Левушкина Алла Ильинична

Алла Левушкина — старейший хирург России до сих пор проводит более сотни операций в год

Алла Ильинична Лёвушкина — старейший в мире практикующий хирург, на её счету более 10 000 операций. Она врач-хирург городской клинической больницы №11 (г. Рязань). И в свои 87 лет, она не имеет ни малейшего намерения завершить свою деятельность, которую начала в 1951 году.

Старейший хирург России до сих пор проводит более сотни операций в год. За это 87-летнюю Аллу Левушкину и наградили премией «Призвание» в номинации «За верность профессии».

«В моем возрасте волноваться по такому поводу уже неприлично»,— вот что сказала Алла Левушкина, когда журналисты атаковали ее вопросами «Взволнованы ли вы, узнав о присуждении вам самой престижной врачебной премии «Призвание»?».

Верность профессии Алла Ильинична хранит уже 63 года. «Вообще-то я хотела стать геологом — нравится мне походная жизнь, сложности, препятствия. Но потом прочла «Записки врача» Вересаева и решила поступать в медицинский — весьма романтическая барышня была. В 1945 году конкурс во Второй Московский медицинский институт имени Сталина был огромный, что еще больше меня подстегнуло. Мне говорили: «Ну куда ты лезешь, деревня», а я решила: рискну».

О первых студенческих годах Левушкина отзывается коротко: «Голодали мы, вот и все». Студентам выдавали талоны на питание, но какое там питание, суп — одна вода. Зато раз в месяц учащимся мединститута полагалась бутылка спирта, и с этим спиртом все бежали на базар, на пол-литра можно было выменять буханку хлеба.

«Выжили мы только благодаря тому, что питались в общежитии вскладчину. Мои родители, хоть и сами недоедали, но немного картошки из нашей рязанской деревни присылали. Другим студентам сало передавали, крупу. Так и держались. Помню, одной девочке привезли здоровенного леща. Это было что-то невероятное! Мы эту великолепную рыбину неделю ели, еще и суп сварили из обглоданных до блеска костей».

You are here:ГлавнаяЖить во имя людей, Отважная старостьАлла Левушкина — старейший хирург России до сих пор проводит более сотни операций в год
Старейший хирург России до сих пор проводит более сотни операций в год. За это 87-летнюю Аллу Левушкину и наградили премией «Призвание» в номинации «За верность профессии».
«В моем возрасте волноваться по такому поводу уже неприлично»,— вот что сказала Алла Левушкина, когда журналисты атаковали ее вопросами «Взволнованы ли вы, узнав о присуждении вам самой престижной врачебной премии «Призвание»?».

А нервничала 87-летний доктор из-за другого. «Сижу я на этой торжественной церемонии в Москве, смотрю — всем лауреатам вручают тяжеленную хрустальную статуэтку, плюс еще металлический диплом — для меня серьезный вес. Как бы, думаю, не уронить все это прямо на сцене и самой не грохнуться». Алла Ильинична оглянулась — кого о помощи попросить? Дмитрий Медведев по левую руку сидел, но к нему обращаться было неудобно, где это видано, чтобы премьера в носильщики вербовали? Повернулась направо, к каким-то мужчинам, зашептала: «Не могли бы вы вместе со мной на сцену подняться и помочь донести все эти штуки?» В итоге статуэтку, врученную Алле Ильиничне «За верность профессии», нес помощник председателя правительства Геннадий Онищенко, бывший главный санитарный врач России. А Левушкина в это время смущенно кланялась — лучшие врачи России, присутствующие в зале, встали, все до одного. «Так громко мне аплодировали, я даже растерялась. И за что?»

«Днем у меня работа, вечером — кошки и книги. Свободного времени, к счастью, нет».
Верность профессии Алла Ильинична хранит уже 63 года. «Вообще-то я хотела стать геологом — нравится мне походная жизнь, сложности, препятствия. Но потом прочла «Записки врача» Вересаева и решила поступать в медицинский — весьма романтическая барышня была. В 1945 году конкурс во Второй Московский медицинский институт имени Сталина был огромный, что еще больше меня подстегнуло. Мне говорили: «Ну куда ты лезешь, деревня», а я решила: рискну».

О первых студенческих годах Левушкина отзывается коротко: «Голодали мы, вот и все». Студентам выдавали талоны на питание, но какое там питание, суп — одна вода. Зато раз в месяц учащимся мединститута полагалась бутылка спирта, и с этим спиртом все бежали на базар, на пол-литра можно было выменять буханку хлеба.

«Выжили мы только благодаря тому, что питались в общежитии вскладчину. Мои родители, хоть и сами недоедали, но немного картошки из нашей рязанской деревни присылали. Другим студентам сало передавали, крупу. Так и держались. Помню, одной девочке привезли здоровенного леща. Это было что-то невероятное! Мы эту великолепную рыбину неделю ели, еще и суп сварили из обглоданных до блеска костей».

Гораздо более охотно Алла Ильинична рассказывает о праздничных демонстрациях. «Это была так красиво, так весело. Мы шли мимо Мавзолея, кричали: «Сталин, посмотри на нас! Посмотри на нас!» — он стоял в простом кителе, слегка махал рукой, и каждый был уверен, что он действительно смотрит прямо на него. Очень мы любили Иосифа Виссарионовича, потому что это был необыкновенный человек. После войны страну поднял, каждый Новый год — снижение цен. Как не любить его за это? К третьему курсу у нас даже пирожные соевые появились, по 40 копеек. А проезд от общежития до института тоже стоил 40 копеек. Поэтому мы всегда ездили «зайцами». Контролеры не выдерживали, отводили нас в милицию. Там дежурный только руками разводил: «Ну что с вами делать! Опять деньги проели? Бегите на лекции, и чтоб больше не попадались!» А на выпускном банкете в 1951 году у нас уже было столько еды, что мы не знали, какое блюдо первым хватать. Страна зажила сыто, радостно. При этом все, конечно, знали про аресты. Брата моего отца посадили за анекдот. Не было семьи, где бы кто-то не пострадал от репрессий, но все равно почти в каждом доме висел портрет Сталина. Мы все понимали, но верили, что он не виноват в том, что происходит. Он ведь многого и не знал».

Из института Левушкина вышла «уже опытная: делала аппендициты, грыжи». Самого первого своего пациента запомнила: трахеотомию вместе с коллегой ему делали, а он как давай кашлять. «Кровь была даже на потолке. Ого, думаю, какую кровавую профессию я себе выбрала». Нине, жительнице Рязани, предстоит операция: «Я хотела только к Алле Ильиничне. У нее такой опыт, ее так хвалят люди». Нина нервничает, ее даже потряхивает от ужаса. «Чего ты боишься? — 87-летний хирург склоняется над операционным столом.— Чего дрожишь? Тут на полчаса всего дел, сейчас заснешь, отдохнешь, проснешься уже без своей проблемы. Улыбайся!» Нине дают наркоз, а к Алле Ильиничне подкатывают специальный стул на колесиках: «Карета подана!». Оперирует Алла Ильинична до сих пор — в поликлинике к ней очередь на осмотр, а в 11-й горбольнице Рязани у ординаторской очередь, все — к Левушкиной. «Больные меня просто одолевают. Все лезут на операцию именно ко мне. Почему? Спросите у них».

Алла Левушкина

Алла Левушкина: 67 лет практической хирургии

Считается, что профессиональный век практического хирурга недолог. Большие физические и психологические нагрузки при операции, точность движений, скорость реакции, от которых порой зависит жизнь пациента – все это ухудшается с возрастом. Исключением из данного правила является биография хирурга–проктолога Аллы Ильиничны Левушкиной.

Андрей Пуминов
Сайт:

Миниатюрная (ростом 150 см) худощавая женщина вскоре встретит свое девяностолетие и при этом не только ведет амбулаторный прием, но и четыре раза в неделю оперирует. Алла Ильинична за 67 лет врачебной деятельности она провела более 10 тысяч операций и уже превзошла достижение своего учителя, легендарного хирурга Бориса Петровского, который становился к операционному столу в 88 лет. Левушкина официально является самой старшей активной представительницей хирургической профессии не только в России, но и за рубежом.

Алла родилась в Рязани, в семье лесника и учительницы, впоследствии счетовода, и стала вторым ребенком в семье после брата Анатолия. Девочка хорошо запомнила начало войны – за день до этого она с одноклассниками праздновала окончание школы-семилетки, а ее старший брат получил аттестат об окончании школы. Когда фашисты приблизились к Рязани, Илья Левушкин укрыл свою семью в поселениях в чаще леса. Жили бедно и голодно, но дети продолжали учиться дома, читая все книги, которые удалось взять с собой. После освобождения они вернулись к привычным занятиям. Анатолий стал студентом Литературного института, впоследствии издал несколько стихотворных сборников. Алла долго не могла определиться с выбором профессии. Ее манили путешествия, работа геолога, но все решили прочитанные буквально за одну ночь ‘Записки врача’ Вересаева.

Реклама:

В 1944 году девушка с отличием окончила школу и поехала в столицу. Там она с огорчением узнала, что ее ‘золотой’ аттестат дает ей право поступления на очень многие специальности, но во Второй медицинский институт принимают только абитуриентов с московской пропиской. Алла вернулась домой, и, поговорив с родителями, стала студенткой Рязанского пединститута. На следующее лето она повторила свою попытку, и на этот раз судьба была благосклонна – девушка не только была принята в институт, но и получила место в общежитии, что в те времена было большой удачей.

Свои студенческие годы Алла вспоминает как постоянное чувство голода. Девушки в общежитии все присланные из дому продукты складывали в общий котел. Присланная Левушкиными-старшими картошка распределялась между всеми, а огромного леща, которого студентки растянули почти на неделю, Алла Ильинична помнит до сих пор. Самым большим подспорьем был спирт, выдававшийся студентам-медикам раз в месяц, пол-литра которого меняли на буханку хлеба. Однако Алла много и упорно училась, увлекалась классической философией, участвовала во всех общественных мероприятиях. Когда на третьем курсе был организован хирургический кружок, руководителем которого стал только что приехавший из Будапешта знаменитый кардиолог Б. В. Петровский, Алла стала одной из самых активных его участниц, и вскоре она уже ассистировала профессору. На первой же операции кровь пациентки брызнула девушке на лицо, и Петровский заметил, что она теперь окрещена для хирургии.

К моменту окончания института Левушкина уже провела несколько успешных операций по удалению аппендицита и грыжи. Петровский рекомендовал ей остаться при кафедре, но выпускница, которая еще не забыла свою мечту о путешествиях, выбрала своим местом работы далекую Туву. Ей постоянно приходилось отправляться на вызовы в далекие села, куда можно было добраться только на лошадях, оперировать в самых неподходящих условиях.

Через три года, отработав положенный по распределению срок, Алла вернулась домой. Она окончила ординатуру в клинической больнице № 10 и стала работать хирургом общего направления. Молодую подвижную женщину прикрепили к отряду санитарной авиации, и хирург Левушкина стала летать вертолетом в отдаленные села. Областных специалистов вызывали лишь тогда, когда с проблемой не могли справиться районные медики. Алле Ильиничне приходилось оперировать и сердце, и легкие, находить замену отсутствующему оборудованию и даже оказывать хирургическую помощь под открытым небом.

Реклама:

В 1961 году в больницу пришло приглашение на курсы хирургов-проктологов. Алла Ильинична задумалась о возможности более узкой специализации, однако этому воспрепятствовали семейные обстоятельства. Ее отец скончался, а мать тяжело болела и нуждалась в заботе и поддержке. Через некоторое время Левушкина с удивлением узнала, что желающих учиться на курсах так и не нашлось — при том, что в области на тот момент не было ни одного врача-проктолога. Эта работа считалась непрестижной, специального оборудования и инструментария для нее в больницах не было. К тому же ложная стыдливость по отношению к проктологическим проблемам приводила к тому, что пациенты попадали на прием с запущенными формами заболевания, которые плохо поддавались лечению. Алла подала заявление на курсы, и даже посмеялась над коллегой, заявившем, что с ее ростом только ‘там’ и оперировать. Чтобы доставать до операционной зоны, хирургу Левушкиной всегда приходилось становиться на специальную подставку – и со временем эта подставка стала для нее настоящим пьедесталом славы. Информацию об Алле Ильиничне и ее успешных операциях ‘сарафанное радио’ разнесло по всей области. Пациентов было множество, и Левушкина научилась справляться даже с очень запущенными формами заболеваний. При этом она не получала никаких наград и званий, и даже с получением высшей категории долго затягивала, ссылаясь на нехватку времени для оформления документов. Вскоре у нее появились ученики, а сама Алла Ильинична стала заведовать проктологическим отделением 11 рязанской больницы.

Пенсионный возраст мало что изменил в жизни хирурга Левушкиной. Она отказалась от должности завотделением, и вместо двух ставок стала работать на одной. Прием пациентов с утра, осмотр послеоперационных больных после обеда, четырежды в неделю – плановые операции – она сама называет себя ‘беговой лошадью’ и на покой не собирается.

В 2014 году Алла Ильинична получила свою первую награду – премию ‘Призвание’ (номинация ‘За верность профессии’). По словам самой Левушкиной, в ее возрасте неприлично переживать по таким поводам, и на церемонии ее беспокоило лишь, как бы не уронить тяжелую статуэтку и металлический диплом. С этой проблемой ей помог справиться бывший главный санитарный врач Г. Онищенко, который проводил Анну Ильиничну под гром аплодисментов поднявшегося со своих мест зала.

Хирург Левушкина редко болеет, ее рука по-прежнему тверда, и молодые коллеги признают, что до ее уровня им еще нужно расти. Детей и мужа у Анны Ильиничны никогда не было. Она заботится о племяннике-инвалиде и семерых кошках, пересмотрела атеистические воззрения своей молодости и сейчас является глубоко верующей, какой была и ее мать.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *