Монархические политические взгляды

ТРИ ОБРАЗА РУССКОЙ МОНАРХИИ. О российском монархизме, как о понятии…

Сюжет о российском монархизме, как о понятии.

Дело в том, что, вообще-то говоря, ни одного понятия исторического, даже гуманитарного, однопланового, что ли, нет. Мы говорим «консерватизм», предположим, но консерватизм был очень разным. Мы говорим радикалы и «радикализм», а он был самый разнообразный в XIX веке.

Давайте мы вот к сюжету одному о монархизме российском как раз и перейдем, как явлению многоликом. Монархизм, монархическая идеология — эти вещи, стали опять очень популярны у нас в последние годы. Но мало кто задумывается, о каком монархизме, собственно говоря, мы ведем речь.

Потому что был монархизм теоретический. Это монархизм консерваторов, т. е. людей, которые философски, юридически, исторически пытались оправдать существование самодержавного строя — монархии российской. У кого-то получалось более успешно, у кого-то менее…

Второй тип монархизма. Это вид монархизма вынужденный, я бы назвал это «монархизм русских либералов». Это люди, которые поддерживали монарха потому, что прекрасно понимали, что без верховной власти никакие изменения в России невозможны. Это те, которые придерживались утверждения Александра Сергеевича Пушкина, которое он дал ещё в 30-е годы XIX века, — что единственный европеец в России — это монарх-самодержец. Романовы. Он даже говорил, что единственный революционер в России — это Романов.

Действительно, без верховной власти ни о каких реформах в то время, конечно, речи быть не могло, и либералы это прекрасно понимали и сотрудничали с нею. Особенно сотрудничали успешной и радостно, когда верховная власть приступала к реформам. Ну и как-то, т.с., скукоживались, когда власть от реформ отказывалась. Причём, когда они поддерживали её, т.е., когда она к реформам приступала, они готовы были отказаться вообще от своей программы – от основных программных требований. Они убирали требование конституции, убирали требование парламента. Чтобы не спугнуть власть. Надо поддержать её всеми силами…

Существовал и третий тип монархизма – монархизм народных масс, стихийный, что ли, монархизм. О котором, вообще-то говоря, ну сейчас мы попробуем что-то сказать, но сказать очень трудно. Потому что это такой клубок противоречий, что честно, тут разбираться и разбираться надо долго.

Монархизм консервативный. Если мы посмотрим, чего консерваторы, наиболее известные, начиная с Карамзина, и кончая Тихомировым,.. Что они требовали от власти, то мы поймем одну очень простую вещь — они от власти требовали ИДЕАЛА. Они пытались провозгласить в России и направить правящую фамилию на создание идеальной монархии. Но идеала в жизни, как вы понимаете, не бывает, и поэтому консерваторы — вроде бы сторонники монархической власти, на самом деле оказывались, вообще-то, её критиками. Потому что от идеала далеко. Они пытались предъявить такие высокие требования к реальным политикам из дома Романовых, что те просто иногда вставали в тупик и не знали, как на это отвечать, что на это отвечать…

А если говорить о вынужденном, либеральном монархизме, то опять таки, — ведь либералы поддерживали монарха до определенной степени, до определенного какого-то уровня. Если монарх реформы проводит, причём те, которые устраивают либералов, то да, – они идут с ним заодно.

Но если он, как Николай Iй, или Александр IIIй, пытается действовать патриархальными методами, пытается создать «государство – семью» (через дефис), то либералы, конечно, не поддерживали их. Считали, что они гонители прогресса, гасители прогресса, ну и так далее. И начинался переход в оппозицию. Более — менее резкую, крутую оппозицию, но оппозицию власти.

Поэтому этот монархизм был очень ненадёжен. Конечно, безусловно. И требовал от монархии очень часто того, чего она не могла выполнить. Скажем либералы николаевского периода, будь это западники, будь славянофилы, они требовали от монарха вообще проведения буржуазно — демократических реформ. То есть того, против чего Николай I боролся всю свою жизнь. В Европе, в России, где угодно. Ну как тут можно было угодить власти либералам…

Что касается монархизма народных масс, то это, конечно, совершенно вещь уникальная. Во-первых, народные массы России не знали никакого другого строя, кроме монархического, и ничего другого они предположить не могли. Ну как они могли придумать, вдруг, республиканский строй или что-то подобное. Нет, конечно…

Более того — был один момент в истории русского крестьянства, когда крестьяне сделали то, чего хотели. Вот получили ВСЕ возможности сделать то, чего они хотят.. Спор до сих пор идёт, какое из сёл Костромской губернии является родным селом Ивана Сусанина. Как-то было принято, в XIX-м веке не спорили. Было село Коробово, объявленное родовым селом Сусанина. И Михаил Романов, когда вступил на престол, то в благодарность за подвиг Сусанина за спасение Романовых, — он запретил в Коробовом кому либо появляться. Полиции, сборщикам налогов, тем более, солдатам… То есть -Коробово стало государством государстве…

Вот крестьяне этого села могли делать то, что хотят – выстраивать в своем селе любой режим, любой режим управления, существования и т. д. И Коробово, в результате, пропадает из государственных документов надолго.. В XVII веке – нет, в XVIII в. – нет, и в первой половине XIX-го – тоже нет. Вдруг до Николая I дошли слухи, что в этом селе что-то неладно. И в 36-ом, по моему, году он снаряжает сенатскую ревизию в это село, чтобы понять, что же, собственно говоря, там происходит.

И сенатская ревизия выясняет, что, действительно, там плохо всё. Как вы думаете, что крестьяне выстроили в этом селе? Наследственную монархию… Такую, крестьянскую… То есть, староста этого села, тогдашний, в XVII веке, он сделал эту должность наследственной, т.е. передаваемой от отца сыну. И в результате появились такие маленькие сельские самодержцы. Вокруг них собралась «знать», они скупили землю, и начали эксплуатировать односельчан. Вот что получилось, когда крестьянам предоставили возможность делать что хотят.

Вообще-то говоря, идеал русского крестьянина, это конечно не монархия. Это не монархия, совершенно. И когда наивным монархистом, стихийным монархистом крестьянина называют, имея ввиду,.. я не знаю, что имеют ввиду.. Ну верность монарху, может быть, но имеют ввиду не идеал крестьянского монархизма.

Идеал русского крестьянина – это существование без начальства вообще, какого бы то ни было, даже общинного. Начальство не нужно, и поэтому, крестьянина надо называть, наверное, не наивным монархистом, а наивным анархистом. Ведь мечта русского крестьянина – это две такие сказочные вещи, как Град Китеж и волшебная земля Беловодье. Ни там, ни там никакого начальства нет, и там все счастливы, и все получают равное количество земли, и все довольны, и не выживают, а живут и процветают. Но крестьянин прекрасно понимал, что какими бы волшебными они бы не были, Китеж и Беловодье — на всех их не хватит. Поэтому это только для избранных, кто заслужил, — вот тот может в этот Град Китеж и Беловодье попасть.

А для всех остальных что остается? Только надежда на доброго царя, который будет защищать сирых и убогих от помещиков, чиновников и прочего, и прочего. Отсюда один феномен, который в русской истории, начиная с XVII века и до середины XIXго прослеживается – это поддержка крестьянами любых самозванцев. Сколь бы они серьезны или не серьезны не были – неважно. Вот любых. Почему? Потому что русский крестьянин считал самозванца вот этим самым царём, добрым, который ниспослан народу за все вот эти годы унижений и притеснений, трудностей, голода, и проч. и проч. И вообще, самозванство в России заканчивается только после отмены крепостного права.

Только от после отмены крепостного права, потому что последним самозванцем был Константин Палыч, брат Николая Iго. Который, вдруг, внезапно умер от холеры, и вот считают, что он не умер, а выжил, и в 50-х годах XIX века ещё были Константин Палычи, ходившие по Руси.

Поэтому, когда мы говорим русский крестьянин – монархист, тут надо оговариваться и оговариваться. Для крестьянина, единственного в монархии, для которого, действительно, святым, неприкасаемым, — это был монарх. Но не режим монархии. Все эти министры и генералы, чиновники — это для крестьянина враги. Единственная надежда, что от них от всех защитит монарх. Вот в каком смысле крестьянин русский монархист — в вере в монарха одного-единственного, богоизбранного. А система, режим, — нет и нет. Он не святой для крестьянина совсем. И поэтому, опять таки, понимание монархизма народными массами, русским крестьянством, это совсем не то, что существовало реально в России.

И вот какая получается в результате история — вот вроде как у монарха есть сторонники, есть люди, которые разделяют монархическую идею. Вынуждено или не вынужденно, по взглядам выработанным или случайно, но оказывается, что они хотят и требуют своего. Консерваторы – своего, идеального монарха и монархического режима. Либералы – своего, монарха-реформатора, прежде всего монарха-конституционалиста, который конституцию даст и превратит самодержавную монархию в конституционную. Крестьяне же верят просто в доброго царя, который будет защищать народ от чего? От режима существующего.

И получается, что вроде бы есть сторонники монархии в России, а на самом-то деле эти сторонники иногда хуже, и хуже революционеров. Потому что с революционерами всё понятно – они открытые враги. А эти критики, причём критики с высочайших, каких-то своих, позиций, и поэтому что с ними делать – совершенно не ясно. Вроде вот человек верит, а вот не поддерживает…

Если возвратиться к монархизму, т.к. интерес к нему повысился в последние годы, то очень хотелось бы пожелать современным монархистам, чтобы они историю монархизма изучили. И чтобы они решили — они монархисты какого типа. Во-первых. А во-вторых, чтобы они, уж если они монархистами себя называют, то были бы искренними монархистами, а не ряжеными. К сожалению, у нас очень много ряженого из дореволюционных времён, и сегодня есть в том числе, к сожалению, в современных монархистах…

Кандидат исторических наук, профессор МПГУ Леонид Ляшенко

СОВЕТСКАЯ ПЕЧАТЬ-1976 О БУДУЩЕЙ РЕСТАВРАЦИИ: «А НА КОЙ ОНА НАМ, ЭТА МОНАРХИЯ?»

Об этом фельетоне я вспомнил при обсуждении в блоге jakobin1793
Но при внимательном прочтении пришёл к выводу, что он, пожалуй, заслуживает самостоятельного поста. Ведь тема возможной Реставрации (капитализма, а тем паче монархии) в советской печати 70-х годов практически не обсуждалась. Молчаливо подразумевалось, что «социализм в СССР победил полностью и окончательно», и никакой Реставрации быть не может, потому что её не может быть никогда. Однако, как с едкой издёвкой писал тогда Веничка Ерофеев, намекая на формулу о «полной и окончательной победе социализма», он победил «хоть и окончательно, но не целиком. Вернее, целиком, но не полностью. А вернее, даже так: целиком и полностью, но не окончательно».
А здесь целый фельетон, посвящённый именно этой теме! И при его чтении вдруг выясняется, что тогдашние сатирические «пророчества», казавшиеся смешными именно в силу их невообразимости, сбываются чуть ли не по нотам.
Откровенно говоря, сценка возвращения поместий наследникам бывших помещиков выглядела в 70-е и 80-е годы неправдоподобно. Теперь, когда церкви возвращают даже то, что ей никогда не принадлежало, эта сценка уже такой не кажется… Также не очень правдоподобным тогда выглядело и обвинение диссидента в желании обзавестись недвижимостью. Думалось: он может быть какой угодно монархист и реакционер, но всё же человек идейный! Теперь, после полутора десятков лет, прожитых экс-пророком на шикарной вилле в Троице-Лыково по соседству с «дачей Касьянова», так уже не кажется…
Главный герой фельетона, А. И. Солженицын, отозвался на него, написав: «в марте 1976 “Литературная газета” печатала против меня большую статью ”Без царя в голове” — и уже там был весь этот наворот: что мой дед, мужик Семён Солженицын, был некий крупный феодал, известный в округе своей жестокостью, и с фантастическими владениями в 15 тысяч гектаров, — тем не менее один его сын почему–то грабил на дорогах с помощью аркана, кастета и кляпа, а другой его сын, мой отец (самых либеральных воззрений), не вынес падения монархии и кончил самоубийством». Однако, упрекая «ЛГ» в «фантастических» выдумках, сам Александр Исаевич неточен — ни о каких «15 тысячах гектаров» его дедушки в фельетоне речи нет.
Фельетон интересен и тем, что полемизирует с Солженицыным не в духе обычной звериной серьёзности, которая никакого эффекта не приносила, а скорее — давала обратный эффект, только дополнительно возвышая Солженицына в глазах диссидентской интеллигенции, а в насмешливо-ироническом, почти войновичевском (Сим Симыч Карнавалов из «Москвы 2042») тоне, который разил гораздо сильнее.
Итак, текст фельетона (с незначительными сокращениями):
Борис ДАНИЛОВ. БЕЗ ЦАРЯ В ГОЛОВЕ
Как это ни смешно, но Российский Императорский Дом всё ещё существует. Правда, он совсем обветшал, царевичи и царевны давно разбрелись по свету, имена великих князей украшают вывески модных ресторанов, кое-кто из августейших особ перешёл даже в пролетарии, сменив гордого российского орла на скромную бляху парижского таксиста — но Дом есть!
Во главе августейшего Двора стоит Великий князь Владимир Кириллович Романов. Прямой отпрыск никогда не царствовавшего царя Кирилла. Седьмая вода на киселе бывшему российскому монарху. А также кум бывшему прусскому королю и сват его первому министру.
Его Высочество Седьмая Вода никогда не видал России, по-русски говорит на француский лад и постоянно проживает в Мадриде, на улице Веласкес, девяносто два, в глухом, угрюмом особняке с домашней церковью и… походной канцелярией.
Много лет назад, когда сей отпрыск династии впервые ступил на испанскую землю, каудильо встретил его с распростёртыми объятиями. В знак особой благосклонности он даже разрешил украсить фасад угрюмого особняка российским императорским флагом и повелел своим гвардейцам церемониально вышагивать у парадного подъезда.
В обоснование своих державных притязаний Владимир выставил у себя в красном углу под образами для всеобщего обозрения пузатый самовар и повесил на видном месте звонкую русскую балалайку.
— Не было никогда России без царя-отца, — провозгласил при этом он, — и быть не может!
Его Высочество даже дал по этому поводу августейшее интервью.
— Неужели, — не скрывая издёвки, спросил его корреспондент одной английской газеты, — вы всё ещё надеетесь возвратиться на престол?
— Я не исключаю такой возможности, — ответствовал Владимир.
Основав самоварно-балалаечное царство, Его Высочество Седьмая Вода не стал сидеть сложа августейшие руки. Он привёл в боевую готовность свою походную канцелярию и принялся строчить всемилостивейшие рескрипты и высочайшие повеления.
Однако ни рескрипты, ни повеления не помогли. Дела в самоварно-балалаечном царстве шли из рук вон плохо. А императорские Армия и Флот, которые в составе дюжины траченных молью генералов стояли походным бивуаком на разных континентах, таяли прямо на глазах.
— Гусары из американского военного округа с прискорбием извещают Ваше Высочество, — докладывал Владимиру начальник походной канцелярии, — о кончине верного слуги Царя и Отечества полковника Седьмого Альвеопольского полка, последовавшей 23 апреля сего года в городе Ири, Пенсильвания.
И это означало, что у Его Императорского Высочества нет больше сухопутных войск…
— Округ императорских Армии и Флота в Австралии, — с тем же скорбным видом докладывал в следующий раз начальник походной канцелярии, — извещает о том, что почил в бозе георгиевский кавалер, капитан 2-го ранга и верный слуга Вашего Высочества.
И это означало, что у Его Высочества нет больше военно-морских сил…
Дела шли всё хуже. Украшавший фасад угрюмого особняка императорский флаг пришлось незаметно снять. Вслед за флагом исчезли и бравые испанские гвардейцы.
Так с тех пор глухой, угрюмый особняк и стоит в центре Мадрида, как огромный саркофаг, в котором покоятся живые мощи самодержавия.
И вот недавно в саркофаге вдруг наступило оживление. Он был ярко освещен изнутри и иллюминирован снаружи. Поводом для этого послужил всеподданнейший доклад всепреданнейшего начальника походной канцелярии ротмистра Вуича. Он явился в этот день в августейшие покои в парадном, николаевских времён мундире, распространяя вокруг запах нафталина.
Привыкший к тому, что начальник канцелярии всегда приносит лишь печальные известия, Владимир придал своему лицу выражение скорби. Судя по парадному облику ротмистра, речь шла, по меньшей мере, о ком-нибудь из членов императорской фамилии.
— Ну, кто там ещё? — вопросил Владимир.
— Господин Солженицын… Ваше Высочество… — ответил начальник канцелярии.
— Кто-кто?! — вскинул брови Владимир.
— Ваше Императорское Высочество, — продолжал Вуич, — на Запад прибыл господин Солженицын.
— Ну и что?
— Господин Солженицын, — со значением сказал начальник канцелярии, — знаменитый писатель и полный нобелевский кавалер! Он убежденный сторонник авторитарной власти и воинствующий подвижник православия на Руси!
Владимира это известие приятно взволновало. Его Высочество даже усомнился. Как? Солженицын — ревнитель православия и убежденный монархист? Значит — слуга престола?! Значит — поборник самовластия?!
И новый верноподданный не замедлил это подтвердить. Едва прибыв на Запад, он не стал церемониться и первым делом заявил, что «свободный мир» зажирел и не может противостоять коммунизму.
— О, да ведь Солженицын — правее самого Барри Голдуотера! — воскликнул президент Соединенных Штатов, в то время Ричард Никсон.
— Нет, господин президент, — возразил государственный секретарь Генри Киссинджер, — он правее самих царей!
Однако Александр Исаевич с присущей ему непринуждённостью показал и президенту, и государственному секретарю язык, нравоучительно заявив:
— Большой писатель в стране — это то же самое, что правительство.
Вслед за тем Александр Исаевич занялся судьбами России.
— Тысячу лет Россия жила с авторитарным строем и к началу двадцатого века ещё весьма сохраняла и физическое, и духовное здоровье народа… — заявил он. — Так, может быть, признать, что для России иной путь или ложен, или преждевременен? Может быть, на обозримое будущее, хотим мы этого или не хотим, России всё равно суждён авторитарный строй? Может быть, только к нему она и созрела…
Да, Александр Исаевич трубно, на весь мир провозглашает здравицы августейшему самовластию. Охваченный верноподданическим рвением, он уже блаженно живописует облик городов будущей монархической России.
А где же городовой? С начищенными пуговицами, в хромовых сапогах и белой фуражке, с шашкой… Зимой в тёплой шинели, весной и летом в белой рубахе и всегда со свистком на шее — приятнейший звук для человеческого уха!
Городовой будет! Само собой.
И при этом Александр Исаевич — ни больше, ни меньше, — выступает от имени всех народов, живущих на одной шестой части земли!
И тут сам собой возникает вопрос: а на кой она нам, эта монархия? Да, но, может быть, у Александра Исаевича свой резон? Ну что ж, давайте на мгновение представим себе. Итак:
…Сорок сороков церквей, в воздухе плывет малиновый перезвон, иереи в золотых ризах машут кадилами — и вот верхом на белом коне въезжает царь! На голове у него корона, в одной руке скипетр, в другой — держава. За Их Величеством — Их Высочества, Их Сиятельства, Их Превосходительства. Генералы, адмиралы и генерал-губернаторы. Курские, орловские и тамбовские помещики. Тайные и статские советники. А за ними — прочий чиновный люд.
И вот все занимают свои прежние места и начинается восстановление верноподданных в их имущественных правах.
Кто-то из чиновников выходит вперёд и зычно вызывает:
— Русский землевладелец, граф Шереметьев! Или его наследники!..
— Русский землевладелец, господин Родзянко! Или его наследники!..
— Русский помещик, господин Солженицын Семён Ефимович! Или…
— Я, — попешно откликается Александр Исаевич и выходит вперёд.
Да, самого землевладельца, родного деда наследника, Семёна Ефимовича Солженицына, который вёл крупную торговлю, имел две тысячи гектаров земли, около двадцати тысяч голов овец, многотысячные стада крупного рогатого скота, собственные мельницы и зернохранилища и прочее движимое и недвижимое имущество, давно нет. Известный своей жестокостью и бессердечием, Семён Солженицын, недобрая память о котором жива по сей день, бежал из родных мест сразу же после революции и с тех пор канул в небытие.
Нет и Исая Солженицына, отца наследника. Преуспевающий царский офицер, он не перенёс крушения монархии, не примирился с потерей состояния и сам в 1918 году свёл счёты с жизнью. И выходит, что Александр Исаевич — единственный.
…И вот он подходит к столу, ставит свою размашистую подпись и получает скреплённую двуглавым орлом высочайшую бумагу на всё дедовское имущество.
— Крупный землевладелец юга России! — вызывает чиновник следующего. — Помещик Карпушин! Или…
— Я, — отзывается Александр Исаевич и опять выходит вперёд.
— А какое вы имеете отношение, — вопрошает чиновник, — к господину Карпушину?
— К господину Карпушину, — говорит Александр Исаевич, — никакого. А вот что касается его достопочтенной супруги, Марии Захаровны, то она доводится мне тётей по матушке.
Помещик Карпушин, которому когда-то принадлежали пятнадцать тысяч гектаров земли в Ставрополье, тоже бежал в 1917 году и тоже навсегда канул. И поскольку у помещика Карпушина других наследников нет, то Александр Исаевич вновь подходит к столу и получает ещё одну высочайшую бумагу.
А чиновник тем временем вызывает следующего.
— Помещие Захар Фёдорович Щербак! Или…
— А это, — вновь выступает вперёд Александр Исаевич, — тоже мой дедушка. Только уже не со стороны отца, а со стороны матери. Он имел большое поместье в районе станицы Кубанской.
— Правильно, — говорит чиновник, — получите!
Итак, две тысячи гектаров от деда Семёна, большое поместье от деда Захара, пятнадцать тысяч гектаров от тётки Марии да ещё мельницы, зернохранилища, маслобойня, собственная торговля, скот, банковские счета.
А пока Александр Исаевич сверяет документы, чиновник выкладывает на стол какие-то сомнительные предметы… Тонкую верёвку-удавку, тяжёлый кистень и крепкий, не однажды бывший ы употреблении кляп… Александр Исаевич багровеет, тяжело сопит и отводит в сторону глаза. Но наследство есть наследство. От него не отвертишься. Нехитрые предметы разбойного обихода принадлежали родному брату отца Александра Исаевича. Дядя был «тружеником больших дорог». Тёмной ночью выходил он на промысел, поджидал запоздалых путников и принуждал с помощью кистеня и удавки раскошеливаться… И тут уж, как говорится, из песни слова не выкинешь. Что было, то было!
…Горячность, с которой внук помещика, сын царского офицера и племянник «труженика больших дорог» отстаивает самовластие, вызвала среди обитателей мадридского саркофага радостный шумок. Но радость была недолгой. Дело в том, что, хотя верный слуга престола и выступает как поборник самовластия, на первую роль он прочит отнюдь не самоварное Высочество, а совсем иное лицо.
— Большой писатель в стране, — снова и снова намекает он, — то же самое, что правительство!
Но, кроме славы земной, правительство в лице одной особы претендует ещё и на славу небесную.
— То и веселит меня, то и утверживает, что не я всё задумываю и провожу, — вещает новоявленный мессия, — что я только меч, хорошо отточенный на нечистую силу, заговоренный рубить её и разгонять. О, дай мне, Господи, не переломиться при ударах! Не выпасть из руки Твоей!
Вот он, оказывает, кто — Александр Исаевич!
Взобравшись на вселенскую паперть, весельчак и утверживатель без устали кликушествует.
Он везде выставляет напоказ своё христианское благочестие: бьёт земные поклоны, истово крестится перед трапезой и на сон грядущий, шлёт великопостные письма владыкам и, принадлежа душой черносотенному союзу Михаила Архангела, заигрывает с сионистами.
…то, что российским императорский дом всё ещё существует, — это смешно. Но даже Его Высочество, наверное, уже не помышляет о шапке Мономаха. Собрав кое-какую наличность, он, как утверждают, открыл императорскую таксомоторную контору. Августейшее такси пользуется будто бы спросом. Ещё бы! Кому не интересно прокатиться в экипаже, где на козлах вместо кучера восседает чуть ли не сам царь!
И вдруг, на тебе, появляется ещё одна суматошная и комичная фигурка самовластца! На Запад Александр Исаевич прибыл в сияющем нимбе героя и в терновом венце великомученика. Гордое чело героя украшал глубокий шрам, полученный когда-то в школьной драке: теперь сей шрам фигурирует как печать перенесённых страданий.
Путь великомученика был озарён вспышками блицев и сопровождался грохотом репортёрских барабанов. Не успев даже как следует оглядеться, он уже полез на вселенскую паперть и устроил скандальный стриптиз.
Солженицын вблизи оказался куда менее привлекательным, чем Солженицын издалека. Король был гол!
И вот уже гаснут блицы, репортёрские барабаны бьют отбой. Как пишет один американский еженедельник, «Запад смущён и разочарован тем, что один из его ведущих идеологических героев на деле оказался дураком-святошей».
Другое американское издание высказалось лаконичней: «Умственно не стабилен!»
В русской же речи существует на этот счёт более простое и ёмкое определение:
— Да ведь без царя в голове человек!..»
Фото: 1974 год. В дни в высылки А. И. Солженицына из СССР на улице Москвы.

Монархизм

Монархи́зм — общественно-политическое движение, целью которого является установление, сохранение или реставрация монархии.

Монархические организации существуют во многих государствах мира. Крупнейшим объединением монархистов в мире является Международная монархическая конференция. По состоянию на 11 января 2010 года ММК объединяла 67 монархических организаций и СМИ из 31 страны мира. Россию в ММК представляют Российский Имперский Союз-Орден, принадлежащие РИС-О сайт «ЛегитимистЪ» и англоязычный The Russian Monarchist’s Blog, а также Российское имперское движение. Также Российская империя представлена Организацией польских монархистов. Президентом ММК является Кришна Прасад Сигдель (Непал), генеральным секретарём ММК — Сильван Руссильон (Франция). Также существуют Международная монархическая лига и Общество Объединённых роялистов.

В некоторых республиканских странах монархисты активно участвуют в политической борьбе. Например, в Болгарии Национальное движение за стабильность и подъём (бывшее Национальное движение «Симеон II») входит в число ведущих партий страны и даже была правящей. В Чехии существует Монархическая партия Чехии, Богемии и Моравии, среди членов которой есть нескольких глав муниципалитетов и депутаты ряда муниципальных собраний.

Монархизм в России

Основная статья: Монархизм в России

В России первые политические организации монархического толка стали появляться в 1880-е годы, особенно активно монархическое движение развивалось в период с 1905 по 1917 годы. Именно тогда возникли такие крупные монархические организации как Союз русского народа, выступавший за сохранение самодержавия, и Союз 17 октября, поддерживавший установление в России конституционной монархии. Революция 1917 года привела к падению монархического строя и запрету монархических организаций в России, деятельность монархистов была почти полностью парализована, началась гражданская война, в результате которой большинство видных деятелей монархического движения погибли или оказались в эмиграции.

Даже после окончательной победы большевиков в России монархисты продолжали свою борьбу, как агитационную, так и военную. В конце 1921—начале 1922 годов органами ОГПУ была нейтрализована подпольная антисоветская «Монархическая организация Центральной России» (МОЦР). В 1929 году штабс-ротмистр Альберт Христианович Шиллер, участник Первой мировой войны и Гражданской войны, по поручению генерала П. В. Глазенапа нелегально пересёк границу СССР и создал в Ленинграде подпольную монархическую группу. Отряды монархистов на Дальнем Востоке вели партизанскую войну против советской власти до 1930-х годов.

В годы советской власти центр деятельности русских монархистов был вынужденно перенесён на Запад. Там жили члены династии Романовых. В то время в российском эмигрантском монархическом движении было три основных течения: «кирилловцы», «николаевцы» и «младороссы». «Кирилловцы» (они же легитимисты) поддерживали великого князя Кирилла Владимировича, в 1924 году в связи с убийством императора Николая II, его сына и наследника Алексея Николаевича и отказом от престола Михаила Александровича, объявившего о принятии на себя прав и обязанностей Императора Всероссийского. «Николаевцы» (они же непредрешенцы) поддержали великого князя Николая Николаевича-младшего, заявившего о том, что форму правления определит «народ», а в случае выбора в пользу монархии тот же «народ» изберёт и монарха. «Младороссы» (Союз «Молодая Россия») собирались строить новую Россию «на монархическом фундаменте», но «учтя глубинные, неотвратимые процессы, произошедшие на Родине».

После распада СССР монархические организации в РФ стали появляться вновь, а в 2012 году возникла первая официально зарегистрированная Монархическая партия РФ, также провозглашающая целью установление конституционной монархии. В апреле 2013 года спикер РПЦ протоиерей Всеволод Чаплин заявил, что церковь не исключает возрождения монархии в России. До 2012 года монархисты не участвовали в борьбе политических партий, считая, что этот путь не ведёт к достижению цели возрождения монархии. При этом они активно участвуют в общественной жизни: проводятся просветительские мероприятия, совместные акции с Православной Церковью, акции в пользу нуждающихся детей из бедных семей, мероприятия для военнослужащих. В 1999 году движение «За Веру и Отечество» предпринимало попытку участия в выборах в Государственную Думу, но не было допущено к выборам.

В 2012 году уральским политиком и предпринимателем Антоном Баковым была создана и зарегистрирована под Екатеринбургом Монархическая партия РФ. 12 декабря она получила лицензию Минюста РФ и была допущена к выборам. В сентябре 2013 приняла участие в выборах органов городской власти Екатеринбурга. В феврале 2013 года провела в Париже I Конгресс русских монархических сил, заявив консолидацию монархистов одним из направлений своей работы. Летом 2013 года партия, опираясь на Основные государственные законы Российской империи, объявила наследником престола немецкого принца Карла-Эмиха Лейнингенского в связи с его переходом в православие — при крещении ему было дано православное имя Николай Кириллович Романов. Баков регулярно встречается с ним и проводит консультации.

Викиновости по теме:

Часть монархистов поддерживают наследников великого князя Кирилла Владимировича на Российский престол, объединившись вокруг Марии Владимировны Романовой. Другие же монархисты признают только права Кирилла Владимировича и его сына Владимира Кирилловича, отрицая при этом права дочери последнего Марии Владимировны, как «родившейся от морганатического брака с урождённой российской дворянкой». Данную позицию занимает Всероссийский Монархический Центр и другие организации. Кроме того на современном этапе развития в России существует множество монархических организаций «непредрешенческого» толка, такие как Союз Русского Народа, Союз Михаила Архангела, Хоругвеносцы и др.

В современной России был создан ряд монархических организаций: Монархическая партия, Всероссийский Монархический Центр (председатель Н.Н. Лукьянов), Российский Имперский Союз-Орден (начальник с 2016 г. — Дмитрий Сысуев), движение «За Веру и Отечество» (руководитель — Константин Касимовский), Российское Монархическое общественное Движение (руководитель с 2011 г. Сергей Михайлович Чесноков; основатель и руководитель Движения (1999-2011 гг.)- Кирилл Немирович-Данченко), Российское Дворянское Собрание (предводитель — О.В. Щербачёв).

Современный Всероссийский монархический центр считает, что «Российская Империя не была упразднена в установленном порядке (на Учредительном собрании). В соответствии с нормами международного права она считается государством, утратившим юридическую дееспособность. Действие её нормативно-правовых актов временно приостановлено, но может быть возобновлено в любой момент». Однако, 5 (18) января 1918 года Учредительное собрание провозгласило Российскую Демократическую Федеративную Республику. Многие националистические организации поддерживают идею восстановления монархии. Так монархические взгляды разделяет Русское национальное единство, считая, что самодержавная монархия должна быть восстановлена, но только после национал-социальной революции.

Монархизм в мире

Международные организации

  • Всероссийский Монархический Центр
  • Международная монархическая конференция
  • Общество Объединённых роялистов
  • Международная монархическая лига
  • Ассоциация монархической прессы
  • Общество постоянства (англ. The Constantian Society)
  • Международный союз монархистов
  • Европейская ассоциация монархистов
  • Императорская и королевская лига Юго-Восточной Азии
  • Международное наполеоновское общество
  • Демократическая инициатива Центральной Европы за монархию
  • Международный общеевропейский союз
  • Союз фалангистов Восточной Европы

Азия

  • Афганистан Афганистан
    • Королевский дом Афганистана
    • Движение национальной солидарности Афганистана
  • Бруней Бруней
    • Партия национального развития
  • Вьетнам Вьетнам
    • Вьетнамская конституционная монархическая лига (нелегальная)
  • Израиль Израиль
    • «Беад Арцейну»
  • Индия
    • Монархическая лига Индии
  • Иран Иран
    • Партия возрождения (нелегальная)
    • Конституционная партия Ирана
    • Sarbazan and Janbakhtegan (нелегальная)
  • Ирак Ирак
    • Иракская конституционная монархия
  • Лаос Лаос
    • Партия Королевского правления Лаоса
  • Непал Непал
    • Национально-демократическая партия
    • Национально-демократическая партия—Чанд
    • Партия Sabdhavana
  • Камбоджа Камбоджа
    • ФУНСИНПЕК
  • КНР КНР
    • «Красные повязки»
    • «Белый лотос»
    • Общество защиты императора (династия Цин) (нелегальная)
    • Организация восстановления династии Цин (нелегальная)
  • Турция Турция
    • «Османское сообщество»
  • Япония Япония
    • Партия «Новый курс»
    • Uyoku Dantai

Америка

  • Аргентина Аргентина
    • Братство традиционалистов Карла VII
    • Аргентинское монархическое движение
  • Бразилия Бразилия
    • Императорский дом Бразилии
    • Бразильское монархическое движение
    • «Императорский курьер»
    • «Императорский лист»
    • «Монархия Бразилии»
    • Движение монархистов
    • Народное движение за монархию
    • Партия за настоящую демократию
    • Монархическая молодёжь Бразилии
  • Канада Канада
    • Монархическая лига Канады
    • Орден оранжистов
  • Мексика Мексика
    • Движение мексиканских монархистов
  • США США
    • Общество постоянства (англ. The Constantian Society)

Африка

  • Алжир Алжир
    • Национал-монархическая партия Алжира
  • Бурунди Бурунди
    • Abahuza
    • Парламентская монархическая партия
  • Египет Египет
    • Египетские роялисты
  • Ливия Ливия
    • Ливийский конституционный союз
  • Мадагаскар Мадагаскар
    • ФАНАРЕ
  • Эфиопия Эфиопия **Национальный эфиопский фронт
    • Моа Anbessa
    • Коронный совет Эфиопии
  • ЮАР ЮАР
    • Южноафриканское монархическое общество

Европа

  • Австрия Австрия
    • Чёрно-желтый альянс
    • Социально-консервативная партия монархистов Австрии
    • Австрийская ассоциация
    • «Белая роза»
  • Албания Албания
    • Партия движения к законности
    • Партия Албанского монархического демократического движения
    • Албанское национальное движение к законности
  • Армения Армения
    • Монархическая партия Армении
    • Армянский Княжеский Союз
    • Меликский Союз
  • Бельгия Бельгия
    • Бельгийский союз
    • Христианско-демократическая и фламандская
    • Национальный фронт
  • Белоруссия Белоруссия
    • Монархическая лига Великого княжества Литовского
  • Болгария Болгария
    • Национальное движение за стабильность и подъём
  • Великобритания Великобритания
    • Консервативная партия
    • Шотландская консервативная партия
    • Партия независимости Соединённого Королевства
    • Королевское общество Стюарт
    • Страффорд клуб
    • Шотландская партия Якобитов
    • Партия Якобитов
    • Ассоциация конституционной монархии
    • Ассоциация «Мария Стюарт»
    • Монархическая ассоциация Оксфордского университета
  • Венгрия Венгрия
    • Монархический портал
  • Германия Германия
    • Друзья монархии
    • Bund aufrechter Monarchisten
    • «Традиция и жизнь»
    • «Молодёжь лояльная кайзеру»
    • Бавария Бавария
    • Баварская королевская партия
    • Ассоциация верности королю
  • Греция Греция Королевский дом Греции
    • Греческая царская семья
    • «Национальная идея»
    • Национальная ассоциация монархистов
    • Греческий королевский союз
  • Грузия Грузия
    • Союз грузинских традиционалистов
    • Монархическо-консервативная партия Грузии
  • Испания Испания
    • Народная партия Испании
    • Испанская фаланга
    • Общество традиционалистов (карлистов)
    • Партия карлистов
    • Организация монархических действий
    • Испанский институт фундаментализма
    • Сообщество традиционалистов
  • Италия Италия Монархический альянс
    • Итальянское монархическое движение
    • Итальянский монархический союз
    • Национальное монархическое движение
    • Группа «Савой»
    • Католический альянс
  • Польша Польша
    • Консервативно-монархический клуб
    • Польская лига монархистов
    • Организация польских монархистов
    • Американское общество по защите традиций, семьи и собственности в Польше
    • Польский союз монархической группировки
    • Польское движение монархистов
  • Португалия Португалия Integralismo Lusitano
    • Народная монархическая партия
    • Королевское дело
    • Движение лузитанского интегрализма
    • Реконкиста
    • «Национальное просвещение»
    • «Посланники короля»
  • Россия Россия
    • Монархическая партия РФ
    • Всероссийский Монархический Центр
    • Орден Царского Орла
    • Российский Имперский Союз-Орден
    • Русское имперское движение
    • Союз русского народа
    • Движение «За Веру и Отечество»
  • Румыния Румыния
    • Национальная крестьянская партия (Румыния)
    • Партия «Великая Румыния»
    • Национальная народная партия
    • Либеральный союз «Брэтиану»
    • Ассоциация друзей короля Михаила
    • Альянс за монархию
  • Северная Ирландия Оранжевый орден
  • Сербия Сербия
    • Сербское движение обновления
    • Сербское демократическое движение обновления
    • «Королевская молодёжь»
    • Сербский союз за Королевство
    • Сербский блок роялистов
    • Сербское движение монархистов
  • Украина Украина
    • Всеукраинская общественная организация «Трон»
    • Украинская фаланга
    • Клуб молодых монархистов
    • Украинский союз монархистов
    • Союз Великоукраинцев
    • Монархическая группа
  • Франция Франция
    • «Аксьон Франсез» (орлеанисты)
    • Альянс роялистов
    • Демократический сбор (Капетинги)
    • Новое роялистское действие (орлеанисты)
    • Совет герцога Анжуйского
    • Союз в пользу монархии
    • «Национальная реставрация»
    • Движения Франция и королевство
    • Французские роялисты
    • Институт дома Бурбонов
  • Чехия Чехия
    • «Чешская корона»
  • Швеция Швеция
    • «Объединённые монархисты»
    • Роялистская ассоциация
    • «Королевская молодёжь»
  • Эстония Эстония **Эстонская монархическая лига

Океания

  • Австралия Австралия «Австралийцы за конституционную монархию»
    • Австралийский монархический альянс
    • Австралийская монархическая лига
    • Орден оранжистов
  • Новая Зеландия Новая Зеландия Монархическая лига Новой Зеландии

> См. также

  • Роялист
  • Монархизм в Грузии
  • Список королевских домов
  • Тори

> Примечания

  • Водовозов В. В. Монархисты // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Ссылки

Монархизм на Викискладе

  • Всероссийский Монархический Центр (официальный сайт)
  • Сайт Российский Имперский Союз-Орден в Европе
  • Российский Имперский Союз-Орден
  • Сайт «Легитимист»
  • Российское имперское движение
  • Украинский Традиционалистический клуб
  • Сайт «Русское Самодержавие»

Для улучшения этой статьи желательно:

  • Викифицировать статью.
  • Исправить статью согласно стилистическим правилам Википедии.
  • Переработать оформление в соответствии с правилами написания статей.
  • Найти и оформить в виде сносок ссылки на независимые авторитетные источники, подтверждающие написанное.
  • Добавить иллюстрации.

Нормативный контроль

GND: 4170424-1

Страны Африка Азия Австралия и Океания Европа Северная Америка Южная Америка
¹ Межконтинентальная страна. ² Государство находится в Западной Азии, но имеет социально-политические связи с Европой. ³ Государство имеет зависимые территории или территории со схожим статусом за пределами Европы. 4Страны с нечётким правовым статусом

>Глава церкви

Термин глава́ це́ркви употребляется не во всех конфессиях христианства, преимущественно в протестантизме.

Католицизм

Современный Ватикан является теократическим государством, возглавляемым монархом (папой римским), который называется первосвященником и наместником Иисуса Христа. Главой церкви считается Иисус Христос; однако Папа, как Vicarius Christi, есть её видимый глава.

Православие

В православии единым Главой Церкви считается Иисус Христос, что основано на Писании: Еф. 1:22-23, Еф. 5:23, Кол. 1:18. Первый же по чести епископ автокефальной поместной церкви (например, в РПЦ — Патриарх Московский и всея Руси) обычно именуется предстоятелем Церкви. В то же время выражения «глава Русской Церкви», «глава Русской Православной Церкви» и т. п. применительно к предстоятелю РПЦ используются на официальном сайте РПЦ, а также на богословском и других ресурсах этой конфессии.

В Российской империи

В Акте о престолонаследии Павла I 1797 года содержалось догматически некорректное (по лютеранскому образцу) положение: «Государи Российские суть Главою Церкви». В Основных законах Российской империи это положение комментировалось так: «Император яко Христианский Государь, есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры и блюститель правоверия и всякого в Церкви Святой благочиния. (…) В сем смысле Император в акте о наследии престола (1797 апр. 5) именуется Главою Церкви». После 1917 года наименование главы церкви применяется в Русской Церкви только к Христу.

Протестантизм

В Церкви Англии первенствующий епископ — архиепископ Кентерберийский, который также признаётся духовным лидером всего Англиканского сообщества; «Верховный правитель» (the Supreme Governor of the Church of England) Церкви Англии, согласно 39 статьям англиканского вероисповедания (Преамбула и ст. 37-я), — глава государства, то есть монарх. В богословском смысле, главой этой церкви полагается Иисус Христос. Схожая система принята (или была принята) в иных протестантских монархиях Европы, причём на континенте глава государства объявлялся не только распоряжающимся имуществом церкви и обязанным финансировать церковь правителем, но главой церкви. В теократических государствах, наоборот, глава церкви является главой государства (например, в Женеве времён Жана Кальвина).

В неопротестантских деноминациях, таких как баптизм, пятидесятничество, адвентизм, методизм и др., глава церкви не обладает абсолютной властью, выполняя лишь организационные и представительские функции. Периодически избирается на определённый срок высшими органами деноминации.

Примечания

  1. Русская Православная Церковь Заграницей, 20 августа 2007 г.
  2. Лекция 23. Монгольский период. Состояние Русской Церкви от митрополита Кирилла II до святого митрополита Ионы / Православные просветительские курсы, 4 марта 2016 г.
  3. Патриарх и гуманизм, 14 апреля 2016 г.
  4. Основные Законы, ст. 42 в изд. 1832 г.
  5. Andrew Chandler. Faith of the nation. The Church of England in the XXth century
  • Протоиерей Владислав Цыпин. Взаимоотношения Церкви и государства. Канонические принципы и историческая действительность

ГЛАВА ЦЕРКВИ

в собственном смысле это определение относится исключительно к Господу Иисусу Христу. По слову ап. Павла, «Он есть глава тела Церкви» (Кол 1. 18) и «муж есть глава жены, как и Христос глава Церкви» (Еф 5. 23). В Еф 4. 11-16 мысль о главенстве Христа в Церкви выражена с особой полнотой и отчетливостью: «…Он поставил одних Апостолами, других — пророками, иных — Евангелистами, иных — пастырями и учителями, к совершению святых, на дело служения, для созидания Тела Христова… дабы мы не были более младенцами… но истинною любовью все возращали в Того, Который есть глава Христос, из Которого все тело, составляемое и совокупляемое посредством всяких взаимно скрепляющих связей, при действии в свою меру каждого члена, получает приращение для созидания самого себя в любви».

Главенство Христа в Церкви — основополагающий экклезиологический догмат. Правосл. вероучение совершенно исключает мысль о каком бы то ни было земном заместительстве Христа как Г. Ц., католич. экклезиология исходит из идеи о таком заместительстве: «Епископ Римской Церкви, в коем пребывает служение, особым образом вверенное Господом Петру, первому из апостолов, и подлежащее передаче его преемникам, является главой Коллегии епископов, Наместником Христа и Пастырем всей Церкви на сей земле, поэтому в силу своей должности он пользуется в Церкви верховной, полной, непосредственной и универсальной ординарной властью, которую он всегда может свободно осуществлять» (CIC. 331). Полный титул папы — епископ Римский, Наместник Иисуса Христа, преемник главы Апостолов, Верховный Первосвященник Вселенской Церкви, Патриарх Запада, примас Италии, архиепископ и митрополит Римской провинции, глава Государства-Города Ватикан, раб рабов Божиих.

Никто из правосл. епископов не именуется Главой Вселенской Церкви, это относится в полной мере и к предстоятелю К-польской Церкви, одним из титулов к-рого является «Вселенский Патриарх». Поэтому понятие Г. Ц. употребляется в правосл. Церкви лишь по отношению к предстоятелям Поместных Церквей, и речь в случае подобного словоупотребления идет о главенстве в Поместной Церкви. Так, главой РПЦ является Патриарх Московский и всея Руси. В Уставе РПЦ соответствующая формулировка о главенстве Святейшего Патриарха в Русской Церкви отсутствует, но в нем содержатся положения, касающиеся прав и обязанностей Патриарха, из совокупности к-рых очевидным образом вытекает его главенство в Русской Церкви (Устав РПЦ, 2000. IV; IX 6, 13, 14; X 7, 16, 18 ш, 20, 26). Аналогичным образом обстоит дело и с предстоятелями др. автокефальных правосл. Церквей. Глава Сербской Православной Церкви имеет титул Архиепископа Печского, Митрополита Белградо-Карловацкого, Святейшего Патриарха Сербского. Румынскую Православную Церковь возглавляет Блаженнейший Патриарх, к-рый одновременно носит титул архиепископа Бухарестского и митрополита Мунтенийского (Мунтенского) и Добруджского, наместника Кесарии Каппадокийской. Главой Болгарской Православной Церкви является Святейший Патриарх, к-рый носит также титул митрополита Софийского. Во главе Элладской Православной Церкви стоит Блаженнейший Архиепископ Афинский и всей Эллады, власть к-рого, однако, вне пределов его епархии не выходит за границы председательства в коллегиальных высших органах церковной власти, так что его статус в известной мере аналогичен статусу Первенствующего члена Святейшего Синода Российской Церкви в синодальную эпоху.

Главами соответствующих Церквей называют также предстоятелей автономных и самоуправляемых Церквей, а также Экзархатов. Напр., Японскую автономную Церковь возглавляет Митрополит Токийский и всей Японии, главой Украинской Православной Церкви является Блаженнейший Митрополит Киевский и всея Украины, а Белорусскую Православную Церковь возглавляет Митрополит Минский и Слуцкий, Патриарший экзарх Белоруссии. Кроме того, главами местных церквей, каковыми являются епархии, именуются правящие архиереи. Так, в Уставе РПЦ епархии определены как «местные церкви, возглавляемые архиереем». «Епархиальный архиерей, по преемству власти от святых апостолов, есть предстоятель местной церкви — епархии, канонически управляющий ею при соборном содействии клира и мирян» (Х 1. 6).

Понятие Г. Ц. не может употребляться применительно к начальствующим лицам в пресвитерском сане, возглавляющим благочиннические округа, приходы или мон-ри.

В странах с гос. статусом протестант. церкви главами церквей именуются главы гос-в, имеющие монархический титул. Подобным статусом по отношению к англикан. Церкви обладает король (в наст. время королева) Соединённого Королевства Великобритании и Сев. Ирландии (см. ст. Акт о супрематии). Аналогичный статус по отношению к лютеран. церкви Дании принадлежит монарху этого гос-ва.

До известной степени подобная тенденция обнаружилась и в нек-рых правосл. гос-вах, в частности в Российской империи: отдельные офиц. документы содержали именование главой правосл. Церкви российского императора. Так, в оглашенном имп. Павлом I Петровичем в день его коронации 5 апр. 1797 г. «Акте о наследовании Всероссийского Императорского Престола», к-рый был составлен им в 1788 г., в бытность его наследником престола, говорится о невозможности восшествия на Российский престол лица, не принадлежащего к правосл. Церкви. Соответствующее место включает и усвоение российскому государю статуса Г. Ц.: «Когда наследство дойдет до такого поколения женского, которое царствует уже на другом престоле, тогда предоставлено наследующему лицу избрать веру и престол, и отрещись вместе с наследником от другой веры и престола, если таковой престол связан с Законом, для того что Государи Российские суть Главою Церкви, а если отрицания от веры не будет, то наследовать тому лицу, которое ближе по порядку» (цит. по: Наследование Российского Императорского Престола. С. 98-99).

Содержание положения «Акта» относительно вероисповедания государя отразилось в 42-й ст. «Основных законов», помещенных в «Свод законов Российской Империи», 1-е издание к-рого вышло в 1832 г.: «Император яко христианский Государь есть верховный защитник и хранитель догматов господствующей веры и блюститель правоверия и всякого в Церкви святой благочиния». А в примечании к этой статье сказано: «В сем смысле Император в Акте о наследии престола 1797 г., апр. 5, именуется Главою Церкви». Т. о. в «Основные законы» было внесено ограничение в формулу относительно главенства государя в Церкви. Формула имп. Павла была тем самым лишена силы прямого закона, став только толкованием одной из статей «Основных законов».

Для правосл. канонического правосознания допустима лишь такая интерпретация положения о главенстве императора в Церкви, к-рая подразумевает возглавление и представление императором сословия мирян, но не епископата. В этом смысле и интерпретировалось соответствующее положение большинством авторов в канонической и юридической лит-ре XIX в. (Градовский. С. 151). Лишь нек-рые из авторов настаивали на том, что, хотя император и не может издавать законы о вере, ему, однако, принадлежит в Церкви полнота власти, в т. ч. и законодательной. «Император — не посторонняя православной Церкви государственная власть,- писал Е. П. Казанский,- но именно глава Церкви… По наиболее распространенному воззрению, Государь Император наследует в этом отношении власть византийских императоров» (С. 162, 253) (см. ст. «Акт о наследовании Всероссийского Императорского Престола»).

Подобные идеи с особой настойчивостью развивал известный канонист Н. С. Суворов, но его концепция очевидным образом несовместима с основами правосл. экклезиологии. С большей осторожностью, и гл. обр. на визант. материале, в наше время об особом месте императора в самом центре церковной власти высказывается прот. Валентин Асмус, причем он не склонен рассматривать такое его положение в Церкви как исторически сложившееся отклонение от экклезиологической нормы.

Лит.: Градовский А. Д. Начала русского государственного права. СПб., 1875. Т. 1; Суворов. Право. С. 96-104; Казанский Е. П. Власть Всероссийского Императора. Од., 1913; Асмус В., прот. Церковные полномочия императоров в поздней Византии // ЕжБК, 1992-1996. М., 1996. С. 296-298; Наследование Российского Императорского Престола по Основным гос. законам / Сост.: Н. Н. Корево. М., 19992; Цыпин В., прот. Курс церковного права. М., 2002. С. 261-276, 400, 404.

Прот. Владислав Цыпин

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *