Колюпаново свято казанский

Свято-Казанский женский монастырь с.Колюпаново
Епархиальный женский монастырь

В начале шестнадцатого века образовалось село Колюпаново и, по местному преданию, уже тогда существовал храм на берегу Оки во имя иконы Божией матери Казанская. Известно, что в 1695 году в Колюпанове был выстроен новый деревянный храм во имя иконы Божией Матери Казанская. Он существовал до 1779 года. Но потом храм сгорел, а новую церковь строить не разрешили.
Православные верующие горевали и молились ко Господу о созидании нового храма, так как им приходилось ездить на богослужения в другие села, — не все могли сделать это, потому часто оставались без соборной молитвы. Не раз прихожане жаловались на это перед спасенной от пожара Казанской иконой Божией Матери, которую спасли, когда в храме бушевал пожар, и установили в церкви села Фомищево.
Спасенная от пожара Казанская икона Божией Матери явила свое чудо: она исчезла из церкви с. Фомищево и явилась на березе против сгоревшего храма.
Местные помещики Бобрищевы-Пушкины поставили эту икону в своем доме и стали усиленно ходатайствовать о разрешении построить в Колюпанове на месте сгоревшего новый храм во имя этой же иконы.
Храм строился на средства Михаила Александровича Бобрищева-Пушкина, и в начале 1783 года постройка была окончена. Икона Казанской Божией Матери с большим торжеством было перенесена из дома Бобрищевых-Пушкиных в новый храм и помещена в иконостасе.
Именно в этом храме в июле 1855 года с особого разрешения преосвященного Димитрия, епископа Тульского и Белевского, погребена блаженная старица Евфросиния, Христа ради юродивая.

Храм, в котором в 1855 год была похоронена блаженная старица, просуществовал до 1929 года. В годы гонений за веру его разорили, устроили в нем скотный двор, кузнецу, сапожную мастерскую, а 1931 году сожгли, не оставив ни одного камешка на воспоминание. Осталась поляна, окруженная лесом, где благочестивыми людьми была сохранена могила святой Евфросинии.

Память о блаженной Евфросинии жила в народе. На источник, выкопанный столетней старицей, приходили люди, молились и получали исцеление. Сохранилось в памяти и предсказания Евфросинии, что на месте её погребения будет стоять женская обитель. Автор жизнеописания блаженной Евфросинии И.М. Суриков в 1911 г. написал: «Нужно верить, что со временем Господь исполнит волю своей верной рабы».

В 1993 году началось строительство каменного храма на месте сгоревшей Казанской церкви. 16 июля 1995 года, в день блаженной кончины старицы Евфросинии, по благословению митрополита Тульского и Белевского Серапиона и Указом Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II учрежден Свято-Казанский женский монастырь.

В 1996 году было завершено строительство нового Казанского храма. В нем над захоронением блаженной Евфросинии устроили мраморную раку с резной деревянной сенью. Церковь украшают фрески на сюжеты жития св. Евфросинии Колюпановской.

Из рассказа «Алексин – Колюпаново – Таруса»
Как доехать: в Алексино мы проехали описываемый рынок рядом с универмагом почти на въезде в город (он слева) и за ним на маленьком Т-образном перекрёстке повернули налево, затем снова налево, переехали через ж/д, за вывеской «Колхоз «Авангард» повернули направо, и там уже снова направо по указателю «Колюпаново».

…Монастырь основала Ефросинья Колюпановская – княжна Евдокия Григорьевна Вяземская, фрейлина Её Императорского Высочества Екатерины II. Дура Ефросинья…
…Я никогда и нигде ни в одном монастыре не видела, чтобы ТАК молились…
…Марина Цветаева очень любила ездить сюда из Тарусы.


На арке въездных ворот строгое предупреждение о соответствии одежды и запрете на фотографирование. Последнее – я очень не люблю, лучше бы брали деньги за фотосъёмку, чем запрещали и сподвигали людей фотографировать из-под полы.


Мы идём по монастырской территории вперед к Казанскому храму. Он открыт. Заходим. Приехали мы довольно рано, поэтому людей пока немного. Лицо монахини, принимающей записки и продающей свечи и иконы, довольно-таки неприветливое. Внутри необыкновенно уютно, белые стены, некоторые иконы самодельные – просто картинки в рамочке. У меня было даже ощущение, что я не как в церкви, а как в комнатке деревенского дома. Но… честно говоря, атмосфера внутри Казанской церкви – у-ди-ви-тель-на-я…

У алтаря слева находятся мощи святой блаженной старицы Евфросиньи Колюпановской. Перед ними на коленях в абсолютной тишине стояли две молодые девушки, держали в руках акафист, и молились. А прямо на входе в церковь, у дверей на коленях стояла ещё одна симпатичная модная молодая женщина и тоже молилась, читала акафист. К ней подошла какая-то руководящая монахиня и довольно жестко сказала: «Чего ты здесь стоишь, иди внутрь, а здесь нельзя, уходи отсюда». Женщина подняла на неё глаза и очень смиренно сказала, что «внутрь – ей нельзя…».
Я никогда и нигде ни в одном монастыре не видела, чтобы ТАК молились.
И до меня дошло, осенило-таки. В это место едут не за красотами, и не фотоаппаратом пощелкать. Колюпаново реально очищает душу и люди это знают. Человеку здесь действительно прощаются совершенные ошибки. Здесь, наверное, человек сам чувствует, что не просто галочку поставил после исповеди, а действительно освободил душу от вины.

Ефросинья Колюпановская – княжна Евдокия Григорьевна Вяземская, фрейлина Её Императорского Высочества Екатерины II.
Дура Ефросинья…
Она сбежала из дворца. Кинула свой наряд возле пруда в Царском Селе, переоделась крестьянкой и …ушла. Её задержали, вернули в Петербург, государыня с ней беседовала, увещевала и…отпустила с миром.
Она после какого-то времени попала в Серпуховский Владычный женский монастырь.
Ходила босиком, в суконной рубахе, на шее – железную цепь-вериги и медный крест.
Летом топила печь в своей избушке, зимой напускала холод.
Домишко её вмещал ещё 2х кошек, 3х собак, кур и индеек. Вместе с ними она и спала. А ещё почему-то любила отдыхать в кучах навоза…
Однажды её спросили: «Матушка, зачем вы держите животных? Такой ужасный воздух!». А она засмеялась и отвечала: «Это мне заменяет духи, которых так много я употребляла при дворе».
В Колюпаново блаженная Евфросиния ушла. Её пригласила помещица Наталья Протопопова.
В этой деревне была только одна деревянная церквушка – Казанская. В ней блаженная исповедывалась (раз в год на Чистый Четверг). И неподалёку в овраге обустроила родник.
Сейчас над ним возвели два домика-купели, мужскую и женскую, и отдельно родниковый ключ окружили беседкой.
Мы поехали туда, это буквально с километр от монастыря по дороге вперёд.
Надо заметить, что нас два раза накрыл сильный дождик. В первый, когда мы подходили к церкви, второй – когда подъехали к роднику. Мы посидели в машине, пережидая, и тут я заметила удивительную картину – на проводах сидели ласточки. Они до такой степени густо его облепили, что провод был похож на такие колючие бусы.

Дождик ослаб немножко, и мы решили идти к роднику. Вышли. Вдохнули ароматный воздух мокрого разнотравья. Взяли канистры, я накрылась полотенцем, устремились по длинной дорожке проходящей между молодых дубков куда-то вниз.
И тут меня накрыло.
Волной непередаваемой радости и какого-то даже счастья.
Честно говоря, причин этому не было никаких. Идет дождь. Муж уже ушёл далеко вперед со своими канистрами. А я вдруг впала в состояние непередаваемого блаженства. Дождь мне нипочем. Рот растянут в детской беззаботной улыбке. Мыслей-рюкзаков с камнями – нет, исчезли, пропали. Я наслаждаюсь просто спуском. Он – невероятно красивый, скажу даже – самый красивый из всех виденных нами источников. Тропинка – бетонная дорожка со ступенями – такая длинная, всё вьётся и вьётся впереди. Мы в овраге, а сам родник запрятан в гуще леса.
На самом роднике надпись на деревянной табличке: «Берите воду из моего колодезя и будете здоровы».
Заглянула в купальню – очень чистая, отделанная мозаикой купель, приятная лесенка-спуск с металлическими поручнями. Купаться не стала – кашляла сильно и было довольно прохладно. Но.. жалею, конечно..
Зато когда мы набирали воду в канистры, то я решила умыться. Скажу так – у этой воды есть настоящая сила. Не спрашивайте меня физические параметры, я не измеряла её никакими приборами – я это чувствовала. И сама умылась, буквально окатилась, жадно, раз 20, меня буквально притягивало к этой воде. В сказках есть определения «живая вода» и «мертвая», вот колюпановская – точно сильная живая вода.
Не я одна вижу и чувствую силу этой воды и этого места. В интернете полным полно удивленных рассказов людей, которые испытали нечто подобное.
А вот, что пишет Анастасия Цветаева о Колюпаново, о блаженной Евфросинье. Мне запомнился вот этот отрывочек: «…Но однажды по пути туда с нами произошло — удивительное. Сойдя с местного алексинского автобуса мы, на пешеходном остатке пути — заплутали. Никак не могли найти дорогу, которая вела в долину, где был родник. Внезапно Александр Иванович остановился – «Знаете что? — сказал он, — над нами все кружит жаворонок. Потом летит вперед — и снова возвращается. Как будто зовет. Пойдемте за ним!» И как только мы это сделали — жаворонок полетел вперед и вперед, затем повернул вбок — и мы вслед за летящей птицей вошли в утерянную долину. Мы теперь ездили в Колюпаново ежегодно…»
Глупо, конечно, но поднявшись на обратном пути к машине, я посмотрела почему-то на мокрых ласточек на проводе и снова же «почему-то» подумала: «Евфросиния, дай мне пожалуйста какой-нибудь знак…». И тут одна из ласточек широко раскрыла крылышки. На мгновение. И я успела её сфотографировать…
PS. В монастыре продают сухарики, освященные на мощах святой блаженной Евфросинии.
А ещё прочитала любопытную информацию: «…Наиболее распространенными в Алексинском уезде были, так называемые богородичные храмы, которых в общей сложности насчитывалось 29 или более трети от общего количества, в том числе: 7 Рождества, 6 Покрова, 5 Успения и 2 Знамения Пресвятой Богородицы, а также 6 во имя иконы Казанской и 3 – Смоленской Божией Матери…». Интуитивно чувствую, что здесь заложен какой-то смысл.
И ещё.
Недалеко от Алексина есть аномальное место (деревня Саломасово). Там какие-то древние пещеры. Её обнаружили археологи, в том числе с камнями с изображениями непонятных кругов и фигур. Но речь идёт не об этом.
До сих пор пшеница на полях этой местности укладывается в непонятные знаки, геометрические фигуры. «А, фигня» — скажут агностики. Но люди пишут так: «Возвращались с источника. Решили остановиться и собрать колоски. Вышли из машины… подошли к полю. Собирать колосья не решились, т.к. совершенно очевидно, что колосья уложены были в рисунок. Причем явно ощущалось нечто наблюдающее за нами. Так проехали еще два поля.. А дальше воздух сгустился, краски изменились – все стало ярче и гуще. Повисла тишина… никого… это среди дня-то. Мы ехали по трассе одн…. Провал во времени. По выезду из зоны часы у всех отстали на 1ч.17 мин…»
Рассказ «Алексин – Колюпаново – Таруса»
Посты по русским монастырям:
Дивеево. Канавка Пресвятой Богородицы
Вязьма. Иоанно-Предтеченский женский монастырь. Церковь Одигитрии
Кирилло-Белозерский монастырь. Сиверское озеро
Кострома. Ипатьевский монастырь
Муром. Свято-Благовещенский монастырь. К Петру и Февронии…
Оптина Пустынь. Батюшка Амвросий Оптинский
Солотча. Солотчинский монастырь. Про сосны, ландышевые и земляниные поляны и кафе «Лесная сказка»
Тверь. История и загадки Отроч/ь монастыря
Казанская Богородица и наивная Катя Медведева

Евфросиния Колюпановская

Прп. Евфросиния Колюпановская Мы ехали по утренней дороге среди лесов и полей, встречавших нас свежей зеленью и полевыми цветами. Восходящее солнце то дарило нам свое тепло, то ненадолго скрывалось за облаками. Мы ехали с легким и радостным сердцем в маленькое село Колюпаново, расположенное в Алексинском районе Тульской области. Именно здесь, среди холмов и березовых рощ, раскинулся Казанский женский монастырь, а рядом с ним – знаменитый на всю Россию святой источник Евфросинии Колюпановской.

Блаженная Евфросиния о себе никогда никому не рассказывала, но современники утверждали, что происходила она из древнего рода князей Вяземских, и была первой выпускницей знаменитого Смольного института благородных девиц в Санкт-Петербурге.

Евфросиния – ее монашеское имя. В миру она звалась Евдокия. Получив блестящее образование, обладая тонким умом и красотой, она привлекла внимание светского общества и стала одной из любимых фрейлин императрицы Екатерины II. Будущая подвижница дружила с семьями знаменитого Александра Васильевича Суворова и князя Юрия Долгорукова. Но однажды вместе с двумя другими фрейлинами, Марфой и Соломией, княжна Евдокия Вяземская решила тайно покинуть дворец и взять на себя крест подвижничества. Мы не знаем причин этого поступка: слишком ли вольные нравы придворной жизни, интриги или сплетни… Но в один из летних дней три фрейлины, воспользовавшись пребыванием двора в Царском Селе, оставили свои платья на берегу одного из прудов (пусть считают их утонувшими!), переоделись в одежды крестьянок и отправились странствовать. Евдокия побывала в нескольких монастырях: доила коров на скотном дворе, пекла просфоры. И только поборов в себе все человеческие слабости, испытав свой характер на прочность, в 1806 году она пришла в Москву к митрополиту Платону испросить благословение на особый подвиг юродства (мнимое безумие при полном здравии ума).

Увидев перед собой одаренную натуру, митрополит благословил княжну и под вымышленным именем “дуры Евфросинии” направил с собственноручным письмом в серпуховской Владычный монастырь к игумении Дионисии. Подвижница поселилась недалеко от обители, на месте монастырских погребов, в тесной избушке, взяв на себя тяжелейший крест одиночества, насмешек и лишений. Евфросиния ничего не готовила, не ходила на сестринскую трапезу, брала лишь хлеб да квас с монастырской кухни – этим и питалась.

В избе вместе с Евфросинией жили две кошки и три собаки – Милка, Розка и Барбоска. Любимцем старицы был ворон, с которым она разговаривала как с человеком. Однажды он спас ей жизнь. Дело было так. В ее келье случился пожар: кто-то из озорников, издеваясь над “дурочкой”, бросил в открытое окно пучок горящей соломы. Евфросиния стала тушить огонь и так обожглась, что слегла на шесть недель. Ворон не оставил ее: он приносил ей в клюве корочки хлеба, ягоды и воду, выхаживая больную хозяйку, в то время как люди забыли о ней.

Не зря пернатый питомец так заботился о своей хозяйке: он отвечал добром за добро. Вот что рассказывала одна из посетительниц, вместе с подругой ночевавшая в келье у старицы: “От чрезвычайно удушливого воздуха мы не могли уснуть. Вдруг в стекло кто-то постучал. Матушка подошла к окну, отворила и проговорила: “Что, нагулялся?” В это время в комнату влетел огромный ворон, каких мы никогда не видывали, и закаркал. Матушка принесла горшок каши, рассыпала ее на коленях и стала кормить ворона. А когда он перестал клевать, матушка набрала в рот каши, и он стал хватать ее изо рта, потом вспорхнул и вылетел вон. В полночь пропел петух, матушка перекрестившись со словами “Во имя Отца и Сына и Святого Духа” оправила лампаду и уже до рассвета молилась”.

В своей келье Евфросиния практически никогда не убирала, воздух в ней был настолько тяжелым, что однажды навестившая блаженную московская игумения спросила: “Матушка, зачем вы держите животных? Такой ужасный воздух”. На что Евфросиния с улыбкой ответила: “Это мне заменяет духи, которые я так много употребляла при дворе”. Животных своих блаженная очень любила, а звери и птицы отвечали ей такой же привязанностью. Стоило ей только выйти из своего жилища, как на голову и на плечи садились голуби и стаи галок сопровождали ее всюду.

Неизменной одеждой юродивой была власяница (рубашка толстого сукна серого цвета), а в лютые морозы – мужской тулуп. Ходила блаженная всегда босая. Волосы были острижены, голову она обматывала тряпицей, а на шее носила медные ожерелье и цепь, на которой висел большой медный крест. Под власяницей – тяжелые вериги (цепи), о которых никто не знал. Спала блаженная очень мало, лежа на полу вместе с собаками. А на вопросы, зачем она это делает, отвечала: “Я хуже собак”. Ночи ее были посвящены молитвенным бдениям. Строгая по отношению к себе, Евфросиния не могла спокойно смотреть на человеческое горе, на людские страдания и скорби. Во время жестоких напастей вымаливала она у Господа обильные дожди, щедрые урожаи и исцеления болящим.

Наступил 1812 год. Армия Наполеона подошла к Москве. Однажды французские офицеры увидели странную картину: блаженная собирала какие-то травки, корешки, камешки. Оккупанты стали издеваться над ней, оскорблять и бранить, а в ответ услышали обилчение на чистейшем французском языке.

Смирение и молитвенные труды открыли в Евфросинии дар прозорливости. Однажды по дороге в Серпухов заспорили две помещицы: как лучше обращаться с подчиненными. Сошлись на том, что обращаться нельзя ни строго – будут роптать, ни кротко – избалуешь. Заехали к старице. Блаженная побеседовала с ними о том о сем, а потом вдруг заметила: “Кротко, кротко”.

Рассказы о чудесах Евфросинии разнеслись по всей Центральной России. Но, как часто случается, земная слава повлекла за собой зависть, злобу и сплетни. Наговаривали на нее и монахини Владычного монастыря, и светские власти. Раздраженная на “странную” подвижницу новая игумения Владычного монастыря повелела убить трех ее собак. Евфросиния расплакалась – “собак убили – и меня убьют” – и переселилась из Серпухова в село Колюпаново. Местная помещица Протопопова полюбила старицу, построила ей новенькую светлую горницу, оштукатурила ее, деревья вокруг насадила. А блаженная поселила в этих хоромах… собак да кошек, индеек и цыплят, сама же облюбовала маленькую, душную каморку. И все четвероногие и пернатые обитатели небольшой комнатки находились в мире и согласии друг с другом.

Но и в маленьком Колюпанове не оставляли Евфросинию посетители. Шли отовсюду, просили молитвенной помощи, благодарили за исцеления.

Тяготясь людской славой, Евфросиния любила уходить за версту от Колюпанова в уединенное место рядом с Окой. В глубоком овраге с крутыми склонами, поросшими густым лесом, она предавалась тихой молитве. По дну оврага протекал небольшой ручеек, известный под названием речки Прошенки. В 40-х годах XIX столетия на склоне оврага подвижница собственными руками выкопала небольшой колодец, и, когда больные обращались к ней за помощью, говорила им: “Берите воду из моего колодезя – и будете здоровыми”.

В беседах со своим духовником иеромонахом Павлином (Просперовым) старица предсказывала, что в будущем в Колюпанове возникнет иноческая обитель.

Умерла Евфросиния 3 июля 1855 года в возрасте более 100 лет и была похоронена около местного деревянного храма.

В 1929 году большевики уничтожили эту церковь, а в 1996 году на ее месте был построен новый каменный храм в честь Казанской иконы Божией Матери. Теперь он стал монастырским. В этой церкви, с левой стороны, над могилой Евфросинии, поставлена мраморная рака.

Евфросинию Колюпановскую очень чтила Анастасия Ивановна Цветаева, родная сестра поэтессы Марины Цветаевой. Находясь в сибирской ссылке, Анастасия Ивановна собственными руками переписала ее житие, нарисовала портрет подвижницы и повесила его на стену. “Однажды, сильно болея горлом, живя одна в построенной из конюшни избушке, зимой, я мучилась острой болью и решила утром идти три километра – в больницу. Я молилась блаженной – и внезапно ощутила, что боль сразу прошла. И спал жар. Будь это от прорвавшегося нарыва в горле, был бы гной, но горло было чисто, я была здорова. Это было первое чудо в моей жизни от блаженной Евфросинии”, – рассказывала А. Цветаева.

По окончании ссылки, в 1959 году, Цветаева вместе с пожилой знакомой Татьяной Андрейчевой и ее внучкой Ритой поехала в Тульскую область искать могилку и источник подвижницы. “Усталые, но радостные, мы сели в Алексине на местный дребезжащий автобус и, сойдя по совету местных жителей у деревни Свинки, пошли пешком искать Колюпаново. Нас направили сначала к источнику, в широкую и тихую долину, где по звуку текущего из него ручья Рита нашла источник и привела нас к нему. Он истекал из узкого квадратного колодца, дно коего было усыпано медными и серебряными монетами. Над ними воды было с полметра. (Ни один озорной мальчишка их оттуда не выгреб – рассказы старших о старице Евфросиньи довлели, значит, и им!) Мы попили водички, лившейся струей в ручей. Ручей бежал в густых берегах, перебегал через дорогу, шедшую вдоль берега – и впадал в Оку”.

С тех пор А. И. Цветаева ездила на источник блаженной Евфросинии ежегодно. Однажды она вместе со своим другом поехала не той дорогой и… заблудилась. “Никак не могли найти дорогу, которая вела в долину, где был родник. Внезапно Александр Иванович остановился. “Знаете что? – сказал он. – Над нами все кружит жаворонок. Потом летит вперед – и снова возвращается. Как будто зовет. Пойдемте за ним!” И как только мы это сделали – жаворонок полетел вперед и вперед, затем повернул вбок – и мы вслед за летящей птицей вошли в утерянную долину”.

Уже в 1990 году Анастасия Ивановна сокрушалась: “Все предсказания старицы Евфросинии исполнились, кроме одного – что будет тут, в Колюпанове, обитель. С кончины старицы прошло 135 лет, а обители все нет. Но если 1000 лет перед Богом, как день един, то 135 лет подобны нескольким часам”. Но обетования святых никогда не бывают пустыми. Спустя пять лет, в 1995 году, близ чудотворного источника началось строительство Казанского монастыря.

А совсем недавно здесь произошло чудо. Родители слепого от рождения Саши привезли его на источник. В монастыре отслужили молебен о здравии и акафист блаженной Евфросинии, приложились к ее мощам, благословились у настоятельницы и отправились на источник. Мальчик троекратно окунулся в купель. “Вернулись домой из Колюпанова вечером, я положила ребенка в кроватку, включила свет – и он вздрогнул! – рассказывает Сашина мама. – Я показываю ему игрушку, а он улыбается…”

Сайт постоянно пополняется новой информацией и фото — видео материалами.

Село наше знаменито Свято-Казанским женским монастырём. и святым источником.

Село Колюпаново образовалось в начале XVI века и, по местному преданию, храм существовал здесь еще до разорения города Алексина поляками и литовцами, что случилось в эпоху смутного времени (1598-1613гг.). О храме нет почти никаких упоминаний. Предание добавляет, что здесь был монастырь. Что касается приходского храма, то до существующего в настоящее время в селе Колюпаново были еще два, и оба – во имя Казанской Божией Матери. Первый, как говорилось выше, был построен в смутное время. А 1695 году в с. Колюпаново был выстроен новый деревянный храм. Об этом свидетельствует надпись на сохранившемся храмозданном кресте. Храм существовал до 1779 года, так как сгорел от удара молнии. Помещица Аграфена Андреевна Бобрищева-Пушкина подала прошение епископу Коломенскому и Каширскому Феодосию на строительство нового храма, но получила отказ по причине малочисленности и бедности прихода.

Блаженная Евфросиния, в миру княжна Евдокия Вяземская, родилась в 1758 или 1759 году. Она воспитывалась в Смольном институте, который был открыт Екатериной II при Воскресенском Новодевичьем монастыре. По окончании института блаженная была фрейлиной при дворе императрицы. Но придворная жизнь была ей не по душе, и она решила покинуть дворец, для чего еще с двумя фрейлинами инсценировала свою смерть, переоделась крестьянкой и отправилась странствовать. Так появилась подвижница Евфросиния.

Слава о ее подвигах и чудесных исцелениях разнеслась по всей России. К ней потянулись толпы людей. Несколько раз приезжал и митрополит Московский Филарет, который просил у старицы благословения и сам благословлял блаженную.
В 40-х XIX века из-за гонений и притеснений злых людей Евфросинии пришлось уехать из Серпухова. Поэтому она приехала на жительство в с. Колюпаново к помещице Наталии Алексеевне Протопоповой. Там она оставалась до самой своей блаженной кончины.
Евфросиния полюбила гулять там по склонам оврага, где протекала ручейком небольшая речушка Прощенка. В одном уединенном месте этого оврага собственными руками вырыла блаженная небольшой колодец, и когда больные обращались к ней за помощью, она часто говорила им: «Берите воду из моего колодезя и будете здоровы». До сих пор люди черпают воду из «матушкиного колодца» и получают исцеление от своих недугов.

ЕВФРОСИНИЯ КОЛЮПАНОВСКАЯ

(Вяземская Евдокия Григорьевна; ок. 1758 — 3.07.1855, с. Колюпаново Алексинского у. Тульской губ.), блж. (пам. 3 июля и 22 сент.- в Соборе Тульских святых), Алексинская, Тульская. Впервые сведения о Е. К. собрал и издал ее духовник, настоятель ц. в честь Казанской иконы Божией Матери с. Колюпанова Тульской губ. свящ. Павел Просперов (см.: ДБ. 1862. Вып. 28), в 1911 г. И. М. Суриков составил ее жизнеописание.

Митр. Филарет (Дроздов) благославляет блж. Евфросинию. Роспись ц. Казанской иконы Божией Матери в Колюпановском мон-ре. Нач. XXI в. Фотография. 2008 г.
Митр. Филарет (Дроздов) благославляет блж. Евфросинию. Роспись ц. Казанской иконы Божией Матери в Колюпановском мон-ре. Нач. XXI в. Фотография. 2008 г.

Вяземская окончила с.-петербургский Смольный ин-т (принадлежала к 1-му выпуску), была фрейлиной при дворе имп. Екатерины II. Дружила с семьями А. В. Суворова, кн. Ю. В. Долгорукова, а также с супругой калужского губ. предводителя дворянства кнг. Вяземской. Вскоре Вяземская вместе с др. фрейлинами, М. Я. Сониной († 10 авг. 1805, погребена в Евфросиниевом суздальском монастыре) и девицей Саломией († 10 мая 1809, погребена в московском Симоновом мон-ре), под влиянием неизвестных обстоятельств тайно покинула дворец в Царском Селе, оставив платье на берегу одного из прудов и переодевшись в крестьянскую одежду. Вяземская жила при храмах и обителях, пекла просфоры, трудилась на скотном дворе в Суморином в честь Преображения Господня мужском монастыре. В 1806 г. она пришла в Москву и испросила благословение на подвиг юродства у митр. Московского и Коломенского Платона (Левшина). Митрополит благословил Вяземскую и под вымышленным именем «дуры Евфросинии» направил с собственноручным письмом в серпуховской Владычный в честь Введения во храм Пресвятой Богородицы женский монастырь к игум. Дионисии (1806-1815). Е. К. поселилась сначала в сестринском корпусе, а затем в тесной избушке недалеко от обители, на месте монастырских погребов. Она ничего не готовила, не ходила на сестринскую трапезу, брала лишь хлеб и квас с монастырской кухни. По преданию, когда в 1812 г. армия Наполеона подошла к Москве, франц. войска остановились близ Владычного мон-ря. Офицеры обнаружили домик подвижницы, стали оскорблять ее и издеваться над ней, но, когда в ответ услышали обличение на чистейшем франц. языке, удалились.

Почитавшаяся старицей Е. К. сначала изредка, а впосл. чаще принимала посетителей. Во время засухи вымаливала обильные дожди, щедрые урожаи. По рассказам посетителей, Е. К. носила вериги и суконную власяницу, на шее — медные ожерелье и цепь с крестом, зимой надевала муж. тулуп, ходила босая. Никогда не прибирала в избе, держала в помещении 2 кошек и 3 собак, кур, индеек. Спала полулежа на полу вместе с собаками, а на вопрос, почему она так живет, отвечала: «Я хуже собак». Московская игум. Евгения (Озерова) однажды спросила Е. К., зачем она держит животных, от к-рых «дурно» пахнет в ее жилище. Блаженная ответила, что этот запах заменяет духи, к-рые она так много употребляла при дворе. Митр. Московский и Коломенский св. Филарет (Дроздов), посещая Владычную обитель, подолгу беседовал с Е. К. в ее домике. Именно Е. К. благословила на подвиг юродства блж. Иоанна Тульского. Е. К. любила молиться в расположенной близ обители часовне, на литургию приходила в монастырский храм (Рождественский В. Л. Ист. описание Серпуховского Владычнего общежительного девичьего мон-ря. М., 1866. С. 67). Причащалась раз в год в Великий четверг, исповедовалась у монастырского духовника. В праздник Крещения Господня блаженная ходила с крестным ходом, совершаемым из серпуховского собора на р. Нару. По окончании молебна Е. К., босая, в суконной власянице, опускалась в освященную воду и, выходя из нее, говорила окружающим: «Идите, ребята, горячая баня, ступайте, мойтесь!»

Моление блж. Евфросинии на источнике. Роспись ц. Казанской иконы Божией Матери в Колюпановском мон-ре. Нач. XXI в. Фотография. 2008 г.
Моление блж. Евфросинии на источнике. Роспись ц. Казанской иконы Божией Матери в Колюпановском мон-ре. Нач. XXI в. Фотография. 2008 г.

Подвизаясь в молитве, Е. К. стяжала дар прозорливости. Блаженная неоднократно навещала семью серпуховского купца Г. В. Плотникова. Однажды Плотников уехал в Москву, а Е. К., придя к его супруге Агриппине, настойчиво твердила: «Плачьте, плачьте». Вскоре стало известно, что купец, возвращаясь из Москвы, скончался в Подольске. В 1838 г. блаженная подарила вдове Владимирскую икону Божией Матери с изображениями святителей Московских Алексия, Петра и Ионы (к 1917 эта икона хранилась в Серпухове в семье Плотниковых).

В 1845 г. в связи с притеснениями от новой игумении Владычного мон-ря Е. К. переселилась из Серпухова в расположенное на правом берегу р. Оки с. Колюпаново Тульской губ. Местная помещица Н. А. Протопопова построила для нее домик, но блаженная поселила в нем своих собак и кошек, сама же подвизалась в каморке. Всю приносимую ей пищу она отдавала домашним животным, питалась лишь тем, что оставалось от них.

Е. К. духовно окормлялась у служившего в колюпановском Казанском храме (освящен 4 февр. 1783) свящ. Павла Просперова (впосл. пострижен в монашество с именем Павлин, 30 окт. 1899 скончался в Троице-Сергиевой лавре). Неск. лет Е. К. принимала приходящих к ней за советами и с просьбами о молитве посетителей. Она часто посещала управляющего Мышегским чугунолитейным заводом А. И. Цемша, который построил для блаженной в своем саду уединенную келью. Жители мест. Мышега обращались к Е. К. за советом, с радостью принимали в своих домах. Е. К. предсказала начало Крымской войны (1853-1856) и оборону Севастополя (1854-1855), гос. переворот 1848 г. во Франции, положивший конец правлению кор. Луи Филиппа, и восстановление (1852) империи Наполеоном III. В 1850 г. в беседе с Протопоповой Е. К. предсказала скорое назначение на Тульскую и Белёвскую кафедру еп. Димитрия (Муретова). В 1851 г., во время первой же поездки по епархии, епископ посетил с. Колюпаново, Казанский храм, навестил Протопопову. Однажды старица предупредила Протопопову: «К обеду приедут гости… Игумения едет». Действительно, в тот день в Колюпаново приехала послушница Сезёновского мон-ря Тамбовской губ. Евфимия Моргачёва, впосл. игумения (см. Серафима (Моргачёва)).

Рака над мощами блж. Евфросинии в ц. Казанской иконы Божией Матери в Колюпановском мон-ре. Фотография. 2008 г.
Рака над мощами блж. Евфросинии в ц. Казанской иконы Божией Матери в Колюпановском мон-ре. Фотография. 2008 г.

Е. К. любила уединяться в глубоком овраге на берегу Оки, в 1 версте от Колюпанова. Рядом с речкой Прошенкой, протекавшей по дну оврага, подвижница выкопала небольшой колодец и, когда больные обращались к ней за помощью, говорила: «Берите воду из моего колодезя — и будете здоровыми». Подвизавшийся в Калужской епархии иеросхим. Герасим (Брагин-Мартынов) вспоминал, что в юности вместе с отцом часто ловил рыбу в Оке и возле с. Колюпанова видел молившуюся старицу.

29 июня 1855 г., за несколько дней до кончины подвижницы, Протопопова просила еп. Тульского Димитрия (Муретова) «дозволить в случае смерти старицы похоронить» ее в сельской церкви. «Образ жизни и столетний христианский подвиг вывел ее из ряда обыкновенных мирских людей, и похоронить тело ее на общем кладбище я не смею оставить на своей совести, почитая дело это не богоугодным». Блаженную похоронили 7 июля 1855 г. при многочисленном стечении почитателей под трапезной деревянного Казанского храма, у сев. стены, в монашеском облачении (обстоятельства пострига Е. К. неизвестны). Погребение совершали 6 священников. Над могилой по инициативе свящ. Павла была поставлена деревянная гробница с чугунной плитой, на которой по благословению Московского свт. Филарета (Дроздова) начертано: «Евфросиния неведомая. Буяя мира избра Бог, да премудрыя посрамит». В 1914 г. над гробницей сооружена деревянная с позолотой сень, здесь же хранилась икона, по преданию принадлежавшая блаженной. С авг. 1884 г. перед литургией в Казанском храме служились панихиды по Е. К., совершались исцеления. По указу Тульской духовной консистории от 7 нояб. 1909 г. при церкви была заведена особая книга, где записывались случаи исцелений по молитвам к Е. К.

В 1885 г. над ископанным Е. К. источником была поставлена деревянная часовня-навес на столбах, в 1909 г.- деревянная, крытая железом часовня и при ней деревянная купальня. Ежегодно в день Сошествия Св. Духа совершался крестный ход к «матушкину колодцу». В 1931 г. Казанский храм сгорел, погребение и колодец пребывали в запустении.

Е. К. почитала сестра М. И. Цветаевой, Анастасия Ивановна. Находясь в сибир. ссылке, А. И. Цветаева переписала жизнеописание подвижницы, нарисовала ее портрет и вспоминала как чудо исцеление от ангины по молитвам к Е. К. По окончании ссылки в 1959 г. Цветаева отыскала чудотворный источник и могилу Е. К. в Тульской обл. и впосл. многократно приезжала туда.

В 1988 г. по инициативе архиеп. Тульского и Белёвского Максима (Крохи) Е. К. была канонизирована в лике святых Тульской земли. Составлены служба, акафист, тропарь, кондак. В 1993-1996 гг. на месте сгоревшей в 1931 г. деревянной Казанской ц. был возведен одноименный каменный храм, в котором с левой стороны над захоронением Е. К. поставлена мраморная рака, на ней — икона Е. К. От мощей и на источнике, ископанном подвижницей, совершаются многочисленные исцеления. Иконы Е. К. имеются в кафедральном Всехсвятском соборе Тулы (портретный живописный образ в монашеском облачении), других храмах епархии. Подвижница изображена также на иконах Собора Тульских святых.

В 50-х гг. XIX в. в беседах со свящ. П. Просперовым Е. К. предсказала, что в Колюпанове возникнет иноческая обитель. 16 июля 1995 г. при Казанской ц. был учрежден Казанской иконы Божией Матери женский монастырь.

Лит.: Старица Евфросиния // ДБ. 1862. Вып. 28; Приходы и церкви Тульской епархии. Тула, 1895. С. 50; Тульские ЕВ. 1908. Ч. неофиц. № 31. С. 597; Суриков И. М. Жизнеописание подвижницы и прозорливицы блаженной старицы Евфросинии, Христа ради юродивой, кнж. Вяземской, фрейлины имп. Екатерины II. Серг. П., 1911; Цветаева А. И. О чудесах и чудесном. М., 1991; Жизнеописание блж. старицы Евфросинии. М., 2002.

Д. Б. Кочетов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *