Мятеж в вандее

Вандея: символ контрреволюционного мятежа

В марте 1793 года по всей Франции прошла жеребьевка, согласно результатам которой в армию, защищавшую революцию, были направлены еще 300 тысяч человек. Насильственная отправка на войну крестьян до предела накалила обстановку в деревне. Рекрутская повинность и другие невзгоды бурного времени заставили жителей западных областей страны взяться за оружие. Так начался Вандейский мятеж — самое масштабное роялистское выступление низов во время Великой французской революции.

Более глубокие, чем рекрутский набор, причины Вандейского мятежа заключались в недовольстве крестьян аграрной политикой Конвента. Уничтожение феодальных обязательств в течении четырех лет оставалось только на бумаге. Также крестьяне были разделены на активных и пассивных граждан — последние лишились права голоса. Массовое недовольство революцией у бедняков вызывали новые правила, по которым управление общинными делами перешло к более зажиточным крестьянам. Учредительное собрание уничтожило мирской сход в деревнях.

Сыграла свою роль казнь Людовика XVI. Расправа убедила многих вандейцев, что монарх хотел добра простым людям, за что парижане и лишили его жизни. Недовольные выходили на улицы, объявляя о своей преданности Людовику XVII — малолетнему сыну казненного короля, томившемуся в замке Тампль.

Сельское население поддерживали священники и дворяне, которые использовали против республики религиозность масс и их приверженность к монархизму. Всего за оружие взялось несколько десятков тысяч человек. Однако поначалу их силы были раздроблены.

Крестьянский бунт: ужас с обеих сторон

Вандея, находящаяся на западе Франции, являлась тогда самой экономически отсталой и неразвитой областью страны. Крестьянское восстание отличалось жестокостью. Жители деревни вымещали злость на всех, кто жил лучше их или поддерживал новый порядок: богатых горожанах, купцах, ростовщиках, городских должностных лицах.

Опознавательным знаком повстанцев было сердце Иисуса из красного сукна, которое они вышивали на своих куртках. Свои силы вандейцы называли Католической и Королевской армией. В первые недели мятежа вооруженные отряды возглавляли выходцы из низов. Затем на их место пришли дворяне и офицеры.

Жак Кателино — один из предводителей вандейцев. (wikipedia.org)

Именно восстание в Вандее (вместе с поражениями французов в Бельгии и изменой Дюмурье) стало предлогом для создания Революционного трибунала и принятия нескольких жестоких законов. Закон о наказании мятежников, например, использовали для проведения большинства казней «врагов революции».

Вандейцам удалось объединить свои силы к лету 1793 года. Ее численность составляла 40 тысяч человек. Высший военный совет назначил главнокомандующим Жака Кателино, который в начале революции был бедным торговцем полотнами. Армия повстанцев направилась к Нанту, однако взять его не смогла. Штурмовать хорошо защищенные города крестьяне не умели. Кателино был смертельно ранен в бою и погиб.

Характер гражданской войны изменился после того, как осенью против вандейцев на запад страны перебросили опытных и закаленных бойцов гарнизона Майнца. В октябре Католическая и Королевская армия была окружена и разгромлена у Шоле.

Отступление вандейцев после битвы при Шоле. Источник: wikipedia.org

Жестокость расправы над побежденными была столь же беспощадной, как и жестокость самого крестьянского мятежа. В начале 1794 года в Вандее свирепствовали «адские колонны» генерала Луи Мари Тюрро. Военные комиссии, заработавшие в Западной Франции, вынесли несколько тысяч смертных приговоров. Пленных вандейцев сажали на барки, которые отводились на середину Луары и там же топились. Конвент аплодировал донесениям о казнях.

Хотя вандейский мятеж был подавлен, запад Франции так и остался контрреволюционным. В дальнейшем там действовало похожее крестьянское движение шуанов, которое с перерывами оставалось активным вплоть до 1800 года. Его эпицентром были Бретань и Мэн.

Последняя Жакерия, или Франция против Вандеи

Эту статью я хотел бы начать цитатой из одного очень известного романа.

– О Вандее? – повторил Симурдэн. И тут же сказал:
– Это серьезная угроза. Если революция погибнет, погибнет она по вине Вандеи. Вандея страшнее, чем десять Германий. Для того чтобы осталась жива Франция, нужно убить Вандею.
Виктор Гюго, «93 год». Помните?
Вандея – это один из 83 департаментов, образованных на территории Франции во время Великой французской революции (в марте 1790 г.). Его название происходит от одноименной реки, а располагался он на территории бывшей провинции Пуату. Гражданская война марта-декабря 1793 г. на самом деле развернулась в 4-х департаментах Франции (помимо Вандеи, это были Нижняя Луара, Мэн и Луара, Де Севр) но именно Вандея наиболее прославилась на этом поприще, став настоящим символом «контрреволюции низов», и была неоднократно осуждена за это.

Вандея на карте Франции
В уже цитировавшемся здесь романе «93 год», В.Гюго писал:
«Бретань – завзятая мятежница. Всякий раз, когда в течение двух тысяч лет она подымалась, правда была на ее стороне; но на сей раз она впервые оказалась неправа».

Старинная церковь, Бретань
В настоящее время предпринимаются попытки «реабилитации» Вандеи. Появляются работы, авторы которых пытаются отказаться от традиционного взгляда на бретонских мятежников, как на темных забитых крестьян, выступающих против посланцев революционной Франции, которые на своих штыках принесли им свободу и равенство. В бывших мятежных департаментах открываются небольшие музеи, посвященные отдельным деятелям местного Сопротивления. Правда, как обычно, находится посередине. Мятеж был «ударом под дых» истекающей кровью в неравной борьбе с интервентами Французской республике. Его участники объективно выступили на стороне врагов своей родины и на стороне своих бывших сеньоров, которые совсем еще недавно на подвластных им землях обращались с местными бесправными крестьянами так, как уже давно не смели вести себя бароны и герцоги в других провинциях Франции. Но, нельзя не признать, что Вандейский мятеж был спровоцирован и неуклюжей политикой новой власти, которая не желала учитывать обычаи Бретани и менталитет ее жителей. Результатом этой неумелой политики и стала достаточно традиционная для Франции полуфеодальная крестьянская война. Ранее такие выступления крестьян назывались «жакериями».

Предыстория Вандейский войны такова. В начале 1793 г. французская республика оказалась в критическом состоянии. К февралю этого года численность ее войск составляла всего 228 тысяч человек (еще в декабре 1792 г. ее армии насчитывали около 400 тысяч солдат). Внешняя опасность увеличивалась с каждым днем, поэтому 24 февраля 1793 г. Конвент принял декрет о принудительном дополнительном рекрутировании. В армию должны были призвать 300 тысяч человек, набор производился в коммунах путем жеребьевки среди холостых мужчин. Этот декрет вызвал всеобщее возмущение, и даже отдельные попытки мятежа, которые, впрочем, были легко подавлены. В Вандее признаки недовольства новой властью были заметны еще летом 1792 года. Местные крестьяне оказались обойденными при распродаже конфискованных имений, которые достались чужакам, реформа местного управления изменила привычные границы бывших церковных приходов, что внесло путаницу в гражданскую жизнь, не присягнувшие новой власти священники были заменены пришлыми, которые были приняты верующими весьма настороженно и не пользовались авторитетом. Все это породило всплеск ностальгических настроений, но, несмотря на отдельные эксцессы, большая часть населения все же оставалась лояльной новой власти и даже казнь короля не привела к массовым крестьянским выступлениям. Насильственная мобилизация стала последней каплей. В начале марта 1793 г. в небольшом городе Шоле был убит командующий местной национальной гвардии, а спустя неделю произошли массовые беспорядки в Машекуле, где были убито большое количество сторонников новой власти. В это же время возник первый отряд повстанцев, которых возглавили каретник Ж.Кателино и лесничий Ж.-Н. Стоффле, бывший рядовой Швейцарского полка.

Жак Кателино

Жан Никола Стоффле
В середине марта им удалось разбить республиканскую армию численностью около 3 тысяч человек. Это уже было серьезно и Конвент, пытаясь предотвратить эскалацию мятежа, издал декрет, Это уже было серьезно и Конвент, пытаясь предотвратить эскалацию мятежа, издал декрет, согласно которому ношение оружия или белой кокарды – символа «королевской» Франции, каралось смертной казнью. Это решение лишь подлило масла в огонь, и теперь восстали уже не только крестьяне, но и часть горожан Бретани. Военными вождями вновь организованных партизанских отрядов, как правило, становились бывшие офицеры из числа местных дворян. Восставших активно поддержала Англия, а также находящиеся на ее территории эмигранты и мятеж очень быстро приобрел роялистскую окраску. Отряды вандейцев стали называться «Католической королевской армией» и это была самая первая «белая» армией в мире («L’Armée Blanche» – по цвету знамен мятежных отрядов). Действительно, для выполнения отдельных операций отряды вандейцев иногда объединялись в армию численностью до 40 000 человек, но, как правило, они все же действовали разрозненно и неохотно выходили за пределы «своих» округов, где знание местности и налаженные связи с местным населением позволяли им чувствовать себя как рыба в воде. Отряды мятежников отличались друг от друга по степени радикальности и по уровню жестокости по отношению к противнику. Наряду со свидетельствами о действительно жутких убийствах и пытках попавших в плен республиканских солдат, имеются сведения о гуманном отношении к пленным, которых в некоторых случаях отпускали без всяких условий, в основном, по инициативе командиров. Впрочем, жестокостью отличались и противостоящие им республиканцы. На пике восстания войска вандейцев заняли город Сомюр и имели отличные шансы для продвижения к Парижу, но сами испугались такого успеха и повернули назад. Они без боя захватили в Анжер и в конце июня осадили Нант. Здесь они потерпели поражение, а их признанный руководитель Ж.Кателино был смертельно ранен. После его гибели совместные действия повстанцев стали скорее исключением из правил. К тому же приближался период сельскохозяйственных работ, и скоро армия мятежников поредела на две трети. В мае 1793 г. повстанцы создали свой штаб, объединивший командиров отрядов, и Высший совет, который занимался в основном изданием декретов, прямо противоположных по содержанию декретам Конвента. Переделан был даже текст знаменитой «Марсельезы»:

Идём, католические армии
День славы настал,
Против нас Республика
Подняла кровавые знамёна…
1 августа 1793 г. Конвент принял решение «уничтожить» Вандею. Предполагалось, что республиканские войска возглавит молодой генерал Бонапарт, но тот отказался от назначения и ушел в отставку. В мятежные департаменты была направлена армия под командованием генералов Клебера и Марсо, которая 19 сентября неожиданно потерпела поражение.

Генерал Клебер

Генерал Марсо
Однако победа повстанцев оказалась пирровой: в середине октября переброшенные в мятежные департаменты боевые части Западной армии наголову разбили их у Шале. Остатки разгромленных отрядов во главе с Ларош-Жакленом, переправившсь через Луару, отступали на север – в Нормандию, где надеялись встретить британский флот. Вместе с ними двигались огромные толпы беженцев. Надежды на помощь англичан не оправдались и изнуренные беженцы, грабя попадавшиеся им на пути города и деревни, двинулись обратно. В декабре 1793 г. они были окружены у Ле Мане и практически полностью истреблены. Те немногие из них, что сумели вырваться из окружения, были добиты накануне Рождества 1793 г. На территории Вандеи осталось несколько небольших отрядов, которые отказались участвовать в походе на Нормандию, они еще продолжали беспокоить республиканцев, но «большая война» в Ванде была закончена. В 1794 г. командующий Западной армией генерал Тюрро смог приступить к исполнению декрета от 1 августа 1793 г. «Вандея должна стать национальным кладбищем», – заявил он, и, разделив войска на 2 группы по 12 колонн в каждой, начал грандиозную «зачистку» мятежных территорий. Местные жители прозвали эти колонны «адскими» и у них имелись на это все основания.

Витраж церкви коммуны Ле Люк-сюр-Булонь, где солдатами одной из «адских колонн» были расстреляны более 500 местных жителей
Считается, что было казнено около 10 000 человек, причем половина из них – без суда и следствия. В июле 1794 г., после переворота 9 термидора, репрессии против мятежников были приостановлены. Уцелевшие лидеры вандейских отрядов подписали мирный договор в Ла Жонэ, согласно которому непокорные департаменты признавали республику в обмен на обещание центральной власти освободить их от рекрутского набора и налогов на 10 лет и прекратить преследование не присягнувших Республике священников. Казалось, на многострадальные земли Бретани пришел мир. Однако крестьяне департамента Мэн и Луара (ныне Майенн), которых называли шуанами (Chouannerie, от Chat-huant – неясыть, прозвище крестьян местного аристократа Жана Коттро) отказались признать этот договор.

Шарль Карпентье, Шуаны в засаде
После гибели Коттро 29 июля 1793 г., во главе шуанов (которыми скоро стали называть всех примкнувших к ним крестьян) встал сын бретонского мельника и несостоявшийся священник Жорж Кадудаль.
Жорж Кадудаль, вождь шуанов
Ему удалось установить связь с роялистами в Англии и спланировать высадку эмигрантов в Киброне. Эта акция спровоцировала уцелевших мятежников к возобновлению боевых действий. Республиканская армия вновь разгромила вандейцев. Командовал ею генерал Лазар Гош – единственный полководец, которого Наполеон Бонапарт считал равным себе («Так или иначе – ведь нас было двое, тогда как нужен был один», – сказал он после его смерти в 1797 г.).


Генерал Лазар Гош, памятник на полуострове Киброн
В июне 1794 г. Кадудаль был арестован, но очень скоро, сразу после Термидорианского переворота, был опрометчиво освобожден новым правительством. К весне 1796 г. Вандея была усмирена и покорена. Однако в 1799 г. вернувшийся из Британии Жорж Кадудаль (он находился там с перерывами с 1797 по 1803 г.г.) вновь попытался поднять восстание в Бретани. В октябре 1799 г. мятежниками был захвачен Нант, а также некоторые другие города, но уже в январе 1800 г. они были разбиты генералом Брюном. Наполеон Бонапарт, который в ноябре 1799 г. стал Первым консулом, часть пленных приказал зачислить в армию, а наиболее непримиримые из них были по его приказу сосланы в Сан-Доминго.
Энгр Жан Огюст, Наполеон Бонапарт в мундире Первого консула, 1804 г.
Жорж Кадудаль не прекратил борьбу и организовал два покушения на Первого консула (в декабре 1800 г. и в августе 1803 г.). 9 марта 1804 г. он был арестован в Париже и после судебного процесса казнен. После реставрации монархии семье Кадудаля было пожаловано дворянство, и младший казненного Жоржа – Жозеф, в 1815 г. организовал восстание против возвратившегося императора. Новые попытки восстаний вандейцев и шуанов отмечались в 1803 и 1805 г.г., но они не шли ни в какое сравнение с Гражданской войной 1793 года. Последнее и вновь неудачное выступление Бретани против республиканской власти было отмечено в 1832 г.

Вандейский мятеж

Вандейский мятеж (фр. Guerre de Vendée), иначе «Вандейская война» — вооруженное контрреволюционное выступление крестьян, дворян и духовенства из западно-французского департамента Вандея под католико-монархическими лозунгами весной 1793 года.

Характер территории, носившей до разделения Франции на департаменты название Вандеи (сюда, кроме департамента В., принадлежала еще большая часть старого Пуату, части Анжу и Бретани, пространство приблизительно в 22000 кв. км, омываемое морем на протяжении 170 км), придал и населению независимый, дикий характер и не давал развиться промышленности и просвещению. Бездна, до 1789 г. отделявшая во Франции, в социальном отношении, третье сословие от дворянства и духовенства, здесь не существовала. Вандея, со своим кельтским населением, со своим нетронутым католицизмом, отсутствием городской культуры и близостью между дворянами и крестьянами, представляла резкую противоположность остальной Франции. Поэтому Революция здесь не встретила сочувствия.

Одной из причин восстания называют принудительный набор в революционную армию. В марте 1793 в городке Шоле молодежь расправилась с командиром местной национальной гвардии. Спустя неделю противники рекрутского набора столкнулись с республиканцами в Машекуле: счет жертв среди последних пошел на сотни. На берегах Луары возник отряд повстанцев, возглавили который торговец полотном Жак Кателино и лесничий Ж.-Н. Стоффле. Вскоре, в середине марта, в стычке с ним была разбита небольшая республиканская армия в 3 тыс. человек. К руководству вооруженных отрядов начали привлекать местных дворян (Лескюр, Шаретт). Вандейцы являлись сторонниками короля и католицизма. Армия вандейцев называла себя «Королевской католической армией». В июне войска вандейцев заняли город Сомюр, открыв себе дорогу на Париж, но идти на столицу не осмелились. Напротив, они повернули на запад, вошли в Анжер, покинутый властями и защитниками, и в конце июня предприняли осаду Нанта, рассчитывая на помощь англичан. Нант удалось взять.

В ходе Вандейской войны и после неё печальную известность снискали так называемые «адские колонны генерала Тюрро», действия которых некоторые исследователи характеризуют как франко-французский геноцид. В ходе подавления восстания, а также в ходе последующих карательных операций против контрреволюционно настроенного населения Вандеи были без суда убиты более 10000 человек обоих полов, по другим данным, количество жертв составило от 400 000 до 1 000 000 человек, в том числе родственники и члены семей участников восстания, священнослужители, монахи и монахини. Из фактов геноцида населения Бретани карательными колоннами наиболее известны «Нантские утопления», заменившие собой казни на гильотине за счёт большей скорости и массовости.

Нантские утопленияНантские утопления

Якобинский генерал Вестерман воодушевлённо писал в Париж: «Граждане республиканцы, Вандея более не существует! Благодаря нашей свободной сабле она умерла вместе со своими бабами и их отродьем. Используя данные мне права, я растоптал детей конями, вырезал женщин. Я не пожалел ни одного заключённого. Я уничтожил всех»

Отчасти восстания в Бретани и Нормандии можно объяснить более поздним присоединением этих областей к Франции и наличием среди их населения крепкой католической веры. До нынешнего времени в этих областях сохраняются прокатолические и монархические взгляды, необычные для современной секулярной Франции.

Впоследствии сопротивление вандейцев стало символом борьбы для белого движения в России.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *