Переход через сиваш 1920

Последняя крупная битва Гражданской войны

Штурм Перекопа стал последним крупным сражением Гражданской войны. Эта битва продемонстрировала существенный прогресс, достигнутый Красной армией в боевом искусстве за короткий срок. Как писали в истории 51-й дивизии, «от малой полевой войны мы здесь перешли к позиционной, с хорошей техникой и организацией войск». Признавал этот факт и поверженный противник. Вспомним, как происходил прорыв красноармейцев в Крым.

Однажды белым уже удалось отстоять Крым – в марте 1920 года благодаря усилиям генерала Слащёва. Но с тех пор многое изменилось. Успешная оборона Каховки и завершение войны с Польшей дали Красной армии долгожданную возможность окончательно разобраться с армией Врангеля. Ударная Перекопская группа (прославленная 51-я стрелковая дивизия, кавалерия, дивизион тяжелой артиллерии, 18 броневиков и аэропланы) должна была броском через Перекоп ворваться «на плечах» отступающих белых в Крым.

В это же время 1-я конная армия Будённого наступала через Аскания-Нову на Сальково и Геническ. Этими ударами армия Врангеля отрезалась от спасительных путей в Крым. Однако неточные данные разведки и превосходство врангелевцев в технике (особенно в броневиках и авиации) позволили им отбросить силы красных и прорваться в Крым – пусть с потерей более чем половины войск (включая 20 000 пленных), свыше 100 орудий и почти всего железнодорожного состава (по данным красных). По оценке белых, они бросили 5 бронепоездов, множество орудий, около 100 вагонов со снарядами, 10 млн. патронов, 25 паровозов и более 2 млн. пудов хлеба. Только брошенным хлебом можно было бы прокормить население Крыма в течение всей грядущей зимней осады.

Советский плакат времён гражданской войны
propagandahistory.ru

Утром 30 октября части 51-й дивизии попытались с ходу ворваться в Крым. Но попытки взять Турецкий вал на Перекопе без артиллерии, силами одной лишь уставшей пехоты, привели к большим потерям. Красноармейцы, по их словам, вели уже не бой с отступающим противником, а настоящий штурм укрепленного врангелевского «Вердена».

По описанию «красной» стороны, этот «Верден» представлял собой полоску суши шириной в 8–9 верст между Перекопским заливом с запада и Сивашем с востока, на которой был издавна насыпан Турецкий вал, имевший от 8–10 до 15–20 м в высоту и 12–15 м – в ширину. Перед валом находился ров глубиной от 8–10 до 15–20 м (по разным источникам) и шириной 40–45 м. Однако оборона Перекопа строилась не только на старинной фортификации. Первая линия окопов проходила в 600 шагах от вала и имела заграждения из колючей проволоки в 3–5 кольев. Вторая линия окопов, в которой находилось свыше 70 орудий и около 150 пулеметов, шла по самому Турецкому валу. Впереди вала были установлены две полосы колючей проволоки по 4–6 кольев. Скат вала также был опутан колючей проволокой. Южнее, в промежутках между несколькими непроходимыми соляными озерами, находились Юшуньские позиции – 3–4 ряда «лучших окопов с колючей проволокой, сильной дальнобойной артиллерией» (некоторые окопы были бетонированы). Наиболее сильные укрепления со множеством бетонированных огневых точек и укрытий были обустроены на Чонгаре (полуострове в северной части Сиваша к востоку от Перекопа).

Белогвардейские укрепления на Перекопе и Чонгаре красные считали почти неприступными. Интересно, что такая же оценка дается им и в советском художественном фильме «Служили два товарища», вышедшем на экраны в 1968 году.

Однако белые оценивали собственные укрепления куда более скептически. По словам А. А. Валентинова, офицера полевой ставки Врангеля, укреплений, способных противостоять огню тяжелых, а в 90% случаев и лёгких батарей… не было. Существовавшие полевые укрепления были весьма примитивны: «Вместо обшитых, подготовленных для осенней слякоти и зимней стужи окопов были почти повсеместно традиционные российские канавы». При пересечении Перекопа с юга на север от Юшуни до Перекопского вала к началу осени 1920 года насчитывалось всего 17 рядов колючей проволоки – столько же, а то и больше, в Первую мировую войну могло находиться всего перед одной позицией. Не было построено и четверти железной дороги от Юшуни к Перекопу – крайне важной для подвоза боеприпасов, так как осенние дожди превращали грунтовые дороги в непролазную грязь. Хотя дорогу строили с ранней весны, и надо было проложить всего 20 верст, даже по построенной ее части нельзя было перевозить грузы. Разрекламированные электризуемые заграждения и фугасы оставались на страницах газет, а колючую проволоку, предназначенную для укреплений Перекопа, распродавали в… Константинополе. Что же касается укреплений на Литовском полуострове, то даже по оценке красных, они не были закончены и представляли собой лишь отдельные окопы, нередко даже без проволоки перед ними.

В октябре 1920 года морозы на Перекопе доходили до 10–16 градусов, а у большинства красноармейцев не было ни теплого обмундирования, ни крыши над головой. Базы снабжения Красной армии находились за сотни километров, местность перед Перекопом была малонаселённой и безлесной, остро не хватало топлива, а местами и обычной пресной воды. Зимовка в этих местах обещала быть исключительно тяжёлой, поэтому перед командованием Красной армии вставала необходимость штурма вражеских позиций.

Карта Перекопско-Чонгарской операции
bse.sci-lib.com

Однако в планы красных вмешалась погода – из-за быстро вставшего льда Азовская флотилия не смогла выйти к Геническу, поэтому план наступления по Арабатской стрелке, ведущей прямо в Крым, пришлось отменить. Оставалось штурмовать Перекоп и Чонгар в лоб.

Врангель держал на Перекопе до 13 500 пехотинцев, до 6000 кавалеристов, около 750 пулеметов и 180 орудий (из них 12 шестидюймовых и 4 восьмидюймовых). Непосредственно Турецкий вал занимали три полка – сводногвардейский, а также 1-й и 4-й Дроздовские, при этом через 2–3 часа после начала боя им на помощь должны были прийти резервы.

По данным командующего 6-й армией РККА А. И. Корка, силы красных насчитывали около 35 000 пехотинцев, 4000 кавалеристов, 965 пулеметов, 165 орудий, 3 танка, 14 броневиков и 7 самолетов. При этом 1-я стрелковая дивизия (6000 пехотинцев и 511 кавалеристов, 24 орудия), охранявшая побережье Черного моря, в наступлении не участвовала. Что же касается танков, то добраться до Перекопа им не удалось – одна машина застряла в Бериславе (в 80 верстах от передовой), а вторая и третья (у которых «вследствие холода и отсутствия спирта» лопнули трубки радиаторов) – в 14 и 30 верстах от Берислава.

Артиллерия 51-й дивизии, которой предстояло атаковать Турецкий вал, насчитывала 34 лёгких орудия, семь 122-мм гаубиц, шесть 152-мм гаубиц, три 107-мм и пять 120-мм пушек. Перед атакой артиллерия наметила будущие цели, командиры батальонов рассказали своим бойцам о специфике штурма укрепленных позиций, а инженерные части сколотили мостики для перехода через ров и подготовили ножницы для резки проволоки. Наступление планировалось в лучших традициях Первой мировой войны – тремя волнами штурмовых полков. Первая волна должна была ножницами и гранатами пробивать проходы в колючей проволоке, вторая – штурмовать укрепления, третья («чистильщики») – уничтожать оставшиеся группы противника.

В ночь на 8 ноября две стрелковые дивизии (15-я и 52-я), две кавалерийские бригады, а также отряды махновцев под командованием Семёна Каретника должны были переправиться через Сиваш на Литовский полуостров, захватить его и ударить в тыл белогвардейцам, удерживавшим Турецкий вал. Из лучших бойцов формировались штурмовые колонны, затворы винтовок при необходимости заменялись на новые, и каждый боец получил две гранаты, брезентовую сумку и полный патронташ. Чтобы облегчить переправу через Сиваш, саперы сбрасывали в него возы с соломой, расставляли вехи. Известно, что красным помог западный ветер, отогнавший воду Сиваша в море и обнаживший броды, доступные даже для артиллерии. Перейдя «Гнилое море», первые группы красноармейцев ползком подобрались к проволоке и прорезали ее. Затем вперед пошли более крупные силы. После отчаянных рукопашных боев горстке уцелевших штурмовиков удалось прорваться за проволоку и закрепиться там.

Переход через Сиваш. Художник – М. И. Самсонов
armyansk.info

Тем временем на Перекопе части двух штурмовых полков перед рассветом подошли к укреплениям белых, окопались перед ними, а затем прорезали проходы в проволоке. Из-за густого тумана артиллерия красных не могла стрелять до 8–10 часов утра, но затем открыла такой огонь, что орудийные стволы раскалялись. Однако после полудня снаряды стали подходить к концу. Атакующим помогло то, что штурм застал белогвардейские войска во время смены частей, а потому многие позиции были заняты новоприбывшими солдатами, незнакомыми с местностью. Несколько раз пехота поднималась в атаку, но огневая завеса и колючая проволока не давали ей добраться до вала. Однако минометы, бомбометы и пироксилиновые шашки постепенно сносили колючую проволоку, и около 13 часов атакующие были в сорока шагах от противника. Группы, собранные из представителей различных родов войск – пехотинцев, гранатометчиков, саперов – несмотря на потери, упорно подходили все ближе. В рядах пехоты шли и пулеметчики, которые подавляли вражеские огневые точки. На проволочные заграждения летели доски, соломенные маты, шинели…

Несмотря на отчаянную храбрость красноармейцев, первые атаки успехом не увенчались. Белые расстреливали наступавших из пулеметов и винтовок, косили картечью, забрасывали гранатами. Красные несли тяжелые потери – так, 1-й огневой полк потерял 60% состава, а из команды разведчиков в 20 человек в строю осталось лишь двое. Был подбит и пушечный броневик «Гарфорд», который также принимал участие в штурме. Но и атака конницы Барбовича, одних из лучших частей белых, не удалась – казаки напоролись на пулеметы Каретника.

Штурм Турецкого вала
reenactors-krim.info

К 22 часам стало известно, что юго-восточный ветер гонит воду из Азовского моря в Сиваш – таким образом, части красных на Литовском полуострове могли быть отрезаны от основных сил. После полуночи бойцы пошли на последний штурм, карабкаясь по обледенелому валу. Часть из них вброд или вплавь в ледяной воде обошла вал по Перекопскому заливу и вышла в тыл оборонявшимся. 9 ноября около 3 часов ночи Перекопский вал был взят, и белые отошли к Юшуни. 10 ноября начался штурм Юшуньских позиций, а в ночь на 11 ноября через Сиваш удалось навести переправу в два бревна шириной. После кровопролитных боев последняя преграда пала, и войска красных устремились в Крым. В ночь с 11 на 12 ноября врангелевцы начали отход к портам, а 14 ноября последние суда покинули Севастополь. 16 ноября пала Керчь, 17 ноября – Ялта. Южный фронт был ликвидирован.

По данным А. И. Корка, за четверо суток штурма Красная армия потеряла 5027 человек, из них убитыми – 45 командиров и 605 красноармейцев, а остальные были ранены или контужены. Кроме того, немало бойцов получили обморожения.

Михаил Васильевич Фрунзе, командующий Южным фронтом
webhistoryrussia.ru

Штурм Перекопа стал последним крупным сражением Гражданской войны, продемонстрировав существенный прогресс, достигнутый Красной армией в боевом искусстве. Как писали в истории 51-й дивизии, «от малой полевой войны мы здесь перешли к позиционной, с хорошей техникой и организацией войск». Признавал этот факт и поверженный противник. К примеру, белогвардейский генерал Е. И. Достовалов писал:

«В Северной Таврии мы увидели применение в красных полках пулеметных групп в наступлении, в полках – команды гренадер и огнеметы, и в Крыму они победили нас не столько своим численным превосходством, сколько выучкой, организацией и лучшим нашего управлением войсками»

При этом можно утверждать, что белым в какой-то мере «повезло», так как из-за бездорожья красные не успели вовремя доставить к Перекопу тяжелую артиллерию, а также снаряды и баллоны с отравляющими газами. Если бы им это удалось, то штурм Турецкого вала и Юшуни осуществлялся бы «по заветам» Первой мировой войны – в облаках хлора и фосгена.

  1. 51-я Перекопская дивизия (История боевой и мирной жизни за 5 лет 1919–1924). Политотдел 51-й Стрелковой дивизии, 1925
  2. Бобков Александр. Об одном случае подготовки газовой атаки во время Гражданской войны, http://scepsis.net/library/id_3051.html
  3. Валентинов А. А. Крымская эпопея (По дневникам участников и по документам) // Архив русской революции. 1922. Т. 5. (Берлин)
  4. Гражданская война в России: Оборона Крыма. – М: ACT; СПб.: Terra Fantastica, 2003
  5. Голованов В. Я. Нестор Махно. М., Молодая гвардия, 2008
  6. Какурин Н. Е., Вацетис И. И. Гражданская война. 1918–1921. – СПб.: Полигон, 2002
  7. Корк А. И. Взятие перекопско-юшуньских позиций войсками 6-й армии в ноябре 1920 г. В сб: Поликарпов В.Д. (ред. сост.) Этапы большого пути: Воспоминания о гражданской войне. М.: Воениздат, 1963
  8. От Зимнего до Перекопа. Сборник воспоминаний. Составители: К. Белоцкий, Василий Сухоруков. Москва: Воениздат, 1978
  9. Очерки Е. И. Достовалова, http://feb-web.ru/feb/rosarc/ra6/ra6–637-.htm
  10. Перекоп и Чонгар. – М.: Государственное военное издательство, 1933

Третий сталинский удар. Битва за Крым

9 мая 1944 года, 70 лет назад, после генерального штурма, был освобожден Севастополь. К 12 мая остатки немецкой 17-й армии, бежавшие на мыс Херсонес, были окончательно разгромлены. «Третий сталинский удар» — Крымская наступательная операция, привел к полному освобождению Крымского полуострова от гитлеровцев. Отбив Крым и Севастополь Советский Союз вернул себе контроль над Чёрным морем.


Советские солдаты салютуют в честь освобождения Севастополя
Общая ситуация перед началом операции. Предшествующие операции
1943 год. Немецкое военно-политическое руководство цеплялось за Крым до последней возможности. Крымский полуостров имел огромное военно-стратегическое и политическое значение. Адольф Гитлер требовал удержать Крым любой ценой. Крымский полуостров был необходим Берлину не только из оперативных соображений (база для воздушного и морского флота, передовой форпост сухопутных сил позволяющий стабилизировать положение южного фланга всего фронта), но из политических. Сдача Крыма могла повлиять на позицию Румынии, Болгарии и Турции, на общую обстановку на Балканском полуострове. Потеря Крыма укрепляла возможности советских ВВС и Черноморского флота.
13 августа — 22 сентября 1943 г. войска Юго-Западного фронта под началом генерала Ф. И. Толбухина в ходе Донбасской наступательной операции вышли на рубеж рек Днепр и Молочная. Появились условия для освобождения Северной Таврии и Крымского полуострова. 9 сентября – 9 октября 1943 года была проведена Новороссийско-Таманская операция (Освобождение Новороссийска и Таманского полуострова). В ходе этой операции советские войска освободили Новороссийск, Таманский полуостров и вышли на побережье Керченского пролива. Успешное завершение операции создало благоприятные возможности для ударов по крымской группировке вермахта с моря и через Керченский пролив.
Положение немецких войск на южном крыле советско-германского фронта продолжало ухудшаться и дальше. 26 сентября – 5 ноября 1943 года Южный фронт (с 20 октября 1943 г. — 4-го Украинский) провёл Мелитопольскую наступательную операцию. 24-25 октября 1943 г. 19-й танковый корпус генерала И.Д. Васильева, гвардейский Кубанский казачий кавалерийский корпус генерала Н.Я. Кириченко и стрелковые части прорвали немецкую оборону. Красная Армия стремительно наступала к Перекопу, Сивашу и нижнему течению Днепра. В результате Мелитопольской операции Красная Армия разгромила 8 дивизий противника и 12 дивизиям нанесла большой урон. Советские войска продвинулись на 50-230 км, освободив почти всю Северную Таврию и выйдя к нижнему течению Днепра. Немецкие войска в Крыму были отрезаны от остальных войск. К исходу дня 31 октября передовые части 19-го танкового корпуса и кавкорпуса подошли к Турецкому валу и с ходу прорвали его. 1 ноября советские воины вели бой в районе Армянска. Удар советских танкистов и кавалеристов по Турецкому валу был столь внезапным, что гитлеровцы не успели организовать мощную оборону.
Проблема передовых частей заключалась в том, что у них не хватало артиллерии, боеприпасов, к тому же стрелковые части отстали. Немецкое командование поняв, что Турецкий вал прорван, организовало мощный контрудар. Весь день шёл упорный бой. В ночь на 2 ноября гитлеровцы ударом с флангов снова заняли Турецкий вал. Передовые советские части были вынуждены вести бой в окружении. Немецкие атаки следовали одна за другой. Комкор Васильев был ранен, но остался в строю и продолжал руководить войсками. На 3 ноября в частях осталось по 6-7 снарядов на орудие и по 20-25 патронов на винтовку. Ситуация была критической. Штаб фронта приказал выходить из окружения, но при возможности – удержать плацдарм. Командир 19-го танкового корпуса Иван Васильев (Указом Президиума Верховного Совета СССР от 3 ноября 1943 года генерал-лейтенанту танковых войск Васильеву присвоили звание Героя Советского Союза) решил удержать плацдарм и ударом с него (с юга) снова пробить немецкие позиции на валу. Ночью два небольших штурмовых отряда (в каждом было по 100 бойцов) составленных из танкистов, спешенных кавалеристов, сапёров, связистов и шоферов прорвали немецкую оборону. Так, плацдарм южнее Турецкого вала шириной 3,5 км и глубиной до 4 км смогли удержать.

Одновременно части 10-го стрелкового корпуса генерал-майора К.П. Неверова форсировали Сиваш и захватили ещё один важный плацдарм. Немецкое командование, понимая опасность этого прорыва, бросило в бой подкрепления с танками и артиллерией. Однако и советские войска получили подкрепления. Плацдарм был удержан и расширен до 18 км по фронту и 14 км в глубину. Таким образом, операция завершилась захватом плацдармов на Перекопе и южнее Сиваша, которые сыграли важнейшую роль в период проведения Крымской операции.


Советские войска переправляются через Сиваш
Командующий 17-й армией генерал Эрвин Густав Йенеке, опасаясь «нового Сталинграда», составил план эвакуации немецких войск с полуострова через Перекоп на Украину («операция Михаэль»). Эвакуацию планировали провести 29 октября 1943 года. Однако Гитлер в последний момент запретил проведение этой операции. Гитлер исходил из стратегического и военно-политического значения полуострова. Его поддержал и главнокомандующий военно-морскими силами гросс-адмирал К. Дениц. Немецким ВМС Крым был необходим для контроля значительной части Черного моря, потеря полуострова, резко ухудшала возможности немецкого флота. Адмирал пообещал, что в критической ситуации флот эвакуирует 200-тыс. 17-ю армию за 40 дней (при плохой погоде — за 80). Однако флотское командование ошиблось в своих прогнозах, оценке возможностей ВМС и советских войск. Когда возникла необходимость, 17-ю армию не смогли оперативно эвакуировать, что стало причиной её уничтожения.
31 октября – 11 ноября 1943 г. советские войска провели Керченско-Эльтигенскую десантную операцию. Советское командование планировало освободить Керченский полуостров. Полуостров освободить не удалось, но был захвачен важный плацдарм и привлечены значительные силы противника на это направление. Немецкие командование было вынуждено перебрасывать войска с северного (перекопского) направления, где гитлеровцы планировали нанести сильный контрудар по наступающим войскам 4-го Украинского фронта. Немецкая 17-я армия ещё больше увязла в Крыму, теперь находясь под угрозой ударов с двух направлений. Румынское руководство, потеряв доверие к немцам, начало эвакуировать свои войска из Крыма.

Бойцы Отдельной Приморской армии атакуют опорный пункт противника на территории металлургического завода в Керчи
1944 год. Немецкие силы и оборона
17-я армия Йенеке (Енеке) по-прежнему была мощной и вполне боеспособной группировкой. Она насчитывала до 200 тыс. солдат, 215 танков и штурмовых орудий и около 360 тыс. орудий и минометов, 148 самолётов. Штаб 17-й армии находился в Симферополе.
Армия получила приказ Адольфа Гитлера держаться на полуострове. В дальнейшем 17-я армия должна была совместно с 6-й армией, расположенной в районе Никополя, нанести контрудар по Красной Армии и, восстановить перерезанные советскими войсками сухопутные связи с остальными немецкими войсками. 17-я армия должна была сыграть важную роль в срыве советского наступления на южном крыле Восточного фронта. Ещё в ноябре 1943 года были разработаны планы «Литцман» и «Рудербоот». Они предусматривали прорыв большей части 17-й армии из Крыма через Перекоп на соединение с 6-й армией, удерживающей никопольский плацдарм, и эвакуацию меньшей части армии военно-морскими силами.

Однако действия советских войск сорвали эти планы. Части 10-го стрелкового корпуса, которые удерживали плацдарм южнее Сиваша, в ходе нескольких локальных операций улучшили свое тактическое положение и расширили плацдарм. Войска Отдельной Приморской армии в районе Керчи также провели ряд локальных операций, улучшив своё положение и расширив плацдарм. 17-я армия оказалась в ещё более сложном положении. Как отмечал генерал Э. Йенеке 19 января 1944 г.: «…оборона Крыма висит на «шелковой нитке»…».
Усугубляли положение 17-й армии и действия крымских партизан. 20 декабря 1943 г. оперативный и разведывательный отделы 5-го армейского корпуса признали бесперспективность борьбы с партизанскими отрядами, так как: «полное уничтожение больших банд в горах возможно только с привлечением очень больших сил». Командование 17-й армии также признавало безнадежность борьбы с партизанами. Партизанские отряды поддерживались «воздушным мостом» с СССР. Немцы пытались террором, в том числе истребляя население предгорных деревень, среди которого скрывались партизаны, подавить сопротивление. Однако карательные меры не дали ожидаемых результатов. Кроме того, для борьбы с партизанами привлекали крымских татар, которые массово сотрудничали с оккупантами.
К апрелю 1944 года в Крыму активно действовало три партизанских соединения, общей численностью до 4 тыс. бойцов. Наиболее мощным было Южное соединение партизан под командованием И. А. Македонского. Южный отряд располагался в заповеднике Южного берега Крыма, в районе Алушта — Бахчисарай — Ялта. Северное соединение под началом П. Р. Ямпольского дислоцировалось в Зуйских лесах. Восточное соединение под руководством В. С. Кузнецова базировалось в Старокрымских лесах. По сути, советские партизаны контролировали всю горно-лесную часть полуострова. Всё время оккупации они укрепляли свои позиции. К ним переходили даже некоторые захватчики. Так, на стороне партизан сражалась группа дезертировавших словаков.

Крымские партизанки
22-28 января Отдельная Приморская армия провела ещё одну локальную операцию. Наступление не привело к успеху, но показало шаткость положения 17-й армии. Немецкому командованию приходилось перебрасывать резервы с северного направления, что срывало возможность контрудара у Перекопа. С 30 января по 29 февраля 1944 года войска 3-го и 4-го Украинских фронтов провели Никопольско-Криворожскую операцию (Второй сталинский удар. Часть 3. Разгром никопольско-криворожской группировки противника). Никопольский плацдарм был ликвидирован, что окончательно лишило немцев надежды на восстановление сухопутной связи с окруженной в Крыму 17-й армией. 4-й Украинский фронт получил возможность направить все свои силы на освобождение Крымского полуострова.
Правда, в январе-феврале в Крым с юга Украины по воздуху перебросили 73-ю пехотную дивизию из 44-го отдельного армейского корпуса, а в марте — 111-ю пехотную дивизию из 6-й армии группы армий «А». Высшее немецкое командование по-прежнему хотело удержать Крым. Однако командование 17-й армии понимало, что подкрепления не способны изменить ситуацию, они только продлевают агонию. Йенеке и его штаб не раз докладывали верховному командованию о необходимости скорейшей эвакуации армии.

Танки Pz.Kpfw.38(t) 2-го румынского танкового полка в Крыму

Румынские артиллеристы ведут огонь из 75-мм противотанковой пушки во время боя в Крыму
К апрелю 17-я армия имела в своём составе 12 дивизий: 5 немецких и 7 румынских, 2 бригады штурмовых орудий. В районе Перекопа и против плацдарма на Сиваше оборону держали 49-й горно-стрелковый корпус (50-я, 111-я, 336-я пехотные дивизии, 279-я бригада штурмовых орудий) и румынский кавалерийский корпус (9-й кавалерийская, 10-я и 19-я пехотные дивизии). Всего Северная группировка насчитывала около 80 тыс. солдат. Штаб группировки располагался в Джанкое.
Немецкая оборона в районе Перекопа состояла из трёх полос протяженностью до 14 км и глубиной до 35 км. Их занимала 50-я пехотная дивизия, подкрепленная несколькими отдельными батальонами и частями (всего около 20 тыс. штыков, до 50 танков и штурмовых орудий и 325 орудий и минометов). Главная оборонительная полоса была глубиной до 4-6 км, имела три оборонительных позиции с окопами полного профиля и долговременными огневыми точками. Основным узлом обороны был Армянск. С северного направления город прикрывал глубокий противотанковый ров, минные поля и противотанковые пушки. Город был подготовлен к круговой обороне, улицы перекрыли баррикадами, многие здание превращены в опорные пункты. Ходы сообщения соединяли Армянск с ближайшими населенными пунктами.
Вторая полоса обороны проходила в южной части Перекопского перешейка между Каркинитским заливом и озерами Старое и Красное. Глубина второй полосы обороны составляла 6-8 км. Здесь немцы соорудили две оборонительные позиции, прикрытые противотанковым рвом, минными полями и другими заграждениями. Оборона основывалась на Ишуньских позициях, которые закрывали выход в степные районы полуострова. Третья полоса обороны, строительство которой не было завершено к началу наступления Красной Армии, проходила по реке Чартылык. В промежутках между полосами обороны находились отдельные узлы сопротивления и опорные пункты, минные поля. На побережье Каркинитского залива подготовили противодесантную оборону. Командование 17-й армии ожидало главный удар Красной Армии в районе Перекопа.
На южном берегу Сиваша немцы соорудили 2-3 оборонительные полосы глубиной до 15-17 км. Их занимали 336-я немецкая и 10-я румынская пехотные дивизии. Оборонительные позиции проходили по берегам четырёх озёр и имели по суше протяжённость всего 10 км. За счёт этого была достигнута высокая плотность обороны, насыщенной живой силой и огневыми точками. Кроме того, оборона была усилена многочисленными инженерными заграждениями, минными полями и дотами, дзотами. 111-я немецкая пехотная дивизия, 279-я бригада штурмовых орудий и часть 9-й румынской кавдивизии находились в резерве у Джанкоя.
Керченское направление оборонял 5-й армейский корпус: 73-я, 98-я пехотные дивизии, 191-я бригада штурмовых орудий, румынские 6-я кавалерийская дивизия и 3-я горно-стрелковая дивизия. Всего группировка насчитывала около 60 тыс. солдат. Береговая оборона на участке от Феодосии до Севастополя была возложена на румынский 1-й горно-стрелковый корпус (1-я и 2-я горнострелковые дивизии). Этот же корпус занимался борьбой с партизанами. Побережье от Севастополя до Перекопа контролировали два кавалерийских полка из состава румынской 9-й кавдивизии. Всего на противодесантную оборону и борьбу с партизанами выделили около 60 тыс. солдат. Штабы 17-й армии и румынского 1-го горно-стрелкового корпуса располагались в Симферополе. Кроме того, в состав 17-й армии входили 9-я зенитная дивизия ВВС, артиллерийский полк, три артполка береговой обороны, горно-стрелковый полк «Крым», отдельный полк «Бергман» и другие части (охранные, сапёрные батальоны и т. д.).

На Керченском полуострове было четыре полосы обороны. Их общая глубина достигала 70 километров. Главная полоса обороны опиралась на Керчь и окружающие город высоты. Вторая полоса обороны проходила вдоль Турецкого вала – от Аджибая до Узунларского озера. Третья полоса шла у населенных пунктов Семь Колодезей, Кенегез, Адык, Обекчи и Карасан. Четвертая полоса прикрывала Ак-Монайский перешеек («Перпач-позиция»). Кроме того, немцы оборудовали тыловые полосы обороны на линии Евпатория — Саки – Сарабуз – Карасубазар – Судак – Феодосия, Алушта – Ялта. Они прикрывали Симферополь. Мощным оборонительным узлом являлся Севастополь.
План операции и советские силы
Ставка Верховного Главнокомандования (ВГК) рассматривала Крымский полуостров как стратегически важный район. Освобождение Крыма восстанавливало возможности Черноморского флота. Севастополь был главной базой советского флота. К тому же полуостров был важной базой немецкого флота и авиации, прикрывал южный стратегический фланг противника. Крым имел важное значение в определение будущего Балканского полуострова и оказывал влияние на политику Турции.
Операцию по освобождению Крыма начали готовить в феврале 1944 года. 6 февраля начальник Генштаба А.М. Василевский и Военный Совет 4-го Украинского фронта представили Ставке план Крымской операции. 22 февраля 1944 года Иосиф Сталин утвердил решение о направлении главного удара со стороны Сиваша. Для этого через Сиваш организовали переправы, через которые на плацдарм стали перебрасывать живую силу и технику. Работа проходила в тяжёлых условиях. Море, налеты немецкой авиации и артиллерийские удары не раз разрушали переправы.
Срок начала операции несколько раз переносили. С начала это было связано с ожиданием освобождение от гитлеровцев побережья Днепра до Херсона, затем погодными условиями (из-за них начало операции отложили на период между 15 и 20 марта). 16 марта начало операции отложили в ожидании освобождения Николаева и выхода Красной Армии к Одессе. 26 марта началась Одесская наступательная операция (Третий сталинский удар. Освобождение Одессы). Однако и после освобождения Николаева – 28 марта, операцию начать не смогли. Помешали плохие погодные условия.
Общий замысел Крымской операции состоял в том, чтобы войска 4-го Украинского фронта под командованием генерала армии Фёдора Ивановича Толбухина с севера – от Перекопа и Сиваша, а Отдельная Приморская армия генерала армии Андрея Ивановича Ерёменко с востока – от Керченского полуострова, нанесли одновременный удар в общем направлении на Симферополь и Севастополь. Они должны были прорвать немецкую оборону, расчленить и уничтожить немецкую 17-ю армию, не допустив ее эвакуации из Крымского полуострова. Наступление сухопутных войск поддерживали Черноморский флот под командованием адмирала Филиппа Сергеевича Октябрьского и Азовская флотилия под началом контр-адмирала Сергея Георгиевича Горшкова. Морские силы имели в своем составе линейный корабль, 4 крейсера, 6 эсминцев, 2 сторожевика, 8 базовых тральщиков, 161 торпедных, сторожевых и бронекатеров, 29 подводных лодок и другие корабли и суда. С воздуха наступление 4-го УФ поддерживали 8-я воздушная армия под командованием генерал-полковника авиации Тимофея Тимофеевича Хрюкина и авиация Черноморского флота. 4-я воздушная армия под командованием генерал-полковника авиации Константина Андреевича Вершинина поддерживала наступление Отдельной Приморской армии. Кроме того, с тыла по немцам должны были ударить партизаны. За координацию войск отвечали представители Ставки ВГК Маршалы Советского Союза К. Е. Ворошилов и А. М. Василевский. Всего в операции участвовали около 470 тыс. человек, около 6 тыс. орудий и минометов, 559 танков и самоходных артиллерийских установок, 1250 самолётов.


Начальник штаба 4-го Украинского фронта генерал-лейтенант Сергей Семенович Бирюзов, член Государственного комитета обороны маршал Советского Союза Климент Ефремович Ворошилов, начальник Генерального штаба маршал Советского Союза Александр Михайлович Василевский на командном пункте 4-го Украинского фронта
Главный удар наносил 4-й УФ. В его состав входили: 51-я армия, 2-я гвардейская армия и 19-й танковый корпус. Основной удар с Сивашского плацдарма наносили 51-я армия под командованием Героя Советского Союза, генерал-лейтенанта Якова Григорьевича Крейзера и усиленный 19-й танковый корпус под началом Героя Советского Союза, генерал-лейтенанта танковых войск Ивана Дмитриевича Васильева. Иван Васильев во время разведки будет ранен, поэтому наступлением корпуса будет руководить его заместитель И. А. Поцелуев. Они получили задачу наступать в направлении Джанкой — Симферополь — Севастополь. В случае прорыва немецкой обороны и захвата Джанкоя основная группировка 4-го УФ выходила в тыл немецких позиций у Перекопа. Она также могла развивать наступление на Симферополь и в тыл керченской группировке противника. 2-я гвардейская армия под командованием генерал-лейтенанта Георгия Фёдоровича Захарова наносила вспомогательный удар на Перекопском перешейке и должна была наступать в направлении Евпатория – Севастополь. Армия Захарова также должна была очистить от гитлеровцев западное побережье Крыма. Отдельная Приморская армия получила задачу прорвать немецкую оборону у Керчи и наступать в направлении на Владиславовку и Феодосию. В дальнейшем часть сил Приморской армии должна была наступать в направлении Симферополь – Севастополь, другая часть – вдоль побережья, от Феодосии к Судаку, Алуште, Ялте и Севастополю.
Черноморский флот получил задачу нарушать морские коммуникации противника. Подводные лодки и торпедные катера должны были атаковать вражеские суда на ближних и дальних подступах к Севастополю. Авиация (более 400 самолетов) должна была действовать на всём протяжении немецких морских коммуникация – от Севастополя до Румынии. Большие надводные корабли в операции не участвовали. Ставка приказала их беречь для будущих морских операций. Координировал действиями Черноморского флота представитель Ставки — главнокомандующий Военно-морскими Силами СССР нарком ВМФ адмирал Н.Г. Кузнецов. Азовская флотилия перевозила войска, грузы через Керченский пролив и поддерживала наступление Отдельной Приморской армии с моря.
Дальняя авиация под командованием маршала авиации А.Е.Голованова (более 500 самолетов) должна была ночными массированными ударами парализовать работу железнодорожных узлов и портов, наносить удары по важным объектам противника, топить немецкие корабли и суда. Дальняя авиация должна была нанести удары по важнейшим румынским портам Галац и Констанца.
Крымские партизаны получили задачу нарушить движение немцев на дорогах, прервать проводную связь, организовать нападения на штабы и командные пункты противника, помешать гитлеровцам разрушать города и населенные пункты при отступлении, воспрепятствовать уничтожению и угону населения. Также они должны были разрушить Ялтинский порт.

Продолжение следует…

Воспользовавшись тем, что главные силы Красной Армии брошены на борьбу с белополяками, белогвардейцы несколько оправились от поражений и весной 1920 г. начали подго товку к очередной схватке с Советской респуб ликой.

На этот раз их оплотом стал Крым. Сюда по Черному морю шли иностранные суда с оружи ем и обмундированием для 150-тысячной армии генерала Врангеля. Английские, французские специалисты руководили строительством укреплений на Перекопском перешейке, учили белогвардейцев обращаться с новейшей военной техникой — танками и самолетами.

В самый разгар боев Красной Армии с бело поляками войска Врангеля вышли из Крыма, захватили часть южноукраинских районов и пытались прорваться к Донбассу. Врангель мечтал о походе на Москву.

«Врангель должен быть уничтожен, как уничтожены были Колчак и Деникин». Такую задачу поставил ЦК нашей партии перед советским народом. Через Харьков и Луганск, через Киев и Кременчуг двинулись на юг отряды коммунистов, воинские эшелоны.

Пока Красная Армия воевала с белополя­ками, советское командование не могло сосре­доточить против Врангеля необходимые силы, чтобы перейти в решительное наступление. В те­чение лета и начала осени наши войска сдержи­вали натиск врага и готовились к контрнаступ­лению.

В те дни жестокие бои развернулись под ставшей тогда легендарной Каховкой. Здесь, в нижнем течении Днепра, где могучая река своим изгибом как бы нависает над входом в Крым, красные войска переправились на левый берег и создали там базу для даль нейшего наступления. Бойцы прославленной 51-й стрелковой дивизии под командованием В. К. Блюхера создали под Каховкой непри ступный укрепленный район.

Врангелевцы изо всех сил старались выбить отсюда наши части. Пехота и конница белых, усиленные большим количеством броневиков, не считаясь с потерями, рвались вперед. Вран гель бросил на этот участок фронта редкий тогда вид оружия — танки. Но бронированные чудо вища не испугали красноармейцев.

…Неуклюжие громады танков медленно двигались вперед, подминая проволочные за граждения, ведя непрерывный огонь. Казалось, не было силы, которая их остановит. Но вот советские артиллеристы выкатили орудие и прямой наводкой подбили один танк. К другой вражеской машине бросилась группа красноар мейцев со связками гранат: раздался оглуши тельный взрыв — танк замер, осел набок. Два других танка отважные воины захватили не вредимыми.

Несмотря на все усилия врага, войска Крас ной Армии сковали под Каховкой большие силы врангелевцев и удержали город в своих руках.

Командир Волжского полка

Степан Сергеевич Вострецов, человек медлительный, привыкший все делать прочно, обстоятельно, командо вал на Восточном фронте Волжским полком, громившим колчаковцев. Обстоятельность не мешала ему быть ма стером отчаянно смелых ходов на поле военных дейст вий. Он сам с небольшой группой пулеметчиков захва тил челябинский вокзал и открыл полку путь в город. За это Вострецов был награжден первым из своих че тырех орденов Красного Знамени.

Морозной зимой 1919 г. Вострецов с небольшим отрядом, за которым следовал полк, подобрался к стояв шему на путях в Омске штабному поезду.

— Вылезай, приехали! — крикнул он, распахивая двери салона, Затем Вострецов заставил генерала снять телефонную трубку и приказать войскам в городе сло жить оружие. Так смекалистый уральский кузнец взял верх над его превосходительством, недооценивавшим военный гений народа.

К концу октября 1920 г. все было готово для перехода в наступление. Командующий Южным фронтом М. В. Фрунзе отдал войскам приказ — атаковать противника. Утром 28 ок тября линия фронта пришла в движение. Рань ше всех ринулись в бой полки Первой Конной армии, незадолго перед этим прибывшие с За падного фронта после заключения мира с пан ской Польшей. Несколько дней шли упорные бои на подступах к Крыму. Южная Украина бы ла освобождена от белогвардейцев. Однако зна чительной части армии Врангеля удалось уйти в Крым. Нашим войскам предстояло взять штурмом укрепления, прикрывающие путь на полуостров. Посмотрите на карту, и вы поймете необычайную трудность такого задания. В Крым можно попасть только по узкому перешейку или через Сиваш — «гнилое море». Врангелев цы надежно укрепились здесь. Через 15-кило метровый Перекопский перешеек протянулся Турецкий вал, круто поднимавшийся на 8 м. Перед валом — глубокий ров шириной 20 м.

Кругом, куда ни глянь, линии окопов, при крытых рядами заграждений из колючей про волоки. В толще Турецкого вала вырыты убе жища, глубокие блиндажи, бойницы, ходы сообщения. Десятки вражеских пушек и пуле метов держали под огнем все пространство перед этими укреплениями.

«Крым неприступен»,— самоуверенно заяв ляли белогвардейские генералы. Но для наших воинов не было неприступных позиций. «Пере коп должен быть взят, и он будет взят!» — эта мысль владела красными бойцами и командира ми Южного фронта.

Главный удар решили нанести по Перекопу. 51-й дивизии надлежало атаковать Турецкий вал с фронта; часть наших войск должна была перейти Сиваш вброд, обойти перекопские укрепления и ударить по врагу с тыла. На Чон­гарском перешейке Красная Армия наносила вспомогательный удар.

…Шли последние приготовления к решающему штурму. В прибрежных лиманах саперы строили плоты для переправы пулеметов и легкой артиллерии. Стоя по пояс в ледяной воде, красноармейцы укрепляли броды через Сиваш, настилали на дно солому, плетни, доски, бревна. Надо было скорее пройти через Сиваш, пока ветер угнал воду в Азовское море.

7 ноября 1920 г., день третьей годовщины Великого Октября, 10 часов вечера. Ночная темнота окутала землю. С крымского берега, прорезая мглу, шарили лучи прожекторов. И вот через Сиваш двинулись наши передовые части. Путь указывали проводники — жители прибрежных сел. Невероятно тяжел был этот переход. Люди, лошади, повозки застревали в топком дне.

Напрягая все силы, красные воины продви гались вперед, с трудом вытаскивая из трясины орудия. Лишь через три часа они почув ствовали под ногами твердую землю.

Освещенная вражескими прожекторами, под ливнем пуль, среди взрывов снарядов вперед пошла штурмовая колонна — коммунисты и комсомольцы.

8 жестокой схватке они отбросили врага и закрепились на крымском берегу. Поэт Н. Ти хонов писал об этом подвиге:

Живыми мостами мостят Сиваш!

Но мертвые, прежде чем упасть,

Делают шаг вперед.

На утро 8 ноября густой туман окутал Ту рецкий вал. После артиллерийской подготов ки на штурм двинулись наши полки. Атаки следовали одна за другой, но безуспешно. Бой цам не удавалось преодолеть убийственного огня белых; понеся большие потери, они залег ли у проволочных заграждений противника.

К вечеру положение осложнилось. Переме нился ветер, и вода в лимане стала прибывать. Наши войска, перешедшие Сиваш, могли оказать ся полностью отрезанными. По предложению М. В. Фрунзе к Сиващу двинулись жители ближних деревень. Они несли с собой брев на, доски, охапки соломы и ветвей для укреп ления затопленных бродов. Через Сиваш по шли новые полки, чтобы оттянуть силы против ника от Турецкого вала.

Начдив Киквидзе

— Едем в хутор к белым,— сказал шоферу начдив Васо Киквидзе, затянутый в новенький мундир с золо тыми погонами. В его кармане лежала перехваченная у белых бумага на имя грузинского князя: он направ лялся в штаб белоказачьей части расследовать причины сдачи станицы Преображенской.

— Вы арестованы, полковник, и обвиняетесь в не выполнении приказа ставки,— резко сказал Киквидзе командиру части и потребовал секретную переписку, шифры, документы.

Все это вместе с опростоволосившимся полковником он привез в свой штаб.

О военной хитрости, отваге, неуязвимости красного начдива ходили легенды. После его гибели 16-я стрел ковая дивизия, названная именем Киквидзе, продол жала сражаться. В годы Великой Отечественной войны она героически защищала подступы к Ленинграду.

После полуночи бойцы опять ринулись на штурм Турецкого вала. Стиснув зубы, двига лись они вперед, пробирались через колючую проволоку, карабкались на крутые склоны вала. Раненые оставались в строю.

…И когда солнце, выглядывая из-за хмурых ноябрьских туч, поднялось над гладью Черного моря, оно осветило пробитое пулями красное знамя, победно реявшее над Турецким валом. Перекоп был взят!

Тесня белогвардейцев, Красная Армия про рвала и следующие укрепленные линии противника. В прорыв стремительно ринулись диви зии Первой Конной армии.

Врангелевцы были разбиты наголову. Остат ки белой армии спешно грузились на иностран ные суда и бежали из Крыма. В боях с врангелевскими войсками особо отличились части уже упоминавшейся 51-й стрелковой дивизии, а также части 15, 30, 52-й стрелковых диви зий, бойцы и командиры 3-го кавалерийского корпуса.

В телеграмме В. И. Ленину М. В. Фрунзе 12 ноября 1920 г. писал: «Свидетельствую о высочайшей доблести, проявленной геройской пехотой при штурмах Сиваша и Перекопа. Части шли по узким проходам под убийствен ным огнем на проволоку противника. Наши потери чрезвычайно тяжелы. Некоторые диви зии потеряли три четверти своего состава. Об щая убыль убитыми и ранеными при штурмах перешейков не менее 10 тысяч человек. Армии фронта свой долг перед Республикой выпол нили. Последнее гнездо российской контррево люции разорено, и Крым вновь станет совет ским».

Советская страна торжествовала победу. «Беззаветной храбростью, героическим напряжением сил разгромили Врангеля славные си лы революции. Да здравствует наша Красная Армия, великая армия труда!» — такими сло вами газета «Правда» сообщала о победе над врагом.

Юные подпольщики Одессы

В 1920 г.? когда Красная Армия временно оставила Одессу, белогвар дейцы захватили группу юных под польщиков. Пытки не сломили моло дых патриотов. В ночь перед казнью они написали письма товарищам. Эти письма были опубликованы в под польной газете «Одесский комму нист». Вот три из них.

«Девять коммунистов, осужден ных 4 января 1920 г. военно-полевым судом… на смертную казнь, шлют свой предсмертный прощальный при вет товарищам. Желаем вам успешно продолжать наше общее дело. Уми раем, но торжествуем и приветствуем победоносное наступление Красной Армии. Надеемся и верим в конечное торжество идеалов коммунизма!

Да здравствует Коммунистиче ский Интернационал!

Осужденные: Дора Любарская,-‘ Ида Краснощекина, Яша Ройфман (Безбожный), Лев Спивак (Федя), Борис Михайлович (Туровский), Ду-никовский (Зигмунд), Василий Пет ренко, Миша Пильцман и Поля Барг…»

«Дорогие товарищи! Ухожу из жизни со спокойной совестью, никого не выдав. Будьте счастливы и ведите дело до конца, что мне, к сожалению, не удалось… Зигмунд».

«Славные товарищи, я умираю честно, как честно прожила свою ма ленькую жизнь… Мне не жалко, что погибну так, жаль, что мало мною сде лано для революции… Скоро, скоро вздохнет вся Украина и начнется живая, созидательная работа. Жаль, что не могу принять участие в ней… Дора Любарская».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *