Нагорная проповедь

Нагорная проповедь

(38 голосов: 4.61 из 5)

  • Нагорная проповедь А.Г. Долженко
  • Нагорная проповедь Б.И. Гладков
  • Нагорная проповедь еп. Александр (Милеант)
  • Нагорная проповедь прот. Серафим Слободской
  • Нагорная проповедь архиеп. Аверкий (Таушев)
  • Евангельские заповеди блаженства Конспект по нравственному богословию
  • Беседы на Евангелие от Матфея, 15 свт. Иоанн Златоуст
  • Из Бесед на Евангелие от Матфея свт. Афанасий Великий
  • О блаженствах свт. Григорий Нисский
  • Толкования на Четвероевангелие прп. Ефрем Сирин
  • Толкование на Евангелие по Матфею, 5 блаж. Иероним Стридонский
  • Толкование Нагорной проповеди прп. Исидор Пелусиот
  • Слово третье Симеон Новый Богослов
  • О том, что желающий соблюдать заповеди должен начинать со страха Божия, чтобы не поползнуться в пропасть прп. Петр Дамаскин
  • О евангельских заповедях свт. Игнатий (Брянчанинов)
  • О евангельских блаженствах свт. Игнатий (Брянчанинов)
  • О изучении евангельских заповедей и о жительстве по евангельским заповедям свт. Игнатий (Брянчанинов)
  • Толкование на Евангелие от Матфея, 5 Феофилакт Болгарский
  • Изъяснение нагорной проповеди Евфимий Зигабен
  • Учение о блаженстве свт. Филарет (Дроздов)
  • О нищете духовной свт. Филарет (Дроздов)
  • Толкование заповедей блаженства свт. Николай Сербский
  • Беседы на Евангелие от Матфея свт. Филарет (Амфитеатров)
  • О Нагорной проповеди М.В. Барсов
  • Нагорная проповедь прот. Александр Глебов
  • Опыт построения исповеди по заповедям блаженства архим. Иоанн (Крестьянкин)
  • Катехизические поучения. О блаженствах прот. Григорий Дьяченко
  • Толкование на Евангелие по Матфею, 5 проф. А.П. Лопухин
  • Нагорная беседа и Заповеди блаженства Троицкий листок
  • Закон и Евангелие по учению Господа в Евангелии Матфея гл. V, ст. 13–48 проф. С.М. Зарин
  • Евангельские Блаженства А.Д. Троицкий
  • Нагорная проповедь Спасителя: Опыт истолкования свящ. Владислав Кумыш

Наго́рная про́поведь – проповедь Ииcyca Христа, в которой выражена сущность новозаветного нравственного закона (нравственного учения) и его отличие от ветхозаветного.

Нагорная проповедь была произнесена Спасителем на холме близ Капернаума в Галилее, вслед за призванием 12 апостолов. Содержание проповеди излагается в Евангелии от Матфея гл. 5-7 и Луки гл. 6, 17-49.

протоиерей Александр Глебов

Библейская история Нового Завета

Только в Евангелие от Матфея есть связная речь Христа, состоящая из отдельных изречений. Эти изречения касаются нравственной жизни человека и его поведения. Называется эта речь – Нагорная проповедь. Нагорная проповедь представляет собой очень тщательную композицию. Она изложена единым блоком у евангелиста Матфея в пятой, шестой и седьмой главах, то есть занимает три главы. Но, конечно, она не была произнесена так, как это описано у евангелиста Матфея. Скажем, у евангелиста Луки темы, которые затрагивает Нагорная проповедь, разбросаны по всему Евангелию, что, наверное, более соответствует тому, как Христос и произносил свои нравственные поучения. Мы не можем говорить о Нагорной проповеди так, как будто это была отдельная проповедь, произнесенная в одном месте. Есть веские и убедительные доводы в пользу того, что Нагорная проповедь намного больше, чем лишь только одна проповедь. Просто евангелист Матфей для удобства собрал все изречения Спасителя, которые касаются нравственной жизни человека и взаимоотношений между людьми, и объединил их в одну композицию. Например, любой человек, слушающий Нагорную проповедь в первый раз в ее изложении у Матфея, был бы просто переутомлен еще задолго до ее окончания. В ней заложено слишком много, чтобы это можно было усвоить за один раз. Ведь одно дело – сидеть и читать, задерживаясь, останавливаясь при чтении, осмысливая прочитанное. И совсем другое – слушать ее впервые в устной форме. Читать мы можем так, как привыкли, с привычной для нас скоростью, а слышать ее в первый раз, значит быть перегруженным избытком информации, а значит упустить из вида многое важное, что в этой проповеди содержится.

Евангелие от Матфея – это, прежде всего, Евангелие христианского учения. Для Матфея характерно, что он собирает учения и деяния Христа в отдельные блоки. Есть раздел, посвященный притчам, есть – чудесам, есть – учению о конце света. Вот по такому принципу и нравственное учение Христа Матфей собрал воедино для удобства его изучения. В Евангелии от Луки Нагорная проповедь следует сразу за избранием двенадцати апостолов. В лице апостолов Христос выбирает себе помощников, но чтобы эти помощники могли успешно и эффективно выполнять свою работу, их надо сначала научить. Поэтому в Нагорной проповеди Господь дает наставления своим апостолам, а через них и всем нам. Поскольку Господь сам ничего не записывал, все, что мы о нем знаем, дошло до нас от его учеников, поэтому Церковь и называется «Апостольская». Поэтому один богослов назвал Нагорную проповедь: «проповедью по случаю посвящения в сан двенадцати». Точно так же, как перед впервые приступающим к служению молодым священником должна быть поставлена задача, так и Христос произнес перед двенадцатью учениками проповедь, перед тем как они приступили к исполнению своих задач. Есть такое предположение, что, окончательно избрав двенадцать апостолов, Христос удалился с ними на неделю, может быть даже больше, в какое-то спокойное место и учил их в течение этого времени, а Нагорная проповедь – это уже краткое изложение того учения. Но это, конечно, только предположение.

Наверное, нет в Евангелии другого такого материала, который бы столь тщательно обсуждался, как Нагорная проповедь. Споры начались уже с первого века христианства и продолжаются до сих пор. Одни понимают заповеди буквально, другие – символически, и множество разделений произошло в христианстве из-за разного понимания слов Нагорной проповеди. Некоторые течения, возникшие под влиянием Нагорной проповеди в русской культуре, нам хорошо известны, например, толстовцы – последователи религиозного учения великого русского писателя, графа Льва Николаевича Толстого. Толстой по-своему понимал некоторые положения Нагорной проповеди, например, о непротивлении злу. Толстой воспринимал это буквально и многое другое, чем он противопоставил себя официальной Церкви. Одни видят в заповедях Нагорной проповеди требования, которые невозможно исполнить в полной мере, и поэтому говорят о символическом значении заповедей. Другие видят конкретные указания и говорят об их буквальном значении. При чтении Нагорной проповеди мы не должны забывать и наш личный опыт. Вряд ли существует какой-то другой евангельский текст, который предъявлял лично нам, нашей совести, такие требования, как Нагорная проповедь. Мы должны учесть, что Нагорная проповедь была произнесена не для нашего конкретного общества, а была произнесена в определенной исторической обстановке. Ведь не христиане слушали эту проповедь, а иудеи. Необходимо помнить, что заповедям Нагорной проповеди предшествовала тысячелетняя религиозная история иудейского народа – культовый закон, этический закон. Поэтому слова Нагорной проповеди обращены не просто к первому встречному, но к людям, которые прошли уже долгий путь религиозного и нравственного развития. Это надо учитывать, когда мы читаем Нагорную проповедь.

Поговорим о форме Нагорной проповеди. Евангелист Матфей пытается подражать Торе. Христос восходит на гору перед произнесением Нагорной проповеди, откуда Он и дает людям заповеди, провозглашает свой нравственный закон. В сознании иудеев все это ассоциировалось с дарованием ветхозаветных заповедей Моисею на горе Синай. Здесь евангелист Матфей показывает Христа как нового Моисея. Христос начал учить, когда сел. Это очень важно. Христос сел на кафедру как учитель. Во время официального учения иудейский раввин всегда сидел. Греческое слово «кафедра» значит «сидение», и во многих европейских языках до сих пор говорится, что стол профессора – это и есть кафедра. Кстати, папа римский, когда он говорит ех cathedra, со своего сидения, со своего трона, когда он говорит с кафедры, тогда он провозглашает учение. Именно на этом зиждется догмат о папской непогрешимости. Раввин часто учил, расхаживая или прогуливаясь, но официальное учение он начинал, усевшись на свое место, на кафедру. Таким образом, само указание на то, что Христос сел, прежде чем начал учить своих учеников, указывает на то, что это учение занимает центральное место и является как бы официальным.

Прежде чем рассмотреть само содержание Нагорной проповеди, надо задуматься о том, как понимать сказанное в ней Христом. Это важный вопрос, ибо очевидно, что Христос здесь предлагает свое учение совершенно иначе, чем учебники этики и даже иначе, чем то, как простые люди выражают те же мысли. Будучи хорошим учителем, Христос естественно использует формы языка и выражения, которые много значат для тех, кто слушает Его. Его учение содержит, как минимум, три отличительных свойства.

Первое. Бо’льшая часть Нагорной проповеди – стихи, хотя нам это трудно распознать как поэзию, поскольку наша поэзия строится на эффекте рифмы и ударения. Еврейская поэзия была иной. Она строилась на эффекте параллелизма, то есть соответствия мысли. Сходства мысли или ее различия. Европейская поэзия и ближневосточная, в том числе еврейская, строятся на совершенно разных принципах. Мы привыкли к, так называемой, слоговой, ритмической поэзии. Любое наше стихотворение делится на слоги, на слоги падает ударение и получается какой-то определенный ритм: «Мороз и солнце, день чудесный…». Слоговая ритмика создает нашу европейскую поэзию, она как бы происходит из музыки. Но совершенно иная поэзия в Библии, а Библия пронизана поэзией. Там очень много стихов, но мы, когда читаем Библию, Ветхий Завет, не замечаем этого, потому что мы привыкли к другой поэзии. В Библии не ритм слогов, а ритм понятий, ритм слов, ритм символов, и происходит это следующим образом. Например, любой псалом – это стихи. » Псалом» значит «песня». Он делится на строчки, и когда вторая строчка по смыслу повторяет первую строчку либо отрицает ее, то эти строки параллельны либо антипараллельны. Когда вторая строка по смыслу повторяет первую, то это называется – синонимический параллелизм. И в псалмах, и в других поэтических разделах Ветхого Завета этому много примеров. Любой псалом, например, самый известный, 50-ый псалом начинается так: «Помилуй мя, Боже, по велицей милости Твоей» – это первая строчка. «И по множеству щедрот Твоих очисти беззаконие мое» – это вторая строчка. Они похожи по смыслу, просто в разных словах выражается одна и та же мысль. «Наипаче омый мя от беззакония моего» – первая строчка. «И от греха моего очисти мя». Но «омый от беззакония» и «очисти от греха» – это же одно и то же. Это называется в поэзии параллелизм или ритм по параллелям. Такая структура пронизывает практически всю Библию, потому что вся Библия очень поэтична. В Нагорной проповеди Господь следует этой поэтической традиции своего народа. Например, Христос говорит: «Не давайте святыни псам и не бросайте жемчуга вашего перед свиньями». Перед нами подлинная еврейская поэзия, в которой вторя строка повторяет мысль, то есть параллельна первой, но использует просто иной образ. Псалом состоит из строф, в каждой строфе две строчки, но каждая из строчек может быть не только параллельна, но и антипараллельна другой. Антипараллельный тип еврейской поэзии называется антитетический параллелизм. Примеров антипараллельности также очень много. Например: «Всякое доброе дерево приносит плоды добрые, а худое дерево приносит плоды худые» или «Верующий в Меня имеет жизнь вечную, а неверующий идет в погибель». Обе строки содержат похожие уроки, но мысль выражена с использованием прямо противоположных концепций. Такая поэзия также часто встречается в Ветхом Завете. Даже молитва Господня может быть расположена поэтически.

Второе свойство учения Христа – это его образность. Иногда учение дается в форме притч, в других случаях это просто живые иллюстрации из повседневной жизни. Многие притчи преподают нравственные уроки, но Нагорная проповедь использует больше образов из реальной жизни. Мы чаще говорим об этике абстрактно, а Христос всегда оперирует конкретными вещами. Например, мы можем сказать так: «Материализм может быть помехой духовному росту». А Христос сказал так: «Никто не может служить двум господам. Не можете служить Богу и мамоне», то есть более конкретно.

Третье. Христос учит очень живо. Он часто прибегает к преувеличениям, чтобы оттенить смысл. Например, Он говорит, что «лучше вырвать глаз или отсечь руку, чем впасть в прелюбодеяние». Понятно, что Христос не призывает нас к членовредительству, но Он использует столь экстравагантный язык, чтобы вызвать у слушателей чувство серьезности Его вести. Или, например, «кто соблазнит одного из этих малых, верующих в Меня, тому лучше было бы, если повесили ему мельничный жернов на шею и утопили его в морской глубине». Конечно же, это не призыв к убийству. Здесь речь идет о повышенной ответственности тех, кто своими словами или действиями может поколебать веру в людях. Еще Он говорит: «Имейте веру Божию, ибо истинно говорю вам, если кто скажет горе сей: поднимись и ввергнись в море, и не усомнится в сердце своем, но поверит, что сбудется по словам его, – будет ему, что ни скажет». Но это не значит, что степень своей веры надо проверять таким способом – повелевать горам, чтобы они вверглись в море. Господь этим сравнением дает понять, какой силой обладает вера в Него. Для незыблемой веры нет ничего невозможного, потому что для Бога нет ничего невозможного. Когда мы читаем Нагорную проповедь, то необходимо иметь в виду эти различные приемы, используемые Христом в своем благовести. Распознание различных форм может помочь нам лучше понять, что Христос имел в виду и о чем Он говорил.

Итак, какую этику предложил Христос? Какие принципы поведения должны руководить теми, кто принимает божественную волю в своей жизни? Есть два момента, которые отличают этику Нового Завета от большинства других этических систем.

Первое. Этическое учение Христа совершенно неотделимо от Его учения о власти Божьей в жизни людей. Без понимания этого, очень трудно понять смысл Нагорной проповеди. Все этические системы имеют фундамент, на котором они строятся. Этическое учение Христа основано на заявлении, что Бог, сотворивший все и действовавший в истории Израиля в Ветхом Завете, может быть познан действительным, личным образом. Поведение и образ жизни Его последователей являются путем познания Бога. Этот принцип всегда занимал центральное место в иудаизме. Сам Ветхий Завет был основан на начале, которое фундаментально для учения Христа и в Новом Завете. Этой основой является то, что доброта человека имеет свое начало в Боге. Центральным положением одного раздела ветхозаветного закона было утверждение: «Святы будьте, ибо Свят Я, Господь Бог ваш». И Христос говорит в Нагорной проповеди: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный». В Ветхом Завете Господь призывает людей к святости, но зачем призывает? Почему люди должны быть святыми? Потому что Бог свят, а люди должны быть подобны Ему. «Святы будьте, ибо Свят Я, Господь Бог ваш». И Христос дает то же самое обоснование своему нравственному учению: «Будьте совершенны, как совершен Отец ваш Небесный», то есть мы должны быть совершенны, потому что Бог совершен. Этические нормы, которых требуется достигать людям Божьим, были не менее как отражением характера самого Бога. Нам важно понимать, для чего нам дан нравственный закон. Совершенно неправильно думать, что если мы будем исполнять заповеди, то, когда умрем, получим за это награду, как ребенок за хорошее поведение поощряется родителями. А если мы не будем исполнять, то в будущем нас ждет расплата. Конечно, воздаяние существует, и каждый из нас получит то, что он заслужил, но божественное воздаяние – это не приговор судьи преступнику за совершенное преступление. Бог в юридическом смысле не наказывает и не поощряет. Он просто выявляет внутренний мир каждого человека и состояние этого мира либо обрекает человека на страдание, либо открывает ему радость общения с Богом. В Евангелии есть рассказ об исцелении Господом бесноватого человека. Интересно, что когда Христос стал к нему приближаться, то бесноватый закричал: «Не мучай меня». Значит Бог, который есть любовь, явился источником мучений для беса, которым был одержим человек, а значит, если люди уподобляют себя темной силе, если они творят волю дьявола, а не волю Божию, то предстояние перед Богом станет для человека мучением. Не в том смысле, что Бог начнет мучить человека, а в том, что человек ощутит свою полную несовместимость. Ведь каждый чувствует себя комфортно только в соприродном себе мире, среди единомышленников. Для каждого нормального человека, случайно оступившегося, попадание в тюрьму будет мучением, потому что он попал в совершенно чуждый ему мир: со своими законами, понятиями, лексикой, взглядами на жизнь и так далее. Но с другой стороны, когда закоренелый рецидивист выходит на свободу, то он не может найти себя среди нормальных людей. Этот нормальный мир ему чужд, он в нем мучается. Такие люди часто вновь совершают преступления не для наживы, а только для того, чтобы вновь попасть на нары, в мир несвободы, который так пугает любого человека, но для преступника он естественен. Он в камере как рыба в воде. Это, конечно, сравнение и хотя каждое сравнение грешит неточностью, но все-таки оно может помочь нам понять природу страданий грешной человеческой души, когда она предстает перед Богом. Для того чтобы страдания не было, чтобы мир Бога стал близок миру человека, надо взять на себя труд по формированию в себе мира Божия. И вот заповеди и вообще все нравственные положения евангельского учения, изложенные в Нагорной проповеди, являются теми механизмами, теми инструментами, с помощью которых человек формирует в себе качества Бога. Бог – это не нечто аморфное, Бог – это живая личность, а значит, у Него есть характер, есть какие-то качества, свойства. В цикле наших бесед я уже упоминал, что человек создан по образу и подобию Божию. Подобие – это цель человеческого бытия. В результате жизни человек должен уподобиться Богу, стать похожим на Него. Совершив грех, люди утратили эту способность, поскольку порвали связь с Богом, но во Христе сообщение между Богом и людьми было восстановлено. Бог вошел в мир силой своей благодати, и цель богоуподобления стала опять реальной. Дар благодати – это то, что Бог сделал для нас, а в Нагорной проповеди Господь говорит, что нам надо делать для достижения этой цели. С помощью нравственного закона человек – образ Божий – развивает себя до богоподобия. Исполняя заповеди, человек вырабатывает в себе качества Бога, Его характер, поступает так, как поступал Христос, а, как известно, подобное познается подобным. Представая после физической смерти перед лицом Божьим, человек попадает в близкий и соприродный ему мир Царствия Божия.

Вторая основа новозаветной этики – в чем она состоит? Один ученый, суммировав все положения Нагорной проповеди, описал библейскую этику как «науку человеческого поведения, как она определяется божественным поведением», то есть люди должны поступать так, как поступает Бог. Одна из самых характерных черт действия Бога в опыте Израиля – это Его готовность заботиться о людях, которые о Нем даже не думают. Авраам был вызван из Месопотамии, ему была дана новая страна, но не по причине какого-то его нравственного или духовного превосходства, которым бы он обладал, а просто потому, что внимание и любовь Божьи были излиты на него. Впоследствии Израиль был сохранен во всех трудностях исхода из Египта и того что за этим исходом последовало, не за его собственное нравственное совершенство, а просто благодаря заботе любящего Бога. На основании этих незаслуженных действий милости Бог предъявил определенные требования своему народу. Ведь десять заповедей начинаются положением: «Я Господь, Бог твой, Который вывел тебя из земли Египетской, из дома рабства» и так далее. Это та предпосылка, на которой основаны заповеди. Поскольку Бог сделал нечто для своего народа, он должен Ему отплатить любовью и послушанием. То же можно найти и в других местах ветхозаветного закона: «Помни, что ты был рабом в земле Египетской и избавил тебя Господь Бог твой, потому Я сегодня и заповедаю тебе…», дальше то, что Он уже заповедает. Новозаветная этика имеет точно такую же основу. Например, поразительно, что апостол Павел, желая остановить раздоры, продолжающиеся в Филиппийской церкви, призывает не к обычному здравому смыслу, чтобы разрешить проблему, но именно к тому же аспекту характера Божия, который мы видели в Ветхом Завете. Он приводит пример того, как Бог во Христе отдал Себя для нашего спасения. Я зачитаю этот отрывок: «Ибо в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе: Он, будучи образом Божиим, не почитал хищением быть равным Богу; но уничижил Себя Самого, приняв образ раба, сделавшись подобным человекам и по виду став как человек; смирил Себя, был послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп. 2:5-8). Вот что делает апостол Павел основой своего нравственного призыва к читателям: поскольку Христос для нас отказался от всего, то мы должны быть готовы пожертвовать нашим эгоизмом, чтобы быть угодными Ему. Мы должны поступать так же, как поступал Христос: «в вас должны быть те же чувствования, какие и во Христе Иисусе». В другом месте апостол скажет, что мы должны иметь «ум Христов» (1Кор. 2:16). Имеется в виду, конечно, не Божественная Премудрость, а человеческий ум Христа. Мыслить надо в тех категориях, в которых мыслил Он. А что эта за категории ясно из заповедей и этического учения Нагорной проповеди.

Значит, есть два момента, на которых основывается новозаветная этика. Первое: мы должны быть совершенны и святы, потому что Бог совершен и свят, а люди должны быть подобны ему. И второе: мы должны относиться к Богу так, как Он относится к нам. В конечном итоге это то, что Сам Христос провозгласил как высшую и двуединую заповедь о любви к Богу и ближнему. Через любовь к ближнему проявляется наша любовь к Богу. Когда мы любим ближнего, то пытаемся отнестись к Богу так, как Он относится к нам.

НАГОРНАЯ ПРОПОВЕДЬ-1. ЗАПОВЕДИ БЛАЖЕНСТВ

Призвав первых учеников, Христос проповедует в галилейских синагогах, уча и исцеляя. К Нему стекается народ; все больше людей сопровождает Его в пути, и не только галилеяне, но и люди из Десятиградия (Декаполиса, группы городов к востоку от Иордана), Иерусалима, Иудеи и Заиорданья.

И вот, Иисус взошел на гору и сел на вершине. Ученики расположились вокруг, а народ — на склонах.

И зазвучали впервые слова, названные затем Нагорной проповедью. Они прекрасно нам известны, но ради удобства читателей их следует здесь привести.

Нагорная проповедь. Карл Блох, 1890.

Блаженны нищие духом, ибо их есть Царство Небесное.

Блаженны плачущие, ибо они утешатся.

Блаженны кроткие, ибо они наследуют землю.

Блаженны алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся.

Блаженны милостивые, ибо они помилованы будут.

Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят.

Блаженны миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими.

Блаженны изгнанные за правду, ибо их есть Царство небесное.

Блаженны вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня.

Радуйтесь и веселитесь, ибо велика ваша награда на небесах: так гнали и пророков, бывших прежде вас.

Этот текст (за исключением последней полуфразы о пророках) поется по-церковнославянски на Литургии в качестве третьего антифона, то есть третьего из хоров, поющихся попеременно на клиросах.

Тем самым это очень-очень знакомые слова. Но, к сожалению, при частом и не очень внимательном повторении смысл не проясняется, а наоборот, подергивается туманом. Так вернемся же к нему, тем более что существующих толкований — море. Предлагается выбрать из них максимально единообразные и для начала договориться, что все эти заповеди относятся не к разным людям: каждый слышащий их призван относить к себе все. Христос не делит Своих на десяток категорий, а просит, чтобы каждый из нас стремился быть вот именно таким, соединяющим в себе все эти качества.

Теперь посмотрим, какие именно.

Столько всего написано-наговорено про нищих духом… Сколько сторонников получили при этом идеи материальной нищеты и неразумности… А ведь сказано донельзя ясно, и проще всего понимать это так же ясно: не нужно гордиться своим духовным совершенством, потому что все, что у нас по этой части есть, даровано нам Богом по Его милости, то есть в прямом смысле слова как милостыня нищим. Поэтому недействительны мысли и разговоры о степени «воцерковления», о духовном «стаже», о том, что, мол, «а можно, батюшка, я мужем поруковожу, а то он такой недуховный…». Лучше всего раскрывает никчемность таких горделивых построений старый добродушный анекдот о девице, которая говорит на исповеди: «Батюшка, я дошла до третьей ступени духовного совершенства по Иоанну Лествичнику». А батюшка отвечает: «Замуж. Замуж. Замуж». И все дела.

Разумеется, только нищие духом и могут войти в Царство Небесное. Гордящимся там не место.

О плачущих. Имеются в виду, разумеется, не капризные люди с расстроенными нервами, а те, кто оплакивает свое несовершенство и беды людские. Хороший пример — преподобный Давид Гареджийский (VI в.), грузинский монах, который однажды молитвенно задумался о мучениях женщин в родах и болезнях и заплакал от сострадания. От его слез пробился источник, вода которого до сих пор помогает больным и бесплодным женщинам. И ему молятся о благополучных родах и об исцелениях.

Для того чтобы плакать слезами сострадания, нужно иметь доброе, мягкое сердце. В глазах Христа это было важнейшей чертой человека. Упрекая за недостаточное понимание духовных истин, Он говорил про окаменевшие сердца, а вовсе не про недостаток ума. И чем же могут утешиться плачущие? — только исцелением тех вещей, о которых плачут: болезней, несчастий, несправедливости… Слезы их — Богу, и Он утешит.

А как понимать то, что «кроткие наследуют землю»? А вот так и понимать. Кроткие — значит не агрессивные. Если подумать — где они, воинственные народы древности? Да, побеждали, конечно, заливая землю своей и чужой кровью. А потом исчезали, и она переходила к другим. Это не значит, что кроткие не могут воевать. Могут, но не зверея. Об этом думать и думать.

Вот совершенно замечательные слова — об алчущих и жаждущих правды, которые насытятся. Ну не может человек жить без правды! Существовать может, но не как человек, а как белковое тело. А для того чтобы поддерживать человеческую жизнь, нужны не только белки, жиры и углеводы, но и правда; без нее — как без еды и воды: одолевают голод и жажда. И не нужно рассуждать о том, что правду хорошо бы еще и умело приготовить, а то ведь не поймут, людишки-то глупые, слабые… Правда нужна такая, какая она есть: Божия. Вне Него правды нет, а есть попытки свести человека к материальным и даже чисто физиологическим потребностям, провозгласив именно их сущностью жизни. Вранье. Можно цинично провозгласить, что «на самом деле» все лгут, хитрят, прячут подлые и корыстные желания за разными словами — и самому так и жить, и не верить в добро, честность и благородство. На самом деле это прямой путь к гибели. К сожалению, те, кто избрал этот путь, стараются увлечь за собой как можно больше народа. Мафиозный принцип — основа функционирования зла в падшем мире.

Ложь не насыщает, она только создает впечатление, что кроме нее ничего не нужно, потому что трудно переварить. Это как опилками питаться. А вот правдой насыщаются, и радостно чувствуют ее полноту и то, что она придает сил жить, действовать и продолжать идти к новым ее постижениям.

Милостивые будут помилованы. Лаконично переданное древнее «золотое правило»: поступай с другими так, как хочешь, чтобы поступали с тобой. В ХХ веке одна монахиня назвала это «круговой порукой добра». Замечательно то, что в этот круг включается и Бог, и милостивые получают милость не только от людей, к которым проявили милосердие, но и от Него, позже сказавшего, что тот, кто помогает человеку, помогает тем самым и Ему. Христианство — удивительное учение: Господь всегда стремится быть с нами и ждет от нас ответного устремления.

Чистые сердцем увидят Бога. А что омрачает, загрязняет сердце? Злоба, зависть, ложь, алчность, грязная похоть, равнодушие… ну, и еще что-нибудь в этом же роде. Одним словом, пороки. А как же от них сердце очищать? Известное дело, постом и молитвой. Пост — хорошее средство для бодрости, а молитва должна быть совершенно конкретной и четко адресованной Создателю и Спасителю.

Тут есть одна деталь: чистота сердца — это не обязательно набожность. Существует замечательный рассказ митрополита Антония Сурожского о том, как он был неверующим подростком, но честно и чистосердечно стремился к истине. Не понравилась ему услышанная проповедь и он решил прочесть Евангелие и «самому убедиться», и в зависимости от результата отказаться навсегда либо от мыслей о вере, либо — от своего предубеждения. Взял Евангелие от Марка как самое короткое, начал читать — и через некоторое время ощутил, что «по ту сторону стола, тут, стоит Христос…». И эту сопричастность сохранил на всю свою долгую жизнь.

Но есть вещь, без которой чистота сердца недостижима, и это покаяние. Поэтому именно в покаянном 50-м псалме содержится молитвенное прошение:

«Сердце чисто созижди во мне, Боже, и дух прав обнови во утробе моей».

Миротворцы будут называться сынами Божьими. Понятно, что мир в душе и на земле — драгоценность, к которой нужно стремиться. А быть провозглашенными сынами Божиими — великая награда. По замыслу Божию люди были созданы именно в этом качестве, а согрешив, утратили свое богосыновство, можно даже сказать, добровольно от него отреклись и стали рабами. Таков удел падшего человека в падшем мире: в лучшем случае быть рабом Бога, в худшем — рабом греха. Откровение дает человечеству новый шанс, потому что Господь, щедрый и милостивый и долготерпеливый, вновь призывает его к Себе, заново усыновляет, — лишь бы человек унаследовал у своего Небесного Отца любовь и миролюбие.

Изгнанные за правду войдут Царство Небесное. Изгнать человека из его земного отечества нетрудно, а участь изгнанника горька. Ахматова писала о ней: «Темна твоя дорога, странник, полынью пахнет хлеб чужой». Но если он изгнан за правду Божию и тем самым несправедливо, то его ждет иное наследие: Царство нашего Небесного Отца. Вот только не надо в этом деле лукавить: считать изгнанником того, кто выбрал лучшие условия. Конечно, он в своем праве; конечно, степень принуждения при этом есть. Различие в нюансах… Кстати сказать, изгнание за правду — это не только высылка из страны, но и увольнение из-за веры (веры! а не из-за пренебрежения своими рабочими обязанностями, как это, увы, бывает).

Последняя из «заповедей блаженств» касается тех, кто претерпевает поношение, гонение (а мы знаем, что были в истории, и древней, и недавней, гонения смертельные) и неправедное злословие — за Христа. Но вот именно что за Него. Это не значит, что если вас обругали в магазине или в конторе, то вы уже страстотерпец. Или если на вас возвели напраслину, осудив из-за непривычной прически. Да, напрасно обиженный нуждается в сострадании (очень мне подозрительно, когда пострадавшему чуть ли не под дулом автомата кричат: «А ты смиряйся!» — лучше бы обидчиков посмиряли), праведником он сможет стать разве что если переборет обиду по-христиански. Но всегда нужно помнить строки Апокалипсиса, где речь идет о 144 тысячах праведных (число — символ полноты, тысячекратный квадрат 12), нашедших приют под Престолом Божиим и облаченных в белые одежды.

Наконец звучит призыв к радости и веселью в ожидании великой награды на небесах. И вот тут следует подумать: а на земле-то что? Сплошное горе и уныние? Вот это вряд ли, потому что само по себе исполнение этих заповедей несет в себе награду здесь и сейчас. Разумеется, она несравнима с небесным блаженством, но она его подготавливает, потому что тот, кто не любит людей (а это уже само по себе радость), не сможет полюбить и Бога, и тот, кто не знал радости, — как может ей научиться?

Другое дело — наша жизнь исполнена испытаний, и нам постоянно приходится делать выбор между добром и злом. Выбор этот труден, потому что, выбирая добро, мы рискуем подвергнуть себя очень крупным неприятностям. Но сам по себе этот выбор несет в себе и отраду: ощущение того, что я с Господом, а Он со мной. Замечательный христианский писатель Генрих Бёлль в романе «Бильярд в половине десятого», может быть, лучшем романе ХХ века, назвал это выбором между причастием агнца и причастием буйвола. Причастие агнца означает выбор пути Христова, причастие буйвола — присоединение к грубой и злой силе. И никто этот выбор за нас не сделает.

«С Богом нашим взойдем на стену», говорится в Псалтири. И без всякого карате.

Нагорная проповедь – это революционное, по своей сути, учение. В ней Иисус Христос сформулировал новые принципы отношений между человеком и Богом, свойственные только христианству. Проповедь замечательна тем, что в ней собрано все главное, что необходимо знать и делать христианину. Святой Евангелист Матфей полностью записал слова Спасителя, которым посвящены три главы Евангелия — с 5-й по 7-ю главы. Евангелист Лука приводит только некоторые части проповеди в 6-й главе своей книги.

Что такое Нагорная проповедь

Нагорную Проповедь Ииссус Христос произнес в первый год Своего общественного служения, поднявшись на невысокую гору, расположенную на северном берегу Галилейского озера около города Капернаум.

Определение понятия

Нагорная проповедь — это собрание изречений Спасителя о принципах христианской морали. Начинается она с девяти Заповедей Блаженства (счастья), в которых изложен Новозаветный закон духовного возрождения. Далее говорится о том, что христиане призваны благотворно влиять на окружающее общество. Христос также подчеркнул, что его учение не отменяет, а дополняет ветхозаветные заповеди.

Господь на примерах объясняет, как надо оказывать милостыню ближнему, правильно молиться и поститься, чтобы угодить Богу. Иисус дарует людям слова молитвы «Отче наш», которую часто именуют «Молитвой Господней». Она служит примером того, что не стоит говорить лишних слов. Всего несколько строчек вбирают в себя то главное духовное и материальное, в чем нуждается человек. Молитвословие «Отче наш» учит правильно распределять свои заботы, показывает, более важное и второстепенное в жизни. Затем звучит призыв к нестяжанию, смирению и надежде на Бога.

Также в Нагорном учении есть заповедь «не противиться злу», «подставить другую щеку» и Золотое правило. Фразы же «соль земли», «свет мира» и «не судите сами, да не судимы будете» стали крылатыми выражениями.

Значение в истории

В христианстве эта проповедь считается дополнением к запечатленным на скрижалях Десяти заповедям, которые Бог вручил Моисею на горе Синай. В ней отражены основные понятия и истины христианского учения.

В Нагорной проповеди говорилось много нового о смысле жизни человека, счастье и непреложных законах. До прихода Иисуса Христа книжники и фарисеи пользовались исключительным правом толковать закон Божий и поясняли его народу запутанно и непонятно, в основном разъясняли с сточки зрения обрядов, внешнего соблюдения закона. Толкования фарисеи давали произвольные, с учетом собственной выгоды и корысти. Народ они презирали, считали его невежественной массой, которую бесполезно и не нужно просвещать.

Иисус Христос, наоборот, говорил просто и ясно, на доступном для простого человека языке, приводил для пояснения примеры, взятые из обычной жизни иудеев. Спаситель говорил о том, как людям надлежит жить, чтобы уже на земле создать Царство Божие, царство Света и Разума, Справедливости и Добра. Господь объяснял, что короткая земная жизнь дана для того, чтобы достигнуть вечного блаженства в Царстве Небесном. Достичь этой цели возможно через исполнение воли Божией, его заповедей, совершая добрые поступки.

Текст проповеди

Текст проповеди благотворно влияет на сознание людей, открывает перед человеком путь к Богу, рассказывает о праведном образе жизни, положительно влияет на поступки и взаимоотношения людей в обществе, политическое устройство страны.

Совет Спасителя помогают формированию духовного облика человека, указывая путь к всестороннему совершенству (духовному и телесному), к улучшению как отдельной личности, так и всей мировой цивилизации.

История появления

Спаситель провозгласил свои заповеди во время странствий по Галилее, около 30 года нашей эры. В том, что Иисус говорил на горе, некоторые исследователи усматривают аналогию с восхождением Моисея на Синай. Таким образом, Христос выступает, как последователь, продолжатель дела ветхозаветного пророка

Место события

Гора, где была произнесено учение, названа «горой Блаженств». И хотя в данной части Галилеи нет гор, на западе от Галилейского озера существует несколько больших холмов. Некоторые исследователи Евангелия полагают, что более точный перевод с греческого звучит как «возвышенность», а не просто «гора».

Есть также версия, согласно которой Иисус Христос произнес свою речь в пещере на холме, где он сотворил чудо с хлебом и рыбой, неподалеку от Капернаума.

Проповедник и слушатели

Интересно, что по Евангелию от Матфея Иисус произносит проповедь сидя. Это может означать, что целевой аудиторией Нагорного выступления был не весь израильский народ: учителя в синагогах всегда сидели, преподавая учение. Таким образом евангелист подчеркивает, что ученики и апостолы были главными слушателями Христа.

Эта теория находит свое подтверждение в произведениях живописи — на картинах и иконах приближенные сидят подле Иисуса, а простые люди находится на отдалении, хотя и могут слышать произносимое.

Считается, что речь была адресована трем типам слушателей: приближенным, народу и всему человечеству, поэтому она и была записана.

Структура проповеди

Проповедь делится на восемь частей:

  1. Введение — Христос исцеляет больного и лицезреть чудо приходят люди.
  2. Блаженства — основная часть учения, описывающая моральные качества человека, страждущего попасть в Царство Божие.
  3. Притчи о соли и свете — завершают заповеди и предваряют следующую часть.
  4. Объяснение закона — Иисус по-новому толкует заповеди Моисея.
  5. Осуждение лицемеров — тех, кто совершает благие дела напоказ.
  6. Молитва Господня — образец обращения к Создателю.
  7. Не судите, да не судимы будете — рассуждение о том, имеет ли право человек осуждать других людей.
  8. Благость Небесного Отца и Святость — завершение проповеди.

Заповеди блаженства

Моральное учение Христа посвящено способам достижения вершин христианского совершенства, чистоты помыслов, нравственности. Десять заповедей были даны людям были во времена Моисея, чтобы удерживать их от зла.

Заповеди же блаженства были сказаны ученикам, чтобы показать им, какие душевные качества должны они иметь, чтобы коснуться Бога и обрести святость.

Согласно заповедям Господним, блаженны:

  • нищие духом, ибо их есть Царство Небесное;
  • плачущие, ибо они утешатся;
  • кроткие, ибо они наследуют землю;
  • алчущие и жаждущие правды, ибо они насытятся;
  • милостивые, ибо они помилованы будут;
  • чистые сердцем, ибо они Бога узрят;
  • миротворцы, ибо они будут наречены сынами Божиими;
  • изгнанные за правду ибо их есть Царство Небесное;
  • вы, когда будут поносить вас и гнать и всячески неправедно злословить за Меня.

Притчи о соли и свете

Соль и свет — метафоры, используемые Христом в Нагорном учении. Они просты и доступны для понимания. Так, соль, потерявшая свою соленость не нужна людям, а свет должен освещать все, что происходит в доме.

Спаситель подчеркивает этим, что его учение должно носить наступательный характер и достигнуть ушей всех, кто живет в созданном Господом Доме, то есть на Земле.

Толкование Закона

Десять заповедей Ветхого Завета носят ограничительный, запретительный характер. Иисус, не отменяя Закон Моисея, расширяет его, придавая ветхозаветному учению более глубокий смысл.

Например, заповедь «не убий», до Христа понималась буквально. В учении Христа она получает более глубокий смысл: даже напрасный гнев, который может стать источником вражды с гибельными последствиями, является грехом и недопустим.

Это же распространяется на все девять заповедей. Не делай так, как делают лицемеры Христос резко осуждает культовые обряды , проводимые напоказ , ради людской похвалы, и утверждает, что внешние проявления любви к Богу не имеют смысла без искренней веры в душе.

По мнению Иисуса, люди не должны копить земные богатства, ища большей ценности — Царствия Небесного.

Молитва Господня

«Отче наш» является частью проповеди, посвященной лицемерам. Она — пример краткого и искреннего обращения к Богу, показывает, как следует молиться.

«Отче наш» основывается на глубоких исторических корнях. В частности, имеет параллели с Первой книгой Паралипоменон Ветхого Завета. Ко времени произнесения Нагорной проповеди необходимость дать человечеству конкретный текст давно назрела, поскольку даже верующие люди предпочитали решать проблемы напрямую — переговорами, войнами и прочими методами, не обращаясь за помощью к Богу.

Непререкаемый авторитет «Отче наш» основывается на том, что она дана нам самим Господом, через своего Сына.

Не судите, да не судимы будете

Этим изречением Иисус дает понять слушателям, что никто из людей не имеет права судить себе подобных, поскольку право это изначально принадлежит Богу.

— Не нужно осуждать других, тогда и сами не будете осуждены. Потому что каким судом вы судите, таким и вас будут судить, — продолжает Господь.

Это следует читать таким образом: если люди будут снисходительны к проступкам других, то и Божий суд будет милостив по отношению к ним.

— И какою мерою вы мерите, такою и вам будут мерить. И что ты смотришь на сучок в глазе брата твоего, а бревна в своем глазе не чувствуешь? — говорит Спаситель.

Это означает, что человек любит подмечать в других даже незначительные грехи и недостатки, а в самом себе не хочет и не может видеть гораздо больших грехов и пороков.

Благость Небесного Отца и святость

Иисус завершает Нагорную речь предупреждая людей о появлении лжепророков и подчеркивает, что человек не способен на добрые дела без участия Бога. Спаситель иллюстрирует свои слова примером мужа благоразумного, воздвигшего жилье на твердом основании и недальновидного — построившего на песке.

Толкования текста

Нагорное учение, при всей своей лаконичности, наполнено великим смыслом. Поэтому всегда вызывало у исследователей желание развернутого толкования. Один из самых сложных вопросов христианского богословия заключается в том, насколько учение вписывается в повседневную жизнь христианина.

Различные толкования:

  1. Буквальное понимание Нагорной проповеди Иисуса Христа отвергает любые компромиссы. Если христианин, придерживаясь Писания, лишается земных благ, это не должно препятствовать выполнению учения Евангелия.
  2. Древние переписчики изменяли текст так, чтобы сделать проповедь максимально доступной для понимания.
  3. Гиперболическое толкование гласит, что принципы, провозглашенные Иисусом в его учении — только гиперболы, и в обычной жизни они не должны выполняться столь буквально.
  4. Согласно методу основных принципов, Иисус не предлагает слушателям инструкции к выполнению, а лишь определяет основные положения, которых следует придерживаться в повседневной жизни.
  5. Римская католическая церковь придерживается двойственного толкования, считая, что учение относится как к общим положениям, так и частным случаям. Исполнение первых — обязательное условие спасения, а вторые предназначены для совершенствующихся в Боге клириков и монахов.
  6. Мартин Лютер разделяет существование человека в духовное и материальное. Он считал, что безоговорочно наставление имеет отношение только к духовности. Во временном, материальном мире обязанности человека перед семьей, обществом и властью толкают на поиски компромисса.
  7. Пристальное чтение Писания указывает, что понимание ряда самых радикальных указаний Нагорного учения объясняется другими местами Нового Завета.
  8. Толкование, суть которого можно описать фразой «не для чего поступаешь, а как поступаешь», появилось в XIX веке. Суть его заключается в важности не того, что делает человек, а того, каким духом пропитаны его поступки.
  9. Альберт Швейцер — автор толкования вре́менной этики. С его точки зрения, Иисус был убежден, что Армагеддон наступит в ближайшее время, и поэтому материальная жизнь его не интересовала.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *