Насильник и жертва

Умысел недобрый

Статья в Уголовном кодексе, регламентирующая пределы обороны, сформулирована очень неточно. Суть размытых формулировок обычно заключается в том, что обороняющийся должен так рассчитать свою силу, чтобы не причинить нападающему несоразмерного вреда. Но как измерить эту силу, особенно когда счёт идёт на доли секунды, об этом в законе ни слова. Вот и Виктор Ганчар, попавший под 111-ю статью УК РФ («Умышленное причинение тяжкого вреда здоровью, повлёкшее смерть потерпевшего»), тоже не придумал.

По словам самого мужчины, в момент нападения он отдыхал после ночной смены, услышал крики дочери и бросился выталкивать незваного гостя за дверь. Испуг отца несложно понять: кроме старшей Карины в квартире находилась ещё 4-летняя Настя. Однако следствие разглядело в действиях Ганчара злой умысел.

«По мнению суда, в ходе конфликта у Ганчара с потерпевшим возникла личная неприязнь, из-за которой он умышленно нанёс ему удар в печень, ставший смертельным. Но личная неприязнь – это когда двое людей выпивали, поссорились и началась потасовка. А здесь человек спал, услышал крики: «Папа, помоги!», и бросился выдворять из квартиры неадекватного незнакомца. У него не было времени подумать и как следует оценить степень опасности. Он действовал так, как того требовали обстоятельства, и умысла на причинение тяжкого вреда здоровью у него не было», – недоумевает Игорь ПОПЕНИН, адвокат Ганчара.

Реабилитация Шарикова

Но есть и другие прецеденты. Не так давно Верховный суд России принял решение, выбивающееся из тренда. Правда, случилось это уже после того, как осуждённый отсидел свой срок.

Из определения Верховного суда от 5 августа 2015 года следует, что Шарикова С. С., жителя Алтайского края, чуть не убили его же собутыльники. В ходе разгоревшегося конфликта двое мужчин стали бить бывшего товарища по лицу и ударили ножом в бедро. Когда нож был занесён во второй раз, окровавленный мужчина сумел перехватить оружие и обратил его против своих мучителей. Итог: два трупа с 23 и 29 ножевыми ранениями.

Алтайский суд посчитал, что когда нож оказался в руках обвиняемого, он уже был в безопасности, и непосредственной угрозы его жизни не было. Мужчину приговорили к заключению сроком 1 год и четыре месяца по статье 108 («Убийство, совершённое при превышении пределов необходимой самообороны»). Выйдя из тюрьмы, мужчина написал кассационную жалобу. Верховный суд согласился с доводами адвоката и отменил предыдущий приговор, признав право Шарикова на реабилитацию.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *