Пересадка сердца сколько живут

Прогнозы

Решившись на трансплантацию, пациента закономерно волнует вопрос, сколько живут после пересадки сердца. Каждый случай индивидуален и зависит от следующих факторов:

  • возраст;
  • пол – по медицинской статистике шансы по выживанию у женщин несколько ниже, чем у мужчин;
  • общее состояние пациента на момент вмешательства;
  • иммунологическая совместимость донора и реципиента;
  • реакция организма на новый орган, степень отторжения сердца.

В мировой практике приводят следующие цифры:

  • 1 год после операции – выживают около 90% пациентов;
  • 3 года – 77% мужчин и 75% женщин;
  • 5 лет – 73% мужчины и 67% представительниц прекрасного пола.

В настоящее время в США своеобразный юбилей отметил один из первых пациентов трансплантологов. Мужчина прожил четверть века с донорским органом. В настоящее время юбиляру исполнилось 78 лет.

Шансы на успех трансплантации снижают следующие факторы:

  • возраст от 65 лет;
  • невозможность самостоятельного дыхания до и после вмешательства;
  • началась реакция отторжения;
  • это не первое оперативное вмешательство на органе.

Согласно данным статистики 95% оперативных вмешательств проходит удачно. Первые месяц с новым сердцем является решающим и по его результатам специалист даст окончательный прогноз. Если больной прожил 30 дней после операции, то вероятность встретить новый год в добром здравии составляет 90%.

Предотвратить отторжение

Михаил Каабак, заведующий отделением пересадки почки РНЦХ им. Б.В. Петровского РАМН. Фото с сайта pochka.org

Но пересаженный орган, как и весь организм в целом, требуют особой заботы — дисциплины жизни. Иначе пострансплантационые риски превысят первоначальную пользу.

— Как правило, человек после трансплантации органов испытывает прилив здоровья. Но жизнь человека после трансплантации — это балансирование между отторжением пересаженного органа, то есть недостаточным подавлением иммунитета, и избыточной иммуносупрессией, приводящей к инфекциям и онкологическим заболеваниям», — рассказал Милосердию.ru Михаил Каабак, заведующий отделением пересадки почки РНЦХ им. Б.В. Петровского РАМН.

Отторжение наступает потому, что организм распознает новый орган как «чужой», и иммунная система начинает медленно его разрушать. Признаки отторжения донорского сердца, например, — высокая температура, приступы удушья, боль в груди, повышенная утомляемость, скачки давления, симптомы «простуды».

Чтобы предотвратить потерю органа, пациентам назначают препараты, подавляющие иммунитет. В результате у людей может развиваться пневмония, цитомегаловирусная инфекция, кандидозы, лимфомы, меланомы, карциномы.

— Через 10 лет после трансплантации онкологические заболевания встречаются у 10% пациентов. Это намного выше, чем у популяции в среднем, но и безысходности нет, — отмечает Михаил Каабак.

Не допустить ампутации

Майя Сонина, директор Благотворительного фонда «Кислород». Фото: Павел Смертин

Послеоперационный тромбоз может приводить к гангренам различной тяжести. Майя Сонина, директор Благотворительного фонда «Кислород», рассказала «Милосердию.ru» о двух случаях тромбоза после трансплантации легких, которые привели к ампутации конечностей. Одна женщина лишилась обеих ног до коленных суставов. Сейчас она начала ходить на протезах и учится жить заново.

Другая пациентка потеряла ноги до лодыжек и пальцы рук. Затем у нее началось отторжение трансплантата, открылось легочное кровотечение, и она умерла. Второй случай произошел уже через полгода после операции, что не является типичным. Но, по словам Майи Сониной, в мировой практике и такие ситуации возникали.

После трансплантации сердца у 25-30% пациентов через 5-6 лет развивается ишемия миокарда и различные патологии коронарных артерий (ПКА). ПКА может стать причиной смерти, поскольку болевых ощущений при пересаженном сердце не возникает (оно «денервировано»), и человек не замечает серьезности своего состояния.

Сахарный диабет обнаруживается у 35% пациентов через 2-5 лет после пересадки сердца. Около 2-3% людей, перенесших такую операцию, со временем начинают нуждаться в диализе из-за почечной недостаточности. Кроме того, у них может появиться остеопороз, некроз бедра и другие заболевания опорно-двигательного аппарата, а также неврологические нарушения, эпилепсия, говорится на одном из медицинских сайтов в статье под названием «Трансплантация сердца: взгляд терапевта».

Самый сложный орган — легкие

«Средняя продолжительность работы пересаженной почки, полученной от умершего человека, составляет около 8 лет. Такая же почка, полученная от живого человека, работает около 15 лет. Существуют технологии, которые позволяют эти сроки продлить вдвое. То есть почка, полученная от родственника, может работать в среднем 30 лет», — рассказал Михаил Каабак.

«Наиболее сложный орган – легкие, — продолжил он. — Пятилетнее выживание не превышает 50% для пересаженных легких. Сердце и печень имеют одинаковую, 70% выживаемость, причем для печени нет разницы, получена ли она от живого, или от умершего человека. Это связано с тем, что от умершего человека пересаживают целую печень, а от живого — только часть печени, поврежденную хирургическим путем».

«Пересаженный орган не будет работать бесконечно долго, — предупреждает эксперт. — Все зависит от возрастной категории пациента. У детей утрата функций органа значительно чаще, но продолжительность жизни выше. У людей пожилого возраста происходит ровно наоборот: они умирают чаще, чем теряют орган».

По данным на 2016 год, к концу первого месяца после трансплантации функционируют 97% новых почек, к концу первого года – 93%, через три года – 83%.

После трансплантации сердца большинство пациентов (85–82%) имеют перспективы прожить от 10 до 20 лет. Больше года после трансплантации проживает 88% прооперированных больных, 5 лет – 72%, до 20 и более — 15% пациентов.

42-летний Рупиян Рой пробежал 10 км полумарафона через полтора года после трансплантации сердца, проведенной в индийском госпитале Fortis Malar. Одной из пациенток НИИ им. Склифосовского оставалось жить три дня, когда ей пересадили печень. Через полтора года после операции она родила ребенка.

«Вторая трансплантация – более нудная»

Если отказал трансплантированный орган – это не конец. В России проводят и вторичные пересадки. «Независимо от того, по какой причине погиб первый орган, так или иначе произошла сенсибилизация (повышение чувствительности организма к антигенам, где антиген – вещество, которое организм воспринимает как чужеродное) организма, — объяснил Михаил Каабак. — То есть вторичная пересадка сложнее иммунологически.

А с точки зрения хирургии, почку пересадить второй раз ничуть не сложнее, чем в первый, потому что ее можно пересаживать на сторону, где еще не было операции.

Если же речь идет о печени или о сердце, то хирургические сложности встречаются. То же самое и с легкими, поскольку пересаживать орган нужно на то самое место, где он был до этого, соответственно, хирурги сталкиваются с рубцовыми процессами».

«Мне уже два раза почку пересаживали, — рассказал Милосердию.ru Дмитрий Бабарин,

заместитель председателя Межрегиональной общественной организации инвалидов — нефрологических и трансплантированых пациентов «Новая жизнь». — Вторая трансплантация более нудная получается. Страха такого уже нет, но есть понимание, что эта рутина – восстановление после операции – затянется надолго».

«Чем умнее пациент, тем дольше он проживет»

«Чем умнее пациент, тем дольше он проживет», — заявил ранее в одном из интервью Сергей Готье, директор ФГБУ «Национальный медицинский исследовательский центр трансплантологии и искусственных органов имени академика В. И. Шумакова».

«Бывают ситуации, когда люди расслабляются и теряют бдительность, не выполняют назначения врачей, — отметила Майя Сонина. — Они начинают радоваться тому, что после пересадки легких начали дышать самостоятельно, и пускаются, что называется, во все тяжкие. Мы по таким причинам уже теряли пациентов».

«Трансплантация – сложная технология. Когда человек пренебрегает назначениями врача, он нарушает эту технологию, и ресурс, заложенный в пересаженный орган, снижается», — отметил Михаил Каабак.

Как должен вести себя пациент с пересаженной почкой, рассказал Дмитрий Бабарин: «Первое время после трансплантации надо очень сильно ограничивать физическую нагрузку. Строго соблюдать диету. Многие люди начинают «на радостях» есть соленое (продукты, содержащие калий). Но ведь пересаженная почка поддерживается только таблетками, которые не дают организму ее уничтожить, она очень слабая.

Опять же, алкоголь. Тут и свои-то почки не всегда болят, а трансплантат вообще никак не болит, и можно не заметить опасности. Кроме того, после пересадки приходится принимать много лекарств, и идет удар по печени.

В зимний период обязательно надо тепло одеваться. Нельзя много сидеть в поликлиниках, врачи даже советуют носить маску, потому что для трансплантированного пациента любой «чих» опасен из-за иммуносупрессии».

А вот после трансплантации сердца, наоборот, рекомендуются физические нагрузки, чтобы снизить риск набора веса, а в диете главное – сократить употребление продуктов с высоким содержанием жиров.

Однако от пациента зависит далеко не все.

Доступность лекарств снизит риски

«Главная проблема трансплантированных пациентов – доступность лекарств», — отметил Дмитрий Бабарин.

Подбор лекарства – это основа трансплантологии, считает Михаил Каабак. Но реальность такова, что в рамках льготного обеспечения пациенту заменяют один препарат на другой, в зависимости от того, какой имеется в данном регионе. В Москве, например, по словам Майи Сониной, людям с пересаженными легкими зачастую выдают дженерики.

«Даже оригинальные препараты на каждого пациента действуют по-разному, и механически заменять один на другой нельзя. С дженериками все еще сложнее», — подчеркнул Михаил Каабак.

Неслучайно Европейское трансплантологическое общество (ESOT) ранее высказалось за то, чтобы перевод пациента с одного препарата на другой проводился только трансплантологом, так как при замене лекарства необходимо пересматривать все дозировки. В большинстве европейских стран пациенты с пересаженными органами имеют возможность получать одно и то же лекарство пожизненно.

Другая проблема пациентов – неразвитость инфраструктуры. Например, в Москве половину анализов надо делать в одном месте, одну треть анализов — в другом месте, четверть – еще где-нибудь, а одну десятую часть — за свой счет в частных лабораториях. За одним препаратом нужно ехать в одну поликлинику, за другим – в другую, а третий и четвертый искать в аптеках.

«К примеру, пациентам после пересадки почки приходится, помимо клинического и биохимического анализа крови, регулярно сдавать анализы на концентрацию лекарств, антитела, вирусы ПЦР, гепатиты (HBV, HCV), поствакцинальный иммунитет (анти-HBs-антитела, антитела против кори, краснухи, паротита и т.д.), коагулограмму и др. Кроме того, необходимы регулярные анализы мочи и УЗИ трансплантата каждые три месяца.

Для человека, который ведет обычную жизнь, работает, учится, да еще и пробки в Москве, выполнение этих рекомендаций представляет огромную трудность», — отметил Михаил Каабак.

Почему вредно снижать группу инвалидности после пересадки

«Многим пациентам после трансплантации медико-социальная экспертиза пытается снизить группу инвалидности, — рассказал Дмитрий Бабарин. — Они считают, что после пересадки почки человек становится здоровым. Но это не новая почка, человек постоянно пьет таблетки, чтобы трансплантат работал.

А при снижении группы инвалидности урезается и объем медицинской помощи. Например, в случае осложнения человек не сможет ходить. Инвалид первой группы получит бесплатно от государства инвалидную коляску, и ему будет легче передвигаться, а со второй и третьей группой это очень сложно. То же самое и с лекарственным обеспечением.

Даже при вызове скорой инвалидность имеет значение.

Я по себе помню, если при вызове «скорой» просто сказать, что высокая температура, — это одно. А если добавить: «У меня трансплантат, я инвалид первой группы», — то скорая приезжает сразу же».

«Состояние после трансплантации органов и тканей – тяжелое заболевание, которое нуждается, по сути, в паллиативном лечении. Пересадка легких продлевает жизнь, но это не означает, что человек выздоровел», — подчеркнула Майя Сонина.

— Трансплантация – не панацея. Это серьезное, высокотехнологическое лечение, которое улучшает прогноз, продлевает жизнь, но при определенных условиях. Перед ним человек должен просчитать все риски, не стесняясь расспрашивать врачей».

Первую в мире пересадку сердца сделал в 1967 году Кристиан Бернард в ЮАР. В России такую операцию впервые провел в 1987 году Валерий Шумаков. В 2016 году НМИЦ трансплантологии и искусственных органов сделал 132 пересадки сердца, благодаря чему вышел на первое место в мире.

Первая успешная пересадка почки состоялась в 1954 году, печени – в 1956, а легкого – в 1963 году. Сейчас трансплантация органов превратилась в достаточно рутинный и хорошо изученный метод лечения сложных заболеваний. Она спасает сотни жизней взрослых и детей.

Пересадка сердца: 50 лет спустя

09 декабря, 2017, 22:53 Операции по пересадке сердца, первую из которых еще 50 лет назад удачно провел южноафриканский кардиохирург, европеец по происхождению, Кристиан Нетлинг Барнард, уже давно перешли в разряд рутинных. Кажется, что с тех пор наука ушла далеко вперед в этом направлении, и мы вот-вот попадем в эпоху высокотехнологичных и надежных механических сердец. Или вырастим искусственное. Но так ли это на самом деле?
Сосуд любви и бесстрашия
Первая операция по пересадке сердца взрослому человеку была проведена в Кейптауне. Это был эпохальный день не только для науки, но и для духовной культуры. И немудрено: сердце для людей на протяжении веков являлось не просто органом, перекачивающим кровь, но своеобразным символом, которому людская фантазия отводила особенную роль.
Несмотря на тот факт, что к 1967-му году, когда и была произведена первая операция по пересадке, человечество обладало достаточно обширными знаниями о функции сердца, кое-кто продолжал считать, что этот орган является средоточием высоких чувств и мужества. И даже в 1982-ом году супруга некоего Барни Кларка, бывшего зубного врача, которому пересадили первое в мире искусственное сердце (у Кларка была конечная стадия сердечной недостаточности), сильно переживала, что после такой операции ее муж перестанет чувствовать к ней любовь.
На сегодняшний день пересадка сердца является единственным видом лечения для большинства тяжелых случаев сердечной недостаточности, от которой, по некоторым данным, в одной только России страдает около девяти миллионов человек. Однако в самом начале 60-ых годов прошлого века пересадка сердца считалась недостижимой мечтой. Уровень риска отторжения органа и развития опасных для жизни инфекций был просто непомерно высоким. Тем не менее, уже во второй половине десятилетия человечество сделало свой решительный шаг навстречу трансплантации сердца.

Операция по пересадке сердца

Трансплантационная «гонка вооружения»
Развитие кардиологии привело к своеобразной гонке – кто первый проведет пересадку сердца (этакая «гонка вооружений» в кардиохирургии). Своеобразными лидерами гонки можно было назвать четыре-пять хирургов в мире. Но самым смелым, удачливым и талантливым оказался Кристиан Барнард. Вторым стал американский хирург Норман Эдвард Шамвей, который в 1968-ом году провел первую в истории Соединенных Штатов операцию по пересадке сердца. Они оба проходили клиническую ординатуру в Миннесотском Университете, но отношения между ними были холодными, на что были свои причины.
Шамвей презирал в Барнарде его «показушность, вызывающее поведение и готовность смухлевать». Доктор Барнард, в свою очередь, был возмущен тем, что Норман, казалось, видел в нем в первую очередь чужака из страны второго сорта. Кроме того, статус Барнарда, как специалиста, был ниже из-за того, что его американский коллега обладал гораздо более обширным опытом пересадки сердца животным.
В 1959-ом году доктор Шамвей и Ричард Лоуэр из Стэнфордского университета осуществили первую пересадку сердца собаке. Животное с пересаженным сердцем прожило восемь дней, а ученые доказали тем самым всему человечеству, что этот орган может быть пересажен от одного животного другому, не потеряв при этом своей функциональности. И уже к 1967-му году примерно две трети собак, которые прошли через операционный стол доктора Шамвея, могли прожить целый год или даже больше. К тому моменту американский ученый успел пересадить сердца тремстам собакам. Барнард же провел около 50-ти подобных операций.
К концу 1967-го года доктор Шамвей объявил, что собирается начать клинические испытания в Стэнфорде, которые в итоге должны были привести его к трансплантации сердца человеку. Шамвей хоть и считал, что операции на животных должны и будут продолжаться, однако заявлял, что уже подошел к границе, за которой начинается клиническое применение его опыта. Считается, однако, что американец находился в невыгодном положении, потому как испытывал трудности с поиском доноров человеческого сердца.
Мертвый мозг, живое сердце
Действительно, в тот период американские правовые нормы запрещали изымать органы у тех пациентов, у которых была зафиксирована смерть мозга, но сердце еще продолжало биться. Для того, чтобы взять сердце, необходимо было, чтобы оно перестало биться совсем. Теоретически ситуация могла сложиться таким образом, что хирург, который пренебрег бы этими правилами, угодил бы за решетку за убийство.
Доктор Барнард же действовал в условиях более либерального законодательства Южной Африки. Он повел себя как провидец, защищая такой подход со стороны законодательства, которое позволяло нейрохирургу констатировать смерть пациента, если последний не демонстрировал никакой реакции на свет или боль. И если только было получено согласие семьи или ближайших родственников такого пациента, бригада врачей-трансплантологов могла по-быстрому изъять необходимые органы, включая сердце, через которое еще циркулировала кровь.

Можно сказать, что у соперников были практически равные шансы, однако доктор Барнард пришел к «финишу» первым, 3 декабря 1967 года. Его первым пациентом стал некий Луис Вашкански, 55-ти летний бакалейщик, который получил сердце молодой женщины, скончавшейся от черепно-мозговой травмы, полученной в автокатастрофе. Вашкански прожил 18 дней после этой операции, скончавшись от легочной инфекции, которая возникла на фоне ослабления иммунной системы организма из-за препаратов, принимаемых для предотвращения отторжения органа.
Не прошло и месяца, как доктор Шамвей осуществил первую на американском континенте трансплантацию сердца – 9 января 1968-го года. Однако талантливый хирург был вынужден удовольствоваться только вторым местом. Его пациент, 54-х летний сталелитейщик, прожил 14 дней после пересадки. После того, как пациент скончался, доктор Шамвей признал наличие, как он сам выразился, «фантастически космического количества осложнений».

Сколько живут после пересадки сердца?

Механическое сердце или выращенное?
В наше дни, учитывая качество медицинских препаратов, которые не дают организму пациентов отторгнуть чужеродный орган, продолжительность жизни некоторых пациентов, перенесших трансплантацию сердца, поистине удивительна.
Около 85-ти процентов пациентов живут как минимум год после такой сложнейшей процедуры. Средняя же продолжительность жизни после такой операции составляет от 12-ти до 14-ти лет, если пациент пережил первый год после пересадки органа.
Несмотря на тот факт, что операция по пересадке сердца позволила спасти немало жизней, гораздо большее количество людей скончалось, дожидаясь такой операции. К примеру, в одних только США за год проводится примерно 3000 таких операций; а в очереди на трансплантацию постоянно находятся около 4000 человек. Несмотря на публичную компанию, призванную увеличить количество донорских сердец, среднее число доступных органов в год остается примерно одним и тем же.
Если же учесть общее количество американцев, страдающих от сердечной недостаточности, то, как выразился некий Линн Стивенсон, специалист по сердечно-сосудистым заболеваниям одного из самых престижных исследовательских университетов США – Университета Вандербильта, «операция по пересадке сердца является таким же ответом на сердечную недостаточность, как лотерея является ответом на бедность». Выходит, надежда на развитие данного направления медицины за счет донорских сердец является утопичной.
Именно по этой причине самыми амбициозными проектами становятся планы ученых на массовую замену больного человеческого сердца на готовое к использованию механическое устройство. Об этом мечтают кардиологи и хирурги. И хотя функционирующие механические сердца были представлены миру еще в 1980-ых, их использование все еще сопряжено с непредвиденными осложнениями. Сегодня самое надежное механическое сердце – это чаще всего левожелудочковый аппарат вспомогательного кровообращения, который прикрепляется к сердцу пациента, качая кровь прямо в аорту.
Однако эти приборы имеют недостаток: они приводят к образованию тромбов, провоцируют инсульт и вызывают кровотечения. Подобные устройства неэффективны, когда речь идет о пациентах, страдающих от сердечной недостаточности, нарушающей одновременно работу правого и левого желудочков сердца. Выращивание искусственного сердца также пока остается делом далекого будущего, напоминая, скорее, фантастический проект.
Одна из многочисленных проблем, к примеру, заключается в том, что пока не удалось решить проблему одновременного взращивания мышечной ткани и так называемого сосудистого русла, благодаря которому будет происходить обмен веществ. Тут и там появляются сообщения, что в течение ближайших 10-ти или более лет ученые решат большинство проблем. А пока для большинства пациентов единственной реальной надеждой остается надежда на пересадку сердца донора; надежда, которую полвека назад подарил миру первопроходец из самого сердца Южной Африки.

Пересадка сердца в России

Знаете ли вы, что…
Доктор Кристиан Барнард считал своим наставником ученого-экспериментатора Владимира Петровича Демихова, являющегося, по сути, основоположником трансплантологии. Барнард дважды навещал Демихова в его лаборатории в СССР в начале 60-ых годов прошлого века. Именно Владимир Демихов осуществил первую в мире операцию, связанную с маммарно-коронарным шунтированием (1952 год).
Первая успешная операция по пересадке сердца в России была проведена в марте 1987 года академиком Валерием Ивановичем Шумаковым. Созданный в том же году НИИ Трансплантологии и искусственных органов сегодня носит его имя. Это самый крупный центр в России, который в год осуществляет более 500 операций по пересадке различных органов.
Самая удачная операция на сердце
Одну из самых длительных операций по пересадке сердца осуществил в 1987-ом году польский хирург Збигнев Религ, ставший впоследствии министром здравоохранения Польши. После 23-часовой операции ассистент Релига уснул прямо в углу больничной палаты. Его пациент, некий Тадеуш Жуткевич, скончался в 2009-ом году. На тот момент Жуткевичу было 70 лет, из которых 22 года он прожил с донорским сердцем. Тадеушу не хватило лет шесть, чтобы стать «долгожителем» среди людей, живущих с пересаженным сердцем. Впрочем, надо сделать скидку на преклонный возраст…

Вторая жизнь сердца тяжелее первой

Операция по пересадке сердца — эффективный, но не завершающий этап лечения пациента. Как люди с чужим сердцем борются за жизнь, корреспонденту Infox.ru рассказали специалисты ФНЦ трансплантологии и искусственных органов Росздрава.

Пересадка сердца – это, конечно, одна из вершин трансплантологии. Но хотя в мире уже более 55 тыс. сердец пересажено от доноров со смертью мозга пациентам с крайней степенью сердечной недостаточности, в России статистика намного скромнее. В Федеральном научном центре трансплантологии и искусственных органов (ФНЦТИО) имени академика В. И. Шумакова Минздравсоцразвития сделано более 140 операций, в остальных клиниках России – еще около десяти. Хотя потребность в трансплантации сердца исчисляется десятками тысяч.

Операция – это только начало

Сама операция по трансплантации донорского сердца – это еще далеко не все. «Центральная проблема трансплантологии – продление жизни пациента с пересаженным органом», — рассказала корреспонденту Infox.ru заместитель директора ФНЦТИО имени академика В. И. Шумакова доктор медицинских наук, профессор Ольга Шевченко. После пересадки сердца врачи начинают упорную борьбу с осложнениями.

Некоторые пациенты с пересаженным сердцем живут по 20 лет, в России максимальная продолжительность – около 17 лет. Статистика такова: первый год после операции успешно преодолевают 90% больных, пять лет проживают около 70%, десять лет – примерно половина. Это немало, если учесть, что все они до пересадки были обречены.

Ранние осложнения

На первом году после операции самая большая опасность – острое отторжение донорского сердца, говорит профессор Шевченко. Отторжение возникает из-за реакции иммунной системы пациента на чужеродный орган, хотя все пациенты пожизненно принимают лекарства, подавляющие иммунитет.

Даже при совместимости донора и реципиента по группе крови может возникнуть несовместимость по тканевым антигенам. Реакция отторжения развивается в несколько этапов: дендритные клетки и макрофаги донора представляют на своей поверхности белки-антигены, Т-лимфоциты реципиента активируются, мигрируют в трансплантат и реагируют с антигенами. В конце концов иммунные клетки реципиента начинают разрушать ткань донорского сердца.

При своевременном вмешательстве врачи в большинстве случаев способны справиться с острым отторжением. Но это не единственная опасность раннего этапа после операции. Как побочные эффекты подавления иммунитета больного подстерегают инфекции — бактериальные, вирусные и грибковые, которые могут стать для него смертельными.

В дальнейшем риск острого отторжения снижается и инфекции уже не столь опасны. Но появляются другие, поздние осложнения. Самое распространенное – болезнь коронарных сосудов пересаженного сердца: при ней сужается просвет сосудов и поражается внутренняя стенка коронарных артерий. Именно эта болезнь стоит на первом месте среди причин смертности в более поздние сроки после пересадки.

С этой проблемой трансплантологии столкнулись не сразу, а тогда, когда пациенты с пересаженным сердцем стали благополучно переживать первые этапы. Причины, вызывающие ее, долгое время оставались непонятными. Коронарные сосуды иногда поражаются у людей еще вполне молодых, не отягощенных ни другими заболеваниями, ни высоким уровнем холестерина. Причем все остальные сосуды у пациента в порядке.

Болезнь можно выявить при регулярных ангиографических обследованиях и лечить – восстанавливать проходимость коронарных сосудов. Но понимание ее причин должно привести к более ранней и простой диагностике.

Маркеры болезни сосудов

«В последние годы удалось найти в плазме крови вещества, которые связаны с болезнью коронарных сосудов, — рассказала корреспонденту Infox.ru Ольга Шевченко. – Они служат маркерами риска и позволяют выявить поражение сосудов на ранней стадии». Специалисты лаборатории клинической и экспериментальной биохимии, которую возглавляет Шевченко, как раз и занимаются изучением таких веществ.

Вещества эти связаны с разрушением внутренней стенки сосудов, с активацией клеток воспаления и иммунных клеток и образованием новых сосудов. В основном это белки или низкомолекулярные пептиды. К ним, например, относится неоптеприн, вызывающий активацию клеток-макрофагов.

«Среди них есть удивительные вещества, например плацентарный фактор роста, — рассказывает Ольга Шевченко. – Парадоксально, но его нашли в крови мужчины, получившего донорское сердце от мужчины. В данном случае он не имел никакого отношения к плаценте, но при его высокой концентрации риск раннего развития болезни коронарных артерий значительно выше. Еще больше удивились медики, когда у мужчины нашли белок беременности. Оказалось, он тоже универсален».

Задача ученых состоит в том, чтобы выявить молекулярные механизмы болезни сосудов пересаженного сердца и найти способы их затормозить. Возможно, говорят кардиологи, болезни сосудов пересаженного сердца это та биологическая плата, которую мы отдаем за обман природы, за то, что продлили человеку жизнь.

Как выяснилось, много общего между болезнью сосудов пересаженного сердца и атеросклерозом у пациентов с собственным сердцем. Потому что атеросклероз связан не только с нарушением липидного обмена (читай — уровня холестерина). Все вещества, найденные как факторы риска коронарной болезни пересаженного сердца, способствуют развитию атеросклероза и инфаркта миокарда.

Искусственное сердце годится только на время

Проблема создания искусственных органов решается параллельно с развитием трансплантации донорских органов. Что касается искусственного сердца, сейчас оно нужно для того, чтобы поддерживать жизнь пациентов в ожидании донорского сердца. Иначе они могут просто не дожить до трансплантации.

Разработки так называемых систем вспомогательного кровообращения в России ведутся более 20 лет. В ФНЦ трансплантологии и искусственных органов есть опыт использования искусственного левого желудочка в течение 354 суток. После чего пациенту пересадили донорское сердце.

Специалисты института разработали новый заменитель левого желудочка в виде насоса, работающего в обход этой части сердца. Сейчас он проходит этап медико-биологических испытаний на животных. С его использованием сердце становится биотехнологическим гибридным органом.

Сегодня в мире созданы очень совершенные «искусственные сердца», с которыми человек может прожить какое-то время. Однако пока технологии не могут полностью заменить донорское сердце.

Будущее сердечной трансплантологии

«Общество должно привыкнуть к тому, что человек с пересаженным сердцем это обычный член общества, — говорит Ольга Шевченко. — В США живут уже более 20 тысяч людей с пересаженным сердцем. Задача в том, чтобы они могли обращаться за медицинской помощью к обычным врачам по месту жительства. А для того чтобы в нашей стране пересадка сердца перестала быть чем-то сверхъестественным, очень много сделал академик Валерий Иванович Шумаков, который в 1987 году произвел первую успешную операцию и почти 34 года возглавлял НИИ трансплантологии и искусственных органов».

Дефицит донорских органов – основная проблема, сдерживающая развитие трансплантологии. В России первый закон, регламентирующий пересадку органов, принят в 1992 году. Сейчас идет работа над совершенствованием законодательства. Но не менее важно изменить отношение общества к проблеме посмертного донорства органов. Люди должны относиться позитивно к тому, что сердце или почка их умершего родственника спасут чью-то жизнь, считают кардиохирурги.

По словам профессора Шевченко, когда в будущем мы окончательно поймем причины сердечной недостаточности и научимся ее лечить, вообще отпадет необходимость пересадки сердца. Но до этих пор мы вынуждены бороться за то, чтобы пересаженное сердце дольше работало.

История

Первую операцию по пересадке сердца произвел хирург- трансплантолог Кристиан Барнар

Впервые пересадить сердце удалось врачу Кристиану Барнару в 1967 году. Конечно, попытки проводились и ранее, однако они были не успешны вследствие недостаточного количества накопленных знаний в иммунологии и несовершенным оборудованием для поддержания искусственного кровообращения.

Первый аспект особенно важен: если технически пересадку сердца осуществить могли и раньше 1967 года, то справляться с иммунным ответом организма реципиента научились лишь во второй половине ХХ века.

Сперва выживаемость пациентов находилась на низком уровне, в связи с чем сердце трансплантировалось довольно редко. Однако в 1983 году был открыт циклоспорин — препарат, подавляющий активность Т-лимфоцитов. Именно Т-лимфоциты организма пациентов начинали атаковать донорское сердце, что приводило к серьезным осложнениям и летальному исходу.

Научившись управлять иммунитетом, врачи смогли сделать операции по пересадке сердца одним из самых эффективных методов лечения тяжелой сердечной недостаточности, не оставляющей пациентам шансов прожить больше одного года. На данный момент в мире ежегодно более трех тысяч человек получают новое сердце, а значит, и шанс на новую жизнь.

Как проходит операция?

При подготовке к операции важно произвести правильный отбор доноров

Пересадка сердца проводится только в том случае, если отсутствуют другие возможности исцелить пациента. Поэтому вполне естественно, что люди, которым предстоит операция, находятся в достаточно тяжелом состоянии. Перед операцией проводится полное обследование, целью которой является получение ответа на вопрос, готов ли человек к сложнейшей операции.

Другим важным аспектом является выбор донора. Донор должен соответствовать следующим критериям:

  1. удовлетворительное состояние здоровья и отсутствие заболеваний сердечно-сосудистой системы
  2. возраст младше 65 лет
  3. отсутствие ВИЧ-инфекции и гепатита

Обязательным условием является факт смерти мозга у потенциального донора при сохранности функционирования сердца.

Во время вмешательства пациент должен быть подключен к аппарату «искусственное сердце». Этот аппарат доставляет в кровь необходимое для поддержания жизнедеятельности количество кислорода.

Врачи извлекают больное сердце не целиком: задние стенки предсердий остаются, выполняя впоследствии роль сердечной камеры. После этого в грудную клетку «устанавливается» донорское сердце, к которому подсоединяются кровеносные сосуды.

Отсоединить пациента от аппарата «искусственное сердце» врачи могут только убедившись в том, что все сосуды зашиты герметично. Нагревшись, донорское сердце начинает сокращаться.

Для восстановления после операции пациенту требуется несколько недель, на протяжении которых врачи наблюдают за его состоянием. Если признаки отторжения донорского органа отсутствуют, человек получает возможность выписаться из больницы.

Ранние послеоперационные осложнения

Самое распространенное и опасное осложнения- отторжение органа

К самым частым осложнениям, которые проявляются на первом году после пересадки сердца, относится отторжение донорского органа. Возникает оно из-за того, что иммунитет пациента отторгает чужеродные ткани.

Чтобы подавить реакцию иммунитета, пациенты, пережившие пересадку сердца, должны принимать специальные препараты, которые подавляют деятельность Т-лимфоцитов. При этом прием таких препаратов должен стать пожизненным.

На ранней стадии отторжение сердца может протекать без выраженной симптоматики. Поэтому пациентам важно находиться под наблюдением врачей: чем раньше удасться распознать отторжение, тем более успешным будет лечение.

Симптомы отторжения сильно варьируют. Первыми проявлениями этого осложнения являются:

  • субфебрильная температура
  • вялость
  • головные боли и боли в суставах
  • одышка
  • сонливость, упадок сил

Подобные симптомы легко можно принять за признаки приближающегося гриппа.

Могут быть и более неспецифические симптомы, например, тошнота, рвота, несварение.

Самым точным методом диагностики отторжения является биопсия. Лечение отторжения заключается в приеме высоких доз глюкокортикостероидов, в проведении плазмофореза и других мерах, направленных на подавление работы иммунной системы и выведение из организма токсинов.

Другое частое осложнение, возникающее после пересадки сердца — это бактериальные и вирусные инфекции, которые являются следствием подавления иммунной системы пациента.

Возможно ли вернуться к нормальной жизни после пересадки?

После пересадки необходим пожизненный прием препаратов

Несмотря на риск развития осложнения и необходимость принимать препараты для подавления иммунной системы, пациенты вполне могут жить обычной жизнью. Для этого нужно соблюдать простые рекомендации:

  1. Не забывать принимать препараты. Которые снижают риск отторжения донорского сердца. Некоторые пациента не принимают лекарства из-за их побочных эффектов (нарушения работы почек, артериальная гипертензия и т. д.). О побочных эффектах надо сообщить врачу, который сможет скорректировать схему лечения и назначит дополнительные лекарства
  2. Не пренебрегать зарядкой. Физические нагрузки людям с донорским сердцем просто необходимы. Без них велик риск набрать лишние килограммы, что негативно скажется на работе сердечно-сосудистой системы. Подбирать упражнения должен врач. Донорское сердце всегда бьется чаще старого, то есть у пациентов выражена тахикардия. Связано это с удалением некоторых нервных окончаний во время пересадки. Поэтому систему упражнений нужно выбирать, учитывая эту особенность
  3. Регулярно проходить врачебные осмотры для выявления ранних и поздних послеоперационных осложнений
  4. Соблюдать диету. После пересадки сердца нужно употреблять здоровую пищу и следить за уровнем холестерина в крови. Иначе возрасте риск развития сердечной недостаточности, гипертонии и других осложнений.

Перспективы

Только в Америке на данный момент проживает более 20 тысяч людей, которые пережили операцию по пересадке сердца. В России таких людей меньше. Связано это не с тем, что врачи не справляются со сложной операцией. Проблема в несовершенном законодательстве, регулирующем порядок посмертного донорства органов.

Специалисты утверждают, что позитивные изменения произойдут лишь тогда, когда отношение к посмертному донорству в обществе изменится и возможность распорядиться своими органами после смерти в пользу других людей станет обычной практикой.

В настоящее время ведутся разработки, которые в перспективе позволят обойтись без использования донорских органов. Искусственные сердца уже существуют, однако они не могут в полной мере заменить сердце донора.

Прогнозируется, что в будущем будут пересаживаться гибридные биотехнологичные сердца, которые не будут вызывать реакции иммунной системы реципиентов. Благодаря этому удасться свести риск осложнений к минимуму, а значит, продолжительность жизни пациентов возрастет.

Пересадка сердца — шанс спасти жизнь. Только развитие законодательной базы и повышение осведомленности населения о том, что такое трансплантация органов, помогут излечиться тысячам пациентов, страдающих тяжелыми формами сердечной недостаточности.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *