Пожар Москвы 1547

История

«Иван IV и протопоп Сильвестр во время большого московского пожара 24 июня 1547 года», картина Павла Плешанова, 1856 годИконописное изображение митрополита Макария, конец XIX — начало ХХ вв.

Причины

В XVI веке в Москве преобладала деревянная застройка. Число жителей росло, увеличивалась плотность их расселения. Эти факторы способствовали распространению частых московских пожаров.

Дворы более и более стеснялись в Кремле, в Китае; новые улицы примыкали к старым в посадах; домы строились лучше для глаз, но не безопаснее прежнего: тленные громады зданий, где-где разделенные садами, ждали только искры огня, чтобы сделаться пеплом. Историк Николай Карамзин, «История государства Российского»

Летописные источники фиксируют, что лето 1547 года было жарким и засушливым: «..тая же весны пришла засуха великая и вода в одну неделю спала, а суда на Москва-реке обсушило». Это стало следствием нескольких крупных пожаров в столице Московского государства.

Апрельские пожары

По данным историка Николая Карамзина, 12 апреля в Москве возникло первое крупное возгорание. Утром загорелась лавка, торговавшая дёгтем и красками в Москотинном (Москательном) ряду, между улицами Ильинкой и Варваркой. Возгорания также произошли в Зарядье и Китай-городе, где сгорело более двух тысяч торговых лавок, гостиных дворов и жилых домов. От огня пострадал Богоявленский монастырь в Ветошном переулке, а также другие церкви и здания, располагавшихся от Ильинских ворот до Кремля и Москвы-реки. Сгорела приречная часть посада к югу от Ильинки, затем пламя перекинулось на Соляной двор и дошло до Никольского монастыря. Ночью огонь уничтожил десять дворов в Чертолье.

В результате пожара взорвалась одна из крепостных башен Китай-города, в которой был устроен пороховой склад. Летописи сообщают, что разрушенная стрельница и часть китайгородской стены оказалась в Москве-реке — «размета кирпичие по брегу рекы». При взрыве погибло много людей.

20 апреля (по другим данным — 15-го) произошло новое возгорание, в результате которого полностью выгорела Яузская улица, бывшая вотчиной гончаров и кожевенников. Во время нового пожара пострадала церковь Спаса в Чигасах, находившиеся в ней фрески Дионисия были утеряны. По одним данным, в этот день огонь уничтожил 2200 дворов, по другим — сгорело порядка 8000 домов и тысячи москвичей остались без крова. Во время «пожаров великих» в народе распространилось мнение о наказании свыше. Летописи того времени писали, что «зло сие за умножение грехов наших». 3 июня с Благовестной колокольни упал колокол «Благовестник», что также было принято в народе в качестве плохого предзнаменования.

«Великий пожар»

21 (по некоторым источникам — 24) июня 1547 года в столице произошёл «великий пожар», начавшийся в церкви Крестовоздвиженского монастыря от горящей свечи. В летописи описывается, как «загореся храм Воздвижение честнаго Креста за Неглинною на Арбацкой улице», что, по преданию, было предсказано Василием Блаженным. Пожар возник во время бури с ветром, способствовавшим его распространению: «бысть буря велика и потече огонь, якоже мьолния». От церкви загорелась Арбатская улица, горели Китай-город и Большой посад. Как сообщает Никоновская летопись сообщает, что «Множество народа сгореша. 1700 мужского полу и женска и младенец». Ряд источников указывает, что количество жертв могло достигать 4000 человек.

Вся Москва представила зрелище огромного пылающего костра под тучами густого дыма. Деревянные здания исчезли, каменные распались, железо рдело как в горнице, медь текла. Рёв бури, треск огня, и вопль людей от времени до времени был, заглушаем взрывами пороха, хранившегося в Кремле и других частях города. Спасали единственно жизнь: богатство праведное и неправедное гибло. Царские палаты, казна, сокровища, иконы, древние хартии, клинки, даже мощи святых истлели. Митрополит молился в храме Успения, уже задыхаясь от дыма: силою выведи его от туда, и хотели спустить на верёвке с тайника к Москве-реке: он упал, расшибся и едва живой был отвезен в Новоспасский монастырь. <…> К вечеру буря затихла, и в три часа ночи, угасло пламя; но развалины курились несколько дней, от Арбата и Неглинной до Яузы и до конца Великой улицы, Варварской, Покровской, Мясницкой, Дмитровской, Тверской. <…> Люди с опаленными волосами, черными лицами, бродили как тени среди ужасов обширного пепелища: искали детей, родителей, остатков имений; не находили и выли как дикие звери. Историк Николай Карамзин, «История государства Российского»

Из-за сильного ветра огонь перекинулся на Кремль, после чего загорелись великокняжеские конюшни и хоромы. На царском дворе пожар охватил деревянные палаты и избы Ивана IV. Пострадали также и каменные постройки, например, «Оружничья» палата с воинским оружием и Казённый двор, где хранилась царская казна и корсуньские иконы. Взорвалась также ещё одна из пороховых башен Кремля.

Выгорело также много казны государя великого, ценного жемчугу и всяких других каменьев драгоценных; и бархаты. И камки, и сукно, и тафта и прочего добра неисчислимого, как и подобает быть в царском доме.

После Кремля огонь перекинулся на другие части города: горели дворы в Китай-городе, на Волхонке, Арбате и Воздвиженской улице. Затем пожаром занялись Никитская, Леонтьевская и Тверская улицы. Вскоре в огне оказалась восточная часть города: Кулишки, Воронцовский сад, Старые Сады у церкви Владимира. «До всполья» сгорело Занеглименье. Был также уничтожен Пушечный двор на реке Неглинной, который впоследствии восстановили.

Бяша бо дотоле видети град Москву велик и чюден и много людей в нём и всякого узорочья исполнен и в том часе изменися, егда бяше погоре. Не видети иного ничего же, но токмо дым и земля и трупия мертвых многолежаще. Много церквей святых погоре, а каменыя стояще выгореша внутри и огореша в ней несть видети в них пения и звонения.

Огонь уничтожил многие столичные храмы со святынями. На великокняжеском дворе сгорела церковь Благовещения, в которой находился убранный золотом деисус работы Андрея Рублева. Были также утрачены княжеские иконы греческого письма с драгоценными камнями. В числе разрушенных построек оказались дом митрополита и Чудов монастырь, в котором погибли 18 старцев и восемь слуг (или даже 56 человек, как указывалось в иных источниках). Сгорела также церковь Вознесения: «образы и сосуды церковные и животы люцкие многие, токмо един образ Пречистые протопоп вынес». Из горящего храма удалось вынести мощи чудотворца Алексея. При пожаре выгорели постройки Рождественского монастыря, впоследствии восстановленные по обету жены Ивана Грозного Анастасии Романовны. Во время молебна в Успенском соборе пострадал митрополит Макарий — «опалеста ему очи от огня». Святителя спасли из горящего собора и увезли в Новинский монастырь. Он спас икону Богоматери. К вечеру 21 июня буря закончилась, ночью стал утихать пожар.

Последствия

Основная статья: Московское восстание (1547)Портрет царя Ивана Грозного, 1600-е годы

Во время июньского пожара царь Иван IV находился в селе Воробьёве с женой и братом Юрием. Узнав о трагедии, он приехал в Москву и совершил молебен в Успенском соборе, однако вскоре опять уехал в село. В отсутствие государя в столице начались волнения, оставшиеся без крова люди искали виноватых в поджогах и колдовстве. Народная молва обвинила в случившемся непопулярных Глинских — родственников матери великих князей. Бабку царя, Анну Глинскую, обвиняли в том, что она наколдовала пожар: «вымала сердца человеческия да клала в воду да тою водою ездячи по Москве да кропила и оттого Москва выгорела». Говорили, что княгиня Анна по ночам превращалась в сороку, «летала да зажигала». 26 июня в Кремле убили дядю царя, боярина Юрия Глинского и разгромила дворы других членов этого семейства. Вскоре толпа двинулась в Воробьёво, требуя выдать им оставшихся Глинских. Летописи описывают, что «бысть смятение людем московским: поидоша многые люди черные к Воробьёву и с щиты и сулицы, яко к боеви обычаи имаху, по кличю палача».

В последующей переписке царя Ивана с князем Курбским сообщалось, что целью толпы было расправиться с прочими Глинскими. В гневе люди были готовы даже убить царя, якобы скрывавшего родственников. Не ожидавший наступления вооружённых москвичей, Иван Васильевич пошёл на переговоры и обещал отставку воеводы Михаила Глинского. Толпа разошлась, но волнения продолжались ещё около недели. Впоследствии заговорщиков было приказано арестовать и казнить. По сохранившимся источникам можно предположить, что молодой царь воспринял пожар и восстание как наказание за неправедные дела.

После пожара царь предписал москвичам иметь на крышах домов и во дворах ёмкости с водой.

> См. также

  • Пожары в Москве

Литература

  • Архимандрит Макарий (Веретенников). Митрополит Макарий и московский пожар 1547 года // Нижегородская старина: Краевед.-ист. изд.. — Нижний Новгород: Изд-во Нижегородского Вознесенского Печерского мужского монастыря, 2012. — № 31–32. — С. 150—154.
  • Архимандрит Макарий (Веретенников). Повесть о московском пожаре 1547 года // Макариевские чтения: Преподобный Серафим Саровский и русское старчество XIX в. Материалы XIII Российской научной конференции, посвящённой памяти святителя Макария.. — 2006. — № 13. — С. 32.
  • Беседина М. Б. Прогулки по допетровской Москве. — М.: Астрель, 2009. — 318 с. — ISBN 978-5-271-23963-2.
  • Борисенков Е. П., Пасецкий В.М. Тысячелетняя летопись необычайных явлений природы. — М.: Мысль, 1988. — 522 с. — 100 000 экз. — ISBN 5-244-00212-0.
  • Забелин И.Е. Домашний быт русских царей в XVI и XVII столетиях. — М.: Книга, 1990. — 312 с. — 300 000 экз. — ISBN 5-212-00284-2.
  • Карамзин М. Н. История государства российского. — М.: ЭКСМО, 2003. — ISBN 5-04-007941-9.
  • Костомаров Н. И. Русская история в жизнеописаниях её главных деятелей / Нарочницкий А. Л.. — М.: Советская Энциклопедия, 2006. — ISBN 5-699-14346-7.
  • Полное собрание русских летописей. Летописный сборник, именуемый Патриаршею или Никоновскою летописью / под ред. С. Ф. Платонова при участии С. А. Адрианова. — СПб: Типография И. Н. Скороходова, 1904. — Т. 13. — 302 с.
  • Полное собрание русских летописей. Постниковский, Пискаревский, Московский и Бельский летописцы. — М.: Наука, 1978. — Т. 34. — 307 с.
  • Скрынников Р .Г. Царство террора. — СПб: Наука, Санкт-Петербургское отделение, 1992. — 574 с. — 1000 экз. — ISBN 5-02-02-027341-4.
  • Сытин П. В. История планировки и застройки Москвы. Т. 1. (1147-1762) // Труды Музея истории и реконструкции Москвы. — 1950. — № 1.
  • Фальковский Н. И. Москва в истории техники. — М.: Московский рабочий, 1950. — 527 с. — 10 000 экз.
  • Шмидт С. О. О Московском восстании 1547 г. // Крестьянство и классовая борьба в феодальной России / Н. Е. Носов. — Л.: Наука, 1967. — 114-130 с. — 1800 экз.
  • Шокарев С. Ю. Повседневная жизнь средневековой Москвы. — М.: Молодая гвардия, 2012. — 475 с. — 3000 экз. — ISBN 978-5-235-03540-9.
  • Энциклопедия Москва / Нарочницкий А. Л.. — М.: Советская Энциклопедия, 1980.

Московский пожар 21 июня 1547 года

В 1547 году Москва готовилась к операции по взятию Казани. Главным оружием, которое должно было помочь в осуществлении этой цели, считался порох, накопленный в городе в огромном количестве. Но своей роли в судьбе Казани он так и не сыграл. Во время страшного пожара, разыгравшегося в Москве 21 июня 1547 года, весь пороховой запас был уничтожен. Масштабы этого пожара были просто ужасны. «Огонь лился рекою, — пишет Карамзин, — и скоро вспыхнул Кремль, Китай-город. Большой посад… Треск огня и вопль людей от времени до времени был заглушаем взрывами пороха, хранившегося в Кремле и других частях города».


1547 год ознаменовался для России не только историческим пожаром, но и политической перестановкой сил. Ивану Грозному к началу сороковых годов удалось постепенно освободиться от проявлявших чрезмерную опеку бояр. 16 января 1547 года он был торжественно венчан и стал первым царем на Руси, чем окончательно подорвал влияние, ещё сохранявшееся у бояр. В то время огромной властью и влиянием обладали бояре Глинские, которых ненавидело большинство москвичей. Народ возложил вину за вспыхнувшее возгорание на их род. Пожар положил конец засилью Глинских. Иван Грозный был внуком Анны Глинской – именно её колдовскому воздействию и приписала народная молва страшное деяние. Она якобы «вынимала сердца человеческие, да клала в воду, да тою водою, ездя по Москве, кропила, оттого Москва и выгорела». Разгневанной толпой, возглавляемой палачом, в Успенский собор Кремля был приведен и там растерзан Юрий Глинский. Затем народ двинулся к селу Воробьеву, в котором в то время находился царь. Дальнейшая бесчеловечная расправа народа над родом Глинских была остановлена решительными действиями царя. Взбунтовавшуюся толпу вскоре усмирили, но от прежнего придворного величия бояр Глинских уже мало что осталось. Ивану Грозному удалось извлечь из этой ситуации немалую выгоду: он спас родственников от жестокой расправы и отстранил их от всяческого участия в управлении государством.
Иван IV и протопоп Сильвестр во время большого московского пожара 24 июня 1547 года (Павел Плешанов, 1856 год)
После событий того года в Кремль были доставлены древние чтимые иконы. Пожаром были уничтожены сокровища, которые долгие годы хранились в храмах и древних палатах. Это стало причиной, по которой царем был издан указ, по которому старинные иконы, доселе находившиеся в Великом Новгороде, Смоленске, Дмитрове, Звенигороде и других городах должны были быть перевезены в пострадавшие от пожара соборы Кремля.
После того, как восстановительные работы были завершены, некоторые особо чтимые иконы остались в Кремле. Так, Новгороду не вернули древнюю икону «Благовещение». Очевидно, она призвана была стать храмовым образом для Кремля. В дальнейшем она нашла приют в стенах Успенского собора, где в XVIII ее стали называть «Устюжским Благовещением».
Пожар, яростным огнем прошедший по Москве 465 лет назад, привлек внимание руководства государства к состоянию противопожарной безопасности города. Царем был издан закон, по которому московские жители непременно обязаны были в своих дворах и на крыше дома держать бочки, полные воды. Печи, на которых будет готовиться пища, было велено строить в огороде или на пустыре, подальше от строений, в которых проживают люди. Топить домашние печи летом строго возбранялось. Во избежание этого на печи накладывали восковую печать. Для тушения пожаров тогда же появились первые ручные насосы – предки современных брандспойтов. Тогда такой насос называли «водоливная труба».
Подготовлено по материалам:

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *