Митрополит Николай ярушевич

Митрополит Николай (Ярушевич) в истории Русской Православной Церкви ХХ века

Части 1, 2

1959 год станет годом, который совпадет с подготовкой ухода Г.Г. Карпова с поста председателя Совета по делам Русской Православной Церкви и с отстранением митрополита Николая (Ярушевича) от должности Председателя Отдела внешних церковных сношений. Г. Карпов будет отправлен на пенсию в феврале 1960 г., а новый председатель Совета по делам Русской Православной Церкви уже в июне подвергнет резкой критике внешнюю деятельность Церкви, назвав митрополита Николая виновником ее неиспользованных возможностей: «Патриархия за последние годы не провела ни одного крупного мероприятия по объединению Православных Церквей вокруг Русской Православной Церкви …и усилению борьбы за мир». Всё это было предвестником нового государственного курса в отношении Церкви, известного как «хрущевские гонения».

1959 год

Митрополит Николай (Ярушевич)

25 января папа Иоанн XXIII объявил о созыве в Ватикане собора Католической церкви. В условиях глубочайшей законспирированности была достигнута договоренность о начале негласных переговоров между представителями СССР и Ватикана о нормализации двусторонних отношений. «Без представления о том, как развивались эти контакты, какими были истинные побудительные причины, заставившие Н.С. Хрущева пытаться вовлечь Ватикан в орбиту советской внешней политики, вряд ли в полной степени можно понять характер отношений официальной Москвы к собору и к тем решениям, которые на нем были приняты», – эти слова советский дипломат Ю. Карлов, чья служба в те годы проходила в советском посольстве в Италии, скажет 34 года спустя означенных событий.

22 февраля – первая реакция Русской Православной Церкви на объявление о соборе Католической церкви: на приеме по случаю 110-летия создания Антиохийского подворья в Москве, устроенном настоятелем подворья епископом Василием (Самаха), патриарх Алексий подчеркнул, что «Русская Православная Церковь не может участвовать в соборе католиков и не считает такой собор Вселенским». Его поддержал приглашенный на прием греческий посол (обо всем увиденном и услышанном Г. Карпов в секретной записке доложил ЦК КПСС тремя дням позже).

5 марта секретарь ЦК КП Молдавии Д. Ткач и уполномоченный по республике Совета по делам Русской Православной Церкви П. Роменский направили в ЦК КПСС письмо с требованием отменить постановления СНК от 22 августа 1945 года № 2137–546 и от 28 января 1946 года № 232–101, которые предоставляли церковным организациям ограниченное право юридического лица. По мнению Д. Ткача, Г. Карпов был всецело на стороне Русской Православной Церкви. Так, в письме от 10 июля 1953 года № 644 уполномоченному по Молдавской ССР было в категорической форме предложено не чинить препятствий духовенству в приобретении автомобилей. В письме от 2 октября 1958 года № 2034 Г. Карповым были даны указания, которые закрывали доступ финансовым органам к документам, учитывающим доходы церковных организаций. Письмо заканчивалось просьбой отменить постановления СНК 1945–1946 годов и распоряжения председателя Совета по делам Русской Православной Церкви, так как они противоречили советскому законодательству о культах. Письмо Д. Ткача окончательно определило судьбу Г.Г. Карпова. Он не вписывался в новую политическую реальность, которая, «борясь со сталинизмом», уничтожала и позитивны явления, в том числе меняла принципы, на которых строились государственно-церковные отношения в послевоенный период. В течение года будет подготавливаться его отставка.

2 апреля Г.Г. Карпов встретился со Святейшим Патриархом Алексием, председателем Отдела внешних церковных сношений митрополитом Николаем (Ярушевичем) и управляющим делами Московской Патриархии протоиереем Николаем Колчицким. Основной темой беседы стало отношение Русской Церкви к созываемому папой Иоанном XXIII собору. И вновь патриарх Алексий подчеркнул, что, по существующим каноническим законам, Православная Церковь не может участвовать в этом соборе, а также направлять своих представителей в качестве наблюдателей или гостей.

Патриарх также сообщил председателю Совета о намечающихся консультациях по данному вопросу с патриархами – Антиохийским Феодосием, Александрийским Христофором и Сербским Германом, которые должны были приехать в Москву по приглашению Русской Церкви.

Верный идеям «нового» курса, искренне считавший, что это можно и нужно делать, Г.Г. Карпов вновь поднял вопрос о возможности созыва Всеправославного Собора. Он услышал в ответ, что право на созыв принадлежит Вселенскому патриарху, «первому среди равных». Это председатель Совета знал хорошо. И все же в конце беседы Г. Карпов попросил патриарха и митрополита Николая рассмотреть вопрос о возможности созыва конференции или совещания Православных Церквей в 1960–1961 годах, при этом он подчеркнул, что место проведения может быть и вне СССР.

Второй Ватиканский (XXI Вселенский) Собор, 1962-1965 гг.

19 мая в журнале «Темпо» за подписью неизвестного в СССР журналиста Ламберто Фурно была опубликована статья «Примут ли русские участие во Вселенском соборе?». Клеветническая статья сообщала миру о том, что русские примут участие в работе собора, что договоренности по этому вопросу уже есть. Автору трудно было смириться с ростом авторитета Русской Церкви, с ее противостоянием давлению Ватикана в послевоенные годы. Жажда взять верх была видна в каждой строке: «Восточные раскольники переживают в настоящее время самый серьезный кризис в своей истории, и, таким образом, призыв папы к единству пришел в тот весьма благоприятный психологический момент, когда доктрина “Москва – Третий Рим” зашла в тупик». По мнению автора, “сближаться” отказывается только православная иерархия, верующие же этого желают. Подтверждением такого тезиса стала очередная ложь: «В последние дни пришло сообщение о враждебной настроенности Сербского патриарха Германа, который угрожает суровыми репрессиями верующим и духовенству, благоприятно относящимся к процессу сближения».

Реакция Московского Патриархата на статью была быстрой и жесткой. Опровержение подготовил митрополит Николай (Ярушевич). Председатель Отдела внешних церковных сношений назвал статью бредом и подчеркнул, что Русская Церковь рассматривает собор как католический, и ни в одном из подобных, созываемых папами с 1054 года, Русская Православная Церковь не принимала и не предполагает принимать участие.

Власть поддержала решение Церкви дать опровержение через советскую центральную прессу.

Особо важно подчеркнуть, что весной 1959 года власть разделяла позицию Русской Православной Церкви, которая исключала любую форму ее участия в католическом соборе.

Патриарх Алексий I

Что касается внутренней политики властей по отношению к Церкви, то она становилась все более жесткой. Развернувшаяся кампания против духовенства и верующих, ее методы и формы напоминали то, что происходило в годы воинствующего атеизма. 31 мая Святейший Патриарх Алексий и председатель ОВЦС митрополит Николай (Ярушевич) направили в адрес Н.С. Хрущева письмо, в котором привели примеры клеветы и оскорблений духовенства и верующих советской печатью. Вспомним только некоторые из них.

В Ивановской газете «Рабочий край» 12 апреля 1959 года опорочены имена священников – Андрея Сергеенко, Лозинского и других. Редакция отказалась печатать опровержение, хотя ей были предоставлены данные, подтверждающие ее неправоту. В газете «Северная правда» от 29 апреля 1959 года проповеди митрополита Николая были названы «ярким примером современного религиозного мракобесия». Цитаты были вырваны из контекста, сам тон статьи был издевательским, искажающим мысли митрополита, высказанные в проповедях.

Газета «Правда» 10 апреля опубликовала чудовищную статью «Житие отца Терентия», в которой был оклеветан архиепископ Ставропольский Антоний, «давший якобы распоряжение разрыть могилу умершего священника и снять с него крест. Следствие этого не подтвердило…»

Письмо осталось без ответа.

В декабре в Совете по делам Русской Православной Церкви патриарх Алексий и митрополит Николай вновь подняли вопрос об оскорблении верующих и духовенства на страницах советских газет. Чудовищная клевета дискредитировала духовенство в глазах народа. Трагичным был и тот факт, что ни одна редакция не принимала священнослужителей и не печатала опровержения о не подтвердившихся фактах.

В декабре 1959 года состоялся визит в СССР руководства Всемирного Совета Церквей во главе с генеральным секретарем Виссерт-Хуфтом. Цель приезда – желание договориться о вступлении Русской Православной Церкви в экуменическое движение.

Визит Виссерт-Хуфта не принес ожидаемых результатов. Патриархия не стала обсуждать вопрос о вступлении Русской Церкви во Всемирный Совет Церквей, а гости, в свою очередь, отказались подписывать какое-либо коммюнике. В ЦК КПСС не ожидали такого итога переговоров, и Г. Карпов 3 января 1960 года в записке ЦК сообщал, что коммюнике не было подписано из-за разногласия обеих сторон в оценке международной обстановки и «недостаточной настойчивости» митрополита Николая. В этой же записке Г. Карпов вновь подчеркивал, что считает нецелесообразным для Русской Православной Церкви вступать в члены ВСЦ как можно быстрее. Святейший Патриарх Алексий и председатель ОВЦС думали так же.

1960 год

Митрополит Николай (Ярушевич)

1960 год вошел в историю как начало осуществления хрущевской «церковной реформы». Все творимое ранее было только подготовкой к этому главному наступлению.

13 января ЦК КПСС принял постановление «О мерах по ликвидации нарушений духовенством советского законодательства о культах».

Как известно, ленинский декрет об отделении Церкви от государства (23 января 1918 г.) и постановление «О религиозных объединениях» (8 апреля 1929 г.) предусматривали положение, по которому церковным имуществом могли распоряжаться религиозные общества.

«Положение об управлении Русской Православной Церковью», принятое Поместным Собором 31 января 1945 года, отстраняло прихожан от финансово-хозяйственной деятельности, сделав ее, как и прежде, прерогативой настоятеля. Это и было, по мнению хрущевского руководства, главным нарушением законодательства о культах. К нарушениям власть отнесла также единоличное формирование настоятелями храмов «двадцаток» и их исполнительных органов, развитие благотворительной деятельности, воспитание церковного актива в духе «непослушания властям». (Этот документ и постановление Совета Министров 1961 года лягут в основу хрущевской «церковной реформы».)

16 февраля Святейший Патриарх Алексий в речи, произнесенной с высокой трибуны конференции советской общественности «За разоружение», проходившей в Москве, в Кремле, заговорил о гонениях. Его слова услышал весь мир: «Церковь Христова, полагающая своей целью благо людей, от людей же испытывает нападки и порицания, и, тем не менее, она выполняет свой долг, призывая людей к миру и любви. Кроме того, в таком положении Церкви есть и много утешительного для верных ее членов, ибо что могут значить все усилия человеческого разума против христианства, если двухтысячелетняя история его говорит сама за себя, если все враждебные против него выпады предвидел Сам Христос и дал обетование непоколебимости Церкви, сказав, что и врата адовы не одолеют Церкви Его?!»

Выступление Патриарха вынесло на суд общественности трагическое положение Церкви. Реакция зала была такова: два-три хлопка и множество гневных выкриков в адрес патриарха. Звучали протесты: «Вы хотите нас уверить, что вся русская культура создана Церковью, что мы ей всем обязаны, но это неправда…» Дело в том, что одна часть общества вообще индифферентно относилась к развернувшейся антирелигиозной кампании, а другая – демократически настроенные «шестидесятники» – считала, что в СССР может быть построено справедливое социально ориентированное государство, где христианству не будет места.

О том, какое выступление готовит патриарх, Г.Г. Карпов, безусловно, знал и был согласен с его положениями. Это ускорило его отстранение от руководства Советом по делам Русской Православной Церкви.

21 февраля его отправили на пенсию, а во главе Совета был поставлен партийный функционер В.А. Куроедов. И обновленному Совету, и его новому руководителю отводилась лишь роль исполнителей установок партии и правительства без права малейшей инициативы.

Куроедов начал свою деятельность с резкой критики внешней работы Русской Православной Церкви. Об этом он заявил на встрече с патриархом Алексием 15 июня: «Патриархия за последние годы не провела ни одного крупного мероприятия по объединению Православных Церквей вокруг Русской Православной Церкви». По мнению Куроедова, не было и действенного противостояния Ватикану. Виновником того, что возможности должным образом не использовались, председатель Совета назвал митрополита Николая, сказав при этом, что тот вдобавок распространяет слухи об изменившемся государственно-церковном курсе. Куроедов отмечал также, что, хотя Совет и рекомендовал митрополиту Николаю разработать предложения по усилению внешней работы, это, однако не было сделано. Председатель Совета указывал и на то, что владыка якобы не согласен с оценкой агрессивных действий США, которая была дана Хрущевым в Париже. В завершении разговора Куроедов предложил отстранить митрополита Николая от руководства Отделом внешних церковных сношений. Надо отметить, что в этот момент между патриархом и митрополитом были определенные разногласия, которые всячески использовал Совет, не гнушаясь очернительства и клеветы.

17 июня 1960 года состоялась встреча В.А. Куроедова с самим митрополитом Николаем. Беседа была долгой и трудной (ее краткая запись, хранящаяся в архиве, составила пять страниц). На встрече владыка Николай говорил о текущей деятельности ОВЦС. О «намерении направить в Берлин представителем Московской Патриархии епископа Вендланда вместо епископа Разумова. Совет не имел возражений по этому вопросу».

Митрополит поставил вопрос о присвоении сана епископа Арсению Шиловскому – благочинному Московской Патриархии в Вене. «Тов. Куроедов ответил, что это делать нецелесообразно, так как Арсений не отвечает необходимым требованиям» (О каких требованиях шла речь, не указано. – О.В.).

Далее владыка Николай говорил о замене епископов в Дамаске, благочинных в Финляндии, направлении в Варшаву епископа Леонтия (у Куроедова возникла заминка по этому вопросу).

Отдельно обсуждалась деятельность митрополита Бориса в США. Предложения Совета сводились к следующему:

«…потребовать от митрополита Бориса, чтобы он максимально использовал свое пребывание в США для укрепления положения приходов, находящихся в юрисдикции Московской Патриархии, и на расширение контактов с другими церквами».

Обсуждалась и проблема Афона. Митрополит подчеркнул, что «Патриархия сделала представление о направлении монахов на Афон, но до сих пор не знает результатов по этому вопросу. Кроме того, Патриархия намерена послать на Афон паломников». Ответ Куроедова: «Совет сообщит дополнительно свое мнение о посылке монахов на Афон. Что касается посылки паломников на Афон, то Совет изучает это предложение», – наглядно демонстрирует, насколько глубоким было вмешательство власти в церковную жизнь.

С предложением председателя Отдела внешних церковных сношений послать несколько священников в Аргентину и Канаду Куроедов согласился безоговорочно.

Далее беседа продолжалась в очень оскорбительном для митрополита Николая тоне. Куроедов заявил, что план мероприятий Патриархии по внешней работе на 1960 год не соответствует «возросшим требованиям борьбы за мир, за разрядку международной напряженности, за разоблачение клеветнических измышлений о положении религии и Церкви в нашей стране» (цинизм власти не имел предела. – О.В.). Председатель Совета констатировал: «Патриархия за последние годы не провела ни одного крупного мероприятия, которое могло бы способствовать укреплению Русской Православной Церкви за рубежом».

По мнению Совета, во внешней деятельности Патриархии отсутствовала систематическая работа, действенных результатов тоже нет. Обращаясь к митрополиту Николаю, Куроедов подчеркнул: «Вам известна больше, чем кому бы то ни было, активизация Католической церкви, которая, к сожалению, находит отражение даже в наших Прибалтийских республиках. Вам также известно, что Афинагор в США стремится объединить Православные Церкви под эгидой Константинопольского патриарха».

Владыка молчал. Он хорошо понимал, к чему клонит Куроедов, объявляя деятельность ОВЦС пассивной и требующей коренной перестройки: «Вам, как руководителю внешней работой Патриархии, в силу перегруженности другой работой, неудовлетворительного состояния здоровья трудно осуществлять надлежащее руководство этим важным и острым участком работы. Поэтому целесообразно было бы поставить во главе внешней работы Патриархии лицо, которое занималось бы только этим участком работы» (подчеркнуто мной. – О.В.).

Выслушав все, митрополит Николай (Ярушевич) возразил: упрек, сделанный ему как руководителю внешней работой, не совсем справедлив. Он напомнил Куроедову, что «прежнее руководство Совета не ориентировало Патриархию на систематическое проведение крупных мероприятий». В ближайшее время одним из таких шагов, подчеркнул митрополит Николай, могло бы стать выступление с обращением от глав Русской Православной, Грузинской и Армянской Церквей ко всем Церквям христианского мира «с призывом о борьбе за мир против агрессивных действий США».

Архимандрит Никодим (Ротов) на заседании ВСЦ. 1961 год. Фото: Life Magazine

Последняя часть беседы очень важна для истории Русской Православной Церкви в целом и истории ОВЦС в частности. Долгое время бытовало мнение, не подтвержденное никакими архивными данными, о том, что митрополита Никодима (Ротова), тогда еще архимандрита, на пост председателя ОВЦС «ангажировала» власть. Это не соответствует реальности. Приведем слова митрополита Николая (Ярушевича), сказанные им в конце беседы с В. Куроедовым 17 июня 1960 года: «Я согласен с тем, чтобы поставить руководителем внешней работой Патриархии лицо, освобожденное от других обязанностей. Наиболее подходящим кандидатом на этот пост я считаю архимандрита Никодима (подчеркнуто мной. – О.В.). Приемлемым считаю также предложение об образовании при Патриархии комиссии по вопросам внешней работы». С предложением о создании комиссии председатель Совета по делам Русской Православной Церкви согласился. На этом беседа завершилась.

Эта трудная встреча предшествовала отставке митрополита Николая; ему на смену руководить внешней церковной деятельностью был поставлен молодой архимандрит Никодим (Ротов), служение которого будет проходить в иных политических реалиях, когда власть будет считать себя вправе без стеснения вмешиваться во внутреннюю жизнь Церкви.

21 июня митрополит Николай был вынужден подать в отставку с поста председателя Отдела внешних церковных сношений. Но он решил продолжить борьбу с новыми страшными гонениями.

Митрополит Николай разрешил передачу своей проповеди, в которой говорилось о гонениях, на ВВС (она была произнесена в Голландии).

В июле приехавшему в Москву епископу Брюссельскому и Бельгийскому Василию (Кривошеину) он без обиняков сказал, что был отстранен от руководства внешней церковной деятельностью за борьбу с безбожием, и привел многочисленные факты оскорбления чувств верующих по всей стране. Епископ Василий спросил, можно ли эти факты сделать достоянием мировой общественности. Владыка ответил, что это стоит сделать обязательно. В августе митрополит Николай (Ярушевич) обратился к председателю Христианской мирной конференции чешскому профессору-богослову И. Громадке, главе Американского Экзархата митрополиту Борису (Вику) с просьбой довести до сведения мирового сообщества о начале новых гонений на Церковь.

В конце августа В.А. Куроедов поставил перед патриархом Алексием вопрос об отстранении митрополита Крутицкого и Коломенского Николая (Ярушевича) от управления Московской епархией. События разворачивались, как в конце 1920-х годов… Святейший предложил владыке Ленинградскую кафедру, но тот ответил отказом.

15 сентября патриарх в разговоре с Куроедовым настаивал на полугодовалом отпуске для митрополита. Власть, зная его как твердого и несокрушимого иерарха, боялась и настаивала на увольнении митрополита Николая на покой. И как когда-то в 1920-х, два человека не услышали друг друга. Много личного было в этом конфликте… 19 сентября Священный Синод уволил митрополита Николая (Ярушевича) на покой. Иного решения в той политической ситуации быть не могло. Важен и еще один факт: новые люди в Совете, включая Куроедова, не гнушались ничем, чтобы усилить разногласия между патриархом и митрополитом Николаем.

Гробница митр. Николая (Ярушевича)

13 декабря 1961 года владыка умер в больнице. Его кончина по сей день окутана тайной, вокруг нее множество домыслов. Его близкие получили врачебное заключение, в котором болезнь усопшего объяснялась «переменой климата». В Государственном архиве Российской Федерации (ГАРФ) сохранились анонимные письма верующих в Верховный Совет с требованием расследовать это «несомненное убийство». Власть так боялась его духовного влияния на паству, что вскоре был снесен дом, где жил митрополит Николай, и закрыт храм, в котором он служил. Закончился земной путь одного из выдающихся архиереев Русской Православной Церкви, с чьим именем были связаны важнейшие события церковной истории ХХ века.

***

К официальной биографии митрополита Николая (Ярушевича), растиражированной во многих изданиях, следует дать биографию, написанную им самим и анкету, составленную Советом по делам Русской Православной Церкви. Оба документа хранятся в фондах ГАРФ.

Автобиография
митрополита Николая (Ярушевича)

Родился в г. Ковно (Литовская ССР) 13 января 1892 г. (31 декабря 1891 г.) в семье священника Дорофея Ярушевича. В г. Ковно провел детство. В 1908 г. с родителями переехал в С.-Петербург, где окончил среднее образование (начатое в г. Ковно) и получил высшее (окончил в 1914 г. Петроградскую духовную академию). По окончании академии был оставлен в ней для подготовления к профессорскому званию. 23 октября 1914 г. пострижен в монашество и 25 октября того же года рукоположен в сан иеромонаха.

С 1915 по 1918 гг. был преподавателем Петроградской духовной семинарии.

В 1917 г. после защиты диссертации получил ученую степень магистра богословия.

В 1918–1919 гг. – настоятель Петропавловского собора в г. Петергофе.

В 1919–1922 гг. – наместник Александро-Невской лавры в Петрограде.

7 апреля 1922 г. возведен в сан епископа Петергофского, викария Петроградской епархии.

В 1935 г. возведен в сан архиепископа Петергофского.

В 1940 г. назначен архиепископом Волынским и Луцким, экзархом западных областей Украины и Белоруссии.

В марте 1941 г. награжден саном митрополита.

15 июля 1941 г. назначен митрополитом Киевским и Галицким, экзархом Украины.

С середины октября 1941 г. до середины февраля 1942 г. был в эвакуации в г. Ульяновске (вместе с митрополитом Сергием).

С февраля 1942 г. – управляющий Московской епархией (в отсутствие митрополита Сергия).

2 ноября 1942 г. назначен членом Чрезвычайной Государственной Комиссии по установлению и расследованию злодеяний немецко-фашистских захватчиков.

28 января 1944 г. назначен митрополитом Крутицким, управляющим Московской епархией.

С 8 сентября 1943 г. состоит постоянным членом Священного Синода.

20.IV.1944 г.
Митрополит Николай Ярушевич

Анкета, составленная в Совете, днем позже дополнилась информацией о ссылке. (Такие анкеты были составлены на всех архиереев Русской Православной Церкви.)

Анкета
на служителя культа – митрополита Крутицкого, управляющего
Московской епархией

1. Фамилия – Ярушевич

Имя – Николай

Отчество – Дорофеевич

2. Год рождения 1892 (31 дек. 1891 г. ст. ст.)

3. Социальное происхождение – сын священника

4. Звание (сан) служителя культа – митрополит

5. Место службы и род занятий с 1914 г. и по настоящее время:

1914 г. – иеромонах в Ленинграде (так в документе. – О.В.)

1915–1918 гг. – преподаватель дух. семинарии в Ленинграде

1918–1922 гг. – наместник Александро-Невской лавры в Ленинграде

С 1922 г. – епископ Петергофский, викарий Ленинградской епархии

С 1935 г. – архиепископ Петергофский

С 1940 г. – архиепископ Волынский и Луцкий, экзарх Зап. Украины и Белоруссии

С 1941 г. – митрополит Киевский и Галицкий, экзарх Украины

С 1944 г. – митрополит Крутицкий, управляющий Московской епархией

6. Был ли осужден или нет, если был, то когда и за что: Был в ссылке 3 года (1923–1926 гг.)

7. Район деятельности – Москва и Московская область

8. Подробный личный адрес: Москва, Баумановский пер., 6

Дата заполнения анкеты: 21 апреля 1944 г.

Подпись служит. культа: митрополит Николай Ярушевич.

Особенности Enemy Front

  • Специфическая графика. В игре окружение прорисовано выборочно. Там, где будет происходить больше всего экшена, разработчики постарались снабдить и отличными текстурами, и анимацией, и спецэффектами. Но, окружение за пределами сценария – обыденно, и серо.
  • Охват почти всей географии конфликта. На протяжении игры, наш персонаж будет получать задания на прохождение по всей карте Старой Европы, и даже с заходом в северную Африку. Но, разработчики не догадались как-нибудь «связать» между собой все локации, и объяснить геймеру, почему приходится бегать из одного места в другое.
  • Арсенал оружия. В игрушке масса вооружения, но большинство из пушек – имеет одинаковое звучение. Конечно, гранатомет от пистолета вы сможете отличить, но обычное стрелковое оружие по звуку не различается.
  • Режим стелса. В игре старомодная система скрытного прохождения, где нужно использовать камешки, чтобы отвлечь противника, подкрадываться за спину, ждать пока враг уйдет в другое место, где вы устроили засаду. Все это быстро наскучит, и уже через несколько минут вы будете разить своих врагов из ППШ, или Маузера.
  • Сюжет игры. Сценарий игрушки вводит необычного персонажа – журналиста, который отправляется на фронт, чтобы написать материал-сенсацию. Но, на деле, он оказывается втянут в конфликт, и теперь ему нужно выступать на стороне повстанцев, сражаясь с фашистами, чтобы избежать смертной казни.

На этой странице по кнопке ниже вы можете скачать Enemy Front через торрент бесплатно.

70-летие со дня передачи Красной Армии танковой колонны «Дмитрий Донской»

«Гоните ненавистного врага из нашей Великой Руси.
Пусть славное имя Дмитрия Донского ведет нас на битву за священную русскую землю.
Вперед, к победе, братья-воины!»
(Митрополит Крутицкий Николай).

Танковая колонна «Дмитрий Донской» — это 40 танков (19 машин Т-34-85 и 21 огнеметный ОТ-34). ТК создана по инициативе Московской патриархии на пожертвования верующих и передана Красной Армии 7 марта 1944 года. Более 8 миллионов рублей было собрано на создание танков, которые в короткий срок построены на Нижне-Тагильском танковом заводе. Торжественная передача танковой колонны состоялась в 5 км северо-западнее Тулы, у деревни Горелки. Танки Т-34-85 служили в 38-м танковом, а огнеметные — в 516-м огнеметном отдельным полку. И 7 марта 2014 года в 14.00 в поселке Горелки пройдут праздничные мероприятия, состоится торжественная церемония установки памятного знака, в честь 70-летия со дня передачи Красной армии танковой колонны «Дмитрий Донской».

В интернете есть информация, что закладной камень будет открыт в поселке Горелки по адресу Московское шоссе, дом 2, а в 15.00 в Тульской областной филармонии состоится праздничный концерт с участием Тульского государственного хора, ансамбля «Легенда» и ансамбля «Светоч».

516-й отдельный огнеметно-танковый полк впервые вступил в бой 16 июня 1944 года в Белоруссии совместно со 2-й штурмовой инженерно-саперной бригадой 1-го Белорусского фронта. 24-27 июня полк принимал участие в Бобруйской наступательной операции. Подразделения огнеметных танков в основном действовали со штурмовыми батальонами. Затем полк участвовал в Люблин-Брестской операции и его танкисты первыми ворвались в Брест, и вскоре вышли на государственную границу. В августе 1944 года он вступил на территорию Польши. После интенсивных боев к 10 октября в составе полка осталось только два танка, их отправили в капитальный ремонт. Полк перевооружили новой техникой. Полку присвоено почетное наименование «Лодзинский». Потом танкисты штурмовали крепость Познань, выжигали огнем пулеметные и орудийные гнезда на Зееловских высотах, закончили войну в Берлине. Всего танкисты полка уничтожили свыше 3800 солдат и офицеров противника, 48 танков и штурмовых орудий, 130 орудий и минометов, 400 пулеметных точек, 47 дзотов.

38-й отдельный танковый полк участвовал в Уманско-Баташевской операции, в начале апреля 1944 года в составе полка оставалось только 9 танков. За месяц, меняя направления ударов, полк прошел с боями свыше 60 км. Личный состав 38-го полка отличился при форсировании реки Днестр с последующим выходом на государственную границу СССР. 8 апреля 1944 года полку было присвоено почетное наименование «Днестровский». К концу апреля в полку оставалось четыре танка. Развивая наступление, танкисты с десантом освободили деревню Жервень и форсировали реку Реут. К 21 часу 24 апреля 1944 года 38-й отдельный танковый Днестровский полк завершил свой последний бой. Но и после него оставшиеся два танка в составе стрелковых частей уничтожали врага до 5 мая 1944 года. Меньше чем за два месяца полк прошел с боями свыше 130 км, танкисты уничтожили около 1420 гитлеровцев, 40 различных орудий, 108 пулеметов, подбили и захватили 38 танков, 17 бронетранспортеров, 101 транспортную автомашину, захватили 3 склада горючего и взяли в плен 84 немецких солдат и офицеров. Затем, находясь в резерве Ставки Верховного Главнокомандующего, 38-й полк был переименован в 74-й отд. ттп, а затем переформирован в 364-й танко-самоходный артполк. При этом ему было присвоено звание «Гвардейский» и сохранено почетное наименование «Днестровский».

Решение об установке памятного знака, посвященного 70-летию со дня передачи Красной Армии танковой колонны «Дмитрий Донской», было принято на внеочередном заседании Тульской городской Думы. Закладной камен будет расположен в поселке Горелки Зареченского района города Тулы. Установка камня депутатами была поддержана единогласно и состоится 7 марта. На сайте Тульской городской Думы опубликовано решение от 05.03.14 «Об установке памятного знака – закладного камня памятника, посвященного торжественной передаче частям Красной Армии танковой колонны «Дмитрий Донской»».

С целью увековечивания исторического события — 70-летия передачи частям Красной Армии танковой колонны «Дмитрий Донской», на основании ходатайства министерства культуры и туризма Тульской области, учитывая решение комиссии по историческому наследию и городской топонимии от 04.03.2014, на основании Федерального закона от 06.10.2003 № 131-ФЗ «Об общих принципах организации местного самоуправления в Российской Федерации», Устава муниципального образования город Тула, Положения «Об установке и сохранении скульптурных памятников и памятных знаков на территории города Тулы», утвержденного решением Тульской городской Думы от 25.03.2009 №65/1415, Тульская городская Дума решила:

  1. Установить памятный знак — закладной камень памятника посвященного торжественной передаче частям Красной Армии танковой колонны «Дмитрий Донской» в районе дома № 2-ж по Московскому шоссе города Тулы с текстом следующего содержания:
    «Здесь будет сооружен памятник, посвященный торжественной передаче частям Красной Армии танковой колонны «Дмитрий Донской», созданной по инициативе Московской патриархии на пожертвования верующих.
    Закладной камень установлен 7 марта 2014 года в день 70-летия передачи танковой колонны «Дмитрий Донской».».
  2. Принять предложение министерства культуры и туризма Тульской области о финансировании изготовления и установки памятного знака за счет средств министерства.
  3. Принять на баланс ГУ ТО «Центр развития культуры и туризма» установленный памятный знак на основании предложения министерства культуры и туризма Тульской области.
  4. Контроль за исполнением настоящего решения возложить на заместителя главы администрации города по социальной политике.
  5. Опубликовать настоящее решение Тульской городской Думы в общественно-политической региональной газете «Тула» и на официальном сайте Тульской городской Думы в сети Интернет.
  6. Решение вступает в силу со дня его принятия.

Святой Благоверный князь Дмитрий Донской.

Уцелевшие танки колонны «Дмитрий Донской» после окончания Великой Отечественной войны были установлены на экспозиции в музеях Вооруженных сил Москвы, Ленинграда и Тулы. По благословению патриарха Алексия II в 2005 году одна из уцелевших машин танковой колонны была установлена в московском Донском монастыре в память о прихожанах и священнослужителях, на чьи пожертвованные средства она была создана.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *