Москва 1941 контрнаступление

Содержание

Начало контрнаступления под Москвой

ГОВОРЯТ ВСЕ РАДИОСТАНЦИИ СОВЕТСКОГО СОЮЗА

Парад 7 ноября 1941 года по силе воздействия на ход событий приравнивается к важнейшей военной операции. Именно на этот день по случаю запланированного захвата Москвы гитлеровской Германией было назначено торжественное прохождение по Красной площади немецких войск.

6 ноября, сразу же после торжественного заседания, состоявшегося на станции метро «Маяковская», Сталин объявил членам Политбюро ЦК, секретарям МК и МГК о времени начала парада войск на Красной площади. Время начала парада в последний момент перенесли с привычных 10 утра на два часа раньше. Командирам частей, участвующих в параде, об этом стало известно накануне в 23 часа, а приглашаемым на Красную площадь представителям трудящихся сообщали о проведении торжества с пяти часов утра 7 ноября.

С 5 ноября советские Военно-Воздушные силы наносили упреждающие удары по аэродромам противника, и в праздничный день на Москву не была сброшена ни одна бомба.

В ночь на 7 ноября по указанию Сталина кремлевские звезды были расчехлены и зажжены, от маскировки освобожден мавзолей Ленина.

В 8 часов утра по всем громкоговорителям, которые в те дни не выключались ни днем, ни ночью, раздался торжественный голос диктора: «Говорят все радиостанции Советского Союза. Центральная радиостанция Москвы начинает передачу с Красной площади парада частей Красной Армии, посвященного 24-й годовщине Великой Октябрьской социалистической революции…».

Торжественный марш войск на Красной площади открыли курсанты артиллерийского училища. С развернутыми знаменами шли по главной площади страны артиллеристы и пехотинцы, зенитчики и моряки. Потом по Красной площади двинулись конница, пулеметные тачанки, прошли танки Т-34 и КВ.

Напутствовал уходящие с парада на фронт войска Сталин. К 7 ноября 1941 года он уже мог говорить о некоторых успехах в битве под Москвой. На ряде направлений враг был остановлен, наметилась стабилизация положения, противник переходил к обороне. Главные цели немецкой операции «Тайфун» достигнуты не были, взять стремительным наступлением столицу фашистам не удалось.

6 и 7 ноября 1941 года советское командование спланировало и осуществило ряд сильных ударов по врагу на Можайском, Волоколамском и Малоярославецком направлениях. Поэтому прямо с парада на главной площади страны бойцы Красной Армии отправлялись на фронт.

Справка РИА Новости

ВЫСТУПЛЕНИЕ СТАЛИНА НА ПАРАДЕ 7 НОЯБРЯ 1941 ГОДА

Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, рабочие и работницы, колхозники и колхозницы, работники интеллигентского труда, братья и сестры в тылу нашего врага, временно попавшие под иго немецких разбойников, наши славные партизаны и партизанки, разрушающие тылы немецких захватчиков!

От имени Советского правительства и нашей большевистской партии приветствую вас и поздравляю с 24-й годовщиной Великой Октябрьской социалистической революции.

Товарищи! В тяжелых условиях приходится праздновать сегодня 24-ю годовщину Октябрьской революции. Вероломное нападение немецких разбойников и навязанная нам война создали угрозу для нашей страны. Мы потеряли временно ряд областей, враг очутился у ворот Ленинграда и Москвы. Враг рассчитывал на то, что после первого же удара наша армия будет рассеяна, наша страна будет поставлена на колени. Но враг жестоко просчитался. Несмотря на временные неуспехи, наша армия и наш флот геройски отбивают атаки врага на протяжении всего фронта, нанося ему тяжелый урон, а наша страна – вся наша страна – организовалась в единый лагерь, чтобы вместе с нашей армией и нашим флотом осуществить разгром немецких захватчиков.

Бывали дни, когда наша страна находилась в еще более тяжелом положении. Вспомните 1918 год, когда мы праздновали первую годовщину Октябрьской революции. Три четверти нашей страны находилось тогда в руках иностранных интервентов. Украина, Кавказ, Средняя Азия, Урал, Сибирь, Дальний Восток были временно потеряны нами. У нас не было союзников, у нас не было Красной Армии, – мы ее только начали создавать, – не хватало хлеба, не хватало вооружения, не хватало обмундирования. 14 государств наседали тогда на нашу землю. Но мы не унывали, не падали духом. В огне войны организовали тогда мы Красную Армию и превратили нашу страну в военный лагерь. Дух великого Ленина вдохновлял нас тогда на войну против интервентов. И что же? Мы разбили интервентов, вернули все потерянные территории и добились победы.

Теперь положение нашей страны куда лучше, чем 23 года назад. Наша страна во много раз богаче теперь и промышленностью, и продовольствием, и сырьем, чем 23 года назад. У нас есть теперь союзники, держащие вместе с нами единый фронт против немецких захватчиков. Мы имеем теперь сочувствие и поддержку всех народов Европы, попавших под иго гитлеровской тирании. Мы имеем теперь замечательную армию и замечательный флот, грудью отстаивающие свободу и независимость нашей Родины. У нас нет серьезной нехватки ни в продовольствии, ни в вооружении, ни в обмундировании. Вся наша страна, все народы нашей страны подпирают нашу армию, наш флот, помогая им разбить захватнические орды немецких фашистов. Наши людские резервы неисчерпаемы. Дух великого Ленина и его победоносное знамя вдохновляют нас теперь на Отечественную войну так же, как 23 года назад.

Разве можно сомневаться в том, что мы можем и должны победить немецких захватчиков?

Враг не так силен, как изображают его некоторые перепуганные интеллигентики. Не так страшен черт, как его малюют. Кто может отрицать, что наша Красная Армия не раз обращала в паническое бегство хваленые немецкие войска? Если судить не по хвастливым заявлениям немецких пропагандистов, а по действительному положению Германии, нетрудно будет понять, что немецко-фашистские захватчики стоят перед катастрофой. В Германии теперь царят голод и обнищание, за 4 месяца войны Германия потеряла 4 с половиной миллиона солдат, Германия истекает кровью, ее людские резервы иссякают, дух возмущения овладевает не только народами Европы, подпавшими под иго немецких захватчиков, но и самим германским народом, который не видит конца войны. Немецкие захватчики напрягают последние силы. Нет сомнения, что Германия не может выдержать долго такого напряжения. Еще несколько месяцев, еще полгода, может быть, годик – и гитлеровская Германия должна лопнуть под тяжестью своих преступлений.

Товарищи красноармейцы и краснофлотцы, командиры и политработники, партизаны и партизанки! На вас смотрит весь мир как на силу, способную уничтожить грабительские полчища немецких захватчиков. На вас смотрят порабощенные народы Европы, подпавшие под иго немецких захватчиков, как на своих освободителей. Великая освободительная миссия выпала на вашу долю. Будьте же достойными этой миссии! Война, которую вы ведете, есть война освободительная, война справедливая. Пусть вдохновляет вас в этой войне мужественный образ наших великих предков – Александра Невского, Димитрия Донского, Кузьмы Минина, Димитрия Пожарского, Александра Суворова, Михаила Кутузова! Пусть осенит вас победоносное знамя великого Ленина!

За полный разгром немецких захватчиков!

Смерть немецким оккупантам!

Да здравствует наша славная Родина, ее свобода, ее независимость!

Под знаменем Ленина – вперед, к победе!

И.В. Сталин

ДАЛЬШЕ ВРАГ НЕ ПРОШЕЛ

К началу декабря 1941 г. германской группе армий «Центр» удалось захватить Клин, Солнечногорск, Истру, выйти к каналу им. Москвы в районе Яхромы, форсировать севернее и южнее Наро-Фоминска р. Нара, подойти с юга к Кашире. Но дальше враг не прошел. Он был обескровлен, потеряв с 16 ноября до начала декабря 155 тыс. человек убитыми и ранеными, около 800 танков. 5 декабря командующий группой армий Ф.Бок пришел к выводу, что у его войск «иссякли силы». Ставка ВГК с ноября готовила переход советских войск в контрнаступление. Советская группировка под Москвой, несмотря на потери, за счет формировавшихся резервов к началу декабря включала в себя 1100 тыс. человек, 7652 орудия и миномета, 774 танка и 1000 самолетов. Группа армий «Центр» к этому времени превосходила советские войска в личном составе в 1,5 раза, в артиллерии — в 1,8, танках — в 1,5 раза и только в самолетах уступала им в 1,6 раза. Но советские командование учитывало не только соотношения сил, но и другие факторы: измотанность немецких войск, отсутствие у них заранее подготовленных оборонительных позиций, неготовность к ведению войны в суровых зимних условиях и высокий моральный дух советских воинов.

5-6 декабря советские войска перешли в контрнаступление. Его последовательно начали 5 декабря войска Калининского фронта, 6 декабря — Западного и Юго-Западного (с 24 декабря Брянского) фронтов. Ожесточенные сражения развернулись на калининском, истринском, тульском, и елецком направлениях. За месяц боев немецкие войска были отброшены к западу примерно на 250 км.

В соответствии с решением Ставки ВГК 8 января 1942 г. началось общее наступление советских войск от Ладожского озера до Черного моря. В нем приняли участие и войска Западного и Калининского фронтов, проводившие Ржевско-Вяземскую операцию. Отсутствие достаточного опыта ведения наступательных операций, недостаток сил и средств не позволили тогда окружить основные силы группы армии «Центр». Тем не менее, это был успех. Противник был отброшен на запад на 100-350 км. Полностью были освобождены Московская, Калининская, Тульская, Рязанская области, часть Смоленской и Орловской областей, Победа под Москвой улучшила военно-политическое и международное положение Советского Союза. Но в 1942 году советскому народу предстояло пережить новые испытания и отступить до берегов Волги и предгорий Кавказа. Война приняла затяжной характер на истощение противников. Ряд историков именно с Московской битвой связывают начало коренного перелома в войне, который окончательно стал фактом после победы советских войск под Сталинградом и завершился разгромом немецких войск на Курской дуге.

Кульков Е.Н. Московская битва // Великая Отечественная война. Энциклопедия. /Отв. ред. Ак. А.О. Чубарьян. М., 2010.

ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА КОМАНДУЮЩЕГО ВОЙСКАМИ ЗАПАДНОГО ФРОНТА ГЕНЕРАЛА АРМИИ Г. ЖУКОВА И. СТАЛИНУ К ПЛАНУ-КАРТЕ КОНТРНАСТУПЛЕНИЯ АРМИЙ ЗАПАДНОГО ФРОНТА, 30 ноября 1941 г.

ЗАМЕСТИТЕЛЮ НАЧАЛЬНИКА ГЕНЕРАЛЬНОГО ШТАБА КРАСНОЙ АРМИИ

генерал-лейтенанту т. ВАСИЛЕВСКОМУ

Прошу срочно доложить Народному Комиссару Обороны т. Сталину план контрнаступления Западного фронта и дать директиву, чтобы можно было приступить к операции, иначе можно запоздать с подготовкой

ЖУКОВ

НАРОДНОМУ КОМИССАРУ ОБОРОНЫ товарищу СТАЛИНУ

ОБЪЯСНИТЕЛЬНАЯ ЗАПИСКА К ПЛАНУ-КАРТЕ КОНТРНАСТУПЛЕНИЯ АРМИЙ ЗАПАДНОГО ФРОНТА

1. Начало наступления, исходя из сроков выгрузки и сосредоточения войск и их довооружения: 1-й ударной, 20-й и 16-й армий и армии Голикова с утра 3-4 декабря, 30 армии 5-6 декабря.

2. Состав армий согласно директивам Ставки и отдельные части и соединения, ведущие бой на фронте в полосах наступления армий, как указано на карте.

3. Ближайшая задача: ударом на Клин, Солнечногорск и в истринском направлении разбить основную группировку противника на правом крыле и ударом на Узловая и Богородицк во фланг и тыл группе Гудериана разбить противника на левом крыле фронта армий Западного фронта.

4. Дабы сковать силы противника на остальном фронте и лишить его возможности переброски войск 5, 33, 43, 49-я и 50-я армии фронта 4-5 декабря переходят в наступление с ограниченными задачами.

5. Главная группировка авиации (3/4) будет направлена на взаимодействие с правой ударной группировкой и остальная часть с левой — армией генерал-лейтенанта Голикова.

Жуков, Соколовский, Булганин

30.11.41 г.

Резолюция «СОГЛАСЕН И.СТАЛИН»

Г.К.Жуков в битве под Москвой. Сборник документов. М.: Мосгорархив, 1994.

Карта Сталина

ИЗ СООБЩЕНИЯ СОВИНФОРМБЮРО О ПРОВАЛЕ НЕМЕЦКОГО ПЛАНА ОКРУЖЕНИЯ И ВЗЯТИЯ МОСКВЫ, 11 декабря 1941 г.

(…) С 16 ноября 1941 г. германские войска, развернув против Западного фронта 13 танковых, 33 пехотных и 5 мотопехотных дивизий, начали второе генеральное наступление на Москву.

Противник имел целью путем охвата и одновременного глубокого обхода флангов фронта выйти нам в тыл и окружить и занять Москву. Он имел задачу занять Тулу, Каширу, Рязань и Коломну на юге, далее занять Клин, Солнечногорск, Рогачев, Яхрому, Дмитров на севере и потом ударить на Москву с трех сторон и занять ее…

6 декабря 1941 г. войска нашего Западного фронта, измотав противника в предшествующих боях, перешли в контрнаступление против его ударных фланговых группировок. В результате начатого наступления обе эти группировки разбиты и поспешно отходят, бросая технику, вооружение и неся огромные потери…

Сообщения Советского Информбюро. Т. I. М., 1944. С. 407–409.

ИЗ ПРИКАЗА НАРОДНОГО КОМИССАРА ОБОРОНЫ СССР С ПОЗДРАВЛЕНИЕМ ПО СЛУЧАЮ 24-й ГОДОВЩИНЫ КРАСНОЙ АРМИИ, 23 февраля 1942 г.

В первые месяцы войны ввиду неожиданности и внезапности немецко-фашистского нападения Красная Армия оказалась вынужденной отступать, оставить часть советской территории. Но, отступая, она изматывала силы врага, наносила ему жестокие удары. Ни бойцы Красной Армии, ни народы нашей страны не сомневались, что этот отход является временным, что враг будет остановлен, а затем и разбит.

В ходе войны Красная Армия наливалась новыми жизненными силами, пополнялась людьми и техникой, получала на помощь новые резервные дивизии. И настало время, когда Красная Армия получила возможность перейти в наступление на главных участках громадного фронта. В короткий срок Красная Армия нанесла немецко-фашистским войскам один за другим удары под Ростовом-на-Дону и Тихвином, в Крыму и под Москвой. В ожес­точенных боях под Москвой она разбила немецко-фашистские войска, угро­жавшие окружением советской столицы. Красная Армия отбросила врага от Москвы и продолжает жать его на запад.

Теперь уже нет у немцев того военного преимущества, которое они имели в первые месяцы войны в результате вероломного и внезапного нападения. Момент внезапности и неожиданности, как резерв немецко-фашистских войск, израсходован полностью. Тем самым ликвидировано то неравенство в условиях войны, которое было создано внезапностью немецко-фашистского нападения. Теперь судьба войны будет решаться не таким привходя­щим моментом, как момент внезапности, а постоянно действующими фак­торами: прочность тыла, моральный дух армии, количество и качество диви­зий, вооружение армии, организаторские способности начальствующего состава армии. При этом следует отметить одно обстоятельство: стоило ис­чезнуть в арсенале немцев моменту внезапности, чтобы немецко-фашистская армия оказалась перед катастрофой(…)

Было бы, однако, непростительной близорукостью успокаиваться на достигнутых успехах и думать, что с немецкими войсками уже покончено. Это было бы пустым бахвальством и зазнайством, не достойным советских людей. Не следует забывать, что впереди имеется еще много трудностей. Враг терпит поражение, но он еще не разбит и — тем более — не добит. Враг еще силен. Он будет напрягать последние силы, чтобы добиться успеха. И чем больше он будет терпеть поражение, тем больше он будет звереть. Поэтому необходимо, чтобы в нашей стране ни на минуту не ослабевала подготовка резервов на помощь фронту. Необходимо, чтобы все новые и новые войсковые части шли на фронт ковать победу над озверелым врагом. Необходимо, чтобы наша промышленность, особенно военная промышленность, работала с удвоенной энергией. Необходимо, чтобы с каждым днем фронт получал все больше и больше танков, самолетов, орудий, минометов, пулеметов, винтовок, автоматов, боеприпасов(…)

Красная Армия имеет своей целью изгнать немецких оккупантов из нашей страны и освободить Советскую землю от немецко-фашистских захватчиков. Очень вероятно, что война за освобождение Советской земли приведет к изгнанию или уничтожению клики Гитлера. Мы приветствовали бы подобный исход. Но было бы смешно отождествлять клику Гитлера с германским народом, с германским государством. Опыт истории говорит, что гитлеры приходят и уходят, а народ германский, а государство германское остается(…)

Красная Армия уничтожает немецких солдат и офицеров, если они отказываются сложить оружие и с оружием в руках пытаются поработить нашу Родину. Вспомните слова великого русского писателя Максима Горького: «если враг не сдается, — его уничтожают (…)

Народный комиссар обороны СССР И. СТАЛИН

Правда. 23 февраля 1942 г.

*Имеется в виду 2-я танковая группа (с октября 1941 г. – 2-я танковая армия) немецкой группы армий «Центр»

** Булганин Н.А. (1895-1975), гос. и парт. деятель. В 1947-1958 гг. – Маршал Советского Союза. С июля 1941 г. член военного совета Западного фронта, Западного направления. В 1943-1944 член военного совета ряда фронтов. С ноября 1944 г. – зам. наркома обороны и член ГКО, с февраля введен в состав Ставки ВГК. 1934-1961 – член ЦК КПСС

Битва под Москвой

Битва под Москвой — самая масштабная во второй мировой войне. Именно здесь, недалеко от столицы, крупнейшего в мире государства, хваленая гитлеровская армия, впервые потерпела серьезное поражение. Разгром фашистских войск под Москвой явился началом значительного поворота в ходе войны и истории. Окончательно был провален гитлеровский план «быстрой войны»; впервые был развеян миф о «непобедимости» гитлеровской армии.

Битва под Москвой включает в себя два периода: оборонительный — с 30 сентября по 5 декабря 1941 года, и наступательный, который состоит из 2-х этапов: контрнаступление — с 6 декабря 1941 по 7 января 1942 гг., и общее наступление советских войск — с 8 января по 20 апреля 1942 года.

Изначально Гитлер предполагал взятие Москвы в течение первых трёх или четырёх месяцев войны. Однако, несмотря на успехи вермахта в первые месяцы войны, усилившееся сопротивление советских войск помешало его выполнению. В частности, битва за Смоленск (10 июля — 10 сентября 1941) задержала немецкое наступление на Москву на 2 месяца. Битвы за Киев и за Ленинград также оттянули часть сил вермахта, предназначенных для наступления на Москву. Таким образом, немецкое наступление на Москву началось только 30 сентября. Целью наступления являлся захват Москвы до наступления холодов.

Автор – народный художник Российской Федерации Евгений Иванович Данилевский. Размер живописного полотна диорамы 10х33 м, холст, масло.

Замысел операции предусматривал мощными ударами крупных группировок, сосредоточенных в районах Духовщины (3-я танковая группа), Рославля (4-я танковая группа) и Шостки (2-я танковая группа), окружить основные силы войск Красной Армии, прикрывавших столицу, и уничтожить их в районах Брянска и Вязьмы, а затем стремительно обойти Москву с севера и юга с целью её захвата.

К концу сентября немецко-фашистская группа армий «Центр» закончила все приготовления для операции. Гитлер в обращении к войскам 2 октября заявил: «За три с половиной месяца созданы, наконец, предпосылки для того, чтобы посредством мощного удара сокрушить противника еще до наступления зимы. Вся подготовка, насколько это было в человеческих силах, закончена… Сегодня начинается последняя решающая битва этого года».

Мощной группировке врага советское командование могло противопоставить значительно меньшие силы и средства.

Командующие

Советские войска

Немецко-фашистские войска

Б. М. Шапошников
И. С. Конев
С. М. Будённый
Г. К. Жуков
А. И. Ерёменко
Я. Т. Черевиченко

Ф. фон Бок
А. Штраус
Г. фон Клюге
Г. Гудериан
Г. Рейнгард
Э. Гёпнер
М. фон Вейхс
В. Модель

Силы сторон

Советские войска

Немецко-фашистские войска

1 250 000 человек

1 929 406 человек

96 дивизий

78 расчётных дивизий

1044 танка

1700 танков

более 10500 орудий и миномётов

14000 орудий и минометов

1368 самолетов

1390 самолетов

Первой операцию «Тайфун» начало немецкое командование южной ударной группировкой. 30 сентября оно нанесло удар по войскам Брянского фронта из района Шостка, Глухов в направлении на Орел и в обход Брянска с юго-востока. 2 октября перешли в наступление остальные две группировки из районов Духовщины и Рославля. Их удары были направлены по сходящимся направлениям на Вязьму с целью охвата главных сил Западного и Резервного фронтов. В первые дни наступление противника развивалось успешно. Ему удалось выйти на тылы 3-й и 13-й армий Брянского фронта, а западнее Вязьмы – окружить 19-ю и 20-ю армии Западного и 24-ю и 32-ю армии Резервного фронтов.

Глубокие прорывы танковых группировок врага, окружение ими значительных сил трех фронтов, незаконченность строительства рубежей и отсутствие войск на Можайской линии обороны – все это создало угрозу выхода противника к Москве.

В те грозные дни Центральный Комитет партии, Государственный Комитет Обороны и Ставка Верховного Главнокомандующего провели большую работу по мобилизации всех сил на организацию защиты столицы.

В ночь на 5 октября Государственный Комитет Обороны принял решение о защите Москвы. Главным рубежом сопротивления была определена Можайская линия обороны, куда срочно направлялись все силы и средства. Тогда же было решено сосредоточить усилия всех партийных и советских органов, общественных организаций на быстрейшее создание новых стратегических резервов в глубине страны, их вооружение и подготовку для ввода в сражение.

Для уточнения фронтовой обстановки и оказания помощи штабам Западного и Резервного фронтов в создании новой группировки сил для отпора врагу в районы событий прибыли представители Государственного Комитета Обороны и Ставки В. М. Молотов, К. Е. Ворошилов и А. М. Василевский. Они направили на Можайскую линию из числа отходивших войск до пяти дивизий. Ставка приняла меры по переброске сил с других фронтов и из глубины страны. С Дальнего Востока к Москве спешили три стрелковые и две танковые дивизии.

10 октября Государственный Комитет Обороны объединил управление войск Западного и Резервного фронтов в одних руках. Их войска были включены в Западный фронт, во главе которого был поставлен Г. К. Жуков, командовавший до этого Ленинградским фронтом. Состоялось решение построить на непосредственных подступах к столице еще одну линию обороны – Московскую зону.

Войска, оказавшиеся в вяземском окружении, вели мужественную борьбу с врагом. Они наносили контрудары и прорывались из кольца окружения. Атаки наших войск следовали одна за другой, им предшествовала артподготовка. Особенно яростными были наши атаки 8-12 октября, когда в боевые действия дивизии включилась батарея «катюш» капитана Флерова… Для немцев наступление окруженных батальонов и полков советских войск было полной неожиданностью. Немцам пришлось поспешно стягивать сюда крупные соединения и технику.

Активные боевые действия советских войск в окружении оказали серьезное влияние на развитие событий. Они сковали в районе Вязьмы 28 немецко-фашистских дивизий, которые застряли здесь и не могли продолжать наступление на Москву.

Передовые танковые дивизии Гудериана, устремившиеся от Орла к Туле, натолкнулись в районе Мценска на сопротивление 1-го особого стрелкового корпуса генерала Д. Д. Лелюшенко. Здесь танкисты 4-й и 11-й танковых бригад впервые применили действия танков из засад, давшие большой эффект. Задержка противника у Мценска облегчила организацию обороны Тулы. За эти и последующие умелые действия в ходе оборонительных боев под Москвой 4-я бригада была преобразована в 1-ю гвардейскую танковую бригаду.

К 10 октября развернулась ожесточенная борьба на фронте от верховьев Волги до Льгова. Враг захватил Сычевку, Гжатск, вышел на подступы к Калуге, вел бои в районе Брянска, у Мценска, на подступах к Понырям и Льгову. 14 октября враг ворвался в город Калинин. 17 октября Ставка создала здесь Калининский фронт под командованием генерала И. С. Конева.

С 15 октября 1941 года, по указу Государственного комитета обороны, началась эвакуация ряда предприятий и их персонал с семьями в Куйбышев (ныне Самара) из западных регионов Россиии. В город были эвакуированы из Москвы: Правительство СССР, Верховный Совет СССР, дипломатические представительства, крупные учреждения культуры (например, Большой театр, Мосфильм). Но Государственный Комитет Обороны, Ставка и оперативная группа работников Генерального штаба оставались в Москве и прилегающих к ней районах, было введено осадное положение.

Советское командование нашло силы, чтобы преодолеть серьезное осложнение, случившееся в октябре на подступах к Москве. Западный фронт пополнился за счет резерва Ставки и других фронтов 11 стрелковыми дивизиями, 16 танковыми бригадами, более 40 артиллерийскими полками. Командование фронта использовало их для прикрытия важнейших направлений, ведущих к Москве, — волоколамского, можайского, малоярославецкого и калужского. К концу октября на фронте от Селижарова до Тулы действовало уже десять армий двух фронтов. Защитники Москвы, сражаясь за каждую пядь земли, сначала затормозили, а затем и остановили противника, создав сплошной фронт обороны.

Фашисты усилили налеты своей авиации на Москву, которые начались еще летом. Ночные бомбежки следовали одна за другой. Однако к городу прорывались лишь одиночные самолеты. На ближних подступах к Москве их встречала сплошная завеса огня зенитчиков, а на дальних — колонны бомбардировщиков рассеивались нашими отважными летчиками-истребителями. На весь мир прозвучало тогда имя летчика Виктора Талалихина. В ночном бою он таранил фашистский бомбардировщик. Это был первый в мире ночной таран. В. Талалихину было присвоено звание Героя Советского Союза. А всего на подступах к Москве летчики совершили 25 таранов. В воздух поднимались аэростаты, натягивавшие тросы и сети, препятствовавшие проникновению вражеских самолетов в воздушное пространство столицы.

В эти суровые дни усилия всей страны направлены на решение одной задачи — отстоять Москву. Ведь для миллионов советских людей и в годы радости, и в годы испытаний Москва была аккумулятором их энергии, их героизма, их любви к Родине.

Москва ощетинилась полосами противотанковых ежей. На улицах строились баррикады, подвалы домов превращались в огневые точки. Сотни тысяч москвичей строили на окраинах города глубокую противотанковую оборону, особенно мощную вдоль северных и южных границ города.

Две недели длилась передышка на фронте. За эти отвоеванные в трудных сражениях недели советское правительство проделало колоссальную работу по подготовке населения Москвы к отражению вражеского нашествия. Призывы партии «Отстоим Москву!» вселяли в советских людей уверенность в будущую победу, наполняли их мужеством, укрепляли их волю в борьбе со злейшим врагом человечества – фашизмом.

6 ноября, как и в былые мирные дни, в Москве состоялось торжественное заседание, посвященное 24-ой годовщине Великой Октябрьской революции. Только проходило оно на этот раз не в Большом театре, а в подземном вестибюле станции метро «Маяковская».

7 ноября 1941 года – на Красной площади состоялся военный парад войск Московского гарнизона… Этот парад по силе воздействия на ход событий приравнивается к важнейшей военной операции. Он имел огромное значение по поднятию морального духа армии и всей страны, показав всему миру, что Москва не сдаётся и Советский Союз готов биться до конца. Многие военные подразделения после окончания парада отправились прямиком на фронт. Торжественное собрание и парад на Красной площади транслировались по радио на всю страну. На всех это произвело потрясающее впечатление!

15 ноября гитлеровское командование снова повело свои войска в «последнее» наступление на Москву. Оно перегруппировало силы так, чтобы большинство танковых и механизированных дивизий находились теперь на флангах Центрального фронта и вело наступление на Москву с севера и юга, пытаясь охватить ее железными клещами.

«Остановить теперь противника на подступах к нашей столице, не пустить его, перемолоть в боях гитлеровские дивизии и корпуса… Московский узел является сейчас решающим… Пройдет ещё немного времени, и наступление врага на Москву должно будет захлебнуться. Нужно во что бы то ни стало выдерживать напряжение этих дней» (Г. К. Жуков, 26.11.1941).

Началась решающая фаза Московской битвы.

Советские бойцы и командиры, пехотинцы и артиллеристы, летчики и танкисты, кавалеристы и саперы проявляли чудеса храбрости. Подвиги совершали не отдельные бойцы, а целые взводы, роты, батальоны и дивизии.

28 пехотинцев из стрелковой дивизии генерала И. В. Панфилова у разъезда Дубосеково вступили в бой против 50 фашистских танков и не пропустили их к Москве. «Велика Россия, а отступать некуда – позади Москва!» – Эти слова политрука Василия Клочкова облетели весь фронт и стали крылатыми. Герои погибли, но не отступили.

Артиллеристы в бою не отходили от своих орудий и продолжали вести огонь даже из поврежденных пушек.

Летчики смело вступали в бой с фашистскими асами. Они сражались один против трех, один против пяти и выходили из боя победителями. Расстреляв свой боеприпас, они смело шли на таран и часто, сразив врага, ухитрялись чудом посадить свою машину, сохраняя ее для следующих боев.

Танкисты подбивали фашистские танки из засад, давили наступающую вражескую пехоту гусеницами своих машин, смело бросались на фашистские орудия и крушили их своей броней.

Кавалеристы прорывались через линию фронта глубоко в тыл врага и уничтожали там фашистские гарнизоны, перехватывали военные колонны войск, идущих к фронту, наводили панику в рядах гитлеровских солдат.

Связисты неустанно под огнем врага наводили и восстанавливали линии связи.

Смело действовали под Москвой в тылу врага партизаны Калининской области. Как раз в эти дни совершили свои бессмертные подвиги комсомольцы Зоя Космодемьянская, Саша Чекалин и сотни других.

Кровопролитные, изнуряющие бои продолжались всю вторую половину ноября. Фашистским войскам удалось с севера прорваться к каналу Волга – Москва и переправиться через него в районе Яхромы. На юге они обошли непокоренную Тулу и прорвались на берега Оки в районе Каширы. Именно в эти критические дни из тыла подошли наши резервы.

Фашистское командование не увидело в ударах советских войск ничего особенного, не почувствовало, что уже начинается перелом в оперативной обстановке, что инициатива уходит от их войск и переходит на сторону Красной Армии.

Гитлеру все еще мерещились поверженная Москва, белые флаги и делегации москвичей, выходящие навстречу с ключами от города.

Напрягая последние силы, фашистские войска захватили Апрелевку – это в 35 километрах от Москвы. На севере они ворвались в Крюково (30 километров от столицы). Еще одно усилие и вот они у Красной Поляны (это уже в 25 километрах от городской черты).

В последние дни ноября, видя, что вступление в Москву задерживается, Гитлер приказал подтянуть к Красной Поляне дальнобойную артиллерию и начать обстрел советской столицы. В военном отношении это была пустая затея, а вот в пропагандистском… Тут можно было сыграть большую игру. И недаром в Красную Поляну Геббельс направил целую киноэкспедицию – снимать фильм об обстреле столицы СССР. Этот фильм правители фашистской Германии рассчитывали показать японцам, которые все еще проявляли нерешительность в отношении СССР.

Но затея с обстрелом, а следовательно, и с кинофильмом бесславно провалилась. Как провалилась и попытка овладеть Москвой.

И вот на фронте под Москвой к 4 – 5 декабря наступило затишье. Немецко-фашистские войска выдохлись, их наступление захлебнулось.

А советское командование только и ждало этого момента! Оно заранее, еще в ходе тяжелейших ноябрьских боев, разработало детальный план перехода наших войск в большое контрнаступление с целью полной ликвидации угрозы столице СССР. Соблюдая все меры предосторожности, в глубокой тайне от врага Ставка готовила это контрнаступление – формировала необходимые резервы, накапливала вооружение, боеприпасы, горючее, продовольствие, зимнее обмундирование для воинов.

Несмотря на тяжелую обстановку, сложившуюся на подступах к Москве к концу ноября, Ставка очень экономно использовала резервные соединения в оборонительных сражениях.

И вот 5 декабря, хотя не все еще было готово к проведению контрнаступления и превосходства над силами противника достигнуть пока не удалось, советское командование приняло смелое решение: приступить к осуществлению плана контрнаступления, ибо оперативная и стратегическая обстановка складывалась в нашу пользу.

Советское командование действовало энергично и решительно. Пока враг не перегруппировал свои силы для обороны, пока он еще не начал строить оборонительных сооружений, нужно идти в наступление. И войска получили приказ: «Вперед!».

Кстати в летних сражениях 1941 года советская армия терпела поражение, но приобретала опыт. Частью этого опыта стало обучение танкистов прямо на заводах. Если раньше даже мелкие неисправности приводили к тому, что экипаж на марше просто бросал танк, то теперь бойцы могли устранить поломки сами.

Мощные удары советских войск явились неожиданностью для врага. Фашистское командование было уверено, что у Советской Армии под Москвой нет сил для наступления, что она хотя и может наносить отдельные сильные удары, но перейти в общее наступление по всему фронту не в состоянии.

А Советская Армия оказалась в состоянии это сделать! И как! Фашисты откатывались назад, теряя технику, бросая нетронутыми склады с горючим, боеприпасами. Солдаты вермахта только и успевали что поднимать руки вверх и твердить заученно: «Гитлер капут!».

За первые пять дней наши войска, ведя тяжелые бои на всех направлениях, продвинулись вперед и освободили ряд городов и сел.

Освобождая все новые и новые населенные пункты, наши воины увидели, что принесли захватчики советским людям. Сожженные города и села, виселицы, разграбленные музеи, библиотеки, Дома культуры, взорванные памятники старины, зверская расправа с мирным населением, рабский труд – все это вызывало ненависть к фашистам, желание как можно скорее очистить от них советскую землю. Все это повышало наступательный порыв бойцов.

Потери

Советские войска

Немецко-фашистские войска

625 256 чел.

581 900 человек

4171 танков и САУ

1300 танков и САУ

24 478 орудий и миномётов

2500 орудий и миномётов

15000 машин и другой техники

Контрнаступление советских войск под Москвой переросло в общее наступление Красной Армии по всему советско-германскому фронту. Это было началом коренного поворота событий в ходе Великой Отечественной войны.

Разгром фашистских войск под Москвой стал решающим военно-политическим событием первого года Великой Отечественной войны. Одержав победу под Москвой, наши войска окончательно похоронили фашистский план «молниеносной войны» и развеяли миф о непобедимости германской армии. Провалились расчеты гитлеровцев на непрочность советского общественного и государственного строя, советского тыла.

В итоге гитлеровское командование вынуждено было перейти к стратегической обороне на всем советско-германском фронте.

На братских могилах не ставят крестов,
И вдовы на них не рыдают,
К ним кто-то приносит букеты цветов,
И Вечный огонь зажигают.

Здесь раньше вставала земля на дыбы,
А нынче — гранитные плиты.
Здесь нет ни одной персональной судьбы —
Все судьбы в единую слиты.

А в Вечном огне виден вспыхнувший танк,
Горящие русские хаты,
Горящий Смоленск и горящий рейхстаг,
Горящее сердце солдата.

У братских могил нет заплаканных вдов —
Сюда ходят люди покрепче.
На братских могилах не ставят крестов,
Но разве от этого легче?..
В. С. Высоцкий, 1964.

5 декабря 1941 года — начало контрнаступления советских войск под Москвой

По числу участвовавших войск и количеству нанесенных потерь Битва за Москву — одна из самых масштабных за время Великой Отечественной войны. На этот период приходится серия операций, которые начались с оборонительного этапа действий советских войск 30 сентября 1941 года. В тот день немецкое командование, начав наступление второй танковой группой на брянском направлении, приступило к операции по захвату Москвы «Тайфун», в которой участвовали группы армий «Центр».

Реклама

2 октября немецкие войска перешли к боям и на вяземском направлении, а позже, согласно сводкам, уже находились в Можайске, Волоколамске и Малоярославце, где войска под командованием генерала армии Георгия Жукова, генерала-полковника Ивана Конева и генерала-лейтенанта Константина Рокоссовского встречали врага.

В тот период советские войска находились в крайне тяжелом положении. Гитлер помнил, как быстро подчинилась ему Франция после взятия Парижа в 1940 году, чем завершился захват Осло, Белграда, Копенгагена, и отчаянно рвался к Москве.

В начале октября в предместьях Москвы спешно строили огневые точки, устанавливали противотанковые укрепления.

«То, что каждый из нас прочувствовал и пережил в те дни, я бы выразил так: никто не хотел верить, что Москва окажется в руках врага, но было непросто доказать даже самому себе, что у нас есть достаточно сил, чтобы остановить фашистских захватчиков у ворот столицы», — писал в своих мемуарах нарком Военно-морского флота Николай Кузнецов. В середине октября положение казалось наиболее критическим: шла эвакуация, мобилизация людей на строительство укреплений, минировали важные военные объекты. 19 октября на заседании Государственного комитета обороны было принято постановление о введении в Москве и прилегающих к ней районах осадного положения.

«Наши газеты в те дни призывали решительно покончить с беспечностью и благодушием и прямо писали, что под угрозой находится само существование Советского государства», — вспоминал Николай Кузнецов.

Подготовка к контрнаступлению

Многочисленные контратаки, ввод резервов и удары с воздуха советских войск все же изматывали врага. Особую страницу в истории занимает и проведение 7 ноября 1941 года на Красной площади короткого военного парада. Тогда, будучи в осаде, когда враг находился совсем близко к городу, москвичи услышали, что боевой дух советских войск не сломлен, Москва не сдастся.

Удары противника удавалось отразить также благодаря продолжительному накоплению резервов. На протяжении всей битвы в составе армейских соединений участвовали и флотские формирования: вдоль Волоколамского шоссе была развернута 75-я морская стрелковая бригада, а на Можайском действовал специальный морской полк. В этом случае руководить соединениями и частями моряков назначались командиры морских стрелковых бригад хотя бы с небольшим опытом командования на суше.

«На фронте различия между моряками и армейцами быстро стирались. Разве только флотские словечки «братва» и «полундра» да хлесткие изречения боцмана в адрес фашистов говорили о том, что здесь воюет морская пехота.

Верность морским традициям проявлялась еще и в том, что в решительный час моряки неизменно шли в бой в полосатых тельняшках, чтобы враг знал, с кем имеет дело!» — писал Николай Кузнецов.

В конце ноября 1941 года, когда немецкие войска охватили с востока Тулу, пытались форсировать канал Москва – Волга и сомкнуть кольцо вокруг столицы, на фронт прибыла 71-я морская стрелковая бригада Тихоокеанского флота (в составе 1-й ударной армии, сформированной из сибиряков, уральцев и тихоокеанских моряков). 1 декабря у села Языково Дмитровского района бригада встретила противника, и только к 6 декабря село удалось освободить. На месте в штабном фургоне немцев было обнаружено несколько комплектов парадных мундиров.

От пленных стало известно, что немецкие офицеры подготовили их для парада в Москве.

В начале декабря 1941 года советские войска под Москвой насчитывали 1,1 млн человек, 7,65 тыс. орудий и минометов, 774 танка и 1 тыс. самолетов. При этом в распоряжении противника было свыше 1,7 млн человек, около 13,5 тыс. орудий и минометов, 1,17 тыс. танков, 615 самолетов.

Благодаря советским войскам вражеские наступления все же останавливались. К тому времени за линией фронта уже были сосредоточены стратегические резервы, в них также входили сибирские и дальневосточные дивизии. При этом противнику все же удавалось получать донесения о подготовке к контрнаступлению, однако верить, что оно действительно состоится, германская сторона не хотела.

4 декабря командующий группой армий «Центр» генерал-фельдмаршал Федор фон Бок после одного из подобных донесений заявил: «Боевые возможности противника не столь велики, чтобы он мог этими силами начать в настоящее время большое контрнаступление».

Начало контрнаступления и первые успехи

5 декабря 1941 года началось контрнаступление советских войск под Москвой. Ставка определила его дальнейшую цель: нанести поражение всей группе армий «Центр». В контрнаступление перешел Калининский фронт под командованием генерал-полковника Ивана Конева. 6 декабря в контрнаступление также перешли Западный фронт (командующий генерал армии Георгий Жуков) и правое крыло Юго-Западного фронта с командующим маршалом Советского Союза Семеном Тимошенко. В операции также участвовал вновь созданный Брянский фронт. 8 декабря Гитлер подписал директиву о переходе к обороне на всем советско-германском фронте.

Уже 9 декабря были освобождены Рогачево и Елец, позже — Солнечногорск. К концу декабря — Козельск, Калуга, в начале января — Малоярославец.

Контрнаступление советских войск успешно продолжалось, несмотря на отсутствие превосходства в силах и сильные морозы, и к 7 января Советская армия нанесла поражение соединениям группы армий «Центр». Фланговые ударные группировки противника были отброшены от Москвы на 100–250 км, разбиты 38 дивизий, освобождено более 11 тыс. населенных пунктов. По некоторым источникам, потери противника с 5 декабря 1941 года по 7 января 1942 года составили 103,6 тыс. человек.

В результате советским войскам удалось далеко пройти в немецкую оборону и нарушить оперативное взаимодействие групп армий «Север» и «Центр». Полностью уничтожить основные силы «Центра» из-за нехватки сил и средств Советской армии не удалось.

В результате контрнаступления были освобождены Московская и Тульская области, многие районы Тверской и Смоленской областей.

Так в ходе войны противник потерпел свое первое крупное поражение. «Увидеть Москву смогли только те «завоеватели», которых провели по ее улицам под конвоем в качестве пленных», — отмечал Николай Кузнецов.

Недавно были обнародованы не публиковавшиеся ранее немецкие документы, относящиеся к контрнаступлению советских войск под Москвой. Проект по изучению, оцифровке и публикации документов, захваченных Красной армией в годы Второй мировой войны, совместно с российскими партнерами ведет Германский исторический институт в Москве. «Газета.Ru» предлагает ознакомиться с самыми интересными их фрагментами.

Директива Верховного командования сухопутных войск Вермахта от 18.02.1942 с оценкой итогов зимней кампании:

«5 декабря 1941 года наступила русская зима с неожиданным похолоданием до минус 30 градусов. Это нанесло тяжелый удар по измотанным боями войскам, которые, не имея зимнего обмундирования и нужного снаряжения, без подготовленных к зиме оружия и техники располагались на открытой местности вдали от баз снабжения и вынуждены были вместо решающего наступления немедленно перейти к обороне.

Судя по всему, этого момента и ждали русские, сознавая, на что способна русская зима.

7 ноября противник начал зимнюю кампанию, которая в первую очередь была направлена на разрушение материально-технических средств и тем самым — на решающее ослабление немецких войск. Сухопутные войска несколько недель сражались за свою жизнь».

Доклад о состоянии боевой техники, прежде всего автомобилей, и другой движимой техники:

«Техническое состояние армии, в особенности моторизированной техники, требует решительных организационных действий. Все прочие быстрые соединения, пехотные дивизии и подразделения восточной армии по большому счету могут пополняться только самими собой. С нехваткой материального снабжения приходится мириться… Серьезные материальные потери последних дней, с одной стороны, и силы русских — с другой требуют всеми возможными способами ограничить расход и потери вооружения и боеприпасов».

Телеграмма от Верховного командования сухопутных войск Вермахта группе армий «Центр» с отрывком из протокола совещания от 20.12.1941, на котором Гитлер обосновывал свой приказ, запрещающий отступление:

«Фанатичное стремление оборонять все занятое войсками пространство нужно внушить всему личному составу, в том числе самыми жесткими методами. Если каждое подразделение будет воодушевлено этим стремлением, в таком случае на любом участке каждая атака и, соответственно, прорыв линии обороны неприятелем будут обречены на провал.

В противном случае русские немедленно начнут преследовать отступающие войска, не дадут им отдыха, снова и снова будут атаковать, не давая возможности закрепиться на каком-нибудь рубеже, так как у войск нет подготовленных тыловых позиций. И есть опасность, что слова о наполеоновском отступлении станут реальностью».

Телеграмма фон Хёпнера с реакцией на приказ из центра:

«Следуя приказу фюрера, я вынужден снова указать на плачевное состояние моих войск… Боеготовность снизилась настолько, что дивизию можно рассматривать лишь как усиленный батальон. В таких обстоятельствах удерживание неподготовленной оборонительной линии на открытой местности невозможно. Требующий этого приказ ничем здесь не поможет, если не будет обеспечено пополнение и снабжение. Необходимо осознать всю серьезность положения. Требуемое фанатичное сопротивление приведет к полной потере небоеспособной армии».

Отчет майора фон Герсдорффа о поездке на фронт c 5 по 8 декабря 1941 года:

«Недостаточное или отсутствующее снабжение одеждой или осветительными средствами — а именно с ними связаны важнейшие в настоящий момент потребности — вызвало или вызовет кризис доверия к руководству. В войсках сложилось мнение, что кампания в России была начата без должной заблаговременной подготовки к русской зиме. Настроение в войсках в целом можно охарактеризовать как хорошее, несмотря на то что отвод за линию реки Нары подействовал на настроение угнетающе».

«Имеющаяся в распоряжении одежда, в том числе зимняя форма по уставу, полностью не соответствует условиям русской зимы и приводит к обморожениям личного состава во время морозных дней.

В целом особенно крепкий мороз приводит к ежедневным потерям в четыре-пять человек на каждую роту.

Если морозы продолжатся, то при известной численности личного состава можно просчитать, когда в подразделении не останется ни одного боеспособного военнослужащего. Судя по захваченным и убитым русским, можно заключить, что противник гораздо лучше и практичнее подготовлен к условиям зимы. В этой связи особенно важным видится: а) снабжение пригодной обувью, особенно для мотострелков, чья обувь не подходит для зимнего сухопутного сражения; б) дополнительные поставки носков, износ которых особенно велик; в) снабжение теплым бельем; г) снабжение качественными перчатками и головными уборами».

Пункт III. «Морально-воспитательные мероприятия».

«Личному составу не хватает книг и игр. Предварительное условие — решение вопроса освещения. У меня создалось впечатление, что расстрелы евреев, пленных, а также комиссаров встречают практически полное неприятие в офицерском корпусе.

Расстрел, в частности, комиссаров в том числе потому, что это особенно ужесточает противостояние противника. Эти расстрелы воспринимаются как оскорбление чести немецкой армии, в особенности немецкого офицерского корпуса.

В зависимости от темперамента и склада характера собеседников в более или менее резкой форме высказываются мнения о том, что за это кто-то должен ответить. В связи с этим нельзя не отметить, что имеющиеся факты в полной мере получили огласку и что в офицерском корпусе на фронте об этом говорят гораздо больше, чем можно было предположить».

close карта с радиусом действия немецкой радиоразведки

карта с радиусом действия немецкой радиоразведки

Комментарий историка

«Сообщение Герсдорффа показывает, что начало советского наступления поначалу не было расценено как опасное. Было лишь понятно, что на Восточном фронте имеются проблемы со снабжением. Не хватало даже свечей и необходимой зимней униформы, поскольку из-за трудностей с транспортировкой на фронт удавалось доставить только боеприпасы и продовольствие. К тому же документ показывает, что в группе армий «Центр» сформировался центр сопротивления Гитлеру.

Отставкой Гудериана Гитлер хотел показать наглядный пример. Он более не терпел самовольства своего генералитета и с момента наступления Красной армии под Москвой требовал четкого выполнения приказов вместо проявления инициативы и гибкости в управлении армейскими частями», — прокомментировал опубликованные документы научный сотрудник Германского исторического института доктор Маттиас Уль.

Контрнаступление под Москвой: факты и мифы

5 декабря – День воинской славы России. 5 декабря 1941 года советские войска начинают контрнаступление под Москвой. Сосредоточив на московском направлении значительные резервы, командование Красной армии смелыми ударами обращает в бегство значительные силы вермахта. От столицы отброшены все три танковые группы противника, до этого рвавшиеся к Москве. Противник потерял почти полмиллиона солдат и офицеров, значительное количество танков, артиллерии и самолетов, огромное количество лошадей и автомобилей. Свыше миллиона советских солдат и офицеров, защищавших Москву, и участвовавших в контрнаступлении, были награждены медалью «За оборону Москвы».

3 декабря 2018 года в здании Российского военно-исторического общества (РВИО) Министр культуры РФ, председатель РВИО В.Р. Мединский огласил новые, недавно рассекреченные данные о событиях той зимы. В частности, на брифинге представлены документы из Центрального архива ФСБ, которые свидетельствуют о подвиге 28 панфиловцев в ноябре 1941 года у разъезда Дубосеково. При непосредственном участии РВИО проходят и другие мероприятия, связанные с памятью об обороне Москвы: лекции, круглые столы, семинары…

В преддверии этой памятной даты мы решили более подробно вспомнить о контрнаступлении под Москвой 1941 года. Действительно ли Москву спасли сибиряки? Почему нацисты сравнивали себя с великой армией Наполеона? Каковы были предпосылки и последствия удачного контрнаступления под Москвой? Эти вопросы корреспондент портала «История.РФ» обсудил с известным военным историком, кандидатом исторических наук Алексеем Валерьевичем Исаевым.

«Спасшие Москву сибиряки – это собирательный образ»

– Алексей Валерьевич, начать наш разговор хотелось бы с предпосылок для контрнаступления. Расскажите, как были созданы условия для мощного удара по вермахту?

– Главным фактором стало накопление резервов. Дело в том, что в СССР с августа 1941 года накапливались новые дивизии, а с ноября – бригады. Их формировали в тылу, часто в глубоком тылу: например, одна из дивизий, участвовавших в контрнаступлении, ехала из Красноярска. Но говорить о том, что это сплошь сибиряки было бы некорректно. Было немало дивизий сформированных и на Урале, и в средней полосе России… К тому же у Сибири не такие и большие мобилизационные ресурсы. Мобилизационный ресурс для контрнаступления обеспечивала, без преувеличения, вся страна.

– То есть сибиряки, спасшие Москву – это скорее собирательный образ?

– Верно, скорее образ тепло одетого человека. Сибиряки среди них были, безусловно, но составляли определенную долю в общей массе войск наряду с другими регионами России. Это формирование, шедшее с августа-сентября 1941 года, к декабрю подходило к завершению.

Следующим важным фактором стало и то, что вермахт фактически выдохся под Москвой. Я всегда говорю, что контрнаступление под Москвой стало возможным, благодаря плечам тех солдат и командиров, которые воевали, начиная с границы. Именно они планомерно уменьшали численность боевого состава дивизий в вермахте, прежде всего танковых. Напомню, что разница между боевым и тыловым составом в вермахте была существенная, и если процент потерь от общего числа личного состава в летние месяцы казался небольшим, то для боевого состава он был выше.

Еще одним фактором было неправильное планирование немцами своего ноябрьского наступления на Москву. Они умудрились загнать свои наиболее боеспособные танковые и моторизованные части в два мешка: один в районе Клина, к северу-северо-западу от Москвы, второй на юге: это идущие в обход Тулы войска Гудериана, подставившие свои фланги под контрудары советских войск.

Все эти факторы в совокупности стали предпосылкой удачного контрнаступления под Москвой. Хотел бы подчеркнуть, что имевшиеся в ноябре части и соединения Красной армии были существенно усилены подошедшими резервами, что дало возможность развивать контрнаступление на различных направлениях. Даже несмотря на то, что некоторые новые части Красной армии имели мало боевого опыта и тяжелой артиллерии: к примеру 1-я ударная армия не имела орудий калибром свыше 107 мм., и многие её соединения были вновь сформированными. Но предыдущий задел позволил бороться с остановившимися немецкими частями. Переход от обороны к наступлению по этой причине происходил достаточно «плавно», и защищая свои участки фронта и проводя локальные наступательные операции, дивизии уже 5-6 декабря перешли в полномасштабное наступление.

Ну и последним важным фактором я бы назвал накопление боеприпасов. К началу контрнаступления были созданы запасы в три боекомплекта, по основным номенклатурам боеприпасов. Это позволило вести интенсивную артподготовку, упрощая взлом немецкой обороны.

«Нацисты не могли не пойти ва-банк»

– Не секрет, что советское командование и руководство страны с первых дней войны стало думать о формировании новых дивизий и резервов. Какой волны формирования были те дивизии, участвовавшие в Контрнаступлении под Москвой?

– Дело в том, что те части, которые бились под Москвой, это формирования августа-сентября. А если вы подразумеваете приказ от 25 июня 1941 года, под него попали части НКВД, переформированные в армейские дивизии. Эти части успели повоевать еще в июле, в Смоленском сражении, и в июле-августе, на всех участках советско-германского фронта. Формирование строилось следующим образом: первая волна – НКВД, вторая – призванные по возрасту. К примеру, в эту волну входили знаменитые 312-я Наумовская и и 316-я Панфиловская дивизии, державшиеся в октябре на Можайском направлении. А вот контрнаступление – это еще более поздние формирования дивизий и бригад. Интересно и наличие бригад как более легких соединений прежде всего в силу недостатка опытных командирских кадров. Соединения сокращали, превращая в более компактные.

– Вы предвосхитили мой следующий вопрос. Насколько была оправдана и эффективна новая бригадная система, особенно в условиях контрнаступления?

– В Подмосковье при обороне они были адекватны своим задачам. Особенно танковые бригады. Конечно, в обороне в условиях кризисов или срочных задач это было удобно, но в наступлении, не имея полнокровных танковых дивизий составом в 10 тыс. человек, уже ощущалось неудобство в использовании бригад. К примеру, была задача выйти к Клину и перекрыть возможность отхода из мешка немецких войск. Эту задачу возложили на бригады, в частности, на 8-ю бригаду Ротмистрова. Но сил бригад оказалось недостаточно, чтобы стать пробкой в бутылочном горлышке. Дивизия июльского образца смогла бы, а две бригады численностью по 1000 человек, конечно, не смогли этого сделать. Немцы, несмотря на большие потери в технике и артиллерии, смогли выбраться из мешка, сохранив свои соединения хотя бы по номерам и личному составу. Такая же ситуация была и на южном фланге Западного фронта, под Тулой. Бригады и кавалерия действовали геройски, но физически задачи дивизий им были не по зубам. Если называть вещи своими именами, «бригадная ересь» в контрнаступлении мешала, но, с другой стороны, неясно смогла ли бы Красная армия к зиме 1941-1942 года, собрать и обеспечить, прежде всего, грамотными командирами, танковые дивизии… Я считаю, что смогла бы, но это вопрос дискуссионный.

– Резюмируя, мы с уверенностью можем сказать, что руководство страны и командование Красной армии, несмотря на неудачи в начале войны, не питало иллюзий? С самого начала войны велся поиск новых штатных структур частей, формирование новых дивизий, и руководство страны и армии не сидело, сложа руки? И тем более не находилось в панике, как это любят представлять фальсификаторы?

– Безусловно! Опять же эти бригады, стрелковые бригады, были временным решением, но они работали. Позднее, когда наши силы окрепли, от такой структуры отказались, обратив в дивизии. Но в 1941 году это было удобно. Танковые бригады существовали до конца войны, но выросли структурно и численно. Поэтому – да, работа велась непрерывно.

– Скажите, насколько наши фланги, к примеру, Калинин и Тула, смогли оттянуть на себя подвижные соединения противника? Стало ли это важным подспорьем в обороне Москвы и такой же предпосылкой успешного контрудара?

РЕКЛАМА

– Верно, и помимо этого проблемой для вермахта стало использование неудобной местности. Даже во время войны в сборнике под редакцией Шапошникова, который тем не менее уже не был начальником генштаба, отмечается странность противника с выбором местности для наступления своих подвижных соединений. Лесистая местность с узкими коридорами дорог на север и северо-запад от Москвы, в район Калинина, не подходила для использования масс подвижных соединений. Даже просевших в численности до этого. Немцы сами уже остановились и получили мощные контрудары во фланги.

– Как вы думаете, почему противник не остановился на линии Вязьмы на зимовку, а решил любой ценой попытаться взять Москву? Ведь это привело к поражению. Насколько мне известно, в дневниках фельдмаршала Бока, командовавшего группой армий «Центр», муссировался этот вопрос…

– Остановиться и занять оборону на подступах к Москве было возможно. Физически. Но историки сходятся во мнениях, что противник и его высшее военно-политическое руководство не могли пойти на такой шаг. Такое решение было разумное, но неприемлемое с точки зрения тех, кто мог его принять.

«Дороги заполнились колоннами брошенной немецкой техники»

– Если переходить к самому контрнаступлению, то какие основные задачи были у Красной армии?

– Основной задачей было отбросить от Москвы танковые группы врага. Наилучшим исходом для советского командования, конечно, виделось окружение и разгром трех танковых групп противника. Сделать это не получилось, но урон был нанесен существенный. Прежде всего, из-за соотношения сил. Наши войска если и превосходили противника числом, то незначительно и лишь на отдельных участках фронта. Создать ситуацию подавляющего превосходства в силах на направлении главных ударов механизированными силами, как зимой 1942 под Сталинградом, пока не удавалось. Поэтому ход боевых действий выглядел следующим образом, контрнаступление под Москвой в целом создавало угрозу окружения подвижных группировок противника, заставляя его откатываться назад и нарушать управление нацеленных на Москву частей, которые уже сложно было сразу развернуть для купирования ударов Красной армии.

Отступление противника происходило в условиях нехватки горючего, и массового падежа лошадей. Бросалась артиллерия, автомобильная и бронетехника как исправная, так и нет. Дороги заполнились колоннами брошенной немецкой техники и военного имущества. Врага оттеснили от Тулы, выбили из Клинского мешка, и он смог закрепиться только на рубеже реки Ламы. Сократив фронт, немцы встали более крепко. Но в этих условиях, в январе-феврале, 5-я и 33-я армии нанесли серию ударов и, освободив Можайск и Венев, продолжали отгонять противника всё дальше от столицы. Под Тулой немцы испытали серьезный кризис, в частности Гудериан своими действиями или бездействием, привел к огромному разрыву во фронте между 2-й танковой группой и 4-й полевой армией по направлению на Сухиничи. Большим напряжением сил и снятием войск с других направлений немцам удалось прикрыть эту брешь. Кстати, Гудериан был снят с командования и не занимал важных постов вплоть до 1943 года. Был освобожден и Калинин. В боях на реке Ламе впервые была использована тактика концентрации артиллерии, ноу-хау, которое потом успешно применяла наша армия, вплоть до Берлина. Вся тяжелая артиллерия калибром от 152 мм. изымалась из дивизий и переподчинялась главному командованию. Таким образом, на направлении главного удара можно было создать эффективный огневой вал. Немцы такую практику не использовали, оставляя большую часть артиллерии в дивизии.

Солдаты водружают советское знамя в городе Калинин

Но к середине января 1942 года постепенно расстреливается накопленный боекомплект, танковые бригады понесут существенные потери, причем в основных типах, Т-34 и КВ, а оставшиеся легкие Т-60 были слабо подготовлены к езде по снегу и прорыву обороны. Танковый кулак ослаб, и немцы сами признают случаи, когда всего несколько советских средних или тяжелых танков обращали в бегство целые соединения вермахта.

– Почему наши войска не смогли развить столь удачное контрнаступление? Это еще не отлаженное взаимодействие между родами войск? Не умели вести такие крупные операции?

– И это, и в некоторой степени была в ставке эйфория. Верховное командование Красной армии в январе считало, что в течение 1942 года удастся выдворить противника за довоенные границы СССР. Во многом эти настроения исходили, как ни странно, из опыта разгрома Великой армии Наполеона, которая зимой при отступлении из России полностью разложилась и не могла представлять собой военную силу. Немцы же, обладая другими средствами – в первую очередь, авиацией, артиллерией, автотранспортом – смогли восстановить контроль, зацепиться за рубежи и восстановить фронт. Они смогли избежать беспорядочного бегства, хотя оно висело над ними дамокловым мечом. Если почитать мемуары, многие немцы сравнивали свое положение с наполеоновской армией.

Знаменитые опорные пункты в деревнях стали неким паллиативом, впоследствии Красная армия могла их просто снести. Но как я уже говорил, промышленность, находившаяся на колесах, или только разворачивающаяся на новых местах, еще не могла пополнить тот боекомплект, накопленный к началу контрнаступления. Это тоже сыграло свою роль, и наступление постепенно остановилось.

– Каково было значение удачного контрнаступления Красной армии под Москвой?

– Действительно, контрнаступление под Москвой имело исключительное значение. Прежде всего, оно определило, что вместо «Блицкригов» война переходит на новый уровень, на истощение. Эта операция стала водоразделом, поставившим вопрос, кто выиграет войну, максимально напрягая силы.

Был разрушен ореол непобедимости вермахта. Если до этого немцы только останавливались, то теперь они были вынуждены откатиться на сотни километров. Был снят фильм «Разгром немцев под Москвой», который живописал все эти терриконы замерзшей, разбитой и брошенной техники на дорогах Подмосковья; который показал, что вермахт действительно потерпел крупное поражение.

Существенно возрос и авторитет Советского союза на международной арене. Теперь СССР расценивался как равноправный игрок, которому можно поставлять вооружение, и он не станет трофеем вермахта. Это безусловно увеличило объемы военной помощи по Ленд-лизу.

– В заключение, хотелось бы узнать, действительно ли вермахт потерял столько техники и лошадей, что на следующий год смог вести маневренные операции не по всему фронту, а только на южном направлении советско-германского фронта?

– Это правда. Если взглянуть на немецкие танковые дивизии, их подвижность к 1942 году упала. Даже несмотря на достаточно оперативное пополнение каких-то соединений прямо на фронте, а каких-то в тылу, всё равно подвижность вермахта значительно упала. Пополнение артиллерией шло активнее, но потери под Москвой действительно не дали противнику наступать в новом, 1942 году, по всему фронту…

История.РФ

5 декабря 1941 г.: началось контрнаступление Красной Армии под Москвой

Убитые немецкие солдаты и брошенная немецкая артиллерия во время декабрьского контрнаступления Красной Армии под Москвой. Для дополнительного эффекта с помощью монтажа на фото добавлена стая ворон.

К началу декабря выдохся последний штурм Москвы, немецкое командование исчерпало все свои резервы и стало переходить к обороне. Командующий немецкой 2-й танковой армией Г. Гудериан был вынужден признать, что наступление группы армий «Центр» на Москву провалилось. Советское командование правильно определило этот момент и нанесло контрудар. 5—6 декабря 1941 года началось контрнаступление советских войск в битве под Москвой. В наступлении участвовали войска Калининского фронта под началом генерал-полковника И. С. Конева, Западного фронта под командованием генерала армии Г. К. Жукова и правого крыла Юго-Западного фронта — маршала С. К. Тимошенко.
Бои с самого начала приняли ожесточённый характер. 8 декабря главнокомандующий немецкими вооруженными силами Адольф Гитлер был вынужден подписать директиву № 39 о переходе к обороне на всём протяжении советско-германского фронта. Красная Армия, несмотря на отсутствие превосходства в живой силе, танках и орудиях, трудные природные условия, уже в первые дни контрнаступления пробила оборону немецких войск южнее Калинина и северо-западнее Москвы, перерезав железную дорогу и шоссе Калинин — Москва и освободив ряд населенных пунктов. Надо отметить, что советские войска добились победы, уступая противнику в числе солдат и технических средств. Личный состав: Красная Армия – 1,1 млн. человек, вермахт – 1,7 млн. (соотношение 1:1,5); танки: 744 против 1170 (соотношение в пользу немцев 1:1,5); орудия и миномёты: 7652 против 13500 (1:1,8).
Одновременно с войсками, которые наступали северо-западнее советской столицы, перешли в контрнаступление части левого крыла Западного и правого крыла Юго-Западного фронтов. Мощные удары советских войск по фланговым группировкам немецкой группы армий «Центр», которые предназначались для охвата и окружения Москвы, заставили командование противника принять меры по спасению своих сил от полного разгрома.
9 декабря 1941 года Красная Армия заняла Рогачево, Венев и Елец. 11 декабря советские войска освободили Сталиногорск, 12 декабря — Солнечногорск, 13 декабря — Ефремов, 15 декабря — Клин, 16 декабря — Калинин, 20 декабря — Волоколамск. 25 декабря красноармейцы на широком фронте вышли к Оке. 28 декабря противник был выбит Козельск, 30 декабря из Калуги, в начале января 1942 года освобождены Мещовск и Мосальск.

Женщина встречает советских военнослужащих, освободивших ее деревню. Зима 1941 — 1942 гг.

К началу января 1942 года части правого крыла Западного фронта пробились на рубеж рек Лама и Руза. К этому же времени Калининский фронт вышел на рубеж Павликово, Старица. Войска центральной группировки Западного фронта 26 декабря заняли Наро-Фоминск, 2 января освободили Малоярославец, а 4 января — Боровск. Успешно развивалось наступление советских войск и на левом крыле Западного фронта, а также в полосе Брянского фронта под командованием генерала Я. Т. Черевиченко. В целом к 7 январю 1942 года контрнаступление под Москвой было завершено.

В результате советского контрнаступления под Москвой произошло важнейшее событие – впервые во Второй мировой войны доселе непобедимый вермахт был остановлен, а затем потерпел поражение от Красной Армии. Немецкие войска были отброшены от советской столицы на 100-250 километров, была снята угроза захвата противником важнейшего экономического и транспортного центра СССР, и Московского промышленного района. Успех был очевидным, и его значение вышло далеко за пределы чисто военной задачи.
Именно под Москвой немцы впервые во Второй мировой войне стали утрачивать стратегическую инициативу и получили сильный удар, «непобедимые» немецкие солдаты дрогнули и побежали. Стратегический план Берлина – «молниеносная война», был окончательно провален. Третий рейх столкнулся перед угрозой длительной, затяжной войны на истощении, к чему немецкое командование не было готово. Военно-политическому руководству Рейха пришлось в срочном порядке вырабатывать новый план войны, перестраивать экономику на длительную войну, изыскивать огромные материальные ресурсы. Это был серьёзнейший просчёт Берлина. СССР оказался намного сильнее, чем думали нацисты. Германия оказалась не готова к затяжной войне. Для её ведения необходимо было радикальным образом перестроить всю экономику Германии, свою внешнюю и внутреннюю политику, не говоря уже о военной стратегии.
Немецкая армия во время битвы за Москву понесла огромные потери в личной силе и технике. Так, с начала октября 1941 года по конец марта 1942 года потеряла около 650 тысяч человек убитыми, ранеными и прооравшими без вести. Для сравнения – за всю военную кампанию на Западе в 1940 году, вермахт потерял около 27 тыс. человек. За время с октября 1941 по март 1942 года немецкие войска потеряли под Москвой 2340 танков, в то время как германская промышленность смогла произвести лишь 1890 танков. Большие потери, которые не могла полностью восполнить промышленностью, понесла и авиация.
Во время битвы за Москву силы и моральный дух германской армии были надломлены. С этого момента мощь немецкой машины пошла на убыль, а сила Красной Армии постоянно возрастала. Особенное значение этому стратегическому успеху придаёт тот факт, что победа была достигнута при превосходстве немцев в живой силе, танках и орудиях (у Красной Армии было преимущество только в авиации). Советскому командованию удалось компенсировать нехватку солдат и вооружения за счёт удачного выбора момента выбора перехода в наступление. Немецкое наступление выдохлось, части были обескровлены, измотаны длительными боями, резервы израсходованы. Немецкое командование ещё не успело перейти к стратегической обороне и построить оборонительные порядки, подготовить хорошо укрепленные позиции. К тому же Москве удалось достичь внезапности наступления. Немецкое командование было уверено, что Красная Армия также обескровлена и не может наносить сильные удары. Немцы оказались неготовыми к парированию неожиданного удара. В результате внезапность удара стала одним из главных факторов успеха контрнаступления. Кроме того, советское командование в условиях тяжёлой битвы за Москву смогло подготовить резервы. Так, для развития контрнаступления было привлечено 2 армии, 26 стрелковых и 8 кавалерийских дивизий, 10 стрелковых бригад, 12 отдельных лыжных батальонов и около 180 тыс. человек маршевого пополнения.
Ещё одним фактором, который привел к победе Красной Армии под Москвой, стал высокий боевой дух советских воинов. Мужество, стойкость, упорство советских солдат и командиров, умение выходить победителем в самых тяжёлых условиях, позволили одержать вверх над первоклассной боевой машиной вермахта.
Победа под Москвой имела и огромное политическое, международное значение. Все народы мира узнали, что Красная Армия способна бить немецкие войска. Несомненно, что успех под Москвой оказал большое влияние на дальнейший ход как Великой Отечественной войны, так и всей Второй мировой войны в целом. Эта победа стала залогом для планомерного наращивания усилий всей антигитлеровской коалиции. Престиж нацистской Германии и её европейских союзников сильно упал. Поражение вермахта под Москвой отрезвляющим образом подействовало на японские и турецкие правящие круги, от которых Берлин требовал открытого выступления против СССР. Япония и Турция ждали падения Москвы, чтобы выступить на стороне Германии, но теперь они опять стали выжидать.
Несколько фотографий-иллюстраций славного контрнаступления Красной Армии под Москвой:

Разбитый и брошенный при отступлении немецкий грузовик Мерседес-Бенц L3000. Зима 1941 — 1942 гг.

Источник: Государственный Зеленоградский историко-краеведческий музей.

Брошенные во время отступления немецкие автомобили. Зима 1941 — 1942 гг.

Разбитая немецкая автоколонна в районе деревни Крюково. Зима 1941 — 1942 гг.

Брошенный при немецком отступленнии в деревне Крюково танк Pz.Kpfw.III.

Подразделение советских лыжников в подмосковной деревне Крюково. Зима 1941 — 1942 гг.

Группа немецких солдат, захваченных в плен во время битвы за Москву.

Брошенный при немецком отступлении автомобиль «Кюбельваген» (Volkswagen Тур 82 Kubelwagen). Зима 1941 — 1942 гг.

Советские солдаты изучают подбитый и брошенный немецкий танк Pz.Kpfw.III. Зима 1941 — 1942 гг.

Брошенный при немецком отступлении бронетранспортер SdKfz 251/1 «Ганомаг» (Hanomag). Зима 1941 — 1942 гг.

Советский солдат у брошенной немецкой 105-мм легкой полевой гаубицы leFH18. Зима 1941 — 1942 гг.

Деревенские дети сидят на башне подбитого и брошенного немецкого танка Pz.Kpfw.III. Зима 1941 -1942 гг.

Советский сапер на разминировании. Зима 1941 — 1942 гг.

Немецкие солдаты сдаются в плен красноармейцам во время битвы за Москву. Зима 1941 — 1942 гг.

Советские кавалеристы у подбитого и брошенного немецкого танка Pz.Kpfw.III. Зима 1941 — 1942 гг.

Портрет советского офицера в период битвы за Москву. Офицер вооружен пистолетом-пулеметом ППШ-41 и двумя гранатами Ф-1.

Советские кавалеристы в строю во время битвы за Москву. Зима 1941 — 1942 гг.

Советские офицеры за ужином в подмосковной деревне. Зима 1941 — 1942 гг.

Советские бронеавтомобили БА-10А (первый бронеавтомобиль в колонне) и БА-6 выдвигаются на боевые позиции. Зима 1941 — 1942 гг.

Группа немецких солдат, захваченных в плен во время битвы под Москвой. Зима 1941 -1942 гг.

Немецкие части в одном из занятых под Москвой населенных пунктов. На дороге — САУ StuG III Ausf B, на дальнем плане бронеавтомобили Sd.Kfz.222. Декабрь 1941 года.

Советский часовой на отбитом у немцев железнодорожном разъезде. В снегу — тела убитых немецких солдат.

Немецкие солдаты, в том числе раненые, взятые в плен Красной Армией в ходе зимнего наступления 1941—1942 годов. Обращает на себя внимание почти полное отсутствие у немцев зимнего обмундирования.

Немецкие солдаты, взятые в плен под Москвой.

Артиллеристы из состава Французского легиона добровольцев против большевизма (Légion des Volontaires Français contre le Bolchévisme, LVF, французское подразделение в немецкой армии) у 37-мм противотанковой пушки 3,7 cm PaK 35/36 под Москвой.

Советские бронебойщики ведут бой зимой 1942 года. Бойцы вооружены однозарядным противотанковым ружьем конструкции В.А. Дегтярева ПТРД-41.

Кавалеристы 2-го гвардейского корпуса генерал-майора Л.М. Доватора проходят через деревню в Подмосковье. Авторское название фото — «Выдвижение конницы к переднему краю противника для атаки».

Захваченное исправным 150-мм самоходное орудие siG 33 (sf) на базе танка Pz.I Ausf B (САУ «Бизон»). Западный фронт.

Советские ремонтники осматривают брошенный танк Pz.Kpfw. III из состава 10-й танковой дивизии вермахта. Московская область, январь 1942 года.

Советский солдат рядом с подбитым немецким танком Pz.Kpfw.III в деревне Каменка. Танк принадлежал 5-й немецкой танковой дивизии (5.Pz.Div.), имевшей тактический знак желтый косой крест в черном квадрате, и был захвачен частями советской 7-й гвардейской стрелковой дивизии.

Двое немецких солдат, взятых в плен под Малоярославцем, под конвоем красноармейца.

Советские разведчики у Ясной Поляны. Контрнаступление под Москвой.

Советские артиллеристы c 45-мм противотанковой пушкой.

Источник: Музей инженерных войск и артиллерии, Санкт Петербург.

Советский связист прокладывает телефонный кабель во время контрнаступления под Москвой.

Советский солдат скачет на лошади мимо брошенного под Москвой немецкого танка Pz.Kpfw. III.

Артиллерийские расчеты советских войск готовятся открыть огонь из трофейных немецких 50-мм орудий 5 cm PaK 38 во время битвы за Москву.

Замерзший в российских снегах немецкий солдат.

Бывший кучер Л.Н. Толстого И.В. Егоров демонстрирует вещи, оставленные после отступления немецких войск из усадьбы-музея Л.Н. Толстого «Ясная поляна». Музей сильно пострадал во время Великой Отечественной войны. Документальные кадры последствий варварского разграбления музея есть в знаменитом фильме «Разгром немецких войск под Москвой».

Советские офицеры осматривают трофейное оружие перед строем пленных немецких солдат. Битва за Москву.

Замерзший немецкий оберфельтфебель, сжимающий вазу из награбленного в СССР добра.

Советские легкие танки Т-26 под Москвой в декабре 1941. В колонне танки разных модификаций, имеющие башни различных типов.

После боя в Подмосковье. Это позиции немецких войск — видны четыре ручных пулемета ZB vz. 26 чешского производства, стоявших на вооружении вермахта

Советские военнослужащие осматривают немецкую технику, захваченную в ходе Битвы за Москву.

Трофейные немецкие мотоциклы, захваченные советскими войсками в ходе Битвы за Москву.

Советские военнослужащие осматривают трофейные немецкие пулеметы, захваченные в ходе битвы за Москву.

Советские войска на марше. Контрнаступление советских войск под Москвой. На танк нанесен зимний камуфляж, все бойцы в маскхалатах.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *