Мы говорим что мы достигли в думе

Мы говорим

Мы говорим: «Спасибо тебе за то,что ты есть»,когда не можем сказать :»Я люблю тебя».
Мы говорим: «Мне незачем больше жить»,когда хотим ,чтобы нас разубедили в этом.
Мы говорим: «Здесь холодно»,когда нам необходимо чье-нибудь прикосновение.
Мы говорим: «Мне от тебя больше ничего не нада»,когда не можем получить то,что хотим.
Мы говорим: «Я не поднимал(а) трубку,потому что был(а) занят(а)»,когда нам стыдно признаться в том,
что слышать этот голос больше не доставляет нам радости.
Мы говорим: «Я никому не нужен(нужна)»,когда мы в действительности не нужны одному-единственному
человеку.
Мы говорим: «Я справлюсь»,когда стесняемся попросить о помощи.
Мы говорим: «Ты хороший друг»,когда забываем добавить «…но тебе не стать для меня кем-то большим».
Мы говорим: «Это-не главное»,когда знаем,что у нас нет иного выбора,как примириться.
Мы говорим: «Я доверяю тебе»,когда боимся,что мы стали игрушкой.
Мы говорим: «Навсегда»,когда нам не хочеться смотреть на часы.
Мы говорим: «Я был(а) рядом»,когда не можем найти себе оправдание.
Мы так много всего говорим,что,когда на языке остаються три последних неизрасходованных слова,
мы поджимаем губы,смотрим в пол и молчим…
Мы говорим: «Это-не главное»,когда знаем,что у нас нет иного выбора,как примириться.
Мы говорим: «Я справлюсь»,когда стесняемся попросить о помощи.
Мы часто не ценим то, что рядом, пока мы это не потеряем…
Мы твердим себе, что не можем без этого обойтись… Но сердце — не разум… его не обмануть… не затуманить…
Мы так часто говорим себе, что знаем о другом всё, но ведь мы даже о себе так многого не знаем…
Уходя куда-то мы обещаем, что больше не вернёмся… но разве можно уйти, оставив сердце?…
Мы прощаемся, зная, что встретимся вновь…
Мы удаляем телефонный номер, зная, что он навсегда останется в памяти…
Мы выкидываем адреса, поглаживая конверт с письмом, спрятанный в шкатулке…
Мы говорим, что подумаем, зная ответ заранее…
Мы ищем что-то новое, зная, что без старого не сможем жить…
Мы рисуем на асфальте нежное «люблю», зная, что скоро пойдёт дождь и смоет мел…
Мы говорим столько слов… а хотим сказать лишь «я так тебя люблю…»
Мы ругаемся… говоря себе в душе… «ну обними же меня?… просто обними…»
Мы смеёмся, когда волнуемся… когда нам страшно…
Мы плачем от счастья взахлёб…
Мы целуем, прижимая к себе и говорим «не отпущу»… пусть 5 минут назад твердили, что уйдём…
Мы ждём… даже когда говорим… «уходи»
Мы говорим, что жизнь прекрасна и идём в магазин за ещё одной бутылкой водки;
Нам насрать на общественное мнение, и мы постоянно спрашиваем: «как я выгляжу?»;
Мы любим одиночество и крепко сжимаем в руке мобильник;
Мы считаем, что наш дом — наша крепость, и по ночам мы боимся, что его взорвут вместе с нами;
Мы уверены, что абсолютно спокойны и тянемся рукой к очередной сигарете;
Мы шокируем людей и боимся сказать «люблю»;
Мы не доверяем людям и, как минимум, раз в неделю плачемся кому-нибудь в жилетку;
Мы не верим в любовь и по ночам плачем в подушку;
Мы живём сегодняшним днём и строим планы на завтрашний;
Мы из принципа не смотрим новости по телевизору и читаем их в интернете
Мы очень самокритичны и любим только себя;
Мы ненавидим наше правительство и с удовольствием отмечаем день независимости;
Мы прощаем себе все ошибки и косо смотрим на тех, кто их совершает;
Мы не верим в идеальных людей и каждый день в толпе высматриваем свой идеал;
Нас тошнит от толпы в трамвай по утрам, и мы каждый день терпеливо стоим на платформе в ожидании его;

Русская Православная Церковь

30 января 2019 года Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл выступил с докладом на открытии VII Рождественских Парламентских встреч, организованных в Государственной Думе Федерального Собрания Российской Федерации в рамках XXVII Международных Рождественских образовательных чтений «Молодежь: свобода и ответственность».

Уважаемый Вячеслав Викторович! Уважаемые руководители фракций! Господа депутаты! Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Дорогие братья и сестры!

Я хотел бы сердечно приветствовать всех вас, в первую очередь участников VII Рождественских парламентских встреч, которые проходят в этом году на площадке Государственной Думы Федерального Собрания Российской Федерации. Рад новой возможности пообщаться лицом к лицу и обсудить важные и актуальные вопросы, которые, несомненно беспокоят наше общество.

Кроме того, у меня есть потребность обозначить нашу позицию перед лицом некоторых вызовов. Как вы знаете, Церковь не является политической партией и вообще не входит в политику как некий субъект. Но все, что происходит в стране, близко к Церкви. Она несет ответственность перед Богом и перед историей за состояние душ человеческих, и потому вопросы, которыми вы занимаетесь, затрагивают, несомненно, и церковную повестку дня. Не входя во всю сложность того, чем занимается Государственная Дума, я все-таки попытаюсь обозначить наше отношение к некоторым вопросам, которые, на мой взгляд, являются важными.

Церковь как никто иной чувствует нужды и чаяния миллионов наших сограждан, ведь духовенство по роду своей деятельности много и доверительно общается с представителями различных социальных групп, не понаслышке знает о проблемах и заботах соотечественников. Наверное, нигде, кроме Церкви, нет таких открытых, содержательных и конфиденциальных бесед, как те, что духовник проводит со своими духовными чадами. Тайна исповеди не может быть раскрыта, но у наших священников, несомненно, формируется понимание того, что сегодня волнует людей. И это понимание вырастает из самого что ни на есть актуального контекста — того, чем люди живут, о чем они думают, от чего они страдают, чему они радуются.

Когда-то в нашей стране, как и в других европейских странах, действовала система депутатских наказов от людей к народным избранникам. А печалование о нуждах людей, заступничество за страждущих всегда было важной составной частью деятельности Церкви. Всегда Патриархи, среди прочих своих обязанностей, имели обязанность печалования перед высшей государственной властью, что предполагало защиту тех, кто невинно страдал, защиту угнетаемых, да и просто произнесение слов правды в глаза представителей власти. Такой всегда была роль Церкви, и сегодня Церковь со смирением продолжает это служение.

Народное представительство призвано способствовать развитию конструктивных отношений между властью и обществом. От актуализации этой связи зависит успешность многих социально значимых начинаний государства. В разные исторические эпохи существовали различные формы участия народа в управлении страной. Какими бы ни были формы этого участия, власть и общество не должны существовать в параллельных мирах. Разделенность власти и народа рано или поздно способна привести к печальным последствиям для государства и его граждан. И мы знаем, что в истории России происходили кризисы, связанные с этой отчужденностью.

Место, где преодолеваются разделения и любая социальная, политическая, экономическая и культурная разобщенность, — это храм, это молящаяся община, в которой нет ни богатых, ни бедных, ни знатных, ни людей, занимающих нижние уровни социального положения. В этом смысле Церковь, конечно, — уникальный организм. Перед Богом все равны, и неизвестно, чью молитву Бог слышит в первую очередь — власть имущего или совершенно безвластного человека, богатого или бедного. Только Сам Бог определяет степень близости к Нему того или иного человека, который возносит к Нему свои молитвы. Господь для всех хочет спасения, и для Него одинаково дорог и бездомный с Павелецкого вокзала, и обладатель многомиллионного счета в банке.

Но убежден, что идеал равных возможностей для всех людей нужно и должно осуществлять не только в пределах христианской общины, не только в пределах храма. Идеал общественной справедливости должен быть ориентиром государственной жизни и законотворческой деятельности. В этом мне видится одна из важнейших целей существования любого государства. Перефразируя известное выражение блаженного Августина, можно сказать, что справедливость является своеобразным мерилом моральной легитимности власти. Если общество теряет веру в справедливость, это серьезно осложняет его развитие, угнетающе действует на людей, подрывает основы общественного порядка и гражданского согласия.

Запрос на справедливость существует и в нашем обществе. Многие люди желают видеть в Государственной Думе орган власти, отстаивающий принцип общественной справедливости в рамках законотворческой деятельности.

Мне уже приходилось говорить недавно на Всемирном Русском Народном Соборе о том, что в наши дни проблема социального неравенства приобретает особую остроту не только для развивающихся, но и для развитых стран. Разрыв между бедными и богатыми несет в себе опасный заряд. Социальное неравенство создает внутри общества пропасть, которая, подобно черной дыре, поглощает духовные силы народа. Неравенство разъедает ткань народного единства.

Более опасны даже не количественные различия между доходами социальных групп, а то отчуждение, которое эти различия порождают. Крупный бизнес, политические элиты ассоциируются в массовом народном сознании с закрытым, а потому отделенным от народа миром.

Церковь непрестанно свидетельствует о том, как важно для каждого человека, особенно если он обладает соответствующими возможностями, творить дела милосердия, помогать ближним. С искренней радостью мы воспринимаем стремление состоятельных людей жертвовать часть своих средств на благотворительность и образовательные программы, на поддержку науки и культуры. Хотел бы особенно отметить, что эти труды не только меняют общество, делают мир вокруг нас добрее и светлее, но и преображают самого благотворителя, помогают ему исполнить евангельскую заповедь о любви к Богу и ближним.

Церковь не может не беспокоить реально существующая демографическая проблема. Неуклонное старение населения связано в том числе с малодетностью большинства российских семей.

Совет Федерации при участии экспертов по семейным вопросам, рекомендованных в том числе Русской Православной Церковью, разработал проект Федерального закона «Об основах правового положения многодетных семей в Российской Федерации». Эту тему я затрагивал в своем выступлении в Совете Федерации в прошлом году, и данное предложение было с вниманием воспринято. Рассчитываем на ускоренную работу по этому вопросу и ожидаем широкого вовлечения депутатов Государственной Думы в работу над законопроектом. Создание особого правового статуса для многодетных семей — это не просто настоятельное требование времени, это стратегический шаг в реализации демографической политики в нашей стране.

Поддерживаю законодательные инициативы, касающиеся льгот по выходу на пенсию для женщин, которые родили трех и более детей. Полагаю, что это справедливо, ибо воспитание ребенка требует большого личного подвига его родителей, и эта жертва непременно должна быть вознаграждена государством.

Церковь не устает свидетельствовать о негативных последствиях доступности абортов. Я об этом уже говорил и, наверное, буду говорить до скончания дней своих, — пока не наступят, по крайней мере в нашей стране, заметные сдвиги в лучшую сторону. Вынужден сказать, что законодательные изменения в этом вопросе не произошли. До сих пор налогоплательщик платит за то, что медицинской помощью не является и являться не может, — за возможность бесплатно избавиться от нежелательного ребенка. Не за то, чтобы помочь поправить здоровье, а за то, чтобы кто-то мог избавиться от нежелательного ребенка; и мы все участвуем в оплате такого рода манипуляций.

Общественная дискуссия на эту тему продолжается, и сегодня уже есть варианты решения, которые позволили бы признать право на жизнь за нерожденным ребенком и вывести аборты, совершаемые не по медицинским показаниям, из системы обязательного медицинского страхования.

В качестве контраргумента говорят: «Но все это спровоцирует подпольные аборты! Неизвестно, к кому пойдут эти несчастные женщины! Неизвестно, какие последствия будут для их здоровья! Но я хотел бы сказать совершенно определенно, что не знаю ни одного случая (и, наверное, не только я, но и все, кто интересовался этой темой), чтобы подпольные аборты совершались бесплатно. Всё в любом случае за деньги; поэтому речь идет именно о том, чтобы эти манипуляции не оплачивались деньгами налогоплательщиков, которые категорически выступают против абортов, совершаемых без медицинских показаний.

В публичном пространстве активно обсуждается проблема рекламы алкоголя. Очевидно, реклама алкогольной продукции не имеет никакой иной цели, кроме обогащения производителей алкоголя, их борьбы за рынки сбыта и за рост потребления спиртосодержащих напитков нашими соотечественниками. Это понятно и закономерно с точки зрения коммерческих интересов бизнеса. Однако рост потребления алкоголя — это потенциально большее количество разрушенных семей, большее количество преступлений, совершаемых в состоянии опьянения, это преждевременные смерти и страдания людей. Добавим сюда разводы, социальных сирот при живых родителях и прочие изъяны семейной жизни. Поэтому я бы хотел еще раз призвать Государственную Думу остановить продвижение этой безнравственной инициативы и поставить предел распространению рекламы алкоголя. Уж где-где, но не в России этим делом заниматься! И так пьют, но что ж мы еще подталкиваем наш народ к увеличению потребления спиртного посредством массового распространения рекламы алкогольных продуктов?

Несколько слов хотелось бы сказать о молодежи. Молодое поколение — основная тема Международных Рождественских чтений этого года. С молодежью общество традиционно связывает свои лучшие надежды и ожидания. Но на нее же делают ставки и те, кто стремится внести раздор и беспорядок в жизнь нашей страны. Нередко молодые люди, не обладающие большим опытом и крепким духовным иммунитетом, становятся жертвой манипуляций враждебных сил, которые используют юношеский максимализм и активность в деструктивных целях. Этому немало способствует и то, что молодежь зачастую понимает свободу как борьбу и противостояние любой организованной системе, в том числе и государству.

Вместе с тем контрпродуктивно применять по отношению к молодым людям высокомерный менторский тон, постоянно их одергивать и по мелочам учить. Патерналистское отношение только побуждает молодежь искать общение в виртуальном мире, а то и в опасных субкультурных группах и содействует еще большему отчуждению от молодежи людей иного поколения.

В свете уже сказанного о социальном неравенстве необходимо отметить, что молодежь особенно остро реагирует на его проявления в общественной жизни. Выражается это далеко не всегда в мирных формах. Недостаточная эффективность социальных лифтов и ограниченность возможностей для реализации интеллектуального и творческого потенциала при определенных обстоятельствах выливается в гражданский конфликт в молодежной среде.

Думаю, задачей старшего поколения является не просто поиск общего знаменателя в диалоге с молодежью, но и предоставление молодежи возможностей влиять на процессы, происходящие в жизни государства и общества, в том числе в области образования, культуры, экологии, социальной политики.

Еще один вопрос, который я хотел бы затронуть, связан с развитием цифровых технологий. В Московскую Патриархию не перестают поступать многочисленные обращения, свидетельствующие об обеспокоенности людей всесторонним внедрением цифровых технологий и тенденцией к замене всех существующих документов и идентификаторов на электронные аналоги. Еще в 2013 году этот вопрос стал предметом особого анализа и дискуссий на Архиерейском Соборе, который впоследствии принял документ, отражающий позицию Церкви в связи с развитием технологий учета и обработки персональных данных.

Многие верующие считают важным обратить внимание на несовершенство средств защиты личных сведений граждан от использования в недобросовестных целях. Разумеется, применять достижения научно-технического прогресса во благо общества необходимо, но недопустимо и забывать о тех людях, которые по разным соображениям отказываются от использования таковых.

Речь здесь идет, в первую очередь, о том, что существует очень много свидетельств похищения или утечки электронных данных. Конечно, у людей возникает естественный страх, потому что потеря этих данных нередко приводит к реальным трагедиям для людей. Кроме того, есть еще одна проблема — может быть, пока не актуальная для России; но, возможно, в ближайшем будущем она станет актуальной для всего мира. Что означает концентрация данных о роде человеческом, которые, с помощью современных технических средств могут оказаться в одних руках? Выступая недавно перед большой молодежной аудиторией, я говорил, что диавол, для того чтобы соблазнить человека, всегда использует два человеческих стремления — стремление к удовольствиям и стремление к удобству. Как удобны гаджеты, мы уже не представляем себе жизни без них! А раз удобно, значит люди будут их использовать, но что же происходит в результате всего этого? А результат — абсолютно неконтролируемое распространение информации с этих гаджетов по адресам, о которых мы ничего не знаем. В конце концов, как уже говорят ученые, все это может с легкостью концентрироваться в некоем месте накопления глобальной информации, и, уверяю вас, не на территории нашей страны. Говорят, все это уже существует, но только те, кто накапливает информацию, до сих пор не могут разработать методологию ее использования, настолько огромен массив этой информации. Ну, а если завтра разработают? Если в каком-то месте, не на территории нашего Отечества, вся эта информация будет доступна для анализа, для систематизации, то те, кто будет обладать этой вселенской глобальной информацией, будут владеть миром.

Некоторые крутят пальцем у виска, когда мы об этом говорим, и снисходительно улыбаются, мол, что взять с этих старорежимных людей, все они против прогресса. Не против прогресса! Но совершенно очевидно, что современный прогресс несет в себе опасности и, в первую очередь, для свободы человека. Потому что подлинная свобода не предполагает глобального контроля над человеческой личностью — глобальный контроль предполагает апокалиптическая перспектива развития человеческого рода. Когда мы говорим, на основании Священного Писания, что придет антихрист, мы имеем в виду систему глобального контроля, осуществляемого из одного центра и даже одной личностью.

Не знаю, насколько понятны мои размышления здесь, в этой специфической среде, но я очень хотел бы, чтобы вы поняли самое главное: Церковь за подлинную, а не за мнимую свободу человека. Поэтому все технические средства, которые могут потенциально ограничивать человеческую свободу или уже реально ее ограничивают, у нас вызывают опасения. Я очень рад тому, что эти опасения мог разделить сегодня с этим высоким собранием.

Конечно, законодательство, как и все явления в человеческом обществе, не может быть идеальным, и никакой закон не приведет к созданию совершенного социума. Но от усилий человека — каждого на своем месте — зависит то, каким будет мир вокруг нас. Поэтому возложенное на вас служение очень высоко и очень ответственно. И я надеюсь, что ваши труды принесут пользу Отечеству и нашему народу, внесут свой вклад в созидание духовно сильного и нравственного здорового общества, а значит, реальный стратегический вклад в процветание нашей России.

Благодарю вас за внимание.

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Дума Патриарха

Патриарх Московский и всея Руси Кирилл впервые выступил в Госдуме

Сегодня впервые со времени начала работы в 1906 году Государственной Думы первого созыва и восстановления в 1917 году патриаршества в Русской православной церкви Патриарх Московский и всея Руси выступает в Государственной Думе…

*****

Церковь является выразителем чаяний миллионов наших сограждан. Надеюсь, что понимание этого факта будет выражаться в решениях, в том числе принимаемых и в ходе деятельности парламента.

О справедливости

… Я хотел бы еще раз затронуть некоторые важные вопросы, которые волнуют меня как Предстоятеля Церкви. Мир, в котором мы с вами живем, нередко именуется постхристианским, а иногда и пострелигиозным. За этим термином кроется страшный диагноз духовно-нравственного состояния, в котором оказались общества многих стран. Происходящее там связано с попыткой подвергнуть пересмотру фундаментальные, непреложные, Богом заложенные в человеческую природу, а потому абсолютные и универсальные нормы морали. Это грозит огромными опасностями для человеческого общества. Потому что в результате границы между добром и злом размываются, а понятие справедливости, по укорененности в нравственной природе человека являющееся универсальным, интерпретируется в соответствии с господствующими философскими и даже политическими установками. Если задуматься о том, что такое справедливость, то — позвольте мне открыто сказать в этом собрании — мы выходим на идею Бога, потому что справедливость универсальна.

Однако сегодня справедливым, а значит, и нравственным стало считаться только то, что сочетается с новыми господствующими философскими и политическими установками. И, напротив, всяческому порицанию, вплоть до отказа в праве на существование, подвергается иной взгляд, который политически и идеологически демонизируется ангажированными СМИ. Если в понятие нравственности и справедливости вносится относительность, то само это понятие разрушается. «Хорошо то, что хорошо для великой Германии» — известный тезис. Произнесешь его, и все, нравственность исчезла. Когда мы нравственность обуславливаем коллективными, корпоративными, классовыми, идеологическими и прочими факторами, мы отказываемся от нравственного начала. И вот сегодня, когда нам говорят, что нравственно только то, что поддерживается мировыми СМИ, а все остальное является безнравственным, то перед нами та же самая проблема, через которую человечество уже проходило на путях разрушения нравственного начала. Идея абсолютного ценностного приоритета свободы выбора и отказ от приоритета нравственной нормы стал для Западной цивилизации своего рода бомбой замедленного действия, поражающий эффект которой становится в полной мере очевидным лишь нам, людям XXI века. Потому что наши предшественники, находясь под обаянием темы свободы, с легкостью поддерживали различного рода новеллы, в том числе и законодательные. Не задумываясь о том, что абсолютизация свободы выбора в отрыве от нравственных установок является смертельно опасным для человека и общества. Потому что ведь выбрать-то можно и зло.

О свободе

Мы видим, какой драмой порой оборачивается ложно понятая свобода. Из сознания и жизни людей исключаются высшая справедливость и высшая правда. Последствия плачевны, человеческое общество становится нежизнеспособным. Эту проблему пытаются решить, делая акцент на идее главенства права. В таком случае свобода личности ограничивается лишь законами, которые призваны корректировать поведение человека, давать ответы — что дозволено, а что нет. Но зачастую мировоззренческие взгляды на тему свободы врываются и в сферу права, внося огромное внутреннее напряжение в законодательную систему и пагубно влияя на личную и общественную нравственность. Примеры известны. Это и легализация так называемых однополых союзов, и узаконивание эвтаназии, и введение в общественную жизнь отдельных опасных элементов ювенальной юстиции. Все эти юридически закрепленные новеллы, противоречащие подчас не только нравственным ценностям, но даже и общечеловеческому здравому смыслу и инстинкту самосохранения, получают все большее распространение и признание со стороны некоторых государств.

К сожалению, упомянутые идеи сегодня пропагандируются и даже навязываются России. И от активной позиции российских парламентариев будет зависеть способность нашей страны устоять перед лицом современных псевдоценностей, губительных для личности и человеческой цивилизации.

О нашей истории

Не ставя под сомнение значение свободы, мы говорим и о других ценностных приоритетах. На XVIII Всемирном русском народном соборе, в котором принимали участие представители Церкви, лидеры крупнейших общественных сил и представители всех парламентских партий страны, было четко сказано, о каких фундаментальных ценностях идет речь. Формулируя этот набор ценностей, мы исходили из анализа своей собственной истории… Мы взяли этапы исторического развития России — Древняя Русь, связанная с Византией, Российская империя, революция, Советский Союз, новая Россия — и задали себе простой вопрос: а можно ли в каждом из этих исторических этапов выявить нечто принципиально важное, что отличало ту эпоху, но сохраняет свою непреходящую ценность и для современной жизни? И сказали — да. В Древней — Святой — Руси это доминанта святости и высоты человеческого духа (мы обозначали эту ценность словом «вера»). Российская империя, превратившая небольшую страну в колоссальную мировую империю от океана до океана, — мы нашли слово, которое обозначает это, — державность. Революция — ни у кого не было желания представить лубочную картину этого страшного явления, но возник вопрос, а что-то хорошее в этом было? Или только кровь, и навязывание России с помощью иностранных центров иного, не свойственного ей в то время образа жизни? Только глупое, тупое следование указаниям из-за рубежа и ничего положительного? И мы ответили — было положительное. Это стремление людей к справедливости. Если бы этого стремления не было, то никакая бы пропаганда не сработала. Как только начинаем говорить о советском времени, одни его идеализируют, другие демонизируют. Но было нечто такое, что это время породило и что сегодня мы смело можем принять, включить в свою философию жизни, — это солидарность. И никогда не надо забывать подвиг нашего народа. И не только военные подвиги, но и тех самых комсомольцев, которые уехали на целину или БАМ строить, не получая за это никаких наград и привилегий. Это чувство локтя, это желание общими усилиями сделать добро для своей страны — важно.

О достоинстве

И, наконец, новая Россия. Что только не говорится по поводу нее. А ведь именно в новой России мы стали делать акцент на правах людей, на человеческом достоинстве, на свободах. Разве можно это игнорировать…. Мы обозначили эту эпоху словом «достоинство».

Вера, державность, справедливость, солидарность и достоинство. Чуть раньше, на 15-м Соборе, мы сформулировали еще более широкий перечень ценностей, лежащих в основе национальной идентичности. Кроме перечисленных это — мир, единство, нравственность, честность, патриотизм, милосердие, семья, культура, национальные традиции, благо человека, трудолюбие, самоограничение, жертвенность. В этом перечне присутствует и свобода. Не как единственная, главенствующая и подавляющая все другие ценности, но как одна из многих важных базисных для нас ценностей. Убежден, не следует идею свободы противопоставлять другим фундаментальным ценностям. Те, кто хотел бы принизить их или предать их забвению, должны понимать, что они ослабляют сложившийся веками общественный уклад, который создал наше общество и делает его стабильным. Тенденция настроя на хаос и конфликт достаточно очевидна. И мы противопоставляем этой тенденции великий религиозно-политический синтез, некий социальный идеал, еще в XIV веке провозглашенный святым преподобным Сергием Радонежским, — воззрением на Святую Троицу побеждать ненавистную рознь мира сего.

О солидарном обществе

В XIX веке русские мыслители говорили о том же самом, указывая на начало соборности в нашей народной жизни. Сегодня, описывая этот идеал на языке социальной философии, мы называем его солидарным обществом, где ради достижения общего блага тесно сотрудничают между собой различные этнокультурные, социальные, профессиональные, религиозные и возрастные группы. В таком обществе сотрудничают — а не конфликтуют между собой — народ и власть. Не конфликтуют этносы и религии. И даже политические партии не конфликтуют. Здесь, в Государственной Думе, делая особый акцент на последнем тезисе о сотрудничестве партий, сразу же предвижу возможные и возражения — а как быть с конкуренцией политических сил, с межпартийной борьбой, с предвыборными кампаниями… Полагаю, что в обществе, традиционном для России, или, если хотите, в солидарном обществе, политические партии должны конкурировать ни в противопоставлении различных ценностей — свободы и справедливости, державности и достоинства, — а в смысле их гармонизации и одновременного осуществления, воплощения в конкретных политических действиях и законодательных актах.

Это поле для политического плюрализма. Потому что не могут люди одинаково мыслить, и по образованию они отличаются, и по культуре, и по традиции, и по политическим предпочтениям. Но сфера политики — это надстроечная сфера. Базисная сфера — это сфера ценностей. И вот этот ценностный базис не должна разрушать ни одна партия в России. Потому что тогда не будет России. С благодарностью Богу свидетельствую, что нынешний состав Государственной Думы практически воплощает то, о чем я сейчас сказал.

То же самое хотел бы сказать и об отношении разных политических сил к отечественной истории. Сохраняя трезвое отношение к истории, не надо забывать тяжелых, а порой и позорных ее страниц. Но необходимо отказаться от гражданской войны воспоминаний. От привнесения этой войны в политическую борьбу. Идея единства и непрерывности исторической памяти, защиты нашего наследия от фальсификаций и предвзятого истолкования реалий прошлого должна стать ценностной базой сотрудничества политических сил.

О выборе и победе

Нынешний, 2015 год имеет особое символическое значение. Мы будем отмечать две значительные для нас исторические даты — тысячелетие со дня кончины крестителя Руси святого князя Владимира и 70-летие Великой Победы нашего народа. Одно из этих событий отсылает нас к религиозному выбору Руси, другое — к его последствиям, когда наш народ, воспитанный на тысячелетних идеалах справедливости и братства избавил мир от порабощения нацистами, возомнившими себя расой господ, а другие народы — сборищем недочеловеков, обреченных на вечное рабство. Став единым фронтом, объединив практически все силы народа, мы достигли победы.

Именно духовный осмысленный ценностный подход лучше всего помогает понять единство и непрерывность нашей истории. Россия оставалась Россией во все века, при всех формах правления и при всех политических режимах. Дай Бог, чтобы это было всегда.

Сегодня наша страна находится на пороге нового исторического выбора, нового этапа развития. Мы должны подумать над тем, как, не копируя что-либо по старым шаблонам, а возвышаясь до уровня подлинного социального творчества, прийти к новому мировоззренческому синтезу. Цель его в том, чтобы взять все лучшее, что было в нашем прошлом, и построить на этой основе фундамент будущего.

Особое значение в этом контексте имеет утверждение идеала социальной справедливости, его новое осмысление с учетом накопленного нами исторического опыта. Не всегда нам в истории удавалось хранить единство общества поверх социальных барьеров. Есть с этим проблемы и сегодня, особенно в период кризиса. И это могут использовать наши недруги. Поэтому стремление к справедливости должно не раскалывать общество, не вести нас к новому витку ненависти и розни, но служить достижению социальной гармонии, наполнению конкретным содержанием не только политических, но и социально-экономических прав наших граждан. Именно от позиции российских парламентариев в значительной мере будет зависеть способность нашей страны оказаться верной своим ценностям, своему пути.

О поддержке семьи

…Крайне значимой видится работа законодателей, затрагивающая социальные и нравственные сферы. В первую очередь это касается законодательной политики в области поддержки семьи, материнства и детства. Серьезно угрожают семье, а значит, и обществу попытки ограничить права отца и матери, лишить их возможности воспитывать детей в духе своего мировоззрения и традиционных нравственных ценностей. Нередко права детей искусственно противопоставляются правам семьи и родителей…Государство может вмешиваться во внутреннюю жизнь семьи лишь в самых крайних случаях, когда физическому и нравственному здоровью ребенка угрожает реально доказанная опасность. В этом году в концепцию государственной семейной политики был вписан принцип презумпции добросовестности родителей в осуществлении прав на воспитание ребенка. Думаю, этот принцип должен стать одним из ориентиров при развитии норм семейного права.

Благодаря принятым государством мерам удалось добиться значительных успехов в решении демографического вопроса. Прогнозы скептиков о резком сокращении числа жителей России не сбылись. Но, увы, одной рукой мы созидаем, а другой разоряем созданное. Одной из главных бед России остается огромное число абортов. За последние годы оно несколько сократилось, но все равно их количество остается ужасающе высоким. Если бы удалось в два раза сократить количество абортов, у нас был бы устойчивый и мощный демографический рост.

Церковь, следуя заповеди Божией «Не убий» всегда видела в умерщвлении неродившегося ребенка тяжкий грех. Часто за таким действием стоят давление врачей и родственников, материальные и жилищные трудности. Преодоление этого зла требует комплексных мер, которые должны включать в себя помощь семьям в разрешении жилищных проблем, материальную поддержку многодетных семей, введение в работу системы здравоохранения этических норм, которые побуждали бы врачей заботиться о сохранении жизни зачатого ребенка, а также сдерживание рекламы и пропаганды абортов или их полное запрещение. Полагаю морально оправданным выведение операций по искусственному прерыванию беременности из системы обязательного медицинского страхования, которая поддерживается за счет налогоплательщиков, в том числе и тех, которые категорически не приемлют аборты. Нам говорят, что если сделать это, то увеличится количество подпольных абортов. Простите, а подпольные аборты, что, бесплатно делаются? Есть хоть один «подпольщик», который бесплатно совершает аборт? Нет, он дерет деньги… Женщина, принимающая такое роковое решение, естественно, обращается к профессиональным медикам, и цена их услуг не должна быть больше, чем цена услуг «подпольщиков», — и все, решается проблема…

Большую озабоченность вызывают и некоторые репродуктивные технологии, которые вторгаются в Божий замысел о человеке, разрушают человеческое достоинство и ценность человеческих отношений. Так, нравственное сознание не может примириться с разрешением на уровне закона так называемого суррогатного материнства, превращающего детей и женщин в предмет сделки. Мы извращаем само понятие матери, тайны семейных отношений, святости их. Нам говорят: а что же делать женщине, если она не может родить? Взять сироту, так поступали всегда наши люди — воспитывали сирот. Есть вещи, с которыми шутить нельзя. Потому что они часть Божиего замысла о мире, о человеке. Вторгаясь в этот замысел, мы делаем что-то очень опасное. В свое время умные люди предупреждали — нельзя поворачивать сибирские реки, не шутите с природой. А мы можем сказать — не шутите с Божиим замыслом в отношении человека, даже опираясь на современные достижения науки.

О технологиях и переменах

Мы живем в эпоху стремительных перемен. Если в прошлом веке мир преобразовался научно-техническими достижениями, то сегодня его облик меняется благодаря социальным технологиям. Однако не все перемены воспринимаются одинаково положительно разными членами общества. Многих людей волнует, например, вторжение в их жизнь новаций, связанных с электронными средствами сбора и учета личной информации, которые на порядок повышают контроль над личностью. И не только со стороны государства, но и со стороны любой организованной силы, которая владеет этими технологиями. На мое имя поступают тысячи обращений граждан, выражающих несогласие с безальтернативным внедрением новых идентификационных технологий. Знаю, что и в органы власти поступает не меньше писем по упомянутым проблемам. Убежден, люди должны иметь право выбора получать документы, удостоверяющие личность, в виде пластиковых электронных карточек или в традиционном виде. Использование автоматизированных средств сбора, обработки и учета персональных данных, особенно конфиденциальной информации, должно производиться только на добровольной основе. Исходя из того, что это удобно для бюрократов, нельзя тотально внедрять эти технологии. Каждый из нас может оказаться под тотальным контролем. И если для кого-то мои слова сейчас не звучат как актуальные, поверьте, через какое-то время они смогут стать актуальными для каждого из нас… Совместными усилиями Церкви, государственной власти и общества мы стремимся к тому, чтобы законодательство в религиозной сфере отражало динамичную реальность и одновременно не создавало затруднений для религиозных общин. Свидетельствую, что мнение Церкви, как правило, учитывается в законотворческом процессе. Хотел бы отметить твердую, ясную позицию обеих палат российского парламента по таким актуальным проблемам, как защита чувств верующих и почитаемых ими святынь, сохранение и возрождение нашего культурного наследия….

О религии в школе

Особо хотел бы отметить такую важную сферу церковно-государственного взаимодействия, как развитие духовно-нравственного компонента в школьном образовании. Хотел бы коснуться вопросов, которые, на мой взгляд, нуждаются в скорейшем совместном решении. Это расширение преподавания курса «Основы религиозных культур и светской этики» на все годы обучения в школе. Этот курс, рассчитанный на воспитание нравственного сознания ребенка и его национального самосознания, ограничен только 34 часами в 4-м классе — это капля в море. Ради 34 часов зачем педагогам проходить какие-то специальные курсы, повышать свою квалификацию? Поэтому важно распространить эти курсы на все годы обучения в школе, а может быть, даже и на высшую школу…

Другая проблема — финансирование православных школ и гимназий по остаточному принципу. Получается, что люди как бы дискриминируются по религиозному признаку. Если отец и мать желают отдать ребенка в православную школу, они обрекают его на некое ущемленное, ограниченное образование…Может быть, следует подумать о том, чтобы эти школы финансировались так же, как и другие, ведь они дают аттестаты государственного образца.

Большое значение для духовного возрождения России имеет развитие богословского образования. Такое образование, всегда признаваемое в Европе, в послереволюционной России оказалось исключенным. Потом удалось все-таки пробить возможность в государственных университетах изучать богословие в рамках бакалавриата и магистратуры. Но почему-то это невозможно делать в рамках докторантуры. Во всем мире можно стать доктором теологии, а в России нельзя. Только потому, что кто-то отказывается включить богословие в перечень научных дисциплин. Я слышал буквально вчера, что какие-то правильные решения в этом отношении принимаются на уровне министерства образования и науки. Дай Бог, чтобы они были реализованы…

О положении христиан

… Еще одна важная тема — положение христиан на Ближнем Востоке и в Северной Африке. Они оказались там фактически брошенными на произвол судьбы и подвергаются гонениям со стороны экстремистов. Совершенно беспрецедентные притеснения терпят наши братья и сестры в Сирии, в Ираке. Христиане массово покидают Ближний Восток — то самое место, где возникло христианство… Русская православная церковь обращает внимание мирового сообщества на эту катастрофу, старается оказывать страждущим разностороннюю помощь. Весьма ценным является взаимодействие Церкви и государства, и одна из ведущих ролей в этом процессе принадлежит российскому парламенту. Государственная Дума приняла важное заявление о грубых и массовых нарушениях прав религиозных и национальных меньшинств в связи с обострением ситуации в Сирии и Ираке. Этот документ стал важным свидетельством особой роли России в защите страждущих христиан Ближнего Востока. Они сегодня только в России видят надежду на спасение. И говорят нам об этом на самом высоком уровне — на уровне патриархов. Западные страны, которые традиционно поддерживали католическое присутствие на Ближнем Востоке, отказались от этой поддержки. И наши католические братья сегодня оказываются один на один перед новой страшной опасностью — истреблением христиан на Ближнем Востоке. Поэтому с усилением роли России в защите прав меньшинств на Ближнем Востоке, несомненно, возрастает и авторитет нашей страны среди жителей этого региона. У меня было много встреч с руководителями ближневосточных христиан, и они очень ясно выразили эту надежду на помощь России.

…Уверен, что наша нынешняя встреча поможет развитию диалога между Церковью, государственной властью и обществом в координации совместных усилий во благо нашего Отечества. Помогай вам всем Бог.

Контрольная по русск.яз

1. Орфоэпические нормы.

1)

слова с твердым согласным перед

слова с мягким согласным перед

альтернатива,

анестезия,

антенна,

артерия,

бактерия,

бандероль,

бассейн

бизнес,

ватерлиния,

велотрек,

вундеркинд

генетика,

геодезия,

гротеск,

декан,

детектив,

идентичный,

индекс,

модель

панель,

партер,

протез,

рейд,

сервис,

синтез

стратегия,

тезис,

терапевт,

термос,

террор,

форель,

шедевр,

шинель,

экземпляр,

экспресс.

берет

гейзер

гипотеза

дебют

дегустация

депрессия

интеллект

нейтрон

терапевт

2) БаловАть — балУю — балУет – балОванный;

ВАжный — важнА — вАжно – важнЫ.

ГнАть — гОнит — гналА – гнАли;

ДлИнный — длиннА — длИнно — длИнны.

ЖдАть — ждалА — ждАло – ждАли;

ЗвонИть — звонИт — звонИшь — звонЯт.

КрасИвый — красИвее – красИвейший;

ЛомОть — ломтЯ – лОмти.

НачАть — нАчал — началА – нАчали;

ПонЯть — пОнял — понялА — пОняли.

РАвный – равнА – равнЫ;

СердИться — сЕрдится — сЕрдятся.

ЦЕлый — цЕл – целА – цЕло;

Ясли — Яслей — в Яслях.

3) АвгустОвский, агЕнт, баловАть, библиотЕка, блАга, бомбардировАть, вАловой, высокО, договорЕнность, закУпорить, зАговор, заискрИть, заклИнить, икОнопись, инструмЕнт, Искра, квартАл, киломЕтр, кремЕнь, кУхонный, мышлЕние, обеспЕчение, партЕр, портфЕль, приобретЕние, тамОжня, твОрог, усугубИть, цемЕнт, ходАтайство, щавЕль, якшАться.

4) Ле´дник(погреб) – ледни´к(скопление масс льда),

па´рить(подвергаться действию пара) – пари´ть(лететь),

на ‘голо (не оставить ничего) – наголо´(вынув из ножен),

а´тлас(сборник географических карт) – атла´с(ткань),

бро´ня(закрепление) – броня´(защитная обшивка)

ви´дение(способность видеть) – виде´ние (привидение, что-либо, возникшее в воображении),

у´гольный(добыча, хранение угля) – уго´льный(содержащий углы),

про ‘клятый(тот,кого прокляли) – проклятой(ненавистный),

хло´пок(растение) – хлопо´к(удар),

о´рган(часть организма) – орга´н(музыкальный инструмент),

хо´ры(балкон) – хоры´(певческий коллектив);

языко´вая – языкова´я;

занято´й(не имеющий свободного времени) – за´нятый(не имеющий свободного места);

развито´й(достигший значительного развития) – ра´звитый(получивший развитие) – разви´тый(раскрученный);

обходно´й(огибающий) – обхо´дный(побывавший во многих местах);

переходно´й(служащий для перехода) – перехо´дный(характерный при переходе от одного состояния к другому);

переносно´й(приспособленный для переноса) – перено´сный(не буквальный);

призывно´й(относящийся к призыву на военную службу) – призы´вный(зовущий);

характе´рный(типичный) – хара´ктерный(упрямый);

чудно´й(странный) – чу´дный(красивый)

Тема 2. Грамматические нормы.

1) Длинная авеню

красивое бра

вкусное безе

дорогое евро

справедливое жюри

великолепный кенгуру

спелый киви(плод)

вкусная кольраби

срочное коммюнике

жареный кофе

красивый пенальти

венгерская салями

знойный сирокко

строгое табу

опасная цеце

мощное цунами

жаркий Батуми

опасная Калахари

Многоводная Миссисипи

2) Корпус (здания, войскового соединения),корпусА – корпус (туловища), кОрпусы;

Образ (иконы), образА – образ (художественно-литературные), Образы;

Орден (знаки отличия), орденА – орден

(рыцарские и монашеские общества) Ордены,

Повод (поводья), поводы – повод (побуждения),поводы.

3) 1. Для проведения бесед и докладов были подобраны квалифицированные лекторы.

2. Крупные лоскуты разноцветной кожи лежали в углу сапожной мастерской.

4. Мальчик в изодранной курточке и брюках бежал вперёд, лоскутья его одежды развевались на ветру.

5. Пастух приложил к губам свою дудочку, и медленно стали разноситься тихие, переливчатые тоны.

6. Яркая луна взошла над горизонтом, небо и море окрасились в мягкие тёмно-синие тона.

7. Водить автобусы по горным дорогам могут только опытные шофёры.

8. Многочисленные прожекторы ярко освещали площади и улицы города.

9. В доме отдыха оказались представители самых разнообразных профессий: врачи, учителя, бухгалтеры, инженеры, кондуктора железнодорожных поездов.

11. Важнейшие сектора института были реорганизованы.

12. Из ворот выехали пятитонные грузовики, кузова их до краёв были наполнены мешками и ящиками.

4) Апельсин — апельсины, апельсина

Бухгалтер — бухгалтеры, бухгалтеров

Гектар — гектары, гектаров

Год — годы, годов

Гусар — гусары, гусаров

Доктор — доктора, докторов

Катер — катера, катеров

Килограмм – килограмм, килограммов

Мандарин-мандарин, мандаринов

Отпуск — отпуска, отпусков

Полотенце — полотенца, полотенец

Рельс — рельсы, рельсов

Томат — томаты, томатов

Торт — торты, тортов

Англичанин- англичане, англичан

Баклажан- баклажаны, баклажанов(баклажан)

Бурят — буряты, бурят,(бурятов)

Вафля — вафли, вафель

Гренадер-гренадеры, гренадер(гренадеров)

Кочерга — кочерги, кочерег

Носок — носки, носков

Чулок — чулки, чулок

Сапог — сапоги, сапогов

Свеча — свечи, свечей

Туфель — туфли, тУфель

Цапля — цапли, цАпель

Ясли- ясли, Яслей.

5) Хирург сделал операцию — в строгой деловой речи; в научной речи

Хирург сделала операцию — в устной беседе с друзьями.

6) Большой — больше, более большой

Бойкий — бойчее, более бойкий

Звонкий — звонче, более звонкий

Злющий — злее, более злой

Клетчатый-более клетчатый

Ловкий — ловчее, более ловкий

Плохой-очень плохой

Полосатый- более полосатый

Робкий-более робкий

Смелый — смелее, более смелый

Скверный-очень скверный

сверхмощный

ультраправый

фиолетовый-более фиолетовый

7) Ждать автобус, ждать встречи, ждать решения, искать, поддержки, искать дорогу, искать, спасения, искать славу.

8)

1. В их выступлениях чувствовалась уверенность в победе. 2. Им руководила жажда деятельности. 3. Следует уделять большое внимание орфографии. 4. Первоклассники уже различают звук и букву. 5. Мать тревожилась за ребенка. 6. В отзыве о книге кратко излагается ее содержание. 7. В наше время женщина должна играть важную роль в политике. 8. Мы говорим, что мы достигли в Думе. 9. В дискуссии участвовало много ученых. 10. Посмотрев фильм, началась работа над рецензией на него. 11. Нелепые, но порой труднопреодолимые препятствия отцу в воспитании детей, особенно когда он знает и любит их, калечат психику ребенка. 12. Мы доводим закон до конца.

Здесь нарушены морфологические нормы, требующие правильного образования грамматических форм слов разных частей речи и синтаксические нормы, предписывающие правильное построение основных синтаксических единиц словосочетаний и предложений

9)

1. Крыша была покрыта толью.

2. Портниха пришила к рукаву манжету.

3. Из вазы торчал свежий георгин.

4. На пальце выросла толстая мозоль.

5. Плотник починил вольер .

6. От сильного мороза рельс лопнул.

7. Ветер хлопал (ставнем – ставней).

10)

1. Оба абитуриента Петрова успешно сдали вступительные экзамены в университет.

2. Широко внедряется опыт футбольного тренера Олега Волк.

3. Супруги Сазерленд побывали в гостях у российского писателя Николаева.

5. В трудах японского учёного Никамура.

6. У кубинского шахматиста Капабланка был неповторимый стиль игры.

7. Сёстры Эмма и Катарина Штольц недавно вернулись из путешествия в Австралию.

8. Наш научный руководитель переписывается с английской исследовательницей Барбарой Трэверс.

9. У сибирского краеведа Белых есть интересные документы об истории родного края.

10. С директором металлургического комбината Сергеем Масло журналист беседовал около часа.

11)

1. Это наиболее простой способ решения проблемы.

2. Этот пример является лучшим.

3. Это открытие является величайшим.

4. Худшего варианта развития событий нельзя и представить.

Выступление Святейшего Патриарха Кирилла на торжественном акте, посвященном 10-летию Поместного Собора и интронизации Его Святейшества

Многоуважаемый Владимир Владимирович, Президент Российской Федерации! Многоуважаемый Игорь Николаевич, Президент Республики Молдова! Ваши Святейшества и Ваши Блаженства! Ваши Высокопреосвященства и Преосвященства! Всечестные отцы! Дорогие братья и сестры!

Переступая символический временной рубеж десятой годовщины Поместного Собора 2009 года, мы оглянулись на пройденный путь и ознакомились с итогами десятилетия, которые были нам только что представлены в этом видеоролике. И первое слово, с которого мне хотелось бы начать свое выступление, — это благодарность. Благодарность в Троице славимому Богу за то, что произошло в эти годы в жизни нашей страны и в жизни нашей Церкви. Особенно дороги для меня перемены в организации приходской деятельности, появление новых видов церковного служения с участием как клира, так и мирян: миссионерско-просветительского, религиозно-образовательного, социального и молодежного. Происходит все это не только в столице и крупных городах, но и в глубинке, где благодаря созданию 150 новых епархий — всего их на сегодня 309 — во многих местах укрепилась приходская жизнь, появилось энергичное духовенство, молодежный актив и, что особенно важно, 9 386 новых приходов, общее число которых достигло 38 649.

Благодарю всех, кто трудился над устроением церковной жизни в эти годы.

Русская Православная Церковь охватывает многие страны, в большинстве из которых выстроены добрые отношения с государственными властями. Особенно хотел бы поблагодарить лидеров этих стран — как присутствующих здесь, так и тех, кто не смог принять участие в сегодняшней встрече, — за конструктивное взаимодействие, за соработничество, за понимание роли Церкви в государстве и в современном обществе. Особую благодарность я хотел бы выразить Вам, Владимир Владимирович, и в Вашем лице Правительству Российской Федерации, властям, за тот диалог, который выстроен между Церковью и государством. Этот диалог происходит в атмосфере всегда доброжелательной, открытой; нам предоставляется возможность обсуждать многие проблемы, которые волнуют наш народ, общество и, конечно, Церковь. Наверное, впервые за всю историю России, я не побоюсь сказать так определенно, выстроились такие отношения между Церковью и государством. Потому что даже во времена Российской империи, где Церковь была государственной, она не имела равного партнера в лице государства, но всегда была подчинена тем или иным государственным институтам. Сегодня диалог между Церковью и государством — это диалог людей и институций, заинтересованных в том, чтобы процветало и Отечество наше, и Церковь наша.

А вот недостаток такого понимания и такого партнерства, к сожалению, сегодня наблюдается на братской Украине. Там мы сегодня сталкиваемся со сложнейшим этапом многовекового пути нашей Церкви.

Постоянное обострение политической обстановки, начиная с 2014 года, усиление давления на каноническую Украинскую Православную Церковь со стороны властей, со стороны украинского раскола и радикальных политических сил, а затем и беззаконное вторжение Константинополя на территорию Украинской Православной Церкви, завершившееся предоставлением им так называемой автокефалии, созданной из раскольников псевдоцерковных структур, принятие государством в конце 2018-го и начале 2019 года дискриминационных законов — все это привело к нарушению прав верующих канонической Церкви, захватам ее храмов, разжиганию межконфессиональной ненависти. Несмотря на это, Украинская Православная Церковь являет впечатляющий пример твердости в вере и внутреннего единства. Верю, что с непобедимой Божией помощью она устоит в правде и в свете перед лицом всех этих испытаний, а восстающие против нее силы тьмы рассеются, «как рассеивается дым» (Пс. 63:3).

Будем молиться о том, чтобы Церковь преодолела эти искушения, как всегда побеждала ереси и нестроения, чтобы бурные ветры вскоре утихли, а мы, не смущаясь угрозами, продолжали созидание основанного на краеугольном камне Христа здания Церкви.

Свое слово я бы хотел посвятить размышлениям о том, в каком направлении нам следует двигаться дальше. Не думаю, что я сегодня должен говорить о том, что было. А вот о том, что будет, какие мысли, какие соображения, какие мечты и надежды рождаются в моем сердце и сознании, я бы хотел с вами сегодня поделиться.

Каждая эпоха имеет свои характерные черты. Церковь как живое Тело Христа Спасителя, сохраняя Свою целостность и верность Главе, в то же самое время находится в постоянном процессе актуализации Евангелия, творческого осознания, чтó именно современному миру принес Спаситель. Каждая эпоха ставила свои, прежде неизвестные, задачи, и история показывает, как Церковь с ними справлялась. Можно вспомнить противостояние между первой христианской общиной и мощной традицией ветхозаветного законничества; встречу христианства с многоликим миром язычества, с его философской и культурной базой; столкновение с идеально отлаженной и беспощадной машиной римской государственности. Как могли первые христиане дерзнуть выступить со своими более чем скромными силами против этих колоссов, которые и по сей день во многом определяют специфику европейской культуры и цивилизации? Мы знаем, что в итоге христианство оказалось сильнее и что оно победило, став новой закваской и преобразовав все эти казавшиеся неприкосновенными и самодостаточными устои общественной жизни, государственного устройства, философского наследия, античной культуры. Церковь со дня своего основания имеет все необходимые средства для спасения мира, и христиане призваны сообщить их миру, даже если нас сегодня подталкивают к молчанию и бездействию. Церковь— свидетельница вечной жизни и, будучи хранительницей Слов Бога, живет предвкушением грядущего. Во главе Церкви — Господь наш Иисус Христос, Богочеловек, наш главный ориентир в том, каким может и должен стать человек.

Уже длительное время мы стоим перед лицом жестких цивилизационных изменений в современном мире, в котором все быстрее происходит отказ от традиционных универсальных ценностей. Усиливается разрыв между христианским благовестием и той идейной парадигмой, в которой развивается современное человечество. Подвергаются пересмотру представления о Творце, мире и человеке, о нравственных принципах, об отношениях между людьми, о месте религии в обществе и личной жизни. Все эти тенденции не вполне новые — еще в начале ХХ века философ Василий Васильевич Розанов отмечал, что «существование без высших идей побеждает и едва ли не победит христианство, как христианство некогда победило классицизм» («Итальянские впечатления. Пестум»). Иными словами, борьба за души необязательно происходит в виде открытых нападений злых сил, но через постепенное вымывание ценностей, в том числе жертвенной любви, в пользу потребительского комфорта, мелких и мелочных целей, духовной и душевной расслабленности. Сегодня уже очевидно, что эти прозрения замечательного русского мыслителя осуществляются с устрашающей скоростью. Мы стали свидетелями стремительного развития технологий, изменений политического и экономического характера, смены социальных парадигм, и далеко не всегда эти перемены являются благом для человечества. Остановлюсь на некоторых наиболее значимых вызовах, с которыми Церковь Христова сталкивается в современном мире.

Первый вызов — это стремление ограничить влияние Церкви на человека и на общество. Со времен начала христианства враг рода человеческого восстает на Церковь Христову разными способами: от открытых гонений и преследований христиан до попыток объявить христианство отжившим и неактуальным. Сегодняшнее секулярное общество не прочь отвести Церкви место «этнографического музея», где верующие — лишь хранители традиций, не имеющие отношения к реальной жизни современников. Однако Церковь как «столп и утверждение истины» (1 Тим. 3:15) является не только хранительницей высоких, проверенных веками, идей. Церковь — это пространство духовного обновления и человека, и общества. Евангелие Христа — это животворящее слово, благая весть, устремленная в будущее каждого человека и человечества в целом. В Церкви человек способен стать действительно свободным. Это не безответственная свобода «что хочу, то и делаю», но свобода друга Божьего. Свобода, лежащая в основе подлинной любви и подлинного творчества. Свобода в том, что слово Христа и по сей день преломляется и осуществляется в жизни, хотя, может быть, выражаясь славянским словом, и «жéстоко» (ср. Ин. 6:60), то есть трудно приемлемо для человека, в котором крепко засела привычка к эгоизму. Напротив, концепции и системы, поддерживающие и развивающие человеческую самость, потакающие желаниям, прихоти и похоти, обладают привлекательностью, потому что эксплуатируют стремление человека к удовольствиям и удобствам. Именно на этом бытовом, утилитарном уровне в большинстве случаев и осуществляется противостояние христианству. Церковь призвана сегодня к особому свидетельству о том, что в сохранении религиозного и, в первую очередь, христианского мировоззрения — залог от распада личности, залог сохранения жизнеспособности современной цивилизации через преодоление эгоистической вседозволенности и насилия.

Важным частным проявлением этого противостояния стал кризис института семьи. В современной цивилизации понятие семьи размывается до неузнаваемости. В общественное сознание вброшены и активно прорастают семена ложных идей о важности так называемого «гендерного самоопределения», необходимости раннего развития детской сексуальности, многообразии форм брачного союза, естественности и нормальности так называемых «пробных браков», движения намеренной бездетности, так называемое «childfree». Эти и многие другие «вирусы» разрушают традиционные семейные ценности. Между тем эти два слова — семейные ценности — не только говорят об одном из путей достижения вечной жизни, но являются также залогом как личного, родительского и детского счастья на земле, так и прочной основой устойчивой общественной жизни. Отказавшись от верности основополагающим христианским истинам о человеке, цивилизация становится беззащитной перед хаосом, разрушающим человеческие общества и человеческие жизни.

Второй вызов — это усиливающиеся попытки интерпретировать в идеологическом, а не собственно научном ключе данные научных дисциплин, особенно таких, как психология, социология, нейрофизиология и многие другие. Научный атеизм советского времени ушел в прошлое, но идеологи современного «сциентизма» (т.е. веры во всесилие науки, абсолютизации ее роли в культуре) полагают, что любые проблемы человека в современном мире могут быть разрешены наукой. Такой подход существенно выходит за границы возможного действия науки в жизни человека и искусственно противопоставляет науку и религию. И священник, и психолог, и психотерапевт должны каждый заниматься своим делом, а сообща — помогать человеку. Успех их взаимного действия зависит, в том числе, от распространения того духовного опыта, которым обладает Православная Церковь, но с которым далеко не все знакомы. Замечательный философ Иван Васильевич Киреевский писал по этому поводу следующее: «Одного только желаю я: чтобы те начала жизни, которые хранятся в учении святой Православной Церкви, вполне проникнули убеждения всех степеней и сословий наших, чтобы эти высшие начала, господствуя над просвещением европейским и не вытесняя его, но, напротив, обнимая его своею полнотою, дали ему высший смысл и последнее развитие» («О характере просвещения Европы и его отношении к просвещению России»). Думаю, эта задача и сегодня стоит на повестке дня. А решение ее позволит и обогатить науку, и улучшить жизнь людей.

Одним из проявлений проблемы сциентизма является риск дегуманизации человечества в результате распространения идей трансгуманизма, то есть «выхода за границы человеческого», проповеди некоего качественного улучшения физической природы человека посредством науки и технологий. Трансгуманисты часто ссылаются на желание уменьшить страдания человека, сделать его физическое существования более совершенным. В этих целях нет ничего плохого. Мы знаем множество замечательных научных открытий, которые стали настоящим благом для человечества. К примеру, благодаря открытиям в сфере медицины в прошлое ушли некоторые эпидемии, являвшиеся в средние века бедой всемирного масштаба. Проблема трансгуманизма — в сведении человека к его биологической, или, говоря святоотеческим языком, телесной составляющей, для совершенствования которой допустимо, по уверению адептов этого учения, поступаться нравственными нормами и выходить за границы морально допустимого. Трансгуманизм обещает человечеству «цифровое бессмертие», преодоление физических ограничений, фактически — как бы создание нового человека. В сознание современников через фильмы и литературу постоянно вкладывается идея о том, что человек требует «переделки», «обновления», или, пользуясь выражением из компьютерной индустрии — «апгрейда». Это новая форма антихристианства, которая декларирует искреннюю заботу о благе человека, а на деле в самом корне разрушает истинные представления о человечности и о человеке как образе Божием.

Ответ на вопрос о дальнейших задачах Церкви и о ее реакции на вызовы современности крайне прост. Церковь будет делать то, что делала всегда, а именно: проповедовать Евангелие Царства Бога, пришедшего в мир. Церковь по сей день хранит в неповрежденности основные истины о человеке, об особенностях его внутренней жизни, о его духовных и душевных проблемах и о способах их разрешения. Эти истины не придуманы нами, а открыты нам Богом — Творцом человека, Который поделился с нами Своим замыслом о том, каким призван быть человек. Церковь с полной ответственностью говорит и сегодня, как и тысячу лет назад: да, мы знаем, каким должен стать человек. Это не область гаданий и гипотез, а достоверное и ответственное знание. Назову несколько свойств, отличающих жизнь Церкви еще с апостольских времен, и которыми она показывает путь развития как отдельному человеку, так и обществу в целом.

Первое свойство — это отношение христиан друг ко другу. Христианский писатель II века Тертуллиан в своей «Апологетике» приводит свидетельство язычников о христианах своего времени: «Смотри, говорят , как они любят друг друга, <…> как они готовы друг за друга даже умереть» (Апологетик, 39). Этот возглас изумления со стороны язычников демонстрирует, каковой была одна фундаментальных основ христианской миссии. Это христианская любовь, которая и по сей день может выражаться и выражается в нелицемерной общественной солидарности, в стремлении к социальной справедливости, в искренней личной заботе о тех, кто находится рядом, в терпеливом несении тягот друг друга.

Второе свойство, изначально присущее Церкви, характеризует ее отношение ко всему тому, что находится вне ее. Христиане могли быть лояльны и государству, и общественному устройству с его обычаями, и даже культуре, укорененной в язычестве, с важной оговоркой: эта лояльность простиралась до той грани, где затрагивалась верность Христовой истине. По мысли святого мученика Иустина Философа, весь человеческий род причастен Божественному Логосу — поэтому то лучшее, что находилось в согласии с Логосом, было необходимо воспринять и переосмыслить, а не отбрасывать и не отрицать. «Все, что сказано кем-нибудь хорошего, принадлежит нам, христианам», — так говорил мученик в своей апологии («Вторая апология»). Широкий и великодушный взгляд христианских мыслителей ранней Церкви на мир способствовал включению лучшего в античном наследии в стройное здание зарождающейся новой культуры.

Третье важнейшее свойство Церкви — это обращение к эсхатологической перспективе, лежащей в основе христианского понимания истории. Христиане, совершая Евхаристию в воспоминание Спасителя, вместе с тем жили ощущением близости грядущего пришествия Господа Иисуса. Это было радостным предвкушением торжества Царства Бога, а не боязливым ожиданием конца света. Совершение таинства Благодарения, гармонично соединенное с делами любви, представляло собой начало нового Царства, Царства не от мира сего, Царства, в котором правит Бог и торжествует любовь и правда. Вся Библия пронизана обращенностью не только к древним временам, но и к будущим, когда, по слову апостола Павла, «будет Бог все во всем» (1 Кор. 15:28). Все раннее христианство глубоко пропитано радостью от уже совершившегося прорыва сквозь смертельную обреченность тварного бытия: Воскресение Христа уже наступило, и оно достигнет каждого человека.

Итак, внутреннее единство в братолюбии; доброжелательность ко внешним и к окружающему миру при отсутствии уступок в том, что касается Евангельской истины; и, наконец, радостное восприятие истории, в том числе близости вечного Царства Христа и всеобщего воскресения — вот три важнейших свойства Церкви, которыми она показывает путь для преображения как личного бытия, так и общественной жизни.

Церковь говорит о том, что цель человеческой жизни — богообщение и освобождение от рабства греху. И в этом ее ответ упомянутому выше соблазну сциентизма и трансгуманизма. Развитие технологий не вредно само по себе. Но оно может стать ложной целью, если будет утрачено понимание духовной составляющей человеческой жизни. Упомянутый «апгрейд» человека возможен. Но не посредством биотехнологических преобразований, а посредством очищения своего сердца от страстей, посредством стяжания добродетелей, в первую очередь стяжания любви, уподобляющей нас Богу. Философия трансгуманизма предлагает человечеству цифровое бессмертие, а Господь подарил человеку подлинное бессмертие. Сегодня даже в светском научном обществе все громче звучит вопрос: а можно ли будет назвать человеком тот плод научно-технического прогресса, создание которого проповедуется трансгуманизмом? Что, собственно говоря, делает человека человеком? Где объективные критерии «человечности», о которых надо помнить в первую очередь любому, дерзающему «улучшать» человеческую природу? У нас, христиан, есть ответ: мерило человечности — это Христос, Который не только исполнил изначальный замысел Бога о человеке, но и уничтожил Своей смертью и воскресением страх страдания и смерти — главные препятствия к тому, чтобы мы имели полноту жизни. По слову апостола Павла, «никто не может положить другого основания, кроме положенного, которое есть Иисус Христос» (1 Кор. 3:11). Бог во Христе обращается и сегодня ко всему человечеству с простым посланием: жизнь человека в первую очередь зависит от его способности любить, а не от наличия или отсутствия высокотехнологичных гаджетов. Даже если допустить, что развитие технологий существенно увеличит продолжительность жизни, какой механизм или программа смогут научить искусству самопожертвования, милосердия, уважения к другому, сердечной доброте, верности, благодарности, состраданию? Но без развития этих важнейших качеств жизнь, даже в полном окружении новейших достижений науки, обречена быть ущербной.

Исполняя свою неизменную на протяжении двух тысяч лет задачу проповеди Истины о Боге и о человеке, Церковь призвана, при этом, находить подходящие формы и слова, чтобы доносить Евангельскую весть до современников понятным и доступным языком. Речь, конечно, не идет о «примитивизации», об упрощении православного учения в угоду клиповому мышлению и поверхностному всезнайству. Но все, что сегодня говорится от имени Церкви внешнему миру, должно проверяться на актуальность и жизненность. Наше слово не может состоять из общих красивых, но практически не применимых слов. Это слово должно показывать миру те свойства христианина и христианского общества, о которых было сказано ранее. Являть это слово призваны и священники, и миряне. Миссионер — это не какая-то специфическая профессия, а нормальное состояние любого христианина. Миссионер — это тот, кто несет Евангелие не знающим Христа. Каждый член Церкви призван живо и искренне свидетельствовать своей жизнью о том, что быть со Христом в Церкви — это и есть самый короткий и верный путь к полноте жизни и личному счастью.

Особые слова обращу к молодежи. Все те соблазны, о которых я говорил сегодня: презрение к вечному слову Евангелия, пренебрежение семьей, надменная уверенность в превосходстве научного знания над созиданием внутреннего человека, дегуманизация под предлогом заботы о людях — все эти соблазны предлагаются и будут предлагаться в первую очередь вам, молодые люди. Но именно вы в наибольшей степени обладаете необходимой энергией и неравнодушием, чтобы противостоять этим соблазнам, в том числе через тот путь, который предлагает Церковь. Через дружбу в высшем значении этого слова, через открытость и творческое восприятие окружающего мира, но без компромисса с Божиим словом, через устремление к будущему, при понимании того, что венец всего и венец истории — это встреча со Христом. Вы, у которых — дай Бог! — впереди еще многие десятилетия жизни, призваны уже сейчас менять мир, менять общество, в том числе через изменение самих себя.

Церковь, будучи богочеловеческим организмом, находится одновременно и в обществе, и вне общества. Нам надо очень серьезно задуматься над тем, как преодолеть искусственный разрыв между жизнью общества и церковными традициями Древней Церкви, которая в свою очередь не боялась включать в свою традицию то лучшее, что имелось, например, в понятийном аппарате философии, находках и открытиях классической греческой и римской культуры. Такая интеграция является очень тонким процессом, который требует не только времени, но и большой аккуратности и мудрости. В связи с этим крайне важно развивать самый активный диалог Церкви с миром культуры, а также существенно расширять поле взаимодействия Церкви и представителей науки. Церковь открыта к общению со всеми искренне желающими диалога.

Всем нам предстоит много потрудиться в ближайшие годы. В сфере внутренней миссии нам следует двигаться по пути развития соработничества Церкви и общества, для того чтобы в мире было больше места для любви, для сострадания и милосердия. В общеправославном контексте от нас потребуется немало усилий для сохранения единства Православия. Результат этих трудов будет во многом зависеть от того, насколько солидарной и последовательной окажется всеправославная поддержка страждущих единоверцев на Украине и насколько мы будем убедительны и тверды в нашем стоянии за сохранение церковного строя, основанного на многовековом предании Церкви.

От себя лично прошу ваших молитв, чтобы Господь даровал мне крепости сил в дальнейшем несении возложенного на меня служения.

Дай Бог, чтобы Русская Православная Церковь и далее преуспевала в свидетельстве всему миру о том, что Иисус Христос — Истинный Бог и Спаситель, что Его Церковь — корабль святости и любви — под парусами которого каждый может устремиться в будущее с надеждой!

Пресс-служба Патриарха Московского и всея Руси

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *