Павел рыженко художник

Я давно хотел сделать пост о Павле Викторовиче Рыженко и очень рад, что смог
выкроить время. К сожалению, не все найденые в сети картины удалось идентифицировать, поэтому если отыщу недостающие названия, обязательно дополню текст.
Несколько последних лет я наслаждался работами этого художника. Друзья рассказывали, что он ещё сравнительно молод. «Это здорово», — думал я, «Сколько он ещё создаст прекрасных картин».

01. Выбор Веры

02. Выбор Веры (фрагмент)

03. Выбор Веры (фрагмент)
Помню, 15 октября прошлого года я как раз рассматривал его картины и подумал, «-Я же толком ничего о нём не знаю, интересно будет почитать». Набрал в поисковике «Павел Рыженко» и внезапно узнал, что почти три месяца назад, 16 июля 2014 года его не стало. С момента смерти художника прошло уже полгода, но всё равно не верится, что его нет. Павлу Рыженко было всего 44 года. Он был удивительным человеком. Я искренне считаю, что такие художники рождаются в лучшем случае раз в 100 лет.

04. Апокалипсис
Всю свою недолгую жизнь человек самоотверженно работал и оставил после себя огромное наследие и множество учеников, которые восхищаются силой его духа и его творчеством. В Калуге, откуда он родом, незадолго до смерти успел открыть музей-диораму » Стояние на Угре».

05.
Павел Рыженко родился в 1970 году. В 1982 поступил в Московскую среднюю художественную школу при институте имени Сурикова. С 1988 по 1990 год отслужил в армии. В 1990 году поступил в Российскую академию живописи, ваяния и зодчества, учился у профессора, народного художника России И.С. Глазунова. В 1996 году защитился дипломной картиной «Калка».

06. Калка

07. Калка (фрагмент)
С 1997 преподавал в Российской Академии живописи, ваяния и зодчества И.С. Глазунова, кафедры архитектуры, затем – реставрации, затем композиции.
08. Великокняжеский меч
09. Безмолвие
Всё это — сухие факты. К счастью, есть возможность почитать рассказ о себе самого Павла Рыженко. Он ниже.
10. Сартак
11. Невская битва
12. Александр Невский (вариант)
13. Александр Невский (вариант, фрагмент)
14. Александр Невский. (вариант)
15. Александр Невский (вариант, фрагмент)
16. Александр Невский (окончательный вариант)
«Мысленно обращаясь к читателю, я сразу хочу извиниться перед ним за необходимость рассказа о себе, поскольку биография моя совершенно банальна и ничего необычного в ней нет. Я родился в еще недалеком 1970 году в Калуге. Годы моего детства… Это время многие называют «эпохой застоя».
17.
«Для меня же семидесятые — это радость общения с любящими меня родителями, бабушкой, которую я и по сей день считаю чуть ли не святой, друзьями по двору. Тогда всё было другим, а главное — другими были люди. Почему-то я особенно хорошо помню стариков (почти все они воевали или прошли через войну). Эти старики окружали нас во дворе, стучали в домино, ласково глядели на наши игры и практически никогда не закрывали двери своих скромных по теперешним временам жилищ.»
18. Благословение Сергия
19. Молитва Пересвета
20. Молитва Пересвета (фрагмент)
21. Ослябя
22. Победа Пересвета
23. Поле Куликово

24. Поле Куликово (фрагмент)
25. Поле Куликово (финальный вариант) «Помню, как-то зашел в квартиру своего приятеля, которого не оказалось дома. Его мама — Изольда Иринарховна и бабушка, нисколько не удивившись моему появлению на кухне, тут же усадили меня обедать. Есть я не хотел, но отказаться было неудобно.»
26. Поле Куликово. Стояние на костях.
«Медленно поглощая окрошку, я рассматривал висевшую над столом репродукцию с картины Пуссена, на которой древние римляне праздновали какое-то событие, и один из них почему-то бросался на меч… Эти воспоминания для меня очень важны. Важнее, чем сухие отчеты, словно сводки с фронта — родился, учился, служил, поступил, постиг тайны творчества, стал признанным, успешным и далее, и далее. Это для меня и есть Родина, светлая, тихая, полная любви, которую многие позабыли, а многие — нет.»
27. Преподобный Серафим
«После поступления в МСХШ в 1981 году я обрел для себя новый мир запахов. Теперь к медово-горьковатому миру акварельных красок примешался аромат масляных красок, от которого я и по сей день не могу отвыкнуть, впитав его до корней волос. Дивный мир Третьяковской галереи, сырость старинных улочек Замоскворечья, бурое небо над Москвой, когда, приникнув к ледяному стеклу, я глядел на красный флаг над зданием Верховного Совета…»
28. Царь Алексей Михайлович (Тишайший)
«Все это смешалось тогда в сознании мальчика, и только в 18 лет, поступив на службу в армию и оказавшись совершенно в другом мире, я понял, что путь мой — это не поиски того, чего не терял, а путь, данный мне, путь живописца.»
29. Царский указ. Малюта Скуратов
30. Царский указ. Малюта Скуратов (фрагмент)
«Девяностые — это годы моей учебы в Академии, это метания, поиск веры, ответов на вопросы, это встречи с совершенно новыми для меня людьми — священниками. Первые серьезные мысли о назначении творчества возникли именно тогда, в Академии живописи ваяния и зодчества, в которой мне посчастливилось «дображивать».»
31. Тайна царёва (Царь, Федор Иоаннович)
«Мои однокурсники, как и я, были проникнуты общением с великим учителем, художником, воином — Ильей Сергеевичем Глазуновым. Помню тот восторг, который впервые охватил меня в залах Эрмитажа перед картинами Рембрандта, Ван Дейка, Вермеера… Казалось все эти великие мастера присутствуют здесь, рядом со мной.»
32. Царево молчание
«Я ощущал дыхание живой истории, величие могущественных империй — Византии, Рима, Российской Империи. Я ощущал прохладу Синайской пустыни и запах порохового дыма над Бородино, передо мной вставали строгие лики русских воинов, бесстрашных и непобедимых.»
33. Смутное время
34. Молитва
35. Сергий
36. Сибирские казаки
«Каждый, а в особенности русский, человек тянется в глубинах и тайнах своего сердца к свету — Христу. Ко мне вера во Христа пришла очень поздно, но, поверив, я захотел побежать за ним, надеясь когда-нибудь приблизиться к этому свету. Трудно мне писать об этом, нет слов, чтобы ясно изложить мысли, но о людях, ушедших и живых, которые являются носителями веры и духа Российской Империи, мне сказать необходимо. И сказать на холсте, потому что это мой долг перед великой правдой Руси.»

37. За Веру, Царя и Отечество. 1905 год. (Забытая война)
38. Триптих «Наследник»
39.
40. Царские погоны (№1 из Триптиха «Русский век»)
41. Царские погоны (№1 из Триптиха «Русский век») фрагмент
42. Фотография на память (№2 из триптиха Русский век)
43. Пасха в Париже (№3 из Триптиха «Русский век»)
44. Отречение
45. Ветеран «Долг не до конца сломленного жителя мегаполиса, который сквозь очертания современных домов, сквозь смог Третьего кольца видит, как вновь и вновь проступают эти строгие и любящие лики наших предков, проливавших свой пот и кровь за Христа и за каждого из нас.»
46. Дворник
47. Реквием
48. Реквием 2
49. Реквием 3
«Приблизившись к рубежу своей жизни, рубежу, который не смог переступить великий Пушкин, у которого остановились многие, я задаю себе вопрос вопросов: кому я служил? Именно кому, а не чему, и вообще, что есть искусство?»
50.
51. Брусиловский прорыв
52. Госпиталь
53. Гренадер
«Надеюсь, что мои картины разбудят генетическую память моих современников, гордость за свое Отечество, а быть может, помогут зрителю найти для себя единственно правильный путь. И тогда — я буду счастлив выполненным долгом.»
Павел Рыженко
54. Братия
55. Зонтик
56. Зонтик (фрагмент, первоначальный вариант)
57. Прощание с конвоем (№1 из Триптиха «Царская Голгофа»)
58. Александровский дворец (№2 из Триптиха «Царская Голгофа». Заточение)
59. Ипатьевский дом. Расстрел (№3 из Триптиха «Царская Голгофа». Заточение-2)
60. Стоход. Последний бой лейб-гвардии Преображенского полка
61. Афон (Есаул)
62. Удар колокола (№1 из Триптиха «Покаяние»)
63. Веночек (№2 из Триптиха «Покаяние»)
64. Муравейник (№3 из Триптиха «Покаяние»)
65. Победитель
66. Как пришел солдат во родной дом
67.
68. Метеоры
69. Валаам
70.
71.
72. В лесах
73. Родина
74. Холод осени
75. Север
76. Страшный суд

Художник Павел Рыженко родился 11 июля 1970 года в Калуге. Светлый образ русской земли и ее многострадальной истории стали источником вдохновения для одного из самых талантливых мастеров отечественной исторической живописи.

Годы учебы в Московской средней художественной школе при институте им. Сурикова (1982-1988) – открыли перед юношей новый мир. Мир залов Третьяковской галереи и улочек Замоскворечья. Мир запахов масляной краски, благоговейной тишины и одновременно многообразие большого современного города.

Служба в армии лишь укрепила в правильности выбранного пути – пути живописца. Поэтому первая половина 1990-х прошла в Российской Академии живописи, ваяния и зодчества, где учителем и наставником Павла стал народный художник профессор И.С. Глазунов. Это были годы исканий, размышлений, осмысления истории своей страны и своего народа. К моменту написания дипломной работы «Калка», приходит осознание своего творческого назначения – разбудить генетическую память своих современников, гордость за свое Отечество.

За годы преподавания в Российской Академии живописи, ваяния и зодчества (1997-2007), работы в Студии военных художников им. М.Б. Грекова (2007-2014) Павел Рыженко сформировался не только как выдающийся исторический живописец, но и как мастер диорамного искусства.

Размышления об историческом прошлом своей Родины приводит художника к поиску духовных основ и в творчество органично входит религиозная тема.
За свою, столь неожиданно оборвавшуюся 16 июля 2014 года жизнь, в момент наиболее полного расцвета творческих сил, Павел Рыженко создал галерею образов эпического масштаба («Победа Пересвета», «Поле Куликово», «Невская битва», «Царево молчание», триптих «Царская Голгофа», триптих «Русский век» и многие др.). Всеобъемлющую панораму истории отражают диорамы «Крещение Руси», «Стояние на реке Угре», «Начало войны 22 июня 1941 года».
В 2011 году за высокие достижения в изобразительном искусстве и развитие духовно-патриотической темы Павел Рыженко удостоен почетного звания — Заслуженный художник Российской Федерации.

Образная выразительность исторических полотен Павла Рыженко придают его творчеству особую важность в контексте современной истории России. Размышления на холсте об уроках прошлого и будущего нашего Отечества, следование традициям русской школы исторической живописи делают Павла Рыженко достойным преемником великих мастеров отечественного изобразительного искусства — В. Сурикова, И. Репина, В. Верещагина, В. Васнецова, М. Нестерова.

Только русские люди попадут в рай
Художник Павел Рыженко. Страшный суд.
2007 г.
570×1200 х.м. 3 последний вариант.
«Я специально оставил несорванной одну печать при вхождении в небесные врата на Суд. Чтобы каждый представил себя в центре холста и определил свое место на небесном полотне».
Павел Рыженко
Красная звезда 25.10.2007
С февраля по апрель нынешнего года в Центральном музее Вооруженных Сил в Москве проходила выставка работ художника Павла Рыженко. В четырех залах были представлены 43 картины, посвященные в основном знаменательным событиям истории Отечества. Вернисажами столицу не удивишь. И чрезвычайно редки сейчас очереди за пищей духовной. Но, чтобы посмотреть полотна Рыженко, в ЦМВС выстраивались очереди по 300 человек. Работой, вызвавшей особый интерес, стала картина-панно «Страшный суд», которую сразу же после завершения выставки увезли в далекую Якутию, где она стала достоянием одного из православных храмов края. Но нынешней осенью в одном из главных залов музея, где хранится Знамя Победы, а на колоннах высечены имена Героев Советского Союза, прославившихся на фронтах Великой Отечественной войны, экспонировалась еще одна работа молодого художника под тем же названием. Однако это совсем не копия первой картины. После отзывов, в том числе посетителей выставки, художник написал новое полотно, смысл которого стал еще более близким пониманию живущих в XXI веке. Буквально на днях она тоже на какое-то время покинет Москву: «Страшный суд» увидят тысячи людей в Южном федеральном округе. В Ставрополе ее представит вместе с художником глава МЧС Сергей Шойгу, дальше будут музеи Ростова-на-Дону, Волгограда. А позже — залы Парижа, в частности Лувра. Картину хотят увидеть и в Англии.
— Павел Викторович, почему вы решили обратиться к теме, художественное воплощение которой — высочайшая ответственность мастера, берущегося за осмысление основного библейского постулата — неизбежности для человечества Страшного суда?
— На самом деле это была фреска для Кафедрального собора в Якутии. Она была исполнена по благословению епископа Якутского и Ленского Зосимы. Он попросил меня не просто расписать стену храма в православных традициях живописи XIV-XV веков, но, отталкиваясь от видения Страшного суда русским художником Васнецовым, развить эту тему. Дело в том, что классическая иконография отталкивается от духовного взгляда на событие. Там нет ни пространства, ни времени, ни портретных характеристик, ни страстей. Чтобы ничего не отвлекало от созерцания собственной души. У меня была другая задача. Чтобы человек сам на себя посмотрел со стороны. Молодое поколение сейчас живет в сложном сплетении виртуального и реального миров. Но невозможно прожить жизнь без осознания ее духовной составляющей. И я представил, что уже прозвучала труба архангела. Я открываю глаза. Что я вижу? Именно как бы в реальности, ведь мы будем воскрешены в физическом теле. И я попробовал изобразить происходящее в трехмерном пространстве. Небо настоящее. И вдруг на этом небе — ангелы. На обыкновенном небе, которое мы видим каждый день. Оно похоже на обычное — и не похоже уже. Я потому изобразил самого себя в центре, чтобы каждый мог поставить себя на это место. Я не Бог: Господь надо мною принимает чашу с кровью, пролитую Россией за Господа Иисуса Христа за всю ее историю. Я — человек, со всеми своими грехами, который должен понять сам, где его место — в аду или раю, как он оценивает свое место на высшем чистилище. Только в православной культуре, которой живо веками наше Отечество, есть понятие Страшного суда. Мир страшен своими неправедными законами, далекими от исконных заповедей справедливости. Но ведь есть вера в истинное и мерило Высшего Суда. У человечества нет однозначного понимания греха и правды. Зато есть понятия защиты частной собственности, мнений и т.п. условностей. Мы теряем соль, превращая ее в песок. Мы не нефтью богаты или углем перед Спасителем, а лишь хранением Божьей истины, которая перешла людям в первозданном виде от апостолов. Будет понятие православной Веры — будет и что защищать в самом высоком смысле этого слова. Но именно Христос проливал кровь свою за человечество. И это ставит православие на космическую высоту осознания мироздания.
— Что же в вашем представлении есть ад или рай? Каков общий сюжет вашей картины?
— На картине рай условно справа. Это Восток. Ад — слева, как образ Запада, с его поистине двойной моралью. С правой стороны у меня на холм взбирается как бы сама Русь, с ее мучениками. Я показал там и реальные личности — например, Дмитрия Донского, Преподобного Серафима. Там есть матрос с «Курска», простой парень, который мог и выпить, сквернословить, но в момент познания истины ценой своей жизни земной остановил реактор. Это обобщенный образ простого человека, который, когда надо, грудью закроет ближнего своего. Поэтому на картине можно увидеть воинов, проливших кровь за Веру, за возможность нашу жить в Отечестве, любить, строить, продолжать жизнь. Там есть и герой нашего времени — солдат Женя Родионов, которого почитают представители разных религиозных конфессий. Он не просто отказался снять православный крест. Он его поныне достойно несет за всех нас. Моя цель и была показать, как человек САМ СЕБЯ взвешивает на небесных весах. Это шествие к престолу Господню и некое понятие крестного хода. Сейчас приходит осознание необходимости таких вот шествий в действительности. По благословению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в мае 2007 года началась Международная духовно-просветительская программа «Под звездою Богородицы», посвященная историческому событию — восстановлению единства Русской Православной Церкви.

— Такое резкое деление: Восток — рай, Запад — ад. С чем это связано? И почему на стороне ада — известная статуя Свободы?
— Грешники есть везде. Кристально чистых людей нет вообще. Но нельзя размывать понятия Добра и Зла. Иметь массу оправданий греха, даже если человек совершает зло. Я даже не говорю о мировых масштабах — как войны, например. Он просто бросает жену с тремя детьми на произвол судьбы. И его оправдывают некими особыми обстоятельствами. Мол, он встретил свою настоящую любовь. Или чем-то подобным. Но ведь зло уже есть. Духовно-нравственная беда в том, что на одно событие люди имеют порой по 20-30 мнений. А значит, на самом деле не имеют ни одного. Но есть же Крест с евангельскими заповедями. И по нему сверяйте и оценивайте свои поступки. Меня одна верующая женщина спросила, почему на картине у ангелов такой строгий взгляд. А он сейчас не может быть иным. Сейчас в мире, в России царит некое благостное затишье. Но это — как перед бурей. Уже сейчас вырывается на улицы городов неуправляемая агрессия. Когда нет единого стержня, рушится конструкция мироздания. Поэтому там, где ад, у меня и высится статуя Свободы с ее лицемерием и вседозволенностью. От чего люди должны быть свободны? Для чего? И падают, уходят в ад, тщетно цепляясь за землю, те, кто решил: ЛЮБОЙ поступок можно оправдать, подвести под него оправдательный закон. Значит, пришло время остановиться и оглядеться: куда идем? Судьба грешника — в руках архангела, который еще не положил на чашу весов свой последний свиток.
Я специально оставил несорванной одну печать при вхождении в небесные врата на Суд. Чтобы каждый представил себя в центре холста и определил свое место на небесном полотне.
Ирина ПАВЛЮТКИНА

Я сперва удивлялся, где 6-я рота.А вот она, на небесах. За воинами Первой Мировой
В одном строю воины Константина и русские витязи
Святая Русь
Святой мученик Евгений и девочка у миглы погибшего в Великой Отечественной
Неизвестный из царской свиты, которого интересно опознать
Фрагмент картины «Страшный суд»
Герой-ветеран
Русские идут в Рай
Всесмехливому аду уже не смешно
Блудница с бейджиком. Как-то очень похожа на Монику Левински
Астролог
Фарисей
Содомит
Соицидник и американский «солдат демократии»
God kill America
Художник на весах. Фрагмент картины
«Страшный Суд» — это роспись западной стены для кафедрального собора Якутска, написанная по благословению епископа Якутского и Ленского Зосимы. Рыженко рассказывает, что сразу предупредил: он не сможет написать «каноническую», в смысле воспроизведения древних образцов, работу. Но владыка ответил, что современному человеку важнее увидеть икону в актуальных формах — главное сохранить сам святоотеческий дух. Радостно слышать сегодня о таких архиереях, которые избирают путь подлинного, актуального консерватизма — совмещения консерватизма и патриотизма в духе со смелостью формы, способа донесения до людей Истины.
И Рыженко блестяще исполнил с благословением, хотя и пережил немало искушений, в том числе и едва не унесшую его в могилу болезнь. Диаволу было против чего воевать — неверию, русофобии во всех ее формах, от либеральной до гитлеристской,теплохладности, и «христианству широкого профиля» нанесен страшный удар. «Страшный Суд» — картина в традиции таких произведений русской иконописи, как «Церковь Воинствующая» — вечное содержание, облеченное в злободневную форму, которая именно благодаря этому становится не просто политической. В этой иконе прекрасная формула, как-то встретившаяся мне в Интернете: «проведение Страшного Суда в интересах русского народа» отлилась в великолепный иконический образ.

Господь и апостолы судят мiр. Перед Господом умоляют Его о милости Божия Матерь и Иоанн Креститель. Слева от Христа — легионы Константина, древние мученики и древнерусские витязи. Справа — Христолюбивое Воинство России, где нашлось место и солдатам Первой мировой и десантникам второй Чеченской. В центре композиции — грешник, в образе которого Рыженкоизобразил себя. Он в ужасе смотрит на весы в руках ангела, на которых чаша бесовская явно перевешивает чашу ангельскую, бесы крючьями тянут её вниз. Но он не видит, что над его головой ангел поднимает свой свиток, который может всё перевесить.
Одесную Господа (то есть слева от зрителя), происходит всеобщее воскресение мертвых, торжествует Святая Русь, осеняемая шатровой церковью. Из могил встают русские люди разных эпох и радостно приветствуют друг друга — большим потоком они направляются в рай, предводительствуемыеЦарственными Мучениками и батюшкой Серафимом; в этом потоке можно увидеть и Суворова, и молодого моряка с «Курска». А чуть ниже — ребенок молится у могилы со звездой… могилой не атеиста и безбожника, но воина погибшего за Родину в Великой Отечественной войне, поднимает свой крест мученик Евгений Родионов, на его горле следы убийства его врагами Божьми. А рядом из могилы встает, осеняя себя крестным знамением, заслуженный ветеран, имеющий некоторые черты сходства с И.В.Курчатовым, «отцом» русской атомной бомбы.
Ошую Господа (то есть справа от нас) — туда спускается древний змий (канонический для православной иконографии Страшного Суда — вообще, канон в смысле наличия обязательных образов и фигур Рыженко соблюдает достаточно точно), там полыхают развалины нового Вавилона — небоскребы Америки, вместе с её Статуей Свободы, её Арлингтонским кладбищем и вертолетом «Апач», который бессильно пытается сопротивляться Ангелу с Монограммой Христовой на щите. Внизу воскресают только для того, чтобы оказаться в Геенне, ренессансный алхимик, горделивый фарисей, самоубийца, гламурный педераст с баксамина груди, другие разные враги Божии. Если Одесную люди встают из могил с крестом, то ошую, из разных «светских» могил. Особенно потрясающий образ блудницы, грудь которой вымазана в крови от прикосновений убитых ею во чреве детей. Тут художник нашел тонкую деталь (Рыденко мастер очень глубокой детали), чтобы выразить не просто абстрактную идею блуда, а идею предельно актуальную — блудница одета в деловой костюм и на груди у нее бейджик, то есть это карьеристка, делавшая аборты, чтобы дети не мешали её преуспеянию…
Рыженко – ученик Глазунова, но идет дальше учителя в синтезе блестящей живописной техники и глубокого истинно русского содержания. Тут строго выверенная, целостная, согласованная композиция, подчиненная одной общей идее, каждая часть исполнена с присущим Рыженко фантастическим живописным мастерством, но все вместе они «собираются», не распадаются на обрывки. В этом смысле «Страшный Суд» Рыженкопрочитывается нашим современником как целое даже лучше, чем древние иконы, язык которых большинству непонятен. Рыженкоумеет делать непонятное понятным, не роняя уровня и не теряя глубины.

И мне там стоять…

Картина Павла Рыженко «Страшный суд»

Для чего Христос после крещения уходит в пустыню и постится сорок дней (Мф. 4, 2)? Ему Самому как Богу это, безусловно, было не нужно.

Тем не менее Христос как Человек приносит этот пост в жертву Господу от лица всего человечества. Тем самым Он показывает необходимость постового делания всем людям. Как же человеку ясно и бесповоротно осознать, что пост жизненно важен лично ему? Эта истина усваивается сердцем, когда мы, отвечая на любовь Христову, принимаем все подвиги Великого поста не как обременение, а как драгоценный дар свыше.

Чтобы начать истинный пост, надо признать неправильность своего внутреннего состояния – не считать себя духовно нормальным. Если человеку кажется, что у него все так, как должно быть, тогда зачем что-то менять? Стремление измениться появляется, когда видишь в себе некое несовершенство, недостаток добродетели.

Но что плохого, если человек живет своей жизнью, не совершает тяжких грехов, даже соблюдает отдельные ветхозаветные заповеди, но при этом и не взваливает на себя ничего «лишнего», постовых трудов, например? Он просто радуется своими радостями, печалится своими печалями, старается заработать денег, купить то и другое, обустроить квартиру, приготовить вкусный ужин, куда-то съездить в отпуск – хорошо отдохнуть, посмотреть, как живут люди, и тому подобное.

При такой жизненной позиции человек вольно или невольно начинает слишком высоко ценить себя, свои усилия и дела. В правильной духовной жизни христианину все более открывается, насколько ему нужно прилепиться к Христу, получать от Него помощь, чтобы творить добро. Когда же человек доволен «сам собой, своим обедом и женой», получается, что Бог ему не очень-то и нужен. Ему и без Него хорошо в замкнутом мирке земной жизни, где он сам себе «царь и бог», а что будет происходить в перспективе, за ее гранью, ему неважно. Эта сосредоточенность на земном не дает ему возможности подготовиться к главному — ко Второму Пришествию Христа, когда решится участь каждого человека в вечности.

У калужского художника Павла Рыженко есть необычная фреска «Страшный Суд». По всей ее площади разворачивается грандиозное апокалиптическое действо. Светлый Господь восседает на престоле, а сонм святых праведников — вкруг Него. Народы движутся на Суд. Все пространство наполнено ангелами, разрезающими небо своими огромными крыльями. У ангелов трубы, звуком которых они вызывают мертвых к новой жизни. Умершие слышат трубный глас и оживают, и могилы отпускают их. Люди выходят из гробов, узнают друг друга, ангелы ведут их на Страшный Суд. Совсем рядом видно пылающее адское пекло, и грозный ангел уже указывает кому-то его вечное место там…

На первом плане изображен молодой мужчина в современной одежде: брюки, белая рубашка, один ее конец не заправлен. Он будто случайно здесь. Кажется, смерть только что выдернула его из привычной земной обстановки. Минуту назад он работал в офисе или ехал на машине, а может быть, развлекался в ночном клубе, как вдруг его мир полностью изменился. Несмотря на то, что вокруг происходит много необычного и любопытно посмотреть по сторонам – на людей, ангелов и бесов, внимание человека приковано только к одному: к весам, на которых взвешивается совершенное им за всю прожитую жизнь добро и зло.

Вопросы, которые еще вчера так его волновали, казались жизненно важными: положение в обществе, авторитет в коллективе или в семье, брендовая одежда, продвижение по службе, решающий матч любимой команды, банковские счета и проценты, — все ныне отпали, как сухая шелуха. На чаше весов от всего этого нет никакой доброй мзды.

Важным оказалось совсем иное. Давно, когда сам еще не жил в достатке, он дал крупную сумму денег совсем незнакомому человеку. Тот просил, говорил, что попал в беду, и он просто поверил ему и пожалел. Потом и думать об этом забыл, а Господь, оказывается, помнит, и это доброе дело сейчас сверкает и переливается ярким изумрудом на одной чаше весов. Но и другая чаша не пуста. И человек напряженно всматривается: какая же из них перевесит! Это все, что его сейчас волнует.

Увидев эту фреску на заставке компьютера своего знакомого, я поинтересовался, почему он выбрал именно ее. Его ответ был неожиданно глубоким: «Суета меня заедает с утра до вечера — дела, беготня, разные неприятности. Включая компьютер, я порой и не помню об этой заставке. Вдруг она появляется на экране, и я тут же вспоминаю: Господи, помилуй, да ведь и мне скоро так стоять, как этот парень. Что же там будет, на моих весах? Так и взбодришься ненароком. И уже переживаешь не о житейской суете, а о том, что действительно важно, стараешься не упустить время».

Мне рассказали о женщине, которая нашла карандашную записку своей покойной сестры с молитвой «Се, Жених грядет в полунощи». Сестра ее была верующим человеком и до последнего вздоха мужественно переносила тяжелую болезнь, молилась о спасении родных и знакомых. Женщина нашла это песнопение в исполнении церковного хора и с тех пор каждый день вслушивается в трогательные слова молитвы. Сначала это помогало ей пережить боль разлуки с близким человеком, а сейчас настраивает на христианскую жизнь, не пускает в сердце отчаяние.

Эти люди мудро напоминают себе: все земное делать нужно, и делать хорошо, но при этом понимать, что не в этом заключается смысл жизни. Он — в движении ко Христу, в уподоблении Ему.

И нам для начала стоит увидеть, что мешает приблизиться к Богу, тормозит наше движение на этом пути. Надо перетряхнуть свою душу, посмотреть, что в ней испорчено, что подгнило и где образовались дыры, через которые уходит благодать Божия — словом, увидеть свои страсти. Именно в пост это сделать удобнее всего. Ведь все, что требуется от нас постом: воздержание в пище и в удовольствиях, труды в хранении заповедей, изучение творений святых отцов, усиленная молитва, поклоны и прочее ущемление своего расслабленного жития — это инструменты, которые Церковь вручает нам для приведения своей души в благообразное состояние.

Плотник не будет долго рассматривать свой молоток, пилу или рубанок — какие там вырезаны узоры да какого цвета ручка. Ему интереснее другое: то изделие, которое выходит из-под его рук. Так и нам, христианам, надо не разглядывать свои постовые инструменты, а решительно взять их в руки и с их помощью за краткие, быстро пролетающие дни поста очищать свою душу, выскребать все накопившиеся в ней греховные примеси.

Всерьез поставим себе задачу попробовать в эти дни не умозрительно, а практически постичь слова Христа: «Блаженны чистые сердцем, ибо они Бога узрят» (Мф. 5, 8). Тогда мы сможем не формально, а от всей души испытать радость поста. Более того, мы убедимся, что его продолжительность недостаточна для осуществления столь значительного и обстоятельного дела. Многим и всей жизни мало для достижения сердечной чистоты, зрящей Господа. Так постараемся сделать хотя бы шаг навстречу Христу, повторяя вместе с апостолом Павлом: «Вот, теперь время благоприятное» (2 Кор. 6, 2).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *