Первая Библия на Руси

Меню

Писание Нового Завета было написано по-гречески, за исключением Евангелие от Матфея, которое, по преданию, было написано по-древнееврейски или по- арамейски. Но так как этот древнееврейский текст не сохранился, греческий текст считается подлинником и для Евангелия от Матфея. Таким образом, только греческий текст Нового Завета — подлинник, а многочисленные издания на разных современных языках всего мира являются переводами с греческого подлинника, Греческий язык, на котором был написан Новый Завет, уже не был классическим древнегреческим языком и не являлся, как раньше думали, особым новозаветным языком. Это разговорныйповседневный язык I в. по P. X., распространившийся в мире и известный в науке под названием «обычное наречие»все же и стиль и обороты речи, и образ мыслей священных писателей Нового Завета обнаруживают древнееврейское или арамейское влияние.

Подлинный текст Нового Завета дошел до нас в большом количестве древних рукописей, более или менее полных, числом около 5000 (со II по XVI в.). До последних лет самые древние из них не восходили далее IV в. по P. X. Но за последнее время было открыто много фрагментов древних рукописей Нового Завета на папирусе (III и даже II в.). Так например, манускрипты Бодмера: Ин, Лк, 1 и 2 Пет, Иуд — были найдены и опубликованы в бо-х годах XX в. Кроме греческих рукописей, у нас имеются древние переводы или версии на латинском, сирийском, коптском и других языках (Vetus Itala, Peshitto, Vulgata и др.), из числа которых самые древние существовали уже со II в по P. X.

Наконец, сохранились многочисленные цитаты Отцов Церкви на греческом и друга языках в таком количестве, что если бы текст Нового Завета был утрачен и все древние рукописи были уничтожены, то специалисты могли бы восстановить этот текст по цитатам из творений святых Отцов. Весь этот обильный материал дает возможность проверять и уточнять текст Нового Завета и классифицировать его различные формы (т. наз. текстуальная критика). По сравнению с любым древним автором (Гомером, Эврипидом. Эсхилом, Софоклом, Корнелием Непосом, Юлием Цезарем, Горацием, Вергилием и др.), наш современный — печатный — греческий текст Нового Завета находится в исключительно благоприятном положении. И по количеству манускриптов, и по краткой времени. отделяющего древнейшие из них от оригинала, и по числу переводов, и по их древности, и по серьезности и объему проведенных над текстом критических работ он превосходит все остальные тексты (подробности см. в: «Сокрытые сокровища и новая жизнь», археологические открытия и Евангелие, Bruges, 1959, с. 34 сл.).

Текст Нового Завета в целом зафиксирован совершенно неопровержимо.

Новый Завет состоит из 27 книг. Издателями они подразделены на 260 глав неравной длины для облегчения ссылок и цитат. В подлинном тексте этого подразделения нет. Современное деление на главы в Новом Завете, как и во всей Библии, часто приписывалось доминиканцу кардиналу Гуго ( 1263 г.), который выработал его, составляя симфонию к латинской Вульгате, но теперь думают с большим основанием, подразделение восходит к архиепископу Кентерберийскому Стефану Лангтону, умершему в 1228 г. Что же касается подразделения на стихи, принятого теперь во всех изданиях нового Завета, то оно восходит к издателю греческого новозаветного текста Роберту Стефану, и было им введено в его издание в 1551 г.

Священные книги Нового Завета принято обычно разделять на законоположительные (Четвероевангелие), историческую (Деяния Апостолов), учительные (семь соборных посланий и сетырнадцать посланий апостола Павла) и пророческую: Апокалипсис, или Откровение св. Иоанна Богослова (см. Пространный Катехизис митр. Филатера)

Однако современные специалисты считают такое распределение устаревшим: на самом деле все книги Нового Завета — и законоположительные, и исторические учительные, а пророчество есть не только в Апокалипсисе. Новозаветная наука обращает большое внимание на точное установление хронологии евангельс и других новозаветных событий. Научная хронология позволяет читателю с достаточной точностью проследить по Новому Завету жизнь и служение Господа нашего Иисуса Христа, апостолов и первоначальной Церкви (см. Приложения).

Книги Нового Завета можно распределить следующим образом.

  • Три так называемых синоптических Евангелия: от Матфея, Марка, Луки и отдельно, четвертое — Евангелие от Иоанна. Новозаветная наука уделяет много внимания изучению взаимоотношений трех первых Евангелий и их отношению к Евангелию от Иоанна (синоптическая проблема).
  • Книга Деяний Апостолов и Послания апостола Павла («Corpus Paulinum»), которые обычно подразделяются на:
    — Ранние Послания: 1 и 2 к Фессалоникийцам;
    — Большие Послания: к Галатам, 1 и 2 к Коринфянам, к Римлянам;
    — Послания из уз, т. е. написанные из Рима, где ап. Павел находился в заключении: к Филиппийцам, к Колоссянам, к Ефесянам, к Филимоиу;
    — Пастырские Послания: 1 к Тимофею, к Титу, 2 к Тимофею;
    — Послание к Евреям;
  • Соборные Послания («Corpus Catholicum»)
  • Откровение Иоанна Богослова. (Иногда в Новом Завете выделяют «Corpus Joannicum» т. е. все, что написал ап. Иоанн для сравнительного изучения его Евангелия в связи его посланиями и Откр)

Четвероевангелие

  1. Слово «евангелие» на греческом языке означает «радостная весть». Так называл свое учение Сам Господь наш Иисус Христос (Мф 24:14; 26:13; Мк 1:15; 13:10; 19:; 16:15). Поэтому для нас «евангелие» неразрывно связано с Ним: оно есть «благая весть» о спасении, дарованном миру через воплотившегося Сына Божия. Христос и Его апостолы проповедовали евангелие, не записывая его. К середине 1 века эта проповедь была закреплена Церковью в стойкой устной традиции. Восточный обычай запоминать наизусть изречения, рассказы и даже большие тексты помог христанам апостольской эпохи точно сохранить незаписанное Первоевангелие. После 50-х годов, когда очевидцы земного служения Христа стали один за другим уходить из жизни, возникла потребность записать благовествование (Лк 1:1). Таким образом «евангелие» стало обозначать зафиксированное апостолами повествование учении Спасителя. Оно читалось на молитвенных собраниях и при подготовке людей ко крещению.
  2. Важнейшие христианские центры I в. (Иерусалим, Антиохия, Рим, Ефес и др.) имели свои собственные Евангелия. Из них только четыре (Мф, Мк, Лк, Ин) признаны Церковью богодухновенными, т. е. написанными под непосредственным воздействием Святого Духа. Они называются «от Матфея», «от Марка» и т. д. (греч. ката соответствует рус. «по Матфею», «по Марку» и т. д.), ибо жизнь и учение Христа изложены в данных книгах этими четырьмя священнописателями. Их евангелия не были сведены в одну книгу, что позволило видеть евангельскую историю с различных точек зрения. Во II в. св. Ириней Лионский называет евангелистов по именам и указывает на их евангелия как на единственно канонические (Против ересей, 2, 28, 2). Современник св. Иринея Татиан предпринял первую попытку создать единое евангельское повествование, составленное из различных текстов четырех евангелий, «Диатессарон», т. е. «евангелие от четырех».
  3. Апостолы не ставили себе целью создать исторический труд в современном смысле этого слова. Они стремились распространять учение Иисуса Христа, помогали людям уверовать в Него, правильно понимать и исполнять Его заповеди. Свидетельства евангелистов не совпадают во всех подробностях, что доказывает их независимость друг от друга: свидетельства очевидцев всегда носят индивидуальную окраску. Святой Дух удостоверяет не точность деталей описанных в евангелии фактов, а духовный смысл, заключающийся в них.
    Встречающиеся в изложении евангелистов незначительные противоречия объясняются тем, что Бог предоставил священнописателям полную свободу в передаче тех или иных конкретных фактов применительно к разным категориям слушателей, что еще более подчеркивает единство смысла и направленности всех четырех евангелий.

Церковнославянские переводы Библии

Основная статья: Переводы Библии

В IX веке Кирилл и Мефодий переводят большую часть Библии на старославянский язык, используя созданную ими славянскую азбуку. К настоящему времени сохранились значительные фрагменты библейского текста с первоначальным переводом Кирилла и Мефодия (например, Остромирово Евангелие). Существует гипотеза, что предложенная ими азбука была глаголицей, а кириллица была составлена из букв греческого и еврейского алфавита позже.

В ранних славянских переводах Библии отсутствовали книги Паралипоменон, Маккавеев, Товит, Юдифь, Эзры. Недостающие книги переводились с греческих оригиналов в разное время и разными авторами. Книга Есфирь и Песнь песней были переведены на Руси с древнееврейского оригинала не позднее XIV века. До кодификации библейских книг архиепископом Геннадием при Иване III эти книги бытовали отдельно от основного массива ветхозаветных текстов.

С годами из-за многих поколений не самых грамотных переписчиков в славянских текстах библейских книг накапливались ошибки. Работу по их выявлению и устранению проводили преимущественно иностранцы — к примеру, митрополит Киприан (1375—1406) и Максим Грек (начало XVI века). Митрополит Филипп инициировал перевод псалмов непосредственно с еврейского первоисточника. Буквальным следованием оригиналу отличается Чудовский Новый Завет XIV века (утрачен после революции 1917 года, существует фототипическое издание). Он традиционно приписывается митрополиту Алексию (1332—1378), который, по этой версии, в бытность в Константинополе запасся греческими списками Евангелия и по ним осуществил этот перевод. Алексей Соболевский отрицал возможность авторства Алексия.

Геннадиевская Библия

Геннадиевская Библия (начало Книги Бытие) Основная статья: Геннадиевская Библия

В XV веке архиепископ новгородский Геннадий (Гонзов) поставил задачу собрать книги Священного Писания в единую Библию на славянском языке. Он организовал поиск частей славянской Библии по монастырям и соборам. Часть книг найти не удалось, и их перевел с латинской Вульгаты хорватский монах-доминиканец Вениамин. Западное происхождение автора навлекло на его переводы необоснованные подозрения в «папёжничестве». Созданный трудами новгородского скриптория библейский кодекс получил имя его заказчика — Геннадия.

Параллельно новгородцам аналогичную работу по кодификации разрозненных прежде книг славянской Библии провёл в 1502—1507 годах Матфей Десятый в скриптории Супрасльского монастыря. Им был подготовлен свод библейских книг (за вычетом Восьмикнижия), который отличает высокий уровень каллиграфии.

Печатные церковнославянские Библии

«Библия Руска» Франциска Скорины

С появлением в Великом княжестве Литовском и Московской Руси книгопечатания выходят в свет печатные книги Священного Писания. Это стимулировало появление новых церковнославянских переводов библейских книг и исправление старых.

В 1517—1525 годах в Праге и Вильне издаётся перевод Ветхого Завета под названием «Бивлия руска», сделанный уроженцем Полоцка, доктором медицины Франциском Скориной. В основе его перевода — церковнославянский язык, но в нём также отразился современный ему западнорусский письменный язык (так называемая «руська мова» или «проста мова», испытавшая, в свою очередь, влияние белорусских диалектов и польского).

В 1564 году основатель типографского дела в России «первопечатник» Иван Фёдоров издаёт книгу «Апостол», в которую вошли книги Нового Завета: Деяния Апостолов и их Послания. А в 1581 году впервые была напечатана полная церковнославянская Библия — Острожская Библия. Издание было осуществлено в Великом княжестве Литовском по инициативе князя Константина Константиновича Острожского. В тексте её, однако, иногда встречались ошибки и неточности. В последующих изданиях ошибки эти старались исправлять.

Московская Библия

Большое влияние на принятый в Российском государстве текст Библии, как и на богослужебные книги, оказала церковная реформа патриарха Никона. С 1650-х годов корпус библейских и богослужебных текстов подвергся масштабному редактированию (так называемая никоновская книжная справа) с учётом греческого текста, а также киевского извода церковнославянского: так, было введено имя Иисус вместо Исус, аорист во втором лице («писа» — ты написал) был заменён на перфект («писалъ еси»), усилен буквализм в передаче греческих конструкций. Вскоре после раскола, в 1663 году, впервые в Российском царстве (Москва) вышла полная печатная Библия, закрепившая никоновские исправления; однако новые исправления в духе никоновской справы проводились и позже. С этого времени старообрядчество, отвергающее никоновскую реформу, сохраняет и дореформенную редакцию библейских текстов.

Елизаветинская Библия

Основная статья: Елизаветинская Библия

По указу императрицы Елизаветы в 1751 году была издана тщательно исправленная церковнославянская Библия, так называемая «Елизаветинская» (работа над этим изданием была начата еще в 1712 году по указу Петра I). Её текст был сверен с древним греческим переводом — Септуагинтой. Елизаветинскую Библию, почти без изменений, до сих пор употребляет Русская православная церковь. Однако ясно, что читать и понимать текст этой Библии может только тот, кто хорошо знает церковнославянский язык. На протяжении веков язык этот всё больше и больше отличается от развивающегося русского языка и становится всё более непонятным народу. Поэтому начиная с конца XVII века предпринимались попытки перевести Библию на употреблявшийся в жизни русский язык.

Примечания

  1. 1 2 3 Электронная библиотека ИРЛИ РАН — Справочники Архивная копия от 24 мая 2011 на Wayback Machine — Словарь книжников и книжности Древней Руси — Б (Беседа… — Булев (Бюлов) Николай) — Библия
  2. Переводы Мефодия
  3. 1 2 3 Библейские переводы. // Энциклопедический словарь Брокгауза и Евфрона
  4. Электронная библиотека ИРЛИ РАН — Справочники — Словарь книжников и книжности Древней Руси — Ф (Феогност — Фотий, монах) — Филипп I, митрополит Московский (недоступная ссылка). Дата обращения 28 декабря 2011. Архивировано 17 июня 2012 года.
  5. Электронная библиотека ИРЛИ РАН — Справочники — Словарь книжников и книжности Древней Руси — А (Авраамий — Афанасий Русин) — Алексей (Алексий), митрополит всея Руси (недоступная ссылка). Дата обращения 28 декабря 2011. Архивировано 18 декабря 2011 года.
  6. Профессор А.А. Алексеев БИБЛИЯ В ЦЕРКОВНОСЛАВЯНСКОЙ ПИСЬМЕННОСТИ Окончание (недоступная ссылка)
  7. Российское Библейское общество : Круг чтения : Новые переводы

Литература

  • Библейские переводы // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.

Первая полная славянская Библия на Руси появилась, однако, только в 1499 году. До этого времени существовали только отдельные библейские тексты в различных рукописных сборниках. По имени своего издателя, архиепископа Новгородского Геннадия (Гонзова), это издание получило название Геннадиевской Библии. Это было рукописное издание, хотя на Западе книгопечатание было уже достаточно распространено. Основу издания составили богослужебные четьи, толковые списки, представлявшие переводы разного происхождения. Издателям не удалось найти славянские переводы многих ветхозаветных книг, так что пришлось делать их заново. Переводили с латинской Библии – Вульгаты. Состав и порядок расположения книг Ветхого Завета в издании соответствовал Вульгате; согласно с Вульгатой была проведена и разбивка текста всех книг сборника на главы. Латинская Библия, таким образом, стала одним из основных образцов издания, и в Геннадиевском кодексе осуществился своеобразный синтез западной и восточной библейских традиций. Геннадиевская Библия в значительной степени определила дальнейшую судьбу Библии в России. Первое печатное издание славянской Библии, Острожская Библия, было предпринято в 1580–1581 гг. князем К. К. Острожским в связи с его заботой о судьбах Православия в западнорусских землях (владения князя входили в состав Речи Посполитой). Образцом Острожскому изданию послужил список полученной из Москвы Геннадиевской Библии. Первая печатная Библия в Московской Руси (Московская Библия) появилась только в 1663 г. и получила у современников название «Первопечатной». Хотя в церковных кругах давно обсуждался вопрос о необходимости провести ревизию славянской Библии и согласовать ее текст с греческим, издана Московская Библия была как простая копия Острожской Библии, с немногими орфографическими исправлениями. Последовательное исправление славянской Библии по греческому тексту было осуществлено только в XVIII в. Указом Петра I от 14 ноября 1712 г. повелевалось «издать печатным тиснением Святую Библию на славянском языке; а прежде тиснения прочесть ту славянскую Библию и согласить во всем с греческою семидесяти переводчиков Библиею». К поставленной задаче петровские справщики отнеслись довольно смело, кроме греческого текста учитывая Вульгату и еврейский, масоретский, текст как оригинал Ветхого Завета. Труд справщиков был окончен в 1723 г., и на следующий год последовало Высочайшее разрешение приступить к печатанию. Преждевременная кончина Петра I, однако, надолго остановила издание. Только в 1751 г., при Елизавете Петровне, это издание увидело свет, получив название Елизаветинской Библии. Елизаветинское издание, как и предшествующие, осталось далеким от исполнения главного требования к любому библейскому переводу – быть ясным (по выразительным средствам языка) текстом Божественного Откровения. Однако это издание всё равно было редкостью для простых людей, потому что тираж был не большим. Даже в семинарских библиотеках часто не было данного издания. Вдобавок ко всему, огромная по тем временам цена – 5 рублей за экземпляр делала эту Библию недоступной. Первые попытки русского перевода Священного Писания относятся еще к XVII в. В 1683 г. дьяк Посольского приказа Авраамий Фирсов перевел на русский язык Псалтирь с польской протестантской Библии 1663 г. Перевод Фирсова не был одобрен к изданию патриархом Иоакимом. На рубеже XVII и XVIII вв. Новый Завет на русский переводил в Лифляндии пастор Э. Глюк. Первый его перевод пропал в связи с событиями русско-шведской войны. Работа была продолжена Глюком в Москве по личному указанию Петра I. Однако и этот перевод был утерян после кончины пастора в 1705 году. В самом начале XIХ в. вопрос о русском переводе был поднят обер-прокурором Св. Синода А. А. Яковлевым (1802–1803 гг.). Однако осуществить такой перевод удалось лишь с открытием в России Библейского Общества. Первое библейское общество было образовано в Великобритании в 1804 г. – «Британское и Иностранное Библейское Общество» (British and Foreign Bible Society). Главной целью Общество ставило осуществление переводов Библии на языки разных народов. Днем основания Библейского Общества в России можно считать 6 декабря 1812 года – в этот день император Александр I утвердил доклад князя А. Н. Голицына о целесообразности открытия в столице империи Библейского Общества. На первом собрании Библейского Общества в Санкт Петербурге 11 января 1813 г. присутствовали официальные лица всех основных христианских церквей в России. Президентом Общества был избран кн. А. Н. Голицын. Членство Александра I изначально определило престижность Библейского Общества, поставило его в самый центр политической жизни России, проводимых Александром реформ. 4 сентября 1814 г. открытое в Санкт-Петербурге Библейское Общество получило название Российского Библейского общества (РБО). За все время издательской деятельности Общества тиражи переводов библейских книг составили свыше 876 тыс. экземпляров на 29 языках, из них на 12 языках впервые. После успешного начала деятельности Библейского Общества встал вопрос о русском переводе Библии. В 1815 году император Александр I лично дал указание начать перевод Нового Завета на «природный» русский язык. Сам перевод осуществлялся учеными силами Духовных Академий. РБО взяло на себя его редактирование и издание. Так началась история русского перевода Библии. Самое активное участие в этом деле принял ректор Санкт-Петербургской Духовной Академии архимандрит Филарет (Дроздов), в будущем знаменитый Московский святитель. Он составил текст Указа императора, ему принадлежала и концепция перевода Нового Завета, представленная в определении Комиссии Духовных Училищ от 16 марта 1816 г. Это были конкретные правила перевода, по сути – инструкция для переводчиков. Важно, что здесь оригинальный греческий текст Нового Завета прямо рассматривался как основа для русского перевода. В структуре РБО был создан особый Переводной Комитет. В состав Переводного Комитета, редактировавшего библейские переводы, вошли ведущие иерархи Русской Православной Церкви, члены Священного Синода, во главе с первенствующим его членом митрополитом Новгородским и Санкт-Петербургским, а также несколько светских лиц из РБО. Ответственным за исполнение проектов перевода был назначен Филарет. Комитет, действительно, был рабочий: здесь переводы проверялись, обсуждались и редактировались. При этом конечный вариант перевода рассматривался участниками издания как результат коллективной деятельности Переводного Комитета. В 1819 г. было издано Четвероевангелие; в полном составе Новый Завет вышел в 1821 г. Текст располагался в двух параллельных колонках: слева – славянский, справа – русский. В 1823 году по причинам финансовой экономии и удобства в пользовании решили издавать русский перевод отдельно, последовала первая публикация Нового Завета без славянского текста. Всего в рамках проекта РБО было осуществлено 22 различных издания Нового Завета, общим тиражом более 100 тысяч экземпляров. В 1820 году приступили к переводу Ветхого Завета. Комиссия Духовных Училищ постановила распределить перевод Ветхого Завета между тремя Духовными Академиями: Санкт Петербургской, Московской, Киевской. В отличие от проекта по переводу Нового Завета, не последовало никаких официальных постановлений, выражающих концепцию перевода. Тем не менее, по характеру осуществляемых переводов и их редактированию в Переводном Комитете можно говорить об основных правилах, которыми руководствовались переводчики. Все переводы делались с еврейского текста. При редакторской правке в Переводном Комитете русский перевод дополнялся версиями греческого перевода Семидесяти, варианты которого помещались в окончательном тексте в квадратных скобках. Отдельные места, однако, могли переводиться прямо с греческого, как это было сделано с рядом стихов Псалтири. Решение издателей положить в основу русского перевода Ветхого Завета масоретский текст нужно признать смелым и радикальным выбором, изначально декларировавшим независимость русского перевода. Таким образом удалось отстраниться от проблем текста Семидесяти, в свое время поставивших в тупик справщиков Елизаветинской Библии. В 1822 году в русском переводе была издана Псалтирь. Приоритет, отданный Псалтири, объясняется ее исключительной значимостью в христианской литургической традиции, авторитетом этой ветхозаветной книги как наиболее известной и читаемой в народе. Из книг славянского Ветхого Завета только Псалтирь печатали отдельными тиражами, и в этом отношении издание русской Псалтири соответствовало прежней практике. Перевод был выполнен протоиереем Г. Павским. За два года было осуществлено 13 изданий Псалтири в Санкт-Петербурге, тиражом более 115 тыс. экз., и два издания в Москве по 5 тыс. экз. Псалтирь стала в рамках проекта РБО первой переведенной ветхозаветной книгой и единственной, поступившей в продажу. В 1824 году был готов тираж Пятикнижия. Первоначальный план издания, однако, был изменен решением опубликовать полную русскую Библию в пяти томах, по примеру некоторых изданий славянской Библии. Согласно ему объем первого тома определили в количестве первых восьми книг Библии. Книги Иисуса Навина, Судей и Руфь добавлялись к уже сделанному изданию. 15 мая 1824 года в результате интриг Президент Общества князь А. Н. Голицын был вынужден оставить свой пост. Его место занял первенствующий тогда член Священного Синода митрополит Новгородский и Санкт-Петербургский Серафим (Глаголевский). Новый президент поставил перед собой задачу остановить выход в свет русского перевода Библии и не допустить его распространения. Готовый к распространению десятитысячный тираж Восьмикнижия так и не увидел света. В конце 1825 года его экземпляры были сожжены на кирпичном заводе Александро-Невской лавры. Этим завершилась работа РБО по переводу и изданию русской Библии. Номинально РБО просуществовало до 12 апреля 1826 года. Борьбу с русской Библией возглавил адмирал А. С. Шишков, занявший кресло Голицына в Министерстве Народного Просвещения. Своё назначение на пост министра Шишков, похоже, воспринял как призыв стать спасителем Отечества от заговора революционеров, неизменной частью которого для него была деятельность РБО, воспринимаемая им не иначе, как подрыв православной веры и, соответственно, устоев государственного строя. Деятельность РБО по русскому переводу и изданию Священного Писания стала прямо представляться важнейшей частью протестантского заговора против Православной Церкви. Шишков не признавал существования русского языка как самостоятельного и отдельного от славянского. Ведь для Руси славянский как литературный язык изначально сформировался именно на Священном Писании. Эта данность послужила для Шишкова основанием постулировать существование неразрывной, органической связи между славянским языком и Библией. Более того, славянский язык по своим выразительным свойствам, согласно Шишкову, идеально приспособлен для передачи богооткровенных истин Библии, причем столь совершенными возможностями не обладает ни один современный европейский язык. Подобные представления об исключительности славянского языка, утверждение его сакрального характера делали для Шишкова перевод Библии на русский язык недопустимым. Такая позиция решительно отрицала саму возможность перевода как такового и в конечном итоге вела к тупиковой ситуации, в которой в свое время оказалась Католическая Церковь в связи с запретами использовать какой-либо библейский текст, помимо латинской Вульгаты, и читать Священное Писание мирянам. В пафосе своего неприятия русского перевода и в борьбе за чистоту веры Шишков, по существу, договаривался и до прямого запрета на чтение Слова Божьего: «В напечатании столько Библий, чтобы каждый в Государстве человек мог ее иметь (так сказано в Отчетах). Что ж из этого последует? Употребится страшный капитал на то, чтоб Евангелие, выносимое с такой торжественностью, потеряло важность свою, было измарано, изодрано, валялось под лавками, служило оберткою каких-нибудь домашних вещей и не действовало более ни над умами, ни над сердцами человеческими». Так отвергался основной тезис Библейских Обществ о том, что Слово Божие для каждого верующего должно быть доступно на понятном, родном языке. В результате сочетание частных амбиций, страха, консерватизма и некоторых «научных» воззрений привело к официальному неприятию русского перевода Священного Писания в последние годы царствования Александра I и на всем протяжении правления Николая I.

Толкование Евангелия на каждый день года.Неделя 15-я по Пятидесятнице

Мф., 92 зач., 22, 35–46

Тогда некий законник подошел к Иисусу, и, искушая Его, спросил, говоря: Учитель! какая наибольшая заповедь в законе? Иисус сказал ему: возлюби Господа Бога твоего всем сердцем твоим и всею душею твоею и всем разумением твоим: сия есть первая и наибольшая заповедь; вторая же подобная ей: возлюби ближнего твоего, как самого себя; на сих двух заповедях утверждается весь закон и пророки. Когда же собрались фарисеи, Иисус спросил их: что вы думаете о Христе? чей Он сын? Говорят Ему: Давидов. Говорит им: как же Давид, по вдохновению, называет Его Господом, когда говорит: сказал Господь Господу моему: седи одесную Меня, доколе положу врагов Твоих в подножие ног Твоих? Итак, если Давид называет Его Господом, как же Он сын ему? И никто не мог отвечать Ему ни слова; и с того дня никто уже не смел спрашивать Его.

В этом Евангелии нам говорится о тайне любви, об ответственности нашей в употреблении святых слов. Таких, как слово «любовь». Накануне Страданий Христовых, накануне Креста Господня, когда первосвященники, книжники и фарисеи, знатоки Священного Писания, приступают ко Господу, стараясь уловить Его. И один из них, из этих законников-богословов, спрашивает Господа, какая заповедь наибольшая. Может, не все знают, что книжники учили, что если внимательно изучать закон, то в нем можно насчитать 613 заповедей. 248 из них являются утвердительными, то есть говорящими о том, что надо делать, а остальные 365 – отрицательными, предупреждающими, чего делать не должно.

Что об этом думает Христос? К Нему обращается профессор богословия, и мы не слышим интонации его голоса – с почтением он обращается ко Христу или с торжествующей насмешкой. Если Господь возвысит одну заповедь, то Он умалит другие, а все заповеди равноценны пред Богом, говорят они. И Христос говорит о любви не потому, что эта заповедь исключает другие, а потому что она включает в себя все заповеди.

Христос не противопоставляет любовь закону, но показывает, какая величайшая заповедь сокрыта внутри закона, какое сокровище хранится в его глубине. Весь закон и пророки, говорит Он, утверждаются на этих двух заповедях. Это значит, что все Писание лишается смысла – все заповеди – если нет в них любви, по крайней мере, устремленности к любви.

Мы знаем, как слово Божие говорит нам о любви. Действительно, Бог наш есть любовь. Все в мире – и небо, и земля, не только закон и пророки – утверждается на любви. Убери закон любви, и все рассыплется. Все пророки говорят о любви и живы любовью, потому что только любовь зряча. Только любовью можно видеть то, что происходит здесь, на земле, и в вечности. И только любовь делает законными отношения между людьми. И ничто не является в нашей вере истинным и православным, если на первом месте не стоит любовь.

Святые отцы говорят, что любовь – это главная крепость. Только в ней может обретать безопасность воинство Христово, то есть мы, ищущие Господа. Любовь – это самая главная тайна человека. Что такое человек? Это существо, созданное Богом для любви. И потому так возненавидел сатана человека.

Короткое и сладкое слово «любовь». Сладкое, как «Иисусе Сладчайший», как имя Божие сладкое. В любви – исполнение всего закона, и иго заповедей с любовью воистину легко. Господь говорит: «Возьмите иго Мое на себя» – и если бы мы среди этого страшного мира научились ходить этим древним и вечно новым путем, то уже здесь, на земле, мы «обрели бы покой душам нашим».

И вот, мы слышим в Евангелии сегодня, как книжники и фарисеи, ветхозаветные богословы, умолкают после такого ответа Спасителя. А Он в Свою очередь задает им Свой вопрос: «Что вы думаете о Христе, Чей Он Сын?» Вопрос, ответ на который известен им был лучше всего, потому что они каждый день в катехизисе несколько раз повторяли, что Христос – это Сын Давидов. Это, в конце концов, перифраз «Сын Давидов – Помазанник», то есть Христос. Поэтому для них не составляет никакого труда ответить на вопрос Спасителя.

Но если Христос – Сын Давидов, спрашивает их Господь, то почему же Давид называет Его Господом? Все мы можем прочитать это в 109 псалме. И ясно, что ответ, который они дают – недостаточный, неадекватный. В самом деле, когда какой отец обращался к своему сыну как к Господу? И для тех, кто не знают Божественности Христа, это не может не быть абсурдом.

Поэтому они молчат – они не знают, что отвечать Господу. Либо молчат, потому что в нечестии своем не желают признать Мессию Богом. Так далеко зашло их богословие, что они уподобляются самому сатане, который цитирует Священное Писание.

А для нас, знающих Бога, ответ – по дару Божию, по дару Христовой любви, по дару Духа Святого, так же как это было Духом Святым дано Давиду исповедовать Христа Господом – ответ совершенно ясен. Как Бог – Христос Господь для Давида, а как человек – Он Сын Давидов. То, что Он Сын Давидов, можно узнать, изучив родословные, а то, что Он Бог, невозможно никаким умом постичь.

Именно потому, что Господь наш Иисус Христос – Господь для Давида, можем мы постигать, что Он Сын Давидов. Постигать тайну Его Божественного истощания, тайну Его любви, когда Он становится человеком, когда Он принимает весь путь человеческий до конца, до смерти крестной.

Господь заграждает уста этим лжебогословам, «и с того дня, – как говорит Евангелие, – никто из них уже не спрашивал Его ни о чем». Не смел Его спрашивать. Можно было бы, конечно, спрашивать о многом, если бы тот же самый вопрос был задан бы по-другому. Потому что если бы они искали истину, услышав это, они бы задавали еще и еще вопросы, и самый главный вопрос они бы задали: что же нам делать, чтобы спастись? Но поскольку цель у них была другая, то они отошли от Него.

О чем говорит нам сегодня слово Божие? О том, что все христиане без исключения призваны быть богословами, не уступающими ни в чем книжным богословам. Оттого, что они помазаны тем же помазанием, каким был помазан Христос – Духом Святым по дару Христа, по дару Креста Его, по дару Его любви к нам. Наше слово о Боге будет только тогда истинным, когда мы имеем любовь ко Господу. Есть два способа изучения богословия. Одно внешнее знание, книжное. Книги нужно читать, каждый кто сколько может вместить, но есть и другой способ – это когда жизнь наша, согласная с самой главной тайной Христа, с Его Крестом, с Его любовью, постигает непостижимое ни для какого ума.

Что вы думаете о Христе? – спрашивает Господь, в конце концов, каждого человека. Потому что каждый человек (не только христиане) говорит свое слово о Боге. Одни не думают о Нем совсем ничего, даже христианские богословы могут ничего не думать о Нем. Другие могут умалять Его честь и достоинство. Мы знаем, какие еретики были в Церкви Христовой и какие доныне есть. Третьи могут быть злобно настроены против Него, как вот эти богословы книжники. И так каждый человек, так или иначе, оказывается богословом.

Для тех, кто уверовал во Христа, Господь драгоценен. И то, что они думают о Христе, драгоценно. Будь это смиренные рыбаки апостолы. Апостол Иоанн Богослов – его Евангелие, его Апокалипсис, его Послания – все свет Духа Святого и любовь Божественная. Или преподобный Силуан Афонский, память которого недавно совершалась, – простой тамбовский крестьянин, который пишет такие поразительные слова о Боге. И день, и ночь плачет его душа о Христе и о том, что другие люди не думают об этом, и поэтому теряют все и погибают.

Сегодня Святая Церковь предупреждает нас против внешнего богословия, не потому что оно плохо, а потому что существует опасность так называемого интеллектуализма, когда все пропускают только через голову, а не через душу и сердце. Такие богословы могут быть очень образованными людьми, они могут очень хорошо говорить, но самого главного нет в их слове. С одной стороны существует опасность богословского невежества, с другой – дерзкая попытка познать истину одним умом.

Мы должны всегда помнить, что главное, определяющее нашу мысль, наш дух и наше исповедание веры – это поклонение Кресту Христову. Если оно подлинно, то открывается нам любовь Божия, даруется нам благодать Духа Святого, через которую мы познаем все тайны жизни – и кто был и есть, и во веки будет Спаситель наш Мессия Христос.

Мы видим сегодня эту полноту и неповрежденность исповедания истины по тому сонму, недавно прославленному, новых мучеников и исповедников Российских. По тому множеству святых угодников Божиих, которые все изображаются с крестом. Каждый из них держит в кресте всю тайну богословия, всю тайну того, Кто есть Христос и по человечеству, и по Божеству, и приобщенность этому богословию. И мы должны увидеть славу, которую хранит наша Церковь, и быть достойными этой славы, этого богословия.

И еще раз скажем: нелепо думать, что кто-то здесь будто бы выступает против внешнего знания. Но только любовью можно постигнуть, почему Давид называет Христа Господом. Только благодатью Креста, когда мы всей жизнью приносим Ему поклонение.

Крест – это то, где соединяются неразрывно истина и любовь, потому что мы знаем, сколько любви погибает в мире без истины. Крест – это самая мудрая книга, какую только можно прочесть. Кто не знает этой книги, тот невежда, даже если он знает наизусть все Священное Писание. Подлинные богословы только те, кто любят эту Книгу, учатся у нее, углубляются в нее. Все горькое, что есть в этой Книге, не будет никогда достаточным для того, кто хочет насытиться ее сладостью, потому что эта сладость – Христова истина и любовь.

Евангельское чтение с толкованием на 2 декабря

Вы – свет мира. Не может укрыться город, стоящий на верху горы.

И, зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечнике, и светит всем в доме.

Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного.

Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить.

Ибо истинно говорю вам: доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится все.

Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном; а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном.

От Матфея 5:14-19

Толкование Евангелия блаженного
Феофилакта Болгарского

Мф.5:14. Вы – свет мира.

Сперва соль, потом свет, ибо изобличающий скрытые дела есть свет. Ведь все, что делается явным, есть свет. Апостолы просветили не один народ, но мир.

Не может укрыться город, стоящий на верху горы.

Господь наставляет их подвизаться и быть внимательными к своей жизни, потому что на них будут смотреть все. Не думайте, говорит Он, что вы будете скрываться; вы будете на виду; поэтому обращайте внимание на то, чтобы жить непорочно, да не послужите соблазном для других.

Мф.5:15. И зажегши свечу, не ставят ее под сосудом, но на подсвечник, и светит всем в доме.

Я, говорит, зажег неугасимый свет благодати. Пусть будет делом вашего подвига, чтобы свет вашей жизни светил и другим.

Мф.5:16. Так да светит свет ваш пред людьми, чтобы они видели ваши добрые дела и прославляли Отца вашего Небесного.

Не сказал: «вы показывайте свою добродетель» (ибо это нехорошо), но «да светит» она сама так, чтобы и враги ваши удивились и прославили не вас, но Отца вашего Небесного. Поэтому, когда мы делаем добро, то должны делать его для славы Божией, а не для нашей.

Мф.5:17. Не думайте, что Я пришел нарушить закон или пророков: не нарушить пришел Я, но исполнить.

Так как Он намеревался ввести новые законы, то чтобы не подумали, что Он противник Божий, Он, предотвращая такое подозрение со стороны многих, говорит: «Я пришел не нарушить Закон, но исполнить его». Как же Он исполнил? Во-первых, тем, что совершил все предсказанное о Нем пророками. Поэтому и евангелист часто говорит: «дабы сбылось сказанное пророком». Он исполнил и все заповеди Закона, ибо не сотворил беззакония и не было лести в устах Его. Он исполнил Закон и в другом отношении, то есть восполнил его, ибо Он полно начертал то, чего Закон дал только одну тень. Тот гласил: «Не убей», а Сей сказал: «И не гневайся напрасно». Подобно живописцу Он не изглаждает первоначального рисунка, но дополняет его.

Мф.5:18. Ибо истинно говорю вам:

«Истинно» (аминь) – частица утвердительная, вместо «ей, говорю вам».

доколе не прейдет небо и земля, ни одна иота или ни одна черта не прейдет из закона, пока не исполнится всё.

Здесь Господь показывает, что мир прейдет и изменится. Поэтому Он говорит, что, пока стоит вселенная, не исчезнет и малейшая буква из закона. Одни под йотой и чертой разумеют двенадцать заповедей, другие – крест. Йота – прямой брус креста, а черта – поперечный. Итак, говорят, что сказанное относительно креста,– исполнится.

Мф.5:19. Итак, кто нарушит одну из заповедей сих малейших и научит так людей, тот малейшим наречется в Царстве Небесном;

Под малыми заповедями разумеет те, которые Он Сам намерен был дать, но не заповеди Закона. Малыми Он называет их в силу Своего смирения, чтобы и тебя научить быть скромным в учении. «Малейшим наречется в Царстве Небесном» вместо: в воскресении окажется последним и будет брошен в геенну. Ибо он не войдет в Царство Небесное: нет; но под Царством разумей воскресение.

а кто сотворит и научит, тот великим наречется в Царстве Небесном.

Сначала стоит «сотворить», а потом – «научить», ибо как я буду руководить другим на пути, по которому я сам не ходил? С другой стороны, если я делаю, но не учу, то я не буду иметь такой награды, но, может быть, понесу наказание, если не учу по зависти или лености.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *