Люби грешника и ненавидь грех

Как возненавидеть свой грех?

Часто мы слышим и читаем: нельзя осуждать людей, нельзя ненавидеть грешников – однако можно и нужно ненавидеть грех. Но как это сделать? Каковы основания для этой ненависти? И откуда взять на это душевные силы?

Люди устроены по-разному, и не может быть одного рецепта для всех. Я предлагаю тот взгляд, который ближе и понятнее мне самому – и, надеюсь, не только мне. Давайте посмотрим на грех с практической, даже эгоистической точки зрения. Постараемся понять: как грех мешает нам жить?

Возьмем к примеру отдельного человека. У каждого свои слабости, страсти и пороки. Тут не надо даже говорить о каких-то страшных, смертных грехах. К примеру, кто-то очень любит поесть. А что плохого? Мне приятно, а никому другому не мешаю. Правда вот, возникают побочные эффекты в виде ожирения, болезней суставов, варикозного расширения вен, повышенной нагрузки на сердце… А там и инфаркт – один, другой. И ранняя смерть. Тут бы детей еще поддержать – один в институте, другой на работу никак не устроится. Но все заботы ложатся уже на вдову. Вопрос: надо ли платить столь высокую цену за то, без чего многие люди спокойно обходятся?

Посмотрим на семью. Тут всё сложнее и трагичнее. Даже если мы не слушаем радио, не смотрим телевизор и не заходим в интернет, то всё же навряд ли нам незнакомо словосочетание «ювенальная юстиция». Я не буду сейчас говорить о самом этом явлении – не время и не место. Важнее понять объективные причины. Ювенальщики правы в том, что родители – далеко не совершенны. И среди них есть люди и порочные, и развратные. Конечно, таких отнюдь не большинство. Но сам факт этого нашего несовершенства – неоспорим. И для нас, христиан, должно быть очевидно: корень зла лежит именно здесь – в грехе, в страстях. (Другое дело, что решения, предлагаемые, ювенальщиками, проблему не решают и решить не могут. Да и не новы эти идеи: мысли о государственном – а не семейном – воспитании детей мы можем найти еще у Платона в «Государстве», а далее – по вкусу: в антиутопиях Е. Замятина «Мы», О. Хаксли «О дивный новый мир!», С. Лукьяненко «Звёзды – холодные игрушки» и т. д.)

Взглянем на государство. В любой стране, при любом строе творится много зла, много несправедливости. И нередко источником этого зла является именно государство, государственный аппарат. Время от времени, когда уже нет сил терпеть, находятся люди, которые (часто – вполне искренне) стремятся кардинально улучшить свое собственное положение и положение своих соотечественников. Совершается переворот, происходит революция. Как правило, проливается много крови. Как правило, лучше не становится. Почему? Потому что заговорщики и революционеры – тоже грешные люди, подверженные обычным человеческим страстям. Они не могут принципиально отличаться от тех, против кого восстали. Те и другие – люди. Образ мысли, образ действий – один и тот же по большому счету.

Думается, примеров достаточно. Но мы постоянно говорили о страстях и о грехе так, как если бы было совершенно понятно, что это такое. Однако что такое грех? Если это конкретный проступок, то в содеянном можно покаяться, а на будущее – воздержаться. Но речь совершенно не об этом. Грех (а лучше сказать – греховность) – это свойство нашей человеческой природы в нынешнем ее состоянии. Человеческое естество повреждено, искалечено. Человек не может действовать, не может функционировать надлежащим образом. Он сейчас вовсе не таков, каким его создал Господь. И все наши конкретные недостатки, проступки, грехи, страсти, пороки – всё это лишь различные проявления этой глубинной испорченности. И если мы пытаемся своими силами что-то улучшить в себе, в семье, в обществе – то часто либо ничего не получается, либо ситуация лишь ухудшается.

Положение, казалось бы, безвыходное. И как не возненавидеть грех, как не возненавидеть эту нашу поврежденность, прикованность к инвалидной коляске? Но ненависть сама по себе не может стать основой для созидания. Не в ней нужно искать силы, не в ней мы надеемся обрести точку опоры. Но где же?

Очевидно, там, где мы сможем бороться с первопричиной наших бед. Очевидно, в Том, Кто победил диавола, победил грех и саму смерть. Наша надежда и наше спасение – в Богочеловеке, в нашем Спасителе, в Сыне Божием – Иисусе Христе.

Христос, будучи Богом, стал человеком. Божественное естество соединилось с человеческой природой – и исцелило ее. Но каждому конкретному человеку нужно приложить и свои усилия для того, чтобы, как говорят, воспользоваться плодами искупительного подвига Спасителя. В течение земной жизни нам нужно устранить все препятствия, отделяющие нас от Бога, не позволяющие нам стяжать благодать Святого Духа.

Вот именно для этого и нужен пост – т. е. самоограничение, утеснение своих страстей, расширение сердца навстречу Богу. Для этого же – и молитва. Для этого же – и таинства Церкви, и прежде всего – приобщение к Божественной Плоти и Крови Богочеловека.

Великим постом мы начинаем движение к Пасхе – к Воскресению Христову. Путь этот не усеян розами – так же, как и путь Спасителя на Голгофу. Но если мы не будем лениться, если, уповая на помощь Божию, будем работать над своей душой (и над своим телом!), то в день Светлого Христова Воскресения сможем нелицемерно, со всей Церковью воспеть: Вчера спогребохся Тебе, Христе, совостаю днесь воскресшу Тебе, сраспинахся Тебе вчера, Сам мя спрослави, Спасе, во Царствии Твоем! Аминь.

10 популярных человеческих заблуждений на Исповеди

Написать этот текст меня подтолкнули многочисленные разговоры с людьми, которые любят исповедоваться принципиально накануне Пасхи. Обычно, я сдерживаюсь, чтобы не спросить прямо: с какого ты чуда пришел на Исповедь, если весь год до этого, и уж точно год после нашего разговора, мы больше не увидим тебя в храме? Конечно, я такого не скажу, потому как священник буду идти на невероятные шаги, чтобы этот человек ко мне вернулся. Однако, зачастую, не имея возможности увидеть людей снова, я подумал, что вполне логично написать несколько слов к ним, с объяснением хотя бы десяти самых распространенных заблуждений, которые можно от них услышать. Конечно, это не единственные «крылатые фразы», ​​которые встречаются духовникам. Вполне вероятно, что другие священники слышат совсем другие оправдания. Однако, давайте хотя бы с чего-то начнем. Вашему вниманию 10 типичных фраз, которые можно услышать от человека, пришедшего каяться, но своим «покаянием» еще больше отдалился от Бога.
1. «Я постоянно исповедуюсь. Перед Пасхой … «
Давайте начнем с главного. Исповедоваться надо не смотря на календарь, а внимательно анализируя свою жизнь, свои достижения и ошибки. Знаете, ни один «нормальный» христианин не будет терпеть целый год, нося на себе бремя собственных страстей и грехов, прекрасно осознавая, что от их можно избавиться, принеся свое покаяние Богу и священнику. Как будто резкая зубная боль, верующему человеку должен болеть каждый совершенный им грех. Мы же не ждем целый год, когда у нас болит зуб! Мы даже один день не хотим терпеть эту беду. К сожалению, к своей душе мы относимся более легкомысленно. Исповедоваться раз в году, только перед Пасхой — это не только не является свидетельством нашей веры, а наоборот — именно это прекрасно проявляет отсутствие веры и полную нечувствительность к собственному аномальному состоянию пребывания в грехе. Тот, кто исповедуется только перед Пасхой, делает это не от страха Божия, а из-за стыда перед людьми. Если бы был страх Божий, человек бы не смог стерпеть угрызений совести за грех даже до утра, не то, что ожидать долгие дни и месяцы, чтобы принести Господу свое покаяние. Зато, идя к Исповеди вместе со всеми, «за компанию» человек показывает, что прежде всего для него важно мнение о нем не Бога, а других людей. Ему стыдно, что кто-то может подумать о нем, что он грешник, который не ходит в церковь! Конечно, это не так! Люди на полном серьезе уверены, что даже если их и можно назвать грешниками, то они уж точно не грешнее своих соседей! Так, эти «верующие» не только хотят обмануть других, но и готовы самих себя всю жизнь убеждать в удобной для них лжи. На самом деле Исповедь должна быть регулярной. Не реже раза-двух в месяц.
2. «Я не питаю особых грехов, только повседневные …»
Конечно, не может не удивлять, как люди, которые никогда не открывали ни одной книги по богословию и аскетике, умеют безошибочно различать «повседневные» грехи от каких-то других, а главное — замечать их за собой. Очевидно, в системе ценностей таких лиц повседневные грехи не так страшны, потому противопоставляются более ужасным и опасным. На самом деле, это большая ошибка — пренебрегать опасностями малых грехов. Если каждый раз идя домой, мы будем приносить с улицы небольшой камень, то уже совсем скоро наше жилище будет полностью наполнено мелкими камнями! Между прочим, Святые Отцы предупреждали, что очень часто покаяться в больших падениях человеку бывает проще, чем научиться контролировать те грехи, которые вроде бы не столь смертельны. И вот именно поэтому Православная Церковь никогда не имела четкого разделения на большие и малые грехи. Все грехи без исключения — это отрава, смерть. Все они для человека одинаково вредны и опасны. Спросите любого химика: для того, чтобы смертельно отравиться, вам совсем не обязательно выпивать целое ведро опасного напитка. Некоторые токсичные вещества убивают человека только своими испарениями или газами. Так же действует и на нас всякий грех. Грех — это уже по определению то, что несет человеку смерть. И было бы очень глупо среди различных сортов отравы выбирать тот, что приятный на вкус. Здравый смысл говорит обходить даже мысли об этом.
3. «Я не соблюдаю пост, потому что меня уже нет хорошего здоровья (денег) …»
Невероятное количество людей действительно верят в то, что определенные внешние условия или состояние здоровья могут стать им помехой к полноценному христианскому посту. На самом деле, все совсем наоборот. Простая еда всегда дешевле высокопитательной и калорийной. Другое дело, что никто из нас не хочет есть простую пищу. Конечно, легче придумать отговорки, типа: «я без мяса не наедаюсь» и т.д. Здесь можно ответить, что для организма полезнее останавливать трапезу с легким голодом, а потому ничего не случится, если хотя бы несколько раз в году мы попробуем это сделать. А еще, следует заметить, что для каждого человека возможен и необходим свой собственный уровень поста. Другое дело, что не все люди готовы принять эту мысль. Если обычно я съедаю десять буханок хлеба, а в пост смогу заставить себя отказаться от пятерых — я буду героем. В то же время, человек, который обычно ест четыре ломтя так и будет есть четыре — ничего для себя не получит. Тот, кто ест пять хлебов все равно его превзошел. Понимаете, о чем я? А еще надо заметить, что настоящий пост, это работа на всех трех уровнях природы человека: духовном, душевном и телесном. И если один из уровней может иметь определенные послабления, то два других наоборот — должны наверстать все упущенное. Больше съел? Больше молись! Обычно, люди об этом не думают. Отказавшись от самоконтроля в деле питания, они почти всегда перестают контролировать и свое внутреннее состояние. Спросить таких, разве отказываясь от скоромного, они стали больше молиться, больше творить милостыню, больше читать Святое Писание, вряд ли вы получите положительный ответ. Как правило, перед вами будет стоять человек, для которого пост это запрет на употребление колбасы и не более. Хотя, пост это совсем не об этом.
4. «Самый большой мой грех — то, что я невенчанная с мужем …»
Человек не понимает почему именно Церковь рекомендует людям не жить в блуде, а узаконить собственные отношения. Прежде всего это следует сделать потому, что Таинство Венчания — это непосредственная, прямая помощь Бога, это Христово благословение супружеской паре. Ничто, что мы делаем без благословения, не может быть удачным в полную силу. И если человек отказываясь от Божьего благословения, все равно почему-то надеется на счастливую жизнь, мне хочется спросить только одно: «вы это серьезно?». Конечно, церковный брак никаких гарантий счастья не дает. Однако, вы должны знать, что супружеской паре, которая пригласит в свои отношения Христа, все будет получаться намного лучше. Все, за что бы они ни брались. Ну, и еще одно. Очень часто отсутствие венчания у законно расписаной в госорганах пары свидетельствует не о том, что человек не верит в Бога, а наоборот! Он настолько серьезно относится к церковному браку, который считает вечным и неразрывным, что даже расписавшись со своей избранницей, не рассматривает ее кандидатуру как свой окончательный выбор. Этот светский брак можно расторгнуть в любой момент. Но церковный — это нечто более серьезное и незыблемое. Поэтому, очень часто священник вынужден разъяснять человеку, отсутствие у него церковного брака это не столько проблема его отношений с Церковью, сколько проблема его отношений с женой, с которой он проживает.
5. «Не хожу часто в церковь, потому что работа такая, что нет никогда времени …»
Конечно, «на работу» в церковь ходят только священник и дьячок. Все остальные люди вынуждены так планировать свое время, чтобы в распорядке дня, кроме профессиональных обязанностей, оставалось место и на домашний труд, на занятие с детьми, и на хозяйство, а также на отдых. Поэтому, нет ничего удивительного, когда вечно занятой человек не может выйти из этой изнурительной коллизии обязанностей. Тем не менее, могу вас заверить, что при желании человек может найти возможности на все, что угодно. Я даже открою вам страшную тайну. В нашем с вами мире существуют священники, которые вынуждены совмещать служение в храме со светской работой. Представляете? И даже в таком случае они как-то умудряются приходить в храм. Причем, не один раз в год, но делают это постоянно, каждую неделю, иногда — несколько раз в неделю. Часто — дважды в день — утром и вечером. Опять же повторю — все зависит от желания. Кто хочет — ищет возможности, кто не хочет — только отговорки. И вы не представляете, как жалко выглядите, так нелепо себя оправдывая. Рыбаки встают в три часа ночи, чтобы только подержать в руках любимую удочку над озером. А владельцы собак ежедневно готовы просыпаться в пять-шесть, чтобы выгулять своего питомца. Все дело в любви. И очень обидно, когда человек удочку или собачку любит больше, чем молитву. В конце концов, существует целый ряд профессий, которыми не могут заниматься христиане.
6. «У меня работа такая, что должен иногда обмануть или украсть …»
Нет сомнения, что немало профессий дают возможность вместе с законными способами прибыли, получать и не вполне законные. Скажем, некоторые мотивируя малой зарплатой или плохим отношением руководства, оправдывает свои кражи или так ведет дела, чтобы часть только что полученной от клиентов прибыли можно было оставить себе. Немалая часть профессий оставляет людям возможность требовать и брать взятки, другие — просто обманывают клиентов продавая им некачественной товары или услуги. Кто-то разводит молоко водой, а кто-то просто не правильно отдает вам сдачу на кассе. Все эти вещи имеют общий корень — страсть корыстолюбия. На самом деле, нет таких обстоятельств, при которых человек был вынужден воровать, и это бы не считалось ей грехом. Именно поэтому Церковь никогда не канонизировала Робин Гуда. Доброе дело — делиться с бедными. Однако, никто и никогда не может делать это добро, используя злые методы. Именно поэтому, я бы хотел напомнить, что когда вы будете с каждой сотни украденных гривен двадцать жертвовать на храм, вы все равно останетесь в глазах Господних вором. В конце концов, вором вы будете, даже если из сотни на храм будете отдавать девяносто девять. Христианин это не тот, кто воруя будет вспоминать об Исповеди. Христианин — это тот, кто будет бояться украсть, потому что не знает, простит ли Бог ему этот грех. Собственно, именно поэтому мы различаем понятия «Исповедь» и «Покаяние». Во многих случаях это не только не тождественные понятия, но

Реклама и противоположные.
7. «Врач предупредил, что без половой жизни я буду болеть …»
В чем не откажешь блудникам — так это в фантазии. И для того, чтобы в этом убедиться даже не нужно ходить в секс-шоп. Очень часто верующие люди, которые крепко связаны этой страстью много лет пытаются придумать сначала для самих себя, а потом уже и для своего духовника уважительное оправдание определенным своим греховным поступкам. Скажем, собственную склонность к онанизму оправдывают тем, что все-таки это меньший грех чем прелюбодеяние. А увлечение порнографией оправдывают тем, что «я только смотрю, а не принимаю участие». А еще есть такое оправдание, особенно в женщин среднего возраста. Они убеждены, что все болезни «по-женски» лечатся активной половой жизни, к которому можно привлекать разных мужчин, потому что «цель оправдывает средства». Такие лица убеждены, что лучше «спать» с кем угодно, лишь бы это принесло пользу для организма. Конечно, я не врач. И не специалист в такой тонкой науке, как строение человеческого тела. Однако, некоторые вещи понятны мне даже как профану в гинекологии. Во-первых, наша душа и тело связаны в один-единственный невидимый клубок. И поэтому, не может быть ничего такого, чтобы было полезно для одной части этого клубка, но вредным для другого. Девственность — это невероятное богатство человека, которое буквально освящает его, — делает святым. Половая жизнь также создана Богом, причем, не только для деторождения, но и для наслаждения супружеской пары. Однако, опять подчеркну: это правило действует только в рамках законной супружеской пары. А в отношении врачей, то скажу может что-то очень неприятное. Врачам нужно иметь пациентов, которые часто болеют и часто обращаются за советами. Именно поэтому некоторые из них и распространяют подобные мифы. Кто хочет секса, по словам апостола Павла, пусть женится, а не блудит. На самом деле все просто. Чем больше будете ковыряться в носу, тем быстрее ваш нос начнет болеть. Не будете его касаться — и нос вас не будет беспокоить. И это касается не только вашего носа. А в заключение, хочу напомнить свое любимое святоотеческое высказывание о блуде. Один святой старец прямо писал: «Со всеми грехами борись, а от блуда — беги».
8. «Всем все прощаю, ни на кого обиды не затаила …»
Мы должны быть очень осторожными в своих слов. Потому что в этом лежат корни всех наших мыслей и поступков. Эти вещи вообще между собой взаимосвязаны. Обычно, люди честно каются в том, что грешат словам, когда используют грязную брань, матерятся. Конечно, это грех, болезнь, недостаток. Однако, не меньшим грехом для человека является использование словесных оборотов, которые являются лживыми сами по себе. Скажем, такой, как вот этот. Как можно простить все всем и ни на кого не затаить обиды? Тот внутренний механизм, который заставляет нас кого-то любить или ненавидеть не подчиняется нашему разуму. А потому, ни один человек, который решит быть бесстрастным на самом деле не достигнет совсем ничего, без Божьей помощи. Потому что мы не только на словах должны это декларировать, но и подтверждать это конкретными делами, чего мы не делаем. По опыту жизни Святых Отцов, из их мудрой науки мы знаем, что не существует бесстрастных людей. Каждый из нас, в свою меру поддался греху и служит ему. А потому, когда кто-то говорит, что «всем все прощает», он или вас имеет за дурака, или сам таковым является. В конце концов, простить гипотетическое «все» гипотетическим «всем» гораздо проще, чем простить соседа, который посягнул на твою межу, или конкретному человеку, который публично нас унизил или совершила другое сознательное зло. Чем больше человек будет приближаться к Господу, тем больше ему будет открываться бездна собственной греховности. И наоборот — чем дальше он будет отходить от нормы христианской жизни, тем меньше грехов он за собой будет замечать. Грехи у него будут, но он будет слеп, чтобы принять их за грех.

9. «нет греха, потому что старая, никуда не хожу, детей нет и живу одна …»
Многие люди связывают собственный духовное состояние исключительно с внешними обстоятельствами своей жизни. Мол, был молодой — то грешил так же, как все. А теперь уже состарился, то и грехов никаких нет. Сижу дома, почти святой и безгрешный. А еще, некоторые женщины также любят объяснить собственную праведность тем что живут затворницами, а потому не имеют с кем ссориться, даже если бы этого очень хотели. В чем здесь ошибка? А в том, что наше духовное состояние отнюдь не зависит от внешних обстоятельств. По крайней мере, не столь зависит, чтобы при изменении образа жизни человека кардинально менялось качество духовной жизни. Скорее мы можем сказать наоборот. Куда бы человек не убегал от внешних обстоятельств, он всегда берет с собой самого себя. Помните выражение: «От себя не убежишь»? Так вот он как раз об этом. Не внешние обстоятельства определяют судьбу человека, а его внутренний мир строит вокруг человека эти обстоятельства. Именно поэтому ворами становятся не бедные, а богатые. Блудниками могут быть не только юноши, но и старые старики. Завистниками могут быть не мелкие клерки, но большие начальники. А тщеславным может быть даже «бомж», которому посчастливилось найти в мусорном баке на одну пустую бутылку больше, чем это удалось его «коллеге». Все у нас в голове, в сердце. Иногда одинокий человек настолько озлобится на весь мир, что не имеет никакого значения то, сколько людей его окружают. Ибо действительно, жить самому — это большое искусство.
10. «Есть много грехов, но больше всего меня мучает теща, зять, дочь, сын, муж, жена …»
И напоследок, хотелось бы подытожить наш разговор наиболее типичной ошибкой людей, которые приходят к священнику. Убедительное большинство исповедников вместо Исповеди, подходит к аналою, чтобы если не явно «заложить» своего родственника или сотрудника, то хотя бы сильно пожаловаться на него. Конечно, нас окружают плохие люди. Я вполне могу с этим согласиться. Однако, надо понять одну очень важную, хотя и элементарную вещь. В любом споре виноваты двое. 50 процентов вины лежит на вас, а остальные 50 — на вашем оппоненте. Почти всегда. А если нет, то на вас 70, а на нем 30! И если вы пришли каяться в своих грехах, но о них упорно молчите, говоря только о чужих, это значит, что вы не хотите получить Божье прощение. Священник не психолог, чтобы выяснять кто из вас прав, а кто провинился. Его дело очень простое: убедиться, что вы признаете свои ошибки, чураетесь их и больше не хотите повторять. Все остальное пустословие, обвинения других, оправдание — говорят, о том что сама идея покаяния вам неинтересна в принципе. А то, что вы пришли в церковь — это просто любопытство, пустая формальность и желание произвести впечатление на других, убедить всех, что вы человек благочестивый и верующий. Хотя, конечно, это неправда.
****
Этот текст написан не потому, что я не люблю плохих исповедников. Наоборот. Именно потому, что они мне не безразличны, я потратил свое время и усилия, чтобы еще раз поговорить об этих важных вещах. Эти вещи нужны нам круглый год. Исповедоваться никогда не рано, хотя всегда может быть поздно. Не забывайте об этом.

Как быть если грех приятен и оставлять его не хочется?

Спрашивает Артем
Отвечает Александр Дулгер, 14.10.2011

Артем спрашивает: Как быть если грех одновременно и приятен и оставлять его не хочется и в тоже время понимаешь, что он разделяет с Богом? Как возненавидеть этот грех, как сделать так чтобы он вызывал отвращение, как стать к нему равнодушным, а не вяло убегать от него, оставляя все время соблазну приоткрытую дверь!
Мир Вам, брат Артем!
Проблема кроется в разногласии между разумом и чувствами, принципами и привычками. Это проблема каждого христианина в той или иной степени. Великий апостол язычников, Павел, писал о себе: «Ибо знаю, что не живет во мне, то есть в плоти моей, доброе; потому что желание добра есть во мне, но чтобы сделать оное, того не нахожу. Доброго, которого хочу, не делаю, а злое, которого не хочу, делаю.» (Рим.7:18,19).
Бог может изменить Вас, Ваши чувства, привычки, желания.
«Итак, возлюбленные мои, как вы всегда были послушны, не только в присутствии моем, но гораздо более ныне во время отсутствия моего, со страхом и трепетом совершайте свое спасение, потому что Бог производит в вас и хотение и действие по благоволению.» (Фил.2:12,13)
Однако это не мгновенный процесс. Вот по крайней мере два текста, которые говорят, что рождение свыше это процесс:
«С великою радостью принимайте, братия мои, когда впадаете в различные искушения, зная, что испытание вашей веры производит терпение; терпение же должно иметь совершенное действие, чтобы вы были совершенны во всей полноте, без всякого недостатка.» (Иак.1:2-4)

«Сам же Бог мира да освятит вас во всей полноте, и ваш дух и душа и тело во всей целости да сохранится без порока в пришествие Господа нашего Иисуса Христа. Верен Призывающий вас, Который и сотворит .» (1Фесс.5:23,24)
Что для этого нужно на практике?
Первое — верить! Верить, что Бог, который сотворил человека, силен и пересотворить его. Верить, что Христос не только умер за Вас, но и живет в Вас, чтобы Вы могли прожить эту жизнь, как Он, в совершенстве: «От Него и вы во Христе Иисусе, Который сделался для нас премудростью от Бога, праведностью и освящением и искуплением, чтобы , как написано: хвалящийся хвались Господом.» (1Кор.1:30,31)
Второе — дать Богу право действовать, так Он не нарушает прав человека и не вмешивается в нашу жизнь без нашей просьбы.
Каждое утро просите в молитве о Божьей помощи противостоять греху и о рождении свыше.
«Отврати лице Твое от грехов моих и изгладь все беззакония мои.
Сердце чистое сотвори во мне, Боже, и дух правый обнови внутри меня.
Не отвергни меня от лица Твоего и Духа Твоего Святаго не отними от меня.» (Пс.50:11-13)
Просто говорите — мне нравится делать то-то и то-то, но я понимаю, что это есть нарушение такой-то заповеди Твоего закона, что это наносит вред мне и ближним. Поэтому, осознавая что это грех я сегодня принимаю решение не нарушать Твой закон, однако сам я не смогу сдержать это обещание. Дай мне Твою силу противостоять греху, дай мне ненависть к нему, сделай меня равнодушным к искушениям, силой Христовой благодати, так как я верю, что:

«Ибо, как Сам Он претерпел, быв искушен, то может и искушаемым помочь. » (Евреям 2:18)

«Мы знаем, что всякий, рожденный от Бога, не грешит,
потому что хранит его Сын Божий и лукавый не прикасается к нему. «
(1-е Иоанна 5:18)

«Грех не должен над вами господствовать, ибо вы не под законом, но под благодатью.»
(К Римлянам 6:14)

«Но ныне, когда вы освободились от греха и стали рабами Богу,
плод ваш есть святость, а конец — жизнь вечная.»
(К Римлянам 6:22)
Не пренебрегайте провозглашением обетований при молитве и в повседневной жизни, так как Слово Божье говорит:

«Все, `что нужно` для жизни и благочестия, даровано нам Божественной силой Иисуса в познании `нашем` Того, Кто призвал нас `к Себе Своей` собственной славой и превосходством, `пленив нас` ими, дал Он нам великие, бесценные обещания (обетования), чтобы благодаря им стали вы сопричастны Божественной природе и избежали растления, которое `царит` в мире из-за похоти `человеческой`.» (2Пет.1:3-4, современный перевод)
Возможно Вам придется так молиться не один месяц и не два, но рано или поздно Вы заметите, что вожделенные соблазны уже не так вожделенны, а то и вовсе неприятны. Будьте тверды в решении победить грех и постоянны в молитве и это свершится. Проверено на личном опыте!
С уважением,
Александр

Как ненавидеть грех и любить грешника?

Споручница грешных. Современная икона Богоматери.

Сказано: чтобы научиться не осуждать, надо разделить грех и грешника: первый – ненавидеть, второго любить. Но почему всегда хочется разобраться с человеком, как-то удобнее и проще ненавидеть грешника, даже самого себя, когда грешишь, а не «абстрактный» грех?

Размышляет священник Игорь Прекуп.

В чем мудры змии и кротки голуби

– Любовь к грешнику и ненависть к греху в нем? – Какой абсурд!
Абсурд?.. – Знакомо. Тертуллиану приписывают афоризм: «Верую, потому что абсурдно» (Credo quia absurdum est).

А вот еще один христианский, уже евангельский «абсурд»: «Будьте мудры, как змии, и просты, как голуби» (Мф. 10; 16), – наставляет апостолов Господь. Что может объединять змею и голубя? Чем это поможет любить грешника и ненавидеть грех?

Комментируя слова Христа, прп. Варсонуфий Великий пишет: «Ктомудрость змия в отношении зла соединит с незлобием голубя в отношении добра, тот не допустит мудрости своей смешаться с лукавством и простоте своей быть несмысленною».

Прп. Исидор Пелусиот об этом говорит так: «Мудрость, растворенная простотою, есть некое божественное достояние и, скажу даже, составляет самую совершенную добродетель. Но если одна от другой отделена, то мудрость впадает в лукавство, а простота кончает глупостью; потому что первая способна делать злое, а последняя – обманываться».

Итак, мудрость змеи и незлобие голубя хороши именно в своем сочетании. Их творческий синтез поможет нам, во-первых, распознать грех и даже того, кто за ним стоит (см. ниже), во-вторых, сдержать свои эмоции, проконтролировать чувство обиды и гнева.

Как ненавидеть грех правильно?

Но как же быть в самим злом, причиненным нам? Надо ли опустить руки и позволить злу оставаться безнаказанным? Ну, во-первых, зло в итоге безнаказанным не окажется в любом случае. Не стоит забывать про «Мне отмщение, Я воздам» (Рим. 12; 19). Уже в том, что Бог попускает впадать в грех-наказание, другое дело, вразумляется ли наказуемый этим попущением?

Но вот что особенно важно понять: когда мы рассуждаем о безнаказанности зла, мы опять же переживаем о безнаказанности не зла, а злодеев. Причем не столько о безнаказанности как таковой (ведь в самом попущении зла уже состоит наказание), сколько об отсутствии возмездия за зло. И справедливо переживаем, потому что видимая безнаказанность развращает злодея и вводит в соблазн окружающих: одних побуждая вслед за ним творить зло (не карается, значит, можно), других – беспомощно опускать руки. Между тем, именно злу надо препятствовать осуществляться и распространяться. Отсюда – разборчивость в средствах.

Вся «абсурдность» новозаветного нравственного сознания в этом целеполагании: истреблять зло, но само зло в целом, не зацикливаясь на отдельных точках его проявления, но удерживая в поле зрения все пространство, дабы зло, как будто бы эффективно подавляемое нами на каком-то видимом участке, внезапно не зашло нам с тыла. И здесь не обойтись без сочетания змеиной мудрости с простотою голубя.

С «человеческой» точки зрения – это абсурд: отдавать предпочтение решению глобальной проблемы перед кажущейся насущной. Однако ключевое слово – «кажущейся». Свящ. Александр Ельчанинов писал в своем дневнике: «Божье – любить ненавидящих. Дьявольское – ненавидеть, оскорблять любящих. Человеческое – любить любящих, ненавидеть ненавидящих».

Всякий раз, когда мы сталкиваемся со злом, перед нами встает вопрос: чьи мы? Ведь «Божье» у о. Александра не означает лишь то, что свойственно исключительно Богу, но то, что «по Нему», что уподобляет и приобщает Ему, роднит с Ним, согласно словам Христа: «Вы слышали, что сказано: люби ближнего твоего и ненавидь врага твоего. А Я говорю вам: любите врагов ваших, благословляйте проклинающих вас, благотворите ненавидящим вас и молитесь за обижающих вас и гонящих вас, да будете сынами Отца вашего Небесного…» (Мф. 5; 43–45). То есть сказано предельно ясно: если хотите быть сынами Отца Небесного, поступайте так-то и так-то… Нам это неприемлемо? Вольному – воля. Это родственников по плоти мы не выбираем, а быть чадами Божиими или нет – наш выбор, который осуществляется принятием или отвержением ига Христовых заповедей.

Кадр из фильма

«По-человечески» – все очень просто и понятно каждому. «По-Божиему», на «человеческий» взгляд – красиво, да, но… как-то нереально, что ли?.. О какой еще кротости, о какой любви к врагам вообще всерьез можно говорить?! Нет, жизнь есть жизнь, и нечего тут выдумывать. Будешь мямлить – затопчут. Что значит любить врагов? Ближнего любить – это понятно: своих родственников, друзей, но врагов? Где моя благодарность друзьям, ведь я к ним отношусь как к врагам, если врагов я люблю?

Враг – тоже ближний

Для начала стоит обратить внимание, что понятие «ближний» не тождественно понятиям «близкий», «друг», «родственник». Ближний – это необязательно тот, кто мне близок по духу или по плоти. Это человек, с которым я вступил в общение (быть может, мимолетное, по долгу службы или находясь в одной очереди), а то и не вступил, просто человек оказался поблизости, в досягаемости моего зрения и слуха.

Благодаря современным средствам коммуникации круг наших ближних значительно расширился: о чьих-то проблемах мы узнаем из СМИ и эти люди, хотим мы того или нет, становятся нашими ближними, потому что мы можем так или иначе отреагировать на информацию; с кем-то мы вступаем в общение, случайно пересекаясь в интернете, и уже не можем списать все на «виртуальную реальность» (люди-то настоящие).

И враг мой – тоже ближний. Да, чуждый мне по многим признакам, но единый со мной по богоподобной природе и близкий по факту пересечения в одном пространстве – ближний.

Одно дело, если у меня не получается любить врагов, другое – когда я не хочу этого. Внешне, вроде бы, одно и то же, а суть принципиально иная. Первое – неудача блудного сына на пути в Отчий дом, второе –уклонение от пути. А Царство Божие – не Рим, чтобы туда все дороги вели.

Но как быть с тем, что «затопчут», что, в конце концов, безнравственно – позволять злодеям торжествовать и распоясываться?

Насчет первого ничего не поделаешь, иногда надо выбирать: угодничание перед миром или угождение Богу. Евангелие указывает крестный путь, а «слово о кресте для погибающих юродство есть» (1 Кор. 1; 18). Поэтому непонимание неизбежно. И не только среди «нецерковной общественности». Однако сбывается слово Господне: «Если Меня гнали, будут гнать и вас; если Мое слово соблюдали, будут соблюдать и ваше» (Ин. 15; 20).

«Затопчут»?.. Потопчут – да. Но затопчут – это, как показывает церковная история, вряд ли.

Автор крайностей – дьявол

Итак, «кто памятозлобствует на демонов, тот не злопамятен на людей, но с демонами заключает мир, кто памятозлобствует на брата», – пишет прп. Нил Синайский монаху Евлогию.

Из этих слов нет оснований делать выводы о невменяемости человеку его греха. Каждый ответственен за свои поступки, за состояние души, потому что по дару свободной воли мы постоянно делаем выбор, каким помыслам оказывать предпочтение, какие принимать, какие отвергать, трудиться ли над собой или пускать душу на самотек страстей.

Да, человек «удобопреклонен ко греху», немощен, болен грехом, и порой не только немощен и болен, а сознательно служит злу. Грань между этими двумя стадиями душевного заболевания не столь четкая, как нам бы хотелось.

Но опасно забывать о том, что источник зла, его первопричина – «духовный и началозлобный змий», «человекоубийца от начала… лжец и отец лжи» (Ин. 8; 44), с подачи которого мы и упускаем из внимания, что «наша брань не против крови и плоти, но против начальств, против властей, против мироправителей тьмы века сего, против духов злобы поднебесных» (Еф. 6; 12).

Какие же выводы из всего этого следуют? Что закоренелых грешников надо отстреливать как бешеных собак? Или, может, наоборот, раз это болезнь, мы не можем вменять человеку его преступление, ведь его таким «сделали» родители своим дурным воспитанием или психотравмами, общество своим равнодушием или, наоборот, жестокостью, диавол, наконец, вернее, изначально он, раз от него греховные помыслы исходят?

Здесь уместно вспомнить, что крайности – от диавола. Да, мы все больны и должны лечиться. Да, источник болезни – не в человеке, но… в человеке, в его свободном выборе – причина перехода болезни в «открытую форму». Человек морально ответственен за свое физическое и психическое здоровье настолько, насколько он в состоянии что-то предпринимать со своей стороны. А если не в состоянии, подлежит карантину, порой – насильно.
Но как бы вы отнеслись к врачу, который презирает своего пациента за его «неприятную» болезнь?

Больно видеть, как психиатр брезгливо относится к пациенту, презирая его за душевные вывихи. Так же скверно (и даже хуже), когда мы переносим свое здоровое неприятие греха на человека, пораженного им. Не менее плохо, когда мы, осознавая порабощенного греху человека больным, опускаем руки, вместо того, чтобы дать ему почувствовать собственную ответственность за то, что его болезнь запущена, или, как минимум, защитить от него невинных людей.

Был ли христианином Кот Леопольд?

Что же касается «безнравственности» христианской кротости и всепрощения, проистекающих из любви к Богу и ближнему, то на этом стоит остановиться особо. Кто сказал, что любовь к врагам предполагает потворство им? Какой светильник веры заявил, что Кот Леопольд – «правило веры и образ кротости»? Напротив, свт. Иоанн Златоуст в толковании Заповедей Блаженств говорит: «Когда мы, видя других оскорбленными, не защищаем их, а молчим, это – малодушие; когда же, сами получая оскорбления, терпим, это – кротость. Что такое дерзновение? Опять то же самое, т.е. когда мы ратоборствуем за других. А что дерзость? Когда мы стараемся мстить за самих себя. <…> Кротость есть признак великой силы; чтобы быть кротким, для этого нужно иметь благородную, мужественную и весьма высокую душу». «Раб Христов более познается по кротости своего нрава, нежели по имени, которое дали ему родители. <…> Кроткий есть отец сирот, защитник вдовиц, покровитель бедности, помощник притесняемых, всегда защищающий справедливое».

Случай из жизни

Хочу привести пример из моей пастырской практики. В нем, на мой взгляд, человек убедительно боролся с грехом, но был милостив к грешнику.

В семье моей многодетной прихожанки Татьяны вскрылась беда: ее муж оказался педофилом, жертва – ее дочь от первого брака. Вскрылось уже постфактум. К тому времени девочка уже два года находила в себе силы бороться (началось все, когда ей было 9 лет, а к 14-ти она окрепла физически и морально настолько, чтобы отвергать домогательства отчима). Матери она ничего не рассказывала, потому как отчим нашел веский, хотя и банальный, аргумент: «Представляешь, что мама с собойсделает, если узнает?»

Когда Татьяна обо всем узнала, то немедленно отселила мужа, но поначалу заявлять на него в полицию не стала, поскольку тот утверждал, что уже два года как покаялся, больше ничего не было. Несчастная мать, в надежде, что он в самом деле изменился и больше не опасен (а мстить она считала неприемлемым для христианки) ограничилась тем, что запретила ему любые контакты с падчерицей и стала готовиться к разводу. Однако дальнейшее поведение мужа дало повод сомневаться в искренности его раскаяния. А когда он, заговорив с пострадавшей девочкой по телефону, нарушил мораторий на общение, мать пошла с ней в полицию.

Споручница грешных. Современная икона Богоматери.

Родственники мужа наняли лучшего адвоката по криминальным делам, известного также своей особой «небрезгливостью». Одновременно они стали давить на Татьяну, «убеждая» под страхом отъема квартиры, отказаться от показаний. На их стороне было, казалось, все: и деньги, и связи, и «беспроигрышный» адвокат. Но с Божией помощью истерзанной горем женщине (кроме старшей у нее было еще две девочки и два мальчика) удалось довести дело до суда и добиться обвинительного приговора, чтобы после развода он не мог претендовать на детей (незадолго до описываемых событий муж высказал намерение развестись и отнять детей, что было вполне реально, если учесть, что Татьяна – инвалид по астме, не работала, а вид на жительство истекал).

Заповеди в действии

Но на этом история Татьяны не завершилась. Адвокат мужа, видя, что дело выиграть невозможно (на основании комплексной психолого-сексологической экспертизы его клиент был признан опасным для общества и детей педофилом), предложил упрощенное (договорное) судопроизводство, в результате которого извращенец должен был в дополнение к семи уже отбытым в СИЗО месяцам получить всего три года условно (!).

Мать оказалась перед выбором: пойти навстречу и согласиться на издевательски ничтожное наказание за страшное преступление или настаивать на обычном судопроизводстве, а там уж как суд решит (от 6-ти до 15-ти лет колонии).

Святой Татьяна не была. Но была человеком живой веры и новозаветного духа. Она испытала самые естественные в такой ситуации чувства, от гнева до ненависти. При мысли о том, что происходило с дочерью на протяжении нескольких лет, ее порой накрывало так, что окажись муж в тот момент рядом, убила бы… Но, да не покажется это странным, она всерьез принимала заповеди Божии. В том числе и евангельские слова о непозволительности действий во гневе. Победили не обида и боль. Для меня это стало примером, как можно и должно разделять грешника и грех, одновременно ненавидя грех,не позволять себе ненависти к грешнику.

Признаюсь, я не был в восторге от ее намерения пойти навстречу адвокату и смягчить наказание, и осторожно высказал соображение, что, конечно, ее желание поступить по-христиански я могу только приветствовать, но вряд ли этот человек искренне кается и хорошо бы ему сесть годков этак на -дцать, чтобы младшие дети успели вырасти к тому времени, когда он выйдет на свободу.

Татьяну мое робко высказанное соображение не убедило, а настаивать я не считал себя вправе: если мое чадо хочет ради Христа простить злодея в надежде на то, что он изменился или что ее великодушие поможет ему осознать свою вину, покаяться и спастись, то какой я пастырь, если буду ей в этом намерении препятствовать? Какой я пастырь, если препятствую своей духовной дочери, Господу поспешествующу, спасти душу своего врага? Тем более, что вдруг это и в самом деле шанс для его души, а я своим вмешательством возьму да и лишу заблудшую душу этой соломинки?

Словом, Татьяна согласилась на приговор по трем статьям УК, радуясь, что избавила дочь от кошмара судебного заседания и в глубине души надеясь, что его родственники теперь оставят ее с детьми в покое. Однако очень скоро выяснилось, что я в своем робком действии отрезвить свое чадо был прав: как только извращенца условно освободили, родственники представили общественности это как оправдательный приговор (выставив, таким образом, Татьяну с пострадавшей дочерью в качестве гадких клеветниц), саму же мать пострадавшей девочки прокурор предупредила, что она будет подвергнута уголовному преследованию, если посмеет в свое оправдание распространять информацию, представляющую тайну следствия (поскольку заседание было закрытым).

Позже родственники мужа предприняли попытку унаследовать квартиру, в расчете продать ее, чтобы компенсировать расходы на суды, экспертизу и пр. Татьяне было больно слышать о себе сплетни в ответ на сделанное добро, страшно от мысли, что она с детьми может и в самом деле остаться без квартиры. Обиды и страхи кого угодно могли бы довести до озверения. Но не Татьяну. При всем том, что она трезво оценивала родственников бывшего мужа, зла на них она не держала, ненависти не питала, старалась не осуждать, без суеты предпринимая необходимые юридические шаги, чтобы предотвратить выселение.

…Она умерла от приступа астмы в Пасху 2010 г., едва успев оформить в судебном порядке развод и добиться беспрецедентного лишения педофила родительских прав в отношении всех пятерых детей. О кошмаре, который последовал за ее кончиной, о том, как родственники педофила вознамерились подправить свой «поплывший» семейный имидж через установление (вопреки воле Татьяны) опекунства над осиротевшими детьми, как они нашли общий язык с местной ювенальной юстицией, как мне пришлось через СМИ привлекать внимание общественности, чтобы не допустить «помещения детей в среду родственников» (формулировка чиновницы ювенальной юстиции), как старшая дочь Татьяны (на тот момент уже совершеннолетняя) начала бороться за право самой стать опекуном своих сестер и братьев, что из этого вышло и т.п. – это уже совсем другая история. Мы не об этом. Мы о том, как разделять грешника и его грех.

Три причины, по которым нужно прекратить использовать фразу «Любить грешника, ненавидеть грех»

Автор текста — Джон Павловиц (John Pavlovits), автор блога «То, что нужно сказать».

«Любить грешника, ненавидеть грех».

Редко в истории встречалась фраза, которая меньше соответствовала бы учению Иисуса и была бы большим искажением Библии, чем эти четыре слова.

Вред, который эта фраза нанесла миллионам людей по всему миру и восприятию христиан, не может быть посчитан. Справедливо одно: это стыдная фраза, это грех, это искажение — и вот почему:

1) Иисус никогда этого не говорил

Множество христиан хочет, чтобы мы верили, что Иисус полностью поддерживает «Любить грешника, ненавидеть грех», но простая правда в том, что он никогда не заповедовал ничего подобного в Писании. Иисус кристально ясно говорил в своем учении о призвании к любви: любви к Богу, к ближнему и к самому себе, к врагу — жертвенно, странно, беспрестанно — но всегда без оговорок и исключения. Он никогда не удерживал людей от близости и братства с ним из-за какого-то факта их биографии (а ведь только он может принимать решения в этом вопросе).

Поддерживающие концепцию «Любить грешника, ненавидеть грех», спросят риторически: «Но разве Иисус не проповедует против греха, и, следовательно, не ненавидит его? Разве ненависть ко греху — не послушание?» Иисус всегда говорил с людьми об их собственных жизнях, об их собственных грехах. Какое бы искупление этих грехов Иисус не предлагал, это всегда было ради них и для них, и ни для кого больше. Его слова никогда не произносились для того, чтобы определять поведение других и их моральное состояние — только для того, чтобы посмотреть на самих себя. Любое изменение поведения, внутренних убеждений — между Иисусом и теми, кто слышит его слова. Мы не должны играть в посредника между Христом и другим человеком. Наша задача — кормить голодных, исцелять больных и заботиться о тех, кто повстречался нам, во имя Его.

К сожалению для тех, кто «любит грешника, ненавидит грех», Иисус заповедует нам любить людей — и все.

2) Это трусливо и морально несостоятельно

Давайте будем честны. Когда бы христианин не использовал фразу «любить грешника, ненавидеть грех», он употребляет ее в контексте гендерной идентичности и сексуальности, и это показательно само по себе. Не то чтобы верные христиане проводили всю жизнь, ведя себя так, как явно предписывает «любить грешника, ненавидеть грех». Не то чтобы они бесконечно копаются в Писании и применяют свои теологические изыскания, чтобы осуждать грехи тех, кто находится рядом с ними — тех, кто ворует, прелюбодействует, любит деньги или пьет алкоголь. Если бы они действительно любили этих грешников и ненавидели эти грехи так же и относились бы к ним так же, как к ЛГБТ-сообществу, попросту никому не хотелось бы находиться рядом с ними, и они остались бы в полном одиночестве. «Любить грешника, ненавидеть грех» — упражнение в выборочном, субъективном осуждении и прицельной дискриминации, прячущейся за праведность.

Если вы христианин и собираетесь дискриминировать людей на основании их гендерной идентичности и сексуальной ориентации, можете прямо так и сказать. Присвойте себе свой дискомфорт и ненависть. Прятаться за «любить грешника, ненавидеть грех», использовать Христа для оправдания такого поведения — трусость.

3) Это убивает отношения

В сердце утверждения «любить грешника, ненавидеть грех» лежит идея того, что гендерная идентичность и сексуальная ориентация — это выбор. Люди, «любящие грешника и ненавидящие грех», верят, что человек принимает решение сделать что-то греховное, но вместе с тем, они утверждают, что способны каким-то образом разделить сексуальный акт (который они презирают) от человека, вовлеченного в этот акт (которого они якобы любят). Мне действительно было бы интересно понять, как это работает на практике, но я сомневаюсь, что это актуально.

Неважно, что гендерная идентичность и сексуальная ориентация для всех нас — нечто куда большее, чем просто физический акт, который мы совершаем.

Вообще, греховное действие тут не главное. Можно расходиться с теологической точки зрения, но нельзя отрицать того, что в основе жизни Иисуса и его служения — то, что он привлекал людей, слушал их, касался их, преломлял с ними хлеб, плакал с ними, как с равными.

Когда последователь Христа утверждает, что любит грешника, но ненавидит грех, он говорит ЛГБТ-человеку две вещи:

Первое — что он или она знают о теле и сердца человека куда больше, чем человек знает сам.

Второе — что он или она считают ЛГБТ-человека неправильным, злым, греховным. Я не уверен, что все, кто произносят фразу «любить грешника, ненавидеть грех», имеют хоть малейшее представление о том, какой вред она наносит. Думаю, если бы они понимали это, то видели бы, что в ней нет Иисуса.

Сказать ЛГБТ-человеку: «Я люблю тебя, но ненавижу твою сексуальность» — все равно что сказать кому-то: «Я люблю тебя, но глаза у тебя отвратительные», или: «Я люблю тебя, но ненавижу как ты смеешься», или: «Я люблю тебя, но веснушки у тебя на плечах — это мерзость».

«Любить грешника, ненавидеть грех» — это не выход, это не гармоничная фраза, это фраза, полная ненависти, и через нее нельзя сблизиться с другими людьми или начать диалог. Она только разрушает отношения, которые создал Иисус, даже с теми, с кем мы не согласны.

Есть еще множество причин, по которым надо забыть эту фразу и перестать ее использовать, но это хорошее начало.

Мы говорим о важных вещах, об очень сложных проблемах, связанных с очень разнообразными людьми. Все это заслуживает чего-то получше, чем дешевая, оскорбительная фразочка.

Я люблю вас, христиане, но я ненавижу как вы «любите грешника, ненавидите грех».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *