Почему крест Петра отличается от креста христова

>Выкресты

Вы́кресты, выкрест, выкрестка (разг. устар.) — перешедшие в христианство из другой религии; чаще всего употребляется по отношению к крещёным евреям.

Значение термина

Большинство современных словарей дает слово «выкрест» с пометкой «устаревшее». Синонимы в словаре В. И. Даля: перекрест, перекрещенец, новокрещен, окрещённый еврей, мусульманин или язычник и глаголы выкрестить, выхрестить, выкстить, выкрещать и другие. Предшественниками выкрестов считаются марраны.

Выкресты с точки зрения иудаизма

Термин выкрест (в еврейской традиции ивр. ‏משומד‏‎, мешума́д, мн. мешумади́м; букв. «погубленные») несёт негативные коннотации, так как крещение человека из иудейской семьи часто сопровождалось разрывом с иудейской общиной. Часто в мотивах выкрестов усматривали карьерные мотивы и считали «евреями-антисемитами». С точки зрения иудаизма выкрест не соблюдает кашрут и шаббат.

Кантонисты

Основная статья: Кантонисты

Евреи особенно часто стали переходить в христианство в XIX — нач. XX вв., когда религиозная принадлежность к иудаизму перестала жёстко определяться национальной принадлежностью, переход же в христианство снимал с еврея образовательные и другие ограничения, существовавшие в ряде государств (в Российской империи до 1917). Массовое крещение евреев практиковалось в эпоху Николая I, когда выкрестами стали до 30 тыс. евреев. По тысяче человек в год переходили из иудаизма в православие и в эпоху Николая II. Чаще всего выкрестами становились кантонисты (призванные на военную службу). Евреев из черты оседлости начали рекрутировать в русскую армию по царскому указу от 26 августа 1827 года. Кантонисты получали православные имена (согласно святцам), а также фамилию своих крестных родителей (в т.ч. такие как Ивановы, Петровы, Степановы). Однако некоторые выкресты-кантонисты возвращались в иудаизм после выхода в отставку.

Иногда выкрестов не принимали в жандармы, с конца XIX века не рукополагали в священники, не брали на службу на флот, с 1910 года не производили в офицеры в армии; в 1912 году запрет на производство в офицеры был распространен также на детей и внуков выкрестов. Однако известны выкресты-депутаты Государственной Думы Российской империи (Моисей Деревянко)

Выкресты по конфессиям

Проверить информацию. Необходимо проверить точность фактов и достоверность сведений, изложенных в этой статье.
На странице обсуждения должны быть пояснения.

В России евреи иногда принимали лютеранскую веру фиктивно, так как лютеране в России не контролировались церковными органами и в результате имели возможность в дальнейшем сочетаться браком с еврейками (см. критерии еврейства).

Для принятия крещения в сознательном возрасте евреи должны были изучить катехизис. После смерти выкрестов хоронили по христианским обрядам на христианских кладбищах

> См. также

  • Апостасия
  • Анусим
  • Ассимиляция евреев
  • Марраны

Примечания

  • Герасимова В.А.Между иудаизмом и православием в России в XVIII в. // Вопросы истории. 2016. № 9. С. 158-169.
  • Герасимова В. А. «Бывшие» евреи. Переход иудеев в православие в Российской империи XVIII в. // Нации и этничность в гуманитарных науках. СПб.: Алетейя, 2015. С. 169-176.
  • Герасимова В.А. Переход евреек в православие на русско-польском пограничье в XVIII в. // Параллели. 2015. № 13-14. С. 35-44.
  • Герасимова В.А. Владимир Каллиграф: крещеный еврей в церковной иерархии Российской империи // Россия XXI. 2013. № 2. С. 84-97.
  • Герасимова В.А. К истории иудео-христианских взаимоотношений в России в первой половине XVIII века // Россия XXI век. 2012. № 1. С. 160-179.
  • Фельдман Д. З. К истории появления крещёных евреев в московском государстве XVII в. // Древняя Русь. Вопросы медиевистики. — 2005. — № 4 (22). — С. 21–27.

Ссылки

  • Крещение насильственное — статья из Электронной еврейской энциклопедии

Словари и энциклопедии

Нормативный контроль

LCCN: sh85006051

Крещение евреев и «выкресты» в Российской империи в XIX — начале XX вв.

Крещение евреев

Александр Локшин

Первые попытки крещения евреев в Российской империи относятся к эпохе, последовавшей за Отечественной войной 1812 г. В 1817 г. было создано Общество израильских христиан, представлявших крестившимся евреям материальную помощь, различные льготы и преимущества. Однако попытки обращения в христианство евреев закончились полной неудачей. В то же время власти столкнулись с противоположной тенденцией: появление различных сект иудействующих – и прежде всего, субботников. Этот факт привел к ужесточению политики в еврейском вопросе: к концу первой четверти девятнадцатого столетия власти стремились «исправить» евреев, изменив их образ жизни и организовав массовое крещение.

Однако политика Николая I по отношению к евреям была в основном, как замечает Михаэль Станиславский, спонтанной и по большей части производной от более важных проблем, занимавших царя и высшую бюрократию. Евреи представлялись русскому самодержцу, по определению того же Станиславского, анархическим, трусливым и паразитическим народом, вечно проклинаемым за предательство, лучшим обращением с которым могли быть репрессии, преследования и, если возможно, крещение. Вместе с тем, в числе высшей бюрократии той эпохи были и реформаторы, выступавшие как активные преобразователи образа жизни российских евреев. К ним, в первую очередь, можно отнести министра просвещения графа С.С.Уварова. Прагматизм и рационализм в решении «еврейского вопроса» характеризует деятельность и министра финансов Е.Ф.Канкрина, министра государственных имуществ графа П.Д.Киселева и новороссийского генерал-губернатора графа М.С.Воронцова. Впрочем, влияние этих фигур на подходы к «еврейской политике» в различные периоды николаевского царствования были неодинаковым: нередко основное направление в этой политике определял сам царь.

Одним из наиболее важных законодательных актов в отношении евреев за весь период царствования Николая I (1825-1855) стал «Устав рекрутской повинности и военной службы евреев» (1827). По оценке того же Станиславского, по этому Уставу с 1827 по 1854 гг. на военную службу были призваны около 70 тысяч евреев, около 50 тыс. из которых составляли несовершеннолетние, т.н. «кантонисты». По его подсчетам, в николаевскую эпоху было крещено ок. 30 тыс.евреев, из которых лишь ок. 5 тыс. приняли православие добровольно. Рекрутский набор был связан не с военными обстоятельствами, а рассматривался как наиболее эффективный путь «просвещения» и «исправления» через крещение. В кантонисты набирались также дети польских дворян (после восстания 1831 г.) и дети деклассированных элементов. Формально рекрутский устав разрешал еврею и в армии исповедовать свою веру. Но на деле нередко было иначе. Малолетних для того и брали в рекруты, чтобы было легче их сломить. Мальчики-евреи оказывались в чуждой и враждебной им среде – специальных батальонах и частях для малолетних (школах кантонистов). Им тяжело доставалось за незнание русского языка, за их веру и обычаи. Им не разрешали говорить и молиться на родном языке, у них отнимали иудейские молитвенники, нередко им запрещалось переписываться с родителями.

Рекруты, призванные в армию с восемнадцати лет и старше, еще могли постоять за себя и свою веру. Детям же было значительно труднее. Их принуждали к переходу в православие, а упорствующих безжалостно истязали. До нашего времени дошло немало воспоминаний бывших кантонистов о тех жестоких и бесчеловечных временах, и мнение Й.Петровского-Штерна, пытавшегося подвергнуть переоценке трагическую историю детей-мучеников, вряд ли может быть принято. В одном из народных еврейских преданий рассказывается, как однажды на Волге, около Казани, собрались в один день окрестить несколько сот еврейских мальчиков-кантонистов. Местное начальство и духовенство в полном облачении расположилось на берегу реки. Стройными рядами стояли дети. Наконец, подъехал сам царь Николай I и приказ детям войти в воду. «Слушаем, Выше Императорское Величество!», – воскликнули они все вместе и дружно прыгнули в реку. Но ни один из них не вынырнул на поверхность. Все дети добровольно утопились. Вместо крещения, они заранее договорились покончить с жизнью, умереть ради своей веры. Они совершили «ал кидуш ха-Шем – освятили Имя Всевышнего», как это делали в древности и в средневековье, в эпоху гонений, их единоверцы из разных стран. Они приняли страдания и мученическую смерть во имя веры в Бога и верности предписаниям иудаизма.

При крещении обычно давали имена крестных отцов, а часто и их фамилии. В результате Есель Левиков становился Василием Федоровым, Мовша Пейсахович – Григорием Павловым, Израиль Петровицкий – Николаем Ивановым и т.д. Когда просматриваешь эти бесконечные перечни, как писал Саул Гинзбург, невольно приходит в голову мысль: сколько еврейской крови влито было в русский народ, и как много среди нынешних Ивановых. Петровых, Степановых имеется потомков еврейских детей, которые когда-то были насильственно крещены.

Малолетние рекруты набирались, прежде всего, из неимущих и невлиятельных слоев еврейской общины. Для выполнения рекрутского набора кагальные лидеры образовали институт «хапперов» («ловчиков») – специально подобранных людей, которые за деньги занимались похищением детей и сдачей их в армию. Рекрутская политика самодержавия привела к трагическому хаосу в еврейских общинах, резкой потере влияния и авторитета кагального руководства.

Евреи пытались оказывать сопротивление рекрутским наборам. Совершались самоубийства, было активно распространено членовредительство, побеги. Помимо традиционных способов поведения – постов и молитв – практиковались также взятки чиновникам.

В годы либеральных реформ Александра II политика по отношению к евреям изменилась. Власти переходят к поощрительным мерам, главной из которых стали отмена черты оседлости для «продуктивных», с точки зрения властей, слоев еврейства: в 1859 г. – для купцов 1-й гильдии, в 1861 г. – для евреев с высшим образованием, в 1865 г. – для некоторых категорий ремесленников. Таким образом, проводилась, как отмечает Бенджамин Натанс, политика «выборочной интеграции». Николаевские солдаты, доказавшие через суд насильственный характер своего крещения, получили возможность вернуться к иудаизму. Однако и при наличии возможности для отдельных евреев интеграции в российское общество, лишь крещение открывало в большинстве случаев путь для обретения полных прав: занятия евреями государственных должностей и позиций в высших учебных заведениях, продвижения по службе и т.д. Признавался лишь церковный брак, и от одной из сторон (еврея или еврейки) требовалось креститься: евреи могли свободно вступить в брак лишь с язычниками.

Еврейская община и семья обычно прекращали все отношения с выкрестами. Главный герой романа «Тевье-молочник» классика еврейской литературы Шолом-Алейхема вынужден порвать отношения с одной из своих дочерей Хавой, крестившейся, чтобы выйти замуж за христианина, писаря Федора:

«Встань…жена моя, разуйся и сядем на пол – траур справлять по заведу Божьему. Господь дал, господь и взял»…Пусть нам кажется, что никогда Хавы и не было…Наказал я в доме, чтобы имя Хавы никто не смел упоминать, – нет Хавы!».

Так, например, случилось с известным еврейским историком Ш. Дубновым, который полностью порвал отношения с дочерью Ольгой, вышедшей замуж за социал-демократа М.Иванова, и в связи с этим вынужденной совершить неизбежную в этих случаях формальность – креститься. Подобную же драму пережила несколько ранее семья известного мыслителя Ахад Гаама, дочь которого Рахель (Роза) вышла замуж за русского писателя, члена партии социалистов-революционеров М.Осоргина.

Моисей Кроль (1862-1942) – известный еврейский общественный деятель, народоволец, политический ссыльный и этнограф, в своих воспоминаниях воспроизводит симптоматичный диалог. От имени управляющего делами Комитета министров А.Н.Куломзина один из подшефных министра Н. Петерсон предложил Кролю работу в штате канцелярии – при условии, если Кроль крестится:

– Не иначе? – спросил я его иронически.
– Вы знаете, – продолжал Петерсон тоном сочувствия, – что в настоящее время принять еврея на государственную службу совершенно невозможно.
– Но стоит мне только креститься, как я стану совершенно другим человеком, не правда ли?
– Конечно, нет, – признался Петерсон, – что делать, когда власти требуют выполнения этой формальности. Разве вы так религиозны?
– Конечно, нет!
– Что же вас может удерживать от крещения? Для вас этот обряд не должен представлять никаких неудобств. Это вроде того, что вы меняете пиджак на фрак.
Его наивный цинизм и полнейшее непонимание всей низости предлагаемой мне сделки с совестью меня прямо обезоружили. Я рассмеялся и сказало ему: «Нет, Николай Петрович, Я очень люблю свой пиджак и не променяю его на самый лучший фрак в мире…Моя работа при канцелярии Комитета министров была закончена».

Семен Дубнов открыто выступил с резким осуждением той части еврейской молодежи, что приняла крещение. Подавляющее число из новообращенных составляли молодые люди, стремившиеся таким образом обойти процентную норму и беспрепятственно поступить в высшие учебные заведения и сделать карьеру. Нельзя не отметить, что многие выкресты были атеистами, и этот шаг, по существу, не имел для прагматичных молодых людей никакого морального значения. Некоторые из них переходили не в православие, а в протестантство – что в процедурном плане было значительно проще. Вместе с тем, переход сотен молодых евреев в другую веру, несомненно, свидетельствовал о кризисе традиционных иудейских ценностей в 1900-е годы. Летом 1913 г. С.Дубнов опубликовал в журнале «Новый восход» письмо, назвав его «Об уходящих» («Декларация о выкрестах»). Он призывал занять решительную позицию в отношении ренегатов: «Кто отрекся от своей нации, заслуживает того, чтобы нация от него отреклась». В первую же очередь он обращался к тем, кто еще колебался:

«Вы стоите на пороге измены. Остановитесь, одумайтесь! Вы приобретаете гражданские права и личные выгоды, но вы навсегда лишитесь великой исторической привилегии – принадлежать к нации духовных героев и мучеников».

Однако мало кому это обращение помешало исполнить задуманное. Не случайно еще ранее, в 1911 г., известный публицист и один из лидеров сионистского движения в России Владимир Жаботинский опубликовал статью на ту же тему, под характерным названием «Наше «бытовое явление»». Действительно с 1907 г., согласно отчетам обер-прокурора Синода, из иудаизма только в православие перешло: в 1908 г. – 862 чел.; в 1909 г. – 1128 чел.; в 1910 г. – 1299 чел.; в 1911 г. – 1651 чел.; в 1912 г. – 1362 чел.; в 1913 г. – 1198 чел.

Далеко не для всех этот акт был простой формальностью. Студент историко-филологического факультета Санкт-Петербургского университета Cоломон Лурье, в будущем известный историк античности, на крещение решился под сильным нажимом отца, воспитавшего сына атеистом, чуждым какой-либо религиозной веры. Крещение позволило Лурье остаться при университете в качестве «профессорского стипендиата». Тем не менее, его не оставляло чувство вины. В одном из писем студент Лурье откровенно заметил своему адресату: «Крещение, во всяком случае, – если не подлость, то гнуснейший из компромиссов».

Исследовавший это явление Анатолий Иванов, конечно же, преувеличивает, когда утверждает, что в этот период иудаизм, как фундамент еврейского сообщества, стремительно терял своих адептов среди еврейской интеллигентной молодежи. Однако он, несомненно, прав, когда отмечает, что для евреев-студентов в российских высших учебных заведениях иудаизм перестал быть главным фактором национальной консолидации. Впрочем, не следует упрощать процессы, которые происходили в еврейском обществе в период, последовавший после первой русской революции и вплоть до Первой мировой войны. Наряду с «уходом» происходило и «возращение» к своему народу. Еврейское сообщество, особенно в Восточной Европе, все более осознавало себя не только и не столько религиозной общиной, сколько народом. Что касается Западной Европы, об этом же заявил и Теодор Герцль, в своей книге «Еврейское государство» (1897): «Мы – народ, единый народ». Для Западной Европы подобное заявление носило характер революционного вызова.

В условиях усиления секуляристских тенденций в российском обществе (и в еврейском, в частности), возвращение шло подчас не только через традицию «баал тшувы» (возврата к иудаизму), но на светском поприще: через возникновение интереса к духовным ценностям своего народа, через сопереживание и сострадание к его тяжелым духовным и физическим страданиям. Один из лидеров Еврейской социал-демократической рабочей партии (Бунда), впоследствии известный как «легенда еврейского рабочего движения», Владимир Медем, родившийся в семье высокопоставленного военного врача, вспоминал о своем детстве и юности и о возвращении к своему народу. Эти воспоминания столь искренни и непосредственны, что мы взяли на себя смелость привести из них обширный фрагмент:

Хотя я был самым младшим, именно мне довелось стать первым христианином в нашей семье. Когда я родился (июль 1879 г.) мои родители решили:»Мы достаточно настрадались из-за нашего еврейства. Пусть нашему самому младшему не будут знакомы эти страдания». Я был крещен в православной церкви, … хотя сами родители еще достаточно долго оставались евреями….Но фактически мой отец стал христианином раньше, чем он принял сам обряд крещения. В нашем доме соблюдались все церковные праздники…

Когда мне было пять лет, я впервые оказался в церкви. Это оставило сильное впечатление: священные картины, мерцающий свет свечей, окутанные тайной обряды, вибрирующий бас протодьякона, поющий хор … Когда я подрос, мои религиозные чувства …начали рассеиваться. Когда я учился во втором классе гимназии, я начал развивать у себя критические взгляды. Последние годы моего пребывания в гимназии, круг моего общения незаметно становился все более еврейским…

В 1897 г. я был принят в Киевский университет… Я начал заниматься политэкономией …и узнал о Бунде. Кроме того, что я изучал Маркса, я решил изучить иврит. Но мой интерес к ивриту был скорее литературный, чем еврейский… Я хотел читать Библию в оригинале…Дома во время летних каникул, мне не составило труда найти себя учителя. Митче – мальчик, что жил в нашем дворе, – согласился обучать меня в обмен на уроки русского языка…. Он учил меня алфавиту и произношению… Но я подозревал, что Митче сам не слишком хорошо понимает, чему он меня учит…Я так никогда и не выучил иврит, но я получил нечто иное: я изучил алфавит –получив ключ к языку идиш…

Различными путям и по различным причинам я начал поворачиваться к еврейству. Здесь я должен упомянуть мою дружбу с Исааком Теуминым, человеком значительно старше меня …он участвовал в еврейском рабочем движении…Он…происходил из традиционной еврейской семьи, знал и любил еврейскую жизнь. Эта любовь передалась мне. Это было в Минске…На Йом-Кипур Теумин взял меня в синагогу. Я хорошо запомнил этот вечер. Я бродил по улицам…лавки были закрыты, улицы пусты и безлюдны…Необычная тишина была в городе. Ощущалось, что именно этот день отличался от всех других. Позже Теумин и я отправились в синагогу.

Я и прежде бывал в синагоге…Но впервые я оказался в старинной синагоге…я ощутил присутствие новой, до сих пор неведомой атмосферы во всей своей неповторимости и очаровании. Это все отличалось от того, что было в русской церкви. Там большая масса людей пребывала в тишине, спокойствии и печали, и только священник и хор говорили и пели от имени общины, говорили и пели в красивых, гармонических и сдержанных тонах. Но здесь я оказался посреди бурлящего, кипящего моря. Сотни и сотни молящихся были поглощены молитвой и каждый молил Бога во весь голос, со страстной настойчивостью. Сотни голосов восходили к небесам, каждый за себя, без какой-либо согласования, гармонии. И все они проистекали вместе в один потрясающий звук. Не приходится и говорить, насколько все это было странно для западного уха, но производило глубокое впечатление и обладало необычной красотой страстного массового чувства. Затем мы отправились в другой, еще меньший по размерам молельный дом.… И здесь так же я оказался в окружении сотен голосов. Но один голос – голос старого седого кантора – сам поднимался и рвался вверх над шумным ропотом масс. Это было не пение, не молитва, а именно плач, который вызывал обжигающие слезы исстрадавшегося сердца.

И здесь не было ничего от торжественности или размеренной гармонии христианской молитвы. Это была поистине восточная страстность исстрадавшейся души, голос из седой древности, которая плачет и молит Бога. И в этом проявлялась великая красота…

Несомненно, еврейская рабочая среда сильно повлияла на меня….постоянная связь с евреями и еврейской жизнью иудаизировала меня…Еще свежи мои воспоминания, когда я шел по еврейским улицам, нищим маленьким переулкам, с их крохотными домиками. Это была пятничная ночь…субботние свечи горели в каждом доме…я до сих пор помню то неповторимое очарование этой ночи…и я почувствовал в себе романтическую связь с еврейским прошлым; ту теплоту и ту сокровенную близость, которую ощущаешь только именно своему прошлому…И когда настал тот момент, когда в полной мере и бесповоротно я осознал себя евреем? Трудно сказать. Но я знаю, когда я был арестован в начале 1901 г., жандарм дал мне заполнить вопросник, я под пунктом национальность, записал «еврей».

Литература:

Гессен Ю. История еврейского народа в России. М., Иерусалим, 1993.

Гинзбург С. Мученики-дети (Из истории кантонистов – евреев) // Еврейская старина. Т.XII.1930. C. 59-79.

Иванов А. Еврейское студенчество в Российской империи начало XX века. Каким оно было? М., 2007

Натанс Б. За чертой. Евреи встречаются с позднеимперской Россией. Перевод и научная ред. А.Локшина. М., 2007.

Петровский-Штерн Й. Евреи в русской армии. 1827-1914. М, 2003.

В поселке Ленинском Зареченского округа Тулы в этот день у православных верующих было вдвойне радостно на душе, так как они отмечали престольный праздник своего восстанавливающегося храма Воздвижения Честного и Животворящего Креста Господня и еще были участниками освящения Поклонного Креста, установленного на подъезде к храмовому комплексу.

В день уходящего бабьего лета стояла благоприятная погода, яркое солнце обогревало всех своими ласковыми лучами. При стечении большого количества православных жителей поселка и прихожан из соседних приходов благочинный церквей Северного округа г. Тулы протоиерей Вячеслав Ковалевский и настоятель храма во имя вмч. Георгия Победоносца пос. Ленинский протоиерей Борис Монькин отслужили молебен в честь праздника, установленного в память обретения святой Еленою Креста, на котором был распят Спаситель наш Иисус Христос.

Перед молебном, обращаясь к прихожанам, отец Вячеслав рассказал историю возникновения праздника и сказал: «Господь даровал нам всем возможность увидеть эту святыню, прикоснуться к ней, и вспомнить Его слова: «Если кто хочет идти за Мною, отвергнись себя, и возьми крест свой, и следуй за Мною» (Мф. 16:24). Каждый из нас призван в жизни нести свой крест, у каждого свой, но каждому дан по его силам. И вы все сейчас несете общий крест – восстановление разрушенного храма. И видите, что Господь помогает вам в этом благом деле. А сейчас мы помолимся и освятим Крест, который будет виден всем проезжающим, будет указывать дорогу к храму».

По окончании водосвятного молебна, совершенного у стен храма, все прошли Крестным ходом по расчищенной трудами прихожан территории, прилегающей к храму, ко вновь устроенному скверу с Поклонным Крестом.

На Руси Поклонные Кресты ставили на особых памятных местах. В поселке Ленинский (ранее здесь существовало село Яковлево) в историческом центре имеется храмовый комплекс, состоящий из двух выявленных памятников культурного наследия федеральной собственности: храм Воздвижения Животворящего Креста Господня, 1808 г. постройки, и церковь во имя святого благоверного князя Александра Невского, 1866 г. постройки.

Так видно было угодно Господу, что у прихожан прихода возникло желание при съезде с главной дороги, идущей в г. Алексин к храмовому комплексу, на территории, заросшей деревьями, кустарниками и разной порослью разбить сквер и установить Поклонный Крест.

В данном благом деле приняли участие много людей, и большинство благотворительно, с просьбой не называть их имен: землеустроители, ландшафтный дизайнер, а также руководители организаций и предприятий, индивидуальные предприниматели, жители поселка, а также два садовых питомника. За два с небольшим месяца территория преобразилась: расширена и заасфальтирована проезжая дорога, появились тротуары, но самое главное — установлен Поклонный Крест из черного гранита.

В этот день произошло еще одно событие — заместитель начальника главного управления по Зареченскому территориального округу г. Тулы по социальной политике Чуриков Василий Петрович вручил председателю Приходского совета Надежде Игнатовой Почетный знак Зареченской администрации «За вклад в развитие Зареченского территориального округа».

Надежда Анатольевна в ответном слове сказала, что это награда не лично ей, а всем благотворителям и всем людям, которые принимали и принимают участие в трудах праведных по восстановлению Дома Божия и устройству сквера, и добавила: «Я верю Богу, и верю, что храм будет восстановлен, и колокола зазвонят, и откроется приходская школа. Первая приходская школа была открыта в 1861 году священником Михаилом Соболевым на свои средства, и он учил крестьянских детей безвозмездно».

По окончании молебна прихожане с чувством радости и душевного умиления целовали Поклонный Крест, затем помолились на панихиде о своих усопших родных и близких, и, наполнив свои емкости святой водичкой, не спеша с истинным благоговением отправились по домам.

Надежда Игнатова, фото автора и Натальи Семичевой

Освящение Поклонного Креста

В селе Козловка по инициативе местных жителей и по благословению Митрополита Тульского и Ефремовского Алексия был освящен Поклонный Крест, ранее установленный на въезде. Чин освящения Креста совершил благочинный церквей Веневского округа протоиерей Николай Дудин в сослужении настоятеля Свято покровского храма с.Тюнеж протоиерея Александра Савушкин.

Обычай устанавливать Поклонные Кресты берет начало в глубокой древности. На Руси Поклонные Кресты ставили на особых памятных местах, на перекрёстках дорог, неподалеку от деревень, сел и городов, что бы, отправляясь в путь или входя в селение, человек вознес благодарственную молитву Господу и небесным заступникам. Обет поставить поклонный крест могли дать всем селом, например, по случаю Небесного заступничества при эпидемиях, падеже скота, засухи. Кресты ставили также в честь почитаемых в данной местности святых, церковных праздников, знаменательных событий в жизни страны и селенья.

Протоиерей Александр Савушкин, настоятель Свято-Покровского храма села Тюнеж Веневского района, рассказал о том как жители села устанавливали Крест: «село Козловка граничит с селом Тюнеж, где я служу, и соответственно наш храм самый ближайший, где люди могут приобщиться к Церковным Таинствам. И так же еще сотрудничаем с Козловской сельской школой. И вот однажды ко мне подошли Меличенко Алевтина Евгеньевна и Гурьев Алексей Анатольевич с вопросом как в селе установить Поклонный Крест. Я им все рассказал, потом стали оформлять документы, взяли благословение у нашего Владыки, Митрополита Тульского и Ефремовского Алексия, согласовали с местной администрацией и с благочинным протоиреем Николаем Дудиным. Инициативная группа организовала сбор средств среди жителей села.

Так с Божией Помощью и стараниями селян Крест воздвигли на въезде в село. Поклонный Крест жители села решили установить в честь Торжества Православия и 1025-летия Крещения Руси. Еще в планах местных жителей установить Поклонный Крест у местного кладбища.

Конечно же, очень отрадно, что сельские жители, не смотря на то, что в селе нет храма, стремятся к познанию Бога».

По завершению молебна и чина освящения Креста протоиерей Николай Дудин обратился к собравшимся селянам с пасторским словом, в котором рассказал о значении Крестного Знамения для каждого православного христианина.

«Сегодня состоялось торжественное мероприятие – был освящен Поклонный Крест. Желаю вам, что бы Господь через свой Животворящий Крест сохранял ваше селение и даровал вам сил во всех ваших трудах. Так же поздравляю вас с Рождеством Христовым, сейчас идет попразднество этого светлого Праздника, святые дни.

Вы приняли правильное и доброе решение, потому что мы знаем, что через Крест Господь нам даровал спасение. И когда мы воздвигаем Крест мы проповедуем Божие Спасение и Божию Славу. После крестной смерти Господь наш Иисус Христос воскрес, и тем самым он победил смерть. Тем самым он призывает и нас к вечной жизни и к спасению от греха и вечной смерти», — сказал в завершении протоиерей Николай.

Меличенко Алевтина Евгеньевна, жительница села, одна из инициаторов установки Поклонного Креста, поделилась своей радостью и дала наказ молодым односельчанам: «Сей Крест мы поставили благодаря собранным средствам жителей села и благодаря Чиркину Сергею Ивановичу. Сергей Иванович, откликнулся на нашу просьбу и оказал нам большую помощь в изготовлении и установке Креста, за что мы очень ему благодарны.

Своим односельчанам я хочу сказать, что мы старшее поколение поспособствовали тому, что бы Поклонный Крест был воздвигнут. И я хотела бы попросить вас, дорогие мои, что бы вы продолжили наше дело. Следили за надлежащим состоянием Креста, что бы он возвышался во Славу Божию, и в напоминание каждому проезжающему и проходящему мимо него, что Животворящий Крест является символом нашего спасения, символом победы жизни над смертью!».

Мария Пантелеевна Савушкина, жительница села Козловка выразила свое мнение: «Дай Господи, чтобы у людей вера и любовь к Богу возрастала! Ну и, конечно же, мы все молимся, что бы после Креста в нашем селе построили бы хоть часовенку, что бы люди могли ходить туда, молиться, исповедоваться, причащаться. Что бы селяне наши могли радоваться и души свои спасали. Ведь мы здесь как овцы без пастыря, без Церкви-то. Ехать в ближайший храм это очень далеко. Не каждый наш старичок доедет. Но, Слава Богу за все! Крест поставили, теперь будем молиться, что бы хоть часовенка была, и я думаю, Господь услышит наши молитвы».

Александр Зимин,

фото автора






В каждой религии есть свои символы для зримого воплощения ее идей. Осваивая наиболее важные символы той или иной религии, мы приближаемся к пониманию ее основного содержания. Вместе с тем в любом религиозном символе присутствует и нечто недоступное однозначному рациональному истолкованию, тайный смысл, неоднозначность, эзотеричность, поэтому невозможно исчерпывающе объяснить ни один священный символ. Тем не менее, попытаться сделать это стоит, так как в каждом символе за его буквальным значением скрывается более глубокий подтекст, указывающий на его происхождения и зачастую проливающий свет на самые отдаленные события человеческой истории.

Одним из таких символов является крест, который признается и почитается во всех христианских церквях в качестве выражающего суть христианской веры и обозначающего принадлежность к этой религии. Христиане располагают крест на макушках церковных зданий, крестами украшены их алтари и одежды священников. Сами церковные здания, имеют в плане форму креста, а в домах христиан, как правило, имеется его изображение. Крест уважается христианами всего мира.

Крест как религиозный символ появился еще на заре цивилизации. Крестообразная четырехчастная композиция стала устойчивым орнаментальным узлом у многих народов. Так, предметы, орнаментированные различной формы крестами, были найдены среди развалин шумерских и аккадских городов Месопотамии, в Индии, Сирии, Персии.

Применительно к древней Руси следует ответить на вопрос – не возникли ли крестообразные орнаменты русского средневековья на основе христианского креста? Ответ, разумеется, будет отрицательным, так как истоки этого знака уводят слишком далеко вглубь веков, а, кроме того, идея «четырех сторон» очень четко проявляется на самых языческих объектах – на идолах славянских (языческих) богов. Знак креста был неразрывно связан с культом природы. И не исключено, что эта древнейшая традиция, глубоко укоренившаяся в сознании поколений, сыграла определенную роль в превращении креста в эмблему христианства.

Возникновение христианского креста связано с мученической смертью Иисуса Христа, которую он принял на кресте по вынужденному приговору Понтия Пилата. Распятие на кресте было распространённым способом казни в Древнем Риме, позаимствованным от карфагенян — потомков финикийских колонистов (считается, что впервые распятие использовалось именно в Финикии). Обычно к смерти на кресте приговаривали разбойников; многие ранние христиане, подвергавшиеся гонениям, начиная с времён Нерона, также были казнены таким образом. В частности, апостол Пётр пожелал быть распятым головой вниз, считая себя недостойным принять ту же смерть, что и Божий сын.

В православной аскетике есть такое понятие, как несение своего креста, то есть терпеливое исполнение христианских заповедей на протяжении всей жизни христианина.
Распятие Христово — казнь Иисуса, её изображение в прикладном и изобразительном искусстве.
Крест Животворящий — священная реликвия.
Распятие — предмет декоративно-прикладного искусства, нательные крестики и тому подобное.

Рассмотрим детально строение нашего креста. Православный крест, который чаще всего используется Русской и Сербской православными церквями, содержит, кроме большой горизонтальной перекладины, ещё две. Верхняя символизирует табличку на кресте Христа с надписью «Иисус назарянин, царь иудейский» (ИНЦИ, или INRI на латыни). Нижняя косая перекладина — подпорка для ног Иисуса Христа символизирует «мерило праведное», взвешивающее грехи и добродетели всех людей. Считается, что она наклонена в левую сторону, символизируя то, что покаявшийся разбойник, распятый по правую сторону от Христа, (первым) попал в рай, а разбойник, распятый по левую сторону, своим хулением Христа, ещё более усугубил свою посмертную участь и попал в ад. Буквы IС ХС являются христограммой, символизирующей имя Иисуса Христа.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *