Основы православной культуры

Почему в школах непопулярны основы православия

Даже спустя несколько лет после введения «Основ православной культуры» накал споров вокруг присутствия религии (в любом виде) в школах не спадает. Новости вроде «Школьники Урала отказываются от уроков православия» мгновенно раскалывают общество на тех, кто говорит о духовной драме, и тех — кто о победе здравого смысла. Кирилл Михайлов подвёл первые итоги преподавания околорелигиозных дисциплин в школе.

Первый класс. Рассылка Ценные советы и бесценная поддержка для родителей первоклассников

Маше 11 лет, она учится в 5 классе в одной известной и заслуженной московской школе. В прошлом году она ходила на уроки по основам мировых религий: «Нам про это рассказывал учитель истории, было интересно, но я ничего не запомнила, как будто это было пять лет назад». Маша рассказывает, что примерно треть класса выбрала «уроки про христианство», но между собой дети особенно об этом не говорили: «Просто родители выбрали, кто куда будет ходить. Я вообще была на даче, когда мама решала, куда меня записать».

Предмет «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ) был введен как обязательный во всех школах страны 1 сентября 2012 года. Родители учеников 4 класса должны выбрать один из шести модулей: «Основы светской этики», «Основы мировых религий», «Основы православной культуры» (ОПК), «Основы иудаизма», «Основы ислама» или «Основы буддизма».

Покойный патриарх Алексий II еще в 1999 году предлагал ввести в школьный курс предмет «Основы православного вероучения», а если «встретятся трудности», назвать предмет «Основы православной культуры» — «это не вызовет возражений у педагогов и директоров светских учебных заведений, воспитанных на атеистической основе». Возражения, конечно же, последовали, дискуссия велась параллельно с введением предмета как экспериментального в нескольких регионах страны. В 2007 году дискуссия достигла своего пика — десять академиков написали открытое письмо президенту Путину, в котором говорилось, что в обход Конституции в школу пытаются ввести «Закон Божий». Как уже было сказано выше, в итоге новый предмет был введен в шести модулях, которые должны предоставить родителям полную свободу выбора.

Мы пойдем другим путем

И вот тут начинается самое интересное: в текущем году, по данным анкетирования родителей на специализированном сайте, ОПК изучают 38% четвероклассников, на светскую этику приходится 40%, 19% выбрали мировые религии. В прошлом учебном году картина была похожей — курс ОПК для своих детей выбрали 33% родителей, большинство предпочли светскую этику (45%) и мировые религии (18%). То есть даже если согласиться с крайней точкой зрения, что Церковь под видом ОПК пришла в школу с «Законом Божьим», то родители, что называется, проголосовали ногами.

«Основы исламской культуры» и «Основы светской этики» — пособия для 4-х и 5-х классов

Уполномоченный по правам ребенка в Москве Евгений Бунимович считает, что родители просто выбирают более нейтральные предметы, хотя и не факт, что делают это осознанно: «Мне трудно себе представить, что все родители понимают, что такое „светская этика“, я уже не говорю про детей 4 класса». А протодьякон Андрей Кураев, по учебнику которого ОПК проходят в школе, призывает не торопиться с выводами.

Андрей Кураев

протодьякон Русской Православной Церкви

Это может быть реакция родителей на педагога, на священника-агитатора, который появился на родительском собрании. Это может быть элементарная осторожность — зачем давать ребенку непонятный курс.

Для полноты картины можно добавить, что по данным социологического опроса Фонда «Общественное мнение», проведенного в 2014 году, 72% этнических русских называют себя православными.

Проблема не в учебнике

За три с половиной года преподавания ОРКСЭ в школах сложилась практика, что эту нагрузку берут на себя гуманитарии — учителя истории, литературы или учителя начальных классов. Протодьякон Андрей Кураев считает, что ОПК из культурологического предмета превратился в пропагандистский, и виноваты в этом не только учителя — в Патриархии до сих пор пылится написанное им неизданное методическое пособие к курсу ОПК для школ. В этом тексте перечислены основные ошибки, которых надо избегать на уроках: речь учителя должна быть инклюзивная, а не эксклюзивная, то есть педагоги имеют право говорить «мы» только в трех случаях: «мы» — люди, «мы» — граждане России и «мы» — преподаватели и дети нашей школы. А вот конфессиональных «мы» быть не должно. Если на уроке ОПК оказался ребенок другой конфессии, он не должен испытывать психологического побуждения «мы все как один». Второе: никакой критики религиозных взглядов других конфессий — «пой о своем, не ругай другое». И третье: никаких императивов, кроме обучающих и нравственных, то есть «ребята, давайте подумаем» и «ребята, спешите делать добро».

С тем, что предмет получился пропагандистским, полностью согласен учитель географии московского Лицея «Вторая школа» Леонид Перлов, еще десять лет назад он был среди наиболее активных противников ОПК.

Леонид Перлов

учитель географии московского Лицея «Вторая школа»

Для религиозного образования ребенка достаточно воскресных школ или их аналогов в других конфессиях.

«К сожалению, патриархия не делает ничего, чтобы объяснить педагогам культурологический характер этого курса, — настаивает протодьякон. — Напротив, говорится, что это должно быть что-то духоподъемное, а под духовностью имеется в виду опыт молитвы».

Не вызывает доверия квалификация людей, прошедших краткосрочные курсы по ОРКСЭ, и у Евгения Бунимовича, правда, скорее с профессиональной, а не с мировоззренческой точки зрения: «Другое дело — если человек преподает математику, во-первых, он сам в школе это проходил, а во-вторых, его довольно долго учили этому в институте».

Опыт разделения

Одна из главных проблем, о которой очень громко спорили, когда ОРКСЭ еще не был введен в школы в обязательном порядке, — появление нескольких модулей по разным конфессиям приведет к искусственному разделению в классах.

Евгений Бунимович

уполномоченный по правам ребенка в Москве

Меня беспокоило то, что классы будут делиться. Например, в первом классе уже через несколько месяцев возникает вражда между «ашниками» и «бэшниками», хотя за этим ничего не стоит. А здесь довольно рискованная история — разделение по религиозным взглядам.

Но за все время с 1 сентября 2012 года в столице от родителей обращений с жалобами на такие проблемы не было. Появился, правда, другой опыт разделения — финансовый. Школа оплачивает только один модуль, а если родители в одном классе выбрали два или больше, то директору приходится выкручиваться. Потому что при подушевом принципе финансирования учителю, скажем так, не очень интересно работать за совсем небольшие деньги. Выходит, что меньшинство не всегда получает от государства образовательную услугу приемлемого качества.

Радикальный выход из ситуации предлагает протодьякон Андрей Кураев: «Религиозные областные центры разных конфессий могут взять на себя финансирование уроков в тех классах, где большинство избрали другой вариант. Например, большинство в школе выбрали основы светской этики, но есть еще группа, которая выбрала ОПК. Вот за этот урок по государственным расценкам пусть доплачивает епархия». Автор учебника по ОПК уверен, что для епархий это посильные расходы.

Расширить и углубить

17 ноября прошлого года митрополит Ростовский и Новочеркасский Меркурий, который отвечает в Церкви за образование и катехизацию, предложил расширить опыт преподавания ОРКСЭ на 5-9 классы. Речь об этом зашла на заседании рабочей группы Минобрнауки. Министр Дмитрий Ливанов уклончиво ответил, что, мол, школы и регионы должны формировать свои программы с учетом своих особенностей, не отказал, но и не пообещал ничего определенного.

К этой идее «профильного» митрополита более чем сдержанно относятся и детский омбудсмен Москвы, и, как ни покажется кому-то странным, автор учебника по ОПК. По словам Евегния Бунимовича, к нему постоянно приходят самые разные люди с идеями чего бы еще добавить в школьный курс: налоговики хотят научить старшеклассников платить налоги, есть предложения по экономике и по патриотизму.

«Как было сказано в известном советском фильме, „Граждане, катафалк не резиновый!“ — смеется Бунимович. — Было бы хорошо, чтобы дети учились всему на свете, но надо понимать, что дети могут учиться определенное количество часов в день».

Но это возражение относится скорее к технологии школьного образования. Расширение ОРКСЭ (а звучат предложения сделать этот предмет обязательным даже и со 2 по 9 классы), по мнению протодьякона Андрея Кураева, приведет к пересмотру всей системы школьного образования, поскольку такой общешкольный курс неизбежно станет стержнем всей системы образования.

Понятно, что такой принципиальный вопрос не может быть удовлетворительно решен только в педагогическом сообществе или только в Кремле и Белом доме. Сейчас получается, что при преподавании ОРКСЭ один час в неделю и только в четвертом классе две трети родителей год за годом выбирают общие, а не конфессиональные модули. Евгений Бунимович долго и пристально изучал опыт других стран христианской цивилизации и пришел к выводу, что нет единого универсального рецепта, как преподавать религию в школе. В Германии, например, этот предмет обязателен, а во Франции традиционно принят абсолютно светский характер общего среднего образования. На данном этапе протодьякон Андрей Кураев считает, что главная цель ОРКСЭ не достигнута.

Андрей Кураев

протодьякон Русской Православной Церкви

Изначально смысл этого проекта был в том, чтобы дать свободу выбора родителям и научить детей плюрализму, быть разными в рамках одного класса. К сожалению, для обычной школы и обычного педагога это слишком сложная задача.

ИНТЕРЕСНОЕ НА «МЕЛЕ»:

«Главная опасность — уверенность церкви в праве вторгаться в образование». Михаил Козырев — об учительском стыде, Шекспире в оригинале и о том, как учить музыке

Как сериалы, рэп и видеоигры проникли в школу. Массовая культура на службе образования: от Beatles до Oxxxymiron и World of Warcraft

Как управлять неуправляемым. 7 способов сделать так, чтобы подросток все-таки вас слушался

«Можно говорить о предполагаемой попытке ликвидации возможностей воспитания детей с учетом мировоззренческих и культурных потребностей семьи ребенка в государственных и муниципальных общеобразовательных организациях» — такой резкий вывод содержится в заявлении Синодального отдела религиозного образования и катехизации РПЦ (оно опубликовано на сайте «Православное образование»)

Обращено это заявление к министерству просвещения. О чем речь?

Из проекта Федерального государственного образовательного стандарта (ФГОС) начального общего образования, который сейчас вывешен для обсуждения на официальном сайте regulation.gov.ru, исчезли четыре из шести модулей, которые сегодня входят в предмет «Основы религиозных культур и светской этики» (ОРКСЭ). Это «Основы православной культуры», «Основы исламской культуры», «Основы иудейской культуры» и «Основы буддийской культуры». Остались только «Основы светской этики» и «Основы мировых религиозных культур».

Мало того, отмечается в заявлении, в проекте стандартов основной ступени – а это с 5 по 9 классы – преподавание предмета «Основы духовно-нравственной культуры народов России» вообще не предусмотрено.

Почему так? Может, составители стандартов эти модули просто забыли? Вряд ли. Логика тут понятна. Дело в том, что курс ОРКСЭ задумывался как курс, который изучает историю религий, их особенности — чтобы стать мостиком между представителями различных религиозных конфессий. Но в нынешнем виде свою задачу, по сути, он не выполняет. По данным мониторинга Академии повышения квалификации и профессиональной переподготовки работников образования, в 2016 году 43 % семей выбрали «Основы светской этики» — то есть вообще отказались углубляться в историю и культурологические особенности традиционных для России религий. Еще 18 % предпочли «Основы мировых религиозных культур».

А вот с распределением других модулей вышла интересная картина. Как сообщается в заявлении Синодального отдела, «в текущем учебном году Основы православной культуры для своих детей выбрали почти 40% родителей. В некоторых областях Центрального и Южного федеральных округов — более 80%». То есть в регионах, где население в основном исповедует православие, семьи выбрали «свой» предмет. То же самое происходит в регионах с преимущественно мусульманским населением. Там все учат «Основы исламской культуры». Что, понятно, укреплению понимания между ребятами, чьи семьи исповедуют различные религии, не способствует. А, напротив, укрепляет различия, разделение: мы – такие, а они – другие. Выбрать здесь другой модуль, отличный от того, который выбрало большинство, очень сложно.

Когда вводили ОРКСЭ, тогдашнее министерств образования и науки постоянно подчеркивало: это предмет культурологический. Его задача познакомить школьников с основами всех традиционных религий, их историей. Рассказать о нравственных нормах, заложенных в религии. Познакомить с историей и культурой России, которые, естественно, многие века основывались на религиозных канонах.

И тут логичнее, конечно, было бы вообще создать один обязательный курс — «Основы традиционных религиозных культур Российской Федерации». Курс, который объединял бы страну, помогал налаживать взаимопонимание между ребятами, исповедующими различные религии, и школьниками из атеистических семей. Объяснять, что все мы – граждане одной великой страны и, несмотря на различия в мировоззрении, являемся ее патриотами и заинтересованы в ее культурном, нравственном развитии. И разрабатывать его должны бы вместе представители различных религиозных организаций.

А курс светской этики может быть параллельным, он не должен заменять курс, который знакомит с особенностями традиционных конфессий.

Курс ОРКСЭ был введен в наших школах десять лет назад. Но и сейчас есть серьезные нарекания на уровень его преподавания. В разных школах его ведут разные учителя – от тех, кто работает в начальной школе до предметников-биологов, историков, географов – в общем, тех, кто смог взять на себя дополнительную нагрузку. Подготовить точные, современные учебники по этому предмету тоже не особенно получилось. А в некоторых регионах вообще преподают по учебникам, написанным местными авторами. В общем, курс нуждается в серьезной доработке. И он должен стать не просто неким дополнительным занятием на 34 урока в конце 4 класса, а, наверное, одним из основных в современной школе. Он должен быть связан с другими предметами – литературой, историей, музыкой, изобразительным искусством, мировой художественной культурой, обществознанием.

Вполне возможно, такой интегрированный курс и должен называться «Основы духовно-нравственной культуры народов России» (о нем упоминается в заявлении). Но его и в нынешнем стандарте нет. И разработка его – дело не одного года.

В общем, история с ОРКСЭ непростая. Его обязательно нужно сделать интересным, современным и добиться того, чтобы школьники понимали насколько он важен для их будущей жизни и для укрепления единства страны.

КСТАТИ

Каждую неделю в подкасте «Родительский вопрос» Радио «Комсомольская правда» Александр Милкус и Дарья Завгородняя говорят о проблемах образования: как справиться с поборами в школах, надо ли задавать домашку, как помочь ребенку полюбить чтение, нужен ли педагогу опыт работы в советской школе и, наконец, самое любимое — почему родители учат учителей, как им учить детей. Подписывайтесь на новые выпуски в Apple Podcasts и Google Podcasts и слушайте, когда удобно!

>Сообщение для использующих чтение с экрана

Принципы построения учебного предмета «Основы православной культуры»

Подробности Категория: ОРКСЭ Создано 17.10.2012 11:58 Администратор сайта Просмотров: 4839

Tags: ОРКСЭ | рекомендации

Концепция духовно-нравственного воспитания российского школьника, положенная в основу настоящей рабочей программы и самого учебного предмета «Основы православной культуры», кратко может быть выражена словами замечательного русского писателя Василия Андреевича Жуковского: «Образование — это воспитание для доброделания». Эти слова стали основным руководящим принципом и при подготовке учебного пособия.

При построении учебного предмета «Основы православной культуры» учитывались также принципы: научность, доступность, культуросообразность.

1. Научность. Изложение всех исторических сведений учебного предмета «Основы православной культуры» имеет прочное основание в отечественной исторической науке, в источниковедении. Благодаря опоре на исторические источники при освещении событий далёкого прошлого у школьника вырабатывается историзм мышления. Это позволит ему глубже понять величие и трудность пройденного Россией пути, величие Российской державы и родной культуры, а также осознать свою причастность к родной истории и культуре.

2. Доступность. Поскольку данный учебный предмет предназначен для учащихся 4 классов, то в нём содержится минимум сведений (дат, имён, событий, терминов, понятий), которые школьникам не были бы уже известны из других учебных предметов.

3. Принцип культуросообразности. Учебный предмет «Основы православной культуры» призван показать российскому школьнику взаимосвязь гражданской и церковной истории России. Попытка изолированного их изучения невозможна без нарушения принципов научности и культуросообразности. Этот принцип призван способствовать осознанию школьниками непреходящей ценности культурно-исторического наследия России, осознанию российской культуры как своей родной культуры, а в дальнейшем и осознанию необходимости сбережения этого великого культурно-исторического наследия.

Нравственное воспитание обучающихся в российской школе будет успешным лишь тогда, когда дети будут не просто знать, но трепетно преклоняться перед такими высокими качествами наших предков, как доброта, честность, верность долгу, мужество, бережное отношение к священным местам, почтение к родителям, бескорыстие, жертвенная любовь к Родине.

За последние десятилетия в российской школе накопилось так много проблем в обучении и воспитании, что они, кажется, уже превышают возможности и силы школы и учителей для их исправления. Почему?

«Зло не исправляется злом, а добром, — говорил Святитель Филарет (Дроздов), митрополит Московский. — Как загрязнённую одежду нельзя чисто вымыть грязной водой, так описаниями порока, столь же нечистыми и смрадными, как он сам, нельзя очистить людей от порока. <…> Укажите на тёмный образ порока, не терзая чувства и не оскорбляя вкуса чрезмерным обнажением его гнусностей, а с другой стороны, изобразите добродетель в её неподдельной истине, в её чистом свете, в её непоколебимой твёрдости, в её небесной красоте — тогда можете надеяться, что пленник порока отвратит от него устыжённый взор, придёт к сознанию достоинства добродетели.»

Поэтому, преподавая современному школьнику основы нравственной культуры, гораздо важнее раскрыть высокое достоинство и нравственную красоту добродетели, нежели увлекаться бичеванием порока. Период обучения ребёнка в школе — это не только время, когда он усваивает материал учебника, но и когда открывает для себя подлинные духовно-нравственные ценности (ценности, которые выше человека и которым он может следовать в своей жизни): любовь к Родине, уважение к старшим, сострадание ближним, благоговение к жизни и другие. В период школьного обучения ребёнок впервые задумывается над мировоззренческими проблемами, ищет ответы на вопросы о смысле жизни, о смысле своего существования. И именно открытие мира духовно-нравственных ценностей позволяет школьнику вырасти в полную меру своих дарований и талантов, делает его по-настоящему свободным и ответственным гражданином своего Отечества.

В процессе изучения основ православной культуры у школьника формируется умение критически оценивать свои поступки, постепенно складывается потребность руководствоваться в своей жизни лучшими примерами, а также появляется готовность следовать высоким этическим нормам поведения дома, на улице, в школе.

О возрастных особенностях детей и методике преподавания ОПК

1. Общее

Когда среди людей, собирающихся преподавать в школе ОПК, заходит разговор о методике преподавания, часто устанавливается благоговейная тишина. Зачастую такие люди являются верующими, желающими послужить «во благо», но неискушенными в педагогике, и им кажется, вот сейчас их научат, сейчас им откроют великие тайны… Конечно, серьезная педагогическая подготовка необходима, нужно знать, как подойти к детям, как общаться с ними, но, наверное, пришло время поговорить и о самих методиках: на что они ориентированы, какое действие оказывают. Нужно, наконец, и о целях наших поразмыслить, а то ведь может оказаться, что под действием методик корабль ОПК поплывет очень быстро, да не туда…

Целью обычных уроков в школе является обучение знаниям и умениям. Для этого методики наработаны. А целью уроков ОПК? Получение знаний о русской православной культуре? Привитие эстетических навыков? Вряд ли… Интуитивно от этого курса хотят чего-то большего. Может быть, нравственность хоть чуть-чуть поднять, может, дать возможность детям о чем-то задуматься, внутренне освободиться от верчения в суете, почувствовать дыхание вечности.

Европейская культура построена на субъект – объектных отношениях. Эти же отношения во многом господствуют и в школе. Учитель — субъект, ребенок – объект. И кажется, целью ОПК является обрисовать, объяснить, показать ученику красоту жизни, построенной на истинном основании, чтобы он был готов исполнить в жизни то, что ему предназначено. Готов, но захочет ли?

Светская педагогика и психология обходят проблему Добра и Зла. Они стараются помочь человеку в его мелких поверхностных проявлениях. Но борьба Добра и зла достигает самой глубины сущности человека, в том числе и ребенка, душа каждого человека – поле битвы. И вот к самому глубокому в человеке и должен быть обращен предмет ОПК, иначе он, в общем-то, не нужен, культурологических и эстетических курсов в школе и так хватает, и ради введения еще одного из них не стоило бы ломать копья. Но как направить ОПК таким образом? Какие из имеющихся методик в этом могут помочь?

Известный психолог Г. С. Абрамова писала (см. 1, стр.184): «Идея духовной помощи соблазнительна как никакая, особенно когда выражается высокими словами». Очень легко в благородном порыве представить себя этаким каменщиком человеческих душ, да еще и вооруженным знаниями, и начать формировать будущих жителей Божьего Царствия (аналогично тому, как когда-то формировали строителей коммунизма), но в этом будет страшное насилие. В онтологической глубине человека живет тайна свободы, и никогда другой человек не может быть объектом воздействия, какие бы высокие цели при этом не ставились. Свобода человека так велика и так страшна, что даже среди учеников Христа был Иуда, не пожелавший ответить на любовь Богочеловека. Нельзя за человека принять решение о том, кто он есть, это было бы страшнее изобретения газовой камеры.

Г. С. Абрамова писала (см. там же): «Духовная помощь отличается от помощи психологической, как сущность человека отличается от проявлений его Я. Духовная помощь может быть понята как помощь в обретении человеком совести, свободы, ответственности, веры и любви к Богу. Насколько она возможна под влиянием другого человека?…Сколько бы психологических теорий не было на свете, они не могут пройти мимо факта духовной работы человека. Чем она может быть вызвана? Какова в ней роль другого человека?»

Есть два пути: можно насаждать идеи и в этом будет насилие, можно стремиться к Идеалу самому. Г. С. Абрамова писала (см. там же): «Работа по созданию идеала обладает бесконечным потенциалом энергии. Вот поэтому человек формирующий – и похож на дрессировщика с кнутом, а человек, созидающий и воплощающий идеал, — похож только на самого себя, ему не нужен кнут (и пряник тоже), он сам оказывает воздействие такого же качества, как свет на тьму».

Последние слова: «Воздействие такого же качества, как свет на тьму», — могут быть смело записаны в цели предмета ОПК, а «человек, созидающий и воплощающий идеал» может попасть в отдел методик.

Недаром Серафим Саровский учил: «Стяжи Дух мирен и вокруг тебя спасутся тысячи». Конечно, реальные педагоги от святости далеки. Но в педагогике существует принцип: воспитывать становление становлением. Живой поиск живого человека, который живет рядом, которому ты не безразличен, который является твоим другом, который понимает тебя может быть лучше, чем ты сам, который радуется всем твоим успехам и скорбит о твоих падениях, не может не воспитывать. Конечно, такое отношение к воспитуемому является подвигом, но если педагог не готов на такой подвиг, то лучше ему не браться за духовное воспитание, а заняться чем-нибудь другим. Вспомним апостола Иакова, который писал: «не многие делайтесь учителями, зная, что мы подвергнемся большему осуждению. Ибо все мы много согрешаем» (Иак. 3:1-2).

В христианстве Бог личен. В самой онтологической сущности Святой Троицы лежит понятие Ипостаси. И вот это личностное начало присуще каждому человеку как образу Божию. Поэтому по-настоящему урок по предмету ОПК может быть лишь встречей личностей с личностью. Если человек, сознавая свою немощь, обращен в меру своих сил к Богу, а также к ребенку как образу Божию, то любовь в каждой конкретной ситуации подскажет, как поступить. Главное, помнить, что не ты спасаешь ребенка, а от твоего отношения к нему зависит твое собственное спасение.

2. О некоторых конкретных трудностях

ОПК преподавать трудно и по многим вполне приземленным причинам. По этому предмету не ставится оценка, преподаватель не кричит, не строжится чрезмерно – какой-то несерьезный предмет получается… А в старших классах и того хуже – для поступления в университет он не нужен, так зачем же в наш прагматичный век на него тратить время?

Урок часто спотыкается с первого же шага: на нем нет дисциплины и часто собственно урока нет. Особенно остро проблема отсутствия дисциплины стоит в среднем звене. Опытные преподаватели разработали много методических приемов «борьбы с детьми». Суть их сводится к тому, чтобы детей чем-то занять. Можно раскрашивать карты на тему урока, можно устраивать викторины или решать кроссворды. Но как-то интуитивно чувствуется, что такие занятия не могут быть целью урока, а лишь вспомогательным средством. Их можно сравнить с костылями, необходимыми, когда урок хромает. О том, какую форму урока можно считать желательной, я выскажу свое личное мнение.

Начну с воспоминаний. Господь призвал меня в советское время. Тогда весь мир вокруг, включая мужа и его родственников, был против моей веры. У меня было двое совсем маленьких детей, и вот только им я могла рассказывать о Боге. И получилось так, что мы стали единомышленниками в своей устремленности к Богу, у нас была своя тайна, которой мир не знал, и которой мир был враждебен. Мы были и до сих пор остаемся друзьями, и сердцевиной нашей дружбы является любовь к Богу.

Думаю, что идеал урока по ОПК – урок, на котором ученики и учитель ощущают себя единомышленниками, устремленными к поиску Истины. Конечно, такое бывает не всегда, но если бывает, это оставляет след на всю жизнь.

Хочется предупредить еще об одной опасности. На обычном уроке педагог «выше» своих учеников, он дает им знания, которыми он обладает, а они нет. На уроке ОПК такого неравенства быть не может. Да, может быть, дети, которые сидят в классе, не ходят в церковь, может быть, они не постятся и не молятся по утрам, но Господь ведь оценивает сердечную глубину и чистоту, и мы не знаем, какой будет Его оценка. Мы, педагоги, по своему духовному уровню очень далеки от уровня апостола Павла или других святых, устами которых говорил Бог, мы, смея говорить о Боге, должны непрестанно взывать как мытарь: «Боже, Будь милостив мне грешному!». Мы не можем «возвышаться» над детьми, единственное, что мы можем – это вместе с ними искать Бога.

3. Возрастная классификация уровней восприятия морали Кольберга.

Перед тем, как дать некоторые конкретные методические советы по преподаванию ОПК, постараемся дать некоторую характеристику состояния детей в различном возрасте. Наиболее интересна для наших целей возрастная классификация развития восприятия морали.

Рассмотрим концепцию Кольберга. Кольберг выделял три уровня развития морали ребенка, каждый из которых имел две стадии.

I. Доконвенционный моральный уровень.

Первая стадия – ориентация на наказание и послушание.

Вторая стадия – наивная гедонистическая ориентация.

II. Конвенционный моральный уровень.

Третья стадия – ориентация хорошей девочки\хорошего мальчика.

Четвертая стадия – ориентация поддержания социального порядка.

III. Послеконвенционный моральный уровень.

Пятая стадия – ориентация социального соглашения.

Шестая стадия – ориентация на универсальные этические принципы.

Возраст, в котором ребенок переходит на следующий уровень, индивидуален, хотя некоторые закономерности есть. Дети, обучающиеся в начальной школе, как правило, находятся на доконвенционном моральном уровне. Они ориентируются на авторитет, верят в абсолютность и универсальность ценностей, поэтому понятия добра и зла они перенимают от взрослых.

Подходя к подростковому возрасту, они, как правило, переходят на конвенционный уровень. При этом большинство подростков становятся «конформистами»: мнение большинства для них совпадает с понятием добра.

Переживаемый подростками негативный кризис, не считается нравственным дегрессом – он показывает, что подросток переходит на более высокий уровень развития, включающий в свое внимание социальную ситуацию. При этом часть подростков находится на стадии «хорошего мальчика», другие же достигают стадии «поддержания социального порядка».

Однако существуют подростки, которые не достигли конвенционного уровня. Проведенные Фрондлихом и Кольбергом в 1991 году исследования показывают, что 83% правонарушителей подростков этого уровня не достигли.

Переход к третьему, по Кольбергу, уровню развития морали, для наиболее быстро развивающихся детей бывает в 15 – 16 лет. Этот переход вначале кажется регрессом совести. Подросток начинает отвергать мораль, утверждать относительность нравственных ценностей, понятия долга, честности, добра становятся для него бессмысленными словами. Он утверждает, что никто не имеет право решать, как другому следует себя вести. Такие подростки часто переживают кризис потери жизненных смыслов. Результатом переживаемого кризиса является собственное принятие каких – то ценностей. При этом следует заметить, что далеко не все люди в своей жизни достигают этого уровня автономной совести. Часть людей до самой смерти находится на конвенционном уровне развития, некоторые не достигают даже и его.

Перед тем как анализировать описанную концепцию, сделаем оговорку. Нравственность – категория, относящаяся к духовной сфере человека. Личность человека как образа Божия свободна и таинственна в своей духовной жизни. Поэтому любые классификации могут описать нравственное развитие человека лишь схематично, условно, весьма приблизительно. Личность человека принципиально не может быть вписана в любые определения или схемы.

Исходя из многолетней практической работы с детьми разных возрастов, а также, опираясь на исследования различных психологов и педагогов: прот. Василия Зеньковского, Софьи Куломзиной и др., в соответствии с концепцией Кольберга, выделим три уровня в нравственном восприятии детей. При этом в каждом уровне можно выделить по две стадии.

I. Уровень принятия морали авторитета. 1). Принятие морали родителей. 2). Принятие морали учителя.

II. Уровень принятия морали социума. 3). Принятие морали сверстников. 4). Принятие морали общества.

III. Уровень автономной совести. 5). Сомнение в существующих нравственных ценностях. 6). Собственный выбор системы ценностной иерархии.

Попытаемся осмыслить записанную схему с точки зрения христианской антропологии.

Каждая человеческая личность обладает даром свободы выбора. Но чтобы этим даром воспользоваться, человек должен впитать, пережить то, что он будет выбирать. И вот сначала ребенок живет взглядами родителей на то, что хорошо, и что плохо. Затем он принимает в свою душу мнения учителей, потом он принимает мораль сверстников, и, наконец, всего общества. И вот тут-то наступает кризис, он вдруг отвергает все и сомневается во всем. Но этот кризис неизбежен: чтобы сделать свободный выбор, человек должен отодвинуть от себя все, что предлагали ему другие.

По Кольбергу для наиболее быстро развивающихся детей этот кризис наступает в 15 – 16 лет.

Четырнадцатый год я руковожу воскресной школой. Примерно столько же преподаю ОПК в светской школе. С ребятами воскресной школы я связана теснее, поэтому становление их личностей мне анализировать проще, и я постараюсь описать «прохождение» различных уровней восприятия морали на их примере.

Первые из них пришли ко мне в возрасте 8 – 10 (1 ур.), сейчас им за 20. У нас не было «подросткового кризиса». Думаю, это было связано с тем, что существовала здоровая подростковая среда (2 ур., 3 ст.), которая интересно жила. Мы устраивали летние лагеря, ездили в паломнические поездки в Россию, праздновали праздники. Взрослея, мы жили жизнью православных России (2 ур., 4 ст.), из-за границы она казалась сплоченной и красивой. Но вот точку 15-16 мы ощутили очень остро. Раздались голоса: «Вот чему научила наша воскресная школа! Все наши усилия впустую!» (3 ур. 5 ст.). А это было время обретения свободы. Кризис мы пережили. Кто-то ушел, но многие остались. Сейчас в старшей группе (с 18 до 24) около 30 человек. Конечно это уже не дети, а друзья. Кто-то из них проводит младшим лагеря, кто-то ездит в детский дом. Есть и молодые семьи, каждый живет своей полноценной взрослой жизнью. Но расставаться мы не хотим, т. к. нас объединяет выбранное нами устремление жизни к Богу (3 ур., 6 ст.).

Пример воскресной школы подтверждает предложенную выше периодизацию, о том же, какие методические принципы можно из этой теории извлечь, будет рассказано ниже.

4. Конкретные методические рекомендации

Начальная школа наиболее благоприятный возраст для преподавания чего угодно, а особенно ОПК. Если в этом возрасте педагог придет и скажет детям о том, что Бог их любит, детские сердечки радостно раскроются навстречу этой любви и, по крайней мере на уроке, будут всей силой желать Богу угодить.

Вот тут-то и открывается возможность с ними общаться, разбирая на примерах, как нужно жить. В начальной школе не нужно ходить вокруг да около, можно изучать с детьми самое ценное из того, что записано, а именно, Священное писание. При этом в первом классе нужно дать самые основные сведения о Боге, о грехопадении, о Евангельской истории, можно для этого использовать книгу «Дерево доброе» или другие аналогичные.

Во втором и третьем классе можно вести с детьми разговоры о существующих добродетелях, используя ветхозаветные сюжеты. Эти сюжеты красочны, связаны один с другим, в них представлен широкий спектр человеческих отношений. На уроках можно использовать детскую Библию. Только постоянно нужно помнить, что мы то живем в Новозаветное время, и это нужно обговаривать. Например, почему Иаков поступает безнравственно? Этот вопрос дети часто задают. Потому что тогда мир еще не знал Христа. У нас с вами сердце очищено жертвой Христа, мы и видим, что он поступал нечестно, а у Иакова сердце было затемнено первородным грехом, вот он и не видел, что грешит. Стремился к Богу как мог и не понимал, что так поступать нельзя.

В четвертом классе дети уже способны понемногу читать Евангелие сами. Только нужно обо всех отрывках подробно говорить. Еще и пятый класс можно отнести к этой возрастной группе и изучать с ним Евангелие.

В начальной школе на уроках желательны поделки, можно, например, делать Ноев ковчег или выстригать ангела. Чтобы понять, зачем нужен свет, можно попробовать походить по классу с закрытыми и открытыми глазами, можно попробовать также писать. Можно на тему притч или ветхозаветных сюжетов ставить сценки. Очень помогает тетрадь. К ней на уроках должно быть очень серьезное отношение. Я обычно говорю, что каждый делает для себя детскую Библию. Мы записываем в тетрадь самые важные вещи из тех, о которых мы говорим. На тему каждого урока – картинки. На праздник – подарок: какая-нибудь раскраска на библейскую тему, она торжественно вклеивается в тетрадь. Дети готовят свои детские Библии для своих будущих детей: нужно ведь будет и им о Боге рассказывать, а как же без картинок?

Для всех возрастов очень важно, чтобы дети чувствовали, что педагог ценит урок, что ему важна и радостна встреча с детьми, что он ее ждет.

Трудности возникают, когда дети переходят на уровень приятия морали социума. Если до этого педагог вел урок в авторитарном стиле сверху вниз, его взгляды начнут отвергаться в пользу взглядов подростковой среды, с которой общаются дети. В этом причина проблем возникающих во многих воскресных школах, когда дети перешагивают десятилетний рубеж. Если педагог не стал до этого другом, который участвует в жизни ребенка, а только с высоты своего возраста и знаний поучал его, как нужно жить, ребенок от педагога внутренне уйдет. Педагогу нужно стать лидером в группе подростков, а для этого нужно с ними жить: ходить в походы, ездить в лагеря, паломнические поездки, праздновать праздники. Подросткам нужны трудности, риск, движение. «Под юбкой» их не удержать. Трудности для общества детского подросткового периода обусловлены тем, что нет здоровой подростковой среды. Там, где она есть, трудности снимаются. Только нужны дела, которыми подростки будут заниматься.

Что же касается содержательной части уроков, то в это время желателен героический материал. Жития и подвиги святых, исторические сюжеты, краеведение – такие темы желательны в этом возрасте. В 13 –14 обязательно нужен курс по христианской этике, который касался бы жизни самих подростков: отношений между сверстниками, первой любви, стихов, музыки и т. д. Опять же очень важна атмосфера дружбы. Общение предпочтительно вести в форме диалогов, диспутов, дискуссий.

Очень важно, чтобы существовало здоровое общество, на взгляды которого дети могли бы ориентироваться. В этом смысле губительным оказывается, если при встрече с церковными людьми дети замечают ханжество, лицемерие и прочие пороки.

Но как бы педагоги не старались, 15-16 лет будет для многих временем мятежа. Для многих, но не для всех. Среди взрослых ребят, которые посещают нашу воскресную школу, есть такие, у которых этого метания не было. Интересно, что в своей оценке действительности они живут по законническим правилам. У них как бы есть «список» того, что хорошо и что плохо. Какое же решение они примут в ситуации, не попавшей в «список», сказать трудно, бывает всякое. Создается впечатление, что их сердечное чувствование ситуации еще не пробудилось. Это вполне согласуется с результатами Кольберга, который утверждал, что не все люди достигают в своей жизни уровня автономной совести.

Когда наступает вышеупомянутый кризис, единственной возможной помощью может быть привлечение к какой-то благочестивой деятельности. Любовь не может быть абстрактной, чтобы ее ощутить, нужно соприкоснуться с тем или чем, кому она может быть адресована. Мы не можем за подростка сделать выбор, кем ему быть, но мы можем дать ему опыт жизни по любви, чтобы было из чего выбирать.

Содержательно в этом возрасте можно рассматривать и анализировать различные религии, секты, знакомиться с философами и литературными произведениями, в которых рассматриваются мировоззренческие проблемы. Ученики способны готовить небольшие доклады, проводить собственные исследования. Предпочтительна тематика о выборе жизненного пути, об организации семейной жизни, о предназначении человека.

5. Совет родителям

Данная работа адресована учителям. Но позволим себе сделать отступление, и один совет дать родителям.

Кольберг и печальный практический опыт свидетельствуют о том, что дети от нас уходят. Это неизбежно. А так хотелось бы, чтобы в них осталось доверие к нам, чтобы хотя бы до некоторой степени они сохранили бы послушание, чтобы наши слова не были шелестом опавших листьев в их жизни.

Рассмотрим библейский пример. Одной из самых ярких личностей в Ветхом Завете является личность Авраама. Его готовность по повелению Божьему принести в жертву единственного сына приводится как вершина возможной преданности Богу. Но как-то мало обращается внимания на поведение Исаака в этот момент. А ведь оно не менее удивительно. Авраам к моменту принесения жертвы был стар и слаб, а Исаак в самом расцвете сил. Не даром дрова для принесения жертвы нес на себе Исаак. Я спрашивала старших ребят, рассказывая эту историю: «Кто из вас, находясь в такой ситуации, позволил бы принести себя в жертву?». Не согласился бы ни один. В лучшем случае отобрали бы у отца нож. А то и наказали бы неразумное желание родителя. Так как же объяснить такое сверхестественное послушание? Так же как и готовность Авраама принести жертву. Авраам знал, что все, что исходит от Бога, является благом, хотя, конечно, и не представлял, как может быть благом убийство собственного сына. Но верил, что Бог как-то все управит. Также и Исаак, знал, что отец предан Богу и если он что-то делает, в этом не может быть зла.

Если родители главной своей жизненной линией изберут преданность Богу, у детей будет больше оснований дольше им доверять. Еще в советское время я встречала удивительные примеры доверительных отношений между матерями и сыновьями лет 16-18, пришедшими вместе к Богу.

bellabs

Подводим итоги успешного разрешения проблемы с попыткой принудить ребенка к изучению ОПК.

В соответствии распоряжением правительства, с 2012-2013 учебного года во всех общеобразовательных учреждениях Российской Федерации введен обязательный для посещения курс «Основы религиозных культур и светской этики» для 4-5 классов.

Курс «Основы религиозных культур и светской этики» содержит 6 модулей:

  • Основы светской этики;
  • Основы мировых религиозных культур;
  • Основы православной культуры;
  • Основы исламской культуры;
  • Основы иудейской культуры;
  • Основы буддийской культуры.

В соответствии с приказами Минобрнауки, каждый учащийся должен изучать один из шести модулей, причем учащимся (точнее, их родителям) гарантируется свобода выбора.

Как на деле может выглядеть «выбор» модуля

В мытищинской школе, в которой учится наша дочь, свободный выбор модуля решили не предоставлять, приняв решение изучать только «Основы православной культуры».

На родительском собрании нам сказали, что выбор модуля ОПК уже осуществлен, причем не в школе, а выше, и «ничего сделать нельзя». Мы так не считали и не согласились с предложением «просто не ходить на занятия, если вас это так задевает». Мы написали довольно жесткое письмо, и с ним отправились поначалу к директору – чтобы дать школе шанс самой навести порядок, не обращаясь с жалобами в Минобр и прокуратуру.

Параллельно мы разместили свое письмо в сети (bellabs.livejournal.com/12410.html и ru-antireligion.livejournal.com/8792873.html), поскольку полагали, что подобные нарушения закона могут быть массовыми. Результат существенно превзошел наши ожидания: сотни комментариев и перепостов, попадание в топ-20 блогосферы, письма и звонки из СМИ, ссылки от популярных блогеров и т.п. – тема оказалась чрезвычайно актуальной.

Прочтите наше письмо, а затем мы расскажем о том, что в итоге получилось.

Директору МБОУ СОШ №10 г. Мытищи …
от …, родителей ученицы 4Б класса …

На родительском собрании 5 сентября 2012 г. всем родителям была выдана для подписи официальная бумага следующего содержания:

Мы отметили в документе свое несогласие с принудительным выбором модуля «Основы православной культуры», указав на желание обучать ребенка основам светской этики.

Внимательно изучив официальное учебное пособие «Основы православной культуры», написанное священнослужителем РПЦ А.В. Кураевым, мы убедились, что в нем общекультурные рассуждения и общепринятые этические нормы смешаны с навязыванием религиозной идеологии в миссионерском ключе (концепция первородного греха, бог как творец всего сущего, религия как основа этики и т.п.). Сам Кураев называет подобную тактику «агрессивным миссионерством»: «Агрессивное миссионерство – это просто впечатывание в чужой текст нужных мне смыслов». В учебнике не определено понятие «религиозная культура» и вместо нее вводится религиозная доктрина, приводящая к подмене культуры вероучением.

Вне зависимости от личности преподавателя и его личного отношения к предмету, стилистика учебного пособия позволяет однозначно трактовать модуль «Основы православной культуры» как религиозную проповедь.

В связи с этим, хотим официально известить Вас о своей позиции:

  1. Мы считаем абсолютно недопустимым нарушение законных прав детей, происходящее в нашей школе, и требуем проведения полноценного опроса родителей относительно выбора учебного модуля для каждого ребенка индивидуально. Многие родители привыкли пассивно принимать любые предложения школьной администрации; практически никто не видел заранее учебного пособия; кто-то побоялся поссориться со школой и тем осложнить ребенку учебу; кто-то не умеет доказательно обосновать свою позицию – однако по закону никто из родителей и не обязан ничего доказывать, он просто должен иметь право свободного выбора.
  2. Мы категорически возражаем против присутствия нашей дочери на уроках «Основ православной культуры» и настаиваем на выборе одного из религиозно неангажированных модулей – «Основы светской этики» или «Основы мировых религиозных культур».

Свою позицию мы обосновываем следующими юридическими и мировоззренческими причинами:

  1. Согласно статье 28 Конституции РФ, «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними». Это означает, что человек, не исповедующий никакой религии, не может быть принужден к ее изучению. Обязательность модуля «Основы православной культуры» в общеобразовательной школе является грубейшим нарушением данной статьи Конституции.
  2. Согласно статье 14, пункт 2 Конституции РФ, «Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом». На основании этой статьи Конституции, финансовое и организационное обеспечение распространения религиозных воззрений в общеобразовательной школе является противозаконным, так как школа, фактически, выступает в роли миссионерской организации на государственном обеспечении.
  3. Согласно статье 5 Федерального закона «О свободе совести и о религиозных объединениях», «Никто не обязан сообщать о своем отношении к религии и не может подвергаться принуждению при определении своего отношения к религии, к исповеданию или отказу от исповедания религии, к участию или неучастию в богослужениях, других религиозных обрядах и церемониях, в деятельности религиозных объединений, в обучении религии. Запрещается вовлечение малолетних в религиозные объединения, а также обучение малолетних религии вопреки их воле и без согласия их родителей или лиц, их заменяющих».
  4. Мы уважительно относимся к религиозной вере любого совершеннолетнего человека, пришедшего к религии добровольно и осознанно. Однако принудительное навязывание религиозного мировоззрения в младшей школе является грубым давлением на детскую психику и квалифицируется нами как сознательная попытка духовного насилия над несовершеннолетними. Церковное лобби сознательно воспротивилось введению светского курса «Религии мира» (написанного сотрудниками Института истории РАН) в старшей школе, стремясь развернуть религиозную пропаганду в младшей. На наш взгляд, это красноречиво свидетельствует об истинных целях данного курса, не имеющего ничего общего с объективным освещением роли религии в жизни общества.
  5. Ситуация, в которой преподаванием религии вынуждены заниматься учителя общеобразовательных школ, разрушает тщательно создаваемое нами уважительное отношение к школе, преподавателям и учебным пособиям. Поскольку в значительном числе случаев религиозная догматика расходится с современным научным миропониманием, мы вынуждены будем регулярно критиковать положения учебника и тезисы учителя, что разрушительно скажется на авторитетности учебного процесса в целом. Использование авторитета школы для религиозной пропаганды мы считаем абсолютно недопустимым.
  6. По нашему мнению, некоторые религиозные этические нормы (например, явно присутствующие в учебном пособии концепции первородного греха, божественного вмешательства, религии как основы этики и т.п.) и тем более их искаженное воспроизведение в реальных жизненных ситуациях могут принципиально расходиться с современной гуманистической этикой. Это способно повлечь за собой психологические травмы и помешать развитию способности ребенка к принятию самостоятельных, ответственных решений, сузить его потенциал при поиске своего места в мире.
  7. Мы регулярно проводим занятия с детьми, направленные на освоение культурных достижений человечества, в том числе религиозных или косвенно связанных с религией. В частности, мы внимательно изучаем памятники, связанные с христианской культурой различных конфессий: православия, католичества, протестантизма. Мы уверены, что пристрастная церковная трактовка исторических событий и навязывание догматов одной из религий вместо трезвого анализа мешает адекватному изучению роли религиозных учений в человеческой истории.
  8. Мы убеждены, что не встретив законного отпора, религиозная догматика будет расширять свое присутствие в школе в форме креационизма и других антинаучных концепций, что приведет нашу образовательную систему к полной деградации и потере конкурентоспособности в постоянно усложняющемся глобальном мире.
  9. Мы считаем, что показное пренебрежение конституционными правами граждан в области свободы совести и вероисповедания неизбежно приведет к дальнейшему росту правового нигилизма и противоправного насилия на религиозной почве – религиозного экстремизма с одной стороны, и антирелигиозного вандализма с другой.
  10. По данным на февраль 2012 года в результате апробации курса ОРКСЭ в 21 субъекте РФ с 480 тыс. учащимися из 9980 школ было выявлено, что наибольшей популярностью у родителей пользуется модуль «Основы светской этики» – 42% (православие – 30%, основы мировых религиозных культур – 18%). Введение безальтернативного изучения модуля «Основы православной культуры» мы считаем не только нарушением закона, но и прямым лоббированием интересов РПЦ, не соответствующим реальным предпочтениям граждан России, сознательной попыткой исказить статистику запросов.

Мы требуем проведения полноценного опроса родителей относительно выбора учебного модуля для каждого ребенка индивидуально. Если произошедшее в нашей школе массовое нарушение прав детей и их родителей не будет устранено, мы намерены оформить жалобу в надзорные органы Министерства образования и науки. В случае продолжения административного давления, имеющего целью принудить детей к посещению религиозных занятий посредством лишения их родителей законного права выбора, мы обратимся в прокуратуру и суд.

Просим Вас предоставить письменный ответ на наше заявление в установленный законом срок.

C уважением,
дата, подписи

Как развивались события

Мы распечатали свое заявление в двух экземплярах и отправились к директору школы. Нам не потребовалось много времени, чтобы договориться об исправлении допущенной ошибки и проведении честного опроса мнений родителей. Не знаем, насколько на это повлиял состоявшийся накануне звонок с радиостанции «Сити-FM», но взволнованность руководства была заметна.

Поскольку представители СМИ и Минобра о наших договоренностях узнали не сразу, день для школы выдался горячим. Вечером директор позвонила уже достаточно расстроенная и сердитая: «Зачем вы разместили письмо в интернете, разве нельзя было договориться без лишнего шума». С одной стороны, обида школьного руководства понятна – начало учебного года, забот полон рот – и доставленная нами нервотрепка радости не добавила. С другой, мы действовали в соответствии с информацией, которую сама же школа нам и сообщила – ведь обратиться за помощью мы были вынуждены после того, как нам повторно (уже после родительского собрания) сказали, что решение о выборе ОПК было якобы спущено сверху, а не принято на уровне школы.

Мы дополнили наш пост в ЖЖ просьбой не оказывать дополнительного давления на руководство школы, дать спокойно выправить ситуацию. Всем, кто пойдет по нашим стопам, следует иметь в виду – журналисты являются нашими союзниками и зачастую самым сильным рычагом влияния, но, подарив СМИ информационный повод, вы быстро потеряете контроль над ситуацией.

Через пару дней всем родителям 4-классников были розданы листки, предлагающие выбрать модуль (из трех предоставленых), а еще через 10 дней были подведены итоги опроса. Разумеется, учитывая предысторию, профессиональные социологи не признали бы нашу статистику достоверной. Тем не менее, даже в ситуации искусственно сформированного перекоса, общий вывод очевиден: принудительное назначение модуля ОПК противоречило волеизъявлению бОльшей части родителей (для справки ниже приведена статистика в целом по стране, а также по Москве и С.-Петербургу).

Для нас результат голосования был отчасти неожиданным – ведь непосредственно на родительском собрании, с которого началась эта история, кроме нас против произвола не выступил ни один родитель! Результат вселяет некоторый оптимизм – не следует бояться оказаться изгоем, наше общество пока еще более здорово, чем пытаются представить служители религиозных культов. Но вот бороться за свои законные права нас почти отучили.

Почему мы не согласились «просто не посещать занятия»

Не стоит соглашаться на противозаконные компромиссы, наиболее очевидным из которых является попытка кулуарно договориться в стиле «ваш ребенок может просто не ходить на эти занятия».

  1. Ваша реальная сила – следование законам нашего, пока еще светского, государства. Ступив на тропу беззакония, вы становитесь соучастником преступления, и вами уже можно манипулировать;
  2. Ваш ребенок непременно почувствует враждебность одноклассников, вынужденных «париться» на богословских занятиях, пока их товарищ «отдыхает»;
  3. Нельзя забывать, что страдает не только ваш ребенок, которого вы можете защитить лично, но и дети родителей, у которых недостаточно опыта для осознания проблемы или сил для сопротивления административному давлению;
  4. В школе всегда очень сильна инерционность – выбор этого года наверняка будет транслирован на последующие годы, а для новых недовольных задача существенно усложнится – появится аргумент «уже не первый год так работаем, и все довольны, ради вас одного мы не можем перевернуть весь учебный процесс»;
  5. Подковерные договоренности остаются вне официальной статистики и тем самым дают церковникам желанные возможности для манипуляций, которыми они всегда охотно пользуются;
  6. Публичное пресечение противоправных действий создает важные прецеденты, помогающие преодолеть беззаконие в других аналогичных ситуациях. Нарушающие закон не боятся частных исключений, но очень не любят публичности.

Аналогичные формы принуждения и аргументы школы

Поступившие к нам комментарии позволяют сделать вывод, что наш случай отнюдь не единичный.

В школе соседнего с Мытищами города Королёв модуль ОПК был также назначен принудительно, а родители, желающие избежать религиозной пропаганды, должны были «предоставить справку о том, что ребенок посещает другие курсы» – то есть решать проблему школы за свой счет!

В одной из московских школ модуль ОПК был якобы выбран «большинством голосов родителей», и под этим предлогом модуль был объявлен обязательным для всех, вне зависимости от желания родителей.

Разумеется, эти формы принуждения так же незаконны, как и наша. Никто не вправе принуждать вашего ребенка к изучению религии.

  1. Напишите заявление на имя директора. Наше письмо можно брать за образец, но его стоит «подсушить» и сократить (убрав эмоциональные оценки, полезные при обсуждении в сети, но излишние в формальной жалобе);
  2. Распечатайте заявление в двух экземплярах и отнесите в школу;
  3. Официально зарегистрируйте факт передачи заявления в секретариате, оставьте у себя второй экземпляр заявления с отметкой о регистрации;
  4. Добивайтесь письменного отказа удовлетворить ваше законное право на выбор;
  5. С этим отказом обращайтесь в надзорные органы Минобра и прокуратуру. Если школа намеренно затягивает с ответом, заявление в вышестоящие инстанции можно подавать и просто по факту нарушения, не дожидаясь комментариев школьного начальства.

С большой вероятностью, руководство школы не избежит выговора – в конце сентября на общероссийском совещании с главами органов сферы образования в регионах министр образования и науки Ливанов заявил, что добровольность выбора одного из модулей является принципиальным вопросом. Министерство станет осуществлять проверку жалоб родителей учащихся, которым навязывают выбор того или иного модуля.

Главный аргумент школы – «у нас нет средств на обеспечение преподавания нескольких модулей». Для любого учебного заведения введение нескольких дисциплин вместо одной – очевидное усложнение и без того «лишнего» предмета обязательной программы. Требуется разделить детей на группы, обеспечить их аудиториями, преподавателями и учебными пособиями.

Доводы школы опираются на реальную проблему, но это не ставит их выше ваших законных прав. К тому же, на этот аргумент есть вполне логичный ответ – если вы можете преподавать только один модуль, вводите «Основы светской этики» – он единственный из всех не нарушает конституционных прав граждан, поскольку не содержит ни религиозной, ни атеистической пропаганды, и против него обычно не возражает никто из родителей. Модуль «Основы мировых религиозных культур» кажется нам даже более интересным и полезным, но может встретить возражения со стороны верующих родителей, опасающихся «бесовских сказок» своих религиозных конкурентов. Если на «светский» компромисс школа не соглашается и навязывает модуль религиозный – требуйте законного права на выбор модуля индивидуально для вашего ребенка.

Одной из важнейших проблем остается качество учебных пособий (ну и уровень подготовки учителей). В нашей школе выбор «Основ православной культуры» объяснили еще и тем, что этот учебник «понятно написан», в отличие от «мутного» учебника по «Основам светской этики». Не следует забывать, что образованные церковнослужители часто владеют русским языком и методами доступного изложения лучше, чем светские методисты. Понятно, что из двух зол – «методическая невнятность» и «религиозная пропаганда» приходится выбирать первое. Но еще лучше – организовать кампанию в поддержку написания действительно сильных учебников по «Основам светской этики» и «Основам мировых религиозных культур». Очевидно, что по-настоящему полезное учебное пособие по этике и истории религий может быть адресовано только старшеклассникам, а пропаганда церковников обращена на младшие классы именно потому, что целью ставится промывка мозгов, а не понимание. Но поскольку объективная ситуация сейчас именно такова, нужно совершенствовать методы увлекательного научного изложения вопросов этики и религиоведения для нужд 4-5 классов.

Почему так происходит

Кто виноват в том, что вашего ребенка принуждают посещать религиозные занятия?

Первоначально школьное руководство сослалось на некое решение, принятое на региональном уровне. Однако на очной встрече с директором версия о «приказе сверху» была суетливо дезавуирована. Действительно, никаких письменных указаний такого рода нам предъявлено не было. Тем не менее, анализ общедоступных документов, сообщений СМИ и реплик преподавателей и чиновников не оставляют никакого сомнения в наличии административного давления – в форме «настоятельных рекомендаций» и однобокой подготовке учителей к преподаванию нового предмета. Одним из проводников клерикализма в школы (и даже в детские сады) является лично Министр образования правительства Московской области г-жа Антонова Лидия Николаевна (подробнее см.: bellabs.livejournal.com/15609.html).

Школам «советуют» вводить модуль ОПК «по умолчанию» – а там как кривая вывезет. Понятно, чем церковников и их лоббистов привлекает этот жульнический способ повысить процент «выбравших православие»:

  • авторитет школы и привычка родителей пассивно принимать предлагаемые школьной администрацией решения служат более эффективным инструментом религиозного миссионерства, чем прямая проповедь священнослужителей, чья пристрастность слишком очевидна;
  • в «православные» автоматически зачисляются все неопределившиеся и пассивные – а это большинство родителей;
  • в случае возникновения скандала, ситуацию всегда можно «отыграть назад», причем заведомо остаться в плюсе – любой социолог объяснит вам, что процент родителей, не поменявших первоначальное согласие (пусть и вынужденное), будет заведомо больше, чем выбравших ОПК свободно.

Итак, непосредственное решение принимает сама школа – и именно на этом уровне вы должны выражать свое несогласие и добиваться соблюдения ваших законных прав. В то же время, причины возникшего напряжения, разумеется, лежат вне учебного заведения. Подробный анализ ситуации неизбежно увлечет нас в политические дебри, но несколько слов, пожалуй, сказать стоит.

Введению курса «Основы религиозных культур и светской этики» предшествовало долгое обсуждение правомерности религиозного обучения в светской школе. На наш взгляд, распространение религии в школе антиконституционно. На основании статьи 14, пункт 2 Конституции РФ («Религиозные объединения отделены от государства и равны перед законом»), финансовое и организационное обеспечение распространения религиозных воззрений в общеобразовательной школе является противозаконным, так как школа, фактически, выступает в роли миссионерской организации на государственном обеспечении. Поэтому уже само наличие в школе религиозно ангажированных предметов, даже при условии обеспечения свободы выбора, является незаконным.

Однако практической пользы для родителей это знание не имеет. Курс на поддержку религиозности (прежде всего в форме пропаганды православия и тесного сотрудничества с РПЦ) сознательно выбран на высшем государственном уровне. Означает ли это неизбежность изучения «закона божьего» для вашего ребенка? Нет, пока не означает.

Согласно статье 28 Конституции РФ, «Каждому гарантируется свобода совести, свобода вероисповедания, включая право исповедовать индивидуально или совместно с другими любую религию или не исповедовать никакой, свободно выбирать, иметь и распространять религиозные и иные убеждения и действовать в соответствии с ними». Это означает, что человек, не исповедующий никакой религии, не может быть принужден к ее изучению. На эту статью Конституции пока не покушаются ни чиновники, ни даже церковники, так что для вас она является единственной серьезной опорой.

Руководящие структуры Минобрнауки и функционеры РПЦ вынуждены непрерывно лгать, называя религиозные модули «культурологическими», направленными якобы не на пропаганду религии, а лишь на изучение «религиозной культуры». Демагогичность подобных утверждений легко доказывается анализом учебных пособий и не менее ярко видна при изучении заявлений и рекомендаций РПЦ, адресованных чиновникам от образования.

Например, в органы управления образованием Московской области поступило письмо из отдела религиозного образования и катехизации РПЦ (причем поступило как приложение к письму областного Министерства образования и вывешено на официальных сайтах органов управления образованием!). В этом письме, в частности, недвусмысленно сказано: «Комплексный учебный курс «Основы религиозных культур и светской этики» включает шесть учебных предметов (модулей). Четыре из них посвящены древнейшим духовным традициям: христианству, исламу, буддизму и иудаизму. Два предмета – атеистические (безрелигиозные): светская этика и религиоведение». Таким образом, РПЦ не скрывает своего истинного отношения к данному курсу – религиоведение, то есть сравнительное изучение религий как культурного феномена, для них является безрелигиозным и даже «атеистическим» предметом, в популяризации которого церковь абсолютно не заинтересована. Изучение «основ православной культуры», напротив, является предметом религиозным – и в этом мы полностью согласны с мнением «отдела религиозного образования и катехизации».

Вообще же, для РПЦ весь курс «Основы религиозных культур и светской этики» – вынужденный паллиатив. Оставаясь в рамках принятой государственной стратегии (не предусматривающей пока формального пересмотра Конституции и введения полноценного «закона божьего»), церковное лобби оказывает давление в двух направлениях:

  1. Сделать изучение основ православия обязательным для всех школьников, в первую очередь за счет дискредитации «атеистических» модулей «Основы светской этики» и «Основы мировых религиозных культур» (важным инструментом такой дискредитации служит подтасовка статистических данных о предпочтениях населения);
  2. Распространить религиозные занятия с 1-го по 11-й класс (по часу ОПК в течение 11 лет – это больше, чем полный курс физики!).

На данном этапе, пропаганда религии преследует цель «статистического» влияния на школьников, а не поголовного принуждения – важен процентный охват, а не отдельная личность ребенка. Официальным чиновничьим структурам публичные обсуждения проблемы совершенно не нужны, они стараются не обострять противостояние и внедрять религиозные модули как можно мягче, не вызывая жесткого сопротивления родителей. Поэтому индивидуальная защита от религиозной проповеди не только полностью легитимна, но и вполне может быть эффективна.

Заключение

Борьба против незаконной религиозной пропаганды в школе безрадостна, но не безнадежна. Безрадостна она потому, что для церкви промывание мозгов детям – это их завтрашние доходы, влияние и власть. А для вас, требующих соблюдения своих конституционных прав и препятствующих духовному насилию над несовершеннолетними, даже победа – лишь сохранение status quo и ожидание следующей атаки нахального противника, превосходящего вас силой и влиянием. У миссионеров много свободного времени, и религия для них главная отрада. А вы должны зарабатывать на хлеб своим детям, и у вас много других интересов, вы не хотите становиться профессиональным борцом-революционером. Однако борьбу за души своих детей вам все равно придется вести, и лучше делать это спокойно, но настойчиво. Так же, как регулярно убирать грязь из собственной квартиры – хотя в нее снова налетит всякий мусор. Если вы не окажете сопротивления сегодня, завтра религиозный произвол в школе и деградация образования усилятся еще на одну ступень. Остановить насильную религиозную пропаганду в собственной школе хотя бы на уровне выбора учебного модуля нам всем вполне по силам.

P.S. Версия от господина Гундяева или Наглость – второе счастье

В январе 2013 года Патриарх Кирилл порадовал нас своей трактовкой извращений в сфере религиозного воспитания в школе:

«Кирилл выразил обеспокоенность небольшим количеством московских школьников, выбравших для изучения модуль «Основы православной культуры». В Москве изучать православную культуру захотели лишь 23,4 процента школьников. Это самый низкий показатель в Центральном федеральном округе. «Поступают обоснованные жалобы на то, что многие родители не имеют возможности в полной мере распорядиться правом выбора того или иного модуля для своих детей, включая православную культуру», – заявил патриарх. По его мнению, «это зачастую происходит вследствие неверной трактовки некоторыми руководителями образовательных учреждений и органов управления образованием понятия светскости государства, а также оказанием давления на родителей, с тем, чтобы они выбрали для своих детей основы светской этики или основы мировых религиозных культур».

Ах, вот оно что. Оказывается, это не РПЦ лоббирует безальтернативное введение «Основ православия», оказывая непрерывное давление и ведя противозаконную деятельность в учебных заведениях и государственных учреждениях. Виноваты, оказывается, те наглецы, которые смеют сопротивляться беззастенчивому выкручиванию рук и деградации системы образования.

«Кирилл подчеркнул, что именно церковь предложила ввести модуль «Основы светской этики», пойдя навстречу нерелигиозным людям. «Мы представить не могли, что этот предмет станет использоваться для того, чтобы лишить православных людей возможности изучать свою собственную культуру», – заявил он.»

Образцовый и наглый цинизм. Вы-то думали, введение религиозных занятий – это уступка церковному лобби? Оказывается, все наоборот – это г-н Гундяев милостиво разрешил нашим детям изучать светскую этику и сравнительное религиоведение. Но вы не оправдали оказанного вам высочайшего доверия, и теперь сам патриарх сердито топчет ножкой – похоже, пора запретить эти бесовские альтернативы единственно верному учению КПСС.

Что эти заявления значат для нас? С одной стороны, не все так плохо – даже несмотря на абсолютно беззастенчивое давление и пропаганду сросшихся с властью церковников, процент фанатов ЗАО РПЦ оказался существенно ниже ожидаемого. С другой – совершенно очевидно, что давление будет только усиливаться, стадо вздумало взбунтоваться, забыв, что его место в стойле, а не в светской школе:

«Президент России Владимир Путин предложил «уйти от вульгарного примитивного понимания светскости» и тем самым расширить толкование понятия «светское государство».

Под этот чудный тезис можно подложить любое содержание, поэтому его тут же радостно подхватили полоумные «радетели за нравственность»: «»Я беру пример с нашего президента Владимира Владимировича Путина,» – так объясняет свою политику директор школы… Когда директор начинает говорить о курсе «Основы православной культуры» в 4–5–м классах, она поясняет: это официальная, «президентская» программа. Показывая учебник по этой же дисциплине, один из разделов которого называется «Молитва», Елена Анатольевна объясняет удивленному собеседнику: такова «политика нашего президента».» (Характерно, кстати, что преподавание ОПК в этой школе ведется даже не по учебнику профессора духовной академии Кураева, а по пособию безграмотной графоманки Людмилы Шевченко.)

Ждем продолжения, но не опускаем руки – пока законных способов навязать ОПК против воли родителей не существует, так что бороться можно и нужно.

Tags: религия

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *