Православное учение о церкви

Экклезиология

Экклезиоло́гия; также экклисиоло́гия (от греч. ἐκκλησία — церковь и λόγος — знание) — отрасль христианского богословия, изучающая природу, свойства и устройство Церкви: как раздел догматического богословия и как элемент богословия тех или иных отцов Церкви.

В Священном Писании Нового Завета содержится ряд образов, раскрывающих христианское понимание Церкви и её роли:

  • образ виноградника (Мф. 20:1-16; Лк. 13:6-9);
  • образ виноградной лозы и её ветвей (Ин. 15:1-8);
  • образ засеянного поля (Мф. 13:24-32);
  • образ пастыря и стада (Ин. 10:1-16);
  • образ рыболовного невода (Мф. 13:47-48);
  • образ спасительного корабля в волнующемся море (Мф. 8:26, Мк. 4:39, Лк. 8:25);
  • образ матери верующих (Гал. 4:26);
  • образ главы и тела (Еф. 1:22-23);
  • образ невесты Христовой (Еф. 5:23; 2Кор. 11:2);
  • образ брачного союза (Еф. 5:32);
  • образ брачного пира (Мф. 25:1-13);
  • образ строящегося здания (Еф. 2:19-22);
  • образ дома (1Тим. 3:15; Евр. 3:6);
  • образ града Божия (Евр. 11:10).

В святоотеческих книгах встречается представление о Церкви как о корабле, переплывающем житейское море.

В христианской экклезиологии сочетаются 2 аспекта: мистический и канонический.

  • Мистический аспект смотрит на Церковь как на мистическое Тело Христово, для которого Иисус Христос есть глава (Еф. 1:22-23, Еф. 5:23, Кол. 1:18);
  • Канонический аспект говорит о единстве Церкви вокруг епископа и единстве епископов между собой при непрерывности преемства от апостолов, положенных Христом в основание Церкви.

Учение о Церкви, как одно из важнейших, нашло отражение в Никео-Цареградском Символе веры.

С точки зрения православной экклезиологии, любое отклонение, как от определённого Вселенскими соборами вероучения Церкви (ересь), так и от богоучреждённой иерархии священства Церкви (раскол), а также самоустранение на продолжительное время (без уважительных причин) от частого Причащения Тела и Крови Христовых, неминуемо ведёт к разрыву с Церковью. Этот разрыв констатируется Церковью в анафематствовании, то есть заявлении о невозможности для Церкви нести далее ответственность за того или иного еретика, раскольника или упорствующего грешника в своём уклонении от Церкви.

> См. также

  • Кафоличность церкви

Православное учение о Церкви

Верую во Единую, Святую, Соборную
и Апостольскую Церковь
(Символ Веры)

Первый и основной критерий, руководясь которым мы можем отличить Церковь Христову истинную от лжецерквей (которых сейчас так много!), это — неповрежденно хранимая ею, неискаженная человеческими мудрованиями Истина, ибо, по учению Слова Божия, Церковь есть столп и утверждение Истины (1 Тим. 3:15), а потому в ней не может быть никакой лжи. То уже не Церковь, если от имени ее официально провозглашается и утверждается какая бы то ни было ложь.

Итак, где ложь, там нет истинной Церкви Христовой Православной! Там — лжецерковь,

Истинное Православие чуждо и всякого мертвого формализма, в нем нет слепой приверженности «букве законной», ибо оно есть дух и жизнь. Где с внешней, чисто формальной, стороны всё представляется вполне правильным и строго законным, это еще совсем не значит, что оно в действительности так.

И действительно, что мы видим в переживаемое нами время?

Буквально все отравлено ложью. Ложь в взаимоотношениях людей между собою, ложь в общественной жизни, в политике и в жизни государственной и международной. Но особенно, конечно, нестерпима и вовсе недопустима ложь там, где люди естественно ищут и желают видеть одну только правду — в Церкви. Церковь, где провозглашается какая бы то ни было ложь, уже — не Церковь.

Ради сохранения на земле принесенной Им Божественной Истины, ради обеспечения ее от искажения людьми, возлюбившими более тьму, нежели свет (Ин. 3:19) и служащими отцу лжи — диаволу, Господь Иисус Христос учредил Церковь Свою, которая есть столп и утверждение истины (1 Тим. 3:15) и дал ей великое обетование: создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее (Мф. 16:18).

Когда на Тайной Вечери апостолы печалились о предстоящей им разлуке с своим Божественным Учителем, Он изрек им утешительное обещание: Не оставлю вас сиротами… И Я умолю Отца, и даст вам другого Утешителя, да пребудет с вами вовек, — Духа истины, (Ин. 14:16-17)…

Когда же приидет Он, Дух истины, то наставит вас на всякую истину (Ин. 16:13): и научит вас всему и напомнит вам всё, что Я говорил вам (Ин. 14:26).

И вот это обещание Свое Господь исполнил через 10 дней по вознесении, в 50-ый день после Своего преславного Воскресения из мертвых. Обещанный Им «Утешитель» Дух Святый сошел на апостолов, и с этого момента явилось на земле «Царствие Божие, пришедшее в силе», о котором неоднократно говорил раньше Господь (Мк. 9:1): ЦЕРКОВЬ ХРИСТОВА, которая есть не что иное, как сокровищница постоянно пребывающей в ней благодати Духа Святаго. Вот почему святые отцы именуют нередко день Пятидесятницы днем рождения Церкви Христовой, основать которую еще во время Своей земной жизни обещал Христос, когда говорил: создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее (Мф. 16:18).

Для чего нужна Церковь? Церковь это как бы корабль, который везет нас к тихому пристанищу вечной блаженной жизни, спасая нас от потопления в бушующих волнах житейского моря, руководимый дивным, премудрым Кормчим — Духом Святым.

Церковь Христова — это Царство Духа Божия. Дух Божий неизменно пребывает в истинной Церкви Христовой и одухотворяет ее, наполняя Собою души всех истинно верующих.

Кто желает пользоваться благодатными средствами, необходимыми для нашего духовного возрождения — ибо в этом и состоит сущность христианства: стать новою тварью — тот должен принадлежать к Церкви, но, конечно, к истинной Церкви, а не к какой-либо созданной людьми организации, называющей себя «церковью», которых сейчас много. Без благодати Божией, подаваемой только в истинной Церкви, невозможно духовное возрождение, невозможно и вечное спасение!

Христос-Спаситель сказал ясно: создам Церковь Мою, и врата ада не одолеют ее (Мф. 16:18).

И перед своими крестными страданиями молился Богу Отцу: да будут все едино, как Ты, Отче, во Мне, и Я в Тебе, так и они да будут в Нас едино (Ин. 17:21).

Из этих слов Божественного Основателя Церкви ясно видно, что это единство всех верующих во Христа, объединенных в Его Церкви, не внешнее только, при котором каждый остается со своими собственными частными мыслями и чувствами, а единство внутреннее органическое, которое неоднократно так подчеркивает великий Апостол языков св. Павел, уча в своих посланиях о Церкви, как о Теле Христовом, и призывая христиан: Имейте одни мысли, имейте ту же любовь, будьте единодушны и единомысленны (Флп. 2:2).

Такое преискреннейшее, теснейшее единение всех верующих, во образ единства Трех Лиц Пресвятой Троицы, и есть ЦЕРКОВЬ. И тот, кто искренно, всем сердцем, всем внутренним существом своим участвует в таком единении благодатной Истины и Любви, — тот именно и «ЖИВЕТ В ЦЕРКВИ».

Церковь Бога живого, столп и утверждение истины (1 Тим. 3:15). Если мы обратимся затем к истории христианской Церкви, то увидим, что самое существо этой истории составляет непрестанная борьба Церкви в лице верных служителей и последователей Ее за истину против заблуждений. Первый период истории христианства — это борьба за истину против заблуждений иудейства и язычества. Какая это была страшная кровавая борьба, ознаменованная пролитием множества крови бесчисленных сонмов христианских мучеников! И кровь этих мучеников, явившихся свидетелями истины (по гречески «мученик» — «мартис», что значит: «свидетель»), сделалась основанием величественного здания Церкви. Исповедание истины, борьба за истину столь же ярко характеризует собою и второй период истории Церкви — когда, после прекращения гонений со стороны язычников, возникли новые, еще более опасные гонения на истину Христова учения со стороны лжеучителей — еретиков. И этот период дал Церкви великое множество борцов за истину — славных Отцов Церкви и Исповедников, на вечные времена ясно и точно изложивших в постановлениях Вселенских Соборов и своих богомудрых писаниях истинное учение Церкви, в ограждение его от всех лжеучений.

По учению Слова Божия, особенно образно и ярко выраженному в посланиях св. ап. Павла, Церковь есть Тело Христово, у коего Глава — Сам Христос, а все мы — члены этого Тела (Еф. 1:22-23; 2:18-22; 4 гл. вся, а особенно 11-24; 5:23-25; Кол. 1:18-24).

Другое образное сравнение, которое употребляет Слово Божие для того, чтобы уяснить нам понятие Церкви, представляет Церковь в виде величественного здания — дома духовного, устроенного из живых камней, в котором краеугольным камнем и единственным основанием, в собственном смысле является Сам Христос (Деян. 4:11; 1 Пет. 2:4-7; 1 Кор. 3:11-16; 10:4). Христос — основание этого величественного здания Церкви, а все мы — живые камни, из которых это здание сложено.

Из этого должно быть совершенно ясно, что надо понимать под «оцерковлением жизни». «Оцерковить» свою жизнь это значить — ЖИТЬ С ЯСНЫМ И ГЛУБОКО-УБЕЖДЕННЫМ СОЗНАНИЕМ, ЧТО ТЫ ЯВЛЯЕШЬСЯ ЧЛЕНОМ ТЕЛА ХРИСТОВА, ОДНИМ ИЗ ТЕХ ЖИВЫХ КАМНЕЙ, ИЗ КОТОРЫХ ПОСТРОЕНА ЦЕРКОВЬ. И ЖИТЬ ТАК, КАК ЭТОГО ТРЕБУЕТ ТАКОЕ СОЗНАНИЕ, чтобы не стать негодным членом, который отсекается от тела, камнем, выпавшим из постройки, или по образному сравнению Самого Господа Иисуса Христа, ветвью засохшею, которая как не приносящая плода, отсекается от виноградной лозы и бросается в огонь, где и сгорает (Ин. 15:1-6).

Вот для того, чтобы не испытать такой горькой участи и не погибнуть навеки, необходимо «оцерковить» свою жизнь: необходимо не только «числиться» в Церкви, но и «жить» в Церкви, быть в полном смысле слова ЖИВЫМ ЧЛЕНОМ ЦЕРКВИ, УЧАСТВУЮЩИМ В ОБЩЕЙ ЖИЗНИ ЦЕРКВИ, КАК ТЕЛА ХРИСТОВА, КАК ЕДИНОГО ЦЕЛЬНОГО ОРГАНИЗМА.

Самая Церковь рассматривается теперь многими лишь, как объект для достижения всё тех же материалистических устремлений, чисто-земных целей. Все политические партии стремятся ее так или иначе использовать в своих видах, совершенно забывая или, попросту, не желая знать, что она не является такою же земной организацией, как они сами, или как все другие человеческие организации, а есть учреждение небесное, основанное Господом Иисусом Христом не для каких-либо земных целей, а для вечного спасения людей.

Но Церковь Христова это не есть какая-то обыкновенная светская организация, подобная всем остальным человеческим общественным организациям.

Церковь это Тело Христово, Глава которого Сам Христос, а все мы, верующие, — члены, составляющие собою единый, цельный духовный организм.

Церковь — учреждение Божественное, а не человеческое: Церковь основана Христом Спасителем для спасения душ в жизнь вечную. Кто не думает о спасении души, кто смотрит на Церковь как-то иначе, кто стремится использовать Церковь, как обыкновенную человеческую организацию в каких-то своих эгоистических или чисто-земных целях, — тому не место в Церкви! Ибо такой чужд Церкви!.

Но послушание Церкви далеко не всегда совпадает с послушанием отдельным духовным лицам, пастырям Церкви, как и самое понятие «Церкви» неправильно отождествлять с понятием «духовного сословия». История Церкви свидетельствует нам, что и среди духовных лиц, иногда занимавших даже весьма высокое положение в церковной иерархии, бывали еретики и отступники от истинной веры. Достаточно вспомнить такие печальной памяти имена, как: Ария — пресвитера, Македония — епископа, Нестория — патриарха, Евтихия — архимандрита, Диоскора — патриарха и многих других.

Послушание Церкви — это послушание Божественному учению Церкви — тому Божественному Откровению, которое заключается в Священном Писании и Священном Предании, запечатленном высоким авторитетом свв. апостолов и их преемников свв. отцов, и которое принято общим церковным сознанием, как несомненная истина.

Истинная Церковь, по словам о. Иоанна (Кронштадтского), есть та, которая ежедневно и непрестанно истребляет в человеке верующем всегубительный грех, очищает его, освящает, просвещает, обновляет, оживляет, укрепляет….

Церковь — выше всего, и она — над всем человеческим, ибо она — учреждение не человеческое, а Божественное, имеющее своим единым и единственным Главою Самого Господа Иисуса Христа, Сына Божия Единородного.

А потому отнюдь не те имеют право голоса в Церкви, которые, будучи, по духу своему чужды Церкви, хотят самовластно распоряжаться в ней, не являясь, в сущности живыми членами Церкви, — а только те, которые живут в Церкви и тем самым составляют собою подлинное Тело Христово, Глава Которого Сам Христос.

Лишь такие живые члены Церкви и образуют тот церковный народ, который по словам знаменательного послания восточных патриархов 1848 г., является хранителем благочестия, и без которого «ни патриархи, ни соборы никогда не могли ввести чего-нибудь нового», ибо такой подлинный церковный народ «всегда желает сохранить веру свою неизменною и согласною с верою отцов его».

Ни демократия, ни чья бы то ни было диктатура, но только подлинная соборность, проистекающая из полноты участия в церковной жизни, то есть из «сораспятия» Христу и «совосстания» с Ним, есть основа Истинной Церкви. Без этой единственной основы нет и не может быть Истинной Церкви. Вот почему сейчас и возникают лжецеркви, в которых нет Христа, сколько бы ни старались они прикрываться Именем Его.

К великому сожалению, далеко не все в наше время понимают, что такое Церковь, и это неправильное понимание есть главный недуг современности, расшатывающий нашу Церковь и грозящий ей многими пагубными последствиями. Многие склонны рассматривать Церковь, как обыкновенную светскую организацию, подобную всем прочим человеческим организациям, как простое «собрание верующих» совершенно игнорируя то, что мы каждый раз и в своей домашней молитве и в храме за богослужением исповедуем свою веру «во единую, святую, соборную и апостольскую Церковь».

Но разве можно «веровать» в обыкновенное человеческое общество? На самом деле, как учит в ряде своих посланий св. ап. Павел, — Церковь есть не простое собрание верующих, а Тело Христово, глава которого Сам Господь Иисус Христос. Особенно замечательно и чрезвычайно глубоко то сравнение, та параллель, которую проводит св. ап. Павел между Церковью и человеческим организмом: ибо как тело одно, но имеет многие члены, и все члены одного тела, хотя их и много, составляют одно тело: так и Христос. Ибо все мы одним Духом крестились в одно тело… Тело же не из одного члена, но из многих. Если нога скажет: я не принадлежу к телу, потому что я не рука, то неужели она потому не принадлежит к телу? И если ухо скажет: я не принадлежу к телу, потому что я не глаз, то неужели оно потому не принадлежит к телу?.. Не может глаз сказать руке: ты мне не надобна, или также голова ногам: вы мне не нужны… Посему, страдает ли один член, страдают с ним все члены; славится ли один член, с ним радуются все члены. И вы — тело Христово, а порознь — члены (1 Кор. 12:12-27).

Это глубокое определение Церкви требует самого вдумчивого к себе отношения. Идея его та, что все члены Церкви Христовой, как все органы и отдельные мельчайшие клеточки человеческого тела, должны жить одной общей жизнью, должны принимать самое деятельное участие в жизни всей Церкви — никто не может быть отстранен, никого нельзя оттолкнуть — но при том так, что каждый исполняет свое назначение, свои функции, не вмешиваясь в область и назначение других.

В этом-то и заключается та «соборность», которая наряду с единством, святостью и апостольским преемством, является одним из главнейших признаков истинной Церкви. И наша общая задача — как можно лучше уяснить себе это понятие «соборности».

К несчастию, в наше время это понятие почти улетучилось из нашего сознания. Из области современной политической жизни народов в Церковь перенесены два понятия, почти совершенно вытеснившие и заменившие собою истинную соборность. Это — «демократия» и, как противоположение ей, в противовес ей — «тоталитаризм», или «диктатура».

Но ни демократия, ни тоталитаризм-диктатура в Церкви совершенно неприемлемы: там, где они водворяются, разрушается Церковь — возникают всякие церковные нестроения, смуты и затем — расколы. Единственно, чем обеспечивается в Церкви дух истинной соборности это — «Вера, любовью споспешествуемая».

Вполне точное определение духа истинной соборности в немногих словах дать очень трудно: соборность легче почувствовать, чем уяснить себе логически. Это — идея «единства во множестве»: «Церковь Соборная есть Церковь по всему, или по единству всех, Церковь свободного единодушия, единодушия полного». Дух соборности должен быть ясен из вышесказанного; прекрасно раскрыт он во 2-м томе богословских сочинений Алексея Степановича Хомякова, нашего удивительного светского богослова — богослова «Божией милостью». Кто искренно верует во всё то, чему учит веровать наша св. Церковь, кто руководится во всей своей жизни духом истинно-христианской любви, тому становится ясно, что такое «соборность». Именно потому, что редко встречается теперь среди современных христиан такая вера и такая любовь, мы наблюдаем теперь повсюду попытку заменить соборность или демократией или диктатурой. А это несомненно ведет к расшатыванию основ Церкви и к разрушению ее, страшнее чего быть ничего не может, особенно в наш ужасный век торжества воинствующего безбожья.

Таким образом, «соборный» это значит «всеобъемлющий», «собирающий всё во едино», образующий единение всех во Христе — единение, конечно, не только внешнее, а внутреннее, органическое, как в живом организме объединены между собою все члены, составляя одно тело. Важнейшей особенностью такого единения является то, что каждый отдельный член находится в неразрывном единении со всем целым. Вот почему, мы это находим в памятниках древней христианской письменности и в актах Вселенских Соборов, «соборной» называлась не только вся Церковь в целом (вселенская), но и каждая отдельная часть Церкви, отдельная митрополия или епархия, находившаяся в единстве со всею Церковью. В этом именно смысле и чистое, неискаженное учение Церкви, в противовес ересям, нередко называлось «соборной верой».

Идея соборности особенно наглядное и понятное для всех выражение получает в соборном управлении Церковью.

В истинной Церкви — Церкви Соборной — не может быть никакой и ничьей диктатуры, как не может быть ни олигархии (правления, или господства немногих), ни демократии, ни вообще какой бы то ни было мирской формы правления и чисто светского подхода к власти. Сам Господь Иисус Христос незадолго до Своих крестных страданий ясно указывал Своим ученикам на это решительное и коренное отличие устанавливаемой Им в Церкви Его власти, духовной, пастырско-иерархической, от обыкновенной мирской власти в словах: вы знаете, что князья народов господствуют над ними, и вельможи властвуют ими; но между вами да не будет так: а кто хочет между вами быть большим, да будет вам слугою; и кто хочет между вами быть первым, да будет вам рабом; так как Сын Человеческий не для того пришел, чтобы Ему служили, но чтобы послужить и отдать душу Свою для искупления многих (Мф. 20:25-28).

Отсюда должно быть совершенно очевидно, что пастырско-иерархическая власть есть не господство, а служение.

Поэтому, Истинная, Соборная Церковь не знает, никакой другой главы кроме единственной Главы всей Церкви — Самого Господа Иисуса Христа. Все же епископы, как преемники апостольского служения в Церкви, между собою равны — они «братья» (Мф. 23:8), и никто из них не имеет никакого права претендовать на то, чтобы именовать себя «главою Церкви» и пытаться властвовать над другими, подобно мирскому начальнику, ибо это противно учению Слова Божия — это ересь против догмата Церкви.

Совершенно чужда Соборной Церкви мысль о непогрешимости кого бы то ни было из епископов или даже целого Поместного Собора Епископов. Только голос Вселенского Собора, признанного при том всею Церковью в качестве такового, может почитаться непогрешимым и для всех верующих непререкаемым и безусловно обязательным. В руководство для себя в этом отношении наша Церковь давно уже приняла замечательное учение св. Викентия Лиринского о том, что истинно лишь то, во что верили повсюду, всегда и все.

Если же Собор Епископов, даже претендующий на наименование себя «Вселенским» (не говоря уже об областных и поместных), постановит что-нибудь вопреки этому принципу, то такое постановление уже не может почитаться непогрешимым и не будет для верующих обязательным.

Не может быть в истинной Церкви — Церкви Соборной — более уродливого и нетерпимого явления, как епископ, имеющий какие-либо иные интересы, а потому занимающийся чем-то другим, какими то иными, посторонними, чисто мирскими делами, к славе Божией и делу спасения душ прямого отношения не имеющими, как, например, политической деятельностью (всегда людей разъединяющей и озлобляющей, но не примиряющей и объединяющей), столь модной теперь так называемой «культурно-просветительной» или «общественной» деятельностью с устройством светских развлечений и увеселений (почти неизбежных в наше больное время, упорно и настойчиво требующее «хлеба и зрелищ», более, нежели духовной пищи и спасения души), не говоря уже о разного рода коммерческих операциях, финансовых махинациях и денежных оборотах, что особенно роняет его авторитет и унижает его высокий сан и звание, и т. п.

Что касается дел и обще-церковного и епархиального управления, то, как это издревле исторически сложилось, примером чего является уже Первый Апостольский Собор в Иерусалиме, в котором участвовали не только апостолы, но и «пресвитеры со всею Церковью, или братиями» (Деян. 15:4, 6:22-23), епископы осуществляют свою иерархическую власть в этих делах не диктаторски-единолично, а «соборно» решая все эти дела при неизменном участии и содействии избранных для этой цели представителей клира и верующих мирян, избранных исключительно по признаку их христианского благочестия, а отнюдь не по признаку их знатного происхождения, богатства или принадлежности к той или иной политической партии или общественной группировке.

Самый авторитет епископа, который должен высоко стоять в очах его паствы, как и осуществление им его иерархической архипастырской власти, должны базироваться не на внешнем принуждении — не на «указе» и «приказе», — а на моральной основе — на его возвышенном духовно-нравственном облике, внушающем к нему искреннее расположение и уважение всех искренно верующих членов его паствы. Верующие должны видеть в нем образец истинно-христианской жизни, как учит об этом Слово Божие: будь образцом для верных в слове, в житии, в любви, в духе, в вере, в чистоте (1 Тим. 4:12) или: пасите Божие стадо, какое у вас, надзирая за ним не принужденно, но охотно и богоугодно, не для гнусной корысти, но из усердия, и не господствуя над наследием Божиим, но подавая пример стаду (1 Пет. 5:2-4).

Епископское служение есть величайшее в этом мире служение делу спасения душ в жизнь вечную, а этой высокой цели невозможно достигнуть никакими внешними принудительными мерами, никакой «администрацией», ни даже самой блестящей «организацией»: всякая бездушная формалистика, всякий чиновничий подход в таком святом деле могут только повредить, а иногда нанести и непоправимый ущерб, оттолкнув живые человеческие души от Церкви и от дела спасения.

Отсюда вовсе не делается нами вывода, что администрация вообще не нужна — совсем нет! Но надо помнить, что администрация есть лишь нечто подсобное: это средство, а не цель, а потому ее никак нельзя ставить «во главу угла», придавая ей какое-то самодовлеющее значение. Полезно всегда помнить замечательное изречение нашего столь выдающегося пасторолога, как тот же Блаженнейший митр. Антоний: «Самая плохая похвала для пастыря, если о нем скажут, что он — «хороший администратор».

Не «администрация» — главное условие доброго пастырствования, а совсем что-то другое.

Главное и важнейшее в деле успеха пастырского служения это любовь, в которой именно и осуществляется соборность Церкви в полной мере, а наиболее полное выражение этой любви, как прекрасно учит об этом св. Киприан Карфагенский, есть молитва, как частная, так особенно — общественная, соборная молитва, совершаемая в храме.

Молитва, и только молитва, подает пастырю и ту благодатную силу, которая совершенно необходима ему для того, чтобы и самому идти путем спасения, ведя непрестанную борьбу со своими страстями и похотями, и пасомым своим помогать идти тем же путем, спасая их души. Замечательно говорит об этом великий вселенский учитель и святитель Григорий Богослов: «Надо прежде очистить себя, а уж потом очищать других; надо сперва самому исполниться мудрости, а потом учить мудрости других; надо сперва самому стать светлым, а уж потом просвещать других; надо сперва самому приблизиться к Богу, а потом приближать других; надо сперва самому освятить себя, а потом освящать других».

Вот к чему — самому важному и существенному в Церкви привели нас мысли о «соборности» нашей Единой, Святой, Соборной и Апостольской Церкви!

Если принять во внимание, что еще издревле, с времен апостольских, понятие «соборный», употреблялось в смысле: «истинный», выражающий чистое и неповрежденное учение веры, то Церковь Соборная, будет означать Церковь Истинную, которая учит подлинному неискаженному учению Христову и, вместе с тем, в лице своих иерархов дает пример истинно-христианской жизни, — жизни духовной, «жизни во Христе».

Вот почему так важно хранить нам эту подлинную «соборность»: она нас, членов Тела Христова, соединяет с нашим Главою — Христом и низводит на нас от Него все столь необходимые нам для спасения благодатные силы «которые к жизни и благочестию».

А в лице так наз. «экуменического движения» мы имеем перед собою самую страшную современную ересь — отвержение догмата Церкви.

Идея такой новой «лжецеркви», долженствующей слить в себе и объединить все вероисповедания на земле, стала ныне весьма популярной, «модной» и все более и более расширяется, вместе с так называемым «экуменическим движением». И это нисколько не удивительно!

Как никогда низко пала сейчас в людях подлинная духовная жизнь, которая одна только и влечет людей к небу, делая их из земных небесными. Почти исчезло теперь то «внутреннее делание», которое так процветало у нас некогда на Святой Руси и которое дало столько дивных столпов христианского благочестия в первые века христианства. А ведь без этого «внутреннего делания» немыслима подлинная духовная жизнь, невозможно и истинное христианство.

Вместо этого приходится наблюдать совсем грозный симптом: с каким-то непонятным ожесточением и с какой-то злой насмешкой отвергается некоторыми духовная жизнь вообще, как якобы ненужная и даже «вредная» в деле церковного строительства (понимай под этим: строительства новой «лжецеркви»!), с заменой «внутреннего делания» чисто-внешним — духовной жизни противопоставляется «организация» и «администрация», как будто одними внешними мерами можно упорядочить и спасти человеческую душу.

А ведь главной задачей Церкви и является именно спасение души!

«Организация» и «администрация» без настоящей веры, без подлинной духовной жизни, это — тело без души, мертвый безжизненный труп!

Ты носишь имя, будто жив, но ты мертв, и потому покайся, а если не будешь бодрствовать, то Я найду на тебя, как тать, и ты не узнаешь, в который час найду на тебя (Апок. 3:1-3) — вот грозный приговор Божий об этой лжецеркви, деятелях и последователях ее, хвалящихся своей «организацией» и «администрацией», то есть одной видимостью жизни.

Ты — Христос, Сын Бога Живого — вот на какой великой истине, исповеданной во всеуслышание св. ап. Петром от лица всех апостолов, — истине твердой непоколебимой, как камень, основана Церковь Христова (Мф. 16:16), которая и пребудет поэтому неодолимой вратами адовыми.

Только там, где свято и нерушимо хранится и безбоязненно открыто исповедуется эта чистая и неповрежденная вера в Божество вочеловечившегося, «нас ради человек и нашего ради спасения», Сына Божия, и есть истинная Церковь Христова. Всё же остальное, где нет этой ясно-выраженной веры в Божество Христово, или где эта вера так или иначе, искажена или извращена, там нет истинной Церкви. Нет ее, конечно, там, где, только прикрываясь именем Христа, служат не Ему, а кому-то «другому», угождают другим господам, служат совсем «иным» целям, удовлетворяют «иным» стремлениям, выполняют «иные задания», ничего общего не имеющие с делом спасения, для которого основана Церковь.

Божественный Основатель Церкви — Господь Иисус Христос, Своею крестною смертью и преславным Воскресением из мертвых освободил человечество от власти диавола, и с тех пор духовная свобода соделалась неотъемлемой принадлежностью христианства — истинной Церкви Христовой.

Экклезиология

Святитель Амвросий мыслит Церковь не только как внешнюю организацию, установленную Богом, но и как явление внутреннее, постепенно раскрывающееся и осуществляющееся в мире. Понятие о Церкви дается им в раскрытии двух противоположных определений Града Божия (Цивитас Деи) и града земного (цивитас террена). Под именем Цивитас Деи он разумеет Церковь как Божие государство, под именем цивитас террена разумеет не какую-либо определенную политическую организацию, а вообще мир с царствующим в нем грехом, или людей, живущих естественной жизнью. Долг христианина удаляться от града земного, потому что его град есть Небесный Иерусалим. Отличным признаком последнего от Церкви земной служит его абсолютное совершенство и нравственная чистота. Членами его являются все Небесные Силы. Люди входят в состав его только после кончины, но не все в одинаковой мере.

Церковь есть кафолическая. Святитель Амвросий этим термином обозначает церковное собрание из представителей разных стран и народностей. Образующая собой связь верующих во Христа, Церковь обнимает всю разумную тварь, потому что вся разумная тварь духовно живет благодатью Христа и силой ниспосланного Им Духа Святого. Христос — все и во всем. Отсюда Церковь называется Небом, ибо в ней есть святые и сами Ангелы; называется также миром, ибо к ней принадлежат и члены земные. Как состоящая из земных членов, Церковь наполняет всю землю, включает в себя собрание всех народов, не полагая различия между ними по национальным или сословным признакам. По времени своего существования Церковь есть царство постоянное и вечное, существует от века в Божественном предопределении и имеет существовать во все времена. Достигнуть Неба можно только через посредство Церкви земной. Участие в Цивитас Деи, существующем на земле, служит переходом к участию в Цивитас Деи на Небе. «Надлежит остерегаться, чтобы кто-либо, будучи однажды воспринят Христом через Крещение, не отделялся от Его Тела, то есть не извергался из Церкви, ибо это равносильно непрестанной смерти» (Ин. Пс. 40). Отделяющийся от Святого Алтаря отделяется и от Небесного Иерусалима, уходит подобно блудному сыну на чужбину. Поэтому собрания еретиков и схизматиков, как отделенных от Церкви — Цивитас Деи, — являются собраниями нечистого духа (Экспозицио Эвангелии секундум Лукам).

Земная Церковь есть собрание как святых, так и грешников, которых Церковь приводит ко спасению. Церковь — это организм, или Тело Христово, и подобно телу человеческому состоит из разных по значению и деятельности членов, и при всем том остается единым Телом, так что каждый из его членов, как бы мал и незначителен он ни был, необходим для всего Тела церковного и пользуется помощью других. В случае же страданий одного страдают и все остальные. И если для тела тяжело лишиться одного члена, то несравненно тяжелее для Церкви лишиться одного человека. И если через удаление одного члена расстраиваются и другие, то также через пренебрежение к каждому верующему расстраивается и целостность церковного собрания. Святитель Амвросий картинно описывает положение земных членов в церковном организме. «Все мы, — пишет он, — составляем одно Тело Христа. Главой которого является Бог, а мы служим его остальными членами: среди последних есть глаза, как, например, Пророки; существуют зубы, как Апостолы, которые брашно евангельской проповеди влили в наши внутренности… руками этого тела служат те, которые занимаются совершением добрых дел; есть и чрево, которое образуют верующие, подающие бедным силы к существованию; некоторые являются ногами», а еще ниже их — пяты (Эпист. 41). Отсечение от Церкви должно совершаться с большой осмотрительностью: с одной стороны, для ограждения всего общества от опасности соблазна, а с другой стороны — для побуждения грешников к раскаянию.

Как Тело, Церковь есть тесно сплоченное единство. Основой этого единства служит народ (санкта плебс). (Ср.: творения святителя Киприана Карфагенского, у которого основой единства считается епископат). У святителя Амвросия не столько народ поставляется в зависимость от иерархии, сколько наоборот. Свою паству святитель Амвросий называет даже своим родителем, родившим его путем избрания для епископства. По причине такого значения народа Божия в его помощи нуждается всякий кающийся: прощение он получает благодаря молитвам за него всего народа. Для большей убедительности в последнем святитель Амвросий приводит пример: Господь воскресил сына наинской вдовы, видя слезы многих. Весьма важным основанием церковного единства служит Христос, стоящий во главе его, а также единство веры и любви. Поэтому разрушение единства усматривается святителем Амвросием в извращении веры и нравственной нечистоте.

То, что в учении святителя Амвросия о Церкви обнаруживает его как писателя Запада, есть его отношение к святому Апостолу Петру. Хотя он никаких выводов в отношении Римского епископа, признаваемого преемником Апостола Петра, не делает и не говорит о каких-либо прерогативах его или Римской Церкви перед другими, но употребляет ряд выражений, которые якобы предполагают особое положение Апостола Петра среди других Апостолов и, соответственно, в Церкви. Святой Апостол Петр, по мысли святителя Амвросия, имел всю веру, за что и получил ключи Царства Небесного, чтобы открывать в него вход другим, но кто имеется здесь в виду под другими — Апостолы или вообще верующие, — святитель Амвросий не поясняет, мало того, немного выше в том же рассуждении он говорит, что Господь требовал великой веры и от всех других Апостолов (см.: Экспозицио Эвангелии секундум Лукам). Дальше, святитель иногда выражается, что святой Апостол Петр предпочитается всем, что ему, как более совершенному, Христос поручил управлять менее совершенными, что где Петр, там и Церковь. Но во всех подобных случаях нет речи об особенном положении и правах Апостола Петра в Церкви. Так рассуждает святитель Амвросий, когда говорит только об одном Петре, не имея в виду других Апостолов. Когда же он говорит об Апостоле Петре вместе с другими Апостолами, то всех их одинаково называет столпами Церкви. Равным образом, когда он говорит и об Апостоле Павле, не имея в виду других Апостолов, в том числе и Апостола Петра, то упоминает о преизобильной благодати на нем, о его превосходстве. Так характеризует святитель Амвросий и других святых Апостолов.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *