Письма баламута отзывы священников

Юбилей Клайва Льюиса: 21 цитата легендарного человека

Пасхавер десь писав, що «Когда-то один из руководителей Европейского союза неофициально сказал: «Если бы русские не были белыми, у нас бы к ним претензий не было. А так ведь белые, вроде бы свои, но не как мы». То же самое можно сказать и про нас». І там, далі, Пасхавер писав що у нас цінності інші. Добавимо – не тільки інші але і з тими цінностями, які ми переносимо від цивілізації і від Європи до нас, проходять дивні метаморфози.

Ми дикунський, варварський народ і це особливо видно в нашому дикунському, варварському релігійному законодавстві. Причому це якесь небачене і неописане варварство. Ми користуємось речами і благами цивілізації і одночасно реконструюємо суспільні відносини, схожі на описи з шкільних історичних підручників про давні часи. Наші відносини це якась амальгама з давнього, застиглого в часі ординства, на яке додатково наклалась катастрофа 1917 року. Для прикладу — всі ці ламентації про захист автономії громади, про захист права свободи вибору підпорядкування, про свободу переходу громади – це все для придурків і убогих. Так, автономія релігійної громади є одним з основних положень міжнародного права, міжнародних угод, які підписала Україна. Але в них це означає що громада самостійно визначає себе автономною, самостійно проводить свої межі в яких живе і порядкую по своїх власних установах і правилах. Визнання державою цієї автономії є похідне від волі самої громади. У нас же, незважаючи на те, що всі християнські церкви в Україні визнають автономною всю церкву, держава приймає закон яким фактично нищить церкву, робить самостійними і незалежними парафії. Далі держава проголошує ту свободу «підпорядкування» і береться її захищати. Тут можна звернути увагу, що послідні зміни в ст.8 релігійного закону, якими намагаються регулювати і захищати те «підпорядкування», в рівній мірі відносяться до зареєстрованих громад і до громад, які навіть не повідомляють державні органи про своє утворення. Який зміст має тоді та детальна регламентація прописана в ст.8 для тих громад? Що законодавець збирається «захищати» в цьому випадку? Здоровий глузд тут підказує, що парафія при діючому законі може міняти підпорядкування хоч кожної години і 24 рази на добу. Це право декларативне і його неможливо ні порушити ні захистити. Проблеми виникають тільки у парафій-юросіб і це є проблеми не «захисту» якоїсь свободи громади а проблеми майна. І тут вже видна друга придуркуватість і щоб її побачити, треба читати Цивільний кодекс, читати на рівні першого курсу юрфаку. Все, що відбувається з юрособою, абсолютно все описано цивільним правом і хто може пояснити, використовуючи цивільне право – що таке зміна підпорядкування юрособою? Що таке канонічне підпорядкування з точки зору ЦК? Що відбувається з юрособою при такій зміні підпорядкування чи з тою особою, якій стають підпорядковані? Абсолютно нічого і це є повна дурня, яку придуркуватий український законодавець і на пару з ним такий же придуркуватий український релігієзнавець взялись захищати світським правом. Термін «зміна підпорядкування» в цивільному праві має інший зміст чим той, який вкладають у нього віруючі і в реальності це означає зміну віри частиною віруючих чи ще якісь канонічні нюанси в цій вірі. Але саме цивільне право не в змозі описати і навіть не існує таких правових термінів які б описали це «підпорядкування» чи цю зміну віри чи якісь зміни у вірі. Цивільному праву байдуже до цих змін і громада може міняти «підпорядкування» у всьому діапазоні світових релігій і культів, залишаючись згідно положень нашого релігійного закону одною і тією ж юридичною особою(!). Звучить це безглуздо як і безглузді наші намагання цивільним правом «захищати» чи «регулювати» такі переходи юридичної особи. Зміст це би мало тільки в тому випадку, як би ми доказували всім і переконували всіх в тому, що юридична особа може вірити в Бога.

Ну і повна дурня вже по майну. Для розуміння примітивно можна виділити три рівня розвитку права власності. Перший, дикунський або нульовий. Якщо дикуну сказати що ця річ є власністю Джона чи Івана, він порахує тебе за божевільного. Річ може бути тверда, м’яка, кольорова, кругла, квадратна але як вона може мати признаки Джона, як це знайти, де в ній той Джон. Другий рівень, варварський, це коли власністю є те, до чого можеш дотягнутись і що можеш захистити. Третій рівень це вже цивілізовані, складні і абстрактні правові терміни, за якими навіть річ Джона, яку він передав тимчасово комусь чи загубив – все одно залишається його. І от на другому рівні вже видно шляхи до цивілізованої власності, її початки. Початок йде від того, що власністю стає те, що ти сам визнаєш своїм. Наприклад – йдеш по вулиці в штанях і ці штані є твої не тому, що вони нумеровані і по номеру держава указом визначила їх твоїми а тому що ти їх сам визнав своїми. Після цього самостійного визнання держава починає ці штані захищати як твої. Так і тут. В 1991 році, коли держава почала ліпити відносини з церквами, вона в діалозі з ними повинна була бачити, що вони визнають своєю власністю і як нею розпоряджаються. А вони, всі християнські церкви України, визнають власниками церковного майна не громади а всю церкву. Незважаючи на те, держава, в порушення конституційного відділення, влізла в церкви і сама «призначила» власниками парафії, зробила з церкви збіговисько незалежних юридичних осіб з гібридними статутами, зі статутами в яких поєднала бульдога з носорогом – світське і канонічне право. І от вже і ПЦУ, підтанцьовуючи Порошенку, приводить свій статут у відповідність до дикунського закону, записує церкву як зібрання незалежних юросіб, утворених по ЦК України. А на початках, в першому варіанті Статуту, писалось про церкву як особу, яка сама будує відносини з державою. І тут буде цікаво поспостерігати, як ПЦУ буде далі творити свої документи, особливо парафіяльні. Як визначить власність.

Тобто, ми не то що залишаємось на дикунському рівні, ми навіть заблокували його можливий розвиток. Можна подивитись на конфлікт у Львові, де громада УГКЦ намагається залишити за собою костел. Скільки там в обговоренні позбігалось буйних, дикунів, клянуть поляків, Мокшицького, розкопують старі могили! Врешті УГКЦ, яка претендує на цивілізованість, ліквідовує буйну парафію. Наслідок – новий припадок в мереживному обговоренні. Ще приклад. Можна почитати фантастичний матеріал на «Релігія в Україні», як в позаминулому столітті у Львові цивілізовано вирішували долю покинутого румунського храму. Фантастичний матеріал в порівнянні з нашим дикунством. Ми не то що стоїмо на місці, ми навіть вдаємо якось рухатись реверсом в минулі часи і при цьому приймаємо законодавство, яке захищає мародерство. Закон №4128 – це Закон Мародерів. У всі часи мародерство було ознакою військових конфліктів, при яких військові загони або банди найманців грабували беззахисне населення на територіях, статус яких тимчасово був не встановлений. Так і у нас. Використовуючи реальну війну, політики і законодавці «організували» законоподібний грабунок одних громад громадян другими громадами громадян, розділених релігійними переконаннями. І це особливо вражає, оскільки мародерами стають християни і їх спільноти. Адже ж саме в християнському середовищі в давні часи виникло розділення церковного і світського права, при якому християнське середовище залишилось ізольованим місцем де панували моральні основи керування церковним майном. Збереження цього середовища здійснено радикальним відділенням від світського права і оскільки суть керування церковним майном не у застосуванні правових конструкцій, а в здійсненні місії церкви, то і успіх цієї місії став критерієм правильності прийняття рішень і здійснення тих чи інших дій з церковним майном. У нас же безглузді спільноти заполітизованих громадян, які вважають християнство просто громадським рухом з формальним моральним законодавством, притягнули в християнське середовище світське право, причому у гіршому його варіанті. Адже навіть світські юридичні особи, при виникненні конфліктів і суперечок між засновниками громади про використання майна, дають право тим громадянам, які кінцево не погодились з рішеннями громади, вийти з громади разом з тим майном, яке вони вклали. Тобто, якщо в християнській громаді не існує християнських відносин з іншими членами громади, які могли б керувати ними при залагодженні майнових питань, якщо громада «голосуванням» позбавляє участі у вирішенні майнових питань меншу кількість громади то, за відсутності християнських відносин, необхідно би мінімально зберегти хоч якусь справедливість до своїх земляків і сусідів і виключити мародерство. Якщо християнська справедливість і моральні відносини тут відсутні то тоді необхідно зберегти цивілізовану, світську справедливість. Тобто тоді, в продовження світського правила про фіксоване членство в громаді, це членство необхідно доповнити таким же світським обліком внесків і пожертв кожного фіксованого члена громади. І при виключенні любого члена громади, громада повертає йому ті внески або компенсує їх.

Почему ты ещё не крестился?

Возражение 3: Я ещё не созрел для Крещения. Вот пойду на пенсию (или буду свободней на работе) и приду креститься.

Это возражение самое удивительное. Что значит «созрел»? Ты же не помидор или абрикос, чтобы зреть в зависимости от времени и климатических условий. Твоё «созревание» зависит от твоей воли. И время может только дополнительно запутать твой разум. Ведь, по справедливым словам древнего философа, «опытность — мать иллюзии». Чем раньше человек придёт к Творцу, чем легче ему будет жить по-Божьи. Ведь и в медицине лучше обращаться к врачу в начале заболевания. Тогда и исход болезни будет благоприятным. А иначе можно «дозреть» и до летального исхода. Тоже касается и духовной жизни. В творениях аввы Дорофея приводится такой пример. Однажды его спросили о том, как и когда бороться со страстями. Тогда он приказал своему ученику вырвать маленький росток кипариса. Тот сделал это двумя пальцами. Тогда учитель сказал вырвать росток побольше. Ученик вырвал его уже двумя руками. Тогда авва Дорофей приказал вырвать куст кипариса. С великим трудом ученик справился с задачей. И, наконец, он велел вырвать огромное дерево, и лишь собравши множество народа, удалось справиться с этой задачей. И тогда авва Дорофей сказал: «так же и греховные привычки, когда они ещё малы, легко преодолеваются, а с течением времени они становятся крайне трудноисцелимыми». Поэтому чем дольше ты не можешь дойти до Крещения, тем труднее тебе будет.

Кстати, стоит тебя предупредить, что Бог заботится о тебе. И если ты не захочешь прийти к Нему тогда, когда тебе хорошо, то Он будет звать тебя скорбями и бедами. Поэтому лучше идти к Творцу сразу, как Он позвал.

Да и по совести сказать. Разве справедливо будет оставлять Господу самое худшее, отдав дьяволу лучшее время жизни? Представь себе. У тебя есть любимый человек. Разве ты не будешь стараться отодвинуть все свои дела для того, чтобы с ним повидаться? А разве Творец, Который заботится о каждом твоём шаге так, как не заботиться мать, не заслуживает хотя бы минимальной благодарности? Я уже не говорю, что все эти твои труды рассыплются в прах ещё раньше, чем ты умрёшь. Кто же рад тому, что все силы ты вкладываешь в пыль, которая лишь запорошит твои глаза, как не древний Враг человеческий — сатана? Так зачем же служить его воле? Он не даст тебе ничего, кроме смерти, тоски и отчаяния, и всего этого с избытком.

А с другой стороны посмотри, сколько людей, откладывающих Крещение, вовсе не смогли креститься. Ведь, по русской поговорке, смерть у нас не за горами, а за плечами. Приведу пример из своей практики. Однажды ко мне подошла женщина и со слезами рассказала, что у неё был сын, которому было 27 лет от роду. Он собирался креститься, но все ему было некогда. То работа, то храм не нравился, то ещё что. Он говорил: «Я молодой. Вот выйду в отпуск, поеду в деревню и там покрещусь». Но кончилось все трагически. Осенним вечером на обычной остановке его зарубил топором шизофреник. Вот так и ушёл он из жизни неспособным войти в Царство Бога, и зачем ему сейчас и работа, и все его планы, и все эти «нравится — не нравится»?

Возражение 4: Если я крещусь, то мне придётся жить как монах — ничего будет нельзя, не будет своего времени, выходные заняты, в общем, никаких удовольствий — а зачем? Ведь жизнь даётся один раз, и прожить её надо в своё удовольствие! А тут такой фанатизм.

Откуда берутся такие странные мысли? Действительно, нам нельзя делать зла, мы храним посты, по воскресеньям ходим в храм, но разве это так сложно? Как можешь говорить об этом, не попробовав и не узнав, какие океаны радости открыты для нас через жизнь в Церкви? Посмотри на монахов в монастыре. Насколько они веселее тех, кто живёт в миру. Просто посмотри на их лица и на лица людей в метро или в магазине и сравни, у кого лучше жизнь. Неужели ты думаешь, что русские люди в позапрошлом веке были несчастней современных зашоренных суетой людей, забывших обо всём, кроме фондовой биржи, футбола, водки и сериалов? Часто ли современный человек поднимает глаза к небу? Может ли он в тишине слышать своё сердце? Знаешь ли ты одобрение (не молчание, а именно одобрение) совести? Чувствовал ли радость Пасхи и обонял ли аромат бессмертия? Летал ли ты на крыльях после того, как поисповедовался, и знаешь ли ты, что такое Божье прощение? На самом деле ты не знаешь никакого подлинного удовольствия. Ты обманываешь сам себя. Что такого можешь ты, чего не могут христиане и что приносит радость? Есть? Так на самом деле ты, который никогда не постился, не знаешь и что такое разговенье. Ты не знаешь, как вкусен хлеб с чаем на первой Неделе Великого Поста после Канона Андрея Критского! Даже пищей по-настоящему наслаждаться не можешь. Да, мы едим и шашлыки, и вообще любую пищу, кроме крови, задушенного и посвящённого идолам (например мацу, кришнаитский прасад и тому подобное). Мы не запрещаем и пить алкоголь. Нельзя лишь напиваться так, чтобы помутнялось сознание. Так что фанатизма у христиан не было и нет.

Что же касается утверждения, что у нас нет собственного времени, то это правда, но самое смешное, что его нет и у тебя. Разве ты можешь дать себе хоть минуту жизни? Разве ты можешь вернуть себе прошлое? Как же ты, не способный ни остановить поток времени, ни даже понять, что это такое, говоришь, будто его у тебя отбирают? Это утверждение похоже на то, чтобы я стал жаловаться, будто у меня отобрали бриллиант размером с ведро. Так отнять у тебя время просто невозможно. Оно и так Божье. Другое дело, что Бог хочет, чтобы Его время было посвящено служению Ему, а не Его врагу. Конечно, если ты хочешь, ты можешь отказать Ему. Но тогда и Господь может отобрать у тебя этот дар, который ты используешь для самоубийства.

Ты прав. Жизнь даётся один раз. Но из этого следует, что прожить её нужно не в своё удовольствие, а готовясь к вечности. Ведь на самом деле жизнь — это школа для наших душ, а смерть — неизбежная сессия. И если все время учёбы заниматься только изготовлением самолётиков, то результатом будет вечная гибель. Те, кто попал в ад, скрежещут зубами, не помня уже ни о каких своих удовольствиях, потому что они видят, что утратили такое счастье, которое было так возможно, но утрачено из-за их безалаберности.

Да и по правде, разве не кажется ли нам, что истинное удовольствие и радость должны быть вечными? А иначе разве это не похоже на издевательство? Представь: тебя голодного посадили за роскошно убранный стол, и только ты протянул руки, все исчезло, и взамен тебе в бокал наливают пыли, а закусить предлагают навозом. А разве не похож на это удовольствия мира сего! А мы, мало того, что можем пользоваться благами мира сего (лишь бы они не обладали нами), но быть участниками радости будущего века, как и говорит апостол Павел: «не видел того глаз, не слышало ухо, и не приходило то на сердце человеку, что приготовил Бог любящим Его. А нам Бог открыл это Духом Своим; ибо Дух все проницает, и глубины Божии» (1 Кор. 2; 9—10). Так что, как поёт Церковь: «вкусите и увидите, как благ Господь! Блажен человек, который уповает на Него!» (Пс. 33, 9) Попробуй и увидишь, что целью всех наших трудов является нескончаемое счастье! Недаром святой Григорий Нисский сказал: «целью строителя является дом, а целью того, кто исполняет добродетели, является блаженство». И это правда. Недаром христиане, попробовав этого счастья, шли на любые пытки с песнью радости. Ведь уже сейчас они жили той славой, которая царит за пределами времени. Как сказали послы князя Владимира, когда приехали из Константинополя, «никто, попробовав сладкого, не захочет горького, и поэтому мы не желаем никакой веры, кроме Православной».

Один хороший английский писатель К. Льюис как-то написал книгу «Письма Баламута», где один бес учит другого, как погубить человека. И вот главный бес, обвиняя Бога, говорит: «В глубине души Он гедонист. Все эти посты и бдения, костры и кресты — лишь фасад. Пена на морском берегу. А на просторе Его морей — радость и снова радость. И Он даже этого не скрывает. В Его деснице, видите ли, вечное блаженство… Он заполнил весь мир, весь Свой мир Своими же радостями. Люди целый день занимаются тем, что отнюдь не вызывает у Него возражений: купаются, спят, едят, любят друг друга, играют, молятся, работают. Все это надо исказить, чтобы оно пошло нам на пользу. Мы трудимся в крайне невыгодных условиях. Ничто естественное само по себе не работает на нас».

Эти слова демона верны. Действительно, ничто из жизни не противоречит воле Творца. Поэтому те, кто говорят, «ну, что живём, то грешим» лгут. Лгут не тем, что не совершают греха, может быть, ежеминутно. И такое встречается, хоть и не так часто, как говорят. Но ложь в том, что сама жизнь отождествляется с грехом. Нет! Зло не имеет сущности, и оно, без сомнения, слабее добра. Лишь извращая благие силы, грех получает могущество. Поэтому твои опасения основаны или на ошибочной информации, или на страшном духовном заболевании, когда охваченный страстями человек начинает принимать боль за удовольствие, а от счастья бежать, как от могилы. В обоих случаях мне не остаётся ничего, кроме того, что пожелать тебе самого, чего желают на всех традиционных русских застольях — здоровья. Так что будь здоров — крестись, и душа твоя исцелится, и вечное блаженство ощутишь ты уже на Земле.

Возражение 5: Я не хочу креститься потому, что в вашей Церкви принимают всяких негодяев. Ельцин со свечкой стоял. А недавно ещё говорил, что атеист. И вообще Церковь не борется за права народа. И в такой Церкви я быть не хочу.

Возражение это тем интересно, что исходит из посылки, будто бы ты вполне безгрешный человек, сам не сделавший в жизни ничего плохого, и, вдобавок, обладающий всеведением. Ты, конечно, знаешь все. Все сердца тебе открыты, и все истинные расположения мыслей других тебе знакомы. Более того, ты сотворил и Ельцина, и вообще всех тех, кто входит в храмы, и поэтому обладаешь исключительным правом судить. Если это действительно так, тогда на самом деле ты Бог, а не человек, и говорить с тобой просто не о чем. Напомню тебе только, что Истинный Творец сказал подобному тебе гордецу, царю Тира: «скажешь ли тогда перед твоим убийцей: «я бог», тогда как в руке поражающего тебя ты будешь человек, а не бог? Ты умрёшь от руки иноземцев смертью необрезанных, ибо Я сказал это, говорит Господь Бог» (Иез. 28; 9—10). И для него это действительно кончилось плохо. По сообщению Талмуда, царь Навуходоносор взял этого царя в плен и, посадив в башню, кормил его собственным мясом до самой смерти. Здесь мы видим духовный символ. — Гордец действительно самоед, потому что, отойдя от Источника жизни, он вынужден пожирать себя сам. Это и есть ад уже на Земле.

Но если ты не претендуешь на божественные атрибуты, тогда мы будем рассматривать твоё возражение дальше. Ты утверждаешь, что если некто недавно верил в отсутствие Бога, то его нынешняя вера в Его существование — чистое лицемерие. Но откуда ты взял, что и раньше этот человек действительно не верил в Творца и сейчас лжёт? Ведь все это чистые догадки! И во времена КПСС чуть ли не большинство лишь внешне принимали догмы компартии, имея в виду лишь свои шкурные интересы. Человек слишком более сложное и огромное существо, чтобы ограничиваться лишь экономическими или политическими интересами. Во всяком потомке Адама есть место, где звучит голос Творца. И откуда ты знаешь, что именно сейчас этот голос не заставил даже бывшего искреннего атеиста вернуться к Господину рассвета? Почему ты все свидетельства перетолковываешь против обвиняемого (на минуту предположим, будто ты имеешь право суда)? Ведь и в обычном суде действует презумпция невиновности, а в этом вопросе ты почему-то исходишь из противоположной посылки. Да и кто тебе дал право судить о том, чего ты не знаешь? Ведь даже священники, которым Сам Бог дал власть вязать и решить, не пытаются за Него решить, кто может войти в храм, а кто нет. В самом важнейшем вопросе — кого причащать, а кого нет, они опираются на собственное свидетельство кающегося. Да и касательно Крещения, мы, по слову святителя Кирилла Иерусалимского, лишь привратники. Мы проверяем, провозглашает ли человек православный Символ веры, и если человек утверждает, что он верит в согласии с Символом, тогда мы крестим его, взяв с него обещание жить по-христиански. А уж исполняет он свою клятву или нет, пусть смотрит Сам Всеведущий! А ты, которому не дано вообще никаких прав в Церкви, в Которую ты даже ещё не вошёл, откуда берёшь на себя смелость судить о том, что ты заведомо не знаешь? Разве ты можешь узнать, что происходит в глубинах человеческого духа? А если нет, то зачем же врать себе самому и под этим предлогом бежать от жизни под тень крыльев смерти?

А теперь посмотрим, почему ты уверен, будто Церковь не борется за права народа. Да, действительно, сейчас мы никак не поддерживаем коммунистический бред и не пытаемся свергнуть существующие власти, как мы не занимались этим и при власти КПСС. Но разве в этом предназначение Церкви? Разве для этого создал её Господь? Нет, конечно. Так думать — это глупость. Цель Её в спасении всего человека от греха, проклятия и смерти. Разве может сделать такое хоть какая земная организация? Нет! Так зачем пытаться навязать нам несвойственные нам функции и ещё осуждать нас за то, что мы не выполняем их? Это все равно что считать, будто врачи, вместо того, чтобы лечить больных, должны выходить на площади и требовать улучшения технологии добычи угля. Ясно, что кончится такой эксперимент лишь гибелью как митингующих, так и угольщиков от эпидемий. Но не большая ли глупость использовать Церковь как инструмент для улучшения тех условий, которые неизбежно закончатся со смертью? Разве повышенную зарплату или пенсию будут выплачивать за гробом? Так зачем загружать нас такими делами, которые могут кончиться спустя несколько минут. Ведь смерть не за горами, а за плечами, как говорит мудрая народная пословица.

Да и с фактической точки зрения твой пафос неверен. Сколько раз и патриарх, и церковные Соборы выступали за то, чтобы власти и богачи исполняли заповеди Господа и действовали по- справедливости. А если они этого делать не хотят, то для них, как и для тебя, есть Судья, Которому не сунешь взятку, Который не посмотрит, богатый ты или бедный, и Который воздаст каждому (и тебе, и мне тоже) по делам его. От Него не спрячешься и не сбежишь. Так что лучше тебе помириться с Ним через Крещение, чем, занимаясь прямым грехом (а осуждение — это тяжёлое антихристово преступление), быть брошенным в вечный огонь со всеми нечестивцами. Так ты, конечно, сможешь всю вековечную вечность выяснять, кто из вас более грешный, а кто менее. Но разве тебе это надо?

Возражение 6: Я не хочу креститься у священника, потому что все они корыстолюбцы, а ещё проповедуют нестяжание, а сами на мерседесах ездят. А ведь в Церкви должно быть все бесплатно! Уже не говорю, что между ними попадаются всякие негодяи, вроде стукачей, «голубых». Как Бог может их слушать?

Это утверждение сравнимо с отказом от медицинской помощи по причине корыстолюбия современной медицины. Гораздо более очевидна финансовая заинтересованность врачей, как в этом убеждаются все попавшие в больницу. Но, почему-то из-за этого люди не отказываются от медицины. А когда речь идёт о куда более важном — здоровье души, то вспоминают все были и небыли, лишь бы не идти в церковь.

Но давай рассмотрим изначальный тезис, будто в храме все должно быть бесплатно, а священники поступают вопреки собственным проповедям. Первое, что нужно заметить, так это то, что буквально таких утверждений не содержится ни в Писании, ни в предании христиан. Да, апостолам сказано «даром получили, даром давайте» (Мф. 10; 8), но контекст показывает, что речь идёт о том, что они сами не должны требовать платы за чудеса, а уже следующий стих говорит: «трудящийся достоин пропитания» (Мф. 10; 10). Таким образом, и сейчас патриарх запрещает требовать чёткую сумму пожертвований за совершение таинств в том смысле, что не допустимо отказывать в них тем, кто не может заплатить некую сумму. И большинство священников поступают именно так. А тех, кто поступают иначе Церковь наказывает.

Но при этом Сам Бог ясно говорит, что священники должны жить от храма (1 Кор. 9; 13). Более того, в Моисеевом Законе назначалась чёткая такса за совершение того или иного священнодействия. Так что тезис, будто в храме все должно быть бесплатно, взят откуда-то со стороны, но никак не от Бога. Никакого противоречия между нашей проповедью и жизнью нет. Его просто придумали! Мы вовсе не обязаны следовать бредовым установкам наших недоброжелателей. Приди в магазин и скажи, что Маркс сказал тебе, что при коммунизме все будет без денег и, следовательно, тебе должны все давать сейчас бесплатно. Думаю, что такие высказывания могут закончиться для тебе кутузкой. А в церкви ты почему — то пытаешьcя диктовать свои условия, как будто тут тебе все чем-то обязаны. Откуда такая уверенность? Непонятно.

Мы никогда не призывали всех к отказу от имущества, как это делают сектанты. Мы считаем, что этот отказ может быть только добровольным, и у нас есть целый разряд людей, которые именно так и поступили. — Это монахи, давшие обет отказа от личного имущества. Как они его соблюдают — это вопрос их совести, но подавляющее большинство священников не монахи, а женатые люди, очень часто многодетные, и на каком основании ты распространяешь на них нормы тех обетов, которые они не давали? Как они должны кормить своих детей? Работая на других работах, но посмотри на распорядок дня любого священника, и ты увидишь, что это совершенно не реально. Если иерей будет работать, то он просто не сможет помогать людям. Этот труд требует колоссального душевного, да и телесного, напряжения. И все это должно как — то компенсироваться. Мы, конечно, согласились бы ничего не брать за свои труды, но при маленьком условии: мы не должны платить квартплату, оплачивать электроэнергию и транспорт. В любом магазине нам должны давать бесплатно продукты, одежду. Как и другим людям, нам не мешает отдыхать. Мы же не из железа. Если все это сделает нам общество бесплатно, то, конечно, нас можно было бы упрекнуть в корыстолюбии, если бы мы ещё потребовали денег. А так как все это мы оплачиваем сами, то на каком же основании ты упрекаешь нас в стяжательстве? В Ветхом Завете Господь вообще повелел давать священникам десятую часть доходов, а мы и не требуем ничего подобного, и ещё мы оказываемся виноваты. Откуда ты взял, что для нас богатство — зло? Мы никогда так не учили. Мы знаем, что грех не в чем-то материальном, а привязанности к нему. Но разве ты знаешь сердца священников, что решаешь, кто привязан к имуществу, а кто нет? Разве ты Судья? Нет греха ни в мерседесе, ни в запорожце. Лишь бы человек не привязывался к Земле, а это, уж смею заверить, никак не связано с размером имущества. Можно так трястись над копейкой, как не трясутся над миллионом. Вспомни Акакия Акакиевича с его шинелью у Гоголя, который умер из-за тряпки.

Да и по правде сказать, за такими рассуждениями стоит обычная зависть, которая сейчас почему-то называется чувством социальной несправедливости. А разве на таком подлом чувстве построишь что-то? Нет, только гнев Бога придёт на тебя за такие слова. Уже не приходится говорить о том, что за всеми подобными рассуждениями стоит ещё и ложь. Ведь большинство священников весьма не богаты, а некоторые и просто стоят за чертой бедности (особенно в деревнях).

Касается это и твоих обвинений в «голубизне», стукачестве, пьянстве и подобном. В 90% случаях это просто клевета, но даже если в данном, редчайшем случае это и правда, так спроси себя, откуда берутся священники — из этого мира, где люди разврат считают нормой, миллионы людей работали на КГБ, и при этом они же громче всех и обвиняют нас в своих же грехах. У нас если человек и сделал это — он стыдится своего зла, кается и, если об этом узнает архиерей, то, чаще всего, его устраняют от священного сана. А в миру все это чуть ли не предмет гордости. Да и что тебе до того, каков священник? Ты ведь пришёл не к нему, а к Богу. А Он Своих слов не меняет из-за грехов человеческих. Святой Григорий Богослов говорит: «Вот есть у тебя две печатки, — одна золотая, а другая железная, но с одинаковым изображением. Сможешь ли ты найти разницу в восковом оттиске?» Так же какая бы ни была жизнь священника, пока он в Церкви и не лишён сана, то все священнодействия совершаются независимо от его праведности или грешности. Другое дело, если перед нами самозванец или человек лишённый сана, тогда никакой силы его таинства иметь не будут, ибо он ушёл из Церкви, Которая есть Тело Христово.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *