Почему верующие такие агрессивные

Почему многие верующие люди такие агрессивные и нетерпимые , хотя их религия учит всепрощению

Не раз сталкиваюсь с ситуацией когда верующий очень злится на атеиста за то,что то не верит в Бога, почему верующие так к этому относятся

У нас так мало поводов для проявления агрессии, что здесь и 1% это слишком много. А в массовом сознании, наверное, складывается ощущение, что таких «верующих» сейчас гораздо больше.

Точной статистики у меня нет, но могу предположить, что основная причина проявления нетерпимости со стороны верующих состоит в шаткости их убеждений. Люди не любят слышать то, что разрушает их внутренний мир и причиняет дискомфорт. И если человек стал верующим совсем недавно и делает только самые первые шаги по пути собственного освящения, то неудивительно, что старые мирские привычки в нем еще весьма сильны, и он сопровождает попытки решения проблем выплесками агрессии.

Они думают, что поняли то, что ты не понимаешь и пытаются объяснить. Ну а так, как ты упорно не понимаешь, а аргументов у них обычно нет — они злятся.

Вообще, если речь идет о христианстве (в других религиях наверное также, но я не копался) — то удивительно, но «верующие» верят в то, что им скармливают. Спроси у верующего очень простые вопросы:

— что он думает про евангелия — 90% христиан в России считает, что евангелия всего два, а их только канонических четыре, а неканонических (сейчас считающихся неправильными) — больше десятка. Выяснится, что верующий про это и не знал, но верит;
— почему религия меняется — ведь бог как создал землю, так и не девался никуда (и библия также), но зато часть евангелии стали еритическими (неужели какие-то новые данные о боге появились), в средние века откуда-то придумали святого духа и в честь этого начали креститься тремя пальцами (неужели новые знания о боге появились). Вобщем — ——— спроси у него про это и в том числе про историю его собственной религии, про то, откуда появились апостолы (про которых в библии и других ветвях христианства нет ни слова);
— в продолжение предыдущего вопроса спроси про то, почему на его взгляд неправы другие ветви христианства. Он не ответит, ведь большинство жрет то, что им дают в ближайшей церкви, они даже не догадываются, что эту же библию можно читать по-разному;
— спроси что он думает про момент, когда за 1 день перешли с двуперстного пальцесложения, на троеперстное. Ведь был такой момент и случилось это резко. Были в России христиане, но в один момент они стали старообрядцами, а поп, который еще вчера учил ТАК, вдруг стал учить ИНАЧЕ. Мало того, старообрядцы (те, кто не поверил, что что-то поменялось) внезапно колоннами поехали в Сибирь (до сих пор живут тут обособленными поселениями).

Вот даже этих четырех вопросов хватит, чтобы верующий начал сомневаться что его в церкви (или секте) учат правильно.

Вообще если часто общаешься с такими людьми — стоит почитать самому религиозную литературу. Все тех же средневековых философов (типа Фомы Аквинского) и более старых (типа Августина Блаженного). На самом деле, это может быть интересно (забавно), т.к. ты можешь проследить историю того, как изменялся инструмент превращения людей в стадо.

Кстати, еще можно посмотреть тору (раздел о происхождении земли там такой же как в Библии, включая Еву и запретный плод), только тора древнее на тысячу лет. Не кажется ли вам, что библия откуда то списана — но в той же торе есть разделы, не вошедшие в библию, например о том, как надо обращаться с рабами. А еще там есть интересные фразы типа «человек и женщина». В христианстве кстати тоже дискриминация по половому признаку есть, хоть ее и пытаются сейчас нивелировать.

Не стоит сбрасывать с весов и то, что многие специально демонизируют атеистов.

Или путают их с сатанистами.

И очень многие считают,что, поскольку атеист не читает Библию, то и действует он только вопреки заповедям; что он всегда готов солгать, убить, прелюбодействовать и т.д.

Религиозность всегда была уделом низкого образования.Не даром чем ниже образовательный уровень , тем больше религиозных людей.

Понимание, что твой собеседник не похож на тебя- такое часто раздражает и пугает людей с шаблонным мышлением .А приверженность к слепой вере- это почти всегда шаблонное мышление.

Вот и получается, что в понимании ограниченного узким кругозором человека, атеист — исчадие ада: не живущий по Библии-значит, противник её принципов.Не бьющий поклоны-значит, поклоняется «нечистому».

Тот, кто не может не поклоняться часто не понимает, что можно жить, не кланяясь.

Для многих же любое непонимание- это страх, раздражение, злость

Насколько знаю верующим не должны быть присущи такие качества как: злость, агрессия и т.д. Так ведь Это же грешно

Кроткие не сдаются, или Зачем верующему человеку агрессия

Издательство Никея выпустило книгу православного психолога Александра Ткаченко «Снежные чувства». Автор рассказывает, как избежать духовных ловушек, как отличить людей, нуждающихся в сострадании от манипуляторов, можно ли православному человеку наслаждаться жизнью и др.

Одна из тем касается христианской кротости, а точнее — «христианской» агрессии.

Слово «агрессия» обычно воспринимается нами как что-то плохое и недостойное. Наше воображение рисует образ опьяневших от безнаказанности уличных хулиганов, мужей, избивающих своих жен или какого-нибудь хама, беспардонно оскорбляющего людей.

Но, к сожалению, в таком бездумном отрицании любого нашего природного свойства всегда существует опасность впасть в другую крайность и сделать свою жизнь невыносимой.

Как определить допустимые границы агрессии и откуда она вообще взялась в человеке? Попробуем выяснить.

Церковь учит нас, что после грехопадения человек уподобился неразумным животным: приложился скотом несмысленным уподобился им (ПС. 48: 13, 21). Физическая природа человека, отпавшего от Бога, стала подобна природе любого живого существа на нашей планете.

Случаи, когда животное ведет себя агрессивно, наверно каждый сможет вспомнить без особого труда. Попробуйте забрать из миски косточку у самой миролюбивой собаки. Сразу станет понятно, что она умеет оскаливать зубы, поднимать шерсть и грозно рычать. Точно так же воинственно кошка будет защищать свое потомство даже в том случае, если противник вдесятеро больше ее по размеру. Даже обычный заяц, защищаясь от волка, может своими сильными задними лапами распороть живот хищнику.

Очевидно, что во всех случаях животные ведут себя агрессивно, защищая нечто очень важное для них: еду, потомство, жизнь. Но разве для человека эти вещи не так же важны? Да, можно сказать, что цивилизация создала целый ряд инструментов. Защищающих каждого своего члена от посягательств других. Закон, правоохранительные органы, армия. Но все мы знаем, что в жизни бывают случаи, когда эти цивилизованные «предохранители» сгорают и человек остается один на один со злом.

Митрополит Антоний Сурожский рассказывал такую историю. В восьмидесятые годы в храме было очень мало народу, приход был бедный. Владыка жил тогда при храме. Однажды кто-то стучится в дверь, владыка выходит: у двери грозного вида бродяга заявляет, что пришел грабить церковь.

И тут пожилой архиерей не бойцовской комплекции говорит: «Приготовься, сейчас я буду тебя бить. Предупреждаю заранее, несмотря на то, что я человек пожилой, побить я могу очень сильно, а поскольку я хирург, то и покалечить могу. Я тебя предупредил? Теперь давай драться». Бродяга, явно не ожидавший такого приема, недовольно что-то буркнул в ответ и ушел.

Так, готовность к отпору, проявленная пожилым архиереем, помогла ему защитить храм и уберегла человека от греха святотатства.

Гнев Иисуса Христа

Евангелие дает четкий ответ, был ли гнев в числе прочих человеческих свойств воспринят Богочеловеком при воплощении.

Почти все эпизоды, где иудеи пытаются своими вопросами спровоцировать Его на нарушение иудейского закона являются тому примерами. Иисус называет провокаторов лицемерами, змеями и гробами, наполненными нечистотами. Он проявляет невербальную агрессию в отношении к законникам, которые дали себе право толковать Закон и превратили Божьи заповеди в набор бессмысленных обрядов, за которыми разучились видеть человеческую боль и горе.

Самый яркий пример гнева Иисуса Христа дан в истории с изгнанием торговцев из храма, где Он от гневных взглядов перешел к действиям.

И здесь очень важно понять, на что Господь направлял свою агрессию. По общему мнению святых отцов, гнев Его был направлен на грех, творимый людьми. Причем не на любой грех, а только на тот, что народные учители иудеев творили под маской праведности. Блудница знала, что виновата, и Господь защитил ее от побивания камнями. Мытари понимали, что предали свой народ, и Господь приходил к ним в гости, ел с ними хлеб.

Иисус Христос в Евангелии проявляет агрессию только там, где нужно защитить границы настоящей праведности. Его гневный голос звучит лишь в тех случаях, когда грех пытается выдать себя за благочестие.

Ударили по одной щеке, подставь другую

В той или иной форме, агрессия присутствует практически в любом поведении людей, связанным с нашим самопредъявлением во внешний мир. Спросить у прохожего дорогу — значит вторгнуться в его внутренний мир, побеспокоить. Признаться девушке в любви — решительный шаг, вторжение в чужое психологическое пространство. Обратиться к начальству или высокому должностному лицу — значит проявить дерзость. Многие люди в таких ситуациях испытывают робость, неуверенность.

Но если человек не способен к таким здоровым формам проявления агрессии — то такому человеку можно только посочувствовать. Попросить у руководства прибавку к зарплате, сказать соседу, чтобы не курил на лестничной клетке, произнести тост на дружеской вечеринке, пригласить девушку на свидание — все это становится неразрешимой проблемой.

И дело тут в том, что гнев никуда не исчезает, просто он не находит естественного выхода, накапливается внутри человека. Это может привести к тому, что неспособный ответить хаму-начальнику человек сорвется дома на жене и детях. Либо начнет изводить себя бесконечными самообвинениями и чувством собственной ничтожности.

Не стоит оправдывать собственную нерешимость евангельской заповедью: «если тебя ударили по одной щеке, поставь другую». Чтобы правильно понять эти слова, нужно обратиться к историческому контексту, к какого склада людям они были сказаны.

У древних иудеев был скорее переизбыток агрессии, нежели ее недостаток. Они, несмотря на запреты, часто носили с собой оружие и были готовы применить его при первой же стычке. Даже некоторые апостолы, находясь рядом с Христом были вооружены. А апостол Петр, не задумываясь кинулся с ножом на стражников, пришедших арестовывать Учителя. Иудеи были готовы за выбитый зуб снести обидчику всю челюсть, а за выбитый глаз — отрезать голову. Вот к таким людям и обращался Иисус в Своей нагорной проповеди.

Христианская кротость — это не про слабость или невозможность дать отпор. Это про силу, которая способна себя сознательно удерживать.

Найти силы сказать «нет»

Чтобы научиться использовать агрессию в мирных целях, нужно научиться говорить «нет», когда мы не согласны с происходящим.

Так, у многих людей пристрастие к пьянству началось в юности с неумения отказать собутыльникам: «Ну ты что нас не уважаешь? Обидеть хочешь?» И человек, давясь от отвращения, выпивал предложенный ему стакан.

У такого рода подавления природной агрессии могут быть разные причины. И в каждом конкретном случае лучше разбираться с психологом индивидуально. А верующим людям с такой проблемой можно обратиться в молитве к Господу, о даровании мужества и решимости, когда того требуют обстоятельства.

Быть агрессивным человеком плохо. Бить жену и детей — отвратительно. Оправдывать насилие любыми причинами — лукавство и самообман. Но это не отменяет того, что в человеке присутствует природная способность к гневу, которую Сам Бог в него вложил. И лишь наша свободная воля может сделать его инструментом исполнения заповедей Евангелия, либо оружием их нарушения.

Иисус Христос обладал гневом, но никогда не позволял гневу обладать Собой. И если мы вдруг почувствовали, что возмущение и гнев выходят из-под нашего контроля, это верный признак того, что мы переходим границу. Но и там, где этого гнева нам не хватает для восстановления попранной справедливости, тоже следует задуматься — все ли у нас в порядке?

В балансе между двумя этими крайностями и находится здоровое употребление Божьего дара, который люди так часто используют не по назначению.

Из книги Александра Ткаченко «Снежные чувства».

Читайте также: Что мешает нам быть счастливыми?

Три правды и смысл названия пьесы «На дне» М.Горького. план-конспект урока по литературе (11 класс) по теме

Ход урока.

  1. Аналитическая беседа.

Обратимся к внесобытийному ряду драмы и посмотрим, как здесь развивается конфликт.

-Как обитатели ночлежки воспринимают свое положение до появления Луки?

(В экспозиции мы видим людей, в сущности, смирившихся со своим унизительным положением. Ночлежники вяло, привычно переругиваются, и Актер говорит Сатину: «Однажды тебя совсем убьют… до смерти…» «А ты – болван», — огрызается Сатин. «Почему?» — удивляется Актер. «Потому что – дважды убить нельзя». Эти слова Сатина показывают его отношение к тому существованию, которое они все ведут в ночлежке. Это не жизнь, они все уже мертвы. Кажется, все ясно. Но интересна ответная реплика Актера: «Не понимаю… почему – нельзя?». Может быть, именно Актер, умиравший не раз на сцене, глубже других понимает ужас положения. Ведь именно он кончит жизнь самоубийством в конце пьесы.)

-В чем смысл употребления прошедшего времени в самохарактеристиках героев?

(Люди ощущают себя «бывшими»: «Сатин. Я был образованным человеком» (парадокс в том, что прошедшее время в этом случае невозможно). «Бубнов. Я вот – скорняк был». Бубнов произносит философскую сентенцию: «Выходит – снаружи как себя не раскрашивай, все сотрется … все сотрется, да!»).

-Кто из персонажей противопоставлен остальным?

(Только один Клещ не смирился еще со своей участью. Он отделяет себя от остальных ночлежников: «Какие они люди? Рвань, золотая рота … люди! Я – рабочий человек … мне глядеть на них стыдно … я с малых лет работаю … Ты думаешь, я не вырвусь отсюда? Вылезу … кожу сдеру, а вылезу … Вот, погоди … умрет жена …» Мечта о другой жизни связана у Клеща с освобождением, которое принесет ему смерть жены. Он не чувствует чудовищности своего заявления. Да и мечта окажется мнимой.)

-Какая сцена является завязкой конфликта?

(Завязкой конфликта является появление Луки. Он сразу объявляет свои взгляды на жизнь: «Мне – все равно! Я и жуликов уважаю, по-моему, ни одна блоха – не плоха: все черненькие, все – прыгают … так-то». И еще: «Старику – где тепло, там и родина…» Лука оказывается в центре внимания постояльцев: «Какого занятного старичишку-то привели вы Наташа…» — и все развитие сюжета концентрируется именно на нем.)

-Каким образом Лука действует на ночлежников?

(Лука быстро находит подход к ночлежникам: «Погляжу я на вас, братцы, — житье ваше – о-ой!…». Он жалеет Алешку: «Эх, парень, запутался ты…». Он не отвечает на грубости, умело обходит неприятные для него вопросы, готов подмести пол вместо ночлежников. Лука становится необходим Анне, жалеет ее: «Разве можно человека эдак бросать?». Лука умело льстит Медведеву, называя его «ундером», и тот тут же ловится на эту удочку.)

-Что мы знаем о Луке?

(О себе Лука практически ничего не сообщает, мы узнаем только: «Мяли много, оттого и мягок…».)

-Что говорит Лука каждому из обитателей ночлежки?

(В каждом из них Лука видит человека, открывает светлые их стороны, суть личности, и это производит переворот в жизни героев. Оказывается, проститутка Настя мечтает о прекрасной и светлой любви; спившийся Актер получает надежду на излечение от алкоголизма; вор Васька Пепел задумывает уехать в Сибирь и начать там новую жизнь с Натальей, стать крепким хозяином. Анне Лука дает утешение: «Ничего, ничего больше не надо будет, и бояться – нечего! Тишина, покой – лежи себе!». Лука открывает в каждом человеке хорошее и вселяет веру в лучшее.)

-Врал ли ночлежникам Лука?

(На этот счет могут быть разные мнения. Лука бескорыстно пытается помочь людям, заронить в них веру в себя, пробудить лучшие стороны натуры. Он искренне желает добра, показывает реальные пути достижения новой, лучшей жизни. Ведь действительно существуют лечебницы для алкоголиков, действительно Сибирь – золотая сторона, а не только место ссылки и каторги. Насчет загробной жизни, которой он манит Анну, вопрос сложнее; это вопрос веры и религиозных убеждений. В чем же он врал? Когда Лука убеждает Настю, что он верит в ее чувства, в ее любовь: «Коли ты веришь, была у тебя настоящая любовь … значит – была она! Была!» — он лишь помогает ей найти в себе силы для жизни, для настоящей, а не вымышленной любви.)

-Как обитатели ночлежки относятся к словам Луки?

(Ночлежники сперва недоверчиво относятся к его словам: «Зачем ты все врешь?». Лука же и не отрицает этого, он отвечает вопросом на вопрос: «И … чего тебе правда больно нужна … подумай-ка! Она, правда-то, может, обух для тебя …». Даже на прямой вопрос о Боге Лука отвечает уклончиво: «Коли веришь – есть; не веришь – нет… Во что веришь, то и есть…».)

-На какие группы можно разделить героев пьесы?

«верующие» «неверующие»

Анна верит в Бога. Клещ уже ни во что не верит.

Татарин – в Аллаха. Бубнов не верил никогда и ничему.

Настя – в роковую любовь.

Барон – в свое прошлое, возможно, придуманное.

-В чем сакральный смысл имени «Лука»?

(У имени «Лука» двойственный смысл: это имя напоминает евангелиста Луку, означает «светлый», и в то же время ассоциируется со словом «лукавый» (черт).)

-Какова авторская позиция по отношению к Луке?

(Авторская позиция выражается в развитии сюжета. После ухода Луки все происходит совсем не так, как убеждал Лука и как рассчитывали герои. Васька Пепел действительно попадает в Сибирь, но только на каторгу, за убийство Костылева, а не как вольный поселенец. Актер, потерявший веру в себя, в свои силы, в точности повторяет судьбу героя притчи Луки о праведной земле. Лука, рассказав притчу о человеке, который, разуверившись в существовании праведной земли, удавился, полагает, что человека нельзя лишать мечты, надежды, даже мнимой. Горький же, показывая судьбу Актера, уверяет читателя и зрителя в том, что именно ложная надежда может привести человека к самоубийству.)

Сам Горький писал о своем замысле: «Основной вопрос, который я хотел поставить, это – что лучше, истина или сострадание. Что нужнее. Нужно ли доводить сострадание до того, чтобы пользоваться ложью, как Лука? Это вопрос не субъективный, а общефилософский».

-Горький противопоставляет не истину и ложь, а истину и сострадание. Насколько оправдано такое противопоставление?

(Эта вера в сознании ночлежников не успела закрепиться, оказалась непрочной и нежизненной, с исчезновением Луки надежда гаснет.)

-В чем причина быстрого угасания веры?

(Может быть, дело в слабости самих героев, в их неспособности и нежелании сделать хоть что-то для осуществления новых планов. Неудовлетворенность реальностью, резко отрицательное к ней отношение сочетаются с полной неготовностью что бы то ни было предпринять с целью изменить эту реальность.)

-Как Лука объясняет неудачи жизни ночлежников?

(Лука объясняет неудачи жизни ночлежников внешними обстоятельствами, вовсе не винит самих героев в неудавшейся жизни. Поэтому они так потянулись к нему и так разочаровались, лишившись внешней опоры с уходом Луки.)

Лука – живой образ, именно потому, что он противоречив и неоднозначен.

  1. Обсуждение вопросов Д.З.

Философский вопрос, который поставил сам Горький: что лучше – истина или сострадание? Вопрос о правде многогранен. Каждый человек понимает правду по-своему, имея все-таки в виду некую окончательную, высшую правду. Посмотрим, как соотносятся правда и ложь в драме «На дне».

-Что понимают под правдой герои пьесы?

(Это слово многозначное. См. словарь.

Можно выделить два уровня «правды».

1 уровень «правды»

2 уровень «правды»

Частная «правда», которую отстаивают герои для себя.

«Правда» мировоззренческая.

Настя уверяет всех, и прежде всего себя, в существовании необыкновенной, светлой любви.

«Правда» Луки и его ложь выражаются формулой: «Во что веришь – то и есть».

Барон – в существовании своего благополучного прошлого.

Клещ правдой называет свое положение, оказавшееся безнадежным и после смерти жены.

Для Василисы «правда» то, что она надоела Ваське Пеплу, то, что она издевается над сестрой.

-А нужна ли вообще правда?

(Позиции Луки, многокомпромисной, утешительной, противостоит позиция Бубнова. Это наиболее мрачная фигура в пьесе. Бубнов вступает в спор неявно, словно разговаривая с самим собой, поддерживая многоголосие пьесы. Первый акт, сцена у постели умирающей Анны…)

-Какова роль Сатина в пьесе?

(Циничная «правда» Бубнова противостоит утешительной проповеди Луки. Но эта проповедь дала импульс для определения еще одной жизненной позиции. Ее выразителем стал Сатин. Еще в начале пьесы он заявляет: «Сделай так, чтобы работа была мне приятна – я, может быть, буду работать…! Когда труд – удовольствие, жизнь – хороша! Когда труд – обязанность, жизнь – рабство!». После ухода Луки Сатин осознает, что его умонастроение оказывается реакцией на слова Луки: «Да, это он, старая дрожа, проквасил нам сожителей… Старик – не шарлатан! Что такое правда? Человек – вот правда!… Старик? Он – умница! … Он … подействовал на меня, как кислота на старую и грязную монету…».)

Знаменитый монолог Сатина о человеке, в котором он говорит о необходимости уважать человека: «Не жалеть … не унижать его жалостью … уважать надо!» — утверждает иную жизненную позицию.

-Чью позицию выражает Сатин в монологе о человеке?

(Ложь Луки не устраивает Сатина: «Ложь – религия рабов и хозяев! Правда – бог свободного человека!» «Правда» Сатина – в человеке: «Человек – свободен… Он за все платит сам: за веру, за неверие, за любовь, за ум – человек за все платит сам, и потому он – свободен!… Человек – вот правда!» Эти слова в устах шулера и пьяницы звучат не очень-то органично. Скорее, эти мысли принадлежат самому автору, для которого Человек находился в центре модели мира.)

Горький выделяет две правды: «правду – истину» и «правду – мечту». Эти «правды» не совпадают, даже враждебны друг другу. Миф Сатина о Человек: «Что такое человек?… Это не ты, не я, не они…. – это ты, я, они, старик, Наполеон, Магомет … в одном! … Существует только человек, все же остальное – дело его рук и его мозга!»

Обратим внимание на ремарку.

(Абстрактный человек вообще возникает на фоне пустоты, за этим образом не стоит ничего конкретного. Никто никого не понимает, все заняты только собой, своими проблемами, все в разладе с собой и с миром. Сатин тоже лжет. Но его ложь, в отличие от Луки, имеет идеальное обоснование не в прошлом и настоящем, а в будущем – в перспективе слияния человечества на основах разумного преобразования жизни. Вместо любви к ближнему Сатин предлагает любовь к дальнему, к абстрактному Человеку, человеку – мечте. В этом проявляются ницшеанские взгляды, которые в то время разделял Горький.)

  1. Слово учителя.

(Герои Горького отражают действительность, противоречивость, мятежность натуры самого автора. Пьеса «На дне» отразила переломный момент во всей судьбе писателя. Продолжение традиций русского критического реализма в пьесе перерастает в эстетику нового творческого момента, который позже, в середине 30-х годов, был назван «социалистическим реализмом».)

Д.З.

Подготовиться к сочинению по творчеству М.Горького.

Неверующие близкие

«Враги человеку домашние его»*. Эти слова Христа, зачастую превратно понятые, многие хоть раз в жизни готовы были применить к себе. Для некоторых людей, пришедших к вере, непонимание со стороны семьи становится настоящей бедой. Но разве всегда в конфликтах на почве веры виноваты «домашние»? Всегда ли правильно мы, христиане, себя ведем? Надо ли говорить о Боге в кругу своих нецерковных родственников? Как реагировать на их замечания и недовольство? Насколько верно желание непременно приобщить к церковной жизни тех, кто живет рядом с вами?

Об ошибках и тонкостях во взаимоотношениях верующих и неверующих близких говорим со старшим священником храма во имя преподобного Серафима Саровского на Краснопресненской набережной, клириком храма св. мц. Татианы при МГУ иереем Павлом Конотоповым.

«Спасись сам» или «не молчи»?

— Отец Павел, Вы из династии военных, не продолжив семейной традиции, стали священником. Как складывались Ваши взаимоотношения с неверующими близкими?

— На мой взгляд, совсем неверующих людей практически не бывает. У наших дедов какое-то понятие о Православии все же оставалось, несмотря на советскую атеистическую пропаганду. Мой дед, сибиряк, вспоминал, как в детстве его водили в церковь в Иркутске, как он там целовал крест, как причащался. Всю дальнейшую жизнь он посвятил служению Отечеству, дослужился до генеральского чина, мой отец — тоже военный, однако, в нашей семье никогда не утверждалось, что Бога нет. «Что-то есть», — так говорили.

А я углубился в изучение веры, стал ездить по монастырям, смотреть, узнавать, читать, потом крестился, начал ходить на службы.

Слава Богу, у нас в семье не было серьезных конфликтов на этой почве: иконы не выбрасывались в окно, молитвословы не сжигались. Мне, 15-летнему юноше, тогда была дана мировоззренческая свобода, хотя родители были недовольны всякими «крайностями», какими им казались, например, многодневные посты.

С моей же стороны не было проповеди в стиле «Покайтесь, грешники!». У нас сложилось негласное табу на вопрос отношений с Богом: мы с этим друг к другу не лезли, не переубеждали.

— Когда Вы стали священником, это вызвало какой-то протест родителей?

— Нет, они уважали мое решение, гордились мною как сыном. Они понимали, что я живу своей жизнью, и не препятствовали в том пути, который я избрал. Некий светский скепсис был, но папа с мамой соблюдали статус-кво.

Видимо, у родителей тогда зарождались свои, сокровенные отношения с Богом. А потом, через десятилетия, жизнь сама все расставила на свои места: мама еще в довольно молодом возрасте тяжело заболела. И перед смертью соборовалась, исповедовалась и причастилась. Можно сказать, она умирала у меня на руках. Я ее отпевал. Мне кажется, что встреча с Богом, таинственная, сокрытая от меня, у нее состоялась.

— В последние 20 лет зачастую дети приходят к вере раньше и быстрее, чем их родители. И создается ситуация, когда младшие начинают поучать старших…

— Я думаю, это большая ошибка. Они нас вырастили, всему научили, у них за плечами жизненный опыт гораздо больше нашего, а теперь мы становимся перед ними в позу учителя… Это неестественно и ни к чему хорошему обычно не приводит. Вы можете за своих родителей переживать, за них молиться, перед ними смиряться и тем самым приводить их к вере. Вспомните, что вы их союзники, вы им желаете самого лучшего, и не делайте из себя их противников, оппонентов.

— Как Вам кажется, естественное стремление рассказать близким о своей вере, переубедить их (конечно, из самых лучших побуждений!) — оно нормально или лучше этого избегать?

— Для начала надо понять, что если речь идет о твоих самых близких людях, то они тебе просто не поверят. Сам Христос в Евангелии не зря сказал: Нет пророка в своем отечестве. Он не мог чудеса совершать в местах, где родился и вырос, потому что люди сказали: «Разве это не сын плотника, которого мы все знаем? Какой же он Мессия!»

Был один профессор МГУ, довольно известный филолог-античник; его лекции были своего рода негласной проповедью христианства для студентов в советское время, он с юности верил в Бога. А его супруга была некрещеной! Понимаете, этот человек на проповедь христианства потратил всю сознательную жизнь, однако на свою жену в этом смысле никогда не давил. И только когда этот замечательный ученый перешел в вечность, она приняла решение о своем крещении. Может быть, только в его смерти и открылось ей что-то самое главное в нем, мимо чего она проходила всю жизнь.

— Но ведь бывают и обратные случаи: когда вслед за одним человеком в Церковь приходит вся его семья. Разве это невозможно?

— В жизни нет схем, у каждого своя история, свой путь. У нас на приходе есть потрясающий случай: женщина пришла к вере и вслед за ней — ее уже взрослые дети, внуки, — все! Кроме собственного мужа…

В первохристианские времена человек не мог быть рукоположен в пресвитеры до тех пор, пока вся его семья не приняла Христа: он должен был своей жизнью настолько ярко засвидетельствовать свою веру, чтоб вокруг него все преобразилось. Как говорил преподобный Серафим Саровский, стяжи дух мирен, и вокруг тебя спасутся тысячи!

Поэтому задача наша не в том, чтобы кого-то уговорить: ты можешь сколько угодно рассказывать о том, какая твоя вера замечательная. Но если твои слова расходятся с жизнью — а кто, как не родители, как не твой супруг или супруга, знают тебя лучше всех, в том числе твои не самые лучшие стороны! — то эти рассказы будут пустым звуком. Ты сначала сам себя куда-то приведи, сам изменись.

Есть такая неожиданная аналогия: перед полетом в самолете бортпроводники проводят инструктаж: «При разгерметизации салона из ящиков над сидениями автоматически выпадут кислородные маски. Если вы летите с ребенком, сначала наденьте маску на себя, а потом — на ребенка»… Так и здесь.

— Но для этого должно пройти какое-то достаточно большое время!

— Конечно, в том-то и дело! Совершенство обретается не враз — придется набраться терпения. Хоть и Григорий Палама где-то писал, что человек, если бы захотел, в один день мог бы прийти в меру совершенства, но у подавляющего большинства из нас такого фантастического желания даже не возникает.

Начинать надо с малого.

Если ты заявляешь, что ты христианин, то уже не можешь, скажем, маме отвечать: «Мам, отстань, я устал». Это становится невозможным. Если ты христианин, ты терпеливо маме расскажешь, как у тебя прошел день, с кем ты общался, какая девушка тобой интересуется — ей же ужасно интересно, чем живет ее сын!

Твоя жизнь, твои отношения с родными должны настолько поменяться в лучшую сторону, чтобы твои близкие задумались и сказали: «Да, действительно, для него христианство — не просто религиозно-философское учение, которое он вбил себе в голову. Это — суть и сердцевина его жизни!»

«Юбочки-платочки» или Христос?

— Упрек со стороны родителей в адрес верующих детей: «У тебя только один маршрут: дом-работа-церковь, узкий кругозор, одеваешься как старая бабка, все интересы — в церкви». Как на такие замечания реагировать?

— А вот тут родители совершенно правы. Что хорошего, если, став христианином, ты организовал вокруг себя такой удобный для проживания, замкнутый мирок, в котором — платочки-юбочки и все друзья сплошь только акафисты читают и о благочестии говорят? Христианство не в этом, это не закрытая субкультура!

Придя в Церковь, мы стремимся социализироваться: с увлечением начинаем жить правилами, обрядами, традициями, уставами. Все постятся — я пощусь, все поклоны кладут, и я тоже, все куда-то идут, и я иду. Иногда задумываешься: есть ли вообще в этих порывах Христос как объект твоего устремления?

Когда я оглядываюсь на свое юношеское вхождение в Церковь, то понимаю, что очень многое было обусловлено вовсе не тем, что я хотел встретить Бога, а желанием жить по правилам православного социума, в который я попал. Иногда до осознания того, что в Церкви ты ищешь не бесконечных постов, не дресс-кода или определенного строя жизни, а — встречи с Богом, должно пройти время.

— Некоторые духовники не советуют общаться с прежними друзьями по принципу: они тебя утянут обратно…

— Если у вас сложились какие-то теплые человеческие, дружеские взаимоотношения с людьми, зачем их разрывать? Кто знает, может, Господь и для них что-то сотворит через вашу веру. Я до сих пор с большим удовольствием общаюсь с ребятами, которые учились вместе со мной в Институте радиоэлектроники и автоматики, хотя они придерживаются совершенно разных взглядов на жизнь. Они знают, что я «поп», иногда подшучивают на эту тему. Но если у кого-то что-то серьезное случается в жизни, кому они позвонят?..

Мы всё пытаемся свести к своему человеческому суждению, вывести мнение о человеке: «черное — белое», «верующий — неверующий», «воцерковленный — невоцерковленный». А, как сказал один известный журналист, между черным и белым есть еще много оттенков серого… Откуда знать, какие у человека отношения с Богом?

Мои родители, например, на Пасху приходили в храм на 15 минут — и это для меня было таким событием, таким счастьем! У Бога нет мелочей — он видит любой наш порыв. Для людей, выросших в советское время, на пропаганде безбожия, эти 15 минут, может быть, равны нашему 5-часовому стоянию на монастырском всенощном бдении! Нельзя всех мерить по себе. Например, я пришел в храм и буквально через полчаса из неверующего стал верующим, и это было не какое-то умозаключение, а сердечное убеждение. А кто-то, наоборот, очень долго размышляет перед тем как прийти к вере в бытие Божие. У каждого — свой опыт и своя мера.

Про попов на «мерседесах»

— К верующим друзьям и родным зачастую обращены все претензии в адрес Церкви: ты должен отвечать и за «попов на мерседесах», и за отсутствие в храмах скамеек, и за слишком длинные посты, и за отпевание крещеных бандитов вместо некрещеных порядочных людей и т. д. Как на это реагировать?

— Для начала надо постараться понять, откуда возникают такие претензии у твоих близких. На мой взгляд, чаще всего они носят скорее самооправдательный характер, чем характер нападения: человек свое собственное внутреннее состояние выражает через подобного рода конфликты. Скажем, не секрет, что если между мужем и женой плохие отношения, то это находит выражение в мелких бытовых придирках: не так чашку поставил, не туда тапки положил. А если копнуть поглубже, за этим — многолетняя неудовлетворенность супруги тем, что ее пришедший с работы муж не обращает на нее внимания.

Тут — то же самое. Человек никогда не ходил в церковь, и вдруг кто-то дорогой, значимый для него становится активным христианином. А он-то находится в совсем другом состоянии, может быть, ему подспудно хочется оправдаться за то, что он сам в храм не ходит, привлечь внимание близкого человека, интересы которого он перестал понимать и разделять. А как это сделать? Сказать: «У тебя там все попы — продажные», к примеру. Это бывает легко и даже приятно: «Мол, я-то сам — не такой!» А вот честно признать свою слабость: «Ты знаешь, у меня есть в душе такой порог, который я пока не могу преодолеть, не могу прийти в храм и не могу понять твоего стремления к нему» — человеку намного труднее. В этом ведь не каждый даже самому себе признается.

Поэтому отвечать на претензии, конечно же, нужно. Но так, чтобы человек по возможности задумался: «А в чем суть-то этой моей претензии? Что меня тревожит на самом деле. И что я хочу услышать в ответ?»

Поститься, молиться и…

— Пост часто становится камнем преткновения в отношениях с родными. Где искать компромисс?

— Повторю уже высказанную мысль: главное — не противопоставлять себя своим близким, не делаться их оппонентом. Противопоставить-то проще всего, только что ты получишь в результате? Конфликт, на который будешь своему духовнику жаловаться: «Вот, они такие-сякие»? Да ведь ты сам такой-сякой, потому что сказал им в ультимативной форме, что ты, мол, христианин и будешь жить по своим правилам! Но ты ж не мученик христианский, которого вывели на площадь и сказали: «Съешь котлету, иначе убьем». Тут совершенно другая ситуация, не надо делать из себя страдальца — исповедника веры.

Конечно, в какой-то момент придется сказать: «Мама, папа, я хожу в церковь, я христианин, я пощусь». Сначала это может вызвать неприятие. Когда я так сделал… не могу сказать, что это были самые приятные минуты в моей жизни: мама была человеком эмоциональным, так что обвинения в религиозном фанатизме не замедлили последовать. Но через некоторое время она все же смирилась: «Постишься — ну, твое дело».

Если ты хочешь поститься — позаботься об этом сам: сделай так, чтоб твой пост не был крестом для твоих родителей, для твоего супруга или супруги. Мама готовит котлеты в пятницу — спроси: «Чем тебе помочь? Давай я котлеты помогу приготовить. А можно, я заодно себе картошку пожарю?» Всё в твоих руках!

— А если речь о званом ужине, в гостях?

— Я думаю, что наше христианство не должно оказаться новогодним сюрпризом для окружающих. Постепенно нужно вводить в курс дела родных, близких друзей, по возможности, заранее их ставить в известность о наших постах. А не так, что ты пришел, сел за стол и словно из ушата всех обдал: «А я пощусь!»

— То же связано и с воздержанием в супружеской жизни?

— Это сложный вопрос. Размышляя на эту тему, я в свое время пришел к такому умозаключению: в правила личной жизни супругов не должен вмешиваться никто, кроме них самих. Господь сказал при сотворении первых людей, что двое будут едины, то есть существует интимная жизнь семьи, в которой два человека составляют единое целое, и «тайна сия велика». Поэтому в правилах Дионисия Александрийского сказано: «Вступившие в брак сами себе должны быть довлеющими судьями. Ибо они слышали Павла пишущего, что подобает воздерживаться друг от друга, по согласию, до времени, чтобы упражняться в молитве, и потом снова вместе быть». По моему личному мнению, в этой сфере каждая супружеская пара должна с большой осторожностью и оглядкой на церковные правила и традиции определить свою меру благочестия, во взаимной любви и согласии. Как говорит Христос в Евангелии: Тот, кто может вместить, да вместит.

— Как молиться в семье, особенно в маленькой квартире, где нет возможности закрыться надолго в своей комнате?

— Если в запертую дверь твоей комнаты постоянно будет настойчивый стук, да еще со вздохом, с раздражением, у тебя в таких условиях никакой молитвы не получится. Когда есть такие проблемы, надо искать выход: идешь с работы — зайди в церковь, почитай молитвенное правило (его не обязательно читать непосредственно перед сном). Помолись спокойно и иди дальше. А в автомобиле можно вообще пол-Псалтири прослушать или несколько глав Евангелия. Способов — им же несть числа! Насколько изобретателен лукавый, чтоб хоть одного человека в свои сети заманить, настолько же должен быть изобретателен и человек в способах своего спасения. Тут не надо бояться экспериментировать и советоваться с духовником.

— Что Вы думаете о молитве в метро?

— Лично у меня есть ощущение, что это неправильно. Современный человек выбирает для своей молитвы парадоксальное место: откроешь Евангелие, там написано, что Христос уходил в безлюдные места для молитвы, а мы для того, чтобы помолиться, спускаемся в то место, где плотность людского потока порой переходит все разумные пределы. Я думаю, что все-таки нужно стараться хотя бы десять Иисусовых молитв прочесть, но так, чтобы это было без свидетелей — кроме Бога.

Правила. Или их отсутствие

— Давайте подытожим. Какова основная ошибка в наших отношениях с неверующими близкими?

— Наверное, в нашем подспудном стремлении всех подогнать под одну планку, свести жизнь к некоему набору правил: «я пришел в храм, своей семье все расскажу-покажу, и они тоже уверуют». Но в жизни обязательно произойдет разрыв такого шаблона, что-то непременно выбьется из твоей правильной схемы.

— Каков главный принцип, как верующий человек должен себя поставить в нецерковном окружении?

— Если он действительно хочет своим христианством что-то доказать, тогда он должен быть христианином не декларативным, а деятельным.

Христианство — это когда ты искренне любишь своих близких, несмотря на неприятие ими твоей веры, уважаешь их: «Ты не принимаешь мою веру — это твой выбор, но все равно ты мне любимая мать, любимый отец». Родители у тебя одни, и других не будет. Недаром апостол Павел пишет: Если же кто о своих и особенно о домашних не печется, тот отрекся от веры и хуже неверного
(1 Тим 5:8). Так что люби своих родных, работай над собой, помогай им, проявляй смирение, терпение, молись о них Богу, и все остальное сделает Он, хотя на это, возможно, потребуются годы.

— Спасешься ты и весь дом твой, как говорил апостол Павел?

— Да, и Закхею Христос сказал: Ныне пришло спасение дому сему. За решимость одного человека, который сказал, что всем, кого обидел, он воздаст вчетверо и половину своего имущества раздаст нищим, пришло спасение всей его семье. Для начальника налоговой полиции города Иерихона это был совершенно невероятный, очень сильный поступок! И такое его покаяние столь же сильно отразилось на нем самом и на его близких. Поэтому — дерзай, работай над собой. Но помни: ты можешь быть лишь катализатором обращения твоих родных и друзей к вере, но управлять процессом и направлять его — совсем не твое дело.

* Не думайте, что Я пришел принести мир на землю; не мир пришел Я принести, но меч, ибо Я пришел разделить человека с отцом его, и дочь с матерью ее, и невестку со свекровью ее. И враги человеку — домашние его. Кто любит отца или мать более, нежели Меня, не достоин Меня; и кто любит сына или дочь более, нежели Меня, не достоин Меня… (Мф 10:34—37). Эти слова Христа некоторых приводят в недоумение и обычно требуют пояснения. Размышления над этими стихами Евангелия Вы можете прочесть в октябрьском номере «Фомы» за 2007 год или на сайте foma.ru в материале «Враги человеку — домашние его?». — Ред.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *