Почему носят бороду?

Традиция священнослужителей ношения бороды идет от Ветхого Завета.

С вопросом «почему» стало понятнее, а зачем священнику борода, ответ, такой, православные священники носят бороду, подражая внешнему виду Иисусу Христа.

По дошедшим до нас образам Христос носил бороду. Этот символ от Иисуса переняли апостолы, а дальше их последователи и ученики, и через многих поколения, ношение бороды дошло и до нашего времени.

В Библии об этом сказано определенно:

(Лев.21:1,5)

«И сказал Господь Моисею: объяви священникам, сынам Ароновым, и скажи им… Они не должны брить головы своей и подстригать края бороды своей и делать нарезы на теле своем.»

Или в другом месте:

(Лев. 19:1,2,27-28)

«И сказал Господь Моисею, говоря: объяви всему обществу сынов Израилевых и скажи им… Не стригите головы вашей кругом, и не порти края бороды твоей. Ради умершего не делайте нарезов на теле вашем и не накалывайте на себе письмен.»

В послании Иеремиином, 1:30 сказано:

(Кор. 1:30)

«И в капищах их сидят жрецы в разодранных одеждах, с обритыми головами и бородами и с непокрытыми головами». Эта цитата для священников. Как мы видим, борода в библии описана подробно, священник ни в коем случае не должен брить бороду, в противном случае, он уподобляется языческим жрецам, которые сидят «в капищах… с обритыми головами и бородами».

И пусть не смущает то, что все цитаты взяты из Писания Ветхого Завета: Сам Господь сказал, что Он пришел не нарушить Закон, а исполнить.

Борода в православии свидетельствует о священническом статусе.

По православным канонам, борода в христианстве — составная часть Божьего образа.

Для православных мужчин борода и длинные волосы это атрибут мужественности, веры в бога. В древности церковные служители не разрешали брить бороду, считая это ухом от церковных устоев.

Обоснования традиции ношения длинных волос среди православных священников найдены в Ветхом Завете. Это были «правила облика» служителей божьих, так называемый — чин назорейства. (Чис. 6:5; Суд. 13:5). А как известно, в Евангелии слово «назорей» обращаются к Иисусу Христосу.

Подтверждением ношения длинных волос и бороды Христосом является икона «Спас Нерукотворный», на которую перенесен образ Иисуса при жизни

Бритье бороды – это большой грех для православного христианина

На вопросы, почему монахи не стригут волосы и, почему священники не бреют бороду, знатоки православия отвечают цитатой из Ветхого Завета.

Брить бороду – это значит нарушить установленный запрет церкви на брадобритье.

(Левит, 19:27; 2-я Царств, 10:1; 1-я Паралипоменон, 19:4); введен запрет правилами 6 Вселенского собора (см. толкование на 96 правило Зонара и греческую Кормчую Пидалион), и другими священными писаниями (творения святого Епифания Кипрского, святого Кирила Александрийского, блаженного Феодорита, святого Исидора Пилусиота).

Осуждение состригания бороды можно найти в древнегреческих писаниях(творения Никона Черныя Горы, сл. 37; Номоканон, пр. 174). Священники трактуют о бритье бороды, следующим образом: каждому человеку Богом дан его внешний вид и изменять его людям право не дано.

Борода является неизменным атрибутом священников во все времена

Постановления святых Апостол:

Апостольские поставления. Правила первоверховных Апостолов

«Не должно также и на бороде портить волосы и изменять образ человека вопреки природе. Не обнажайте, говорит закон, бород ваших. Ибо сие (быть без бороды) Создатель Бог сделал пригожим для женщин, а мужчинам признал Он непристойным. Ты же обнажающий бороду свою, чтобы нравиться, как сопротивляющийся закону, мерзок будешь у Бога, создавшаго тебя по образу своему».

В XIV в окрестностях нынешнего города Вильнюса язычниками были убиты христиане Антоний, Иоанн и Евстафий за отказ сбрить бороду.

Предводитель воинов-язычников, князь Ольгерд, видя упорство, с которым Антоний, Иоанн и Евстафий отстаивают свое право на ноше бороды, даже после долгих мучений, решил отпустить их, если они сбреют добровольно бороды. Люди не согласились на это, и их повесили на дереве.

27 апреля день памяти святых Божиих угодников Антония, Иоанна и Евстафия, отдавших жизнь за веру

Православная церковь отнесла Антония, Иоанна и Евстафия к лику святых Божиих угодников, говоря, что они отдали свои жизни за свою веру. Вспоминают этих святых каждый год 27 апреля.

В России попы носят бороду по решениям, которые закреплены в решениях Стоглавого собора. Стоглавый собор русской Церкви (1551) определил:

«аще кто браду бреет и преставится тако (т. е. не покаявшись в этом грехе), не достоит над ним служите, ни сорокоустия по нем пети, ни просвиры, ни свещи по нем в церковь принести, с неверными бо да причтется, от еретик бо се навыкоша»

(т.е., если кто из бреющих бороду умрет, над ним не следует служить погребения, ни петь сорокоуст, ни приносить в церковь на его поминовение просвиры или свечи; ибо он считается неверным, так как от еретиков сему научился).

В Священном Писании о бороде сказано:

«…не взойдет пострицало на брады твоя»

Чтобы было понятно, — нельзя подстригать бороду. Если мы верим в Бога, то должны понимать, что создал Он нас такими, какими посчитал нужным. Бриться — значит не смиряться с волей Божьей, а ведь, читая каждый день «Отче наш», повторяем: «Да будет воля Твоя».

Господь разделил людей на два чина — мужчин и женчин и каждому заповедовал свое: мужчины не должны изменять лицо, но должны подстригать волосы на голове, а женщины не должны стричься.

Вплоть до времён Петра I пострижение бороды считалось грехом, наказываясь отлучением от Церкви.

Запрет брить Бороду объяснялся тем, что человек создан по подобию Божию и, следовательно, грешно по своему своеволию чем бы то ни было искажать этот облик.

(Мат.10:30; Лук. 12:7)

Волосы на голове учеников Христовых все сочтены у Бога

Сейчас споры вокруг бритья бороды уменьшились. Любому священнослужителю предоставлена свобода в выборе формы и длины своей бороды.

Для мирских жителей теперь ношение бороды – это дань моды, чем что связанное с верой в бога.

Стихотворение Ломоносова — Гимн Бороде

«Одной из главных святынь Древней Руси была борода. Не было худшего оскорбления, чем плевок в бороду. Безбородому отказывали в благословении. «Бог создал человека бородатым: только коты и псы не имеют ее» — говорил патриарх Адриан. Как настоящая святыня, она охранялась государством. Ярослав Мудрый установил штраф за нанесение ущерба Бороде. Специальное предписание строго устанавливало, что люди во время драки не имеют права дергать друг друга за бороды. (А ведь куда еще, если не к бороде, так и тянется рука во время драки!) За вырванный клок провинившийся должен был заплатить государству 12 гривен.
Сумма по тем временам весьма внушительная — больше, чем штраф за искалеченную руку.»
Действительно меня всегда интересовало, особенно на уроках литературы и истории: Почему борода была столь важна, что за нее старообрядцы готовы были себя сжигать заживо?
Я долгое время вслед за всеми учебниками считал, что Русь в допольские времена (особенно актуальная тема на 4 ноября!) была сплошь бородата и ,возможно, нечесана. заставила усомниться меня Исабель де Мадариага (Иван Грозный. Первый русский царь. — М.: Омега, 2007 — 608 с. (Серия «Загадочная Россия. Новый взгляд. Йельский университет. Опыт объективного исследования»). Она обратила внимание, что «на миниатюрах, иллюстрирующих некоторые летописии воспроизведенных во множестве книг, изображено немало безбородых людей. Создается впечатление, что это молодые люди , поскольку старшие и духовные лица носят бороду. В одной из книг , послужившей источником для данной работы, приводится миниатюра, на которой царь Иван, издающий указ 1556 года, окружен десятью фигурами, чьи лица можно различить. Шесть человек из участников сцены. включая царя , не имеют бород — действительно царь никогда не изображался с бородой. На тех немногих портретах, которые считаются изображениями реальных лиц (дьяк Мишурин, Борис Годунов), последние не имеют бород…»
В примечаниях со ссылкой на Зимина А.А.: «миниатюра с изображением Ивана IV на коне, в короне и без бороды, но с небольшими усиками, как у Петра I.»
Впервые я обратил внимание у Мадариаги на формулировку проблемы: «Бритье и усов было тесно связано с содомией» и далее со ссылкой на Горского А.Д. «Думали, что бритье ведет к содомии, потому, что лицо мужчины становилось круглым и гладким, как женское..»
Энциклопедия Брокгауза и Ефрона вроде бы подтверждает, что еще царь Василий III брил бороду, чтобы казаться моложе своей жене. Однако, тут же «Едва ли не самым неприятным новшеством для русских людей был пример Бориса Годунова брить Б., который, конечно, после его смерти никакой силы иметь не мог, так что уже в следующем году (1606) москвичи в свое оправдание по поводу убиения Лжедмитрия и его приверженцев приводят то обстоятельство, между прочим, что они брили и стригли свои Б.»
Поскольку все жесткие уложения на Руси пошли в письменном виде от Иоана IV Васильевича, то я тАк понял, что святость бороды пошла со Стоглава, т.е. с 1550-х годов. То, что Иван Грозный с таким усилием внедрял, буквально через 150 лет с не меньшим упорством искоренял Петр I. И что интересно, уже в 1700-х годах это вошло в такую привычку, что казалось завещанным с приснопамятных времен.
Решил проверить, что об этом пишет интернет. Вот, например, что пишет по этому поводу И.С. Кон:
«Митрополит Даниил, популярный московский проповедник эпохи Василия III, в своем двенадцатом поучении сурово осуждает женоподобных молодых людей, которые «… женам позавидев, мужское свое лице на женское претворяеши»: бреют бороду, натираются мазями и лосьонами, румянят щеки, обрызгивают тело духами, выщипывают волосы на теле и т.п.

Столетием позже знаменитый непримиримый протопоп Аввакум навлек на себя страшный гнев воеводы Василия Шереметева, отказавшись благословить его сына, «Матфея бритобрадца». Комментируя это место аввакумовой автобиографии, известный специалист по древнерусской литературе Н.К. Гудзий писал, что мода брить бороду пришла на Русь с Запада в XVI веке. «Бритье бороды тогда имело эротический привкус и стояло в связи с довольно распространенным пороком мужеложства».

Конечно, здесь возможны преувеличения: служители церкви всегда были склонны преувеличивать пороки своей паствы, а обвинения в сексуальной ереси помогали скомпрометировать врага. Тем не менее, С.М. Соловьев доверял этим свидетельствам и писал, в свойственном его эпохе морализаторском стиле: «Нигде, ни на Востоке, ни на Западе, не смотрели так легко, как в России, на этот гнусный, противоестественный грех»
Возвращаясь к старообрядцам: они воспринимали бритье бороды, как постановку штампа в паспорте о нетрадиционной сексуальной ориентации.
Одна интернетовская энциклопедия уточняет (http://www.swarog.ru/b/boroda8.php):

«С точки зрения православных обычаев, Борода — деталь образа Божия. Пострижение Бороды и усов в допетровскую эпоху считалось тяжелым грехом и сравнивалось с мужеложеством и прелюбодейством, наказываясь отлучением от церкви. Запрет брить Бороду объяснялся тем, что человек создан по подобию Божию и, следовательно, грешно по своему своеволию чем бы то ни было искажать этот облик. Противники Петровских реформ утверждали, что «таких людей, кто бороды бреет, не велено в земле погребать», а следует «яко же пса кинуть в ров», поэтому многие сохраняли свои насильно отрезанные Бороды и завещали положить после их смерти в гроб, чтобы предъявить на «том свете». Старообрядцы до сих пор считают, что без Бороды невозможно попасть в царство небесное, и запрещают входить в церковь бритому человеку, а если старообрядец, живущий «в миру», брился и перед смертью в этом не покаялся, его хоронят без выполнения похоронного обряда. У белорусов еще в XIX в. считалось, что на «тот свет» нельзя являться без Бороды, поэтому тяжело больные люди специально отращивали Бороду.

Борода — символ богатства, изобилия и счастья. В Полесье, к примеру, лен и коноплю должен был сеять человек с густой Бородой и волосами, чтобы такими же густыми были всходы. Сербы касались монетой Бороды, желая, чтобы денег было столько же, сколько волос, а македонцы, продав скотину, чесали монетой Бороду, приговаривая: «Сколько волос в этой бороде, столько пусть будет благополучия и изобилия!» Согласно сербским поверьям, увидеть во сне себя бреющимся или постриженным означает убыток, несчастье, а увидеть себя косматым или бородатым — прибыль и удачу. Словенцы пожелание друг другу счастья, богатства и благополучия выражали фразой:
«Длинной бороды, полного кошелька, хорошего настроения!»
____________________________________________________________

Не роскошной я Венере,
Не уродливой Химере
В имнах жертву воздаю:
Я похвальну песнь пою
Волосам, от всех почтенным,
По груди распространенным,
Что под старость наших лет
Уважают наш совет.
Борода предорогая!
Жаль, что ты не крещена
И что тела часть срамная
Тем тебе предпочтена.
Попечительна природа
О блаженстве смертных рода
Несравненной красотой
Окружает бородой
Путь, которым в мир приходим
И наш первой взор возводим.
Не явится борода,
Не открыты ворота.
Борода предорогая!.. и т. д.
Борода в казне доходы
Умножает по вся годы:
Керженцам любезной брат
С радостью двойной оклад
В сбор за оную приносит
И с поклоном низким просит
В вечный пропустить покой
Безголовым с бородой.
Борода предорогая!.. и т. д.
Не напрасно он дерзает,
Верно свой прибыток знает:
Лишь разгладит он усы,
Смертной не боясь грозы,
Скачут в пламень суеверы;
Сколько с Оби и Печеры
После них богатств домой
Достает он бородой.
Борода предорогая!.. и т. д.
О коль в свете ты блаженна,
Борода, глазам замена!
Люди обще говорят
И по правде то твердят:
Дураки, врали, проказы
Были бы без ней безглазы,
Им в глаза плевал бы всяк;
Ею цел и здрав их зрак.
Борода предорогая!.. и т. д.
Если правда, что планеты
Нашему подобны светы,
Конче в оных мудрецы
И всех пуще там жрецы
Уверяют бородою,
Что нас нет здесь головою.
Скажет кто: мы вправды тут,
В струбе там того сожгут.
Борода предорогая!.. и т. д.
Если кто невзрачен телом
Или в разуме незрелом;
Если в скудости рожден
Либо чином не почтен,
Будет взрачен и рассуден,
Знатен чином и не скуден
Для великой бороды:
Таковы ее плоды!
Борода предорогая!.. и т. д.
О прикраса золотая,
О прикраса даровая,
Мать дородства и умов,
Мать достатков и чинов,
Корень действий невозможных,
О завеса мнений ложных!
Чем могу тебя почтить,
Чем заслуги заплатить?
Борода предорогая!.. и т. д.
Через многие расчосы
Заплету тебя я в косы,
И всю хитрость покажу,
По всем модам наряжу.
Через разные затеи
Завивать хочу тупеи:
Дайте ленты, кошельки
И крупичатой муки.
Борода предорогая!.. и т. д.
Ах, куда с добром деваться?
Все уборы не вместятся:
Для их многого числа
Борода не доросла.
Я крестьянам подражаю
И как пашню удобряю.
Борода, теперь прости,
В жирной влажности расти.
Борода предорогая!
Жаль, что ты не крещена
И что тела часть срамная
Тем тебе предпочтена.
Между концом 1756 и февралем 1757

Зачем священнику борода и длинные волосы?

Длинные волосы у священнослужителей — это традиция. Скорее всего, она пришла с православного Востока под влиянием монашества. Во всем православном мире, в том числе и у восточных славян, ношение бороды и удлиненных волос у священников являлось нормой.
Исключение составляли земли западной части христианского мира. Римская традиция предписывала стричься и бриться. Это было обусловлено гигиеническими нормами той эпохи. Западноевропейская медицина тогда предписывала в целях личной гигиены для предотвращения болезней и появления вшей остригать волосы и брить бороду. Купаться в реке, как это делаем мы сейчас, считалось антисанитарией, так как многие ученые доказывали, что в водоемах обитают разные источники инфекций. На Востоке же, напротив, омовение, в том числе и с погружением в воду, считалось обязательной каждодневной нормой.

В Русской Православной Церкви традиция ношения длинных волос священнослужителями пришла на смену другому обычаю — выстригать волосы на темени, что символизировало терновый венец Иисуса Христа. На Русь эта традиция пришла из Византии. Там обычай выстригать волосы существовал со времен раннехристианской Церкви, но окончательно утвердился в VII веке (21-е правило VI Вселенского собора 692 г.). Прическа клириков предполагала выстрижение волос сверху, на темени, и подстрижение их снизу «в круг». На Руси выстриженная маковка клириков получила название гумёнцо. Выбритая часть покрывалась небольшой шапочкой — скуфьей.

С XVII века в Русской Православной Церкви существовали уже две традиции вместе: не стричь волосы и выстригать гуменцо. Об этом свидетельствует, например, архидиакон Павел Алеппский, который в 1656 году путешествовал в Москву вместе со своим отцом, Антиохийским патриархом Макарием: «Волос на голове они (священники — д.И.И.) не бреют, за исключением большого кружка посредине, оставляя прочие длинными, как они есть» . Как долго практиковалось выстрижение маковки, с точностью сказать невозможно, но к XVIII в. эта практика была совершенно оставлена.

Вероятно, с тех самых пор, как священники стали отпускать длинные волосы, последние для них превратились в предмет повышенного внимания. Так Церковь столкнулась с необходимостью выработать некоторые рекомендации относительно того, каким должно быть отношение к своим собственным волосам со стороны каждого отдельного иерея. О внешнем виде священника, как и об уходе за волосами, говорит один из разделов пастырского богословия — науки о нравственных качествах и обязанностях иереев.

Прическа священника, как и весь внешний его вид, должна свидетельствовать о его скромности и сдержанности. Лохматые, непричесанные, грязные волосы, равно как и чрезмерно ухоженные и уложенные по светской моде, расцениваются как недопустимые для духовенства. В заботе о волосах требуется избегать крайностей.

В русской церковной традиции как борода, так и длинные или удлиненные волосы были и остаются отличительными признаками православного духовенства, что вполне согласуется и с богослужебным облачением, и с традиционным восприятием духовенства православным народом.

Если священник не носит бороды и удлиненных волос не по состоянию здоровья, а сознательно в соответствии со своим желанием, то у людей (не только верующих) возникает вполне обоснованная мысль, что священник стесняется своего служения и, в каком-то роде, «маскируется».

И у традиции выстригать гуменцо, и у традиции отпускать волосы до плеч были свои основания, но ни одно из них не имело силу закона. Предписание ап. Павла к Коринфянам (1 Кор.11:14-15) — это не закон или правило, требующие беспрекословного исполнения, это обычай, соответствующий эпохе и культуре первых христиан на Востоке.

От себя могу лишь добавить: если уж решил священнослужитель отращивать длинные волосы, то нужно за ними ухаживать и внимательно прислушаться к наставлениям, какие давал, например, профессор архимандрит Киприан (Керн): «Умеренно подстриженные волосы, подровненная борода и в меру укороченные усы никак не могут уменьшить духовности священника и подать повод к упреку в щегольстве» (Архимандрит Киприан, профессор. Православное пастырское служение. СПб., 1996. С. 92)

диакон Иоанн Иванов

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *