Куда пропадают дети

С чего начинать поиски ребенка?

Схема действия родителей зависит от места и времени потери малыша.

  • Ребёнок потерялся на улице.

Обойдите места, знакомые ребёнку. Спрашивайте встреченных по дороге людей о малыше, описывайте, в чём был одет, как выглядел, показывайте фото. Если поиски не увенчались успехом, звоните в милицию, отправьте в отделение папу, знакомых, сами оставайтесь на месте пропажи малыша. Ребёнок может вернуться.

Оповестите о страшном случае всех знакомых по телефону, с помощью смс-рассылки, пусть подключаются к поискам. Так вы увеличите шансы найти ребенка быстрее. Пока с ним ничего не приключилось.

  • Малыш пропал в магазине.

Супермаркеты — замкнутое пространство. Здесь найти ребёнка легче, чем на улице. Срочно обратитесь за помощью к администрации магазина, объявите по громкой связи о пропаже ребёнка.

Направьте родственников или знакомых к входным дверям. Пусть контролируют всех выходящих на улицу. Возможно, ребёнок отправится искать родителей на автостоянку и выйдет с кем-либо.

  • Потеряли ребёнка в общественном месте, в толпе.

Родители часто берут маленьких детей на общегородские праздники, выступления артистов на площадях. Делать этого не стоит, поскольку возможная давка, непредсказуемость поведения большого количества людей опасны для ребёнка. А риск потеряться самый высокий.

Если это случилось, срочно обратитесь за помощью к организаторам мероприятия. Пусть объявят о пропаже со сцены.

Вы в это время можете двигаться в толпе, показывая фото малыша. Если есть такая возможность, разделите обязанности между родственниками и знакомыми.

Спустя 20-30 минут обратитесь с заявлением в полицию. Обязательно потребуйте начать поиски немедленно, укажите место, где видели ребёнка в последний раз.

Что нужно делать, чтобы ребенок не потерялся?

Смоделировав подобную ситуацию теоретически, каждый из нас поймёт, что виной потери малыша чаще становятся сами родители. Именно они не усмотрели за ребёнком, отвлеклись. Чтобы избежать самого страшного, начните с самодисциплины, уделяйте малышу больше времени и внимания вне дома. Не забывайте о мерах предосторожности:

  1. Детям до 3-х лет надевайте на улицу и в поездку одежду с биркой. Укажите на ней ФИО малыша, адрес, телефон родителей;
  2. Вложите в кармашек визитку со своими данными;
  3. Проговаривайте с детьми возможные варианты опасностей на улице, в толпе. Уделяйте этому много времени. Пусть заучит наизусть домашний телефон и адрес;
  4. Дети с 3-4 лет знают, кто такой милиционер, доктор, работник скорой помощи, продавец в магазине. Дайте указания в случае потери обращаться за помощью именно к ним;
  5. Объясните ребёнку, что кричать: «Помогите!» и просить помощи не стыдно;
  6. Маленьким детям категорически запретите отпускать вашу руку на улице в толпе, уходить с кем-либо без разрешения родителей;
  7. Детям дошкольного возраста лучше не гулять самостоятельно. Они только кажутся ответственными и внимательными, а на самом деле, находятся в группе риска пропажи.

Случаи чудесного возвращения пропавших детей

Спустя пять дней в городскую службу такси поступил телефонный звонок от неизвестной женщины, которая сообщила, что ребенок находится на автобусной остановке в Кировском районе Перми. Там его и обнаружили. Всех виновных задержали. Женщина, похитившая мальчика, сообщила, что хотела ребенка именно по имени Илья и украла Ярополова как раз по этой причине. С ребенком обращались хорошо, содержался он нормально, ему даже приобрели игрушки, но не выводили гулять. Ситуацию ему объясняли тем, что его мама находится в больнице.

В 2010 году на Украине спустя 10 лет жительница Киевской области Татьяна Менжерес нашла свою дочь Ольгу, которую похитили на вокзале в Киеве 6 марта 2000 года в возрасте 4 лет. Татьяна увидела дочь в интернет-выпуске программы Всеукраинского благотворительного проекта «Служба розыска детей», в которой транслировался сюжет из одного из интернатов Одессы. Девочка не смогла узнать мать, женщине пришлось пройти ДНК-экспертизу и в течение двух лет доказывать свое родство с Олей. По воспоминаниям самой девушки, она жила в Одессе сначала с бабушкой, которая называла ее Диана Скляренко и заставляла клянчить деньги у прохожих, затем из-за неоднократных побоев девочка сбежала и оказалась в цыганском таборе, получив новое имя — Нина Бурдюжа. Девочка продолжила заниматься попрошайничеством, за что и была задержана сотрудниками милиции, после чего подростка доставили в интернат, где активно начали поиски ее родственников.

В 2010 году 15-летние Сэмюэл Перес, Фило Фило и 14-летний Эдвард Насау с управляемого Новой Зеландией архипелага Токелау, украв моторную лодку, отправились на соседний атолл за выпивкой, но поплыли не в ту сторону. Через три дня горючее закончилось. Подросткам с помощью брезента удавалось собирать воду во время дождя. Брезент также укрывал ребят от холода. На протяжении семи недель вынужденного путешествия мальчики ели лишь однажды, после того как им удалось поймать чайку, севшую на борт лодки.

Спустя 50 дней ребята были обнаружены к северо-востоку от островов Фиджи — в 1300 километрах от Атафу. По словам капитана спасшего их, он был поражен присутствием духа, которое сохранили подростки, несмотря на сильное обезвоживание и солнечные ожоги. Если бы ребят не нашли, они могли и не выжить, так как последние два дня до их спасения над этой акваторией не было дождя и им приходилось пить соленую морскую воду.

13 апреля 2008 года в Бурятии в Заиграевском районе потерялся трехлетний ребенок. Во время прогулки он с братом-близнецом убежал в лес. Вернулся назад только один из мальчиков, с мокрыми по колено ногами. Он рассказал, что его брат сорвался с берега в реку. Малыш успел провести в тайге два дня и три ночи, прежде чем был обнаружен отрядом милиции. Ребенка в эти дни видели водители проезжавших по лесной дороге машин, но ни один из них не остановился, чтобы поинтересоваться, что маленький мальчик делает один вдалеке от села.

В 2008 году в Латвии в Даугавпилсе через 16 лет был найден подросток, который был похищен из коляски, оставленной у супермаркета, в возрасте полутора месяцев. Как выяснилось, все это время он проживал по соседству от своих настоящих родителей. Дело о пропавшем ребенке было раскрыто случайно: женщина, у которой он жил все эти годы, попала в следственный изолятор, подросток был передан сотрудникам социальной службы. Начав собирать документы на мальчика, чиновники обнаружили, что у него нет свидетельства о рождении. После продолжительных выяснений женщина призналась, что ребенок — приемный. Она сообщила, что мальчика привез в полуторамесячном возрасте ее ныне покойный муж из Дагестана, назвав его своим незаконнорожденным сыном. Несмотря на большое количество нестыковок в рассказе и косвенных улик, указывающих на причастность женщины к похищению младенца, доказать ее вину следователям не удалось. ДНК-анализ полностью подтвердил родство потерянного ребенка с разыскивающими его все эти годы родителями.

В 2007 году на курорте в Ейском районе Краснодарского края 14-летнего виндсерфера Родиона Кадырова унесло в открытое море. Сильные ветра мешали поискам мальчика: из-за высоких волн разглядеть доску виндсерфера было невозможно. Родион всеми силами боролся за жизнь. На третий день его доску прибило к заброшенной турецкой барже «Кассиопея». Мальчику удалось переночевать в трюме, укрываясь навигационными картами. Воды на барже не оказалось, поэтому пить приходилось морскую воду. Кроме карт, в трюме мальчик нашел спички и древесину и решил поджечь баржу, чтобы привлечь внимание спасателей. План сработал и в тот же день Родиона Кадырова нашли. Спасателей настолько впечатлила мужественность юного Робинзона, что они даже предложили ему через несколько лет пополнить ряды МЧС.

В январе 2007 года в США в штате Миссури в городе Сент-Луис был найден Шон Хорнбек, пропавший без вести в октябре 2002 года после того, как отправился на велосипедную прогулку в родном городе Кирквуде в штате Пенсильвания. Разыскать мальчика удалось в процессе поисков другого пропавшего без вести ребенка. 13-летний Бен Оунби из округа Франклин штата Арканзас не вернулся домой 8 января 2007 года. В ходе поисков полицейские обнаружили автомобиль Nissan, принадлежащий работнику пиццерии Майклу Дэлвину. Машина полностью совпадала с описаниями автомобиля, в котором видели похищенного Оунби. При обыске в квартире подозреваемого были обнаружены оба мальчика. Как выяснили следователи, преступник не боялся разоблачения и даже разрешал детям играть на улице.

Похититель был приговорен к 170 годам тюремного заключения за похищение двух подростков и надругательство над одним из них.

В 2007 году две девочки из Подмосковья, которые посещали кружок «Юный биолог» Московского зоопарка, 16-летняя Маша Сорокина и 12-летняя Маша Тарнопольская приехали на Урал с группой экологов. В районе заповедника «Денежкин Камень» Ивдельского района Свердловской области девочки потерялись. Дети в тайге питались ягодами, воду пили из родников и ручьев, спали на кедровых ветках. Блуждая в лесу, девочки прошли десятки километров. К выживанию в природе девочек подготовили на занятиях в кружке «Юный биолог».

Нашел детей живыми и здоровыми пеший спасательный отряд вблизи реки Малый Потьмак Пермского края, спустя более недели поисков.

В 2006 году в Германии в Дрездене по дороге в школу пропала 13-летняя Штефани. Поиски девочки результатов не дали. Полиция распространила фотографию Штефани, но и после этого никто не обратился с какой-либо информацией о пропавшем ребенке.

Спустя пять недель в полицию пришел 31-летний мужчина, принесший показавшуюся ему заслуживающей внимания записку, которую он обнаружил в бутылке в контейнере для стекла. В ней Штефани сообщала, что находится в руках насильника и просит ее спасти. В записке даже содержался примерный адрес дома, где ее держат взаперти. Полицейская команда нашла девочку в доме 35-летнего безработного, ранее судимого за изнасилования. Дом, где Штефани держал преступник, находился всего в нескольких улицах от места проживания самой девочки.

Иллюстрация: Аксана Зинченко для

25 мая 1979 года американский мальчик Эвиан Пейтс пропал по дороге из школы. Его искали по всей стране. Каждый знал лицо мальчика с пакета молока, но Эвиана так и не нашли. Ему было шесть. После четырех лет поисков президент Рональд Рейган объявил 25 мая Национальным днем пропавших детей. В 2010 году день стал международным, а в 2012 году Россия официально поддержала эту инициативу.

Когда пропадает ребенок, тяжелее всего ощущение неопределенности и бессилия. Каждый день родители просыпаются с надеждой найти своего ребенка. День пропавших детей — тот единственный день, когда родители точно знают, что их ребенка помнят и ищут не только они. По всей России организуются мероприятия, напоминающие о детях, которых не нашли, публикуются их фотографии и ориентировки. Рассказываем истории пяти поисков, в которых все было сделано грамотно и четко, но детей все равно не нашли.

Саша Целых, 9 лет, хутор Калинин, Ростовская область

Саша Целых, 2003 г. р., пропала 5 августа 2012 года Фото: личный архив/ПСО «Лиза Алерт»

5 августа 2012 года Сашина семья с друзьями приехала на пляж базы отдыха. Семья у Саши очень большая: два брата и две сестры, сейчас у старших уже свои дети. Саша отошла в туалет и пропала. На ней были только розовые плавки. Мама девочки сразу вызвала полицию, ее начали искать. Прочесали всю рощицу рядом с пляжем — никаких следов. Вечером приехали кинологи, собаки брали след до трассы и дальше не шли. До дороги идти где-то километр по негустой роще, потеряться там трудно и отовсюду видно и слышно пляж, девочка вряд ли дошла до нее — испугалась бы.

Сотрудники полиции, занимавшиеся поиском, склоняются к версии, что девочка пошла к воде и утонула, но Сашина семья уверена, что такого произойти не могло.

«Саша очень ответственный ребенок, она на все спрашивала разрешение, всегда подходила узнать, можно ли что-то сделать. Кроме того, она просто боялась воды, она бы в жизни туда не полезла!» — говорит старшая сестра Саши Людмила.

Волонтеры поискового отряда «Лиза Алерт» продолжали искать Сашу до первых холодов. Проверяли сначала близлежащую территорию, потом все населенные пункты области, перекрывали дороги, прорабатывали местность с тепловизорами.

«На этих поисках мы работали вместе с полицией и МЧС, постоянно обменивались информацией, — рассказывает региональный координатор «Лизы Алерт Юг» Максим Максименко. — Поиск был очень масштабный. Сделали все, что только можно. Саша — единственная в нашей области ненайденная, и мы продолжаем напоминать о ней. Я считаю, что, если не найдено тело, значит, человека можно найти. Иначе все это не имеет смысла».

Старшие брат и сестра Саши ездили в каждое место, где появлялись какие-то свидетельства, каждый раз они оказывались ложными. Сашина семья, как и большинство семей пропавших, обращалась к экстрасенсам.

«Гадалки говорили всегда по‑разному. Кто-то говорил, что в живых нет, кто-то — что украли или удерживают с целью сексуальных действий. Всюду, куда нам указывали, мы ездили и проверяли. Ничего не нашли», — рассказывает Людмила.

Семья Целых — одна из образцовых многодетных семей: старшие заботятся о младших, помогают им во всем, мама ведет хозяйство, а папа работает. Кажется, что в таких семьях пропасть ребенок не может.

«Я долго была в шоке. Мы все были, — вспоминает Сашина сестра. — 2012 год вообще для нас был очень сложным: в мае умер папа, в августе пропала Саша, а в октябре не стало бабушки, папиной мамы, — не выдержала новости про Сашу, мы ей долго не говорили, потом рассказали, и она не пережила этого. Но о плохом мы не думаем. Маме снятся сны, что Саша возвращается. И младшей сестре, Кристине, снятся. Мне раньше тоже Сашка приходила во снах, сейчас почему-то перестала».

Дело до сих пор открыто. Младшая сестра Саши, которую она водила в детский садик, уже в шестом классе. У Саши появились племянники. 30 апреля ей исполнилось четырнадцать лет.

Костя Кривошеев, 8 лет, поселок Озерки 6-е, Новосибирская область

Костя Кривошеев, 2005 г. р., пропал 21 июня 2013 года Фото: личный архив/ПСО «Лиза Алерт»

21 июня 2013 года восьмилетний Костя уговорил отчима и дедушку взять его с собой в лес. Взрослые кололи дрова и попросили мальчика посидеть в машине, чтобы он случайно не поранился. От опушки до автомобиля недалеко, но Костя побежал к машине и исчез. Когда отчим с дедушкой поняли, что ребенка нигде нет, вызвали полицию. На помощь полиции и МЧС сначала пришли местные жители, потом волонтеры. В поисках принимали участие около пятисот человек, каждый день приезжали из соседних поселков люди на автобусах, выделенных местной администрацией, мужчин отпускали с работы, чтобы они помогали прорабатывать территории.

Поиски велись две недели, были задействованы кинологи, военные, авиация, специальным оборудованием проверялись все болота — никаких следов передвижения мальчика не было обнаружено. Собаки брали след до дороги.

Одной из первых версий следствия было убийство. Отчима и дедушку Кости допрашивали и проверяли на детекторе лжи — они к исчезновению не причастны. Анна Будовая, координировавшая поиск Кости от волонтерской группы «Лиза Алерт», говорит, что было просмотрено 30 квадратных километров леса, и, если бы мальчик был в лесу, его бы точно нашли. «Дети в таком возрасте часто обижаются и делают что-то назло, могут и в машину к чужим людям сесть из-за обиды, даже если знают, что нельзя», — рассказывает Анна.

«В Новосибирской области всего два ненайденных ребенка — Костя и одиннадцатилетний Салим Самойлов, — продолжает волонтер. — И у Салима была очень похожая история: огромную территорию проверили — никаких следов. Вечером он покормил овечек, а утром одна умерла, родители его отругали и отправили самого отвезти животное к лесу. Он обиделся, ушел отвозить, в итоге нашли тележку, а мальчика нет. И ни одного следа».

Мама Кости тоже считает, что мальчик мог обидеться на отчима и дедушку, но далеко в лес он бы не ушел. «Костя спокойный, тихий и очень обидчивый, — описывает сына мама Татьяна. — Я все думала, что ему девочкой родиться надо было. Всегда ласковый, его везде любили, искали всей деревней. Классная руководительница его любила как родного, не спала, домой не уходила, помогала его искать».

Своему мужу Татьяна потерю сына простить так и не смогла. Сейчас она живет одна с двумя детьми, работает и занимается всем в одиночку.

Раньше ей помогали как многодетной, после пропажи Кости статус многодетной с семьи сняли. «Я так любила его отчима, никогда в жизни так мужчину не любила, а потом просто появилась ненависть к человеку. Я все думаю и не понимаю, как можно было упустить ребенка?! Они ведь не сразу в полицию позвонили, они сначала ко мне приехали и сказали, что Костя пропал. Как так можно…»

Для родителей пропавших детей неопределенность становится наказанием. Родитель не может смириться с тем, что он не знает, где его ребенок, а все попытки его найти бесполезны.

«Так невозможно жить, когда непонятно, что с ребенком. Сейчас уже лишь бы знать, что с ним, если что, хоть земле предать, — в отчаянии говорит Татьяна. — Привозили экстрасенса, он утверждал, что видит, что Костю увозят на машине. Много кто говорил, что отчим убил. Но я чувствую Костю. Иногда мне так икается, я его имя назову — и сразу все проходит, говорю, что это сыночек меня вспоминает, сразу слезы выступают». Мама Кости писала в «Жди меня» и «Пусть говорят» в надежде на то, что они обратят внимание на ее историю и помогут найти сына. Полиция, по ее словам, перестала его искать. Косте сейчас уже двенадцать.

Саша Золотина, полтора года, Михайловск, Свердловская область

Саша Золотина, 2013 г. р., пропала 29 сентября 2015 года Фото: личный архив/ПСО «Лиза Алерт»

Саше Золотиной было полтора года, когда она исчезла. 29 сентября 2015 года родители девочки выпивали у себя дома. Старшая сестра Саши, Света, пришла из школы в три часа дня — ребенок был дома. Света ушла на дополнительные занятия, а когда вернулась, сестренки уже не было. Девочка подошла к спящей маме, сказала, что Сашеньки нигде нет: ни в огороде, где она могла гулять, ни в бане.

Родители сразу начали искать малышку, вызвали полицию, пошли узнавать у соседей, видели ли они Сашу. Полицейские приехали через два часа, обыскали дом и увезли родителей на допрос.

«Только в восемь приехала полиция — целых два часа они ехали. Ничего не спрашивали у нас, не смотрели, никаких отпечатков не снимали. Меня ударили по голове, я до сих пор плохо слышу одним ухом, и увезли в отделение, заперли до утра, старшую дочку забрали. Когда мы утром вошли в дом, перевернуто было абсолютно все, и выставили все так, что это мы устроили».

Дело Саши проходит по статье 105 УК РФ «Убийство». Сначала обвиняемыми были родители, другие версии не рассматривались, потому что на брюках у отца Саши нашли капли крови. Больше недели родителей девочки допрашивали каждый день. «Утром увозили, вечером привозили. Одни и те же вопросы по кругу, это был ад. Никакой работы полиции нормальной не было. Не проводили экспертизу по этому пятнышку. Муж говорил, что это, может, попало, когда он гусей колол, или сам поранился и не заметил пятно, а они уцепились», — говорит мама Саши Альфия. Потом родителей перевели в свидетели, сейчас уже они стали потерпевшими.

Полиция и волонтеры обыскивали территорию рядом с домом. Водолазы проверяли реку. Следов девочки нигде не было.

«Местность была сложная: с одной стороны поле и река, а с другой — холм, который упирался в лес, — вспоминает волонтер Александр Пчелин. — Был плюс один градус, ужасный холод для сентября. Постоянно шел дождь, мы все ходили мокрые». Ребенок был в одних ползунках и кофточке. Если бы она вышла за пределы участка, то, скорее всего, далеко бы не ушла и ее легко было бы найти. Совсем маленьких детей обычно находят оперативно, потому что они медленно передвигаются и быстро устают, на них чаще обращают внимание прохожие.

По словам мамы, на калитке была оторвана щеколда. Полиция на это внимания не обратила, потому что считала, что во всем виноваты «неблагополучные» родственники. Сашины родители получали множество обвинений и оскорблений. Как-то Альфия пришла в Следственный комитет и услышала, как сотрудники смеются над тем, что она ходит «донимать их с поисками дочки». «Вина наша, что так легко было выставить нас алкоголиками. Мы с мужем выпивали периодически, но всегда работали, и у нас было чисто».

Мама Саши находит утешение в вере, больше не пьет. Сейчас она снимает квартиру и живет со старшей дочкой, отец девочек ушел из семьи. Родители Саши были женаты 15 лет, но после того как ребенок пропал, им стало трудно жить вместе.

«Бог нас коснулся такой бедой, мы все в жизни изменили. Муж не выдержал церковной жизни, женился, переехал в другой город. У старшей дочки была огромная психологическая травма. Когда нас возили по допросам, она попала в детский дом, над ней издевались, заставляли сидеть с маленькими детьми, ведь знали, что сестренка пропала. Я со всеми разобралась, они думали, что никто за Свету не заступится. Я столько жалоб написала, что они сейчас там все порядки изменили, камеры поставили. Помогает вера и молитва, но все равно очень тяжело. Я чувствую, что Саша живая. Все время чувствую и надеюсь, что найдется. В глухой деревне пропал годовалый ребенок, на запертом участке — не бывает такого. Еще щеколда оторвана. Может, зла нам хотели или пошутить, забрали ребенка. Не хочу думать, что продали Сашеньку или еще что-то. Дети сейчас всем нужны. Верю, что найдется, что вернут доченьку».

Дима Бахтин, 15 лет, Кирово-Чепецк

Дима Бахтин, 2001 г. р., пропал 8 ноября 2016 года Фото: личный архив/ПСО «Лиза Алерт»

8 ноября 2016 года Дима пришел домой из школы, проверил соцсети, поговорил с мамой и вместе с ней вышел из дома: ему нужно было на занятия по профориентации, маме — на почту. От подъезда они разошлись в разные стороны, и с тех пор мама Диму больше не видела.

Семья забила тревогу очень быстро, ведь мальчик всегда возвращался сразу после занятий. Бабушка, не дозвонившись до внука, пошла в центр, где проходили курсы. Оказалось, что на занятиях Димы не было. Кто-то из ребят сказал, что видел его около центра, но точно никто вспомнить не мог.

Стали искать его на улицах, пока не стемнело, объездили весь город. В восемь вечера родители обратились в полицию. В полиции сразу проверили, когда последний раз Дима звонил со своего телефона: исходящий звонок был в два часа дня, тогда мама мальчика попросила у него мобильный, чтобы набрать бабушке. Больше никаких вызовов — ни входящих, ни исходящих — не было.

Местные жители и полиция активно распространяли ориентировки, оповещали всех водителей, таксистов, продавцов. На следующий день о том, что ищут школьника Диму Бахтина, знал весь город.

Волонтеры проверяли подвалы и чердаки домов, садовые товарищества, парки и лесополосы, обзванивали больницы, морги, вокзалы. Полиция изучила его компьютер — зацепиться там было не за что, никаких необычных переписок или опасных групп. Основной версией следствия был побег из-за недостаточного внимания родителей. Когда Диме было тринадцать, у него родился младший брат, родители стали много времени уделять малышу, но и Димой они занимались активно. «Все-таки Дима не в том возрасте, чтобы решить, что из-за маленького на него перестали обращать внимание, и уйти, — говорит мама Димы Наталья. — Он никогда не обижался и все понимал. Следователи говорили это, чтобы еще больнее сделать, обвинить нас».

9 ноября на записи одного из видеорегистраторов опознали Диму. Он проходил мимо магазина в Слободском районе около четырех вечера. От Кирово-Чепецка до места съемки идти около 30 километров по лесу. Почему школьник ушел так далеко через лес и что он делал ночью — не известно. В его поисках участвовало около сотни человек, более семидесяти из них были волонтерами «Лизы Алерт».

Самое странное в истории исчезновения Димы — это его рюкзак, который 10 ноября нашли на мосту в соседнем городе. По словам Натальи, все содержимое в нем принадлежит сыну: его тетрадки, пенал, ручки, — но сам рюкзак не его. На Димином рюкзаке не было нашивки с названием фирмы и блестящего карабина, сам рюкзак был черным, а найденный — с серыми вкраплениями. Водолазы проверили реку, над которой нашли его вещи, — ничего нет. В течение нескольких недель после исчезновения подростка в отряд периодически поступали свидетельства о том, что Диму видели около дорог, но информация не подтверждалась. Сейчас волонтеры продолжают время от времени выезжать на его поиски, летом будут повторно обследовать реку.

«Я все это время не знаю, что думать. Дима всегда был скромным мальчиком, замкнутым, все держал в себе, — описывает сына Наталья. — Может, действительно мало уделяла внимания. Мне не дают никаких отчетов, я не знаю даже, поступают ли свидетельства. Ничего не знаю. Как с этим жить?»

Вова и Сережа Кулаковы. Вове 11 лет, Сереже 8 лет. Поселок Речной, Кировская область

Вова Кулаков, 2002 г. р., и Сережа Кулаков, 2005 г. р., пропали 3 ноября 2013 года Фото: личный архив/ПСО «Лиза Алерт»

Случаи, когда дети пропадают вдвоем, очень редки. История Вовы и Сережи Кулаковых, пропавших 3 ноября 2013 года, одна из самых запутанных и страшных.

Мальчики играли во дворе своего дома вдвоем, на улице никого не было. В два часа дня мама мальчиков посмотрела на них из окна, а через час их уже не было. Женщина начала узнавать у соседей, видели ли они ребят, позвонила бабушке, вызвала полицию.

Полиция, правда, приехала только к вечеру. Поселок Речной, где живут Кулаковы, очень маленький, все жители знают друг друга. Вокруг поселка густой лес, в котором дети не играют, и водоем с плотиной. Выехать из поселка самостоятельно очень сложно, автобусы ходят редко, а по выходным не ходят совсем. Незнакомую машину местные бы точно запомнили. Куда могли пропасть братья, никто не представляет.

Вечером местные мужчины начали собираться на поиски, помогать полиции, потом приехали волонтеры. Осматривали лес, все дома и участки Речного, водолазы ныряли в реку и проверяли прудики на огородах местных жителей. Администрация Нижнего Новгорода выделила на поиски мальчиков вертолет (на тот момент в Кирове поисковых вертолетов не было, как и навигаторов и специальных карт, — все появилось после этого случая). Поиски шли две недели, в них участвовало 300—350 человек каждый день.

«Мальчики вряд ли могут быть в лесу. Они жили всю жизнь там, знают, что за лес. Местные ребята туда не ходят. Мы спрашивали у ребятни, играют ли они там, они все сказали, что далеко никто не заходит, только бывают в шалаше у самой кромки леса», — комментирует Светлана, координатор поисков братьев Кулаковых.

Мама мальчиков говорит, что помнит, как в тот день у последнего дома громко лаяла собака. «Я сказала полиции, что в том месте, где ребятки бегали, собака на кого-то накидывалась. Значит, кто-то чужой там мог быть, — вспоминает Марина Кулакова. — Не могли они уйти в лес. У нас ходили иногда цыгане по поселку — их тоже не проверяли. Трассу перекрыли только через два дня. Какой смысл уже перекрывать: до Кирова три часа ехать, а там уже не догнать».

«Не знаю, где я могла так кому-то дорогу перейти. В «Одноклассниках» мне какое-то время назад начал писать человек очень активно, оставлял во всех группах комментарии, что я такая мразь, про***ла детей. У него были на страничке и имя, и фото, и реклама его бизнеса с номером (он занимается окнами). Я отдала это все полиции, а они говорят, что не существует такого человека. Я думаю, ну как не существует, кто мне тогда это писал все время?! Почему не проверить, с какого компьютера он писал — они же это могут!

Все, что могла, я сделала. Мне в лицо говорят, что я виновата во всем. Дочка старшая сходила с ума, все время плакала, что хочет к Вовке и Сереже, твердила, что она во всем виновата, она ведь всегда с ними гуляла. Только недавно стало полегче. Хочу найти детишек, надеюсь всегда».

Комментарий Ирины Воробьевой, директора фонда развития системы поиска пропавших людей, волонтер «Лизы Алерт»

Семьи, в которых пропали и не нашлись дети, оказываются в очень тяжелой ситуации. Это касается всех членов семьи, в том числе братьев и сестер пропавших. Это может тянуться годами, и не известно, как из такого штопора выходят люди. И выходят ли вообще.

Ты не знаешь, жив твой ребенок или нет. Что могло с ним произойти? Почему он не вернулся домой? Что ты сделал не так? Ответов нет ни на один вопрос. В ответ — вечная пустота.

В Великобритании есть сообщество родителей, у которых пропали дети. Они способны понять всю боль друг друга, как никто другой. В этом сообществе даже создали хор, который так и называется: Missing People Choir. Они выступают в шоу Britan’s Got Talent, записывают песни со звездами британской эстрады. Слушать их без слез невозможно. Но они поддерживают друг друга.

Мне бы хотелось создать такое сообщество в России. Обратить внимание на эти семьи, добиться оказания им постоянной помощи. Мы должны попытаться вытащить их из этой вечной пустоты. Чтобы они не оставались один на один с болью, которая не утихает, не исчезает и не проходит.

Оригинал статьи на сайте

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *