Любовь к ближним

Иоанн Кронштадтский – о любви к ближнему

…Ты озлобляешься на ближнего, презираешь его, говорить с ним мирно и любовно не хочешь за то, что он имеет нечто грубое, отрывистое, небрежное, неприятное тебе в своем характере, в своей речи, в своих манерах, – за то, что он сознает свое достоинство, быть может и больше надлежащего, или что он несколько горд и непочтителен; но ты виновнее его, врач и учитель ближнего: врачу, исцелися сам ; учитель, научись сам. Злоба твоя есть горшее зло всякого зла; злобою разве можно исправлять зло? Имея бревно, разве можно вынимать у другого спицу?

Зло, недостатки исправляются добром, любовью, ласкою, кротостью, смирением, терпением. Признавай себя первым из грешников, которые тебе кажутся грешниками или на самом деле грешники, считай себя хуже и ниже всех; исторгни всякую гордость и злобу на ближнего, нетерпение и ярость, и тогда врачуй других. А то покрывай снисходительною любовью грехи других. Аще беззакония все назриши в ближнем, что будет? Вечная вражда и нестроение, ибо кто без греха?

За то и повелено нам оставлять долги должникам нашим; ибо если наши беззакония назрит Господь, кто из нас постоит пред правдою Его? Аще отпущаете человеком согрешения их, отпустит и вам Отец ваш Небесный . На трапезе любви бываем у Самой воплощенной Любви, а любви не имеем друг ко другу. Странное дело! и заботы о сем нет. А сама любовь, без нашего усердия и старания и деятельности, не придет.

…Ближнего благочестивого славишь – Бога славишь; ближнему делаешь добро, – себе делаешь добро, ибо мы – одно тело; ближнему делаешь добро – Бога делаешь должником себе, – ибо ближний образ Божий, а Бог – все во всех. Христианину делаешь добро – Христа, Сына Божия, делаешь должником себе, ибо христиане – тело Его, члены его. Христианина одолжаешь – Духа Святого одолжаешь, ибо христиане – храмы Святого Духа. Не весте ли, яко храм Божий есте, Дух Божий живет в вас ?

…Каяться – значит в сердце чувствовать ложь, безумие, виновность грехов своих, – значить сознавать, что оскорбили ими своего Творца, Господа, Отца и Благодетеля, бесконечно святого и бесконечно гнушающегося грехом, – значит, всею душою желать исправления и заглаждения их.

…Если будешь иметь христианскую любовь к ближним, то будет любить тебя все небо; если будешь иметь единение духа с ближними, то будешь иметь единение с Богом и со всеми небожителями; будешь милостив к ближним, а к тебе будет милостив Бог, равно и все Ангелы и святые; будешь молиться за других, а за тебя все небо будет ходатайствовать. Свят Господь Бог наш, и ты будь таков же.

…Христос, Сын Божий, святейший Бог, не стыдится братею нарицати нас грешников , а ты не стыдись называть братьями и сестрами по крайней мере бедных и незнатных, простых людей, родственников по плоти или неродственников, и не гордись пред ними, не презирай их, не стыдись их, ибо мы все действительно во Христе братья, все отрождены водою и Духом в купели крещения и стали чадами Божиими; все нарицаемся христианами, все питаемся плотью и кровью Сына Божия, Спаса мира, над всеми нами совершаются прочие таинства церковные, все мы в молитве Господней молимся: Отче наш… и равно все называем Бога своим Отцом.

Мы не знаем другого родства, кроме родства духовного, всевысочайшего, вечного, которое даровал нам Владыка живота, Творец и Обновитель нашего естества Иисус Христос, ибо это одно родство есть истинное, святое, пребывающее; земное же родство неверно, изменчиво, непостоянно, временно, тленно, как тленна плоть и кровь наша. Итак обращайся просто с человеками, как равный с равными, и ни пред кем не превозносись, а напротив смиряйся, ибо всяк возносяйся, смирится, смиряй же себе, вознесется .

Не говори: я образован, а он или она – нет, он или она простой, необразованный мужик или мужичка; дара Божия, данного тебе недостойному, не обращай в повод к гордости, а к смирению, ибо кому дано много, с того много взыщется, а кому дано мало, с того мало и спросят . Не говори: я благороден, а он низкого рода, – земное благородство без благородства веры и добродетели пустое имя. Что в моем благородстве, когда я такой же грешник, как другие, или еще хуже? И любить-то ближнего надо не по-своему, а по-Божьему, т.е. не по своей воле, а по Божией.

Наша воля – любить бы только любящих нас, а врагов или неприятных нам почему-либо людей презирать, ненавидеть, гнать. Но Бог хощет, чтобы мы их-то тем более и любили, как больных; чтобы и мы-то сами, как больные самолюбием, гордостью, презорством и злобою, врачевали себя любовью и смирением, прилагая этот всецелебный пластырь и на их сердечные раны. Исправляя духовные болезни других, отнюдь не надо быть высокомерным, не надо озлобляться или сердиться и выходить из себя, думать не о пользе ближнего, а о самом себе и служить своему самолюбию и вообще своим страстям.

Любовь не раздражается легкомысленными или гордыми и высокомерными поступками ближнего; она долготерпит, милосердствует, не гордится, не мыслит зла , не ставит всякое слово в строку, а все прикрывает. Да то и ладно: ибо что покроешь снисхождением, то часто удобно проходит само собою. Итак, врачующему других надо быть самому здоровым, чтобы не сказали врачуемые: врачу, исцелися сам .

Если врачуемый заметит, что ты сам зол и сердит и не любишь его, то он будет внутренне презирать и ненавидеть тебя, и ничем ты на него не подействуешь, ибо зло не исправляется злом, а добром. Побеждай благими злое , искорени наперед в себе то, что хочешь искоренить в других.

…Молясь о людях, молись об них как о себе, ибо мы едино, как чада Отца Небесного.

…Не унывайте же, подобные мне грешники, но только веруйте в Сына Божия. Уважайте друг друга, грешники, и не презирайте никакого грешника, ибо все мы – грешники, и всех пришел спасти, очистить и до небес вознести сын Божий.

…Люби без размышления: любовь проста. Любовь никогда не ошибется. Также без размышления веруй и уповай: ибо вера и упование также просты; или лучше: Бог, в Коего веруем и на Коего уповаем, есть простое Существо, так же как Он есть и простая любовь. Аминь.

О любви к Богу и к ближнему

Из книги «Архимандрит Серафим. Мы всегда под крылом Божиим», изданной в серии «Подвижники благочестия XX века», выпущенной Сретенским монастырем в 2010 г.

Архимандрит Серафим (Розенберг)

Счастливы мы, христиане, во свете ходим, Бога имеем, вечной жизни ждем.

Какого же Бога имеем мы? Сотворшего небо и землю, все сущее. Природа создана для нас, для нашего наслаждения ею. А создал ее Бог. Посему Его следует любить более всего, Его заповеди хранить. Главная же из них — возлюбиши Господа Бога твоего всем сердцем твоим, и всею душею твоею, и всею мыслию твоею
(Мф 22, 37).

Мирские сласти, честь, суетная любовь — тля, гной. Бог создал все, Он один — Источник прекрасного, Его желаю любить, Он — все мне заменит, в Нем найду по малом терпении духовное блаженство, радость, сладость, веселие, благоухание, красоту, музыку, свет.

Бог любит мя (и будеши яко сын Вышняго, и возлюбит тя паче неже мати твоя (Сирах. 4, 11)), Он на Кресте по любви за меня умер; и я должен ответить Ему тем же. Представь себе: Бог так меня любят, а я?..

Благословен Господь Бог! Как страшны Его величие, святость, могущество. Он всегда блажен. Как Он любит тебя! Как смирился во Христе Иисусе — души твоея ради, и как Он постоянно смиряется, промышляя о тебе! Как надо Его любить, слушать, чтить, бояться! Я — сор. Ради славы имени Твоего, Господи, спаси мя, помилуй мя!

Сердце окамененное гибельно для христианина. Делай дела любви; увидев твое желание и старание, Господь вложит в сердце твое любовь.

Даруй, Боже, и мне любити Тя, помнить Тя, волю Твою творить, Благодетелю мой. Как отблагодарю Бога за все Его благодеяния? Что воздам Господеви о всех, яже воздаде ми? (Пс 115, 3).

Любить Бога означает и благоговеть перед ним — находить драгоценное и высшее благо вне и выше себя, то есть в Боге. Тем и прославился во Святых Господь — и они блаженствуют с Ним.

Но, может быть, ты мнишь, тебе кажется, что более других любишь Бога?

Это — ложь, лицемерие. Аще кто любит Мя, слово мое соблюдет: и Отец Мой возлюбит его, и к нему приидема и обитель у него сотворима: не любяй Мя словес Моих не соблюдает (Ин 14, 23 – 24). Каких словес не соблюдает? О любви к ближнему. Любяй брата своего во свете пребывает (1 Ин 2, 10). Без любви к ближнему нет любви к Богу.

Любовь к Богу испытывается на любви к ближнему: Аще кто речет, яко люблю Бога, а брата своего ненавидит, ложь есть: ибо не любяй брата своего, егоже виде, Бога, Егоже не виде, како может любити (1 Ин 4, 20).

Не отворачивай нос от других, не лицемерь перед ними, но люби их; смири свое «я» (смирение и любовь выше дара умной молитвы), исполни заповедь: возлюбиши искренняго твоего яко сам себе (Мф 22, 39).

Но и путь любви к ближнему один — через Бога; полюби Бога — всем сердцем, умом, мыслию — и полюбишь ближнего.

Нужно меньше о себе думать, но больше — о других, являя тем самым любовь к ним.

Не может быть человек одиноким в мире — над ним царит Бог, а вокруг него теплится образ Божий в сердцах людей. Любовь и молитва не допускают одиноче­ства.

Ум смотрит тысячами глаз, любовь глядит одним;

Но нет любви — и гаснет жизнь, и дни текут, как дым.

Необходимо любовное общение с людьми; Господь нас сводит одного с другим, прижимает одного к другому, спасает одного посредством другого; обособляясь же по себялюбию, беднеешь душой, слепнешь; мы ответственны друг за друга.

Люби братьев твоих — людей; они — Божии возлюбленные. Люби и врагов; Сам Господь говорит: любите враги вашя (Мф 5, 44). Ведь и Бог равно дождит на праведныя и на неправедныя (Мф 5, 45).

Любить следует без пристрастия — всех. Особенно возлюби искушающих тебя, окажи им любовь. Это святоотеческая мысль: ненавидь грех, но люби грешника. Отделяй грех от человека, желай ему Спасения, жалей его, не замечай совершенного им греха, людской злобы, испорченности. Человек этот может исправиться — тому есть много примеров; молись за него, ведь и для него грех не естествен, он — грязь прилипшая.

Следует искать и находить ценное и прекрасное в каждом (его душа безсмертна, в нем — образ Божий). Нужно не внешне расценивать встречающихся тебе; неправильно делить их на хороших и плохих.

Греховное осуждение ведет к разделению. Но при победе в себе над грехом люди взаимно приближаются. При горделивом же осуждении мы видим лишь личину другого человека, а не подлинную его жизнь. Такая наша самость искажает также и нашу жизнь.

Учись преодолевать предубеждения: он, мол, не симпатичный. Общительность — одна из сторон любви — есть дарование Божие; это подвиг, требующий от нас для своего осуществления принуждения себя и молитвы. Мы глаголем за Божественной Литургией: «Возлюбим друг друга, да единомыслием исповемы Отца и Сына и Святаго Духа». Именно так поступали первые христиане.

Святой Иоанн Златоуст говорит: чудо есть — когда злой превращается в доброго. Трудно сие. Бойся посечения тебя — как бесплодной смоковницы. Если же преодолеем тьму в себе, то и вокруг нас — в отношении других — сделается светло. Но мы — рабы ленивые и лукавые и не исполняем сего. Следует в этом проявлять настойчивость. Сказано: Просите и дастся вам: ищите, и обрящете: толцыте, и отверзется вам (Мф 7, 7).

Тем же и тщимся… благоугодни Ему быти: всем бо явитися нам подобает пред судищем Христовым (2 Кор 5, 9 – 10).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *