О Максим первозванский

Точка зрения

Невеста «на картошке»

Тайны счастливой семьи. Как они узнали друг друга, где пересеклись их жизненные пути? Бывали трудности, случались и случаются ссоры. Но за эти годы им удалось сохранить главное. Как? Рассказывает протоиерей Максим Первозванский, главный редактор журнала «Наследник».

Как познакомились?

Мы познакомились «картошке» в студенческом отряде, я учился на пятом курсе Московского инженерно-физического института, а Лариса — на втором. В том году урожай картошки был особенно большим и поэтому пятикурсники, которых обычно в сентябре отправляли убирать картошку, не успели собрать весь урожай за три недели. А на большее время деканат не разрешил отвлекать студентов от учебы. И тогда нам на смену прислали второкурсников, которых обычно никогда не снимали с учебы ради сбора урожая.

И вот, когда второкурсники уже приехали, а пятикурсники ещё не уехали, я и увидел свою будущую жену. Мы познакомились за те несколько дней, когда «сдавали вахту» студентам со второго курса, рассказывали им, как нужно работать.

Как-то сразу возникло ощущение, что это «мой» человек. Потом мы расстались на месяц. И я помню свое волнение, когда второкурсники должны были вернуться. Ведь одно дело встреча там, «на картошке», а другое дело здесь в Москве. Я переживал, удастся ли продолжить знакомство и что из него получится. К счастью, всё сложилось хорошо. Такая вот студенческая романтика.

И там, «на картошке», даже и не успев еще по-настоящему влюбиться, понял, что Лариса – это человек, данный мне Богом, хотя был тогда еще неверующим. Но ощущение было настолько сильным, что я даже удивился. И это чувство уже никогда меня не покидает.

Кризисы, ссоры и трудности

У нас не было никогда таких кризисов, когда семья находится на грани существования, когда люди разводятся или жена уезжает к маме. И вопросов таких не возникало. Потому что мы представить себе не могли, что это – возможно — расстаться. Невозможно же поменять отдать ребенка потому, что он не так себя ведет, внешне не так выглядит и вместо него выбрать себе «получше». Нельзя поменять родителей. Так же – на самом деле — нельзя поменять жену и мужа, здесь не может быть вариантов. На этом знании и создавалась наша семья.

К сожалению, эта неизменность семейных отношений сегодня не является аксиомой. Мне кажется, что наш современный православный чин Венчания в вопросах жениху и невесте явно недостаточен. Видимо раньше вопрос: «Согласны ли вы взять в мужья (жены) этого человека» был ясен, люди знали, что за ним стоит. Сегодня многие не знают. И им не хватает пояснительной формулировки, примерно как в западных чинах Венчания, например, в протестантском: «в радости и в горести, в здравии и в болезни, в богатстве и болезни, покуда смерть не разлучит вас».

А вот сложности, проблемы – были. Например, первые пятнадцать лет совместной жизни у нас не было собственного жилья. Сначала – жили с родителями, потом – в квартире сестры, потом – на служебной жилплощади в школе-пансионе, потом – вновь у родителей… Старшая дочка пошла в пятый класс из пятого на ее жизни места жительства. То есть такого, что нам негде жить – не было, но только жилье всегда было не наше и было не понятно, сколько мы там пробудем.

Меня всегда радовало, что жена, пусть даже мы приехали жить в эту квартиру на год, пыталась устроить домашний быт так, как будто мы здесь навсегда. Свое жилье у нас появилось в 2003 году, когда Правительство Москвы приняло замечательную программу, правда, просуществовавшую всего четыре года, по которой семьям с 4 и более детьми предоставляли квартиру в течение года.

Можем мы иногда и поссориться, как правило, из-за пустяков. В последнее время – из-за воспитания детей. Одному может казаться, что поступок детей – ерунда, а другому – серьезным делом, требующим особой воспитательной процедуры. Бывают и обычные обиды, как в любой семье, когда одному кажется, что другой не уделяет ему внимания. Обычный семейный эгоизм является обычным поводом для семейных разборов. Но я не рассматриваю все это как серьезные конфликты, ссоры. Да, у нас бывают, как и, наверное, в любой семье, периоды кратковременного или длительного отчуждения. Но они никогда не переходят за какую-то разумную границу и дальше дивана в гостиной моя жена никогда от меня не убегала.

Большая семья Первозванских. Семейный стаж супругов – 24 года, 9 детей.

Секрет семейного счастья

Так что секрет семейного счастья, на мой взгляд, — обязательное чувство долга, которое лежит в основании отношений, понимание, что брак – навсегда и ничего здесь изменить нельзя. И – желание и умение искать компромиссы и уступать. Какова бы ни была твоя правда, надо понимать, что есть правда семьи и она выше твоей собственной. Хорошо, когда это чувство есть у обоих супругов.

Сегодня некоторые православные мужья пытаются строить авторитарные отношения, ссылаясь на апостола Павла, который сказал, что жена должна слушаться мужа во всем. Но это жене сказано, что она должна слушаться мужа во всем, а не мужу. Муж об этом даже слышать не должен, а должен уши заткнуть.

Мужьям говорится, чтобы они возлюбили жен, как Христос возлюбил Церковь. Вот это уже не должны слушать жены. И если муж напоминает себе, какая ситуация бы ни произошла, как бы он ни обиделся, что он должен любить, как Христос возлюбил Церковь и жизнь за нее отдал, и жена вспоминает сказанные для нее слова апостола, тогда все будет в порядке. И такой брак уже ничего не разрушит.

Записала Оксана Головко. Впервые опубликовано на

← Вернуться к списку

Протоиерей Максим Первозванский: «Человек формируется в ответ на сложности»

  • ФИО: Первозванский Максим Валерьевич
  • Должность, регалии: священнослужитель, клирик храма 40 мучеников в Спасской слободе; главный редактор православного молодежного журнала «Наследник»; духовник молодежного объединения «Молодая Русь».
  • Жизненное кредо: «Любую или почти любую профессию поменять можно, а священнослужение – нет».

«У меня 9 детей, традиции и правила для всех едины, но дети в итоге – совершенно разные. А всё потому, что с ними в жизни случаются разные обстоятельства. Не праздники и традиции формируют детей, а именно сложности, которые так или иначе с ними в жизни происходят – их душа определённым образом реагирует, и именно через это человек взрослеет и формируется», — делится с нами своей семейной историей и педагогическими секретами священнослужитель, клирик храма 40 мучеников в Спасской слободе; главный редактор православного молодежного журнала «Наследник»; духовник молодежного объединения «Молодая Русь»; мастер спорта, дважды чемпион России, дважды чемпион Вооружённых сил, тренер-преподаватель Ростовского областного училища Олимпийского резерва, протоиерей Максим Первозванский. О том, как физик, сотрудник оборонного НИИ, «лектор-атеист» пришел к вере и стал священнослужителем; как отреагировали близкие на перемену; о радостях и сложностях священнослужения; о радостях и сложностях многодетства; о принципах воспитания и о страшном понятии «педагогический брак», о необъективности педагогики и о неповторимости пути каждого – в нашем материале.

— Что из детства запомнилось Вам наиболее ярко?

— Детство я помню плохо. Детство моё было довольно простым, советским: ясли-детсад-школа-пионерские лагеря.

Но мне крупно повезло – мои родители были молодыми, я родился, когда отец ещё только в армии служил.

— В чём, на Ваш взгляд, преимущества молодого родительства?

— Много сил, энтузиазма, оптимизма, энергии. Например, одно дело поиграть с сыновьями в футбол в 30 лет, и совсем другое – в 60. Человек совсем иначе себя воспринимает и ведёт, иначе чувствует этот мир.

Помню, у одного моего друга брат был старше моего отца: друг был младшим ребёнком в семье, а его старшему брату уже было 40 лет. Для меня это было шоком, потому что моему отцу исполнилось 40, когда я учился в институте и женился.

К слову, моей младшей дочке сейчас 9 лет, а мне – за 50. Это уже совсем другой этап родительства.

— Вспоминаются ли Вам какие-либо интересные моменты семейного досуга?

— Папе было 29 лет, когда он поступил в Российский университет дружбы народов. Мои детские воспоминания полны, прежде всего, интересными студенческими встречами, когда к отцу приезжали его друзья со своими детьми.

Кроме того, мы с родителями и в походы ходили, и дачу снимали летом в районе Нового Иерусалима — там мы удили рыбу, собирали грибы. Мой отец — заядлый грибник (кстати, он до сих пор любит ходить за грибами и затем различными способами запасать их на зиму).

— Кем Вы мечтали стать в детстве?

— В детстве никем не мечтал стать, а в отрочестве – астрофизиком, физиком. Собственно, мечта эта и реализовалась.

Физика была достаточно сильным моим увлечением: я дни напролёт просиживал в библиотеке за научно-популярной и научно-фантастикой литературой – отечественной и зарубежной.

При этом мама моя всю жизнь говорила, что я – гуманитарий. Им я сейчас в итоге и стал, но 15 лет жизни было посвящено естественным наукам.

— Как интерес к физике перерос в интерес к христианству?

— Это произошло в конце 80-х — начале 90-х годов. Интерес к религии у меня был всегда, хотя я рос в нерелигиозной семье: эта тема в нашей семье никак не затрагивалась – ни положительно, ни отрицательно. Как и в большинстве семей тех времён ярого атеизма не наблюдалось, но и религии – тоже.

В советское время естественнонаучные вузы давали возможность получения дополнительного гуманитарного образования самого разного профиля. Обучаясь в Московском инженерно-физическом институте (МИФИ), я получил на кафедре общественных профессий второе образование, которое формулировалось, как «лектор-атеист». Правда, тогда меня более всего интересовал дзэн, поскольку большинство ярких артистов эстрады и кумиров молодёжи – Цой, Гребенщиков, Науменко – увлекались дзэном, поэтому мне эта тема была тоже очень интересна.

На кафедре мы параллельно изучали и христианство, и мусульманство, и ещё много чего. Кстати, тогда существовала очень добротная справочная литература по всем вопросам – без идеологического уклона можно было получить исчерпывающую информацию. Некоторыми советскими справочниками я пользуюсь до сих пор.

Оканчивая университет, уже на 5 курсе, я повстречал верующих людей. Начался внутренний процесс. Ранее передо мной была лишь внешняя информация о христианстве, но вдруг она наложилась на жизнь реальных людей – таких же, как и я, физиков, только более опытных и возрастом старше (кандидаты, доктора наук), к которым я относился с глубоким уважением. Тогда я понял, что Православие – это не просто культура и история.

А потом случился распад Советского союза, кризис. Я к тому моменту уже работал в оборонном НИИ. Институт этот, к счастью, существует до сих пор, и там есть много православных людей, с которыми я поддерживаю отношения.

Я познакомился тогда с удивительными людьми, которые создали общество «Радонеж» — сейчас оно объединяет в себе радиостанцию, три гимназии, печатное издание, фестиваль телевидения и кино. А познакомил меня с организаторами «Радонежа» как раз один из моих старших верующих коллег по НИИ.

Мне вдруг предложили сделать что-то полезное для Православной Церкви, и, в первую очередь, в области религиозного образования. Мы начали создавать православную школу и классическую гимназию «Радонеж», затем школы в Крылатском и Сабурово.

Параллельно наместник Новоспасского монастыря, архимандрит Алексий (Фролов), который позже стал архиепископом Костромским и Галичским, предложил мне помочь в работе воскресной школы Новоспасского монастыря, а затем, приглядевшись, предложил мне стать священником.

— Что Вы почувствовали, когда услышали это предложение?

— Я, как и большинство людей, не воспитанных с детства в Церкви, был глубоко убеждён, что священники «питаются пыльцой» и что обычные люди священниками не становятся. Поскольку я себя считал и считаю человеком обычным, то для меня предложение стать священником стало большой неожиданностью. Но немного пожив с этой мыслью, я осознал, что это предложение полностью соответствует моим сердечным стремлениям.

— А Ваши близкие как отреагировали на эту новость?

— Нормально отреагировали: жена – прекрасно, родители – спокойно.

Вообще стоит сказать, что родители у меня в этом отношении люди удивительные: они всегда уважали мой выбор и мои стремления. Любые. Ну, если уж я что-то совсем опасное для жизни придумывал, тогда да… Хотя, мне кажется, что даже в этих случаях родители меня поддерживали, но просто пытались минимизировать риски. Это, пожалуй, самое главное, что я помню из детства и за что благодарен родителям: чувство свободы, с одной стороны, и чувство ответственности за принимаемые решения — с другой.

Своих детей я стараюсь воспитывать в этом же ключе. Например, пятеро моих старших детей, которые уже окончили школу и определились с выбором профессии, избрали абсолютно разные области деятельности, нет ни одного похожего направления. Каждый шёл туда, куда лежала его душа, а мы с супругой их в этом только поддерживали.

В этом смысле у нас нет династической преемственности или заблаговременных задумок и планов о том, кем должны стать наши дети.

— Ваше сердце направилось к священнослужению. Скажите, как Вы считаете: священниками рождаются или становятся?

— Как сказал кто-то из первых святых, христианами не рождаются, а становятся. А священниками…

Безусловно, слово «призвание» существует и в светском смысле, и в церковном: как устроение человека и как призыв.

В Священном Писании прямо сказано: «Не вы Меня избрали, а Я вас избрал» (Ин.15:16). Эти слова Господь сказал Своим ученикам, а далее через Апостолов – священнослужителям. Поэтому, конечно, Господь призывает и в прямом смысле слова.

Случается и так, что человек ошибается в своём призвании, неверно его распознаёт. Но проблема в том, что любую или почти любую другую профессию поменять можно, а священнослужение – нет.

— Как бы Вы сформулировали радости и сложности священнослужения?

— Существует очень немного профессий, которые напрямую человеку приносят радость. Это профессии врача, учителя, может быть, военного, пожарного или строителя – люди, которые непосредственно видят дела рук своих, результат. Неслучайно же Господь был плотником.

К числу таких людей относятся и священники, которые реально видят, что могут помочь людям.

А сложности в том, что не всегда у нас это получается — помочь. В педагогике существует страшное по своему содержанию понятие — «педагогический брак». К сожалению, даже у самого талантливого педагога этот брак существует. Его процент, безусловно, ниже, чем у среднестатистического или плохого педагога, но всё равно есть ученики, с которыми не получилось. Так же и у священника – далеко не всегда получается, а порой и совсем наоборот получается, как в той песенке про волшебника: «Сделать хотел грозу, а получил козу». Священник – он же тоже, в некотором смысле, волшебник.

Мне достаточно часто приходят на память слова, которые я услышал от о. Петра, игумена Костромской и Гальческой обители – он тогда был монахом Новоспасского монастыря, а я – священником храма 40 мучеников. Когда его просили помолиться, он смиренно говорил: «От моих молитв в соседнем колхозе коровы дохнут».

— На момент рукоположения, Вы уже были отцом, у Вас были детки?

— Да, двое.

— Ваши взгляды на воспитание каким-то образом изменились после рукоположения?

— Ничего не изменилось в тот момент, изменилось лишь с возрастом. Мне кажется, это та самая трансформация, которая со временем происходит и о которой говорят, что ребёнка воспитывают сначала родители, а затем, будто бабушка с дедушкой – настолько велика разница между методами воспитания детей сначала молодых, а затем уже зрелых родителей.

Ведь бабушка и дедушка склонны больше баловать ребёнка, у них меньше строгости, потому что всё больше приходит осознание собственного бессилия. Знаете, есть такая шутка: «Врачи долго боролись за жизнь пациента, и, несмотря на это, он остался жив». Вот в воспитании детей это правило тоже очень чётко действует: зачастую тратишь колоссальные усилия на воспитание детей, но в результате из них получается что-то вопреки этим усилиям – что-то очень хорошее или плохое.

С обретением такого опыта приходит понимание, что прямой связи между твоим воспитанием и конечным результатом всё-таки нет – т.е. она, конечно, есть, но очень непрямая, поэтому относишься к воспитанию уже иначе.

Ну, и, конечно, сил уже столько нет. Не столько физических (я и сейчас запросто в футбол могу побегать!), сколько эмоциональных.

Сейчас вот, например, я часто по утрам провожаю свою младшую дочку-второклашку в школу. Перед этим я заплетаю ей косички. И понимаю, что сейчас у моей старшей дочки уже трое детей, и эти косички я заплетаю почти 30 лет. Конечно, я устал. Косички – это ещё ерунда. Тяжело другое — изо дня в день — одно и то же. Косички – это само по себе не трудно, но когда их плетёшь 30 лет… А снова и снова заставлять детей подниматься по утрам, застилась постель, чистить зубы, делать уроки, вовремя ложиться спать и пр. Всё в совокупности это тяжело.

Мне нравится пример: как бы ты ни любил чистоту, но, когда у тебя не хватает сил на её поддержание на твоём любимом уровне, ты достаточно быстро смиряешься с тем, что уровень чистоты снижается – ну, не так чисто будет, ведь бессмысленно всё перетирать, когда через полчаса это снова будет грязным.

Моя младшая дочка учится во втором классе, но к нам регулярно приезжают внуки-дошколята, и я понимаю, насколько наша квартира уже не приспособлена для них, сколько всего уже лежит в свободном доступе, что они могут схватить, разбить, испачкать – хотя, казалось бы, наш дом за столько десятилетий воспитания детей, должен был быть полностью приспособлен. Да, так и было, но за несколько лет без дошколят мы уже расслабились.

Поэтому дети у нас сейчас, с одной стороны, получают чего-то больше, но, с другой стороны, чего-то меньше. Другие родители у них уже.

— У Вас шесть дочек и трое сыновей. Как Вы с матушкой подходите к их воспитанию? Есть разница между воспитанием мальчиков и девочек?

— Я воспитываю девочек, матушка — мальчиков, всё, как положено. Кого мы любим, если мы традиционно гендерно ориентированы? Я люблю дочек, матушка – мальчиков. Шучу. Воспитываем детей мы, естественное, вместе.

Конечно, мужскую составляющую воспитания берёт на себя папа. Не мама же учит пилить, строгать, забивать гвозди, переносить ушибы, правильно реагировать на падения, пропускать девочек вперёд и пр. Но неслучайно говорят, что первая любовь мальчика – это мама, а девочки – папа.

Я убеждён, что один папа или одна мама не могут правильно и гармонично воспитать детей, потому что воспитывает не столько человек, сколько отношения. Я считаю, что детей воспитывают именно отношения: между родителями, родителей к детям, к окружающим. Воспитание возникает именно в совместной деятельности и в творчестве, когда эти формы и нормы передаются и воспринимаются. Не слова, но образы.

— Какие ещё факторы, по Вашему мнению, глобально влияют на формирование личности ребёнка?

— Говорят, что культура – это жемчуг, который возникает вокруг песчинки – некой травмы ракушки. Так и человек — формируется в ответ на определённые душевные вызовы, которые с ним случаются в детстве.

У меня 9 детей, традиции и правила, понятно, для всех едины, но дети в итоге – совершенно разные. А всё потому, что с ними в жизни случаются разные обстоятельства. Не праздники и традиции их формируют, а именно сложности, которые так или иначе с ними в жизни происходят – их душа определённым образом реагирует, и именно через это человек взрослеет и формируется.

— Вам удаётся уделять отеческое внимание детям? Каков ваш семейный досуг?

— Мы катаемся на лыжах – на обычных и на горных, в тёплое время года – велосипеды, ролики. Все наши отпуска мы стараемся проводить вместе – на даче или на юге. У нас так сложилось, что мы не отдыхаем врозь. Я не говорю, что это хорошо или плохо, у меня есть знакомые – замечательные многодетные семьи – которые во все возможные выходные стараются своих детей «пристроить» — к бабушкам, к знакомым, в лагеря. У нас — по-другому.

Я никогда не отдыхал без матушки, а она – без меня. Хотя, опять же, я знаю кучу семей, которые отдыхают и порознь тоже. Но наши дети всегда с нами.

— Ваши дети помогают на богослужениях? Как проходил процесс воцерковления детей?

— Для наших детей церковная жизнь — это неотъемлемая часть жизни. Мы каждое воскресение — в храме, все посты в семье соблюдаются, утром и вечером мы молимся – это не вызывает вопросов.

— А в подростковом возрасте не возникали ситуации упрямства?

— Сейчас одна из наших дочерей, которой 15 лет, ходит в другой храм, не в который ходим мы. В этом выражается её самостоятельность – она не с нами, но сама. Мы ездим достаточно далеко – в храм, где я служу, а она ходит в соседний с домом, и молится одна – не вместе с нами. Я спокойно к этому отношусь – почему бы и нет.

В нашей семье до подросткового возраста, когда человек может проявить свою личную ответственную волю, всё решают родители, и это не обсуждается. А раз не обсуждается, то у ребёнка не возникает претензий – это просто образ жизни, норма.

А вот по достижении подросткового возраста уже возможны варианты. Но прям отторжения от Церкви у моих детей не было. Что будет дальше, когда они будут старенькими, я не знаю.

— Хотелось бы Вам, чтобы сыновья пошли по Вашим стопам?

— Старший сын учится в Московской сельскохозяйственной академии имени Климента Аркадьевича Тимирязева, в храм ходит каждое воскресенье, но при этом он никогда не проявлял и не проявляет желания даже алтарничать, его максимум – это понести хоругвь или икону при Пасхальном крестном ходе.

Второй сын учится в 9 классе и алтарничает уже несколько лет, но рано говорить о том, что является его призванием.

— А если он скажет, что хочет стать священником, Вы обрадуетесь или сердце дрогнет в тревоге?

— Это очень сложный вопрос. Реальность жизни и Церковные каноны иногда находятся в противоречии. Например, по канонам возраст священнослужителя – 30 лет. Раньше этого возраста стать священником невозможно. В 30 лет – это взрослый самостоятельный мужчина. Но на практике происходит иначе, поэтому мне будет за сына тревожно… Я же прекрасно понимаю, что 20-летние мальчики, которые порой становятся священниками, это ещё не сформированные люди и неизвестно, что из этого получится.

У меня путь был иным. Я сначала получил светское образование. Впрочем, рукоположили меня в 28 лет, а не в 30. Но на тот момент у меня уже было двое детей (через несколько месяцев уже родился третий), опыт светского образования, светской работы и пр. – достаточно большой путь.

Но я вспоминаю слова великого русского педагога — Константина Дмитриевича Ушинского, который в своё время сказал, что одной из главных внутренних ошибок обучающих (педагогов) является мысль: меня воспитывали / обучали вот так, и получилось неплохо, поэтому и я именно так буду воспитывать / обучать. А Ушинский, напомню, был одним из первых педагогов, который сказал, что педагогика – это объективная наука, которой нужно специально заниматься, а не действовать, ориентируясь на личный опыт.

В любом случае, служение священника – очень ответственно и серьёзно. Лучше перебдеть, чем недобдеть. Неслучайно в дореволюционных руководствах по тому, как священник должен относиться к алтарникам, сказано, что настоятель должен быть к ним скорее строг, чем добр. Так же и к монахам. Приходит к старцу юноша и говорит, что хочет стать монахом. Что должен, по идее, сказать ему старец или просто опытный руководитель? «Да иди ты отсюда, дурак!» – это из опытной практики. Нужно проверить, насколько внутреннее стремление юноши крепко.

Так и я в отношении своих сыновей: скорее отговариваю, чем уговариваю.

— В чем для Вас заключаются радости и сложности большой семьи?

— Радости в том, что нас всех много. Я отсылаю Ваших читателей к статье моей дочки – Марии Медведевой, опубликованной на сайте Наследник.онлайн – ССЫЛКА на материал. Прочитать этот материал было для меня громадным утешением. Я не рекламой сейчас занимаюсь, просто повторить я этого не смогу. Её ощущения от того, что она воспитывалась в большой семье, удивительным образом полностью совпадают с теми ощущениями, которые возникают от большой семьи у меня.

А сложности – в том, что нас много. Согласовать всё и добиться гармонии… Хотя я не устаю повторять, что большая семья – это в значительной степени самоорганизующаяся система, и детей намного легче воспитывать именно в большой семье.

Первозванский, Максим Валерьевич

В Википедии есть статьи о других людях с фамилией Первозванский.

Протоиерей
Максим Первозванский

Дата рождения

16 декабря 1966 (52 года)

Место рождения

Москва

Страна

СССР →
Россия

Место службы

гл. редактор журнала «Наследник»

Сан

протоиерей (с 2009 г.)

Духовное образование

Московская духовная семинария

Светское образование

МИФИ

Церковь

Русская православная церковь

Макси́м Вале́рьевич Первозва́нский (род. 16 декабря 1966, Москва) — протоиерей Русской православной церкви, клирик московского храма Сорока мучеников Севастийских в Спасской слободе, главный редактор православного молодёжного журнала «Наследник», духовник молодёжной организации «Молодая Русь».

Биография

В 1983 году окончил среднюю школу № 480 им. В. В. Талалихина Ждановского района г. Москвы. В том же году поступил на дневное отделение факультета экспериментальной и теоретической физики Московского инженерно-физического института.

В 1989 году окончил МИФИ (Кафедра № 1 — современное название: кафедра радиационной физики и безопасности атомных технологий). Получил в МИФИ второе образование «лектора-атеиста» (1985).

В 1989—1992 по распределению работал в СНИИП (союзный НИИ Приборостроения). Не защитился, бросил аспирантуру..

В 1993—1995 годы — педагог-организатор в православных школах, ответственный секретарь курсов усовершенствования православных педагогов,

В 1993—2001 годы — директор воскресной школы Новоспасского монастыря.

9 января 1994 года в Новоспасском монастыре патриархом Алексием II рукоположён в сан диакона, 22 апреля 1995 года — в священники Русской православной церкви.

В 1998—2004 — главный редактор Православной юношеской газеты.

В 2000 году заочно окончил Московскую духовную семинарию.

С 2005 года — главный редактор журнала «Наследник».

7 февраля 2008 года на первом заседании Комиссии по делам молодежи при Епархиальном совете города Москвы священник получил задание, состоящее в издании справочника о молодёжных клубах и организациях столицы.

В ноябре 2008 года на III фестивале «Вера и слово» награждён медалью «1020-летие Крещения Руси» I степени.

15 апреля 2009 года на возглавляемой патриархом Кириллом литургии Преждеосвященных Даров в Храме Христа Спасителя о. Максим Первозванский среди прочих клириков Московской епархии был возведён в сан протоиерея.

16 сентября 2009 года участвовал во встрече Патриарха Московского и всея Руси Кирилла с главными редакторами ведущих православных печатных СМИ.

Женат (женился на студентке МИФИ, будучи студентом), отец девятерых детей.

Деятельность и взгляды

Активен в различных СМИ. Участник проекта «Батюшка онлайн».

В миссионерстве выступает против «неообновленческих» течений и за выработку единого подхода среди православных миссионеров.

Часто даёт комментарии по вопросам, связанным с семейной жизнью.

Сочинения

  • Ты и я. Любовь и влюбленность. Христианский взгляд. М.: Никея, 2013
  • Мужской разговор. Место мужчины в мире. Христианский взгляд (2015)
  • Лучанинов Владимир, протоиерей Андрей Лоргус, протоиерей Максим Первозванский. Благословенный труд. Карьера, успешность и вера (2015)

Примечания

  1. 1 2 Страница протоиерея Максима Первозванского «Вконтакте»
  2. М. Первозванский в «Энциклопедии МИФИ»
  3. Информация о приходе храма сорока Севастийских мучеников в Спасской слободе (Патриаршее подворье) на официальном сайте Центрального и Южного викариатств г. Москвы (храмы Покровского благочиния) (недоступная ссылка)
  4. В Московской Патриархии состоялось первое заседание Комиссии по делам молодежи при Епархиальном совете г. Москвы // Патриархия.ru, 09.02.2008
  5. В Ново-Иерусалимском монастыре состоялось награждение лауреатов III фестиваля «Вера и слово» // Патриархия.ru, 27.11.2008
  6. Новости и документы РПЦ
  7. Святейший Патриарх Кирилл встретился с руководителями православных печатных СМИ / Новости / Патриархия.ru
  8. В социальной сети «Вконтакте» стартовал проект «Батюшка-онлайн». Интерфакс-Религия (6 сентября 2011). Дата обращения 26 января 2014.
  9. Сапожникова, Дарья Третий Рим в третьем тысячелетии (недоступная ссылка). Политический журнал (29 февраля 2008). Дата обращения 26 января 2014. Архивировано 3 февраля 2014 года.
  10. Многодетность без эпатажа (радиодискуссия). Голос России (27 февраля 2012). — «Уже не первое поколение строит семейную жизнь, основываясь на так называемой любви <…> это не любовь, а влюбленность. <…> Люди не умеют нормально жениться и выходить замуж.». Дата обращения 26 января 2014.

Ссылки

  • Священник Максим Первозванский в журнале «Наследник»
  • Протоиерей Максим Первозванский: муж не должен заставлять жену слушаться
  • Нелюбимая работа — крест или вызов?
  • о. Максим Первозванский в Блогах МК
  • pervozvansky — Первозванский, Максим Валерьевич в «Живом Журнале»

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *