Обряды в православии

История происхождения

В тексте Нового Завета термин μυστήριον исходно обозначает всякую глубокую, сокровенную мысль, вещь или действие (1Кор. 13:2, 1Тим. 3:9) и не применяется в отношении священнодействия.

По мнению некоторых исследователей, корни христианских таинств восходят к дохристианским мистериям. Эта точка зрения критикуется христианскими богословами, по мнению которых внешняя форма некоторых языческих мистерий была заимствована в первых веках н. э. из распространившихся христианских обрядов и таинств.

Учение о шести таинствах записано на рубеже V и VI веков, безымянным автором, подписавшимся именем Дионисия, так называемый Псевдо-Дионисий Ареопагит. Учение изложено в корпусе «Ареопагитики», в трактате «О церковной иерархии» где перечислены следующие священнодействия (др.-греч. ἱερουργία):

  • Крещение (гл. II),
  • Таинство собрания (Евхаристия) (гл. III),
  • Освящение мира (гл. IV),
  • Рукоположение (таинство Священства) (гл. V),
  • Монашеский постриг, (гл. VI)
  • Погребение (гл. VII).

Псевдо-Дионисий Ареопагит является первым ранним христианским писателем, который указывал число таинств — шесть, до него у ранних христианских авторов число таинств не было определено.

Преподобный Феодор Студит в IX веке говорит о шести таинствах:

  • Просвещение (Крещение);
  • Собрание (Евхаристия);
  • Миропомазание;
  • Священство;
  • Монашеское пострижение;
  • Погребение.

При этом понятия μυστήριον и ἱερουργία в патристике могут употребляться как синонимично, так и с первыми попытками выделить «таинства в узком смысле» в особую группу по тем или иным критериям.

Количество и состав таинств

Семь таинств

Широко известен следующий список из семи таинств (Фома Аквинский, Сумма теологии. III, 65, 1) В русском православии учение о семи таинствах вводит Тихон Задонский, XVIII век:

  1. Крещение (Baptismus) — трёхкратное погружение крещаемого в воду или обливание его водой, совершаемое над человеком в знак приобщения его к Церкви и очищающее от грехов;
  2. Миропомазание (confirmatio) — освящение человека путём помазывания его ароматической смесью (миро); заменило наложение рук архиереем на головы верующих по мере роста численности христианских общин;
  3. Евхаристия (Eucharistia), при совершении которого верующие, согласно христианскому вероучению, приобщаются к Христу (в Православной церкви и миряне, и духовенство причащаются Телом и Кровью, в Католической: духовенство — всегда Телом и Кровью; миряне, либо Телом и Кровью, либо только Телом);
  4. Покаяние (poenitentia: ср. Пенитенциарная система) — раскрытие верующим своих грехов Богу в присутствии священника и получение отпущения грехов от имени Господа Иисуса Христа;
  5. Елеосвящение (unctio) — при помазании елеем тела больного призывается благодать Божия для исцеления души и тела;
  6. Священство (ordo) — посвящение в священнослужители, совершаемое епископом.
  7. Брак (matrimonium) — христианский супружеский союз мужчины и женщины, заключённый через священнодействие в храме;

В православии

«Византийская Церковь, — пишет о. Иоанн Мейендорф, — формально никогда не признала какого-то конкретного перечня; многие авторы принимают стандартный ряд из семи таинств — крещение, миропомазание, Евхаристия, священство, брак, покаяние и елеосвящение, — тогда как иные предлагают более пространные перечни. Но есть и третьи — они настаивают на исключительном и выдающемся значении крещения и Евхаристии, основного христианского посвящения в новую жизнь». И только к началу XVII века схема «семи таинств» становится в Восточной Церкви общепринятой.

Однако в последнее время целым рядом православных богословов (например, А. И. Осиповым) и патрологов считается, что в контексте святоотеческого предания серьёзных причин для догматизации схемы «семи таинств» нет. По их мнению, строгая фиксация числа таинств, как и разделение церковных священнодействий на таинства и обряды, в творениях святых отцов не встречается. Кроме того они полагают, что если в древних и византийских источниках в исключительных случаях и говорится о том или ином числе таинственных священнодействий, то лишь в значении «самых важных» среди множества прочих, без попыток абсолютизации какого-либо определённого перечня.

В католицизме

В католической церкви учение только о семи таинствах было определено соборно, как догмат, сначала на Втором Лионском соборе в 1274 году (XIV Вселенский), а затем на Флорентийском соборе в 1439 году (XVII Вселенский). Окончательное доктринальное закрепление это учение получило уже в период Контрреформации, на Тридентском соборе (XIX Вселенский), который провозгласил: «Если кто-либо говорит, что таинства Нового Завета не установлены Господом нашим Иисусом Христом; или что их больше или меньше семи… или же что какое-либо из них по истине и строго говоря не есть таинство, да будет отлучён от сообщества верных». Ингресс епископа вопреки распространённому заблуждению таинством не является.

В протестантизме

Большинством протестантов признаются только два таинства — крещение и причастие, так как только они непосредственно установлены самим Иисусом Христом. Этот минимальный список, однако, может быть расширен согласно различным вероучительным документам тех или иных деноминаций.

Апология Аугсбургского исповедания, арт. XIII, относит к таинствам также исповедь и рукоположение, Десять статей — покаяние, однако в дальнейшем конфессиональном развитии лютеранства и англиканства под влиянием реформатского богословия и полемики с Римом безусловное признание таинствами оставлено только за крещением и евхаристией.

В древневосточных церквях

В Ассирийской церкви Востока признается семь таинств: крещение, евхаристия, священство, миропомазание, покаяние (без исповеди), святая закваска (малка) и крестное знамение. Таинства крещения и евхаристии считаются основными. Таинство святой закваски связано с верой в то, что кусочек хлеба, розданного на последней вечере Иисуса Христа, был привезен апостолом Фаддеем на Восток, и его частицы постоянно используются при приготовлении причастия. При каждом новом замешивании теста для приготовления просфор добавляют крупицы старого освящённого хлеба.

Другое

В Польской национальной католической церкви крещение и миропомазание объединены в одно таинство, и введено новое — чтение и слушание Евангелия. Таким образом, количество остаётся равным семи.

В «Истинной церкви Иисуса» омовение ног считается таинством, основанным на Ин. 13:1-11. Члены церкви верят, что подобно двум прочим таинствам — крещению и евхаристии — омовение ног даёт спасительную благодать принимающему — в данном случае, иметь часть с Христом (Ин. 13:8).

В «Сообществе Христа» признаётся восемь таинств (англ.)русск.: крещение, конфирмация, благословение детей, евхаристия, брак, елеосвящение, священство, патриаршье благословение (англ.)русск..

В Церкви Иисуса Христа Святых последних дней термин “таинство” употребляется только по отношению к евхаристии. Кроме того, существуют священные обряды (англ. ordinance): крещение, конфирмация, ординация в священство Аарона и Мельхиседека, облечение (англ.)русск. и целестиальный брак (англ.)русск..

Богословское объяснение

Ex opere operato (или opus operato) — принцип, которым Римская церковь объясняет действие благодати через совершаемые таинства вне зависимости от личных достоинств тайносовершителя, однако в зависимости от его интенции (намерения). При этом в католическом и православном богословии считается, что действие дара благодати зависит от состояния принимающего этот дар; при «недостойном участии» соединение со Христом не происходит, возможно и «причастие в осуждение» (1Кор. 11:27-30, см. тж. преп. Симеон Новый Богослов, слово 33 и 41). Примером такого осуждения является причастие Иуды Искариота: «И после сего куска вошел в него сатана» (Ин. 13:27). По мнению некоторых православных богословов православное понимание преложения Святых даров в Евхаристии не тождественно католическому пресуществлению.

В протестантизме считается, что таинства действуют не объективно, а субъективно — «силой веры». Поэтому человек должен участвовать в них сознательно. В лютеранском, реформатском и пресвитерианском, методистском и ряде других вероучений таинства определяются как средства благодати (англ.)русск. (лат. Media gratiae), в которых Слово Божье соединяется с физическим элементом (водой, хлебом и вином) и вместе передаются верующему (поэтому в некоторых протестантских традициях понятие «средства благодати» делится на Слово и Таинства в узком смысле). При этом концепция пресуществления в Евхаристии протестантами, как правило, не разделяется, а между лютеранской и реформатской трактовкой такого соединения существуют значительные богословские различия, исторически ставшие одной из основных причин разделения этих традиций.

Согласно руководителю отдела богословия и катехизации РС ЕХБ М. В. Иванову, обряды и церемонии евангельских христиан-баптистов «трудно назвать таинствами», в то время как М. Я. Жидков в реферате, зачитанном на 41-м съезде ЕХБ, называет Вечерю Господню «таинством воспоминания», а президент ЕАА С. В. Санников настаивает на богословской легитимности этого термина, «символическое» же истолкование, также присутствующее в среде ЕХБ, называет следствием духоборско-молоканского бэкграунда в её традиции. По мнению баптистского богослова К. А. Прохорова, под влиянием православия «символические истолкования „церковных установлений“», отражённые в современном официальном вероисповедании ЕХБ, «негласно подчиняются идее таинства, что делает общую картину экклезиологических взглядов отечественных баптистов более глубокой и нетривиальной». Такое сосуществование разных точек зрения на природу таинств характерно также для англиканства, объединённых церквей (лютеранско-реформатских) и некоторых других протестантских деноминаций.

Понятие об «автоматическом» действии таинств, которые «сами по себе передают благодать и могут даже обеспечить личное спасение», иногда обозначаемое термином «сакраментализм» (в широком смысле, без негативной коннотации, этот термин употребляется для обозначения самого учения о таинствах), может присутствовать в «народном благочестии», но не подтверждается официальными вероучениями основных христианских конфессий, которые подчёркивают, что само по себе механическое участие в таинствах без личной веры и сознательного («достойного») участия не только не приносит плодов, но может вести к осуждению. В связи с этим чинопоследования таинств, как правило, включают напутствия участникам о необходимости достойного участия и молитвы о том, чтобы оно послужило им не в осуждение, а во благо.

Примечания

  1. Давыдов, 2008, с. 1227.
  2. 1 2 3 Давыдов, 2006.
  3. 1 2 Таинства // Религия: Энциклопедия / Сост. и общ. ред. А. А. Грицанов, Г. В. Синило. — Мн.: Книжный дом, 2007. — 960 с.
  4. Таинство // Малый энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 4 т. — СПб., 1907—1909.
  5. Таинство // Полный православный богословский энциклопедический словарь. — СПб.: Издательство П. П. Сойкина, 1913. — Т. 2. — С. 2139—2141.
  6. Энциклопедия Кольера, ст. «Таинство»
  7. Таинства // Символы, знаки, эмблемы: Энциклопедия / вт.-сост. В. Э. Багдасарян, И. Б. Орлова, В. Л. Телицын; под общ. ред. В. Л. Телицына. — 2-е изд. — М.: ЛОКИД-ПРЕСС, 2005. — 495 с.
  8. Осипов А. И. О таинствах церковных
  9. О церковной иерархии
  10. Православная энциклопедия. Т 3. стр. 195—214
  11. Зайцев, А., Число таинств Церкви
  12. Фома Аквинский, Сумма теологии. Вопрос 65. О КОЛИЧЕСТВЕ ТАИНСТВ
  13. ДОЛЖНОСТЬ СВЯЩЕННИЧЕСКАЯ О СЕМИ СВЯТЫХ ТАИНСТВАХ
  14. Святоотеческие основания православного учения о Таинствах
    • Осипов А. И. Лекция «О Таинствах Церкви» (продолжение) профессора МДАиС А.И. Осипова
    • Осипов А. И. «Сущность таинств»
  15. 1 2 «Учение о благодатных средствах спасения содержится в исповеданиях христиан-баптистов и братских меннонитов. Благодатными средствами являются: Слово Божие, Крещение, Вечеря Господня, общение святых и молитва. Этими средствами Господь привлекает к Себе грешников и дарует им спасение, приобретенное Христом». История Евангельских христиан-баптистов в СССР. Издание ВСЕХБ. М, 1989. — Гл. 16. Обзор вероучений евангельско-баптистского братства. С. 447)
  16. 1 2 3 Прохоров К. А. — «Семь таинств» русских баптистов // Богословские размышления / Theological Reflections , 2014. Вып. № 15. С. 142—160.
  17. Англиканская церковь
  18. Селезнёв Н. Н. Характерные особенности традиции Церкви Востока в вопросах и ответах. Assyrianchurch.Ru
  19. Польская национальная католическая церковь
  20. «Чтобы ответить на это приглашение , мы должны подготовиться к этому великому и святому моменту. Св. Павел призывает к испытанию совести: „Кто будет есть хлеб сей и пить чашу Господню недостойно, виновен будет против Тела и Крови Господней. Да испытывает же себя человек, и таким образом пусть ест от хлеба сего и пьет из чаши сей. Ибо, кто ест и пьет недостойно, тот ест и пьет осуждение себе, не рассуждая о Теле Господнем“ (1 Кор 11, 27-29)» — ККЦ, 1384-1385.
  21. Успенский Н. Д. Святоотеческое учение о Евхаристии и возникновение конфессиональных расхождений
  22. Козловский И. А. История религий. — Донецк, 2004. — С. 135.
  23. Артикул IX Аугсбургского исповедания: «(1) О Святом Крещении наши церкви учат, что оно необходимо для спасения, (2) что через Крещение даруется благодать Божья»
  24. Луис Беркхоф, Христианская доктрина.
  25. таинства являют собой средства благодати (…) видимые знаки внутренних благодатных даров Духа.
  26. См. проповедь Джона Уэсли «Средства обретения благодати»
  27. Якоб ван Брюгген, «Заметки к Гейдельбергскому катехизису»
  28. Иванов М. В. — Баптисты отвечают
  29. Жидков М. Я. «Водное крещение и Вечеря Господня», Братский вестник, 1975, № 2, с.59
  30. С.Санников. Вечеря Господня // альманах «Богомыслие» Одесской семинарии ЕХБ, вып.1, 1990.
  31. О богословском движении «баптистского сакраментализма» на Западе см. Санников С. В. Сакраментальное пространство межконфессионального диалога. Баптистский взгляд.
  32. 1 2 Эриксон Миллард. Христианское богословие. — СПб:: Библия для всех, 2002. — ISBN 5-7454-0669-0, С.854 — 856
  33. Булгаков С. Н., прот. Невеста Агнца. — Париж: YMCA Press, 1945. С. 314
  34. Теологические термины. Карманный словарь: Brodjagi p̄ivnǒc̄i
  35. Ср. напр. Пространный катихизис митр. Филарета, пп. 288 (Для того, кто желает принять Крещение, требуются покаяние и вера), 338, 340 (Каждый желающий приступить к Таинству Причащения должен испытать (открыть) перед Богом свою совесть и очистить ее покаянием во грехам, чему способствуют пост и молитва. «Да искушает (испытывает) же человек себе, и тако от Хлеба да яст, и от Чаши да пиет. Ядый бо и пияй недостойне, суд (суждение) себе яст и пиет, не разсуждая Тела Господня»… ныне немногие имеют такую чистоту жизни, чтобы всегда быть готовыми приступить к столь великому Таинству), 350 (От кающегося требуются сокрушение о грехах, намерение исправить свою жизнь, вера во Христа и надежда на Его милосердие) и по другим таинствам.
  36. Ср. напр. в молитве верных на литургии Иоанна Златоуста: «Молим Тебя, благой и Человеколюбец, чтобы воззрев на это моление наше, Ты очистил наши души и тела от всякой скверны плоти и духа и дал нам неповинно и не в осуждение предстоять святому Твоему жертвеннику! Даруй же, Боже, и молящимся с нами (…) неповинно и не в осуждение причаститься святых Твоих Таинств». То же в личных молитвах причастников: «Знаю, Господи, что я недостойно причащаюсь пречистого Твоего Тела и драгоценной Твоей Крови, и виновен, и ем и пью осуждение себе, не различая Тела и Крови Твоей, Христа и Бога моего. Но, дерзновенно уповая на сострадание Твоё, прихожу к Тебе», «Да не в суд и не во осуждение будет мне причащение пречистых Твоих Таин, Господи, но во исцеление души и тела» и мн.др.
  37. (см., например, Зигмунд Фрейд: «Будущее одной иллюзии» или Эрих Фромм «Психоанализ и религия»)

Церковные таинства и обряды

Как и многие другие христианские обычаи, посты пришли к нам из седой древности. Пост существовал еще в Ветхом Завете. Посты — учреждение христианской церкви, имеющее целью содействовать господству в христианине духовно-нравственных стремлений над чувственными. Соблюдать пост — это значит не есть скоромного (молочной и мясной пищи), говеть — постовать, постничать, поститься, то есть соблюдать ряд пищевых запретов и другие ограничения. Пост основан на примере Иисуса Христа, постившегося сорок дней в пустыне. Пост пришел в Россию вместе с христианством, отсюда берет начало то особое уважение к Посту, которое существовало ранее в русской церкви и в русском народе.
В прошлом государственное законодательство на Востоке и Западе покровительствовало постам. На дни Великого поста закрывались всякие зрелища, бани, игры, прекращалась торговля мясом, закрывались лавки, кроме продававших предметы первой необходимости, к этому времени приурочивались дела боготворительности, даже рабовладельцы освобождали рабов от работ, а некоторых отпускали на свободу.
На протяжении многих веков люди видели в кратковременном голодании большую пользу. Медики, изучавшие опыт предков (голодание, диеты), подтверждают благотворное влияние постов, постной пищи на организм человека: свидетельством этому является также то, что предки наши были сильные, здоровые и крепкие люди.
А в народе говорят: «С поста не мрут, а от обжорства дохнут», «Что человек ест, таков он и есть», «Никто с поста не умирает», «Великий пост всем прижмет хвост», «Великий пост как узлом затянуло», «Пост — не мост, не объедешь», «Кто все четыре поста постится, за того все четыре Евангелиста» и подшучивали: «Все посты постимся, а никуда не годимся».
Но посты строго соблюдались. Даже знаменитый Пифагор посвящал учеников в тайны своей философии только после того, как они проходили курс голодания. Исповеди (покаянию в ошибках, заблуждениях, грехах) всегда предшествуют посты.
Посты православной церкви разделяются на многодневные и однодневные.
Многодневные: Рождественский (или Филиппов), Великий пост, Петров пост, Успенский пост.
Народ подметил, что «Пост холодный (Рождественский), пост голодный (Петровский), пост Великий и постлакомка (Успенский).
Рождественский пост. Его еще называют «святая четыредесятница», ибо длится он сорок дней — с 28 ноября по 6 января — и предшествует Рождеству Христову. Другое название его — «филипповский пост», в просторечье — филипповки, так как в день его начала, 27 ноября, празднуется память Святого апостола Филиппа. По правилам воздержания он приближается к посту апостольскому — Петрову посту. Строгость его усиливается со 2 января, то есть в дни предпразднества Рождества Христова и достигает высшей степени в последний день, в сочельник. В этот день пост хранится до вечерней звезды.
Великий пост. Пост начинается в понедельник на следующий день по окончании Масленицы — масленичного заговенья — и длится семь предпасхальных недель, заканчивается в субботу Страстной недели, накануне Пасхи. Масленица — неделя перед Великим постом.
Суть Великого поста заключается в том, что. православные христиане посредством говения, то есть воздер-жания в пище, напитках, особой постовой молитвы и покаяния подготавливаются к встрече Светлого Хри-стова Воскресения — Пасхи.
Особенно строгий пост должно соблюдать в первую и последнюю недели Великого поста, когда благословляется сухоядение, а некоторые христиане не вкушают пищи от одного до трех дней. К этому времени зима уже изрядно подбирала все, особенно мясные припасы, и приходилось «попоститься». Переход на пост совершается постепенно: масленице предшествовали недели, носившие названия всеедных (сплошных) и пестрых, а саму Масленицу еще звали сырною: скоромное ели, а к мясному уже не прикасались. Рыбу ели только в Благовещение да в Вербное воскресенье.
Петров пост. Пост апостолов Петра и Павла, называемый Петровым, или апостольским. Петров пост идет по церковному календарю вслед за Троицей, начинается в первый понедельник после Духова дня — 50 дней после Пасхи — и заканчивается 11 июля (28 июня по старому стилю), в канун дня апостолов Петра и Павла.
Успенский пост. Пост в честь Успения Пресвятой Богородицы начинается 14 августа, заканчивается в канун дня Успения Пресвятой Богородицы 27 августа (14 августа по старому стилю). В народе его называли госпожинки. По строгости пощения он приближается к Великому посту, ослабляется по субботам и воскресным дням, а также в праздник Преображения Господня.
Однодневные. Кроме основных постов, постились по средам и пятницам в течение всего года. Не постились в светлую седмицу (неделя после Пасхи); в неделю Пятидесятницы; в Святки (от Рождества Христова до Богоявления, кроме Крещенского сочельника); в сырную неделю.
Предусмотренные религией посты не только восстанавливают здоровье, но и способствуют духовному, нравственному очищению. Посты, по словам служителей церкви, являются испытанием верующих в стойкости против искушений, в терпении и смирении, угодных Богу. И в настоящее время церковь обращает внимание не столько на воздержание от пищи, сколько на духовное воздержание: преодоление собственных слабостей, тщеславия, высокомерия» надменности, различных искушений.
Необходимо воздерживаться от всякого рода развлечений, вечеринок, танцев, рассказывания анекдотов, сквернословия и т.п. «Ошибается тот, кто считает, что пост в воздержании от пищи. Истинный пост есть уда-ление от зла, обуздание языка, отложение гнева, укрощение почетен, прекращение клеветы, лжи, клятвопре-ступления» (Иоанн Златоуст).
Но иногда в глубокую старину христианский пост предусматривал полный отказ от пищи на несколько недель (около сорока дней). Сегодня известно, что это предельные сроки физиологического голодания. По преданиям, две тысячи лет тому назад Иисус Христос убеждал страждущих в необходимости прибегнуть к очищению организма от грехов и болезней через пост: «Во время поста избегайте сынов человеческих, а вернитесь в общество Ангелов Матери Земли вашей… Ищите чистый воздух в лесу и в поле… Ангел воздуха изгонит из тела вашего все нечистоты, которые оскверняли его снаружи и изнутри». Считалось, что посты и воздержание — рецепты духовного и физического здоровья.
По Христу, есть еще два Ангела, которые помогают человеку исцелиться во время поста: Ангел воды и Ан-гел солнечного света.
Философия христианского поста актуальна и сегодня.
Итак, в православном церковном календаре около двухсот дней занято постами, и соблюдение их было обязанностью каждого верующего, кроме больных, рожениц и детей.

В Библии есть подробные описания обрядов

Конечно, Господь и апостолы едва ли практиковали православное благочестие, каким мы его знаем сейчас. Они принадлежали к иудейской культуре I века, и благочестивые обычаи, которых они придерживались, имели именно ветхозаветное, еврейское происхождение.

Но это благочестие носило ничуть не менее обрядовый, традиционный и общинный характер, чем православное.

В Библии мы находим подробные описания обрядов — то есть, по определению, «действий стереотипного характера, которым присуще символическое значение». Например, в центре ветхозаветной веры стоит празднование Пасхи — воспоминание Исхода (то есть выхода) еврейского народа из египетского рабства, и это празднование предполагает совершение четкой последовательности символических действий, каждое из которых передает определенное послание.

12-я глава книги Исход подробно описывает, в какие одежды надо облачиться, какую еду есть и какие действия совершать:

«И сказал Господь Моисею и Аарону в земле Египетской, говоря: месяц сей у вас началом месяцев, первым он у вас между месяцами года.

Скажите всему обществу Израилевых: в десятый сего месяца пусть возьмут себе каждый одного агнца по семействам, по агнцу на семейство; а если семейство так мало, что не агнца, то пусть возьмет с соседом своим, ближайшим к дому своему, по числу душ: по той мере, сколько каждый съест, расчислитесь на агнца.

Агнец у вас должен быть без порока, мужеского пола, однолетний; возьмите его от овец, или от коз, и пусть он хранится у вас до четырнадцатого дня сего месяца: тогда пусть заколет его все собрание общества Израильского вечером, и пусть возьмут от крови и помажут на обоих косяках и на перекладине дверей в домах, где будут есть его; пусть съедят мясо его в сию самую ночь, испеченное на огне; с пресным хлебом и с горькими пусть съедят его; не ешьте от него недопеченного, или сваренного в воде, но ешьте испеченное на огне, голову с ногами и внутренностями; не оставляйте от него до утра; но оставшееся от него до утра сожгите на огне.

Ешьте же его так: пусть будут чресла ваши препоясаны, обувь ваша на ногах ваших и посохи ваши в руках ваших, и ешьте его с поспешностью: это – Пасха Господня» (Исх. 12:1-11).

Люди совершали (а религиозные иудеи совершают до сих пор) тщательно разработанный ритуал, в ходе которого воспоминались и разъяснялись следующим поколениям события священной истории. Но это носило далеко не только образовательный характер — обряд функционировал в качестве своего рода мистической машины времени, которая делала (и делает) людей участниками исхода. Не только какие-то другие люди, очень давно, в другой стране, пережили Исход из Египта — это то, что произошло именно с нами, составляет важнейшую часть именно нашего опыта. «Рабами были мы у фараона в Египте, но Господь вывел нас из Египта рукою крепкою» (Втор. 6:21).

Поэтому человек, который по своей воле отказался от участия в пасхальной трапезе, отпадал от народа — это было не просто отказом вспоминать ключевое для народа событие, но отказом в нем участвовать.

В центре христианской общины стоит именно обряд

И Господь Иисус не только не уклоняется от совершения этого обряда — напротив, Его Тайная Вечеря, на которой Он устанавливает Таинство Евхаристии, совершается именно в Пасхальный Седер.

Его ученики совершают Евхаристию, как Он заповедал: «И, возблагодарив, преломил и сказал: приимите, ядите, сие есть Тело Мое, за вас ломимое; сие творите в Мое воспоминание. Также и чашу после вечери, и сказал: сия чаша есть новый завет в Моей Крови; сие творите, когда только будете пить, в Мое воспоминание» (1 Кор.11:24, 25).

В разных традициях внутри христианства это может выглядеть немного по-разному, но везде мы найдем именно обряд — традиционную «последовательность действий, которым присуще символическое значение».

Безобрядовое христианство невозможно уже хотя бы потому, что в центре христианской общины, как ее создал Иисус, стоит именно обряд. Евхаристия.

Но оно невозможно и по другим причинам.

Во-первых, личное благочестие предполагает регулярные усилия в молитве. Псалмопевец прославляет Бога не потому, что у него сегодня есть такое настроение – а потому, что Бог достоин хвалы и поклонения. Обязанность посвящать Богу день субботний предполагает эту же молитвенную дисциплину — это нравственная обязанность человека, воздавать хвалу его Творцу и Искупителю, и это предполагает дисциплинированные, организованные усилия.

Можно — и нужно — молиться своими словами. Но когда вы устали, недовольны и вообще не в настроении, вы молитесь словами, которые уже сложились в библейской традиции. Молитвенником первых христиан была Псалтирь — и это неоднократно упоминается: Иак. 5:13, Еф. 5:19, Кол. 3:16.

Вторая причина — любая общая молитва требует какой-то упорядоченности, и когда эта упорядоченность неизбежно возникает, она становится устойчивой — не создавать же ее заново каждый раз. Обряды — то есть какие-то устойчивые формы, в которые отливается общая молитва — просто неизбежны.

Обряды Церкви вырастают из опыта молитвы

Они неизбежны и в общинах, которые стараются уйти от обрядов — и на них можно напасть точно с теми же словами, как и на православных:

Христос и Его ученики за всю Свою жизнь НИ РАЗУ

  • НЕ арендовали кинозалов
  • НЕ носили английских костюмов с галстуками
  • НЕ призывали выйти к кафедре в знак религиозного обращения
  • НЕ использовали сборник «Песнь возрождения» или, тем более, песни Hillsong
  • НЕ играли на гитарах и не использовали звукоусилительную аппаратуру.

Если в христианском мире есть строгие реконструкторы, которые тщательно (насколько это возможно) воспроизводят обычаи I века, то их очень немного — во-первых, невероятно утомительно, во-вторых, непонятно, зачем, в-третьих, все равно без толку — человек XXI века, нарядившийся в костюм I-го, – это просто не больше, чем человек XXI века в маскарадном костюме.

Религиозная жизнь неизбежно нуждается в каких-то обрядовых формах, и они не могут буквально воспроизводить формы I века.

Но желательно, чтобы они сохраняли с ними связь — чтобы они росли из I века, как растет живой организм.

Потому что Господь Иисус создал Церковь — «Я создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее» (Мф. 16:18), которую апостол Павел описывает как живое Тело, напоенное Святым Духом – «Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело, Иудеи или Еллины, рабы или свободные, и все напоены одним Духом» (1 Кор. 12:13).

Обряды Церкви вырастают из ее опыта молитвы и богообщения, они не являются чем-то случайным или бессмысленным.

Когда мы совершаем их, мы входим в то же пространство веры и молитвы, в котором находились апостолы.

Да, духовная жизнь может формализироваться, тщательное выполнение обрядов – скрывать внутреннюю пустоту и неверность Богу — против чего много предостерегали еще ветхозаветные пророки.

Но чтобы вам стала грозить опасность формализации вашей религиозной жизни, она сначала должна у вас быть.

Как сказал поэт,

Если у вас нету дома,
Пожары ему не страшны,
И жена не уйдет к другому,
Если у вас нет жены.

А если духовная жизнь у вас есть, она неизбежно будет проявляться в обрядах — и не нужно этого бояться.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *