О Александр Борисов

Отец А.Борисов и Храм Космы и Дамиана в Шубине

Мой любимый храм в Москве — Космы и Дамиана около памятника Долгорукому на Тверской. Для меня это оплот разумности и адекватности, демократии и пример того, каким действительно должен быть храм и настоятель (Александр Борисов — преемник и когда-то друг Александра Меня). В прошлую Пасху на ночной службе кого мы только не видели — и мотороллеров в кожанках и с татуировками, и хиппи с дредами и фенечками, и девушек, одетых в национальные льняные платья до пят с вышитыми узорами. И все стояли до четырех утра, потому что вера — она не про внешние атрибуты, она про внутреннее.
В общем, для меня это такой маячок. Интересно, что проповеди Александра Борисова со служб аккуратно выкладывают на сайте в формате ютуб, а сейчас там появился еще один чудесный священник из Израиля — Иоанн Гуайта. Он говорит с акцентом, но в нем чувствуется энергия и заряд и очень образован, читает лекции. Я стала слушать про Символ Веры, например, и очень понравилась (надо теперь придумать, как скачать на телефон и слушать в дороге). В апреле я попала на службу, куда пришло много людей с детьми (они так и пишут в расписании: приглашаются прихожане с детьми). Гомон, щебет, и классно, что на эту литургию выкатили экран, на котором шли субтитры всей службы — что говорит священник, что поет хор. Гуайта объяснял, что хор — он как бы только направляет, а смысл в том, чтоб петь всем вместе, и народ, действительно, глядя на экран, стал петь, и это, действительно, совсем другое ощущение общности и действа.
Но кроме того, что они говорят, мне очень нравится, что они делают. Это первое место, где я увидела призывы писать заключенным, и тогда это казалось чем-то непонятным, экзотикой. Теперь уже так не кажется. На майских, открыв их сайт, обнаружила прям-таки блог-рассказ Борисова о его впечатлениях от посещения колонии ИК-18 в пос. Харп Салехардской епархии (ИК-18 – это Исправительная Колония с романтическим названием «Полярная сова»). Это так трогательно!
«За эти дни удалось исповедовать и причастить 49 осужденных к пожизненному лишению свободы, из них трое приняли Крещение в один из этих дней. Все эти люди очень разные и в отношении уровня и горячности своей веры, и в отношении усердия в чтении Св. Писания и молитвенного правила. Последнее никак не коррелирует с уровнем образованности или начитанности. Все они переживают свое обращение к христианской вере уже в условиях тюрьмы как огромное счастье в их жизни и относятся ко всему, что связано с верой и таинствами в высшей степени серьезно. Все они осознают свое преступление, как величайшую ошибку в своей жизни. Хотя нельзя не сказать, что двое из 49 человек не признают себя виновными, и считают, что они стали жертвами неправильного судебного разбирательства, когда следствию надо было на кого-то «повесить» совершенные преступления. Конечно, мне об этом судить трудно, но, безусловно, эти люди заслуживают особенной молитвы о них (Роман, Илья). Однако надо сказать, что и они стали людьми глубокой и горячей веры и также, как и все остальные, были очень рады возможности исповедоваться и причаститься Св. Христовых Таин.

Вообще на примере общения с этими осужденными видно, как вера, Св. Писание и молитва по настоящему наполняет жизнь людей, в настоящее время лишенных в сущности всего. Почти у всех у них за плечами 2-3 судимости. Совершенные убийства (а приговоры к пожизненному лишению свободы выносятся за убийство двух и более лиц), как правило, совершенно нелепые, по пьянке, в крайнем гневе и т.п. Слушая их признания, становится совершенно ясно, что в момент преступления люди превращаются в орудие сатаны и совершают поступки совершенно противоестественные для самих себя. Это, по-видимому, не относится к серийным убийцам, маньякам, где власть сатаны постоянно довлеет над их сознанием. Но с такими людьми мне встречаться пока не доводилось.

Для всех этих людей письма с воли, от людей верующих – всегда огромная радость, всегда возможность поделиться своими духовными переживаниями, своими сомнениями и вопросами. Поэтому моим главным впечатлением от этой поездки стало особенно острое осознание огромной важности такого на первый взгляд простого дела, как переписка с осужденными. Причем, конечно не только с пожизненными, но и со всеми другими. Ведь у нас в стране почти миллион людей, находящихся в местах лишения свободы. И все это, как правило, здоровые, крепкие мужчины. Все они оказались в условиях, когда вопрос веры в Бога для каждого из них обретает особую остроту, с которой они никогда не сталкивались на свободе. Для чего я живу? Что есть добро и зло, что есть грех? Как мне жить дальше?

Одно из великих благословений нашего времени состоит в том, что в настоящее время нет абсолютно никаких препятствий для верующих обращаться с сочувствием и проповедью ко всем этим людям, преступившим закон, а нередко и ставшими жертвами судебной ошибки или трагического стечения обстоятельств. Не забудем, что всего лишь 25 лет назад все это было абсолютно запрещено. Общение письмами с этими людьми, книжные бандероли, небольшая поддержка посылками или небольшими денежными переводами (для зека и 500 рублей в месяц – огромная поддержка), — все это может совершенно изменить сердца и судьбу этих людей. А ведь те, которые осуждены не пожизненно (а это большинство), вернутся в свои дома, к своим родным и знакомым другими людьми, верующими, созидателями, а не разрушителями жизни. Я не знаю, как обстоит дело с осужденными в других странах, но у нас, в России практически все осужденные с радостью готовы переписываться с верующими православными христианами. Можем ли мы, верующие христиане упускать эту данную нам уникальную возможность проповеди своему народу, причем самой неблагополучной его части?! Думаю, что практически каждый из прихожан за редким исключением (многодетные матери и тяжелобольные люди) могут переписываться с одним, максимум двумя (не больше) осужденными. Обратный адрес, разумеется – адрес нашего храма.

Иоанн Борисов будет служить в Больших Вязёмах

Об этом случае средства массовой информации писали очень много:

Непонятная история со священником храма в Сидоровском

Священнику запретили служить

И пишут :

Год назад “МК” поведал своим читателям о диком случае, произошедшем в подмосковном Краснознаменске. Настоятель храма священник Иоанн Борисов зверски избил свою прихожанку, юную Надежду Б.

Надежда с 16 лет в храме. Высокая, статная — ей бы в кино сниматься. Училась в институте, параллельно она овладела певческим искусством в регентском классе Николо-Перервинской семинарии. Отец Иоанн, встречая ее отца, не раз благодарил его за то, что они с женой сумели воспитать такую чистую и целеустремленную девушку. На публикации отреагировало высокое начальство — дело отца Иоанна рассматривал церковный суд и запретил ему в служении.

Но, как оказалось, ненадолго. В начале марта, уже без какого-либо заседания церковного суда, бывший священник-садист был оправдан и получил место. Видимо, для того, чтобы учить уму-разуму неразумных прихожан.

Напомним читателям об обстоятельствах этого дела. Священник Иоанн Борисов 10 лет прослужил на приходе. Женат, у него пятеро детей. С 1997 года священник Иоанн Борисов — настоятель храма святителя Николая Чудотворца в селе Сидоровское. В 2004 году возведен в сан протоиерея. Своих детей воспитывает в духе строгой аскезы. Прихожане часто видели на теле его детей синяки. И прихожан учит воспитывать детей в духе строгости, считая, что лучший аргумент — ремень.

После крушения СССР в закрытом городе Краснознаменске был открыт храм Архангела Михаила. Настоятелем по совместительству стал священник Иоанн Борисов. Многим он понравился строгостью и требовательностью. Особенно потянулись к нему неокрепшие юношеские и девические души. Он часто повторял им: “Не те настоящие родители, которые вас родили и вырастили, а те, кто родил вас духовно”. Однако вскоре многие прихожане заметили, что батюшка не всегда сам стремится жить по евангельским заповедям. Вот что рассказала Надежда, прихожанка храма Святителя Николая в селе Сидоровское: “Работала преподавателем в церковно-приходской школе, пела в церковном хоре. Отец Иоанн проявлял нездоровый интерес к моей личной жизни. Через некоторое время стал преследовать меня, интересовался подробностями моей личной жизни”.

Надежда искренне считала, что именно так и надлежит духовному отцу воспитывать духовное чадо. Поэтому молчала и ни разу не заикнулась о происходящем родителям. Благо, что жила отдельно от них. Но то, что произошло 2 декабря, когда россияне выбирали новую Госдуму, перевернуло ее представления о духовном отце: “Отец Иоанн забрал у меня мобильный телефон. К 20.00 вызвал в церковную школу (в это вечернее время и в ней, и на территории уже никого не было). Достав диктофон, заставлял клеветать на себя. Я не соглашалась, он начал меня избивать, нанося удары кулаками в лицо. Особенно же бил кулаками по голове и шее. За волосы швырял по помещению библиотеки, в результате чего с полок попадали иконы. Одна икона раскололась, и он, схватив деревянный обломок киота, стал бить меня по голове. Бил кулаками в живот, приговаривая: “Если останешься живой, то детей у тебя точно не будет”.

Все это время я кричала и звала на помощь. Вероятно, услышав крики, кто-то из прохожих вызвал милицию.

Подъехавшие милиционеры доставили меня и его в отделение милиции. После того как был составлен акт и нас отпустили, он преследовал меня, заставлял забрать заявление и отказаться от показаний, обещал расправиться со мной. Когда я находилась в больнице, он продолжал звонить, пугал своими связями в милиции и ФСБ. А связи у него действительно есть, потому что он показывал подробную распечатку моих телефонных разговоров, которые, как я узнавала в службе безопасности сотовой сети, не дают никому. Сам Борисов говорил, что получил их у знакомых сотрудников ФСБ. Мне пришлось сменить SIM-карту. Пришлось сменить лечебное учреждение. Сейчас я нахожусь в постоянном страхе”.

Тщетно родители Надежды пытались добиться от одинцовской милиции возбуждения уголовного дела против бывшего священника. После избиения у Надежды произошло смещение шейных позвонков, и ей пришлось долго лечиться.

Расследованием упорно занимался уполномоченный Одинцовского ГОМ майор И.Ефремов, тончайший знаток, как выяснилось, церковных канонов и большой друг бывшего священника Борисова. Отказывая в возбуждении уголовного дела, майор Ефремов писал: “Исходя из материалов дела и апостольских правил, запрещающих прелюбодейство, которыми руководствуются священнослужители, установление факта прелюбодейства ведет к исключению из священнического служения, что и явилось поводом для подачи заявлений со стороны гражданки Н.Б., чтобы укрыть данный факт от общественности и руководства Московской епархии”. Остается только восхищаться дедуктивными способностями майора Ефремова. Он не только переложил ответственность с больной головы священника Борисова на здоровую, но и сумел попутно раскрыть подлинную причину избиения прихожанки. Оказывается, дело в том, что будто бы она занималась незаконной любовью со вторым священником, за что, согласно апостольским правилам, была избита настоятелем.

Как ни странно, но доводы майора Ефремова ничуть не убедили церковный суд Московской областной епархии.

Борисов был запрещен в священнослужении. Однако и этот факт не произвел впечатления на Одинцовский ГОМ. Не помогло и обращение депутата Госдумы Александра Хинштейна к начальнику ГУВД Московской области генералу Головкину. Начальник Главного управления внутренних дел по Московской области генерал Головкин сообщил депутату: “В ходе проверки в действиях участкового уполномоченного майора милиции Ефремова И.А. усмотрены нарушения действующего законодательства. К виновному лицу приняты меры дисциплинарного воздействия”.

Этим дело и окончилось. Уполномоченный Ефремов чихал на эти меры дисциплинарного воздействия. Сам же бывший священник неоднократно утверждал, что вскоре запрещение будет с него снято и он получит новое место назначения. И вот тогда-то посчитается со своими обидчиками. В узком кругу он называл даже сумму (около 150 тысяч долларов), в которую ему обойдется новое назначение. И действительно, в марте этого года он был восстановлен в священническом служении и получил назначение вторым священником в Большие Вяземы, где проживает с семьей. Как писал дедушка Крылов: “…и щуку бросили в реку”

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *