Клиника доктора рошаля

В гостях у советского и российского педиатра и хирурга, доктора медицинских наук, профессора, общественного деятеля, президента НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонида Рошаля.

Смотрите видеофрагмент интервью, а его полную версию вы можете послушать чуть ниже.

— Ваш институт считается одним из лучших в мире. Как удалось его создать?

— Очень просто. В России не только наш институт может сравниться со многими, у нас в стране очень много таких учреждений. И не только в Москве, это правда. В институт ежегодно обращаются 80 тысяч детей. Это 80 тысяч мам и пап дополнительно. И вы не найдете ни одного родителя, который заплатил бы хоть копейку за лечение, у нас принцип такой. Институт обеспечен на уровне лучших мировых стандартов. Когда приезжают американцы, немцы, французы, они удивляются что в России это есть. Но главное — не только стены и оборудование, а доктора, которые работают. Я могу гордиться квалификацией своих врачей. Тем более, что ннститут специфический, такого нет больше в России и в мире. Это специализированная хирургическая помощь детям с тяжелой патологией. И врачи института обладают высоким опытом оказания помощи не только у нас в России, но и во многих странах мира. У нас есть специализированная бригада, которая вылетает во многие страны мира для оказания помощи — в 22 страны. И мы с честью несем звание российского врача. И результаты лечения неплохие. За эти годы мы ни одного ребенка не отправили за рубеж. К нам приезжают, а мы нет.

— Леонид Михайлович, есть понятие – уникальная операция, то есть которую ни делал никто и никогда. У вас такие операции были в Институте?

— Каждая операция уникальна. Даже аппендицит.

— Это классика.

— Это классика, но не совсем. Такие подвохи бывают диагностические, лечебные. В каждой операции есть импровизация. Мы должны иметь клинические рекомендации, протокол лечения с одной стороны, но с другой стороны мы должны иметь голову, которая анализирует. И в конкретной ситуации можно иногда от этого отойти, для того, чтобы спасти ребенка. Я не могу назвать конкретную операцию, я говорю про особенности мышления хирурга.

— Объясните, почему по центральным каналам ведут всенародный сбор пожертвований на операцию ребенку за рубежом? Что, у нас не могут сделать пересадку костного мозга, а в Израиле могут?

— Да нет, чепуха это все. Я скажу, что в этом много наносного. Есть и коммерческая составляющая. Мы считаем, что отпускать детей за рубеж можно только после того, как специальная комиссия решит, что в России делать операцию такую нельзя. Желания родителей я понимаю. Наносное – это вот поехали туда, прооперировали, сделали. Я могу привести примеры очень известных людей, которые оперировались за рубежом, а вытаскивали мы. Роберт Рождественский оперировался во Франции, в конце концов долечивали здесь, Кобзон. Шнитке еле привезли в Россию и продлили жизнь. И еще есть масса примеров, там — не идеал. У нас есть свои сложности экономические, но сегодня очень много из тех, кто уезжает за рубеж оперироваться, могут это делать и здесь. И это правильно. Только по заключению комиссии можно отправлять туда. Если ты хочешь поехать и если есть возможности – езжай, но делать из страны нищих, собирать деньги на операцию там при возможности провести ее здесь, это не правильно.

— Почему лекарства так дороги сейчас? Гораздо дороже, чем в среднем в СССР? Потому что это импорт?

— Я же детский доктор? Я вам отвечу: «Почему? По качану.» Лекарствами и медики пользуются. У меня тоже есть проблемы, я тоже прихожу в аптеку. И когда я покупаю лекарства, у меня волосы шевелятся немножко. Конечно, очень дорого. Если сопоставить цены с прожиточным минимумом, то здесь власти работать и работать.

— Правда ли, что каждое новое поколение детей рождается слабее предыдущего, у них ослаблен иммунитет. Они более болезненны, это так или нет?

— Я таких фактов не знаю.

— Старинный врачебный анекдот, вы должны его знать. Ленин спрашивает у наркома здравоохранения Семашко, — «Почему вы затребовали у совнаркома такие маленькие зарплаты для врачей»? «Не волнуйтесь, Владимир Ильич, больные прокормят». Святая традиция еще у советских врачей, подкармливают. Сейчас врачи довольны зарплатой хотя бы в Москве, хотя бы в вашем Институте?

— Мы пережили 90-е годы, страшно вспомнить. Тогда зарплата была вообще маленькая. Но вот говорят: «нет чувства ответственности, чувства гордости у врачей…» Есть! Народ продолжал работать, приходил, надевал халаты за нищую зарплату. И мало кто убежал в коммерческую структуру, один только. Остальные работали. И подрабатывали. Кто-то на такси извозом занимался, кто-то электрикой занимался, дома строили, подрабатывали на жизнь. Сегодня никто не подрабатывает, все живут на заработную плату, которая есть.

— Вы спасали детей в Чечне на Ближнем Востоке, в Армении после землетрясения, вели переговоры с террористами на Дубровке, спасая детей. Вы создали ваш институт, Национальную медицинскую палату, а что вы считаете главным достижением вашей жизни?

— То, что я лечил детей.

Александра Рашель-Саша Кашель?Интерактив.

С недавнего времени на просторах СМИ появилась некакая коробейница из сферы оказания услуг по изменению внешности в сторону иноланетной по фамилии -Рашель.
Появилась коробейница ниоткуда,ибо в 90-стые и начало 2000-ных годов летоисчесления московской светской жизни,данная сущность была в принципе никому не известной,светских мероприятий не посещала,бесед высококультурных не вела,в красивых романах и браках с олигархами и известными политиками неизвестная.Сущность появилась пять лет назад на разных ток-шоу,(что категорически не одобряется высшим светом общества,я например приглашения на данные передачи-отвергаю на подходе),но сущность очень любит экран и очень любит с экрана кашлять!
(Единственное интервью по поводу разоблачения Божены Рынски я дала друзьям из НТВ,потому что Бо позволила себе очень гадко отзываться о москских пенсионерах,а слабых я в обиду не дам)
Да,да именно Шура стала кашлять,кашлять в сторону знаменитостей ,с которыми не знакома лично,кашлять по поводу их внешности и докапываться сделали они пластику или нет,чем она в прочем и заслужила себе репутацию бабы-сплетницы.
Само собой сущность в виду назойливого кашля в приличные дома не пускают,премий не дают,брилиантов не дарят,романов в виду не комфортабельного возраста и инопланетной внешности не крутят.
Но сущность ,на то и сущность чтобы стараться кашлять на людей.для этого ей нужны зрители ,а возможно и спонсоры,поэтому Саша Кашель то обтирает стены московских синагог,особенно рада она столовкаться по шаббатам , предварительно скинув крестик в шапокляковский ридикюль.

Лицо дешевых арабских «махонов» просто очень жаждет гешефта своего нового проекта.
Лавочки женихов и невест-Кашель и Сарра.
Сарра, это це доня Саши и к слову сказать, жертва алчной сущности,которая ,а теперь читаем внимательно- подбила на пластические операции собственную дочь-думаю ни одна вменяемая мать такого своей дочери не пожелает,тем более у известной в простонародье Сарры особых проблем с внешностью не было.

Саша Кашель активно кашляет по поводу пользы пластического вмешательства в жизнь человека и рекламирует это довольно страным образом-ОНА ПРЕДЛАГАЕТ ДЕЛАТЬ ПЛАСТИЧЕСКИЕ ОПЕРАЦИИ ДЕВУШКАМ ,КАК МОЖНО РАНЬШЕ,
Что крайне странно слышать от позиционирующей себя еврейкой сущности,которая должна знать,что любое вмешательство во внешность человека,это акт против Воли Всевышнего.
Да и кто в здравом уме будет переделывать то,что сделал Создатель?
Аргументы по поводу того,как перешитый нос или увеличеный до размеров мяча регби рот не принимаются-сущность не может похвастаться нам даже любовниками из списка ФОРБС,не говоря уже про мужей ,известных и уважаемых в обществе.
Демонстрация третьесортного нанятого пожилого актера Сани Морива и разного рода одноразовых альфонсов не в счет,а наоборот крах и провал Кашля!
Но к чему такие истерики в мой адрес?
(мой Муж аргументировал)
Я стесняюсь спросить,а что собралась писать сущность и какими такими голыми снимками эта склеротичная особа решила мне угрожать?Она наверное забыла,что девушки из приличных и богатых семей как я ,не посещают арабских»махонов»,саун и бань и не ходят с голыми ж.
Кашель, она такой Кашель!
Но даю каплю снисхождения на больную мозоль кашля, по поводу того,где я все же посещала сауны и даже,о гром и молния ДУШ! То были спортивные клубы Др.Лодер моей подруги Маши Пермяковой,Годен Джим и СПА салон Ритц-Карлтон ,в котором в прочем была и в свое крайнее посещение Москвы,ибо тропический душ и зона релакса там незабываемые. 🙂
Глупо ,очень глупо в преклонных годах ходить по ток шоу и шурясь присматриваться,кто из звезд сделал ту или иную подтяжку ,но не мне об этом судить.Шудры,они же Кашли-неприкасаемые,воняют-с.
Но как человек честный и открытый я написала этот пост,с целью просто приоткрыть правду над этим ящиком со зловониями украшенными искуственной обивкой.
Кашляйте в другую сторону Шура.К микробам мы беспощадны!
Данный пост обрастает более интересными подробностями.В интерактив приходят ссылкы.
Мало того,что до такого как Саша Кашель придумала себе фамилию Рашель(более похожую на погоняло мамки в борделе),была известна по фамилии Огурцова,так вот еще и подробности о ее дочери «Сарре» -она же Светлана Кирмусова
Милиционеры с Тверской зверски избили модель за разбитый в ресторане бокал Работники милиции столичного ОВД «Тверское» жестоко покалечили девушку-фотомодель, которая напилась и устроила дебош в ресторане. У начинающей звезды подиума сломана карьера, а ее влиятельная мать грозится сделать то же самое обидчикам ее дочки. На этот раз жертвой милицейского произвола стала девушка, которая вряд ли имела честь прежде общаться со стражами порядка, пишет газета «Московский комсомолец». Но тем печальнее оказались последствия: 28-летнюю Светлану Кирмусову изувечили так, что фотомодель уже несколько месяцев не покидает больницы, а о карьере звезды придется позабыть. Пока виновники избиения отделались легко — им всего лишь вынесли выговор. Однако мать пострадавшей — влиятельная женщина со связями Александра Рашель (бывшая жена адвоката Березовского) — и не скрывает, что намерена продолжать борьбу за справедливость и наказать зарвавшихся стражей порядка. «Мою дочь избили милиционеры. Ей сломали нос. Что нос — сломали жизнь. Дочь — фотомодель, для нее внешность была главное, — говорит Рашель. — И все, что милиционеры за это получили, — устное дисциплинарное взыскание». Выговор был вынесен инспектору службы группы немедленного реагирования третьего отдельного батальона милиции управления вневедомственной охраны при УВД по ЦАО города Москвы лейтенанту милиции В.А. Синатрову и старшему оперативному дежурному дежурной части штаба ОВД по Тверскому району Москвы майору милиции В.А. Сахарову. Роковой конфликт случился еще в сентябре, и с тех пор Александра Рашель безуспешно пытается добиться, чтобы в отношении милиционеров возбудили уголовное дело. До сих пор с сотрудников ОВД “Тверское” только взяли объяснительные. Между тем пострадавшая фотомодель до сих пор находится в клинике. Александра — по профессии пластический хирург, в гневе швыряет на стол бесполезный, нерабочий Vertu — роскошный телефон стоимостью десять тысяч евро безнадежно сломан. «Он принадлежал моей дочке, — поясняет Александра Рашель. — Она была с ним в тот вечер в ресторане, откуда ее забрала милиция». По словам женщины, сотовый ее дочери разбили при задержании. «И еще на ней были часы за пятьдесят тысяч долларов, про бриллианты и прочие мелочи я молчу”, — добавляет безутешная мать. Били смертным боем и снимали на видео В тот вечер 13 сентября Светлана Кирмусова с компанией молодых людей пошла кутить в одно из пафосных заведений на Тверской улице. Настроение у нее было плохое, так как накануне приятельница по секрету доложила девушке, что ее молодой человек ей изменяет. «Дочь с горя перебрала коллекционного виски, — продолжает мать. — Поймите, я нисколько не оправдываю Свету. Да, она напилась, а так как обычно пьет мало, то произошло то, что произошло». В общем, девушке померещилось, что за соседним столиком сидит ее разлучница. Светлана швырнула в сторону “разлучницы” один хрустальный бокал, второй. Тут уж даже персонал, привыкший считать желание клиента законом, встрепенулся. Пришлось молодым людям из компании Светы возместить ресторану причиненный ущерб — свыше трех тысяч долларов. А саму дебоширку охранники вывели на улицу. Однако на свежем воздухе красавица разбушевалась не на шутку. В какой-то момент модель вырвалась и разбила стекло входной двери, порезав себе руку. Тем временем по вызову приехала группа немедленного реагирования МВД и “скорая помощь”. Фотомодель отловили где-то на Тверской, однако осмотреть себя врачу она не дала и сразу вцепилась ему в волосы. А милиционеров девушка просто «послала подальше», пишет газета. Буйную барышню запихнули в патрульную машину и защелкнули наручники. При этом свидетели уверяют, что до тех пор с ней обращались относительно корректно. «Но при нас ее точно никто не бил”, — пояснила администратор ресторана Анна Прядко. Что же произошло дальше, в патрульной машине, а тем более в отделении, сотрудники фешенебельного ресторана, естественно, не знают. Однако вряд ли «невменяемая мажорка”, в образе которой для милиционеров все было вызывающим — часы, прикид, телефон — могла надеяться на сочувствие. Светлана привычно думала, что она хозяйка жизни, но «тертый» российский гражданин хорошо знает, что в милицейском участке хозяин жизни это человек в серой форме. «Меня стали избивать, — рассказывает сама Светлана. — Били жестоко, в печень, по голове, сломали нос. Они измывались надо мной. Я истекала кровью. Хотели упрятать в зверинец, нет, обезьянник это называется». В отделении избиение модели продолжилось. Причем садисты еще и снимали столь редкое зрелище на видеокамеру. «Только через несколько часов мне удалось связаться с родными», — добавляет Светлана. Александра Рашель примчалась на нескольких машинах с подмогой. Она буквально вырвала дочь из ОВД, после чего Светлану отвезли в 59-ю больницу, где и освидетельствовали. Затем в Боткинской больнице диагноз подтвердили. Как оказалось, у девушки было сотрясение головного мозга, перелом костей носа, рана правой кисти и алкогольное отравление. В графе «обстоятельства получения травмы» так и написали: избита сотрудниками милиции. Карьера пошла под откос Теперь Александра Рашель бьется над тем, чтобы поставить свою искалеченную дочь на ноги. Прежде всего, необходимо вернуть девушке ее привлекательную внешность, с помощью которой она рассчитывала добиться известности, славы и благополучия. Однако сделать это непросто. «Надо ждать как минимум год, чтобы пробовать делать пластику, мягкие ткани пока нельзя оперировать, — говорит мать Светланы. — В России даже не стоит пытаться, только в Швейцарии, я как специалист вам это говорю». В 17 лет Свете сделали ринопластику в первый раз, поскольку вместе с матерью она решила, что это нужно для ее будущей карьеры, однако «по сделанному нос на место может не встать». У фотомодели уже сорвался контракт на несколько сот тысяч долларов, в Европу взяли другую девочку. А век модели короток. «Едва дочь немного пришла в себя, я отправила ее в Эмираты, развеяться», — говорит Александра. Однако это оказалось бесполезно, Свете «там только хуже стало»: девушка плохо ела, а под глазами появились мешки. По возвращении мать с дочкой поехала в прокуратуру по Центральному округу, где проводили проверку действий милиции, и в итоге отказали в возбуждении уголовного дела: дескать, «согласно статье 13 Федерального закона сотрудники милиции вправе применить физическую силу при сопротивлении задерживаемого». Правда, на днях Нургалиев сказал, что в принципе, если милиция вас бьет, можете дать сдачи — это была устная рекомендация министра, наподобие той, что с коррупцией в рядах МВД надо покончить за 30 дней. Так что силы закона рекомендация не имеет, да и пример Светланы Кирмусовой наглядно показывает, на какой прием в действительности могут рассчитывать даже богемные девочки в милиции. «Слабая женщина, в ней весу 57 килограммов — неужели ее нельзя было остановить как-нибудь иначе? — задается риторическим вопросом Александра Рашель. — Ее же обзывали проституткой, мне кричали в лицо, что им насрать, даже если она тут у них сдохнет». Светлана Кирмусова до сих пор находится в клинике неврозов, хотя нос потихоньку заживает. Впрочем, в милиции произошедшее со Светланой расценивают иначе. «Гражданка Кирмусова грубо нарушала общественный порядок: била посуду, оскорбляла работников ресторана и сотрудников милиции при выполнении ими своих должностных обязанностей», а потому, видимо, заслужила такое зверское отношение. «По результатам проверки действия сотрудников ГНР УВД по ЦАО г. Москвы при задержании гражданки Кирмусовой признаны правомерными», — прокомментировала произошедшее заместитель начальника Управления информации и общественных связей ГУВД по Москве Жанна Ожимина. Прокуратура Тверского района города Москвы постановила отказать в возбуждении уголовного дела в связи с отсутствием в действиях сотрудников милиции состава преступления. В неофициальных комментариях милиционеры высказались еще конкретнее: “С сожалением констатируем, что гражданка Кирмусова вела себя аморальным образом и всю вину за свое поведение возложила на сотрудников милиции, которые добросовестно выполняют свой профессиональный долг в защите общественного порядка”. Однако Александра Рашель намерена и дальше добиваться справедливости для своей дочери и возмездия для виновников зверского избиения. “Я все равно их посажу, подниму все свои связи, чего бы мне это ни стоило!” — клянется женщина.
Нельзя и не вспомнить про статью «покушение на убийство»

Леонид Рошаль: Я оперировал своего сына

Легендарный педиатр, президент НИИ неотложной детской хирургии и травматологии, директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии Леонид Рошаль в интервью «Вечерке» рассказал о своей семье и своих пристрастиях.

— Многие врачи говорят, что они никогда не стали бы делать операции и вообще работать со своими родными, близкими. А вы, я знаю, аппендицит своему сыну удаляли и, по-моему, брата родного оперировали?

— Брату было 30 лет, когда он пришел ко мне: «Леня, у меня чего-то поясница болит». Ну, я: «Радикулит, Витя, ты чего? Все нормально». Проходит неделя, две. «Нет, Лень, болит». Говорю: «Давай снимок делать». Я в МОНИКах тогда работал, в Московском областном институте. Снимок сделали. Огромная опухоль поджелудочной железы с прорастанием… Говорят: «Он не операбельный».

Отвечаю: «Надо делать все равно». Прекрасные хирурги работали: и полостные, и торакальные (торакальная хирургия — хирургия органов грудной клетки. — «ВМ»). Лучшие врачи встали к столу. Звонят мне: «Лень, мы ничего сделать не можем. Приходи». Я пришел… Потом год химиотерапии, боли. Это ужасно, ужасно все… Его не стало.

И сына своего я оперировал. Я работал в Русаковской больнице — Святого Владимира сейчас называется. У него было подозрение на острый аппендицит. И был замечательный совершен- но детский доктор Долецкий Станислав Яковлевич — один из моих учителей. Он говорит: «Ну что же, надо оперировать. Пойдешь в операционную?» Я отвечаю: «Конечно, пойду». И мы пошли вместе с ними. Когда меня потом спрашивали — почему, я объясняю, что если я профессионал и понимаю, что я это умею делать, и делать неплохо, почему я не могу это сделать для своего сына?

— Вы в Евгении, внучке, что-то видите от ее прабабушки, вашей мамы?

— Я вас должен расстроить: я нахожу черты своей мамы в моей… правнучке.

— У внучки уже дочка родилась?! Как назвали?

— Мия. Такое золотко, такая потрясающая! Мой отец говорил, когда у меня сын родился: «Лень, ты не понимаешь, что такое любовь деда к внукам и любовь отца, это разное». И я это ощутил, когда у меня родился сын и когда родилась внучка. А уж когда правнучка! Я не думал, что доживу до этого времени. И вот в ней — я про себя, окружающим этого не говорю — я и вижу черты моей мамы. Но она более энергичная, конечно, как юла все время. Мама поспокойнее была. Красивая, спокойная женщина.

— А то, что сын не пошел по отцовским стопам, не огорчает? Сергей Леонидович ведь сперва вроде был дерматологом, но потом отошел от медицины?

— Я никогда не настаивал: пойди туда учиться или сюда — не надо, предоставил полную свободу выбора. Я, кстати, за всю жизнь ни разу его не ударил… Так вот, когда мы жили под Москвой, он сам нашел школу с медицинским уклоном и пошел в нее. И поступил в институт, и окончил.

— Тот же, что и вы?

— Да, тоже 2-й Медицинский институт, педиатрический факультет. Но постепенно я почувствовал, что он охладевает к этой работе. Он не меркантильный, но сказал: «Папа, я не очень хочу жить от зарплаты до зарплаты». Да, я горжусь, что у меня такой сын. Очень хороший парень, добрый, разумный человек, отец замечательный. А дед бешеный совершенно (ему уже 60 лет — моему сыну). Его любят друзья, он пакости в жизни не делает. И живет так средне — не богато и не бедно. Хорошая семья.

— А избранник вашей внучки тоже к медицине не имеет отношения?

— Нет, никакого.

— И вы не переживаете, что династию врачебную не выстроили?

— Я никогда не ставил целью, чтобы была династия. Если бы жизнь повернулась по-другому, и сын бы пошел по моим стопам и стал бы детским хирургом, и мы бы работали в одном коллективе, я бы был доволен. Правда, думаю, по сегодняшним временам мне бы сказали: «Знаешь, это семейственность. Так что или ты, или он». Ну такая это глупость, я не понимаю! Точно так же, как я не понимаю пресловутый возрастной ценз: до 70 лет работай, а потом уходи. Не важно, сколько лет человеку. Важно другое: он еще что-нибудь соображает, что-то полезное делает или нет. Если откровенно, вот я лично самые серьезные вещи сделал с 65 до 85 лет.

— Вы несколько раз упрекали журналистов, говоря, что в последние годы реноме профессии врача, скажем так, пострадало по их вине. Вы считаете, что только мы в этом виноваты?

— Я не про это говорю. Я говорю, что жизнь сегодня изменилась. И сегодня все медики как под лупой. Пришли новые технологии, пришел интернет. Можно, сидя в деревне под Благовещенском, будучи недовольным тем, как тебя встретил доктор, вернуться домой, сесть к компьютеру и написать жалобу Путину, Медведеву, в Министерство здравоохранения, в прокуратуру, в следственные органы — да куда хотите. И создается шквал…

Медицина — это не точная наука, это не математика. Это интеллект, человеческие знания, опыт, это интуиция. Вот спросите меня: «Ну почему ты поставил этот диагноз?» А я скажу, что я не знаю. Ну как объяснить, что, общаясь с ребенком, ты обращаешь внимание абсолютно на все: на особенности его поведения, на мимику, на любую, казалось бы, мелочь…

Возможность диагностических сомнений или каких-то тактических ошибок, она велика. Мы же не можем найти двух людей с одинаковой анатомией, с одинаковой физиологией. Вот этот сосудик проходит так, а вот этот — вот там. И нет врача, который в жизни никогда бы не сомневался в диагнозе. И человека сажать в тюрьму за это? Мы подходим еще и ко второй составляющей этого процесса — финансовой. Существует группа юристов, которые паразитируют на нашей медицине. Дело доходит до того, что они выискивают родственников больных, у которых были осложнения.

Вот был знаменитый случай с руководителем Гематологической службы ГКБ № 52 Еленой Мисюриной. Это доктор-гематолог, которую приговорили к двум годам тюрьмы. Я скажу откровенно. Вы думаете, им очень важно было посадить ее? За скобками остается 15 миллионов рублей. Два года тюрьмы и 15 миллионов — для адвокатов, для родственников, для возмещения всех потерь…

— Про вас известно, что вы не пьете, курить в 50 лет начали и лет через пять бросили. Это семейная традиция? Отец тоже был непьющий?

— Нет, подождите. Что — семейная традиция? В 50 лет начинать курить? Шучу. Если серьезно, у меня никогда в жизни не было потребности напиться.

— Медики все пьют, мне кажется.

— Вот не люблю я обобщений! Не все. Многие не пьют. И это нормально. Говорят, что перед операцией надо немного выпить, чтобы руки не дрожали. Но у меня они и так не дрожат, без всякого алкоголя. Так что, с одной стороны, как я уже сказал, нет потребности, а с другой стороны, жизнь заставила. Я всю жизнь занимаюсь неотложными состояниями.

Хирургия новорожденных — неотложное состояние. У детей старшего возраста тоже случаются неотложные состояния. Я все время занимаюсь неотложной хирургией. Я 20 лет отработал в Московской области, в МОНИКах. Всю Московскую область исколесил. Вот мы с вами беседуем, а я не знаю, какой звонок раздастся через 30 минут, без прикрас говорю. Ну, жизнь такая. Ну, и что же, пьяненький детский доктор придет, начнет оперировать ребеночка, что ли? Или за руль сядет? Вы чего? Нет.

С курением — да, у меня был такой эпизод в жизни, я начал курить в 50 лет. Очень сложно бросал, очень. Потом еще раз начал, потом повторно бросил. Я вот 25 лет уже не курю, но все равно хочу. И я понимаю, что если я сейчас возьму сигарету у вас — завтра будут опять две пачки в день. Это наркотик. Выдумали эти электронные сигареты. Все это чепуха. Курить можно бросить, я это говорю. Но огромную надо силу воли иметь.

— Я верю. Удивительное дело, конечно, то, что вы за рулем. Люди вашего положения, вашего масштаба обзаводятся водителями, потому что это удобно. Для вас ощущение скорости — это адреналин, да? Вместо никотина и алкоголя вы скорость потребляете?

— Я нормальный водитель. Не могу сказать, что я не гоняю. Но я не Брежнев на «мерседесе», который по Москве гонял. Но если мне дать хорошую мощную машину и поставить ограничитель, скажем, на 60 км/ч, сказав: «Вот на этой скорости 100 км едешь», у меня через 50 км будет инфаркт. Моя скорость 110–120 км. Но могу и меньше. Сейчас куда разгоняться? Пробки сплошные.

— А свою первую машину помните?

— Да, а как же? Даже помню, как я ее покупал. Я докторскую диссертацию заканчивал. А мы получили двухкомнатную квартирку маленькую в Люберцах. И это был 70-й год, и только пошли «жигули», первые модели. Они стоили 5 тысяч 500. И пришли разнарядки. Меня спросили: «Вы хотите?» Я говорю: «Очень хочу». Но надо же жене как-то сказать. Говорю: «Знаешь, там машины выделяют. Давай купим». Она на меня посмотрела и говорит: «Ты сумасшедший, да? Как мы купим? У нас ребенок. Мы живем от зарплаты до зарплаты». — «А если я одолжу деньги?» «Ну, — говорит, — одалживай». В полной уверенности, что я не смогу: надо ведь было уже на следующий день платить. И когда я побежал по друзьям-товарищам и собрал эти деньги, и пришел с чемоданом и вывалил из него купюры: «Вот деньги на машину», — более несчастной я свою жену никогда не видел.

Но она меня спасала, машина. Потому что по Московской области я ездил на «скорых». Водители разные. Где-то раза два или три я разбивался, и в кюветах валялся, и с переломами различными. И потом я сказал себе: я свою жизнь доверяю себе.

И я на все служебные вызовы по Московской области ездил за рулем сам и в любое время. И в Московской области нет ни одного хирургического отделения, где бы я не оперировал.

— Ну, я не знаю, как мировая медицина, но страна точно стоит на таких людях, как доктор Рошаль: большое вам за это спасибо.

— И вам спасибо.

СПРАВКА

Леонид Михайлович Рошаль родился 27 апреля 1933 года. Педиатр, хирург, профессор. Президент Научно-исследовательского института неотложной детской хирургии и травматологии с 2015 года, директор НИИ неотложной детской хирургии и травматологии (2003–2015). В 1990 году стал председателем Международного комитета помощи детям при катастрофах и войнах. В 1992 году возглавил Международный благотворительный фонд помощи детям при катастрофах и войнах, созданный, чтобы обеспечивать транспортировку, покупку оборудования и питание врачей, входящих в международную бригаду. Участвовал в спасении детей во время землетрясения в Армении, помогал детям, пострадавшим во время революций в Румынии, войн в Ираке, Югославии, Чечне, во время землетрясений в Японии, Египте, Афганистане, Турции и Индии. Вел переговоры с террористами во время теракта на Дубровке и при захвате школы в Беслане.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *