Когда стали креститься тремя перстами на Руси

Даже мало просвещенный человек знает, что старообрядцы крестятся по-другому, нежели христиане других конфессий. Это крестное знамение называется «двуперстием», потому что в нем слагается не один, не три, не четыре или пять пальцев, а только два.

Для чего христиане крестятся?

Крестное знамение возлагается христианами в знак того, что мы исповедуем распятого на кресте Господа. Крестным знамением при начале каждого дела мы свидетельствуем, что все, что мы делаем, происходит во славу Распятого Христа.

Крестное знамение, т.е. обычай начертания креста на теле возложением перстов на чело, перси и рамена (плечи) есть древнейший обычай, явившийся вместе с христианством. Обычай христиан осенять себя крестным знамением в молитве св. Василий Великий относит к числу таких, которые мы прияли от апостольского предания по преемству.

В.И. Суриков. Фрагмент картины «Боярыня Морозова»

Как слагать пальцы во время крестного знамения?

Для крестного знамения мы слагаем персты правой руки так: «великий со двема малыми». Это знаменует, по учению Большого Катехизиса, Св. Троицу: Бога Отца, Бога Сына и Бога Духа Святого, не три боги, но Единого Бога в Троице, иже именами разделяется и лицами, но Божество едино. Отец не рожден, а Сын рожден, а не создан; Дух же святый ни рожден, ни создан, но исходен (Вел. Кат.). Два же перста (указательный и великосредний), соединив вместе, имеем простертыми и несколько наклоненными — это образует два естества Христова: Божество и человечество; одним (указательным) перстом означаем Божество, другим (средним), мало согбенным, означаем человечество; наклонение перстов толкуется святыми отцами как изображение воплощения Сына Божия, Который «преклонь небеса и сниде на землю нашего ради спасения».

Сложив таким образом персты правой руки, полагаем два перста на свое чело, т.е. лоб. Этим мы обозначаем, что «Бог Отец начало всего Божества, от Него же прежде век Сын родися и в последния времена преклонь небеса, сниде на землю и бысть человек». Когда же полагаем персты на живот, то этим обозначаем, что в утробе Пресвятой Богородицы осенением Св. Духа бысть безсеменное зачатие Сына Божия; от нея родися и на земли с человеки поживе, плотию пострадал за грехи наши, погребен был и в третий день воскрес и возвел из ада праведных души, там пребывавших. Когда же полагаем персты на правое плечо, это толкуется так: первое, что Христос вознесся на небо и седе одесную Бога Отца; второе, что в день судный поставит Господь праведных одесную Себя (по правую руку), а грешников — ошуюю (по левую руку). Стояние грешников по левую руку означает и положение руки при совершении крестного знамения на левое плечо (Большой Катех., гл. 2, лист. 5, 6).

Двуперстие

Откуда пошло двуперстие?

Обычай складывать персты указанным образом принят нами от греков и у них хранился неизменно от времени апостолов. Ученые, проф. Каптерев и Голубинский, собрали целый ряд свидетельств, что в XI-XII веке Церковь знала только двоеперстное перстосложение. Двоеперстие находим мы и на всех древних иконных изображениях (мозаики и фрески XI-ХIV веков).

Спас Вседержитель. Андрей Рублев. Иконостас Успенского собора во Владимире (1408 г.)

Сведения о двуперстии находятся и в древнерусской литературе, включая сочинения преподобного Максима Грека и знаменитую книгу «Домострой».

Почему не трехперстие?

Обычно верующие других конфессий, например, новообрядцы, спрашивают, почему старообрядцы не крестятся тремя перстами, как члены иных восточных церквей.

Слева изображено троеперстие, это крестное знамение принято новообрядческой традицией. Справа — двуперстие, этим крестным знамением осеняют себя старообрядцы

На это можно ответить следующее:

  • Двуперстие заповедано нам апостолами и отцами древней Церкви, чему есть немало исторических свидетельств. Трехперстие же является новоизобретенным обрядом, употребление которого не имеет никакого исторического обоснования;
  • Хранение двуперстия ограждено церковной клятвой, которая содержится в древнем чине принятия от еретиков иаковит и постановлениях Стоглавого собора 1551 года: «Аще ли кто двемя персты не благословляет якоже и Христос, или не воображает крестнаго знамения, да будет проклят»;
  • Двуперстие отображает истинную догматику христианского Символа Веры — распятие и воскресение Христово, а также два естества во Христе — человеческое и Божественное. Другие типы крестного знамения не имеют такого догматического содержания, а трехперстие искажает это содержание, показывая, будто на кресте была распята Троица. И хотя новообрядцы не содержат учение о распятии Троицы, но св. отцы категорически запретили использование знаков и символов, имеющих еретическое и неправославное значение.
    Так, полемизируя с католиками, святые отцы также указывали, что одно только изменение видотворения, применение обычаев, схожими с еретическими, уже само по себе являет собой ересь. Еп. Никола Мефонский писал, в частности, об опресноках: «Употребляющий опресноки уже из некоторого сходства подозревается в общении с этими ересями». Истинность догматики двуперстия признается сегодня, хоть и не публично, разными новообрядческими иерархами и богословами. Так о. Андрей Кураев в своей книге «Почему православные такие» указывает: «Я двоеперстие считаю более точным догматическим символом, чем троеперстие. Ведь не Троица была распята, а «един от Святыя Троицы, Сын Божий»».

Ответ простой: потому что у нас вера правильная, а у них нет. Но это не ответ, конечно же. Почему христиане крестятся по-разному – даже и православные со старообрядцами? За этим сокровенным жестом скрываются многие важные смыслы. Пришлось разобраться в них, чтобы объяснить сыну в чем суть дела.

Зачем люди крестятся

Каждый из нас, осеняя себя крестным знамением, творит малое священнодействие. Так мы Благодать Духа Святого, призываем имя Божие. Получаем защиту, таким образом, и изгоняем дух враждебный.

Пошло это еще со времен апостольских. Сам образ креста обладает невероятной духовной силой. Складывая три пальца вместе, мы говорим о том, что веруем в Отца и Сына, и Духа Святого как в троицу единосущную, нераздельную. Трогая себя сложенными в крестном знамении пальцами, мы словно бы мысленно повторяем простые молитвенные слова: «Во имя Отца и Сына и Святого Духа, аминь».

Еще раз подтверждаем веру свою и власть над нами Господа.

Как крестятся католики

Говорят, даже среди католиков тут не царит единообразие. В целом они, перекрещиваясь, вкладывают в этот жест то же значение, что и мы. Но откуда тогда разница?

Во-первых, главное отличие – в направлении. Католики делают это от левого плеча к правому. Но сначала-то все христиане крестились наоборот – от правого к левому. Этот уклад сохранился и у православных. Выходит, католики действительно отступники?

На самом деле, тут все менялось со временем – и у католиков, и у православных. Например, сменив направление, католики сначала крестились всей кистью руки. А католики из Византии соединяли пальцы в троеперстии и осеняли себя справа налево.

Сегодня католическое крещение выглядит так:

Соединены первый и четвертый палец. Все остальные тоже подбираются в горсть. Католик, соединяя средний и указательный палец, указывает тем самым на двойную сущность Христа – божью и человеческую.

Но восточные католики часто крестятся, соединяя лишь два пальца – первый и второй.

Еще один вариант сложения заключается в соединении 1-го и 2-го пальцев. Мизинец и безымянный прижаты к ладони, ну и остальным пальцам, в общем-то, не разбежаться.

Многие крестятся всей ладонью, когда все пальцы, кроме большого, выпрямлены. Этим жестом Папа Римский часто крестит и приветствует толпу. И так он напоминает о пяти ранах Христа.

Православные

Изначально на Руси крестились двумя перстами – вспомните жест боярыни Морозовой на картине Сурикова. Этот жест пришел к нам из Византии, но затем греки перешли на трехперстие, а мы к ним подтянулись лишь в 17 веке и устроили себе раскол.

Толкуя жест подробнее, отметим, что прикоснувшись ко лбу, мы освящаем ум свой, к животу – чувства, а к плечам – все силы телесные. Знак того, что Святой Дух объемлет Вселенную от края до края – горизонтальное движения от плеча к плечу.

Не забудем отметить, что такое «право» и «лево». Первое – сторона ангелов, добра, всего светлого, второе – темная, дьявольская сторона. Говорят, что жест «слева направо» означает нечто, что от человека идет к Богу, а слева направо – от Бога к человеку.

Удивительно, но это перекликается с давней традицией толкования принципиальной разницы между Православием и католичеством. В первом главное – идея личного спасения, желания оторваться от Земли и устремиться к божественному. Католик сам взывает к Христу. А жест его означает путь от греха к свету.

А православные словно призывают бога на землю, приковывают его взгляд и не хотят смириться с тем, что Земля, будто бы, никогда не будет жить по божественным установлениям и нет здесь места абсолютной справедливости. И жест православного означает победу доброго над злым, добро, рассеивающее грех, уничтожающее его.

  • Вы всегда отличите католика от православного по манере и направлению главного жеста – осенения себя крестом.
  • И у католиков, и у православных в разные времена жест этот менялся. У католиков и сейчас есть варианты, как и у православных.
  • В жесте этом заключена великая сила – сила спасения и призвания божественных сил на свою сторону.

При использовании материалов thebestvideo.ru необходима ссылка на источник.

РУСКАТОЛИК.РФ

История крестного знамения начинается с того момента, когда Господь совершил наше Спасение, простирая руки на кресте. С этого времени размышление о Кресте Христовом и появляется желание, которое особенно ярко выразил апостол Павел: «Всегда носим в теле мертвого Господа Иисуса» (2 Кор 4.10). Святой Иоанн говорит нам о печати «на челах рабов Бога нашего» (Откр 7.3, 9.4, 14.1).

Знак на лбу

Жест крестного знамения на лбу латинские отцы называли «signum, signaculum, tropaeum», а греки — συμβολον y σφραγις (этот термин использует св. Иоанн). Первые христиане полюбили этот знак, поэтому Тертуллиан уже в 211 г. наставляет: «При всяком успехе и удаче, при всяком входе и выходе, при одеянии и обувании, приступая к трапезе, возжигая светильники, ложась спать, садясь за какое-либо занятие, мы ограждаем свое чело крестным знамением (signaculo frontem terimus)» («О венце воина», 3). Такое подробное описание говорит о том, что этот знак использовался ранее. Об этом свидетельствуют сочинения гностиков – деяния св. Иоанна, Фомы и Петра, которые уже во II веке обращаются к Господу, говоря: «Иисус Христос! Во Имя Твое говорю, осененный Твоим святым знаком» (Actus Petri cum Simone 5. 6 51). Из этих текстов становится ясно, что знак совершался на лбу; это подтверждают другие западные и восточные авторы, например, Ипполит: «Осеняй чело твое Крестным знамением, чтобы победить Сатану и славиться за веру твою» (Кан. Ип. 247) или Иоанн Златоуст: «Крестное знамение ежедневно начертывается на челе нашем, как бы на столбе». Знаком-жестом был именно крест: «Если скажем катехумену: «Веруешь во Христа». Отвечает: «Верую» и осеняется. Уже крест Христовый носит на челе своем и не краснеет о кресте своего Господа» (св. Августин, In epistolam Ioannis ad Parthos, 11.3). Августин также свидетельствует о том, что знак креста использовали во время древней Литургии. «Знаком креста освящается Тело Христово, благословляется крещальный источник, рукополагаются священники и другие служители. Освящается все то, что через обращение к Имени Иисуса должно стать святым» (Sermo 181, de tempore).

На челе, на устах и на груди

Со временем знак креста начинает совершаться не только на лбу, но и на других частях тела. Об этом свидетельствует, например, «Апостольская традиция», почитаемый литургический текст III века: «Три раза осеняйте катехумена во время последнего экзорцизма: лоб, уши и нос» (Trad. Apost., 28). Римский христианский поэт Пруденций также говорит о знаке креста «на лбу и на сердце» (Cathemerinon, 131. 132). Особенно ярко пишет св. Гауденций о тройном кресте: «Пусть будет слово Божие и знак Христа в сердце, у рта и у лба» (Tractatus Vel Sermones Qui Exstant Sermo 8, De evangelii lectione primus, PL 20. 890-91). Этот жест мы совершаем и сегодня, когда читаем Евангелие во время Святой Мессы или когда осеняем себя крестом три раза большим пальцем правой руки: сначала лоб, говоря при этом: «через крестное знамение», затем губы, произнося «от врагов наших», и, наконец, грудь: «освободи нас Господи!».

Обычно одним пальцем

Любопытно, что первые христиане осеняли себя крестным знамением одним пальцем. Блаженный Иероним пишет, что преподобная Павла перед кончиной, «держа палец над устами, изобразила на них крестное знамение» (Эпистола 108, 28 (если как в цитатах из Библии, то 108.28). «Когда знаменуешься крестом, — говорит Златоуст, — то представляй всю знаменательность креста. Не просто перстом должно изображать его, но должны сему предшествовать сердечное расположение и полная вера». Об этом также свидетельствуют блаж. Феодорит Кирский, Созомен, Григорий Двоеслов и многие другие. О каком пальце идет речь, тексты не упоминают. Но историки считают, что это был либо указательный, либо большой палец. Учитывая, что такой знак совершается большим пальцем уже на протяжении тысячелетия во время Латинской мессы, большинство исследователей соглашаются, что чаще всего крестное знамение сотворялось большим пальцем. Такой знак креста мы совершаем и сегодня, например, когда епископ преподает Миропомазание, или когда священник, родители и крестные осеняют лоб ребенка во время таинства Крещения.

Слева направо

Любопытно, как крестились первые христиане: справа налево или слева направо? Доподлинно этого не знает никто. Б.А. Успенский, крупнейший специалист в области истории и культурологии, считает, что древность обычая креститься слева направо не вызывает сомнений, поскольку во всех литургических традициях священники благословляют слева направо. Кроме того, этот обычай объединяет две ранние традиции: католиков и монофизитов (армяне, копты, эфиопы, сирийцы). Успенский предполагает, что обычай креститься справа налево относится к процессу катехизации детей, когда катехизация взрослых перестала быть обычным явлением: «Показателен в этом смысле обряд катехизации ребенка, который был некогда принят в аукситанской церкви: священник крестит большим пальцем правую руку ребенка, произнося при этом: «Передаю тебе знамение креста Господа нашего Иисуса Христа в твою правую руку…»; после этого он крестит его, т.е. ребенка, правой рукой, говоря: «Знаменую тебя знамением святого креста Господа нашего…». Таким образом, крестное знамение совершается одновременно и рукой священника, и рукой катехумена… При этом священник перемещает руку по отношению к себе слева направо, как это принято вообще (во всех традициях) при благословении, тогда как катехумен, напротив, перемещает руку по отношению к себе справа налево… (Успенский Б.А. Крестное знамение и сакральное пространство. М.: Языки славянской культуры, 2004, с. 31-32).

Заключение

Ни одна современная традиция крестного знамения не совпадает с раннехристианской. Но когда мы, католики, трижды совершаем крестное знамение большим пальцем, мы можем чувствовать себя наследниками первых христиан.

отец Александр Бургос

Источник: Журнал «Дом Непорочного Сердца»

Вадим ДЕРУЖИНСКИЙ

«Аналитическая газета «Секретные исследования», №2, 2015

Наш читатель из Минска Алексей Геннадьевич Живица пишет: «Расскажите про переход в православии с двуперстия на троеперстие. В Московии на этой почве был сильный раскол. А как в ВКЛ? Ведь униаты тоже имели греческий обряд. Пожалуйста, напишите саму суть: начало и последствия».

Вопрос действительно интересный и практически не изученный – по идеологическим и политическим причинам, так как связан не только с религией старообрядцев, но и – что самое интересное – с попытками Москвы захватить ВКЛ.

СУТЬ ВОПРОСА

Сразу начнем с самого главного: сегодня в Европе все крестятся неправильно – как и неправильно объясняют символику этого акта. А вот правильно крестятся только православные эфиопы – это древнейшая церковь, которая прямо унаследовала традиции еще иудеохристиан из Израиля через Египет в третьем столетии (за 700 лет до крещения Руси). Православные эфиопы делают мальчикам обрезание после рождения, именуют библейских персонажей иудейскими именами, держат в каждом храме копию Ковчега Заветов, не признают Троицу, как и решения вселенских соборов, в которых отказались участвовать. И крестятся они архаично, как и крестились все первые христиане: двумя пальцами – указательный держат прямо и вертикально, а средний полусогнут, сама ладонь обращена к человеку перпендикулярно, что вместе символизирует крест. То есть, как бы в руке держишь крестик. Тут и весь смысл: они КРЕСТОМ ИЗ ПАЛЬЦЕВ себя осеняют – а не просто набором пальцев или жменькой, что креста никак не составляет.

Крестом из пальцев крестились все древние христиане с апостольских времен. Такие изображения мы находим на мозаиках римских храмов: образ Благовещения в Усыпальнице св. Прискилы (III век), изображение Чудесного лова в церкви св. Аполлинария (IV век) и т. д. Но с распространением христианства в Европе и Азии изначальный смысл был утрачен, а вместо него стали молиться просто двумя пальцами, что было закреплено после четвертого вселенского собора (V век), когда был выражен догмат о двух природах во Христе.

Смысл стали вкладывать совсем иной. Вот как об этом пишет энциклопедия:

«При двуперстном сложении большой, мизинец и безымянный складываются вместе, что символизирует Святую Троицу. Средний и указательный остаются выпрямленными и соединенными между собой, при этом указательный держится прямо, а средний слегка согнут, что символизирует две природы в Иисусе Христе – божественную и человеческую, причем согнутый средний палец указывает на умаление (кенозис) божественной природы во Христе. В отличие от троеперстия при крестном знамении старообрядцев акцентирована искупительная жертва Иисуса Христа, посему слова, с которыми совершается крестное знамение, повторяют Исусову молитву: Господи Исусе Христе, Сыне Божии, помилуй мя грешнаго».

Однако напомним, что православные эфиопы отрицают Троицу и вкладывают совсем иной смысл, просто-напросто изображая пальцами крест. Но в мире распространилась традиция креститься уже прямыми двумя пальцами.

Ещё до крещения Руси, в 893 году, двуперстие упоминается как употребляемое у несториан. Это ответвление христианства считалось в Европе ересью и было широко распространено в восточных странах, где нравилось всем тиранам тем, что несторианство обожествляло власть, ставило правителя в ранг «богоцаря». Что по сей день находит свое отражение в Русской православной церкви, которая оставалась и остается по сути своей несторианской. Но по форме несколько поменялась – что и связано с реформами Никона.

Татаро-монголы, которые в 1240-х годах установили свою власть в финском Залесье (будущей Московии), были вовсе не язычниками, а православными несторианами. В том числе сын Батыя Сартак (был кровно побратим с Александром Невским) был несторианской веры, в которую охотно перешли и московские князья. Обожествление власти укрепляло их позиции и тешило тщеславие, ведь паства теперь молилась в храмах не только фрескам с изображениями царей Орды (которые выступали ровней Иисусу), но и фрескам с изображениями своих московских князьков.

Кстати, именно отсюда вязалась традиция РПЦ обожествлять своих правителей – Александра Невского, Дмитрия Донского и прочих, ведь во времена несторианской Орды они и были не просто «святыми», а считались «богоцарями», их фрескам молились в храмах как своим богам.

В ордынское время произошел принципиальный раскол между религией Московии-Орды и религией Руси. В Русской православной церкви Киева категорически отвергали ересь несторианства, принятую в Москве со времен Сартака («куратора» финского Залесья, Суздальской земли), и считали московитов схизматиками, которые молятся не Богу, а своим царям Орды и князькам.

Правителям Московии это крайне не нравилось (а их несторианская вера не считалась тогда ни русской, ни православной, даже вообще «не христианской» по запискам иностранных путешественников; только в 1589 году Борис Годунов смог уговорить греков признать в Москве патриархию и название «Русская православная церковь», которое с крещения Руси принадлежало только митрополии Киева – в ответ на что Киев, протестуя, пошел в 1596 на заключение Унии).

Напомним, что в 1461 году ордыно-московское несторианство окончательно поругалось с греками и объявило о своей автокефалии, которая длилась рекордно долго для христианства – почти полтора века! В этот период в Московии и ее ордынском окружении была своя автокефальная несторианская вера – и совсем иная вера была на Руси, вера от крещения Руси, истинная. Поэтому неудивительно, что Иван Грозный, захватив Новгород, Псков, Тверь и Полоцк, первым делом уничтожил там все православное духовенство истинной русской веры (включая даже монахов), разграбил и разорил все православные храмы. А Новгородского епископа РПЦ Киева женил на кобыле, потом привязал его к этой кобыле лицом в круп, так с позором довез до Москвы, где его повесил под улюлюканья толпы московитов-несториан.

Все это сегодня табу для идеологов РПЦ и историков России – по понятным причинам, но как раз по понятным причинам ясна и ненависть Ивана Грозного к русскому православию. Как писал Лев Гумилев, только за один раз московский деспот ввел в ранг «святых» своей автокефальной несторианской религии около 40 татарских мурз – за то, что они перешли с татарскими народами на его службу, принимая московскую веру. Подобный произвол «наглым образом» отказывалась принимать РПЦ Киева – а посему войны объединенной Иваном Грозным Орды против русских княжеств тогда носили именно религиозный характер.

Но даже после «мира» с греками, которые в 1589 г. подарили Борису Годунову патриархию в Москве и само название «Русская православная церковь Москвы», и самих этих греков в Московии считали «гадкими иноверцами». Их делегацию пригласили на чествование избрания в цари первого Романова, но греки именовались в бумагах «нехристями», а после встречи с ними (как и с послами из ВКЛ) московит был обязан тщательно вымыть руки и помолиться – дабы они не нарушали своей «демократической скверной» несторианские устои обожествления московской власти.

А теперь самое время вернуться к вопросу о пальцах.

КАК КРЕСТИЛИСЬ В ВКЛ

Ученый Борис Успенский в очерке «Троеперстие: киевский след» пишет:

«Двуперстное крестное знамение было принято в Византии во время крещения Руси и естественным образом оттуда было заимствовано русскими. По всей видимости, двуперстие было заменено троеперстием у треков в XII-XIII вв. Таким образом, исторически речь идет о противопоставлении старого и нового греческого обряда; в актуальном сознании эпохи это противопоставление воспринималось, однако, как противопоставление русской и греческой традиции».

Эта трактовка вызывает большие сомнения, так как в этом «раскладе реалий» не учтена роль несторианской Орды. Не следует забывать и тот факт, что в 1273 году, еще задолго до венчания московского князя Ивана III с Софьей Палеолог, правитель Орды Ногай женился на дочери византийского императора Михаила Палеолога – Ефросинии Палеолог. И принял православие (как и двуглавого византийского орла в качестве официального герба Орды).

Но в любом случае неверен вывод историка. В период автокефалии Москвы это было вовсе не «противопоставление русской и греческой традиции», а противопоставление русской традиции РПЦ Киева (где стали креститься на греческий манер тремя пальцами – что вполне понятно, ведь РПЦ Киева была греческой митрополией) – и традиции несторианства Орды-Московии (где по несторианской традиции крестились двумя пальцами – ведь Москва объявила себя независимой от православного мира и от греческой церковной власти).

Есть четкие свидетельства о том, что русские православные ВКЛ крестились тремя пальцами. Отсюда понятна еще одна причина Ивана Грозного ненавидеть православие свободной Руси: на Руси крестились тремя пальцами, а на Московии-Орде – двумя пальцами по традиции несторианства.

Борис Успенский пишет:

«В нашем распоряжении находится источник, который позволяет сделать некоторые предположения на этот счет, – это записки Ульриха фон Рихенталя, жителя города Констанца, о Констанцском соборе 1414-1418 гг. Участником этого собора был митрополит Григорий Цамблак, поставленный 15 ноября 1415 г. епископами Литовской Руси по настоянию великого князя Витовта на митрополию Киевскую и всея Руси.

Цамблак прибыл в Констанц 19 февраля 1418 г. и вскоре по прибытии – по всей видимости, в воскресенье 20 февраля – отслужил здесь литургию. Ульриху фон Рихенталю довелось присутствовать на этой службе, и он оставил подробное ее описание; ему, как иностранцу, были интересны все детали увиденного – и он отмечает то, что не отметил бы русский наблюдатель, хорошо знакомый с церковной службой; в частности, он описывает то, как крестились Цамблак и окружающие его священнослужители.

Вот что сообщает Рихенталь: «Затем в субботу 19 февраля <в Констанц> въехал высокочтимый господин, господин Георгий, архиепископ Киевский из земли белых русских, что около Смоленска. Под ним <в его управлении> находятся 11 епископов, и он исповедует греческую веру… Как только архиепископ Киевский обосновался на месте, он повелел устроить в своем доме престол, где он и его попы могли бы отслужить литургию. Эту литургию, так же, как и престол, видел я сам, Ульрих Рихенталь, и один доктор теологии, которому архиепископ разрешил присутствовать. Я попросил его <доктора>, чтобы он взял меня с собой, что тот и сделал».

Затем следует описание богослужения, ценное для историка русской церкви. Здесь, между прочим, читаем: «…и каждый трижды осенил себя крестом, и это было так. Каждый прикоснулся ко лбу тремя пальцами правой руки и поднес пальцы вниз на грудь и оттуда на правое и левое плечо. И так они крестились <делали крест> много раз во время литургии».

Итак, насколько можно понять из данного описания, Григорий Цамблак и его окружение крестились тремя перстами. Это одно из наиболее ранних свидетельств о троеперстии на Руси. Обращает на себя внимание то обстоятельство, что свидетельство это относится к представителям Литовской (Юго-Западной) Руси. Соблазнительно было бы сделать отсюда вывод о том, что троеперстие приходит в Великую Россию не из Константинополя, а из Киева. Мы знаем, что никоновские реформы, субъективно ориентированные на греческую церковь, объективно испытывали влияние церковной традиции Юго-Западной Руси.

…В данном случае Никон, по-видимому, непосредственно ориентировался на греческую церковную традицию».

Увы, Борис Успенский не до конца смог разобраться в этом вопросе, так как упустил главное – исторический и политический контекст реформ Никона.

КАК ЭТО БЫЛО

В Московской церкви двуперстие отменено в 1653 году патриархом Никоном, это решение было утверждено в 1654 году собором епископов (кроме Павла Коломенского).

С этой же датой связаны два важнейших события: союз Восточной Украины с Ордой-Московией и начало войны Москвы против ВКЛ-Беларуси 1654-1667 годов, в которой царь поставил своим войскам целью «Унии не быть, Латинству не быть, Жидам не быть» и уничтожил у нас половину населения.

Главная задача татаро-московитов состояла в том, чтобы обратить русинов-украинцев и литвинов-беларусов в свою несторианскую московскую веру, которая автоматически означала и присягу «богоцарю» Москвы (и закабаляла крестьян уже не просто в феодальное рабство, но уже в крепостное ментальное, ведь крестьянин становился рабом не феодала, а «БОГА»).

Вера и присяга царю для московитов были неразделимы, потому они за измену присяге карали чисто религиозными казнями – например, вырезали всех до младенца жителей города Бреста, насадив тела убитых на колья в оврагах – чтобы их съели дикие звери, не дав Иисусу воскресить этих погибших. Населению Бреста вменялось в вину, что они не просто «присягу царю предали», а якобы предали несторианскую веру московитов, где царь – это бог.

Но вот проблема: на Руси в ВКЛ все молятся тремя пальцами и считают татаро-московитов схизматиками за их несторианское двуперстие. И вряд ли станут подчиняться задаче «объединения в московскую веру», так как все на Руси ясно знают, что троеперстие – это и от старых традиций дедов Руси, и от Византии, от греков, от вообще русской Митрополии РПЦ Киева.

Так что же делать? Этот вопрос стал главным для царя Алексея Романова, когда он в 1653 г. обсуждал со своими московскими «стратегами» (в том числе церковными) планы оккупации Украины (Руси), Беларуси (Литвы) и Польши.

Долго думали, головы ломали москвичи. В итоге надумали: а давайте для ассимиляции «белорусцев» (такое название придумали для обращенных в московскую веру жителей оккупированных территорий) – пойдем им навстречу и чуть-чуть изменим на манер русской и греческой традиции наши обряды и иное. Давайте, чтобы не отличаться от «белорусцев», тоже станем креститься тремя пальцами.

– Мы от этого не рассыплемся, – сказал Алексей Романов. – Зато завоюем таким обманом огромные пространства и заставим другие народы мне присягнуть.

– Отличная идея! – поддержал Никон. – Но как быть, если у нас кто-то не захочет такой реформы?

– Казнить таких, – последовал ответ.

Так или не так шло это обсуждение плана вторжения в ВКЛ, но по сути именно в таком ключе. И именно большие военные планы по захвату огромных западных земель стали причиной этой реформы Никона, которая без рассмотрения этого главного аспекта кажется со стороны просто нелепой.

В принципе, не имеет никакого значения, креститься двумя пальцами или тремя. Ведь на Поместном Соборе РПЦ 1971 года все дониконовские обряды Москово-Орды, включая двуперстное крестное знамение, были признаны легитимными. А у католиков вообще не важен этот нюанс – можно хоть ладонью креститься (а безруким хоть ногой). Но вот именно тогда, при начале войны 1654-1667 годов, это имело политическое значение для захвата новых земель. Для мимикрии под захватываемое население исторической Руси и исторической РПЦ Киева.

Однако многие в Московском государстве не пожелали подчиняться этим «непонятным» для них реформам – ведь никто им сути не объяснял («важной, государственной, экспансионистской»). Появились как реалия «староверы», каковых властям Московии и затем России уже при Петре приходилось не просто преследовать, но и сжигать их поселения, а то и заниматься религиозным геноцидом. Сотни тысяч староверов сбежали в ВКЛ и другие страны, а в восемнадцатом столетии из лишь Московской губернии в ВКЛ-Беларусь сбежало около 10% населения, из которых многие – староверы.

Ко времени разделов Речи Посполитой эти беглецы из России (изгнанные оттуда за свое православие) составляли в Беларуси порядка 6,5% населения, жили компактно в своих селениях староверов, главным образом в Восточной Беларуси (и живут сегодня). Вопреки лжи российского официоза, у нас их никто не преследовал – это как раз мы в ВКЛ приютили тех православных, которых гнобили в России. Оттуда православные к нам бежали в огромнейшем количестве – именно из-за преследований православия в России.

А причина проста: в ВКЛ никому не было дела до того, как кто крестится и вообще кто во что верит. Потому что у нас никогда не обожествляли власть. А вот в России если кто-то крестится иным набором пальцев, кроме «данного властями народу», то это какой-то «заговорщик против царя и властей».

Итак, сделаем выводы. Троеперстие религия московитов переняла у ВКЛ – в рамках ожидаемого захвата наших земель в агрессии 1654 года против нас. Но война была проиграна, пришлось подождать до 1839 года, когда указом царя была ликвидирована наша униатская вера беларусов.

А что касается того, как правильно складывать пальцы при крещении, то имеет смысл только исконное, от эфиопского православия, где согнутый средний палец создает подобие креста. Причем – это, наверно, было важно в каком-то 3-4 столетии, а то и при Нероне в Риме, когда или христианам запрещали носить крестики (в рамках гонений на христиан), или по бедности своей не всякий мог иметь нательный крест из металла.

А тут сложил в крест пальцы – вот тебе и нательный крест. Как говорил Филиас Фог в романе Жюль Верна, «используй то, что под рукою, и не ищи себе иное». Просто и практично…ли по бедности своей не всякий мог иметь нательный крест из металла. о православия, гд

Вопрос:

Здравствуйте! Если возможно, мне бы хотелось более подробно узнать (может быть Вы посоветуете литературу на эту тему) о истории раскола Русской Церкви в результате реформ Патриарха Никона. Почему староверы крестятся двумя перстами? Если в церкви креститься двумя перстами, то будет ли это большим грехом? Меня очень интересует этот вопрос, т.к. мои прабабушка и прадедушка были очень набожными староверами, и я сейчас не знаю, как мне правильно поступать: придерживаться старой веры или можно совместить ее с настоящей. В храме спросить у священника я как-то стесняюсь. Помогите мне, пожалуйста, разобраться в этом вопросе.

Отвечает иеромонах Адриан (Пашин):

Хорошие книги по этому вопросу:
C. Зеньковский «Русское старообрядчество», Н. П. Каптерев «Патриарх Никон и Царь Алексей Михайлович».

«Придерживаться старой веры», как это понимают старообрядцы значит фактически находиться в расколе с Вселенской Церковью, т. к. старообрядцы всех направлений, за исключением единоверов, едины в одном — в непризнании православности Вселенской Православной Церкви.

Вопрос об употреблении одного из видов крестного знамения, признанных Русской церковью равноспасительными, не является насущной проблемой для нашего спасения. Креститься двумя перстами не является грехом, но для некоторых людей может быть соблазном, т. к. в течение 3-х столетий это крестное знамение считалось «раскольничьим». На поместных соборах 1918 и 1971 гг.. Русская церковь признала равноспасительность старых обрядов, но конечно, те, кто не общается с Вселенской Церковью находятся в сомнительном положении. Как верные чада Православной Церкви мы можем посоветовать Вам ни в коем случае не разрывать общение с Русской Православной Церковью и постараться отнестись со смирением к некоторому неприятию старых обрядов среди некоторых ее чад.

Единоверческая церковь возникла как путь возвращения старообрядцев, находящихся в расколе, во Вселенскую Церковь. «Единоверие» значит, что вера одна, вера Вселенской Православной Церкви. Смотрите: /news/001127/01.htm Это такая же православная церковь, как и другие, там служат священники, рукоположенные нашими епископами, и поминается Святейший Патриарх Алексий.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *