Патриарх Павел сербский

Патриарх Сербский ПАВЕЛ: «БУДЕМ ЛЮДЬМИ!»

15 ноября исполняется год со дня смерти Патриарха Сербского Павла. Уже при жизни его имя было хорошо известно верующим далеко за пределами Сербии. Но личность Патриарха Павла настолько масштабна и глубока, что еще долго мы будем узнавать о нем что-то новое. В издательстве ПСТГУ выходит книга «Будем людьми!». Ее автор — известный в Сербии журналист, Йован Янич, неоднократно имевший продожительные беседы со Святейшим. Это жизнеописание неоднократно выходило в Сербии (еще при жизни Патриарха Павла) и стало там несомненным бестселлером, а теперь пришло время и для русского издания. Здесь мы публикуем некоторые фрагменты из него.

***
…исполнять патриаршее служение ему выпало в один из самых тяжелых периодов сербской истории: в период войн, нажима и ультиматумов со стороны могущественных внешних сил, внутреннего брожения и материального оскудения, в то время, когда едва ли не все самое святое оказалось под ударом…

В такой ситуации патриарх — молитвами, просьбами, поучениями, призывами и везде, где это было возможно, своим личным участием — делал все от него зависящее, призывая и других делать столько, сколько было в их силах. Он противостоял злу, с какой бы стороны оно ни исходило, призывал к благоразумию и местных, и иностранных участников развернувшейся драмы. Он подчеркивал, что «под солнцем довольно места для всех» и что «мир одинаково нужен всем, и нам, и врагам нашим». Часто цитировал слова матери Ефросиньи из сербской народной песни: «Не говори, дитя, плохо, ни вслед за бабушкой, ни за дядьями, а говори по правде Бога Истинного. Лучше тебе головы лишиться, чем грехом душу осквернить». А еще предостерегал такими словами: «Мы обязаны и в самой тяжелой ситуации поступать как люди, и нет того интереса, ни национального, ни личного, который бы мог послужить для нас предлогом вести себя как нелюди».

Его часто повторяемые слова — «Будем людьми» — знали даже дети, которые, любя, прозвали его «Патриарх Павел — Будем Людьми»!


В монастыре Раваница, 1994 г.

* * *
«Тогда, на третьем году обучения в семинарии, а это был поздний подростковый период, пришла мне на ум мысль: если Бог наперед знает, что я стану убийцей, игроком или неизвестно каким грешником, могу ли я им не стать? Если не стану, то знание Его ничего не стоит, а если стану — то где же здесь свобода? Сильно меня мучил этот вопрос, и нужен мне был на него ответ. Но довериться кому-нибудь из товарищей — нет уверенности, что получу ответ, ибо их подобные вопросы не интересуют; обратиться к кому-то из преподавателей — тоже не подходит, скажут: вот еретик какой-то, кто его знает…

В таком возрасте вам что угодно может прийти в голову, поэтому я долго носил в себе этот вопрос, пока не наткнулся на ответ у блаженного Августина, который все это объясняет понятием времени. Время, говорит он, — лишь длительность, у которой есть прошлое, настоящее и будущее. Прошлое уже было — его нет; будущее будет — и его нет, а что есть? Есть настоящее, но и его почти нет, оно — точка соприкосновения между прошлым и будущим, в которой будущее постоянно переходит в прошлое. Время действительно для тварных существ, материи, вселенной и тем более для нас, для людей. Мы живем и воспринимаем в категориях времени, пространства и количества. Но для Бога все это не имеет значения. Для Него нет ни прошлого, ни будущего, а существует только вечное настоящее, так что когда мы говорим, что нечто произойдет, это и происходит для нас, но не для Него. И это решило для меня всю проблему. Если бы не это, на моей учебе в семинарии можно было бы поставить точку».

* * *
Был он истинным духовным пастырем. И потому сам оказался «на мушке» албанских хулиганов и всех тех, кто ополчался против христианских и сербских символов в Косово и Метохии. Его ругали на улице, оскорбляли и унижали, однажды выбросили из автобуса…

Произошел и такой случай. Зимой, 25 января 1977 года, около половины шестого вечера владыка Павел, как обычно, пошел на почту в Призрене, чтобы лично отправить письма. Проходя мимо отеля «Теранда», он услышал, как за ним кто-то бежит, но не стал оглядываться. И вот парнишка 15–16 лет на бегу дернул его за бороду, выговорив с ненавистью: «Ах ты, поп». Владыка сочувственно посмотрел на него и продолжил свой путь. У входа на почту тот же парень снова подбежал к нему и ударил его кулаком по голове. Владыка Павел заявил об этом происшествии в полицию. Было задержано несколько парней, потом его пригласили опознать нападавшего. Владыка сразу его узнал, но не показал на него — оставил все, что он сделал, на его же совести.
Владыка Павел избегал рассказывать о своих несчастьях, но регулярно ставил в известность церковные и государственные власти о стеснениях, которые терпели его монахи, священники и верный народ. Так, например, в одном из сообщений Архиерейскому Синоду в январе 1981 года он пишет: «В Призрене, когда священники проходят с похоронной процессией мимо специализированных учебных заведений, особенно высшего педагогического училища, учащиеся, и не в одиночку, а хором, выкрикивают оскорбительные слова и ругательства, а иногда бросаются в священников и камнями».

* * *
Однажды и сам Милошевич посетил Патриархию. Однако в тот раз из-за некоторых своих политических взглядов он подвергся острой критике со стороны отдельных владык, так что больше никогда и шагу не сделал в Патриаршую резиденцию. Патриарх высказал порицание этим владыкам в связи с такими их нападками:

— То, что ему тогда было сказано, должно было сказать так, как приличествует и хозяину, и гостю: чтобы слова были мягкими, а доказательства твердыми. Не иначе. Во всяком случае, правду говорить нужно, но не стоит при этом подражать плохому носильщику, который, перенося тяжести, не может обойтись, чтобы кого-нибудь не задеть, не ударить по голове или тому подобного.


Отеческая просьба к сербам на охваченной войной территории. 1992 год. (Патриарх лично отпечатал это письмо на механической пишущей машинке и собственноручно его поправил).

* * *
«Знаете, есть всего две возможности: или Бог существует, или не существует. А это, другими словами, значит: или есть смысл у нашего существования, или нет. Люди под натиском материализма дошли до такой ситуации, чтобы немного глубже поразмыслить, есть этот смысл или нет. Согласно Достоевскому нет ничего важнее хлеба. Кто даст тебе хлеба, за тем ты и пойдешь. Но если кто завладеет твоим сознанием, ты отбросишь хлеб и пойдешь за тем, кто убедит тебя в смысле и цели твоего существования. Человек скорее решится на самоубийство, чем на жизнь без смысла».

* * *
— Ваше Святейшество, все, что происходило с Сербией в ХХ веке, и все, что происходит сейчас, не есть ли это, как сказали бы некоторые, Божья кара, предостережение или новое искушение?
— Разумеется, вне всякого сомнения, существуют наши собственные грехи, за которые мы страдаем, однако существуют и враги, которые беззастенчиво набрасываются на нас и которые чернят нас как нелюдей в глазах всего мира. Есть вина у нас, что есть, то есть, но есть она и у другого!

Если то, что с нами происходит, мы понимаем как предупреждение, задумываемся, что и как мы делаем, то хорошо, а если не примем этого во внимание и не осознаем, то последует наказание, и уж тогда нам придется опомниться. Наше дело — устроить так, чтобы те, кто придет после нас, жили бы спокойнее, свободней и праведнее, чем живем мы сами.

Человек должен противостоять злу, но никогда не должен делать это как нелюдь.

Несколько лет назад «шиптары»* заложили в трубу под дорогой большое количество взрывчатки и подсоединили к ней электрический провод, чтобы привести в действие с расстояния шестидесяти метров, зная, что там пройдут два автобуса с сербскими женщинами, которые были изгнаны из Косово и Метохии и теперь приехали, чтобы в задушницу** зажечь свечи на могилах своих покойников. Пропустили международную полицию, которая обеспечивала сопровождение, и, как только появился первый автобус, привели заряд в действие. Тринадцать пассажиров автобуса погибли на месте. Я был на отпевании. Если бы взорвали чуть попозже, никто бы из шестидесяти человек в том автобусе не выжил.

Зачем им это потребовалось?! Знали же, что в автобусе нет ни военных, ни пулеметов, ни пушек… Только заплаканные женщины, собиравшиеся зажечь свечи по своим самым любимым! Если бы, не дай Бог, от меня бы потребовалось — не сейчас, а когда был я помоложе — привести в действие заряд, когда поедут «шиптарки» или кто-нибудь другой, а если откажусь, то сам попаду к ним, в автобус… Что бы я тогда выбрал? Однако знаю, что именно я должен был бы выбрать. Ни в коем случае не смеем мы ни отвечать на это, ни, тем более, сами творить подобное. Защищаться должны, но не как нелюди.


На площади перед собором Св. Саввы во время отпевания Святейшего Павла.
Прощаться с патриархом пришли более миллиона человек… Такого собрания людей сербская столица не видела никогда.

* * *
«ИБог не может спасти того, кто сам не хочет спастись, ибо это было бы насилием, а Бог не способен на насилие, как не способен Он ни на ложь, ни на неправду. Насилие, ложь и неправда суть не могущество, но беспомощность. Это прекрасно объясняет св. Василий Великий в IV веке, когда говорит, что истина, правда, любовь, добро содержат в себе бытие, существование, сущность. Тогда как, напротив, ложь, неправда, несправедливость, насилие и ненависть в себе никакой собственной сущности не имеют. Все их существование — в отрицании истины, правды и любви. Нет лжи без истины, но есть истина без лжи. Когда мы с истиной, правдой и любовью, и в нас самих становится все больше сущности, существования».

* * *
Летом 1992 года, совершая дело восстановления канонического единства между Сербской Православной Церковью и ее отделившимися (американскими) епархиями, переезжая с одного конца Америки на другой, из Лос-Анджелеса в Чикаго, Его Святейшество патриарх Сербский Павел подвернул мантию и вошел в воды Тихого океана. Постоял так некоторое время, всматриваясь вдаль и временами молитвенно возводя свой взгляд к небу, а после нагнулся и достал из воды два белых камешка. Поцеловал их и положил в карман, потом перекрестился и пошел к автомобилям, которые ожидали его неподалеку. Один из агентов ФБР, обеспечивавших его безопасность, изумленный набожностью этого кроткого невысокого человека и, очевидно, его смирением и высотой духа, опустился на колени и поцеловал сербскому патриарху руку, произнеся при этом: «Да это же настоящий живой святой»!

* * *
«Согласно материалистическому пониманию и позиции человек есть только тело, земля — души нет. Душа, говорят некоторые, приводя в пример автомобиль, это как всякое колесико, которое находится на своем месте и благодаря которому этот автомобиль работает. Говорят, если нет одного из таких колесиков, нет и души. Не-ет, для нас все не так. Для нас душа — домохозяин в теле. Мы не отрицаем тела, не говорим, что мы не есть тело, но говорим, что мы еще и душа. Тело — это как здание, дом, в котором живет его хозяин, а душа есть то, что делает нас личностями…»

* * *
… осенью 2004 года, на 91-м году жизни, он решил отправиться в Австралию, чтобы посетить тамошнюю паству и освятить земельный участок в 87 гектаров, приобретенный Сербской Православной Церковью для строительства колледжа имени св. Саввы, в котором бы учились вместе с сербскими детьми дети русского, греческого и иного происхождения. Некоторые из владык пытались его отговорить, указывая, как трудно будет ему выдержать столь долгую дорогу. А патриарх остроумно ответил на это: «Мне-то ничего, а вот что будет с моими спутниками…»

Он и в самом деле отправился в Австралию, стремясь сделать свой двухнедельный визит как можно более содержательным в миссионерском отношении. По возвращении в Белград, проведя в самолете 22 часа, сразу отправился на бдение в соборную церковь. Затем около двух часов чинил вручную свою износившуюся мантию, а уже на следующее утро, 14 ноября 2004 года, около шести часов, отправился с трехдневным визитом в Москву.

Патриарх Московский и всея Руси Алексий II обычно встречал гостей в своей резиденции, чаще всего в московском Свято-Даниловом монастыре, но когда с визитом прибывал патриарх Сербский Павел, делал исключение: сам ехал, чтобы встретить его еще в аэропорту. Так поступил он и на этот раз, встретив его прямо на летном поле.

Потом, после официального приема, на котором присутствовали некоторые высшие официальные лица России и Сербии, русский патриарх, зная, что его дорогой гость еще вчера был на другом континенте, немного в шутку спросил у патриарха Павла:
— Ваше Святейшество, Вы были в дороге, и такой далекой, а сейчас Вы уже здесь. Не заглянули ли Вы случайно и в Новую Зеландию, ведь и там есть наши, православные люди?
— Ваше Святейшество, в этот раз нет, но в следующие 90 лет я это обязательно сделаю! — ответил в том же духе патриарх Сербский.


Фото предоставлены издательством ПСТГУ

* * *
… Он делает все, чтобы облегчить людские муки и страдания. Где только может, спешит на помощь. Так, однажды в военные годы, увидев из окна своей комнаты в Патриаршей резиденции, как на улице мокнет под дождем группа беженцев, он спустился вниз, открыл большие дубовые ворота и пригласил всех войти внутрь. На замечания своих ближайших сотрудников, что так мог войти и кто-нибудь неблагонамеренный, он простодушно ответил: «А как я могу спать наверху, в тепле, когда здесь дети мокнут на улице?»
Всегда беря на себя часть бремени, даже чужого, он спрашивал: «Пассивным и даже деловым отношением священства к пастве не отталкиваем ли мы от себя народ, который все видит, вместо того, чтобы привлекать его?» А затем записал следующее: «Будь у меня возможность, Воскресший Бог мне свидетель, я бы стоял перед церквями, больницами, да и перед шикарными залами для банкетов и модной роскоши и лично бы просил за наших страждущих братьев, сестер, детей. Каждому из нас следовало бы активно противодействовать всей этой наглой алчности, которая так часто бросается в глаза в общественных местах, а не только отчаиваться и ужасаться тому, что грубое и дерзкое бесстыдство царит вокруг».

* * *
«…Я не знаю, было ли так важно для свв. апостолов, кто из них будет сидеть рядом с Иудой, а кто не будет, однако знаю, что для них было важно, кто станет Иудой, а кто нет. Принцип этот должен быть важен и для меня, и для Вас, а с кем рядом будем мы сидеть в трамвае, троллейбусе или самолете, у нас не всегда есть возможность выбирать. Но кем будем мы сами, людьми или нелюдями, это зависит от каждого из нас».

* «Шиптары» (серб. шиптари) — принятое среди сербов и других южных славян обиходное обозначение для албанцев, самоназвание которых «шкиптар». — Ред.
** Задушницы — поминальные дни в народном календаре православных южных славян, включая сербов. — Ред.

Егор Агафонов,
редактор издательства ПСТГУ

Осуществимость Евангелия

Жизнь Патриарха Павла Сербского удивительна. Еще при жизни многие называли его настоящим подвижником и молитвенником, любвеобильным пастырем и свидетелем Христовой любви. Но поразительнее всего в нем не подвижничество само по себе, а невероятное сочетание его поистине евангельской святости с тем служением, которое выпало ему нести. Ему достался тяжелейший крест возглавить Сербскую Церковь в годы катастрофического распада Югославии, в годы жестокой межнациональной розни и сражений «всех против всех». И как тут было не поддаться самому очевидному, как будто самому «оправданному» искушению — сострадать своему народу, обличая его врагов (а мы хорошо помним, как однозначно — и полностью противоположно! — расставлялись акценты в восприятии югославской трагедии со всех сторон).

Но эта логика поступков, такая ясная и понятная, все же не была бы логикой евангельской, требующей покаяния в своих грехах и милосердия к врагам. И патриарх Павел не изменил своей «программе», не уступил в своей жизни ни йоты чудищу церковного прагматизма, всегда призывая всех хранить себя от греха, быть и оставаться людьми любой ценой, даже ценой потери своего государства, своей земли, своего дома. «Я заявляю — если бы ради сохранения Великой Сербии требовалось преступление, я никогда не дал бы на это согласие. Пусть исчезнет тогда Великая Сербия. Если бы таким образом требовалось сохранить и малую Сербию, я не дал бы согласие и на это — пусть исчезнет и малая Сербия, только чтобы не было крови. Нет, такой ценой — нет! Если бы такой ценой надо было бы сохранить последнего серба, и я сам бы был этим последним сербом, не было бы моего согласия!»

Чудо жизни Патриарха Павла в том, что он выполнил свою «евангельскую» программу — там и тогда, когда это представлялось немыслимым. И не почувствовать, не увидеть этого было невозможно — потому и склонялись перед его нравственным величием и друзья, и враги Сербии.

А в народной книге памяти — книге соболезнований после его кончины среди множества искренних и сердечных слов прощания есть и такие слова: «Если бы кто произнес слово “христианин”, первая наша мысль была бы о тебе». Это стоит дорогого, такое признание. Христианство проповедуется не словом единым, но жизнью, глазами, ароматом святости. И расслышать, увидеть в жизни этого святого наших дней призыв и пример так необходимо для нас, не всегда имеющих в жизни такое счастье — встретить человека, для которого Евангелие — осуществимо.

Йован Янич. «Будем людьми!»: Жизнь и слово патриарха Павла
Пер. с серб. П. Е. и Н. В. Лукиных. — М.: Православный Свято-Тихоновский гуманитарный университет, 2010. — 352 с.

Патриарх Павел Сербский о кризисных временах: 10 цитат

Актуальные наставления.

Любовь к собственному народу, которая была бы слепа к неправде и преступлениям, не является любовью. Подлинная любовь к собственному народу означает, что есть в ней место и для всякого другого народа.

Не нужно стесняться никакой работы. И самый грязный труд не может нас унизить. Унижает нас только грех .

Нужно прежде всего построить мир в самом себе, а затем — вокруг себя. Если построим мир в себе, поистине построим его и вокруг себя.

Ум дает нам свет, он — наше внутреннее око, но он холоден. А доброта теплая, но слепая. Вот и установить бы равновесие в развитии ума и доброты, в этом все дело. Иначе ум без доброты переходит в злобу, а доброта без ума — в глупость.

Наше счастье было в том, что во все кризисные времена всегда находились люди, которые доросли до своего времени и задач.

Граница зла и добра не проходит между расами, народами и верами, но пересекает всякое сердце человеческое.

Человек должен противостоять злу, но никогда не должен делать это как нелюдь.

Человек не может выбирать ни время, ни место, когда и где ему родиться, ни условия, в которых ему предстоит жить. Это не зависит от нас. Но то, что от нас зависит и чего от нас ждут, состоит в том, чтобы быть людьми — всегда и везде. При всех условиях и всех обстоятельствах.

Время созидает и разрушает, а дела любви остаются и превосходят время, в которое мы призваны свидетельствовать, каждый по своему призванию, но всегда как люди и никогда — как нелюди.

Невозможно нам оправдываться и говорить, что, если было бы какое-нибудь более удачное время, и мы были бы удачливее. И в лучшие времена можем потерять и достоинство, и душу, а и в худшее время и в самых тяжелых обстоятельствах можем сохранить и достоинство, и душу.

«Жизнь и слово Патриарха Павла»

Павел (патриарх Сербский)

В Википедии есть статьи о других людях с именем Павел.

Патриарх Павел

Патријарх Павле

44-й Архиепископ Печский, Митрополит Белградско-Карловацкий, Патриарх Сербский

1 декабря 1990 — 15 ноября 2009

Интронизация

2 декабря 1990

Церковь

Сербская православная церковь

Предшественник

Патриарх Герман

Преемник

Патриарх Ириней

Епископ Рашско-Призренский

22 сентября 1957 — 2 декабря 1990

Избрание

29 мая 1957

Предшественник

Владимир (Райич)

Преемник

Артемий (Радосавлевич)

Образование

Белградский университет

Учёная степень

доктор богословия

Имя при рождении

Гойко Стойчевич

Оригинал имени при рождении

Гојко Стојчевић

Рождение

11 сентября 1914
Кучанци, Славония, Австро-Венгрия

Смерть

15 ноября 2009 (95 лет)
Белград, Сербия

Похоронен

  • монастырь Раковица

Принятие священного сана

Принятие монашества

7 апреля 1948

Епископская хиротония

29 мая 1957

Автограф

Награды

Медиафайлы на Викискладе

Патриа́рх Па́вел (серб. Патријарх Павле, в миру Гойко Стойчевич, серб. Гојко Стојчевић; 11 сентября 1914, деревня Кучанци, Славония, Австро-Венгрия — 15 ноября 2009, Белград, Сербия) — епископ Сербской Православной Церкви; с 2 декабря 1990 года Архиепископ Печский, Митрополит Белградский-Карловачский, Патриарх Сербский. Был известен своим аскетическим и нестяжательным образом жизни, не имел личного транспорта, отказывался от материальных благ и пожертвований.

Биография

Детство и образование

Родился 11 сентября 1914 года на праздник Усекновения главы Иоанна Крестителя в деревне Кучанци недалеко от Доньи-Михольяц в Славонии в крестьянской семье.

Окончил гимназию в Белграде и шестиразрядную семинарию в Сараеве; учился на Богословском факультете в Белграде.

Рано остался без попечения родителей: отец Стефан, серб по национальности, уехал работать в США, где заболел туберкулёзом и вернулся домой умирать. Гойко тогда не было и трёх лет; только что родился брат. Мать Анна, хорватка по национальности, спустя год после смерти отца, вышла замуж и вскоре умерла во время родов, брат и Гойко остались с бабушкой и тёткой. Заботы о воспитании Гойко взяла на себя тётя.

Моё ощущение материнской любви связано с тёткой, которая заменила мне мать и я помню её безграничную любовь, думаю, что когда умру, первой встречу её, а потом остальных.

Поскольку Гойко был очень слабым, больным ребёнком, его освободили от сельских забот и позволили получать образование.

Начальную школу окончил в родной деревне. Затем последовал переезд в Тузлу для обучения в средней школе с 1925 по 1929 годы, где одним из друзей молодости стал Меша Селимович.

Хотя, он был по его словам склонен к техническим наукам («предметам, не требующим запоминания, как то математика и физика»), а по Катехизису имел низкую оценку, под влиянием родственников, выбор был сделан в пользу духовной семинарии. Обучался в шестилетней семинарии в Сараево с 1930 по 1936 год. Позднее обучался на Богословском факультете Белградской духовной академии, хотя в начале поступил на медицинский факультет. Одно время был старостой студентов Богословского факультета.

Перед войной был секретарём министра церковных дел Воислава Янича. В 1940 году вступил в армию военным медиком в Заечаре. Во время немецкой оккупации жил вначале в Славонии, затем возвратился в Белград.

Церковное служение

В 1941—1942 годах жил в Белграде, работал прорабом по расчистке руин.

Слабое здоровье привело его в Троицкий монастырь на Овчаре, где пережил времена болгарской оккупации. В 1943 году работал в качестве педагога и вероучителя детей беженцев в Бане-Ковиляче. Врачи обнаружили у него туберкулёз, прогноз был пессимистическим. Оттуда он направился в монастырь Вуян в селе Прислоница, где он оставался до 1945 года. В монастыре произошло выздоровление, что побудило его в 1946 году стать послушником. 7 апреля 1948 года он принял монашеский постриг, а вскоре был хиротонисан во иеродиакона.

С 1949 по 1955 год был насельником монастыря Рача; в 1950/1951 учебном году был суплентом Призренской семинарии св. Кирилла и Мефодия. В 1954 году был рукоположен в иеромонаха; в 1957 возведён в сан архимандрита. С 1955 по 1957 год был аспирантом кафедры Нового Завета и Литургики на Богословском Факультете в Афинах, где защитился со степенью доктора богословия. Согласно одной из легенд, когда один из сановников сербской церкви вопрошал о новом аспиранте Афинского университета, то получил следующий ответ: «Если бы наша Греческая Церковь имела хотя бы пять таких священников, как ваш Павел, то не боялась бы за своё будущее, но была бы самой сильной Церковью в мире».

Епископ Рашко-Призренский

На очередном заседании 29 мая 1957 года, Святейший Синод Сербской Православной Церкви отметил молодого доктора богословия, и избрал его епископом Рашко-Призренским. Эта новость настигла его во время паломнической поездки в Иерусалим.

Хиротония была совершена 22 сентября 1957 года в Белградском кафедральном соборе группой епископов во главе с патриархом Викентием (Продановым). На кафедру епископа Рашко-Призренского был возведён 13 октября того же года в кафедральном соборе Призрена.

Как предстоятель Рашко-Призренской епархии организовывал строительство новых храмов и работы по реставрации и сохранению православных святынь Косова и Метохии.

Во главе Рашко-Призренской епархии строил новые церкви, обновлял ветхие и порушенные. Заботился о Призренской семинарии, где иногда проводил лекции по церковному пению и славянскому языку. Постоянно путешествовал по епархии для служения. Епархией управлял в одиночестве, не имея ни сотрудников, ни секретаря, ни автомобиля. Передвигался либо пешком, либо на общественном транспорте.

Как епископ Рашко-Призренский, выступал в ООН по вопросу о межэтнических отношениях в Косове и Метохии, где в этот период крайне остро стояла проблема межэтнических отношений. Многочисленные биографии и свидетельства утверждают о повседневной борьбе сербов Косова и Метохии за свои национальные права. Павел пишет к властям Церкви и государства, призывая их посетить отдалённые церкви и монастыри края, выработать политику, которая смогла бы предотвратить конфликт. О том, что он лично переносит запугивания и притеснения со стороны албанцев, епископ Павел не говорил никогда. Никакой реакции государственных органов на обращения и письма не последовало.

Патриаршество

В ноябре 1990 года решением Священного Архиерейского Собора Сербской Церкви, после восьми кругов неудачного голосования, Павел был избран предстоятелем Церкви на место заболевшего Патриарха Германа. Конверт с его именем вытянул архимандрит Антоний Джорджевич, настоятель монастыря Троноша.

Интронизация патриарха Павла состоялась 2 декабря 1990 года в Соборной церкви в Белграде, а по древней традиции только 2 мая 1994 года на исторический трон печских Патриархов в Печской Патриархии.

Мои силы слабы, вы все это знаете. Я на них не надеюсь. Надеюсь на вашу помощь, говорю и повторяю, на помощь Божью, которой Он меня до сих пор поддерживал. Пусть будет Богу во славу и на пользу Его Церкви и нашему многострадальному народу в эти тяжелые времена.

— Из обращения к выборному Собору Патриарха Павла

За время, прошедшее с начала патриаршества возобновлены и открыты новые епархии и семинарии (Цетинская — 1992 год, Крагуеваце и Духовная Академия святого Василия Острожского в Фоче — 1997 год). Также была создана информационная служба Сербской Православной Церкви.

Патриарх Павел освящает церковь Святых Кирилла Мефодия в Любляне. 2005 год

Павел стал на момент своего избрания старейшим среди сербских Патриархов, он был избран Патриархом в 76 лет (его преемник, Патриарх Ириней, избран в 79 лет). Посетил все континенты и все епархии Сербской Церкви. На 91-м году жизни ездил в Австралию на две недели. Посетил и большинство Поместных Православных Церквей, а также многие европейские страны и страны других регионов мира.

Патриарх Сербский Павел в течение многих лет был председателем Комиссии Священного Синода по переводу Нового Завета, данный перевод является первым переводом, который был официально утверждён церковью, и опубликован в 1984 году, и переиздавался в 1990-х годах. Кроме того, он был президентом литургической комиссии Священного Синода, которой был подготовлен и издан Служебник на сербском языке.

Во время гражданской войны в Югославии Павел посещал Хорватию и Боснию. Патриарх участвовал в мирном процессе, призывая воюющие стороны к урегулированию конфликта. В 1991 году митрополит Загребский и Люблянский Йован организовывал встречи Павла и католического кардинала Франьо Кухарича. Патриарх Павел встречался также и с президентом Хорватии Франьо Туджманом.

С 13 ноября 2007 года находился на стационарном лечении в госпитале Военно-медицинской академии Белграда.

Ввиду плохого состояния его здоровья, открывшийся 15 мая 2008 года в Белграде Архиерейский Собор Сербской Православной Церкви постановил временно передать функции Предстоятеля Священному Синоду во главе с митрополитом Черногорским и Приморским Амфилохием (Радович Ристо).

11 ноября 2008 года открылось заседание Архиерейского Собора, на котором рассматривался вопрос о возможности избрания нового Предстоятеля Церкви: первым пунктом повестки Собора было рассмотрение прошения Патриарха Павла от 8 ноября о его отставке в связи с болезнью и преклонным возрастом. Собор не принял отставку Патриарха Павла; 12 ноября было принято решение, что Синод продолжит исполнять Патриаршие функции, более широкие полномочия будут предоставлены председателю Синода митрополиту Амфилохию. На следующий день, 13 ноября 2008 года, официально сообщалось, что Патриарх Сербский Павел после встречи с иерархами согласился остаться главой Сербской Православной Церкви.

Кончина и погребение

Могила Патриарха Павла в монастыре Раковица

Патриарх Павел скончался в 10.45 утра 15 ноября 2009 года после принятия Святых Таин в Военно-медицинской академии в Белграде. Гроб с телом был перенесён в собор Святого Архангела Михаила в Белграде, где доступ к нему был открыт круглосуточно. Очередь к гробу не иссякала день и ночь, вплоть до утра 19 ноября; в стране был объявлен трёхдневный траур (16, 17 и 18 ноября), день похорон объявлен нерабочим днём.

Утром 19 ноября прибывший в Белград в связи с кончиной предстоятеля Сербской Церкви патриарх Константинопольский Варфоломей возглавил заупокойную литургию. В 9.50 утра гроб с телом был вынесен из собора и на машине, при огромном стечении народа, доставлен в храм Святого Саввы на Врачаре, где около 11 часов началось отпевание, которое возглавил патриарх Варфоломей в сослужении митрополита Черногорско-Приморского Амфилохия (Радовича) и иных.

После отпевания траурная процессия направилась в монастырь Раковица, где покойный завещал себя похоронить. В 14 часов тело Патриарха было предано земле рядом с могилой патриарха Димитрия в присутствии президента Сербии Бориса Тадича, бывшего премьер-министра Воислава Коштуницы, премьер-министра Республики Сербской Милорада Додика; согласно воле покойного, фото- и видеосъёмка не велась.

Известные цитаты

  • Мы не выбираем ни страну, где родимся, ни народ, в котором родимся, ни время, в котором родимся, но выбираем одно: быть людьми или нелюдями.
  • Когда человек рождается в мир, все радуются, а он один плачет. Но нужно прожить жизнь так, чтобы по кончине человека все о нём плакали, а он один радовался.
  • Если архиереи, зная заповедь Спасителя о нестяжательстве, имеют такие машины, то какие же машины у них были бы, если бы этой заповеди не было?.
  • Видите, какие у меня хорошие ботинки? Я их нашел возле урны, когда шел в патриархию. Кто-то выбросил, а ведь это настоящая кожа. Я их немного подшил — и вот, они еще долго смогут послужить.

Награды

Государственные награды

  • Орден Неманьи I степени (Государственный Союз Сербии и Черногории, 9 сентября 2004 год)

Конфессиональные награды

  • Орден святого равноапостольного великого князя Владимира I степени (РПЦ, 15 ноября 2004 года)

Иные награды

  • Орден Звезды Карагеоргия I степени (Сербский королевский дом, 15 февраля 2007 года)
  • Премия «За выдающуюся деятельность по укреплению единства православных народов» (Международный Фонд единства православных народов (Россия), 21 января 2002 года)
  • Орден Достоинства (Международная лига защиты человеческого достоинства и безопасности (Россия), 2009 год)

Примечания

  1. Четыре истории о Сербском патриархе Павле | Милосердие.ru (рус.), Милосердие.ru (11 сентября 2014). Дата обращения 6 февраля 2017.
  2. Животопис Патријарха Српского г. Павла (серб.)
  3. Деян Мирович. Патриарх Павел как символ сербского патриотизма. Srpska.ru (9 декабря 2009). Дата обращения 1 сентября 2012. Архивировано 19 октября 2012 года.
  4. The Catholic Church and Croatia’s Two Transitions (англ.). Biblicalstudies.org.uk (19 декабря 1991). Дата обращения 1 сентября 2012. Архивировано 19 октября 2012 года.
  5. Патриарх Павел освобожден от обязанностей предстоятеля Сербской церкви Интерфакс 19 мая 2008 г.
  6. Собор Сербской Православной Церкви рассматривает прошение Патриарха Павла об отставке На официальном сайте МП 11 ноября 2008 г.
  7. Одлука Светог Архијерејског Сабора Српске Православне Цркве о повлачењу Патријарха српског из активне службе Сообщение на официальном сайте Сербской Церкви 12 ноября 2008 г.
  8. Сербский Патриарх Павел остается на своем посту NEWSru 12 ноября 2008 г.
  9. Патриарх Павел согласился остаться во главе Сербской Церкви Благовест-инфо 13 ноября 2008 г.
  10. Скончался глава Сербской православной церкви. Би-Би-Си (15 ноября 2009). — В воскресенье утром в белградской больнице на 96-м году жизни скончался глава православной церкви Сербии патриарх Павел. Дата обращения 15 ноября 2009. Архивировано 13 марта 2012 года.
  11. Умер предстоятель Сербской православной церкви
  12. Преминуо патријарх српски Павле
  13. Сербия простилась с Патриархом Павлом На официальном сайте МП, 19 ноября 2009.
  14. Сахрањен патријарх српски Павле
  15. «Следует жить так, чтобы, когда человек умрет, весь мир плакал, а только он радовался». О Сербском патриархе Павле
  16. «СЕРБЫ, У ВАС СВЯТОЙ ПАТРИАРХ»
  17. ПАВЕЛ (СТОЙЧЕВИЧ)
  18. 18 879 11 09 2014 / Юрий МАКСИМОВ. Четыре истории о Сербском патриархе Павле (рус.) (неопр.) ?. Милосердие.ru (11 сентября 2014). Дата обращения 7 августа 2019.
  19. Патриарх Сербский Павел награждён высшей государственной наградой в связи с 90-летием
  20. ПАТРИАРХ СЕРБСКИЙ ПАВЕЛ НАГРАЖДён ОРДЕНОМ РУССКОЙ ПРАВОСЛАВНОЙ ЦЕРКВИ
  21. Житије Патријарха Павла
  22. Состоялись переговоры Предстоятелей Русской и Сербской Православных Церквей
  23. СВЯТЕЙШИЙ ПАТРИАРХ СЕРБСКИЙ ПАВЕЛ НАГРАЖДён ОРДЕНОМ ДОСТОИНСТВА

Литература

Янич, Йован. Павел, Патриарх Сербский. «Будем людьми!» Жизнь и слово Патриарха Павла / Пер. П. Лукин, Н. Лукина, С. Луганская. — М.: Эксмо, 2014. — 512 с. — (Великое в малом). — 4000 экз. — ISBN 978-5-699-72934-0.

Ссылки

  • Павел, патриарх Сербский, архиепископ Печский, митрополит Белградо-Карловацкий (Стойчевич Гойко) На официальном сайте МП
  • Павел Круг. Церковный переворот на Балканах НГ Религии 21 мая 2008 г.
  • Почил о Господе Святейший Патриарх Сербский Павел // www.mospat.ru
  • Предстоятель Русской Православной Церкви направил соболезнование в связи с кончиной Святейшего Патриарха Сербского Павла
  • Патриарх Сербский Павел: жизнь в фотографиях // Православие и мир
  • Святейший Патриарх Сербский Павел // Православие.Ru

Павел Сербский: Непонятый патриарх

К 100-летию со дня рождения Святейшего Патриарха Павла Сербского.

Публикуем фрагменты вышедшей в издательстве Свято-Тихоновского университета книги Йована Янича «Будьте людьми».

Страдания, перенесенные им в бытность епископом Рашско-Призренским, нашли продолжение в виде разных других тягот, с которыми он столкнулся после своего переезда в Белград и вступления в должность сербского патриарха. Именно в то время начинался распад предшествующего государства (Социалистической Федеративной Республики Югославия), за чем последовали войны, разного рода давление и ультиматумы из-за рубежа, все более тяжелый экономический кризис, межпартийная борьба…

Коммунизм пал, но и в дальнейшем во многом сохранилось старое (сформировавшееся в то время) представление о месте и роли Церкви в обществе… Многие и дальше считали ее лишь некой «общественной организацией», которой принадлежит ровно столько места, сколько дозволяется государством.

В центре Белграда 9 марта 1991 года были организованы грандиозные демонстрации, которые в несколько ином виде будут продолжаться в течение нескольких следующих дней: на площади Теразия на демонстрации собирались сторонники оппозиции, а в районе Ушче — сторонники власти. Ситуация грозила дойти до столкновений. С импровизированной трибуны у «Теразийской чешмы» патриарх Павел обратился к собравшимся студентам:

«Братья, чада святого Саввы и славных предков наших, пришел я сюда с трона святого Саввы попросить Вас в интересах всего рода нашего, чтобы, имея в виду общий интерес в столь тяжких обстоятельствах и бедствиях народа нашего, мы обсуждали бы все эти вопросы наши там, где это следует делать, мирным образом и чтобы разошлись в мире…»

Его речь прервал чей-то свист, который, однако, сразу же прекратился.

«Пойду я и на ту, другую сторону, и их тоже попрошу в столь тяжких обстоятельствах разойтись… Все это наш народ. Разве нужно нам сегодня купаться в крови?!»

Потом слово взял актер Бранислав Лечич (который после событий 5 октября 2000 года станет министром культуры), недостойным образом обратившись к патриарху: «Просим Вас, отче, не напускайте заячьего страха на нас!»

И позже патриарх Павел часто будет вынужден просить и тех и других «снизить тон».

С непониманием сталкивался он и в самой Церкви. Перипетии военных действий (в Боснии и Герцеговине) привели к раздору между политическими лидерами по разные стороны Дрины. Необходимо было, в конце концов, заканчивать войну в Боснии и Герцеговине и в Хорватии, назначены были переговоры в Дейтоне. Руководители Республики Сербской (в Боснии и Герцеговине) и СР Югославия (Сербия и Черногория) не имели согласованной позиции. Возникла идея, что ее можно было бы достичь при посредничестве или в присутствии кого то, кто обладал бесспорным авторитетом для обеих сторон. Единственным, кто мог стать таким лицом, был патриарх Павел.

Переговоры велись в Добановцах, возле от Белграда. Патриарх просил, чтобы «взаимные разногласия были бы на время забыты» так, чтобы «после войны по-братски разобраться и простить друг друга, если есть за что» .

Достигнута была договоренность о совместной позиции на мирных переговорах, при этом обе стороны должны были выставить по три участника, с тем чтобы в случае разногласий между ними решающее слово принадлежало бы главе делегации — президенту Сербии Слободану Милошевичу. Все поставили свои подписи на этом соглашении, в самом конце, а в качестве свидетеля подписал его и патриарх Павел, посередине листа.

Некоторым владыкам это пришлось не по нраву. Епископ Рашско-Призренский Артемий пишет патриарху Павлу открытое письмо, в котором просит о «разрешении и разъяснении» некоторых его недоумений, в то же время заявляя свою позицию, что «единственная делегация», которая определена для переговоров в Дейтоне, есть «лишь пустая вывеска, за которой и посредством которой полная власть отдается одному-единственному человеку — Слободану Милошевичу, чтобы он своевластно и своевольно решал вопрос о дальнейшей судьбе всего сербского народа и всех территорий, на которых веками проживает этот народ» .

Ввиду подобного негодования в прессе даже рассматривалась возможность отставки патриарха… После завершения переговоров в Дейтоне и подписания окончательного мирного соглашения в Париже Архиерейский Собор СПЦ на своем внеочередном заседании

21 и 22 декабря того же 1995 года аннулирует подпись патриарха. В официальном заявлении, принятом на заседании высшего церковного органа, говорится: «…с учетом того, что Свято-Саввской, миротворческой ролью Его Святейшества патриарха г. Павла исключительно как свидетеля и примирителя братьев при подписании документа в связи с договоренностью народных представителей от 29 августа сего года злоупотребили и ошибочно ее истолковали, Святой Архиерейский Собор его подпись на этом соглашении считает ничего не значащей и Церковь ни к чему не обязывающей, ограждая себя от его последствий».

Несколько ранее Архиерейский Синод в одном из своих обращений, направленных ко «всем международным деятелям», пояснил, что подпись патриарха «ни в коем случае не означает, что он лично или Церковь вообще стоит за конкретными инициативами подписавшихся под документом лиц, или принимает как свое все то, что эта группа ответственных народных представителей или отдельные ее члены примут или решат в близком или отдаленном будущем.

Его Святейшество патриарх и по своим обязанностям первого пастыря и духовного отца, и по зову своей совести присутствовал на переговорах наиболее ответственных лиц из числа сербского народа в качестве свидетеля и морального гаранта, как это уже и было объявлено. Он, как и всегда, призвал братьев к примирению и единству, к общей ответственности за судьбу народа в эти решающие времена, что нашло отзыв и в их осознании серьезности момента и собственной ответственности.

Однако от самих ответственных представителей зависит, в какой мере будет уважена соборность решения, на них же ложится и ответственность за поступки и решения, которые они уже приняли и будут принимать в будущем. Ответственности с них никто не сможет ни снять, ни принять на себя, даже патриарх и Церковь, которую он представляет» .

Отдельные владыки и после того не оставили патриарха в покое. Два года спустя, в 1997 году, было «сконструировано» целое дело, посредством которого хотели продемонстрировать, как сербский первоиерарх якобы не проявляет достаточной заботы о церковном имуществе, и которое могло бы побудить его подать в отставку. Договор, в соответствии с которым Церковь сдала в аренду свечную фабрику в Сремских Карловцах одному из белградских предприятий, со стороны некоторых владык был представлен как договор о продаже.

Членам тогдашнего Синода был представлен некий юрист со стороны, который должен был дать именно такое толкование: с подписанием соглашения свечная фабрика подверглась отчуждению, а не передаче в аренду. Конечно, поскольку это был чисто юридический вопрос, не терпящий дву­смысленности, не потребовалось больших усилий, чтобы показать, насколько эти обвинения необоснованны. Вскоре после этого договор об аренде, который был исключительно выгоден для Церкви, был расторгнут, так что тенденциозность высказанных обвинений была подтверждена и таким образом.

«Спорная» свечная фабрика и сегодня остается в собственности Церкви.

Одновременно с этим, пока выдвигались подобные обвинения, отдельные владыки (из числа тогдашнего состава Синода) попытались взять на себя некоторые из прерогатив, относящихся к ве1дению патриарха, среди которых были и полномочия распорядителя счетов Патриархии. Поскольку речь шла о противоправном решении, естественно, оно не могло быть реализовано.

В то время, в конце 1997 года, случилось так, что патриарх серьезно заболел двусторонним воспалением легких. Он должен был отправиться на лечение в больницу имени св. Саввы рядом с центральным железнодорожным вокзалом в Белграде. Однако, невзирая на проблемы со здоровьем, он вынужден был покидать больницу и отправляться председательствовать на заседаниях Синода. А Синод заседал тогда два раза в неделю, по вторникам и четвергам, и только иногда один раз в неделю, по воскресеньям. Потом, по окончании заседания, патриарх возвращался на больничную койку.

И позднее, когда его возраст все более давал о себе знать, всякий раз, когда он заболевал, находился, к сожалению, кто-то из владык, им рукоположенных, кто, по причинам, известным лишь ему самому, ставил вопрос о его возможной отставке. Хотя на протяжении всего этого времени он был одной из фигур, пользовавшихся наибольшим доверием у сербского общества, и во всем мире его уважали как одного из самых великих духовников своего времени.

Из-за своей неуступчивости там, где для него не могло быть компромиссов, патриарх часто бывал неудобен и для государственной власти. В 1998 году праздновалось 800-летие Хиландара, сербского монастыря на Св. Горе. По такому случаю организаторы Международной книжной ярмарке в Белграде запланировали, что это самое значительное культурное мероприятие в Сербии откроет именно Его Святейшество патриарх Сербский Павел.

С его стороны согласие было получено. Но не согласие со стороны государственной власти. Как позже объяснял Огнен Лакичевич, директор Объединения издателей и книготорговцев Югославии, которое и выступало организатором этого мероприятия, к нему пришел некий высокопоставленный представитель власти и тоном, не терпящим возражений, заявил, что «патриарх не может открывать книжную ярмарку» .

После такого приказа, чтобы избежать нежелательных последствий, один из организаторов ярмарки, известный сербский издатель из Лозанны (Швейцария) Владимир Димитриевич прислал патриарху письмо с просьбой отказаться от предполагаемого выступления и от участия в открытии ярмарки. В полном виде это письмо гласит:

Ваше Святейшество,

Велика была наша радость узнать, что Вы откроете в этом году книжную ярмарку в Белграде.

Так, как Вы, никто бы не смог оказать честь знанию и книге в год, когда мы празднуем 800-летие нашего святого Хиландара.

Однако мои друзья, а также г-н Огнен Лакичевич, директор этой ярмарки, стали свидетелями недовольства и давления, почему и опасаются, как бы вокруг всего этого в нашей и без того отвратительной прессе не возникла полемика, способная повредить и книге, и ярмарке, и особенно Вам.

И я обеспокоен этими слухами. Поэтому прошу Вас ради блага всех нас воздержаться от этого выступления и от участия в открытии ярмарки.

Все мы желаем, чтобы Вы, как и всегда, были бы нашим святым и возвышенным пастырем. Мы должны беречь Вас, ибо Вы сейчас наша единственная точка отсчета.

Как только я буду в Белграде, приду Вас навестить.

Ваш во Христе

Владимир Димитриевич

Патриарх отказался, и ярмарку открыл украинский поэт Борис Олейник.

Еще чаще патриарх оказывался мишенью для неправительственных атеистических организаций.

В традиционном рождественском послании 1995 года патриарх Павел и архиереи СПЦ особенно указали на проблему «белой смерти» , на «эпидемию, которая охватила и сербский народ и грозит истреблением потомков св. Саввы», поскольку вследствие низкого прироста населения дошло до того, что в Сербии «больше могил, чем колыбелей». В рамках этого документа было указано и на недопустимость детоубийства, о котором говорилось как о «вопиющим грехе пред Богом», который происходит потому, что «матери зачинают, ибо это связано с наслаждением и страстью, но не желают рожать и растить детей, ибо это требует усилий, а они заботятся о своем удобстве».

Далее в этом послании говорится: «Грех пред Богом — отнять у человека жизнь. Еще больший грех — не позволить своему ребенку увидеть свет, чтобы его хотя бы солнце целовало. Когда отойдут пред Лице Всеправедного Судии те матери, кто не позволил своим детям родиться, встретят они этих детей там, наверху. И спросят они их печально, почему им этого не позволили».

Сразу же восстали организации женского лобби, протестуя, что таким образом будто бы «ущемляются права женщин свободно принимать решение о рождении, т. е. быть госпожами своего тела».

В письме с протестом они еще передавали патриарху, что «не станут рожать детей, которых Вы и Ваши единомышленники будете посылать в крестовые походы» .

Из канцелярии Его Святейшества последовал ответ: «Сербская церковь и патриарх Павел знают, что свобода, наряду с другими особенностями, которые делают человека личностью, существом высшим, чем все живое на земле, есть его неотчуждаемая решимость, т. е. способность делать то, чего желает Бог, или противоположное этому. Поэтому они ни за кем не оспаривают права быть господами своего тела. Но они знают и то, что свобода неминуемо включает в себя и ответственность, поскольку свобода без ответственности была бы недостойна человека, а ответственность без свободы недостойна Бога».

Еще говорилось, что «Сербской Церкви и патриарху Павлу известно и то, что для тех, для кого Бог не существует, приведенные слова не значат ничего, так что следует иметь в виду, что слова патриарха Павла и рождественского послания обращены не к ним, но к тем, для кого евангельские, Христовы слова — „глаголы вечной жизни“ (Ин. 6:68)».

Из-за этого вопроса, заботы о потомстве, патриарх Павел попал под удар со стороны сторонниц женского лобби и летом 2007 года. Глава СПЦ направил письмо премьер-министру Сербии Воиславу Коштунице с требованием к правительству запустить процедуру принятия закона об отмене налога на добавленную стоимость в отношении продуктов питания, одежды и других товаров для детей, указывая, что это стало бы конкретным шагом в сторону искоренения «белой смерти».

«Если уж отменяются или снижаются те же налоги на покупку первой квартиры, вычислительной техники и многих других товаров, что мы приветствуем, тогда просим Вас сделать все от Вас зависящее, чтобы окончательно отменить уплату налога на продукты питания, одежду и другие товары для детей», — наказывает патриарх.

И, зная жизнь своих верующих, объясняет, для чего это необходимо:

«Как только в доме появляется маленький ребенок, для молодых родителей начинаются и проблемы. Чтобы купить только самое необходимое — пеленки, чепчики, полотенца, чулочки, ванночку, детскую косметику, коляску, кроватку — нужно отдать самое меньшее две средние зарплаты» .

Эту просьбу осудила заместитель председателя партии Г17 плюс Ивана Дулич-Маркович, подчеркивая, что «ненормально, когда патриарх становится ультралиберальным экономистом».

«Здесь нет ничего общего с демократией, с институ­циями, с гражданскими инициативами. Если Вас что-то не устраивает, идите в церковь и молитесь Богу» , — провозгласила на избирательном собрании «Женской сети» своей партии госпожа Дулич-Маркович, бывшая вице-премьер правительства Сербии.

Несколько ранее, после принятия конституции Сербии 2006 года, некая лесбийская и гей-группа изготовила бесстыдный фотомонтаж с изображением патриарха и разместила его на сайте одной из телекомпаний, что1 должно было служить иллюстрацией к тексту с заголовком «Зачем нужно плевать в нацию?», где с пренебрежением говорилось о тех, кто голосовал за конституцию, в принятии которой огромную роль сыграл именно патриарх Павел, призвавший народ прийти на референдум, чтобы высказаться по этому вопросу.

Один деятель искусства из Вршца, вероятно для того, чтобы таким образом получить известность, изготовил скульптуру, представляющую патриарха Павла опрокинутым на пол и окруженным грудой камней… Однако в действительности он добился не эффекта провокации, к которому стремился, но презрения.

Такое «видение» патриарха Павла признания не получило.

Истории, ставшие притчами: почему Патриарх Павел носил старые башмаки

О том, что Патриарх Павел был очень близок к народу и народ его очень любит, свидетельствуют многочисленные истории. Особенно среди них много примеров аскетизма и нестяжательства сербского Патриарха.

Так, известно, что по городу он либо ходил пешком, либо ездил на общественном транспорте — среди людской давки без охраны, без сопровождающих лиц. Каждый мог подойти к нему и поговорить с ним. Одна из историй о нем, опубликованная в издании «Татьянин день», гласит, как однажды, подходя к зданию патриархии, святейший Павел заметил у входа много иномарок и поинтересовался, чьи это машины. Ему сказали, что это машины архиереев. На что патриарх с улыбкой сказал: «Если они, зная заповедь Спасителя о нестяжательстве, имеют такие машины, то какие же машины у них были бы, если бы этой заповеди не было?».

Известно, что предстоятель Сербской церкви всегда ходил в старых ботинках. «Татьянин день» рассказывает, как одна женщина попала на прием к патриарху. Обсуждая дело, она случайно посмотрела на ноги патриарха и пришла в ужас при виде его обуви — это были старые, некогда порванные, а затем заштопанные ботинки. Женщина подумала: «Какой позор для нас, сербов, что нашему патриарху приходится ходить в таком рванье, неужто никто не может подарить ему новую обувку?». Патриарх тут же с радостью сказал: «Видите, какие у меня хорошие ботинки? Я их нашел возле урны, когда шел в патриархию. Кто-то выбросил, а ведь это настоящая кожа. Я их немного подшил — и вот, они еще долго смогут послужить».

Другая женщина пришла в патриархию с требованием поговорить с предстоятелем Сербской церкви по неотложному делу. Во время аудиенции она рассказала, что этой ночью ей приснилась Богородица, которая велела принести патриарху денег, чтобы он мог купить себе новую обувь. И с этими словами посетительница протянула конверт с деньгами. Патриарх Павел, не беря конверта, спросил: «А в каком часу вы легли спать?» Женщина, удивившись, ответила: «Ну… где-то в одиннадцать». «Знаете, я лег позже, около четырех часов утра», — ответил патриарх, — «и мне тоже приснилась Богородица и просила передать Вам, чтобы Вы эти деньги забрали и отдали тем, кто в них действительно нуждается». И не взял денег.

Он не только мог отремонтировать любую обувь или даже сшить себе ботинки из старых женских сапог, если он видел, что у священника порвана ряса или фелонь, он говорит ему: «Принеси, я починю ее».

Он сам облачался перед службой и сам разоблачался после, сам стирал, гладил и чинил подрясник и рясу, сам исповедовал прихожан и сам причащал их. И питался так мало, как древние отцы-пустынники.

Однажды Патриарх Павел летел куда-то с визитом на самолете. Над морем самолет попал в зону турбулентности, его стало трясти. Молодой архиерей, сидевший рядом с патриархом, спросил, что он думает о том, если самолет сейчас упадет. Святейший Павел невозмутимо ответил: «В отношении себя лично я восприму это как акт справедливости: ведь в жизни я съел столько рыбок, что неудивительно, если теперь они съедят меня».

Родителей заменила тетка

Патриарх Сербский Павел (в миру — Стойчевич Гойко) родился 11 сентября 1914 года на праздник Усекновения главы Иоанна Предтечи в селе Кучанцы в Славонии (Югославия) в обычной крестьянской семье. Он очень рано остался без родителей.

«Отец, уехав на заработки в Америку, заболел туберкулезом и вернулся домой умирать, — цитирует интервью с ним издание «Православие и мир». — Мне тогда не было и трех лет; только что родился брат. Мать спустя несколько лет после смерти отца, вышла замуж и вскоре умерла, брат и я остались с бабушкой и теткой».

Так ощущение материнской любви для будущего Патриарха Сербского Павла навсегда оказалось связанным с теткой, которая заменила ему мать.

«Тетка нас любила, но за наши провинности мы знали и палку, — рассказывал он. — Хотелось бы заметить, что сегодняшняя система воспитания больна, неправильна, дети буквально оказываются в панцире родительской любви и заботы, не могут нормально развиваться. Убивается всякая инициатива, мальчики вырастают с психологией плюща, вместо того чтобы стать опорой для семьи, остаются своевольными и капризными, ожидая, что им будут угождать».

Будущий Патриарх Сербский рос в религиозной семье, дети посещали воскресную школу, учили Закон Божий и с первых лет жизни знали «Отче наш». К тому же, признавался он, «когда растешь без родителей, чувство Отца Небесного переживается намного сильнее».

Сомнения на пути к Богу

Тетка освободила будущего Патриарха от крестьянских работ из-за того, что мальчик был «очень слаб здоровьем».

«Однажды надо мной уже и свечу поставили, подумали, что умер. Тетка видела, что я не гожусь для сельских работ, и было решено, что мне надо продолжать обучение. Семья оказала важнейшее влияние на мое решение поступить в Духовную Академию, но интерес к физике сохранялся и я занимался ей в свободное время», — рассказывал Патриарх Павел.

Он окончил гимназию в Белграде и семинарию в Сараево, затем продолжил образование на Богословском факультете в Белграде. Тогда, еще в самом начале пути, были у будущего Патриарха и сомнения по поводу правильности его выбора:

Епископ Сербской Православной Церкви; с 2 декабря 1990 года Архиепископ Печский, Митрополит Белградский-Карловачский, Патриарх Сербский. Был известен своим аскетическим и нестяжательным образом жизни, не имел личного транспорта, отказывался от материальных благ и пожертвований. Википедия
Родился: 11 сентября 1914 г., Magadenovac, Королевство Хорватия и Славония, Австро-Венгрия
Умер: 15 ноября 2009 г. (95 лет), Белград, Сербия

Ум дает нам свет, он — наше внутреннее око, но он холоден.
А доброта теплая, но слепая.
Вот и установить бы равновесие в развитии ума и доброты, в этом все дело.
Иначе ум без доброты переходит в злобу,
а доброта без ума — в глупость.
Сербский патриарх и будучи наделен столь высоким саном, продолжал аскетические подвиги,
и старался держаться очень скромно, причем это у него выходило очень естественно,
без какого-либо нарочито показаного оттенка.
Он ходил по городу пешком или ездил на обычнычном транспорте,
среди людской давки, был нестяжательным, и питался так мало,
как древние отцы-пустынники, — просто потому, что он был таков.
На первом фото, к слову, фотограф как раз запечатлел его на обычной белградской улице.

Хорошие ботинки
Госпожа Яня Тодорович рассказывала мне историю, случившуюся с ее сестрой.
Та как-то попала на прием к патриарху по какому-то делу.
Обсуждая дело, она случайно посмотрела на ноги патриарха и пришла в ужас при виде его обуви
— это были старые, некогда порванные, а затем заштопанные ботинки.
Женщина подумала: «какой позор для нас, сербов,
что нашему патриарху приходится ходить в таком рванье,
неужто никто не может подарить ему новую обувку?»
Патриарх тут же с радостью сказал: «Видите, какие у меня хорошие ботинки?
Я их нашел возле урны, когда шел в патриархию.
Кто-то выбросил, а ведь это настоящая кожа. Я их немного подшил
— и вот, они еще долго смогут послужить».
«Я лег позже»
С этими же ботинками связана еще одна история. Некая женщина пришла в патриархию с требованием поговорить с патриархом по неотложному делу, о котором она может сказать только лично ему. Такая просьба была необычной и ее не сразу пустили, но все же настойчивость посетительницы принесла плод, и аудиенция состоялась. Увидев патриарха, женщина с большим волнением сказала, что этой ночью ей приснилась Богородица, которая велела принести патриарху денег, чтобы он мог купить себе новую обувь. И с этими словами посетительница протянула конверт с деньгами. Патриарх Павел, не беря конверта, ласково спрашивает: «А в каком часу вы легли спать?» Женщина, удивившись, ответила: «Ну… где-то в одиннадцать». «Знаете, я лег позже, около четырех часов утра», — отвечает патриарх, — «И мне тоже приснилась Богородица и просила передать Вам, чтобы Вы эти деньги забрали и отдали тем, кто в них действительно нуждается». И не взял денег.
Заповедь о нестяжательстве
Однажды, подходя к зданию патриархии, святейший Павел заметил много стоявших у входа иномарок и поинтересовался, чьи это машины. Ему сказали, что это машины архиереев. На что патриарх с улыбкой сказал: «Если они, зная заповедь Спасителя о нестяжательстве, имеют такие машины, то какие же машины у них были бы, если бы этой заповеди не было?»
Справедливость
Как-то раз патриарх летел куда-то с визитом на самолете. Когда они пролетали над морем, самолет попал в зону турбулентности и стало трясти. Молодой архиерей, сидевший рядом с патриархом, спросил, что он думает о том, если самолет сейчас упадет. Святейший Павел невозмутимо ответил: «В отношении себя лично я восприму это как акт справедливости: ведь в жизни я съел столько рыбок, что неудивительно, если теперь они съедят меня».
Он сам облачается перед службой и сам разоблачается после службы, он сам исповедует прихожан и сам причащает их. Подрясник и рясу он носит с тех пор, как постригся в ангельский чин (а это произошло пятьдесят лет назад). И не меняет их. Он сам стирает, гладит и чинит их. Он сам себе готовит пищу. Однажды он рассказал мне, как из женских сапог сшил себе хорошие ботинки, у него есть все сапожные инструменты, он может отремонтировать любую обувь. Он часто служит в разных храмах, и если увидит, что у священника порвана ряса или фелонь, он говорит ему: «Принеси, я починю ее»… Пребывание рядом с таким человеком — это большое благо для воспитания собственной души, для духовного возрастания».
При этом патриарх Павел является доктором богословия (это звание ему было присвоено еще до патриаршества), он автор нескольких книг – монографии о монастыре святого Иоанникия Девичского и трехтомника «Да станут нам яснее некоторые вопросы нашей веры», некоторые выдержки из которого недавно были опубликованы в переводе на руский язык.
Святейший Патриарх Павел является автором нескольких книг. Более двадцати лет в «Вестнике Сербской Православной Церкви» печатаются его исследования по литургике. Долгое время он был председателем Синодальной комиссии по переводу Священного Писания Нового Завета.
Источник: Седмица.ru

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *