Мать избила ребенка до смерти

Избила до смерти: жительница Новобурейского признала вину в убийстве приемного малыша

Кошмар наяву

Трагедия произошла 23 августа. «Жуткое зрелище, такого лучше не видеть никогда!» — делится житель Новобурейского Андрей (имя изменено). Мужчина вместе с матерью был вызван понятым на место страшного преступления.

— Вова (имя изменено — Прим. АП) лежал на диванчике, на нем живого места не было: весь побитый, в синяках, челюсть как будто сломана. По состоянию умершего мальчика я бы не сказал, что он хорошо питался. Ручки-ножки худые, живот распухший, как при рахите, — с ужасом вспоминает он.

Когда понятой выслушал допрос главы семейства полицейскими, признается, он испытал шок. Приемная мать, осознав, что убила ребенка, позвонила супругу — она и не подумала вызывать скорую. Дождалась мужа с работы и, по‑видимому, попыталась скрыть следы преступления. «Ребенок был весь в свежей зеленке, как будто ссадины и синяки замазали перед приездом всех служб», — продолжает понятой.

«Мы приглашали участкового. Просто слепой не видел, что ребенка обижали», — рассказывают в детсаду.

Несколько дней правоохранители и социальные службы закрывались от комментариев, выясняя обстоятельства произошедшего. Самые жуткие слухи подтвердились. По официальным данным амурского управления Следственного комитета России, в убийстве малолетнего подозревается его 41‑летняя приемная мать. На допросе женщина полностью признала вину, сейчас она заключена под стражу. Самая строгая санкция вменяемой ей уголовной статьи предполагает до 20 лет лишения свободы.

Не достучались

Один из самых ожесточенных споров вызвал вопрос: как таким родителям могли отдать детей и почему издевательств над ними никто не замечал? Как удалось выяснить АП, в семье с 2014 года воспитывались четверо приемных ребятишек: один мальчишка был усыновлен, его двое кровных братьев и сестра находились под опекой. В Новобурейском комплексном центре соцобслуживания населения «Надежда», патронировавшем семью, уверяли: поводов для настороженности родители не давали. Но соседи говорят обратное.

— Семья неблагополучная. Отец пил, мать закодированная. Вся наша улица об этом знала. Я на дежурства ходил ночью мимо этого дома: там постоянные попойки, стекла разбитые, на детей они кричали, отец их бил. Как‑то я шел на работу, при мне глава семьи старшего пацана выкинул на улицу в домашней одежде со словами: «Я тебя сейчас убью!» — рассказывает местный житель Алексей.

В детсаду, который посещал погибший мальчик, скорбят. Сотрудники бились за то, чтобы ребенка забрали из семьи. Мальчишка ходил в дошкольное учреждение почти три года. И все это время у него замечали побои. У приемных родителей поднималась рука на 3‑летнего малыша.

«Детсад посещали двое мальчишек-погодок из этой семьи. Но особенно доставалось от приемных родителей погибшему малышу, он был в синяках постоянно. Дети были такие забитые. Протянешь руку их погладить по голове, а они сжимаются, боятся», — рассказали в дошкольном учреждении.

— Случаи были неоднократные, ребенок приходил в детсад с кровоподтеками, ссадинами, ушибами. Побои были на лице, голове, шее, на теле. Их фиксировали педагоги и медики обоих отделений детсада, которые посещал мальчик. Родители объясняли, что сын якобы упал. Мы возражали: нельзя упасть, одновременно ударившись двумя ушами, головой, животом и спиной. Мы обращалась в отдел опеки и попечительства, в комиссию по делам несовершеннолетних и к начальнику отделения образования. Мы приглашали участкового. Просто слепой не видел, что ребенка обижали, — рассказывают в детсаду.

Приемная дочь сбегала из дома

В школе села Малиновка, где училась старшая дочь из приемной семьи, также подозревали неладное. В 2015 году девочка поступила сюда в первый класс, и на протяжении двух лет учителей не покидало чувство тревоги.

— Когда она обучалась в первом классе, мы не раз фиксировали у нее синяки, обращались в органы опеки. И выяснялось, что все это происходило якобы дома при случайных обстоятельствах: то ребенок упал с компьютерного кресла, то с велосипеда, — рассказывает директор малиновской школы Оксана Мельникова.

Взрослых волновало и то, что младшеклассница ходила в школу пешком в соседний поселок, одна. При этом приемных родителей, по‑видимому, совершенно не волновало, что их дочь преодолевает около трех километров только в одну сторону и проходит через железнодорожные пути. С прошлого года девочка начала бродяжничать — она уходила из дома, а в школе учителя от нее нередко слышали: «Дома меня не любят. Я не хочу туда идти». Обо всем этого докладывали в органы опеки. В том числе и о том, что мама ни разу не посетила родительское собрание.

— Были подозрения, потому что девочка боялась рассказывать о происходящем в семье. Она постарше братьев, и мы видели, что не всегда правду говорила. Но ребенок есть ребенок: в откровенной беседе иногда у нее выскальзывало что‑то. Тут же она осекалась. Как‑то рассказала, что ее наказали — не разрешили кушать вечером. И она ночью вставала к холодильнику, — продолжает Оксана Мельникова.

После чудовищного преступления из семьи был изъят 7-летний опекаемый мальчик. Еще один усыновленный ребенок остался с отцом. «Нам страшно за судьбу этого мальчишки», — возмущаются местные жители.

Этим летом школьница снова начала сбегать из дома, а однажды забрала с собой и младшего брата — того самого Вову. В середине августа приемная мать сама написала отказ от дочери, объясняя его тем, что не справляется с обязанностями опекуна. Ребенка направили в завитинский приют для сирот. Не прошло и недели, как Вова погиб. Может, тогда старшая сестра хотела его спасти?

Опеку подозревают в халатности

Сразу после трагедии в Новобурейский была направлена межведомственная рабочая группа. В ее состав вошли представители министерств социальной защиты населения, образования, уполномоченный по правам ребенка в Амурской области, ответственный секретарь областной комиссии по делам несовершеннолетних. Задачей экспертов было оценить действия органов системы профилактики. «По результатам проверки были выявлены нарушения, в том числе отсутствие взаимодействия между органами, которые призваны помогать семье, оказывать ей поддержку. Со стороны органов опеки и попечительства не было должного контроля по проверке исполнения приемными родителями их обязанностей. Все установленные нарушения будут оформлены в соответствующем акте. Рекомендации мы направим главе района по принятию действенных мер», — сообщила «Амурской правде» уполномоченный по правам ребенка в Амурской области Наталья Третьякова. Оценку действиям или бездействию органов опеки Бурейского района намерены вынести и правоохранители. Областным следственным комитетом принято решение о возбуждении уголовного дела по признакам халатности.

МНЕНИЕ

Наталья Третьякова, уполномоченный по правам ребенка в Амурской области:

— Это очень страшный, резонансный случай! Нужно приложить все усилия, в том числе и общественности, чтобы такого больше не произошло. Я прошу жителей, которые подозревают, что против детей совершают преступления, не молчать! Увидели ребенка подавленного, в синяках, может быть, он длительное время не появляется на детской площадке, не посещает детсад или не приходит в школу, — все это должно стать объектом внимания. Обратитесь в органы опеки, к правоохранителям или ко мне лично.

  • Анна Дерова

  • Амурская правда
    от 31.08.2017

Мать убила сына за домашнее задание

Избиение пятилетнего ребенка собственной матерью, запечатленное на камеры видеонаблюдения продуктового магазина, наводит ужас и не оставляет равнодушным ни одного человека, увидевшего его. На записи женщина кидает ребенка на пол, а затем изо всех сил бьет ему ногой по животу. Еще одна посетительница магазина, судя по всему, пытается вразумить женщину.

Та за руку поднимает своего сына с земли и выводит на улицу, где избиения продолжаются: мать беспощадно швыряет своего сына в снег и уходит. (видео удалено)

Видео было записано 10 ноября 2015 года, однако разошлось по соцсетям только накануне. Инцидент произошел в городе Лабытнанги в Ямало-Ненецком автономном округе. По данным следователей, по данному факту органы профилактики в 2015 году проводили необходимые мероприятия — семья была поставлена на учет в городскую комиссию по делам несовершеннолетних и защите их прав.

Как написал в своем инстаграме детский омбудсмен Павел Астахов, женщину удалось быстро отыскать благодаря оперативности сотрудников полиции, общественников и неравнодушных людей.

«С ней проведена работа органов опеки и полиции. Проводилась доследственная проверка, в рамках которой выяснено, что женщина имеет психические отклонения», — отметил Астахов. В пресс-службе детского омбудсмена добавили, что жестокая мать в настоящее время проходит медицинское обследование, семья ждет решения врачей по состоянию ее здоровья.

Что касается ребенка, то его решено было оставить с отцом — к нему у следственных органов претензий нет.

Дальнейшее развитие событий будет зависеть от решения следственных органов, которые ведут расследование дела. Известно, что по факту произошедшего уже возбуждено три уголовных дела: по факту нанесения побоев (ст. 116 УК РФ), а также преступлений, предусмотренных п. «г» ч. 2 ст. 117 УК РФ (истязание в отношении несовершеннолетнего лица, заведомо для виновного находящегося в беспомощном состоянии) и ст. 156 УК РФ (неисполнение обязанностей по воспитанию несовершеннолетнего).

Телевизионщики быстро выяснили личность жестокой матери: ею оказалась жительница Лабытнанги Жанна В. 1980 года рождения. Ее родственники рассказали, что женщина ходит в психоневрологический диспансер, где ей делают специальные успокоительные уколы. «У меня просто был срыв, я немножко сорвалась, и все», — поделилась женщина в беседе с «Вестями». По словам женщины, в тот день ей должны были перевести деньги — 2 тыс. руб. — в качестве пособия матери-одиночки. Однако

денег на карточке не оказалось, и свою ярость она выместила на своем пятилетнем сыне.

В настоящее время Жанна задержана правоохранителями.

Николай — отец ребенка — не проживает со своей женой в официальном браке, благодаря чему Жанна и получает пособие. Видео, на котором его супруга избивает сына, он не видел, однако уверен: таким образом она хотела «выразить свои эмоции». «Она так выражает свои эмоции, но она безопасный, безобидный человек. Она сына никогда пальцем не тронет, она его дома, как котеночка, на руках носит. Если бы она его избила, у него бы были синяки, он бы мне пожаловался, но ничего этого не было. Это просто у нее были такие движения, она не его била, а сама дергалась, потому что распсиховалась, что деньги не пришли», — сказал он.

СК настаивает на том, чтобы Жанну В. лишили родительских прав и отправили на принудительное лечение.

«Председатель СК России поручил руководителю следственного управления СК России по Ямало-Ненецкому автономному округу провести полное и объективное расследование уголовного дела по факту нанесения побоев матерью своему ребенку у банкомата в одном из магазинов города Лабытнанги», — сообщил официальный представитель СК Владимир Маркин.

Этот трагический случай, получивший огласку спустя несколько месяцев (!) после преступления, стал предметом для широкого обсуждения в соцсетях: к счастью, желающих заступиться за мать-каратистку не нашлось. Многие обратили внимание на то, что вина за случившееся лежит в том числе на правоохранителях и органах опеки — ведь именно они не обращали внимания на избиение до тех пор, пока о нем не стало известно всему интернету.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *