им огромной картины «Воззвание Минина к нижегородцам», то писал этюды в Мэзон-Лаффите.
Но помимо проблем со здоровьем Юлию Павловну поджидало еще одно не менее сильное потрясение.
В 1889 году Константин Маковский ездил на Всемирную выставку в Париже, на которой он экспонировал несколько своих картин. Там он познакомился с Марией Алексеевной Матавтиной (1869-1919) и увлекся ей. Плодом этого увлечения стал родившийся в 1891 году внебрачный сын Константин. Художник был вынужден признаться во всем жена. И она не простила измены.
18 ноября 1892 года Юлия Павловна подала ходатайство «о предоставлении ей права проживать с тремя детьми по отдельному паспорту от мужа и об устранении последнего от всякого вмешательства в дело воспитания и образования детей». Официальный развод был оформлен только 26 мая 1898 года. 6 июня того же года Константин Маковский женился на Марии Матавтиной, а суд узаконил их детей. К тому времени родились также дочери Ольга и Марина. После появился на свет и сын Николай.
Художник продолжал использовать в качестве моделей и детей от третьего брака, а новую жену запечатлел на картине «Ромео и Джульетта».
Маковский К. Е. Ромео и Джульетта. 1890-е
Сергей, Елана и Владимир остались с Юлией Павловной. Младшие поддерживали отношения с отцом и писали ему письма. Сергей встречался с ним и его новой супругой только один раз, а после вообще прекратил общение. Он слишком сильно любил и боготворил мать, и не мог простить отцу раскола некогда такой счастливой и дружной семьи.
Вернувшись в Петербург, Юлия Павловна возобновила «вторники», на которые по-прежнему съезжались друзья дома. Ее племянница и воспитанница, будущая актриса МХАТа Ольга Пыжова вспоминала много лет спустя: «Все без исключения, кто бывал у тети Юли, казались мне доброжелательными, внимательными и приветливыми. Они приходили в определенные дни с визитами, сидели недолго. Никогда ни о чем не спорили, легко, без раздражения уступая мнению собеседника, с улыбкой и заинтересованностью смотрели друг другу в глаза. Мягкий, неопределенный тон их беседы, желание всячески поддержать и ободрить того, с кем они говорили, мне очень нравились, и я была в восторге от атмосферы благодушия, покоя, изысканной воспитанности. Белая с золотом мебель, горничные в накрахмаленных передниках, разносившие чай, негромкие голоса, улыбающиеся лица — это показалось мне прекрасным, праздничным миром, жить так, как живут эти люди, представлялось большой радостью».
«Первое крещение» как актриса Ольга Ивановна получила в доме Маковских. Здесь было «открыто» немало славных имен. Так, однажды виртуоз-балалаечник, основатель великорусского оркестра В.В. Андреев привел на дневной прием Юлии Павловны двадцатидвухлетнего юношу, еще почти никому не известного талантливого певца Федора Шаляпина.
Сергей, которому было поручено заботиться о певце и его аккомпаниаторе Таскине (перед выступлением поднести стакан вина «для храбрости»), заметил и плохо сидевший короткий фрак юноши, и большие красные руки, нелепо торчавшие из коротких рукавов. Но с этого дня он запомнил и удивительный голос Шаляпина, а впоследствии и подружился с певцом.
«С этого приема, — вспоминал в мемуарах Маковский, — началась большая карьера Шаляпина. И сам певец никогда этого не забывал: сколько ни встречался, бывало, с моей матерью, непременно напомнит преувеличенно ласково: «Голубушка, ведь вы тогда-то, первая! Крестник я ваш», — и расцелует».
Маковский К. Е. Портрет жены художника Ю.П.Маковской. 1887
И все-таки без хозяина дома и его размаха стал другим. Юлия Павловна посвятила себя заботам о детях, а позже – о внуках, которые обожали ее ничуть не меньше, чем дети. В России она жила в семье Сергея. После революции они оказались сначала в Крыму, а потом в эмиграции во Франции.
Константин Егорович Маковский умер 17 сентября 1915 года в результате несчастного случая. В тот день на углу Садовой и Невского в коляску Маковского врезался трамвай. Старый живописец выпал на улицу, ударившись головою о торцы мостовой… В 17:30 он скончался.
Еще в 1902 году художник составил завещание, по которому все права и имущество переходили Марии Матавтиной-Маковской. После его смерти, в результате проведенного вдовой аукциона было выручено 285 тысяч рублей, а весной 1916 года она приобрела имение за 350 тысяч, в котором намеревалась устроить фамильный склеп. Туда Матавтина собиралась перевезти прах супруга, к тому времени покоившийся на Никольском кладбище Александре-Невской лавры. Революция помешала этим планам…
А некоторые исследователи находят в лицах девушек и женщин, изображенных на поздних картинах художника, черты Юлии Павловны.
В 1949 году семья отпраздновала ее 90-летний юбилей. Несмотря на возраст, Юлия Павловна продолжала много читать (она становилась одной из первых читательниц книг своего старшего сына) и предпринимала небольшие поездки, навещая выживших детей и родных.
Она же, обладая хорошей памятью, помогала Сергею Маковскому написать очерк об отце, которым тот собирался открыть свои воспоминания. Кажется, именно этот очерк давался ему особенно тяжело, потому что он так и не смог простить.
18 февраля 1949 года Сергей Маковский пишет Форштеттеру: «…По вечерам сижу с мамой… Записываю ее рассказы о семейном прошлом — об отце в особенности. Все же — яркая фигура и в детстве он был мне очень дорог и как художник, и как обаятельный человек. Если печатать мои «Портреты современников», то нельзя обойти его, тем более, что о нем, насколько я знаю, ни одной дельной монографии не было издано. Пожалуй, правильнее всего начать с него, по рассказам матери и моим ранним и отроческим воспоминаниям. Это дает мне повод рассказать кое-что и о своем детстве, чрезвычайно красочном, с бесконечными переездами из страны в страну — в конце того века девятнадцатого, который как бы замыкает собой средиземноморскую культуру…»
Quen peuntes-vois?»4
Маковский тщательно проверяет буквально каждый эпизод воспоминаний. Наконец, глава об отце написана и вручена матери на прочтение. Тут же приходит ответ: «…Что же касается воспоминаний «Отец» — вкрались некоторые неточности. Завтра, если буду чувствовать себя менее усталой, постараюсь вновь прочитать и тогда отвечу».
Она читает главу о своей молодости очень внимательно, страницу за страницей и, заметив неточности, отправляет в Париж письмо за письмом.
«17.03.51. У Мункачи была с отцом проездом через Париж года за полтора до смерти Листа, когда он уже был болен. Это ничего общего не имеет с нашей общей поездкой в год болезни Елены скарлатиной. На Villa d’Ormextan поехали мы не весной в Ниццу, а осенью, весной тогда на юг никто не ездил и даже hotels закрывались. До середины октября больной Лист лежал в квартире Мункачи в Париже. Я это тебе уже писала да и говорила в Ницце».
Некоторые неизвестные ей факты волнуют Юлию Павловну, и в письмах звучит недоумение,возмущение:
«3.04.51. Какой вздор выпад Грабаря, найдя сходство тебя с Б. —
ведь раса Е.И. и его детей так сильна, что иногда поражаешься — как все вы, внуки, именно Маковские, манеры, взгляды, особенно Володя и ты… Слышала и я в юности насчет Б., — но глухо — твой отец никогда этого не говорил. Неужели ты разрешил Грабарю печатать про бабушку, мать твоего отца?»
Особенную тревогу Юлии Павловны вызывает критическое отношение сына к творчеству отца, она не хотела, чтобы он акцентировал внимание на слабых сторонах его творчества, и ради горячо любимой матери Сергей шел на уступки: «Решил смягчить все отрицательные впечатления о его живописи. Опять-таки надо бы все пересмотреть заново, чтобы высказаться с подобающей серьезностью. Лучше держаться «общих мест», не настаивая на своей критической строгости. Оставляю только то, в чем я
уверен и на расстоянии».
Работая над главой об отце (и сокращая критику в его адрес), Сергей Маковский очень хотел оставить эту работу на память потомкам и писал матери о своей надежде, что книги «принесут моральные плоды и им, наследникам нашего имени. Кто знает — когда-нибудь в России, которая навсегда закрыта для нас с тобой, но, может быть, им откроется. Это побуждает меня теперь писать об отце, Константине Маковском, несправедливо полузабытом нашими соотечественниками младших поколений».
Сергей Константинович приступил к написанию следующих глав книги, а Юлия Павловна продолжала жить в мире воспоминаний, навеянных повестью о муже, о своей юности, о встречах тех лет. Вносила новые поправки в уже готовый текст, грустила о пережитом, оказываясь в местах, где бывала в молодости. Старалась вспоминать только хорошее, и ей действительно было, что вспомнить.
В январе 1954 г. у Юлии Павловны был юбилей, ей исполнилось 95 лет. О том, как прошел праздник, она написала сыну: «Поздравления со всего света. Далекие друзья, как Наумовы из Бразилии, Дина и Юрий Языковы из New-York, баронесса Melenhausen из Америки. Горячие пожелания жить долго… Приехали Нина и Володя Маковские, стали читать письма и телеграммы, кто-то прислал цветы. Вдруг в 11 с половиной является княгиня Галли Щербатова, нежная и ласковая, и флакон Chanel, за ней одна дама с цветами и письмом от графини Толстой — Милославны… При ней пришла Анна Оболенская с цветами, за ней. Ольга Кантакузен — с тюльпанами… Вышло нарядно и красиво… Сегодня я получила еще несколько писем. Была Мещеринова с цветами и Нарышкина с конфетами. Хорошо, что я не плачу по пустякам, но все же растрогана».
Это был последний день рождения Юлии Павловны. О последних днях ее жизни рассказывает хроника событий, содержащаяся в письмах Сергея Маковского Форштеттеру:
«14.11.54. Дети заняты теперь моей матерью, у которой после падения сделался апоплектический удар, и она теперь в клинике, бедная, между последней жизнью и смертью. И это сознавать очень тяжело…
17.11.54. Сегодня пришло письмо из Ниццы — известие от брата, что мама совсем при смерти. Так я ее больше не увижу. Тут и раскаяние: не сумел, как следует, украсить ее последние годы…
26.11.54. Третьего дня мама скончалась (23.11) — как только по ее желанию привезли ее из клиники в ее квартиру. Уснула и не проснулась. Оба сына с женами и дочь отправились в Ниццу на похороны.
Покоиться она будет на ниццком кладбище Кокань».
Текст основан на миниатюре В. С. Пикуля «Трагедия русского Макарта», книге Т. В. Лебедевой «Сергей Маковский. Страницы жизни и творчества» и материалах сайта:
http://www.art-catalog.ru

Семейный альбом Константина Маковского в живописных портретах: картины, которые из-за дороговизны не мог купить сам Третьяков


Семейный альбом в живописных портретах Константина Маковского.

Константин Егорович Маковский был одним из самых модных и дорогих портретистов России во второй половине 19 века. Современники называли его «блестящий Костя», а император Александр II— «мой живописец». Количество проданных полотен виртуозного мастера можно было сравнить лишь с популярностью картин Айвазовского — самого плодотворного художника. При том при всем они стоили таких колоссальных денег, что русские коллекционеры, в том числе и Павел Третьяков, не имели возможности их приобрести. А всемирная слава Маковского была настолько велика, что именно ему было предложено американцами написать первый президентский портрет Теодора Рузвельта.

Родоначальник династии Маковских. Егор Иванович Маковский. (1859). К.Е. Маковский.

Как-то Расул Гамзатов, размышляя о человеческом таланте высказался: «Талант не передается по наследству, иначе в искусстве царили бы династии…». Династий в истории русского искусства действительно мало, но все же есть одна великая династия Маковских, где родоначальником был один из организаторов Московского училища живописи, ваяния и зодчества, Егор Иванович. По его стопам пошли его дети — Александра, Константин, Николай, Владимир и некоторые из его внуков. Все из династии Маковских стали достаточно знаменитыми художниками, и были широко известны в художественной среде, но всемирную славу получил лишь один: старший из сыновей — Константин.

«Портрет Е.И.Маковского, отца художника». (1856). К.Е.Маковский.

«Тем, что из меня вышло, я считаю обязанным себя ни академии, ни профессорам, а исключительно моему отцу», — вспоминал К. Е. Маковский, унаследовавший от родителей все таланты. Мать же имела великолепный талант певицы, которым пожертвовала ради семьи. И в том, что все дети в семье Маковских были музыкально одарены — ее заслуга.

Мать — Любовь Корниловна Молленгауэр. К.Е. Маковский.


Владимир Маковский. К.Е.Маковский.


Александра Маковская, дочь. Е.И. Маковский


Николай Маковский, сын. Е.И. Маковский

4-летним ребенком Костя рисовал легко и непринужденно все, что видел. А в 12-летнем возрасте уже занимался в Школе живописи и ваяния, где первыми учителями были Зарянко, Скотти и Тропинин. Юный талант освоил живописную манеру так, что его копии нельзя было отличить от тропининских портретов.
Костя Маковский был среди тех 14-ти лучших выпускников Петербургской Академии художеств, которые устроили так называемый «бунт четырнадцати «. Все «бунтари» своих дипломов так и не получили и Маковский, в том числе. Однако через несколько лет он был удостоен звания академика, профессора, действительного члена академии.

Самые богатые и знатные наперебой позировали живописцу, так как иметь портрет кисти гения было очень престижно. Его самозабвенно любили женщины, и он их любил.


Автопортрет. Константин Маковский.

Личная жизнь в портретах Константина Маковского

У любвеобильного Маковского от четырех женщин было десятеро детей, двое из которых умерли еще во младенчестве. Плодом первой любви была внебрачная дочь Константина Наталия, рожденная в 1860 году и жившая в доме отца до самого замужества.
В 1866 году художник обвенчался с артисткой драматической труппы Императорских театров в Санкт-Петербурге Еленой Бурковой. Молодая пара, имеющая общие интересы и духовное родство, жила счастливо. Елена немного рисовала и была увлечена музыкой и театром. Она внесла в рассеянную «богемную» жизнь Маковского много любви и душевного тепла. Но их счастье резко оборвалось: сначала умирает новорожденный сын, а через два года, от туберкулеза умирает Елена.


Автопортрет. Константин Маковский.

Не пройдет и года, как овдовевший Маковский повстречает на балу в Морском корпусе 15-летнюю Юлию Павловну Леткову, приехавшую в Петербург поступать в консерваторию. Влюбившись с первого взгляда, 35-летний профессор живописи не отходил от юной красавицы ни на шаг. Его покорила необыкновенная музыкальность юной особы, которая имела необыкновенно красивый тембр сопрано. А сам Константин Егорович обладал удивительно бархатистым баритоном, и пел как профессиональный артист.
Когда Юлии исполнилось шестнадцать, они обвенчались и уехали в Париж. Там же родилась их первая дочь Марина, которая умрет в 8-месячном возрасте от менингита.

Портрет в красном берете (Юлия Маковская)

Как то в несколько сеансов Константин напишет первый портрет жены Юлии в красном берете, который откроет огромную серию прославленных женских портретов. И около пятнадцати лет Юлия Павловна будет неизменной музой и моделью исторических и мифологических картин Маковского.

Портрет жены художника Юлии Павловны Маковской. (1887). К.Е. Маковский.


Портрет Юлии Маковской. (1890). К.Е. Маковский.


Портрет сына Сережи в матроске. (1887). К.Е. Маковский.

Сын Сережа, рожденный в 1877 году, с самого младенчества также станет для отца моделью. Его «…очень долго одевали по детской моде тех лет и отращивали локоны, которые так нравились отцу…». В будущем будет поэтом, художественным критиком и организатором художественных выставок, издателем.

В мастерской художника. Маленький вор. (1881). К.Е. Маковский.


Портрет Юлии Павловны Маковской в красном. (1881). К.Е. Маковский.

Через год в их семье родится дочь Елена, впоследствии ставшая художницей, учителем которой будет сам Илья Репин. А в 1883 году в семье Маковских снова пополнение — сын Владимир, которого крестил великий князь Алексей Александрович, брат Александра III.

Мать и дочь в интерьере. (1883). К.Е. Маковский.


Семейный портрет. 1882. Константин Маковский.

В то время как семья Маковского жила то в Париже, то в Италии, он много путешествовал по Европе, Азии, собирая материал для своих исторических полотен. В семье бывал наездами. И вот однажды приехав к родным объявил, что у него родился внебрачный сын. Измену Маковскому не простила ни Юлия Павловна, ни дети. Особенно переживал раскол в семье Сергей: он так и не смог простить отцу, что тот в одночасье разрушил их счастливую и дружную семью.

Константин Маковский с Марией Матавтиной.

А случилось это в 1889 году, когда Константин Егорович повез в Париж на Всемирную выставку, несколько своих полотен, где и повстречался с 20-летней Марией Матавтиной, с которой завязался тайный роман. Плодом их страстной любви будет рождение сына Константина.
Через два года у художника родится второй незаконнорожденный ребёнок – дочь Ольга, а в 1896 году – Марина. И лишь спустя пять лет после рождения последней дочери Константин Маковский женится на Марии Матавтиной, и суд узаконит их детей. В 1900 году в его новом, уже законном браке, родится четвёртый ребенок – сын Николай.

Портрет жены художника, Марии. К.Е. Маковский.


Портрет Марии Маковской (Матавтиной). Константин Маковский.


Портрет дочери художника Марины. К.Е. Маковский.


Портрет Константина и Оленьки. К.Е. Маковский.


Портрет сына Константина. Конец 1890-х. Константин Маковский.


Портрет детей художника, Константина и Ольги. К.Е. Маковский.


Портрет дочери художника Оленьки. 1900-е. К.Е. Маковский.


Портрет дочери художника. Ольги. К.Е. Маковский.


Портрет жены художника Марии Алексеевны. К.Е. Маковский.

О себе художник говорил довольно самокритично: «Лучшие красавицы наперебой позировали мне. Я зарабатывал громадные деньги и жил с царственной роскошью. Успел написать несметное количество картин… Я не зарыл своего Богом данного таланта в землю, но и не использовал его в той мере, в которой мог бы. Я слишком любил жизнь, и это мешало мне всецело отдаться искусству.»

Константин Маковский.

Летом 1915 года Константин Маковский стал жертвой несчастного случая: экипаж, в котором ехал художник, врезался в трамвай. Полученные травмы были несовместимы с жизнью. Он скончался в Петербургской больнице, не приходя в сознание.
Владимир Маковский, в отличие от брата Константина, свои жанровые картины посвящал реализму, в частности повседневной жизни простого народа. Его полотна стали хрестоматийными.

Понравилась статья? Тогда поддержи нас, жми:

8 фактов из жизни художника Константина Маковского

Константин Егорович Маковский (1839- 1915) — знаменитый русский художник, написавший множество исторических картин, знаменитых портретов. Но при этом более всего прославившейся картиной «Дети, бегущие от грозы», изображающей простой, но исполненный драматизма сюжет из сельской жизни.

  1. Маковский был из семьи художников – его отец, младшие братья и сестра занимались живописью. Свои главным учителем в творчестве Константин Маковский считал именно отца.

На площади у Ивановского съезда Нижегородского Кремля. 1890-е

  1. Другом семьи Маковских бы Карл Брюллов, оказавший влияние на творчество Константина Маковского в его склонности к романтизму и декоративной яркости сюжетов.

    Портрет графини С. Л. Строгановой. 1864.

  1. Во время учебы в Московском училище живописи Константин Маковский был первым студентом, получившим все доступные награды. Но впоследствии, учась в Академии, он в числе других студентов, отказался писать конкурсную картину на тему Скандинавской мифологии – принял участие в так называемом «бунте четырнадцати», и в итоге не получил диплом. И все же через несколько лет художник удостоился званий академика, профессора, действительного члена Академии Художеств.

Натюрморт. 1890-ые

  1. Константин Маковский был одним из основателей «Товарищества передвижных художественных выставок».

Портрет императрицы Марии Фёдоровны, жены Александра III. XIX век

  1. Стиль художника изменился после путешествия в Египет и Сербию – художественно-исторические сюжеты вышли в его творчестве на первый план по сравнению социально-психологическими.

    Дервиши в Каире

  1. Кисти Маковского принадлежит самое большое станковое полотно в России – картина «Воззвание Минина к нижегородцам», которую он писал шесть лет.

Воззвание Минина к нижегородцам. 1896

  1. Несмотря на большой жанровый диапазон в творчестве художника (социально-бытовые, исторические сюжеты, портреты и натюрморты), наибольшую известность получила его картина «Дети, бегущие от грозы», изображающая простой, но исполненный драматизма сюжет из сельской жизни.

Дети, бегущие от грозы. 1872.

  1. Будучи модным автором портретов и исторических полотен Маковский подвергался либеральной критике, но ценители его творчества видели в нем предвестника Русского импрессионизма.

    За чаем. 1914

К. Маковский. 210. Портрет графини Строгановой 1

Авторы Произведения Рецензии Поиск Вход для авторов О портале Стихи.ру Проза.ру

Портал Стихи.ру предоставляет авторам возможность свободной публикации своих литературных произведений в сети Интернет на основании пользовательского договора. Все авторские права на произведения принадлежат авторам и охраняются законом. Перепечатка произведений возможна только с согласия его автора, к которому вы можете обратиться на его авторской странице. Ответственность за тексты произведений авторы несут самостоятельно на основании правил публикации и законодательства Российской Федерации. Вы также можете посмотреть более подробную информацию о портале и связаться с администрацией.

Ежедневная аудитория портала Стихи.ру – порядка 200 тысяч посетителей, которые в общей сумме просматривают более двух миллионов страниц по данным счетчика посещаемости, который расположен справа от этого текста. В каждой графе указано по две цифры: количество просмотров и количество посетителей.

Маковский, Константин Егорович

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Маковский.

Константин Егорович Маковский


Фотография, 1900-е годы

Дата рождения

20 июня (2 июля) 1839

Место рождения

  • Москва, Российская империя

Дата смерти

17 (30) сентября 1915 (76 лет)

Место смерти

  • Петроград, Российская империя

Страна

  • Российская империя

Жанр

портрет

Учёба

  • Императорская Академия художеств

Стиль

академизм

Звания

академик ИАХ (1867)
профессор ИАХ (1869)
действительный член ИАХ (1898)

Медиафайлы на Викискладе

Константи́н Его́рович Мако́вский (20 июня (2 июля) 1839 — 17 (30) сентября 1915) — русский живописец, один из ранних участников товарищества передвижников.

Биография

Автопортрет 1856Портрет детей художника. 1882.

Родился в Москве. Сын деятеля искусств и художника-любителя, Егора Ивановича Маковского, одного из основателей «натурного класса» на Большой Никитской, ставшего впоследствии Училищем живописи и ваяния, а после 1865 года Московским училищем живописи, ваяния и зодчества. Брат живописцев Александры, Николая и Владимира Маковских. Младшая сестра художника, Мария Егоровна Маковская была актрисой. Среди друзей семьи были Карл Брюллов и Василий Тропинин. Позднее Константин Маковский писал: «Тем, что из меня вышло, я считаю обязанным себя не академии, не профессорам, а исключительно моему отцу».

В 1851 году поступил в Московское училище живописи и ваяния, где, став первым студентом, легко получил все возможные награды. Его учителями были М. И. Скотти, А. Н. Мокрицкий, С. К. Зарянко, все — ученики Карла Брюллова. Склонность Маковского к романтизму и декоративным эффектам можно объяснить влиянием Брюллова.

В 1858 году Маковский поступил в Императорскую Академию художеств в Санкт-Петербурге. С 1860 года он участвовал в выставках академии с такими картинами как «Исцеление слепых» (1860) и «Агенты Димитрия Самозванца убивают сына Бориса Годунова» (1862). В 1863 году Маковский, вместе с 13 другими студентами, выбранными для участия в конкурсе на Большую золотую медаль Академии, отказался писать картину на тему Скандинавской мифологии («Бунт четырнадцати») и покинул академию, не получив диплома.

Перемещение ковра Мухаммеда из Мекки в Каир, 1875 г. Национальная картинная галерея Армении

Чуть позже он присоединился к артели художников, возглавляемой Иваном Крамским, создавая картины из повседневной жизни (Вдова (1865), Продавец сельди (1867) и т. д.), а в 1870 году — к «Товариществу передвижных художественных выставок». Константин Маковский выставляет свои работы как на выставках Академии, так и на передвижных художественных выставках.

Значительные изменения в его стиле произошли после путешествия в Египет и Сербию в середине 1870-х. Его интересы сместились от социальных и психологических проблем к художественным проблемам цвета и формы.

В 1880-х Константин Маковский приобретает известность как модный автор портретов и исторических картин и становится одним из самых высокооплачиваемых российских художников того времени. На Всемирной выставке 1889 года в Париже он получает Большую золотую медаль за картины «Смерть Ивана Грозного», «Суд Париса» и «Демон и Тамара». Некоторые критики-демократы рассматривали его как предателя идеалов Передвижников, создававшего, подобно Генриху Семирадскому, поразительные на вид, но поверхностные по смыслу работы.

В 1902 году в Императорской академии художеств прошла выставка картин художников-передвижников Ефима Волкова и Владимира Маковского.

В 1915 году, наряду со многими другими художниками своего времени, участвует в учреждении Общества возрождения художественной Руси. В июне этого года Константин Маковский, став жертвой несчастного случая (в его экипаж врезался трамвай), скончался в Петрограде. Похоронен на Никольском кладбище Александро-Невской лавры (могила не сохранилась).

Стиль

Живописной манере художника присущи черты нескольких стилей. Выйдя из школы и являясь представителем академизма, он в то же время демонстрирует некоторые качества, которые наиболее ярко проявятся в творчестве русских импрессионистов. Помимо этого, некоторые из его исторических картин, например «Наряд русской невесты» (1889), демонстрируют идеализированный взгляд на жизнь в России предыдущих эпох.

Семья

Внебрачная дочь — Наталья Константиновна Маковская (Лебедева) — (1860—1939).

Жена, с 11 ноября 1866 года — Елена Тимофеевна Буркова (сценическая фамилия Черкасова). Артистка драматической труппы Императорских театров в Санкт-Петербурге, внебрачная дочь графа В. А. Адлерберга, бывшего министром Двора при Николае I. Сын Владимир (1871—1871) . В марте 1873 года художник овдовел.

Второй брак, с 22 января 1875 г., Юлией Павловной Летковой (1859 — 23.11.1954). Её сестра — Леткова, Екатерина Павловна. Сёстры Летковы, известные в своё время красавицы, неоднократно служили Маковскому моделями для его работ.

В браке родились дети Сергей Константинович, известный деятель русской культуры Серебряного века, дочь Елена Лукш-Маковская, художница, прожившая большую часть жизни в Германии, сын Владимир (р. 1883). Развод 26 мая 1898 года.

Третий брак, с 6 июня 1898, с Марией Алексеевной Матавтиной (1869—1919). Дети от этого брака — Константин, Ольга, Марина, Николай.

> Адреса в Санкт-Петербурге — Петрограде

1909 — 17.09.1915 года — 1-я линия, 56.

Работы

  • Агенты Дмитрия Самозванца убивают Фёдора Годунова. 1862.

  • Портрет императрицы Марии Фёдоровны, жены Александра III.

  • Дети, бегущие от грозы 1872.

  • Портрет В. А. Волконской.

  • Боярышня.

  • Семейный портрет Волковых.

  • Боярский свадебный пир. 1883.

  • Минин на площади Нижнего Новгорода, призывающий народ к пожертвованиям. 1896.

  • Портрет поручика Лейб-Гвардейского Гусарского полка, графа Г.А. Бобринского. 1879 (Музей Гвардии, Санкт-Петербург)

  • Портрет графа Николая Николаевича Муравьёва-Амурского, генерал-губернатора Восточной Сибири. 1863. Иркутский областной художественный музей

  • Головка (портрет Ю.П.Маковской). 1890-е

  • Гадание Государственный музей истории религии

  • Болгарские мученицы. 1877.
    Национальный художественный музей Республики Беларусь

  • Портрет графини Софьи Илларионовны Строгановой, ур. Васильчиковой

Примечания

  1. 1 2 Маковский Константин Егорович // Большая советская энциклопедия: / под ред. А. М. Прохоров — 3-е изд. — М.: Советская энциклопедия, 1969.
  2. Сомов А. И. Маковский // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  3. Ефим Волков: жизнь и творчество художника (рус.) (неопр.) ?. allpainters.ru. Дата обращения 25 апреля 2019.
  4. Энциклопедия. М Маковский Константин Егорович, художник

Ссылки

  • Взгляд твоих чёрных очей. Женские портреты Константина Маковского
  • Маковский Константин Егорович. Биография и творчество художника на Artonline.ru
  • Маковский Константин Егорович: биография, статьи, 323 картины
  • Биография на сайте gelos.ru


Константин Егорович Маковский (8 (20) июня 1839 — 17 (30) сентября 1915).
«Если кто из художников был популярен на Руси- то это именно он. На него, быть может, не молились, его не называли богом, но его все любили, и любили самые его недостатки- то самое, что сближало художника со своим временем». Бенуа А.Н.
Автопортрет.
Вот что писал Сергей Константинович Маковский, сын Контантина Егоровича, знаменитый художественный критик, поэт, издатель журнала «Аполлон»: «Отец мой в молодые годы имел обаятельную внешность, беспечную праздничную весёлость нрава, привычку к быстрым решениям, трудолюбие и жадность к утехам жизни. Он был всегда в духе, приветливый, нарядный, холёный, пахнущий одеколоном и тонким табаком, беззаботный, обворожительный, ловкий, с необыкновенно крепким здоровьем. Откинутая назад пышно-кудрявая голова с рано облысевшим сжатым у висков лбом сообщала чисто-русскому лицу в тёмно-русой бороде вид открытый и независимый. Внимание к знаменитому, балованному художнику, всегда приобретало оттенок восторженного поклонения. В обществе бывал он неизменно приятен и словоохотлив, на лицах появлялась улыбка, когда Константин Егорович входил в комнату». Константин Маковский был любим женщинами. Ко времени знакомства с первой женой у него уже была внебрачная дочь, плод его студенческого увлечения- Наталья Константиновна Лебедева (1860-1939), которая только в 1877 году получила фамилию Маковская, «без сопричисления её к дворянскому роду этой фамилии». Она жила в семье Константина Маковского до позднего своего замужества, все звали её Татинькой.
Женский портрет. 1860-е.
В 1867 году Константин Егорович женился на юной, подававшей надежды актрисе драматической труппы Императорских театров в Санкт-Петербурге- Елене Тимофеевне Бурковой (сценическая фамилия Черкасова), внебрачной дочери графа В.А. Адлерберга, бывшего министром Двора при Николае I, и латышки Минны Ивановны. Леночка, не ладившая с матерью, получила образование в Швейцарии и ездила в Россию к графу в качестве его воспитанницы. Она внесла в рассеянную «богемную» жизнь Маковского много любви и чуткой общительности. Была хрупка, болезненна и не могла считаться красивой, но от внешности её и от всей «манеры быть» исходила неизъяснимая прелесть. Она неплохо рисовала и, подобно мужу, страстно увлекалась музыкой. Композиторы, певцы, пианисты любили бывать в доме молодой четы. Особым уважением у них пользовались члены содружества «Могучая кучка». Это был счастливый брак людей, имеющих общие интересы и духовные запросы, но счастье длилось недолго. Сначала почти сразу же после рождения в 1871 году умер сын Владимир. В том же году у Елены обнаружили туберкулёз. Врачи говорили, что спасти её может теплый сухой климат, и Маковский повёз жену в Египет. Однако ничего не помогло, и в марте 1873 года художник овдовел.
Похороны ребёнка. 1872
Безутешным вдовцом Константин Егорович оставался недолго. Юлию Павловну Леткову (1859- 23.11.1954) Маковский встретил в 1874 году на балу в Морском корпусе. Совсем юная красавица («ангел неизречённой красоты», по словам И.Е. Репина) приехала в Петербург зимой 1874 года поступать в консерваторию. Она имела лирическое сопрано красивого тембра, художник был покорен её музыкальностью. Сам Константин Маковский, обладавший удивительным бархатистым баритоном, пел, как настоящий артист, и даже выступил на профессиональной сцене в опере «Травита». Впоследствии Юлия Павловна называла мужа «человеком-песней».
Портрет жены художника Юлии Павловны Маковской. 1887
Вот что писал о встрече своих родителей, основываясь на воспоминаниях матери, Сергей Маковский: «Это был её второй бал, На первом, «лицейском», с великими князьями, Петербург уже заметил её, и танцевала она до упаду. Она была очень красива. Отец влюбился с первого взгляда и не отходил от неё весь вечер. На следующий день влюблённый «профессор живописи» пригласил всех к себе- помузицировать. Он пел под аккомпанемент Свирского, талантливого любителя-пианиста, романс Чайковского:
Нет, только тот, кто знал свиданья жажду,
Поймёт, как я страдал и как я стражду.
К ужину Константин Егорович повёл юную Леткову под руку и, усаживая за столом рядом с собою, громко сказал- так, чтобы все слышали: «Вот и отлично. Будьте у меня хозяйкой». Так началась их помолвка».
Головка (Портрет Юлии Павловны Маковской). 1890-е.
Через две недели после вечера на Гагаринской набережной решено было сыграть свадьбу, как только невесте исполнится шестнадцать лет. 22 января 1875 года в Почтамтской церкви состоялось венчание. Невесте было 16, жениху 36 лет. Весной молодая пара едет в Париж, где общается с кружком русских художников, в который входили А.П. Боголюбов, А.А. Харламов, Ю.Я. Леман, К.А. Савицкий, В.Д. Поленов, И.Е. Репин, И.П. Похитонов и другие. Наискосок от дома, где молодожёны снимали квартиру, на Rue de Bruxelles находилась вилла Полины Виардо, знаменитой певицы, в доме у которой жил И.С. Тургенев. Музыкально одарённые Маковские посещали салон Виардо, там устраивались вечера, даже маскарады.
Портрет в красном берете (Юлия Павловна Маковская).
В Париже, в декабре 1875 года, у четы родилась дочь Марина. Маковские вернулись из Парижа с дочкой, а в конце лета случилось горе- девочка умерла от менингита восьми месяцев отроду. Семнадцатилетняя мать очень тяжело перенесла смерть перворожденной, но молодость взяла своё, и вскоре она стала опять ожидать прибавления семейства, а на поправку поехала в Ниццу. Константин Егорович, навещавший её, когда отпускала работа в Париже, нашёл венецианскую раму и вставил в неё свою молодую жену, обмотав ей голову чем-то вроде тюрбана вишнёвого цвета, прикрепив к нему страусовое перо. В несколько сеансов был написан первый её портрет «в красном берете» который стал родоначальником прославленных женских портретов. На протяжении полутора десятилетий Юлия Павловна была его музой, моделью для портретов, исторических картин и мифологических композиций. Её сестра- Леткова Екатерина Павловна, известная в своё время красавица, также неоднократно служила Маковскому моделью для его работ.
Портрет свояченицы (Екатерины Павловны Летковой). 1879
15 августа 1877 года в доме Переяславцева на набережной у Николаевского моста, родился сын Серёжа, которому суждено было стать любимцем Юлии Павловны. Можно сказать, что мальчик буквально с пелёнок стал моделью для отцовских картин. Лето 1877 года Константин Егорович провёл на театре военных действий: ездил вслед за войсками по оставленным турками болгарским пепелищам, зарисовывал пейзажи и типичные фигуры, но ко времени появления на свет сына поспешил в Петербург. Маковский писал картины, задуманные летом. Самая крупная из них — «Болгарские мученицы». Женщину с ребёнком он писал с жены и новорожденного Сергея.
Болгарские мученицы. 1877
Сергей Маковский позже вспоминал, что его очень долго одевали по детской моде тех лет и отращивали локоны, который так нравились Константину Маковскому: «На картине «Маленький вор» (приобретена Л.Г. Кузнецовым),- здесь, трёхлетним малышом в одной рубашонке, взгромоздясь на кресло, я тянусь к хрустальной вазе с пышными фруктами, а рядом огромный рыжий сенбернар выжидательно насторожился. Этот сенбернар не был наш пёс, его привозили на сеансы от В.Ф. Голубева».
В мастерской художника (Маленький вор). 1881
13 ноября 1878 года родилась дочь Елена (Елена Лукш-Маковская, художница, прожившая большую часть жизни в Германии. Она училась живописи непосредственно у Ильи Репина в Петербурге, а в 1902 году вышла замуж за австрийского скульптора Лукша, вместе с которым уехала в Вену. Прославилась она сначала тем, что принимала участие в оформлении интерьеров дома банкира и собирателя произведений искусства А. Стокле в Брюсселе (1905 — 1911). Дом Стокле называют «музеем Сецессионизма» или австрийского модерна. Из Вены семья Лукш переезжает в Гамбург и надолго оседает в городе. В 1911 году Елена создает символическую скульптуру «Женская судьба», которую установили в городском парке, а потом перенесли на хранение в Кунстхалле, где она по сей день занимает почётное место в залах, посвящённых искусству модерна).
Дети, играющие в мастерской. Сергей и Елена. 1880-е.
Портрет девочки (Детская головка). 1880-е.
В феврале 1883 года родился ещё один сын — Владимир, которого крестил великий князь Алексей Александрович, брат Александра III. Недели через три после тяжёлых родов Юлия Павловна надела тёмно-красный бархатный капот, повязала свои вьющиеся пепельно-каштановые волосы голубой лентой, под цвет чулок, и в первый раз поднялась к мужу в мастерскую.
Портрет Юлии Павловны Маковской. 1881
Константин Егорович, увлечённо работая над каким-то холстом, поначалу не обратил на неё внимания, и она, надувшись, села в кресло и стала рассеянно разрезать страницы книги ножом из слоновой кости. Художник обернулся, тут же поставил на мольберт первый попавшийся под руку узкий холст и набросал силуэт жены с книгой в руках. В три сеанса портрет был окончен, и о нём заговорил весь город. «Это малиновое платье так и звенит- острой высокой нотой среди тусклых тонов наших серых будней», – писал один из современников.
Мастерская, в которой дети позировали отцу, сама по себе была источником сильных впечатлений: она вся была увешана персидскими коврами, африканскими ритуальными масками, старинным оружием, клетками с певчими птицами. В китайских вазах стояли кисти, страусовые и павлиньи перья, диваны украшали многочисленные парчовые подушки, а столы — шкатулки из слоновой кости. Естественно, детей тянуло в кабинет отца, и позирование не было им в тягость.
Семейный портрет. 1882
Во время празднования 25-летия художественной деятельности Константина Егоровича в 1883 году (отсчет шёл от получения первой серебряной медали в годы ученичества) в клубе на Мойке когда кто-то из друзей пожалел, что на торжестве нет сына-первенца. После полуночи пятилетнего Сергея разбудили, нарядили и привезли в карете на праздник. Он навсегда запомнил то чувство гордости за отца. В мемуарах Сергей Константинович отмечал, что после этого юбилея он стал сознательнее относиться к работе отца, заинтересовался живописью, взялся за карандаши и краски. Сестра Лена также верила в своё призвание и не отставала от брата. Бывавшие в доме художники удивлялись: «Такие малыши, а так рисуют! Что значит кровь!»
Портрет сына в мастерской (Маленький антиквар). 1882
Юлия Павловна была очень любящей и заботливой матерью. Утро в их доме начиналось с растопки печи в детской. Юлия Павловна сама будила, одевала и кормила завтраком детей, а потом в любую погоду шла с ними гулять. «Дребезжит звонок, это мама проснулась. Ещё минута, и бесшумно входит подгорничная Маша, возится на коленях у высокой круглой печки; щепками, дровяным дымом запахло и, легко потрескивая, разгорается и гудит огонь, весело кидая беглые узоры в ещё не рассеявшуюся мглу комнаты… В зимнюю пору сборы на прогулку бывали делом серьёзным; справлялись о погоде, забегала к нам кухонная прислуга дать свой совет; вероятно, вопрос решался высшей инстанцией, мамой, но это было только церемониалом, по утрам мы выходили гулять всегда, Петербург запомнился во всякую погоду…»
В парке. Около 1881
Дети у озера.
Мать и дочь в интерьере. 1883
Сразу после рождения первенца встал вопрос о летнем отдыхе на природе. Маковский летом 1878 года снял у своего приятеля Свирского усадьбу Загоны на границе Черниговской и Полтавской губерний рядом со знаменитой Диканькой Кочубеев. Здесь они подружились с соседом-помещиком Тарновским и несколько последующих лет отдыхали у него в Качановке. На террасе среди цветов устраивались чаепития. Детей — а их набиралось человек до двадцати пяти — сажали за отдельный стол. К каждому был приставлен казачок в синем кафтане с красным поясом, но это не мешало юным господам вести себя как заблагорассудится. Их весёлый и шумный стол взрослые называли «жабокриковкой».
Дети.
Портрет детей художника (Маленький садовник). 1882
С 1885 года семья возобновила поездки за границу. На лето уезжали с гувернантками старших детей и няней двухлетнего Володи. В Париже снимали квартиру на улице Монтень, Константин Маковский к тому времени купил знаменитую мастерскую В.В. Верещагина с вращающимися по солнцу стенами — «Мэзон-Лаффит» — и с утра до вечера работал в ней. На плечи Юлии Павловны и молоденькой гувернантки-швейцарки Сюзанны Штюрклер ложилась забота о детях: ночные страхи маленького Володи, внезапная скарлатина Лены, первая влюблённость восьмилетнего Серёжи, посылавшего соседке-швейцарке французские романсы, которые пела мать. За пять лет семья побывала в Экслебене, Биаррице и Ницце, но большую часть времени проводили в Париже.
Портрет дочери Елены.
Серёжа (Портрет сына в матроске). 1887
Лето 1888 года семья провела в Качановке, а оттуда Юлия Павловна вместе со старшим сыном Сергеем направились в Крым: в Севастополь, Ялту, Гурзуф. Погода в Крыму была холодной, море — бурным, на обратном пути Юлия Павловна так тяжело заболела, что в Петербурге улицу перед их домом застилали соломой — лишь бы шум не тревожил больную. Плеврит продолжался более полугода, и, когда в июне 1889-го года по совету врачей её отправляли в Киссинген, в железнодорожный вагон больную вносили на руках. Старшие дети были при ней. Володю на год взяли Султановы — сестра Юлии Павловны писательница Екатерина Леткова и её муж, профессор архитектуры Николай Султанов. В Киссингене Юлия Павловна начала принимать грязи и быстро поправлялась, окружённая вниманием детей и друзей. В августе всей семьёй переехали в Сен-Жан де Лю на границе Франции и Испании, оттуда — в Биарриц. Там Юлия Павловна снова простудилась, и сам тяжело больной (она оказалась его последней пациенткой) врач С.П. Боткин не разрешил ей ехать в Россию, а посоветовал отправиться на Средиземное море.
Женский портрет (Юлия Павловна Маковская).
В Ницце сняли квартиру в вилле Франчинелли, лето 1890-го года провели на курортах Швейцарии и Северной Италии, но через год плеврит повторился. Встревоженные дети вызвали из Петербурга «тетю Катю», сестру матери-писательницу, из Парижа — отца. Тот разыскал в Кенигсберге петербургского профессора-лёгочника, и сделанная буквально в последнюю минуту операция спасла Юлию Павловну от гибели. Весной больную увезли в горы: Бруннен, Аксенштейн, Белладжио, Монте-Женерозо. Курорты сменяли один другой. Но больная поправлялась медленно. Она была настолько слаба, что самостоятельно не могла ступить и шагу. Двенадцатилетний Сергей и гувернантка Манаева выносили её в сад на руках и заботливо усаживали в шезлонге среди вьющихся роз. Осенью вернулись на виллу Франчинелли. Сергей готовился поступать в Александровский лицей. Юлия Павловна несколько окрепла и собиралась сопровождать сына в Россию, но весной снова слегла — на этот раз с радикулитом.
Константин Егорович бывал в кругу семьи наездами: он ездил то в Испанию, то в Нижний Новгород — выбирать место для задуманной им огромной картины «Воззвание Минина к нижегородцам», то писал этюды в Мэзон-Лаффите. Но помимо проблем со здоровьем Юлию Павловну поджидало ещё одно не менее сильное потрясение.
Портрет Марии Алексеевны Маковской (Матавтиной).
В 1889 году Константин Маковский ездил на Всемирную выставку в Париже, на которой он экспонировал несколько своих картин. Там он познакомился с Марией Алексеевной Матавтиной (1869-1919) и увлёкся ей. Между двадцатилетней красавицей и пожилым маститым художником завязался тайный роман. Плодом этого увлечения стал родившийся в 1891 году внебрачный сын Константин. В зиму 1890-1891 годов Константин Егорович наведывался ещё реже и бывал явно озабочен чем-то, необщителен. Семья не догадывалась, что у него есть подруга на стороне, которая, очевидно, шантажировала своего знаменитого поклонника. Живописец становился хмур и как-то сконфуженно-неуверен. В последний приезд весной 1892 года он вынужден был признаться о рождении внебрачного сына.
Портрет жены художника, Маковской Марии Алексеевны.
Обнажённый мальчик.
Детская головка (Портрет сына Константина). Конец 1890-х.
Юлия Павловна не простила измены. 18 ноября 1892 года она подала ходатайство «о предоставлении ей права проживать с тремя детьми по отдельному паспорту от мужа и об устранении последнего от всякого вмешательства в дело воспитания и образования детей». Семь лет она не давала супругу официального развода, требуя в качестве «отступного» огромную сумму, заплатить которую даже преуспевающему бизнесмену от искусства Маковскому было затруднительно. Сергей, Елена и Владимир остались с Юлией Павловной. Младшие поддерживали отношения с отцом и писали ему письма. Сергей встречался с ним и его новой супругой только один раз, а после вообще прекратил общение. Он слишком сильно любил и боготворил мать, и не мог простить отцу раскола некогда такой счастливой и дружной семьи. В 1892 году Константин Егорович написал картину «Ромео и Джульетта». Для Ромео позировал сын брата Владимира, будущий живописец Александр Владимирович Маковский. Джульетта написана с Марии Алексеевны.
Ромео и Джульетта. 1890-е.
Портрет ребёнка (предположительно Ольги) 1893
В 1893 году у художника родился второй незаконнорожденный ребёнок – дочь Ольга. В 1896 году – Марина. Маковский даже не хотел возвращаться в Россию. Он покупает мастерскую и другую недвижимость в Париже, мечтает навсегда обосноваться во Франции со своей новой семьёй, разорвав все связи с супругой и уже взрослыми детьми от прежнего брака. Встретивший Константина Егоровича в Париже А.С. Суворин писал, что в этот период художник выглядел «далеко не блестяще» и не мог говорить о своей бывшей спутнице жизни без негодования: «Если б у меня не было сына, я бы ей дал себя знать. Дочь не так ответственна. Она выходит замуж, носит фамилию мужа, но сын – другое дело. Ведь она (Юлия Павловна – Авт.) до того пала, что писала мне письма, что она готова втроём с нами жить. Что это за женщина, которая предлагает это!..»
Константин и Ольга Маковские. 1894
Портрет дочери художника Марины Маковской.
Портрет детей художника, Константина и Ольги.
Но мог ли Маковский упрекать в чём-либо Юлию Павловну? Выйдя замуж почти подростком, она привыкла жить в роскоши. По словам сына Сергея, мать «смотрела на мир только глазами отца», жила только его интересами и поневоле усвоила систему ценностей своего влиятельного мужа. Лишь в 1898 году почти шестидесятилетнему Маковскому удалось «купить» себе свободу, пообещав выплачивать оставленной жене немалую пенсию и вернуться в Петербург. 26 мая 1898 года был оформлен официальный развод. Юлии Павловне было всего 39 лет. Оставшиеся 56 лет жизни она прожила в семье сына Сергея, в эмиграции, во Франции, помогала сыну писать очерк об отце, который писать ему было особенно тяжело; он так и не смог его простить.
Семейный портрет (Журнал «Нива» 1911 г.)
Константин Егорович Маковский с женой Марией Алексеевной.
Сергей Маковский Форштеттеру: «…По вечерам сижу с мамой. Записываю её рассказы о семейном прошлом. Если печатать мои «Портреты современников», то нельзя обойти его, тем более о нём ни одной монографии не было издано…» Работая над главой об отце (и сокращая критику в его адрес), Сергей Маковский очень хотел оставить эту работу на память потомкам и писал матери о своей надежде, что книги «принесут моральные плоды и им, наследникам нашего имени. Кто знает — когда-нибудь в России, которая навсегда закрыта для нас с тобой, но, может быть, им откроется. Это побуждает меня теперь писать об отце, Константине Маковском, несправедливо полузабытом нашими соотечественниками младших поколений». В январе 1954 года отметили 95-ти летие Юлии Павловны. Это был последний её день рождения.
Сергей писал хронологически Форштеттеру:
«14.11.54. Дети заняты теперь моей матерью, у которой после падения сделался апоплектический удар, и она теперь в клинике, бедная, между последней жизнью и смертью. И это сознавать очень тяжело…
17.11.54. Сегодня пришло письмо из Ниццы — известие от брата, что мама совсем при смерти. Так я её больше не увижу. Тут и раскаяние: не сумел, как следует, украсить её последние годы…
26.11.54. Третьего дня мама скончалась (23.11) — как только по её желанию привезли её из клиники в её квартиру. Уснула и не проснулась. Оба сына с жёнами и дочь отправились в Ниццу на похороны. Покоиться она будет на ниццком кладбище Cocagne».
А Константин Маковский 6 июня 1898 года женился на Марии Матавтиной, и суд узаконил их детей. В 1900 году в его новом, уже законном браке, родился четвёртый ребенок – сын Николай. Художник продолжал использовать в качестве моделей и детей от третьего брака и свою новую жену. В 1902 году К.Е. Маковский составил завещание, по которому все права на его имущество и картины переходили М.А. Матавтиной-Маковской и её детям. В 1910 году вместе со своей новой семьёй художник торжественно отметил пятидесятилетний юбилей творческой деятельности, тогда же получил и чин действительного статского советника (т.е., по Табеле о рангах, стал статским генералом).
Портрет жены художника Марии Алексеевны и дочерей Ольги и Марины.
Девочка, нюхающая цветы (Ольга в саду).
Портрет дочери художника. Оленька. 1900-е.
Оленька и Коля на крыльце дачи. Конец 1900-х.
Действительный статский советник, профессор живописи, художник К.Е. Маковский трагически погиб в Санкт-Петербурге в возрасте 76-и лет, став участником крайне редких в то время ДТП. По свидетельству очевидцев, кучер экипажа, в котором ехал Константин Маковский, чем-то отвлёкся, и в экипаж на полной скорости врезался трамвай. Художника выбросило на мостовую, он получил тяжёлую травму головы. Была сделана операция, но сердце не выдержало слишком сильной дозы хлороформа. Константин Егорович умер, не приходя в сознание 17 сентября 1915 года. Произошло это на углу Садовой улицы и Невского проспекта. Похоронили Константина Егоровича Маковского на Никольском кладбище Александро-Невской лавры.
После его смерти, в результате проведённого вдовой аукциона было выручено 285 тысяч рублей, а весной 1916 года она приобрела имение за 350 тысяч, в котором намеревалась устроить фамильный склеп. Туда Матавтина-Маковская собиралась перевезти прах супруга, но революция помешала этим планам… После революции кладбище подверглось зверскому разграблению. Исчезли могилы К.Е. Маковского, выдающегося скульптора И.Н. Шредера, директора императорских театров И.А. Всеволожского, а также многих других. Стараниями Марии Алексеевны в 1917 году была открыта посмертная выставка произведений Константина Егоровича, на которой демонстрировалось около 300 его картин.
Портрет Ольги, дочери художника.
За прялкой (Портрет дочери Ольги). Конец 1890-х.
В 1918 году последняя мастерская живописца в Петрограде по адресу Каменноостровский проспект, 26/28, по распоряжению наркома просвещения А. В. Луначарского была взята под охрану государства. Позже, в связи с её реквизицией, O.K. Маковская вывезла архив и часть работ отца за границу.
Портрет жены художника Марии Алексеевны Маковской (Матавтиной).
Мария Алексеевна пережила супруга всего на четыре года, и скончалась в 1919 году в возрасте 50-и лет. Все дети К. Маковского от второго и третьего браков эмигрировали.
Название в интернете- Портрет дамы (возможно, портрет жены художника). 1884
Судя по дате создания- это могла быть Юлия Павловна.
«На эту печальную картину остаётся наложить последний мазок. Константин Егорович Маковский будет всегда порицаем, но никогда не станет отвергнутым. Импровизатор бурного темперамента, волшебный кудесник красок и света, он ещё долго будет радовать нас. Ни у кого не подымется рука убрать из музеев торжественные полотна, и пусть шумят в Русском музее его балаганы на весёлой масленице, пусть на берегах Волги люди проникаются раскалённой атмосферой героического призыва Минина, наконец, эти красивые женщины, давно ушедшие в небытие, вся нескончаемая галерея учёных, артистов, историков, писателей, полководцев России — они всегда останутся с нами как великолепный документ эпохи, в которой жил, благоденствовал, любил, восхищался, страдал и нелепо умер большой, замечательный мастер». В.С. Пикуль «Трагедия русского Макарта».
Воспоминания Сергея Константиновича Маковского «Портреты современников. Отец и моё детство», Т.В. Лебедева «Сергей Маковский. Страницы жизни и творчества».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *