Петр и феврония

Житие Петра и Февронии Муромских: история святых

Житие Петра и Февронии Муромских – ярчайший пример благодетели и преданности. Память святых благоверных князей Петра и Февронии Муромских празднуется Церковью дважды в году: 8 июля (25 июня ст. ст.), в день их праведной кончины, и 19 сентября (6 сент. ст. ст.), в день перенесения мощей. Подробнее о паре святых Вы сможете узнать, прочитав нашу статью!

Житие Петра и Февронии Муромских: история

Петр и Феврония Муромские — супруги, святые, ярчайшие личности Святой Руси, своей жизнью отразившие ее духовные ценности и идеалы.

История жизни святых чудотворцев, благоверных и преподобных супругов Петра и Февронии, много веков существовала в преданиях Муромской земли, где они жили и где сохранялись их честные мощи. Со временем подлинные события приобрели сказочные черты, слившись в народной памяти с легендами и притчами этого края. Сейчас исследователи спорят, о ком из исторических личностей написано житие: одни склоняются к тому, что это были князь Давид и его жена Евфросиния, в иночестве Петр и Феврония, скончавшиеся в 1228 году, другие видят в них супругов Петра и Евфросинию, княживших в Муроме в XIV в.

Записал повествование о блгв. Петре и Февронии в XVI в. свящ. Ермолай Прегрешный (в иночестве Еразм), талантливый литератор, широко известный в эпоху Иоанна Грозного. Сохранив в житии фольклорные черты, он создал удивительно поэтичную повесть о мудрости и любви — дарах Святого Духа чистым сердцем и смиренным в Боге.

Прп. Петр был младшим братом княжившего в г. Муроме блгв. Павла. Однажды в семье Павла случилась беда — по наваждению дьявола к его жене стал летать змей. Горестная женщина, уступившая демонской силе, обо всем поведала мужу. Князь наказал супруге выведать у злодея тайну его смерти. Выяснилось, что погибель супостату «суждена от Петрова плеча и Агрикова меча». Прознав об этом, кн. Петр тотчас решился убить насильника, положившись на помощь Божию. Вскоре на молитве в храме открылось, где хранится Агриков меч, и, выследив змея, Петр поразил его. Но перед смертью змей обрызгал победителя ядовитой кровью, и тело князя покрылось струпьями и язвами.

Никто не мог исцелить Петра от тяжкой болезни. Со смирением перенося мучения, князь во всем предался Богу. И Господь, промышляя о Своем рабе, направил его в рязанскую землю. Один из юношей, посланных на поиски лекаря, случайно зашел в дом, где застал за работой одинокую девушку по имени Феврония, дочь древолаза, имевшую дар прозорливости и исцелений. После всех расспросов Феврония наказала слуге: «Приведи князя твоего сюда. Если будет он чистосердечным и смиренным в словах своих, то будет здоров!»

Князя, который сам ходить уже не мог, привезли к дому, и он послал спросить, кто хочет его вылечить. И обещал тому, если вылечит, — большую награду. «Я хочу его вылечить, — без обиняков ответила Феврония, — но награды никакой от него не требую. Вот к нему слово мое: если я не стану супругой ему, то не подобает мне лечить его». Петр пообещал жениться, но в душе слукавил: гордость княжеского рода мешала ему согласиться на подобный брак. Феврония зачерпнула хлебной закваски, дунула на нее и велела князю вымыться в бане и смазать все струпы, кроме одного.

Благодатная девица имела премудрость Св. отцов и назначила такое лечение не случайно. Как Господь и Спаситель, исцеляя прокаженных, слепых и расслабленных, через телесные недуги врачевал душу, так и Феврония, зная, что болезни попускаются Богом во испытание и за грехи, назначила лечение для плоти, подразумевая духовный смысл. Баня, по Свящ. Писанию, образ крещения и очищения грехов (Еф. 5: 26), закваске же Сам Господь уподобил Царствие Небесное, которое наследуют души, убеленные баней крещения (Лк. 13: 21). Поскольку Феврония прозрела лукавство и гордость Петра, она велела ему оставить несмазанным один струп как свидетельство греха. Вскоре от этого струпа вся болезнь возобновилась, и князь вернулся к Февронии. Во второй раз он сдержал свое слово. «И прибыли они в вотчину свою, город Муром, и начали жить благочестиво, ни в чем не преступая Божии заповеди».

После смерти брата Петр стал самодержцем в городе. Бояре уважали своего князя, но надменные боярские жены невзлюбили Февронию, не желая иметь правительницей над собой крестьянку, подучивали своих мужей недоброму. Всякие наветы пытались возводить на княгиню бояре, а однажды взбунтовались и, потеряв стыд, предложили Февронии, взяв, что ей угодно, уйти из города. Княгиня ничего, кроме своего супруга, не желала. Обрадовались бояре, потому что каждый втайне метил на княжье место, и сказали обо всем своему князю. Блаженный Петр, узнав, что его хотят разлучить с любимой женой, предпочел добровольно отказаться от власти и богатства и удалиться вместе с ней в изгнание.

Супруги поплыли по реке на двух судах. Некий мужчина, плывший со своей семьей вместе с Февронией, засмотрелся на княгиню. Святая жена сразу разгадала его помысел и мягко укорила: «Почерпни воду с одной и другой стороны лодки, — попросила княгиня. — Одинакова вода или одна слаще другой?» — «Одинакова», — отвечал тот. «Так и естество женское одинаково, — молвила Феврония. — Почему же ты, позабыв свою жену, о чужой помышляешь?» Обличенный смутился и покаялся в душе.

Вечером они причалили к берегу и стали устраиваться на ночлег. «Что теперь с нами будет?» — с грустью размышлял Петр, а Феврония, мудрая и добрая жена, ласково утешала его: «Не скорби, княже, милостивый Бог, Творец и Заступник всех, не оставит нас в беде!» В это время повар принялся готовить ужин и, чтобы повесить котлы, срубил два маленьких деревца. Когда окончилась трапеза, княгиня благословила эти обрубочки словами: «Да будут они утром большими деревьями». Так и случилось. Этим чудом она хотела укрепить супруга, провидя их судьбу. Ведь коли «для дерева есть надежда, что оно, если и будет срублено, снова оживет» (Иов. 14: 7), то человек, надеющийся и уповающий на Господа, будет иметь благословение и в этой жизни, и в будущей.

Не успели они проснуться, приехали послы из Мурома, умоляя Петра вернуться на княжение. Бояре поссорились из-за власти, пролили кровь и теперь снова искали мира и спокойствия. Блж. Петр и Феврония со смирением возвратились в свой город и правили долго и счастливо, творя милостыню с молитвой в сердце. Когда пришла старость, они приняли монашество с именами Давид и Евфросиния и умолили Бога, чтобы умереть им в одно время. Похоронить себя завещали вместе в специально приготовленном гробу с тонкой перегородкой посередине.

Они скончались в один день и час, каждый в своей келье. Люди сочли нечестивым хоронить в одном гробу монахов и посмели нарушить волю усопших. Дважды их тела разносили по разным храмам, но дважды они чудесным образом оказывались рядом. Так и похоронили святых супругов вместе около соборной церкви Рождества Пресвятой Богородицы, и всякий верующий обретал здесь щедрое исцеление.

Память блгв. Петру и Февронии отмечается 25 июня/8 июля.

Вы прочитали статью Житие Петра и Февронии Муромских. Возможно, Вам будет интересно:

  • Житие Святителя Спиридона Тримифунтского
  • Житие Георгия Победоносца

Пётр и Феврония

Пётр и Феврония


Покров с изображением Петра и Февронии — вклад в Богородице-Рождественский собор царя Фёдора и царицы Ирины. Изготовлен в царицыной мастерской в 1593 году.

Умер

апрель 1228

Почитается

в Русской православной церкви

Канонизирован

1547 год // церковный собор

День памяти

25 июня (8 июля) и воскресенье перед 6 (19) сентября

Медиафайлы на Викискладе

Пётр и Феврония (в иночестве Давид и Евфросиния) — русские православные святые.

Князь Пётр в летописных источниках не упоминается. Некоторые исследователи отождествляют Петра и Февронию с известным по летописям муромским князем Давыдом Юрьевичем и его супругой. Князь Давыд Юрьевич правил в Муроме с 1205 по 1228 год и принял постриг с именем Петра, о его супруге практически ничего не известно. Князь Давыд Юрьевич и княгиня Ефросиния имели сыновей Святослава, Юрия и дочь Евдокию. По другой версии, Пётр и Феврония являются персонажами народных легенд. Единственный источник сведений о святых — «Повесть о Петре и Февронии Муромских», написанная в конце 1540-х годов.

Пётр и Феврония были канонизированы на церковном соборе 1547 года в качестве местночтимых святых. Днём их памяти является 25 июня (8 июля); 25 декабря 2012 года Священный Синод установил ещё одно празднование святым — в воскресенье перед 6 (19) сентября (перенесение их мощей в 1992 году).

Житийные данные

Основная статья: Повесть о Петре и Февронии Муромских

Сведения о Петре и Февронии происходят из «Повести о Петре и Февронии Муромских» — одной из вершин древнерусской литературы XVI века. Составил её в связи с канонизацией Петра и Февронии по заказу митрополита Макария инок Ермолай Прегрешный. Однако в Великие четьи-минеи «житие» Петра и Февронии, как отличающееся «исключительной легендарностью», митрополит не включил — оно распространялось в качестве апокрифа.

Согласно сказанию, за несколько лет до княжения Пётр убил огненного змея, но испачкался его кровью и заболел проказой, от которой никто не мог его излечить. Князю во сне было открыто, будто его может исцелить дочь «древолазца» (бортника), добывавшего дикий мед, Феврония, крестьянка деревни Ласково в Рязанской земле. В одном из крестьянских домов в селе Ласково близ Рязани гонец, посланный на поиски врача для заболевшего князя Петра Муромского, увидел странное зрелище: за ткацким станом сидела дева и ткала холст, а перед нею скакал заяц. Говоря загадками, Феврония испытывала гостя на знание «языка мудрости». Первое иносказание Февронии «плохо, когда дом без ушей, а горница без очей» содержало сообщение о том, что Феврония — незамужняя девушка, не имеющая ребенка ; у нее есть заяц, но нет собаки: «Если бы был в нашем доме пес, то учуял бы, что ты к дому подходишь, и стал бы лаять на тебя: это — уши дома. А если бы был в горнице моей ребенок (текстовые варианты «отроча», «детище»), то, увидев, что идешь в горницу, сказал бы мне об этом: это — очи дома» Феврония в качестве платы за лечение пожелала, чтобы князь женился на ней после исцеления, князь пообещал на ней жениться. Феврония исцелила князя, однако он не сдержал своего слова, поскольку Феврония была простолюдинкой. Но в процессе лечения Феврония намеренно не залечила один струп на теле князя, из-за чего болезнь возобновилась, Феврония вновь вылечила Петра, и он был вынужден жениться на ней.

Когда Пётр наследовал княжение после брата, бояре не захотели иметь княгиню простого звания, заявив ему: «Или отпусти жену, которая своим происхождением оскорбляет знатных барынь, или оставь Муром». Князь взял Февронию, и на двух кораблях они отплыли по Оке.

В Муроме же началась смута, многие пустились домогаться освободившегося престола, начались убийства. Тогда бояре попросили князя с женой вернуться. Князь и княгиня вернулись, и Феврония в дальнейшем сумела заслужить любовь горожан.

В преклонном возрасте приняв монашеский постриг в разных монастырях с именами Давид и Евфросиния, они молили Бога, чтобы им умереть в один день, и завещали тела их положить в одном гробу, заранее приготовив гробницу из одного камня, с тонкой перегородкой. Скончались они в один день и час. Сочтя погребение в одном гробу несовместимым с монашеским званием, их тела положили в разных обителях, но на следующий день они оказались вместе.

Дата смерти

Днём церковного почитания святых является 25 июня по старому стилю. Указание летописей на то, что кончина князя Давыда (Петра) и княгини и их погребение выпали на Светлую Седмицу (апрель) 1228 года, вызывает вопрос несоответствия времени смерти и даты церковного почитания. Церковная богослужебная практика знает два случая поминовения святых — в день их кончины и в день перенесения их святых мощей. В житии («Повести») речь однозначно идёт о дате кончины: «…предаста вкупе святыя своя душа в руце божий месяца июня в 25 день». Тем не менее, высказано предположение, что с датой 25 июня, днём святой преподобномученицы Февронии Сирской, связано перенесение мощей святых князя и княгини из обветшавшего Борисоглебского кафедрального собора в новопостроенный собор Рождества Богородицы, уже существовавший в XV веке (обновлённый в XVI веке) на Воеводской горе, где мощи хранились до советского времени. Собор был снесён в конце 1930-х годов.

Мощи и почитание

Подробнее по этой теме см. День Петра и Февронии.Памятник Петру и Февронии в Ярославле

Погребены были святые супруги в соборной церкви города Мурома в честь Рождества Пресвятой Богородицы, возведённой над их мощами по обету царём Иваном Грозным в 1553 году. После установления советской власти, в 1921 году, мощи были увезены в местный музей, где были выставлены в антирелигиозной экспозиции. С 1992 года мощи находятся в открытом доступе для поклонения в соборном храме Свято-Троицкого монастыря в Муроме.

29 августа 2012 года из храма Святой Екатерины в Петербурге похитили частицы мощей святых, в том числе Петра и Февронии.

В Русской православной церкви установлен специальный день почитания святых — день Петра и Февронии.

Памятники

Подробнее по этой теме см. Памятники Петру и Февронии.

Скульптурные композиции «Святые благоверные Пётр и Феврония Муромские» в российских городах устанавливаются с 2009 года в рамках общенациональной программы «В кругу семьи», созданной по благословению Патриарха Московского и всея Руси Алексия II в 2004 году. Цель памятников, по словам президента программы Александра Ковтунца, «создание положительного образа семейных ценностей, верных и целомудренных отношений, любви и преданности в браке, рождение и воспитание детей в духе любви к Родине». Предполагается, что памятники должны посещать свадебные процессии. Открытие памятников приурочивается, как правило, к празднованию Дня Петра и Февронии (8 июля). Массовое тиражирование скульптурных изображений православных святых не имеет прецедента в истории православия.

Примечания

  1. Петр, князь муромский // Энциклопедический словарь Брокгауза и Ефрона : в 86 т. (82 т. и 4 доп.). — СПб., 1890—1907.
  2. Пётр и Феврония / Чекова И. // Большая российская энциклопедия : / гл. ред. Ю. С. Осипов. — М. : Большая российская энциклопедия, 2004—2017.
  3. Большая биографическая энциклопедия. 2009
  4. 1 2 Пётр и Феврония Муромские // Большая школьная энциклопедия «Руссика». История России. IX — XVII века / Под редакцией В. П. Бутромеева. — М.: Олма-Пресс, 2001. — С. 503. — 800 с. — 5 000 экз. — ISBN 5-224-00625-2.
  5. Филарет Гумилевский. Житие Петра и Февронии.
  6. Ермолай Еразм. Повесть о Петре и Февронии Муромских
  7. Житие и страдание святой преподобномученицы Февронии. 25 июня ст.ст.
  8. Никита (Добронравов), игумен. Житие свв. князей Петра и Февронии в общем контексте истории г. Мурома. // Троицкие листки. — Муром. — 2008. — 29. — С. 2-5.
  9. Мощи Петра и Февронии в Муроме: адрес, отзывы, фото fb.ru.
  10. Из храма в Петербурге украли частицы мощей Александра Невского, Николая Чудотворца, Петра и Февронии. Рамблер.
  11. О программе установки скульптурных композиций «Святые благоверные Петр и Феврония Муромские»

Литература

  • Володихин Д., Левина И. Пётр и Феврония. — М.: Мол. гвардия, 2016. — 246 с. — (Жизнь замечательных людей).
  • Гумеров П. А был ли змий? Загадочные места «Повести о Петре и Февронии Муромских»
  • Кусков В. В. История древнерусской литературы. — 7-е изд. — М.: Высш. шк., 2003. — 336 с.
  • Спорова Е. Петр и Феврония Муромские // Юный художник. — 1988. — № 12. — С. 13—17.

Ссылки

  • Петр и Феврония — Любовь и Верность навсегда // petr-fevronia.ru
  • Молитва Петру и Февронии Муромским

Словари и энциклопедии

Юлия Латынина

Повесть о Св. Граале

Рассказ

Дорогая миссис Браун!

На Ваше предыдущее письмо мы ответили, что рукописей после деда никаких не осталось. Признаться, сам вопрос вызывал недоумение, ибо, сколько я его помню, не только никогда я не видела у него в руках книжки, могущей быть каким-то боком причастной к жанру художественной литературы, но и сам его жизненный стиль решительно не вязался с идеей художественного творчества.

Правда, нельзя сказать, чтобы он ничего не писал. Некоторое пристрастие к узаконенной графомании было, пожалуй, единственной его особенностью. Уже выйдя на пенсию и потеряв возможность творить инструкции по технике безопасности (для ограниченного, впрочем, числа подчиненных), он пристрастился к ежеутреннему составлению оных для личного пользования.

И даже когда через два с лишним года после его смерти мы наконец-то явились в Кострому, сняли ставни, соскоблили замазку, выдавили стекло и забрались — именно забрались, чувствуя себя ворами или, еще хуже, соглядатаями — в его хибару, то первое, что мы увидели, — это как шевельнулся и порхнул одутловатый от сырости, пропахший просроченными лекарствами листок, и на нем — аккуратно вычеркнутые столбцы дел, «намеченных», как гласил заголовок, «к исполнению до даты моего отъезда в столицу».

Там значилось, помнится: «убедиться в наличии электрической дрели», «заколотить дверной проем» и, среди прочих, «предать огню английский перевод».

Вот этот-то английский перевод, так и не «преданный огню», нашли мы прямо среди вещей первой необходимости: между необъятными запасами валидола и аккуратным списком выигрышей в «Спортлото» — дорогих ему свидетельств маленьких триумфов его терпения над слепой силой рока, воплощенного хотя бы в безобидном виде пляшущих в клетке шариков.

Может быть, сверток был там просто забыт. Однако дедушка никогда ничего не забывал. Он имел слишком мало умственного имущества, чтоб не знать его наперечет, на ощупь, как знает нищий обстановку хибары, где им прожито 30 лет и где каждый угол трижды обыскан в тщетной надежде сбыть что-либо из обстановки.

Вы писали нам, что тогда, 60 без малого лет назад, Вас прельстил ум, ум молодого скучающего русского интеллигента, родины, впрочем, лишившегося. Это место в Вашем письме кажется слишком лестным для дедушки преувеличением, и признаться, оно остается таковым и по прочтении рукописи: в ней виден ум особого, чисто русского свойства: достаточно самокритичный, чтобы, подобно хвосту ящерицы, атрофироваться в минуту опасности. Просто была такая мода в начале века в России — быть интеллигентным. А потом прошла, ибо сказано, что в царство небесное вхожи лишь нищие духом.

Предпочтя небесное царство России в 23-м году, он, вероятно, признал также необходимость и собственной метаморфозы. Я думаю, тогда же он и сжег все те вещи, о которых Вы упоминаете, и только одну эту оставил, так как в самом деле участвовал в разработке и осуществлении проектов осушения болот в Южном Уэльсе и вполне мог уверить других, а затем и себя (он не выносил половинчатости), что злосчастная рукопись проходит по ведомству глубокой валлийской старины.

Он даже пытался ее напечатать в России дважды — в 1924 году и в 1934-м, и оставил по этому случаю многочисленные наметки предисловий.

Оба варианта — 1924-1934 годов — весьма различаются, но не особенно интересны в своем утомительном разборе того или иного эпизода рукописи, соотносимого с похожим у сэра Томаса Мэлори или Кретьена де Труа.

Забавно видеть, как, не будучи профессионалом, способным доказать, кто и у кого — автор рукописи у сэра Томаса Мэлори или сэр Томас Мэлори у автора рукописи — заимствовал данный эпизод, дедушка кончает тем, что провозглашает свою некомпетентность главным достоинством работы, утверждая, что сформировавшие её идеи и образы не поддаются датировке и вечно пребывают среди человечества, что детерминизм, которым она проникнута, столь же реминисценция античного рока, сколь и предчувствие кальвинизма; а обычай молиться мечу, воткнутому как крест в землю, — столь же невольное подражание древним скифам, подобным образом молившимся Веретрагне, сколь осознанное заимствование широко известной привычки крестоносцев.

Впрочем, автор, осознавая шаткость этих построений, выкинул их целиком в предисловии 34-го года, а взамен четко указал обстоятельства и время находки рукописи: 1920 год, Южный Уэльс, найдена мелиораторами при осушении болот в совершенно засосанных гиблой почвой остатках монастыря XI века.

Подлинная и новейшая история св. Грааля, как ее переписал со старинной книги смиренный раб божий Амвросий

На четырнадцатый год царствования христианнейшего короля Артура, на великий весенний праздник Троицы рыцари Круглого Стола весьма долго ожидали трапезы и проголодались, а король Артур все не подавал знака вносить кушанья, ибо была у него привычка не садиться в этот святой день за стол, не дождавшись чуда.

Сэр же Ивейн, и брат его сэр Гавейн, и сэр Саграмор, и другие рыцари были весьма недовольны. И одни глядели на двери трапезной, ожидая, когда они раскроются, а другие томились тоской по чуду, и среди них сэр Галахад, сын славного сэра Ланселота, прибывший лишь недавно к королевскому двору, стоял и глядел неотрывно на площадь под замком.

Это заметил сэр Мордред и сказал ему:

— Отойдите от окна, сэр Галахад, ибо на площади чудеса не происходят.

На это сэр Галахад, сам смущенный изрядной суетой и непотребством, творимыми на площади, поспешно отошел от окна.

А простонародья на площади набралось изрядное количество, так как была ярмарка, и вилланы и сервы жаждали поглазеть на узревших чудо рыцарей и на суматоху, которая поднималась в замке и для черни всегда была верным и непосредственным знаком случившегося чуда.

Король же Артур увидел, что рыцари пребывают в великом нетерпении, и, подозвав Мерлина, спросил: почему господь бог нынче столь необязателен и нет ли в этом знамения для него, Артура, неблагоприятного? И что же следует делать христианину в случае запаздывания чуда?

А Мерлин понял, что король томится жаждой и голодом, и ответствовал, что, без сомнения, следует садиться за трапезу, ибо господь бог устрашится и не допустит, чтобы пир столь великого короля произошел без чуда.

И не всем пришелся по душе ответ Мерлина, а сэр Галахад с негодованием воскликнул, что, верно, новокрещенный архиепископ камелотский больше привык повелевать дьяволом, нежели подчиняться богу. Сэр Галахад сказал это потому, что воспитывался матерью вдали от двора и не обучен был еще правилам вежества, и не знал, что епископов непозволительно называть колдунами, если не хочешь согрешить перед богом.

Между тем едва все, помолившись, сели за стол, как послышалось шарканье старческих шагов, и пред королем предстала знаменитая отшельница из Голубой пещеры, что в 130 милях к востоку от Камелота, некогда Прекрасная дама, согбенная ныне многолетний постом, бременем чужих грехов и тяжестью собственной мудрости.

Припав к ногам короля, просила она прощения за опоздание, ибо, хотя господь и дарует своим посланникам чудесного коня, скачущего без устали, она, будучи немощна телом, не дерзнула на него взобраться и вела весь путь коня в поводу, дабы вручить его тому из рыцарей, кто окажется достоин предстоящего подвига.

Сэр же Кэй усмехнулся и молвил: чудеса господа нашего устаревают на глазах, ведь еще недавно являлись они к нам в облике невинных дев и Прекрасных дам. Но сэр Галахад так грозно сверкнул на него очами, что сэр Кэй сделал вид, будто устыдился, хотя недаром одни называли его злоязычным, а другие — просто язычником.

Отшельница же, по имени Мелизена, вышла на середину залы и стала говорить:

— Нынче зову я рыцарей на невиданный подвиг, равного которому не совершалось с тех пор, как господь наш Иисус принял смерть за грехи наши. Доселе погрязали вы в мирских Авантюрах, сейчас же зову вас к Авантюре небесной. Знайте же, что сегодня ночью предстал мне господь наш Иисус Христос и сказал: «Когда познал я крестную муку и почуял, как страдает праведник в мире, то захотел, чтобы царство мое было на этой земле и не страдал праведник, а блаженствовал и радовался страданиям грешника. Тогда упали капли моей крови на камень, лежавший под крестом, и всеми богатствами мира его одарили, всяким питьем напоили, всякой едой накормили и в воплощение истины и власти на этой земле превратили. А мои наследники взяли камень святой Грааль и передавали его из поколения в поколение, пока мой потомок сэр Иосиф Аримафейский не принес его с собой в Британию. А в Британии друиды, поняв, что сэр Иосиф одолеет их с помощью этого камня, выкрали его и передали дьяволу, и с той поры дьявол живет сам в благоденствии, а род людской вновь обречен на страдания. Ныне настала пора из рук нечистого воплощение истины освободить, изобилие и справедливость на земле возродить и праведных в: этом мире вознаградить, а потому господь бог повелевает рыцарям Круглого Стола отправиться на поиски святого Грааля».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *