Матвей Наталья тупякова

Наталья Тупякова объяснила, почему отозвала заявление об усыновлении Матвея

16 февраля в одном из сообществ в социальной сети появилось обращение от имени Натальи Тупяковой – бывшей кандидатки на усыновление Матвея. Женщина призналась, что сразу после суда была не в состоянии говорить о случившемся, а теперь собралась с силами.

«Причины, по которым я отказалась от дальнейших действий в усыновлении Матвея, кроются в том, что, придя на очередное заседание суда, поняла, насколько эффективен адвокат Светланы, насколько силен административный ресурс — хотя это, в общем, очевидно всем.

Мне показали семейные фотографии Светланы и Матвея, а также кровных детей Светланы с Матвеем, увидела их контакт между собой.

Я поняла, что если не выйду из процесса, то дело обещает стать не просто долгим, а бесконечным, может быть, длящимся год и более, с бурными баталиями между народом и административными силами, выматыванием у всех времени и нервов, причем отнюдь не в пользу меня, Ольги и всех, кто близко меня поддерживает как усыновительницу. И такая длительная судебная тяжба никак не в интересах самого Матвея. Мы ушли после того, как увидели, с каким напором адвокат Светланы борется за своего клиента, какое количество ходатайств приводит, а смысла все меньше и меньше. Тем более что ранее поддерживавшие меня как усыновительницу люди заявили, что все это просто «борьба ради борьбы».

Бывшая кандидатка на усыновление также рассказала, что увидела в биологической маме Матвея Кате много хорошего и светлого. Женщина поделилась, что сильно изменила мнение о девушке после личной встречи. Она подчеркнула, что обществу следует терпимее относиться к родителям инвалидов, не клеймить, а, наоборот, поддерживать их и помогать им.

Прояснила Наталья и сложившуюся шумиху насчет расходования благотворительных средств, которые собирали неравнодушные люди со всей страны.

«Нашему первому адвокату платили из личных денег, а деньги фонда было использовать нельзя, причины уже много обсуждались самими устроителями фонда, Ольгой Будиной, ее адвокатами. Никем из адвокатов не подписывались со мною соглашения и договоры», — рассказывает Тупякова.

Наталья обратилась к неравнодушным людям и поблагодарила их за то, что они были рядом, пока шло судебное разбирательство.

«В этой истории множество людей внесли свой вклад, всех хочу поблагодарить. Тех, кто искренне переживал за мальчика, в том числе и людей, чье представление об интересах ребенка не предполагало помещение в мою семью.
Уверена, что меркантильных интересов не было ни у кого, поскольку эта история не может породить такие мысли, настолько страшна и трагична сама ситуация с малышом. Благодарю всех причастных. Матвей стал родным огромному количеству людей, и я надеюсь, что мама Светлана найдет в себе силы, пусть и не сразу, чтобы радовать людей новостями о таком любимом всеми ребенке, несмотря на просьбы официальных лиц от лица Матвея и его новой мамы «не беспокоиться и не заниматься судьбой Матвея», ведь помнить и переживать о Матвее люди будут еще очень долго, многие всю жизнь. Я буду счастлива, если мне позволят видеться с ним, чтобы сообщать новости, но это опять же теперь на усмотрение новой семьи. Пока не получается. Нам всем нужно прийти в себя после выматывающей истории. Стараюсь убедить себя, что все, что ни делается, – к лучшему, и отчаянно верить, что Матвей будет счастлив теперь всегда! Матвея нельзя не любить, думаю, что новая семья проникнется к нему всем сердцем. Давайте пожелаем Матвею счастливой жизни в новой семье!»

Напомним, 10 февраля Наталья Тупякова в ходе судебного заседания отозвала заявление об усыновлении. 12 февраля Центральный районный суд удовлетворил просьбу москвички Светланы об усыновлении Матвея – тульского малыша, за судьбой которого следила вся страна.

Законная мама

О решении Центрального районного суда Тулы рассказал в пятницу в своем Twitter детский омбудсмен Павел Астахов: «Дорогие друзья, Тульский городской суд принял решение об усыновлении Матвея. Рассмотрев все обстоятельства дела, изучив представленные документы и заслушав свидетелей и всех участников заседания, решением суда мамой мальчика стала Светлана Ч.».
О законной теперь уже матери Матвея мало что известно –борьба за опеку над мальчиком шла в основном между москвичкой Натальей Тупяковой и жительницей Тулы Натальей Саргановой. Напомним, в ноябре режиссер-документалист Ольга Синяева рассказала на своей странице в Facebook о годовалом ребенке, который тяжело пострадал при пожаре в родильном доме №1 Тулы еще в ноябре 2014 года. Во время сеанса фототерапии медсестры накрыли лампу пеленкой, нарушив противопожарные нормы. Лампа загорелась, огонь перекинулся на детские кровати. В итоге Матвей получил ожог 75% поверхности тела. После этого родная мать мальчика отказалась от него, и заботу о ребенке взяли на себя волонтеры. Одна из них, Наталья Тупякова, постоянно навещала его в больницах и, обладая медицинским образованием, выхаживала. Однако в усыновлении ей отказывали – по мнению Ольги Синяевой, по надуманным причинам: например, ссылаясь на неидеальные жилищные условия г-жи Тупяковой.
Позднее мальчика решили передать в семейный детский дом Саргановых: эти тульские супруги воспитали уже 35 воспитанников. При этом 56-летняя мать большой семьи Наталья Сарганова в своих интервью местным СМИ ранее заявляла, что больше брать на воспитание никого не сможет из-за состояния здоровья. Боровшиеся за Матвея режиссер Ольга Синяева, актриса Ольга Будина и волонтеры считали, что, передав мальчика в «образцово-показательную» приемную семью, тульские власти пытались замолчать сам пожар в роддоме и его последствия: ведь активисты напоминали, что чиновники и медперсонал больницы фактически не понесли за него ответственности. В тех же целях к Матвею перестали пускать волонтеров, считали активисты.
После этого началась судебная тяжба – Наталья Тупякова и Наталья Сарганова стали бороться за право стать опекунами Матвею. В последние месяцы появлялись и другие кандидаты на роль мамы, но почти все они, оценив свои возможности, забирали заявления обратно. Светлана Ч. оказалась не из их числа и активно включилась в борьбу за малыша.
Фактически Матвей оказался в семье Светланы еще до нового года. У нее же суд и оставил ребенка. «Все уже было решено, не будем же мы вырывать малыша из той семьи», – пояснила «НИ» Ольга Синяева. По ее словам, именно поэтому Наталья Тупякова добровольно забрала свое заявление об усыновлении.
По словам Ольги Синяевой, сейчас волонтеры пытаются установить контакт с новой мамой Матвея, чтобы иметь возможность узнавать, как у него дела. «Говорят, что будут какие-то доверенные лица, от которых мы будем получать информацию о жизни Матвея. Но мы же помним, как у него и раньше было все прекрасно, и все писали бодрые отчеты, что у него все хорошо, как здорово он перекладывает мячик из руки в руку», – подчеркнула «НИ» г-жа Синяева. По ее словам, вчера Наталья Тупякова должна была навестить малыша уже в новой семье. Однако у ребенка поднялась температура, и встречу пришлось отложить. «Светлана все-таки общается с Натальей. Наташа ей все время пишет, хочет навещать Матвея. Но не всегда получает ответ, – отметила «НИ» Ольга Синяева. – Лишнее внимание Светлане вряд ли нужно. Но будем надеяться, что она прислушается к мнению больше тысячи людей, которые переживали, делали все, чтобы у Матвея появилась семья. Ведь больше года он видел только комнату с белым потолком в больнице».
К слову, пока шло заседание 12 февраля, сам Матвей находился в детской больнице имени Сперанского, где ему проводили плановую операцию по восстановлению кисти. Это была уже 13-я операция, которую перенес ребенок. «Надеемся, что Светлана полюбила Матвея и будет вкладывать в него все возможные силы. Но могут потребоваться очень дорогие операции ребенку. И надо быть олигархом, чтобы все это оплачивать самому, – подчеркнула «НИ» Ольга Синяева. – Мы готовы всячески помогать, собирать средства. Если только эту помощь примут».

Матвей из Тулы обрел маму и дом

Судебные тяжбы

Несчастный случай, по предварительной версии, произошел в результате ненадлежащего исполнения медицинскими сестрами своих профессиональных обязанностей.

В отношении бывшей заведующей отделением патологии беременных роддома №1 Галины Сундеевой было возбуждено дело по статье «Халатность, повлекшая по неосторожности причинение тяжкого вреда здоровью человека». Санкция данной статьи предусматривает до 5 лет лишения свободы. В ее отношении избрана мера пресечения в виде подписки о невыезде, а 29 декабря 2015 года состоялось первое судебное заседание. Дело рассматривается в закрытом режиме без представителей потерпевших.

Уголовное дело состоит из шести томов. Стороны обвинения и защиты намерены вызвать в качестве свидетелей более 80 человек. Подсудимая ни в ходе предварительного следствия, ни во время первого судебного заседания вину не признала. Несколько раз суд переносил рассмотрение дела из-за болезни подсудимой.

Параллельно с обвинительным процессом суд Тулы рассматривал и дело об усыновлении Матвея, которое тоже не раз переносилось по разным причинам.

Кандидатки на роль мамы

Павел Астахов, следивший за ситуацией с Матвеем с самого ее начала, рассказал РИА Новости, как мальчик с такими тяжелыми травмами стал самым желанным ребенком сразу для нескольких семей.

Он сообщил, что осенью 2015 года, когда был окончательно определен статус ребенка (оставшийся без попечения родителей), начали появляться желающие усыновить мальчика, со временем определились три главные кандидатки.

Первая, по его словам, была многодетная мама — Наталья Сарганова. «У нее, вопреки общему мнению, совсем не 39 детей в одном месте находятся, а на тот момент у нее двое детей проживало, а 39 детей она просто вырастила. Старшие дети уже совсем взрослые и готовы были помогать. Ее вот почему-то затравили ни за что, и она отошла», — пояснил омбудсмен.

После появилась Наталья Тупикова. «Ко мне по ее вопросу обращались с просьбой о помощи, так как ей не дают разрешения от опеки. Я сделал запросы, и выяснилось, что до этого она переезжала постоянно, и прописки у нее нет, а появилась она, временная, только в июле 2015 года», — рассказал он, добавив, что в итоге опека под его честное слово фактически предоставила Тупиковой положительное заключение на опеку мальчика, а в дальнейшем — и на усыновление.

Следует упомянуть, что после заседания 10 февраля, на котором в очередной раз было принято решение о переносе слушания, Тупикова приняла решение отказаться от усыновления Матвея без объяснения причины.

«Далее включилась Светлана, которая сразу сказала: «Я его усыновлю». И когда она была у него, мне врачи говорили, что ребенок сам к ней пошел на руки, ни к кому до этого не шел», — рассказал омбудсмен.

Именно у нее по разрешению московской опеки в гостевой семье Матвей встречал Новый год, провел зимние праздники и находился до возвращения в больницу для дальнейшего лечения.

«Мы всегда делали две вещи: первое – действовали в интересах Матвея, защищая его право жить в лучших условиях в лучшей семье, а второе – создавали условия для равного доступа всех претендентов на опеку или усыновление», — отметил Астахов.

Этой осенью социальные сети потрясла история Матвея, мальчика, получившего страшные ожоги на третий день своей жизни. Публика ужаснулась увиденным фотографиям и рьяно начала спасать ребенка, собирая деньги, рыдая и создавая общественный резонанс. В этой истории не было бы ничего необычного, в конце концов, прошлой осенью именно так же «спасали» девочку Алису, избитую сожителем матери, если бы в этот раз сетевые спасатели не вышли на улицы с пикетами и лозунгами. До этого года взволнованная общественность ограничивала свою деятельность исключительно сетью.
Присмотримся к этой истории поближе.
Что мы знаем об организаторах данной социальной активности ?
Ольга Синяева, режиссер фильма «Блеф, или с Новым годом». Фильм был широко распиарен психологом Людмилой Петрановской и широко разошелся в кругах борцов с Системой.
Этой осенью именно она организовала взрыв общественного негодования ущемления прав девочки-инвалида, которую якобы требовали убрать из школьного выпускного альбома по причине синдрома Дауна. Позже оказалось, что ребенок не является ученицей этого класса и что история с альбомом была последней каплей, переполнившей чашу терпения родителей, уставших от постоянного присутствия дочери учительницы на уроках. То есть госпожа Синяева просто предоставила публике недостоверные факты ради создания общественного резонанса.
Ольга Будина, Учредитель и Председатель Правления Благотворительного фонда духовного и физического развития подрастающего поколения Ольги Будиной «Обереги Будущее»
Сайт фонда мертв
В поисковике находятся буквально несколько статей, посвященных акциям фонда, и все они — достаточно старые. Таким образом, составить представление о деятельности фонда невозможно. Если же заглянуть на сайт Минюста…. То обнаруживается, что фонд зарегистрирован был, деятельность какую-то вел, только вот отчеты в Минюст посылать нужным не считал: отчеты за все годы деятельности фонда (внесенного в реестр 01.06.2010) добавлены 29 июня 2015 и 01 июля 2015.
Если на русском — через 5 лет после регистрации фонда кто-то решил, что было бы неплохо его оживить, оплатил штраф — и вот перед нами Божий Феникс, начавший свой пиар с создания громкого скандала с общественным резонансом. Случайное совпадение? Не думаю.
Пять лет для благотворительной организации — это большой срок. За это время завоевывается репутация, находятся верные доноры, формируется пакет проектов. И ни один вменяемый руководитель фонда не впишется в движуху, ценой которой может стать закрытие действующего фонда. По той простой причине, что за фондом — его подопечные. Помните историю с Чулпан Хаматовой и роликом в поддержку Путина? Или более свежую историю — взаимоотношения Первого канала, Русфонда и семьи Фриске? Это пример модели поведения, в которой риск чужими жизнями недопустим. При этом если под угрозой оказываются благополучатели — фонды выходят на улицу, как было в истории с закрытием 31 больницы в Петербурге.
В случае же Ольги Будиной она не рискует ничем — фонд скорее мертв, чем жив, свой пиар актриса получает в любом случае, успех дела не важен. Более того, группу из 40 тысяч участников при правильной работе с аудиторией можно использовать дальше, и как источник финансов, и как медийный ресурс.
Наталья Тупякова, администратор группы вКонтакте, кандидатка в усыновительницы Матвея, приемная мама из Горно-Алтайска, сперва переехавшая в Новосибирск, позже перебравшаяся в Москву. У нее один кровный ребенок и две приемные девочки- инвалида, требующие постоянных занятий со специалистами и реабилитаций. В последние годы переезд в Москву с регистрацией в «резиновой квартире» стал для приемных семей с детьми-инвалидами из провинции одним из способов увеличить получаемые от государства выплаты на приемных детей.
Наталья в разводе, своего жилья в Москве не имеет, если верить социальным сетям — до последнего времени не имевшая и постоянной работы.
После начала скандала она удалила с форума Питерских родителей тему про себя и свою семью, которую вела несколько лет. Возможно, причиной стало нежелание показывать публике реальные возможности семьи по приему еще одного сложного ребенка.
Кстати, своего второго приемного ребенка Наталья так же принимала в семью со скандалом и привлечением медийного ресурса. Огромную роль в раскрутке той истории сыграла психолог Людмила Петрановская. Так же Наталья пыталась этим летом взять в семью еще одного ребенка, до Матвея, но получила отказ от ООиП.
Что знает широкая публика об истории Матвея?
На третий день жизни Матвей получил ожоги 75% тела, мать от ребенка отказалась, неравнодушные граждане ищут ему родителей. Вот было нашли — но Органы Опеки города Тулы нарочно засаботировали процесс, чтоб замять историю о халатности персонала роддома, где пострадал ребенок. Так же публика уверена, что найденная общественниками приемная мать, Наталья Тупякова, осуществляла уход за ребенком в больнице и очень его любит. В тоже время публика убеждена, что за ребенком, отправленным из Москвы в Тулу, был плохой уход, отчего состояние ребенка ухудшилось.
Сейчас Органы Опеки нашли подставную семью усыновителей, которой хотят отдать ребенка, чтоб его потихоньку приморить. Чтоб это не допустить, любой честный гражданин должен написать письмо Путину, проголосовать за вопрос ему же и сходить на пикет.
Что же на самом деле?
Во-первых, без квалифицированного ухода ребенок бы этот год не прожил. Так что любые инсинуации на тему тульских врачей, которые спят и видят, как бы загубить ребенка, чтоб покрыть халатность коллег — инсинуациями и остаются. Я уж не говорю, что смерть ребенка автоматом приводит к утяжелению статьи, по которой медиков роддома могут к ответственности привлечь.
Во-вторых, биологическая мать ребенка подписала согласие на передачу ребенка в другую семью только в апреле, так что до этого месяца никакие действия по поиску приемных родителей были невозможны. Более того, биологическая мать, совсем молодая девчонка, регулярно навещала ребенка в больнице и отказалась от него только узнав, что отказному ребенку будет легче организовать лечение зарубежом.
В-третьих, органы опеки и попечительства приемную семью ребенку нашли сами и без сетевых истерик. Ею стала Наталья Сарганова, женщина, вырастившая и воспитавшая более 35 приемных детей, причем основное время ее деятельности как приемного родителя пришлось на голодные 90е, когда нельзя было рассчитывать ни на поддержку фондов, ни на помощь государства. Только на себя.
В-четвертых, ни о какой фактической передаче ребенка в семью речи не идет: Матвею еще долго предстоит жить в больнице.
Наталья Тупякова видела ребенка 6 раз и воспылала к нему любовью. Этот факт не смущает и не может смутить обитательниц групп помощи — они привыкли влюбляться по фотографии. История же про «ухаживала полгода» хоть и муссируется опозиционными СМИ, действительности не соответствует. Наталья не сможет сама осуществлять уход за ребенком, ей потребуется няня, а то и не одна.
Из каких средств ее наймет мать-одиночка, пишущая в свои доходы алименты на старшего ребенка? Прописанная в «резиновой квартире»? Пристроившая трудовую исключительно для ублажения органов опеки, хотевших странного, например, постоянной работы и постоянного дохода? Якобы зарабатывающая вышивкой на дому в свободное от реабилитации детей-инвалидов время достаточно, чтоб снимать трехкомнатную квартиру в Москве? Приемные дети которой только в этом году смогли начать посещать детские учреждения, а до того отказывались находиться даже с няней?
Ответ очевиден — нянь, как и реабилитации детей будет оплачивать благотворительный фонд. Он же, с шансами, станет и оплачивать квартиру (а то и собирать на покупку оной, судя по вКонтакту желающих скинуться вполне достаточно). Наталья же будет осуществлять функции законного представителя. Матвей же, с его действительно страшной и трагичной историей вполне подойдет, чтоб стать лицом проекта по сбору денег.
Интересен и тот факт, что Наталью Сарганову Ольги упрекают именно в том, что планируют сделать сами: мол, нельзя посылать вместо себя в больницу свою совершеннолетнюю приемную дочь, скопрометированную родами в 14 лет, надо обязательно самой ухаживать. Что в случае Натальи Тупяковой невозможно.
Впрочем, эти аспекты ситуации много кто рассматривал и без меня….
Продолжение следует

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *