Православные приюты при монастырях

Где есть православные детские дома?

Мы начинаем публикацию справочной информации о действующих православных детских домах и приютах. По мере сбора информации список будет пополняться

Москва и Московская область

Духовно-воспитательное благотворительное учреждение при храме Вознесения Господня за Серпуховскими воротами
С 1994 года воспитывались дети, оставшиеся без попечения родителей. В связи с ремонтом здания в январе 2004 года дети были переведены в другие детские дома. После ремонта снова были набраны дети военнослужащих (предпочтительно — из Московского военного округа), погибших в горячих точках, от 10-12 лет. Рассчитан на 12 человек. Дети учатся в кадетской школе №1700. Внешкольное воспитание (выезды, походы, огневая подготовка, кружки, секции) обеспечивает детский дом.
Адрес: 115093, Москва, ул. Б. Серпуховская, 24, строение 2
Телефон: 958-24-24
Директор — Осколков Николай Анатольевич.

Православный Свято-Софийский детский дом (смешанный)
Адрес: Москва, ул. Крупской, 12а.
Телефон: (095) 133-87-25.
Директор – Аствацатурова Инна Корнелиевна
Духовник – настоятель храма св. блгв. царевича Димитрия в Первой Градской больнице протоиерей Аркадий Шатов.
Проживает 14 детей от 7 до 20 лет.
Большинство детей учится в Свято-Димитриевской и Традиционной гимназиях, двое — в училище сестер милосердия и двое — в государственных школах.
Дополнительные занятия: пение, английский, рисование. Дети посещают воскресную школу при храме св. блгв. царевича Димитрия.

Православный Свято-Димитриевский детский дом (смешанный) для девочек
Адрес: Москва, ул. Самеда Вургуна, д. 3.
Телефон: 151-78-62, 151-78-66
Директор – Никулина Лидия Владимировна.
Дети с 3 до 18 лет, 32 девочки. 4 мальчика – братья.
Дети учатся в Свято-Димитриевской, Традиционной гимназиях.
Дошкольное образование и кружки (музыка, театральный, рисование и лепка) в детском доме. С детьми занимаются дефектолог-логопед, специалист по лечебной физкультуре. На лето дети выезжают на дачу в Московскую область. Также бывают паломнические поездки.

Православный детский дом «Павлин» (для мальчиков)
Создан в 1999 году при храме святителя Митрофана Воронежского.
Адрес: Москва, Тимирязевская ул., 22.
Телефон: 977-60-74, 977-60-77.
Интернет-страница: www.pavlin.mrezha.ru
Директор — Кривозерцева Татьяна Абрамовна.
Духовник детей — иерей Феодор Кречетов. Председатель попечтельского совета детского дома — протоиерей Димитрий Смирнов.
Рассчитан на 25 детей от 3 до 18 лет, сейчас проживает 18 детей от 7 до 15 лет.
Занятия внешкольные: музыка, хоровое пение, театральная студия, рисование, конный спорт, плавание, декоративное прикладное искусство, столярное дело. Школьники учатся в гимназии «Свет».

Приют-пансион для девочек-сирот при Марфо-Мариинской обители милосердия.
Адрес: 109017, Москва, ул. Б. Ордынка, 34.
Телефон: (095) 951-84-46
Приют сейчас в стадии реорганизации, информацию уточняем

Православный Мышкинский детский приют (смешанный)
Создан при московском храме святителя Митрофана Воронежского.
Адрес: 148222, Московская область, Можайский район, П/о Горетово, Мышкинский Детский Приют, ул. Титовка дом 2а.
Телефон: 976-79-51.
Директор: Сысоев Василий Михайлович.
15 детей с 4 до 17 лет.
Духовник детей: священник Дмитрий Тюрин. Организационные вопросы контролирует протоиерей Димитрий Смирнов.

Негосударственное образовательное учреждение «Школа-интернат им. Преподобного Сергия»
Адрес: дер. Топорково, Сергиево-Посадский район, Москвская область. Телефоны: 786-4323, 786-8785
Директор – Кораблева Елена Владимировна.
Учреждена в ноябре 2000 года Свято-Троицкой Сергиевой Лаврой по благославению Святейшего Патриарха Московского и всея Руси Алексия II с целью православного образования и воспитания мальчиков, оставшихся без попечения родителей. Возраст от 5 до 17 лет.
Школа рассчитана на круглосуточное пребывание 200 детей. В школе реализуется государственный стандарт среднего (полного) образования. Наполняемость классов не более 15 человек. Школа оснащена современными техническими средствами.

Специальный коррекционный православный детский дом (смешанный)
Детский дом для детей с задержками психического развития
Адрес: 142401, Московская область, г. Ногинск, ул. Клюева, 4, при участии государства
Телефон: (49651) 14-973
Директор — Виктор Александрович Самозванцев.
Детский дом окормляет духовенство храма Успения Пресвятой Богородицы г. Ногинска.
Духовник — иерей Олег Волков
Проживает 20 детей от 11 до 19 лет.
Внешкольное воспитание айкидо, швейное дело, домоводство

Приют в Одинцовском социально-культурном центре
Адрес: Московская обл., Можайское шоссе, 72. Центр находится на территории храма Гребневской иконы Божией Матери.
Телефон: (498) 595-10-16, 595-18-40, 595-17-55.
Директор — Буренкова Наталья Сергеевна.
Духовник — иерей Николай Колесник
Приют может принять 30 детей. Центр открылся 7 августа 2004 года. В приюте сейчас 19 детей, всего с момента открытия проживали 59 детей, многие из них уже устроены в семьи. Оказывается педагогическая, медицинская, психологическая и юридическая помощь детям. В центре есть домовый храм в честь прмц. Елисаветы.

Православный социальный приют «Никита» (смешанный)
Открыт в 2003 году на основе православного лагеря «Никита».
Адрес: Московская обл., Павлово-Посадский р-н, деревня Бывалино, храм св. вмч. Никиты.
Телефон: (09643) 7 11 80.
Духовник и директор — игумен Амвросий (Шевчук).
33 ребенка от 7 месяцев до 17 лет. Приюту «Никита» уже 13 лет. Школьники ходят в несколько окрестных школ, обычных и коррекционных. Дети живут в отдельном корпусе. Старшие воспитанники 15-16 лет живут в отдельных кельях. Воспитателей в «Никите» шесть: все женщины, кто-то в монашеском постриге, кто-то просто миряне. Еженедельно в «Никиту» приезжают преподаватели компьютерного дела и английского языка. Многие дети ездят в Павловский Посад в музыкальную школу. Воспитанники «Никиты» играют на скрипках, виолончели, домре и аккордеоне.

Православный детский социальный реабилитационный центр «Покров».
Расчитан на 15-20 девочек из РФ.
Тел.: 8-926-234-87-11
Директор: Журавлева Наталия Ивановна
Духовник: священник Виталий Ткачев.
Адрес и pеквизиты приюта:
НЕГОСУДАРСТВЕННОЕ УЧРЕЖДЕНИЕ СОЦИАЛЬНОГО ОБСЛУЖИВАНИЯ «Православный детский социально-реабилитационный центр «ПОКРОВ»
142793 Московская область, Ленинский район, дер. Яковлево, ул Садовая, д.19
р/с 40703810940330141148 в ОАО Сбербанк России г. Москва (ПОСБ № 2573)
к/с 30101810400000000225 в ОПЕРУ Московского ГТУ Банка России
БИК 044525225 КПП 500 301 001 ИНН 5003063150
Требуются на работу: повар, медицинский работник, воспитатели, помощники
воспитателей.

Детский приют-пансион при Покровском Хотьковском ставропигиальном женском монастыре (для девочек)
Адрес: 141370 Россия Московская обл., Сергиево-Посадский р-н, г. Хотьково.
Телефон: (254) 3-64-45.
Директор — игумения Олимпиада (Баранова).
Духовник — игумен Амвросий (Кравченко).
25 девочек, от 3 до 16 лет. Учатся в школе № 1 г. Хотьково. Дети занимаются, рисованием, пением, лепкой, изучают Закон Божий. Летом девочки помогают на подсобном хозяйстве, собирают ягоды и травы.

Петербург
Детский приют Великой княгини Александры Николаевны — подразделение Социально-реабилитационного центра для несовершеннолетних «Дом милосердия» (государственного учреждения).
Приют основан в 1844 году Николаем I в память дочери, умершей в 19 лет от неудачных родов и чахотки. При приюте стоял храм царицы Александры Римской. В 1917 год приют закрыт, храм взорван. С 2002 началось возрождение приюта и церкви.
Адрес: Санкт-Петербург, Лермонтовский проспект, 51а.
Телефон: (812) 251-39-26.
Зав. отделением — Татьяна Викторовна Соколова.
Приют окормляет духовенство Свято-Троицкого собора Измайловского полка.
Духовник — протоиерей Геннадий Бартов.
Ставки сотрудников и питание детей оплачивает государство, остальное — за счет пожертвований Церкви.
В приюте проживает 12 дошкольников (бывает от 3 лет до 7), в течение года им ищут приемную семью., планируется принимать до 20 детей.
Большинство детей из Петербурга и Ленинградской области.

Архангельск
Приют для девочек при Свято-Иоанно-Богословском женском монастыре
Адрес: Архангельская обл., Приморский район, п/о Хорьково, д. Ершовка.
Телефон: (8182) 25-51-94.
Директор — монахиня Афанасия (Рудалева).
Духовник — иеромонах Артемий (Козлов).
10 девочек, от 7 до 18 лет, живут по монастырскому уставу, поют на клиросе, учителя приходят в монастырь. Существует с 1994 года. Вышивание, рисование, пение, шьют, вяжут, плетут ковры, ткут ковровые дорожки, ухаживают за скотиной. Большое подсобное хозяйство.

Белгород
Прохоровский православний детский дом-школа во имя св. первоверховных апостолов Петра и Павла, для мальчиков

Воспитанники Прохоровского православного детского дома-школы во имя св. первоверховных апостолов Петра и Павла в гостях у местной воинской части

Адрес: 309000 Белгородская область, Прохоровский район, п. Прохоровка, ул Парковая, 51.
Телефон: 8 (47242) 23 250.
Директор — Ирина Николаевна Агафонова.
Духовник — протоиерей Кирилл Елкин, храм св. первоверховных апостолов Петра и Павла.
Приют открылся 7 декабря 2003 года. 19 мальчиков от 7 до 10 лет. В доме создана православная дружина, ведутся занятия по строевой подготовке, рукопашному бою, футболу. Проводятся занятия по патриотическому воспитанию личности.

Владимир
Приют для девочек «Ковчег» при Свято-Троицком Стефано-Махрищском женском монастыре
Адрес: 601632, Владимирская обл., Александровский район, с. Махра, монастырь.
Телефон: (49244) 5-21-45.
Директор: монахиня Амвросия (Елькина).
Духовник: иерей Олег Михайлов, клирик Успенского женского монастыря города Александрова.
Приют открыт в 2002 году. Проживает 24 девочки с 5 до 16 лет со всей России. Учатся в сельской школе, где кроме общеобразовательных предметов изучают Закон Божий. Учатся в музыкальной школе, пению, вязание, вышивание.

Волгоград
Детский дом Волгоградской епархии (для девочек)
Адрес: 400012, Волгоград, проспект Жукова, 77.
Телефон: (8442) 35-76-32, 35-73-89.
Директор — Бригадиренко Наталья Петровна.
Существует с 31 июля 2004 года, официальное открытие состоялось в сентябре 2004-го. Учредитель — Волгоградская епархия.
В детском доме проживает 22 девочки с 3 до 12 лет Планируется проживание 27 детей. Все девочки из Волгограда, 60% – социальные сироты.
Дети ходят в храм пророка Иоанна Предтечи.
Духовник — иерей Александр Москаленко.
Государство выплачивает денежные средства на детское питание, обувь, мягкий инвентарь, обеспечивает образование, лечение. Дети закреплены за поликлиникой, ходят в ближайшую к детскому дому государственную школу 37. Предусмотрен летний отдых детей. Епархия платит зарплату сотрудникам и оплачивает коммунальные услуги.
Кружки шитья и рукоделия, основ Православия, литературного чтения, рисования, церковного пения.

Екатеринбург
Православный приют для девочек при Ново-Тихвинском монастыре, во имя прп.муч. Елисаветы.
Адрес: г. Екатеринбург, ул. Норильская 77 Б
Телефон: (343) 347-47-28 ,348-26-29, 348-48-41, 347-54-51
Духовник: иерей Георгий Величкин
Директор: Татьяна Анататольевна Алтушкина
Основан в 2001 году, на базе детского сада. 26 девочек из детских домов Екатеринбурга и области, от 3 лет до 10. Учатся в здании приюта, по программе православной гимназии, которая находится в городе. В приюте есть домовый храм в честь прп.муч. Елисаветы. Занимаются в музыкальной школе (скрипка, флейта, фортепиано, церковный хор, сальфеджио).

Иваново
Приют при Православной женской гимназии г. Приволжска
Адрес: 155550, город Приволжск Ивановской области, 2-й Овражный пер, 2
Телефон: (49339), 3-15-29; 3-20-99, факс 3-19-72.
Духовник — игумен Даниил (Сорокин), директор — настоятельница монастыря монахиня Евгения (Подолещенко), завуч — Людмила Леонидовна Соколова.
Открыт 1997 году. В гимназии обучается 50 девочек, из них 10 – сироты, живут в двух домах, на попечении Свято-Никольского женского монастыря. Почти все дети из Приволжска.
Кроме общеобразовательной школы есть кружки рисования, музыки и вязания.
Строится новое здание гимназии на территории монастыря. Будет больше жилых мест для сирот, планируется расширение приюта.

Калуга
Православный семейный детский приют «Рождественский»
Адреc: 249703, Калужская область, Козельский район, село Нижние Прыски.
Телефон: (48442) 2-42-45.
Сайт: www.f-r.ru
Директор — Андрей Викторович Завражнов, тел. 8-495-776-42-43
Духовники — схиигумен Илий из Оптиной Пустыни и протоиерей Леонтий Никифоров, настоятель храма Преображения Господня в селе Нижние Прыски.
33 детей со всей России от 6 месяцев до 13 лет.
Подсобное хозяйство, 4 коровы, 4 овцы, 2 ягненка и теленок. Дети ходят в походы, учатся в государственной школе. В приюте действуют спортивные секции (оборудован новый спортивный зал), столярное дело, вязание.

Детский православный приют «Отрада» при Свято-Николаевском Черноостровском женском монастыре
Адрес: Калужская область, город Малоярославец, ул. Кутузова,4
Телефон: (48431) 2-14-15
Е-мейл: otrada@kaluga.ru
Директор — директор Елена Викторовна Грачева
Проживает 55 девочек от 1.5 до 18 лет со всей России и есть из стран СНГ, в основном — дети алкоголиков и наркоманов.
Кроме учебы девочки занимаются пением, музыкой, рисованием, хореографией, вышиванием. Учатся в православной гимназии Свято-Николаевского Черноостровского монастыря.

Кострома
Детский приют имени св. прав. Иоанна Кронштадтского при Богоявленском-Анастасьином женском монастыре
Адрес: Россия, 156000, город Кострома, улица Богоявленская, 26.
Телефон: (4942) 31-36-07.
Директор: игуменья Иннокентия (Травина).
Страничка: church.kostroma.net/app13.htm
Открыт в 1993 году. Первыми его подопечными стали 10 девочек в возрасте от 4 до 12 лет, поступившие в обитель из учреждений социальной опеки. Здоровье многих из них было ослаблено, у некоторых имелись психические отклонения и функциональные нарушения психики.
В приюте оборудованы пять специализированных классов, где девочки, кроме общеобразовательных школьных дисциплин, изучают основы домоводства, кулинарии, обучаются шитью, вязанию, рисованию, художественной вышивке; некоторые даже пробуют свои силы в написании икон. Хор, составленный из подопечных приюта, поет не только за вседневными, но и за торжественными архиерейскими богослужениями в Богоявленско-Анастасиином кафедральном соборе.

Православный семейный детский дом при Свято-Никольском храме села Коткишево (для мальчиков)
Адрес: 157364, Костромская обл., Нейский район, п/о Коткишево, д. Дементьево.
Телефон: (49444) 2-23-20
E-mail: info@kotkishevo.ru
Сайт: www.kotkishevo.ru
Духовник — настоятель Свято-Никольского храма иеромонах Варфоломей (Коломацкий).
19 детей в возрасте от 7 до 17 лет живут в трех приемных семьях, каждую из которых приход обеспечил отдельным домом и всем необходимым. Все дети из Костромской области.
Государство выплачивает пособия на содержание детей.
Создается большое подсобное хозяйство. Есть коровы, лошади, пчелы, питомник северных ездовых собак «Северная Надежда».

Ковалевский детский дом
Православное воспитательное учреждение для мальчиков-сирот семейного типа.
Адрес: 157811, Костромская обл., Нерехтский р-н, п/о Лаврово, с. Ковалево.
Телефон: 8-(49431)33-193.
Е-мейл: andrey_nerehta@yahoo.com
Сайт: www.cirota.ru
Директор — протоиерей Андрей Воронин, настоятель храма Преображения Господня в г. Нерехте. В детском доме есть домовый храм Покрова Пресвятой Богородицы.
Государство — соучредитель.
В настоящее время в детском доме 42 ребенка, из них 8 воспитываются в православных семьях, проживающих в городе и р-не. Большинство воспитанников — дети из Костромской области.
Семейный тип воспитания, большое подсобное хозяйство, спортивные секции (самбо, дзюдо), экстремальный туризм, альпинизм и скалолазание. Своя киностудия.

Краснодар
Специальный коррекционный детский дом «Рождественский» для детей с отклонениями в развитии VII вида (смешанный)
Адрес: 350089, г.Краснодар, ул. Рождественская набережная, 1.
Телефон: (8-861) 261-92-62, 261-92-63.
Е-мейл: hramrh@mail.ru
Директор — Кулик Ольга Алексеевна.
Духовник — протоиерей Александр Игнатов, настоятель храма Рождества Христова.
Трехэтажный детский дом построен по благословению митрополита Екатеринодарского и Кубанского Исидора при храме Рождества Христова благотворительным учреждением «Богадельня имени святой Елисаветы». 10 сентября 2005 года состоялось открытие, митрополит Исидор освятил детский дом. Детский дом рассчитан на 60 детей-сирот в возрасте от 3 до 6 лет, которые будут здесь проживать до 18 лет. Сейчас пока в нем проживают 35 детей, прибывших сюда из разных детских домов Краснодарского края.
Планируют ввести кружки мягкой игрушки, столярного дела для мальчиков.
Кружок православной культуры, комната кубанского быта. Работают логопеды, психологи, социальные педагоги, дефектологи.

Нижний Новгород
Приют для девочек при Иверском Выксунском женском монастыре
Адрес: Нижегородская обл., г. Выкса, ул. Краснофлотская, 58.
Телефон: (83177) 33-879.
Директор — настоятельница монастыря монахиня Антония (Миронова).
На праздник Благовещения Пресвятой Богородицы 2005 года в монастырь привезли четырех девочек из детского дома, двоих из Нижегородской области, двоих из Иванова. Недавно настоятельница монастыря монахиня Антония оформила над ними опекунство. Двоим девочкам по 8 лет, одной 6 и одной 4. Старшие ходят в городскую школу и кружок вязания.

Оренбург
Многодетная семья протоиерея Николая Стремского
Адрес: 462100, Оренбургская обл., с. Саракташ, ул.Пушкина, 77 Свято-Троицкая Обитель Милосердия, Свято-Троицкий собор
Телефон: 8 (353-33) 6-12-32, 6-04-61
е-mailе:niks@mail.esoo.ru
http://www.stobitel.ru
Отец Николай Стремский и его жена матушка Галина с 1991 года усыновили и взяли под опеку более 60 детей из детских домов (от 2 до 18 лет). 25 мальчиков, 35 девочек. 6 женились и вышли замуж. 25 усыновленных, остальные под опекой. При обители есть средняя общеобразовательная гимназия в честь прп.Сергий Радонежского с 1 по 11 класс, обучение раздельное. Дети занимаются танцами, пением, музыкой (фортепиано и гусли), кулинарией. Есть столярная мастерская. Хозяйственный двор.

Республика Татарстан
Детский корпус при Раифском монастыре (приют для мальчиков)
Директор — Екатерина Владимировна Назарова
Духовник — иеромонах Антоний (Танкин)
Адрес: 422523, Россия, Татарстан, Зеленодольский район, поселок Раифа, Раифский монастырь.
Телефон: 8-84371-3-47-59, 8-84371-3-47-07.
Факс: 8-8432-66-83-71.
e-mail: raifa@raifa.ru
http://www.raifa.ru/detkor
В приюте 25 мальчиков, с 8 до 17 лет. Учатся в государственной школе. Кроме школьной программы изучают при монастыре Закон Божий, английский, автодело. Созданы вокально-инструментальный ансамбль «Родник», телестудия «Воскресенье» и «Детская газета».

Тула
Семейный православный приют прмц. Елисаветы (смешанный)
Адрес: 301730, Тульская обл. Кимовский район, село Хитровщина, д. 89.
Телефон: 8-920-274-52-24.
Директор и приемная мама — Ольга Ивановна Фролова.
Духовник — иеромонах Александр (Ламако).
В приюте живут 8 детей, от 4 месяцев до 18 лет. Дети окормляются в храме Благовещения в селе Хитровщина. Большинство детей, с благословения духовника, взяты Ольгой Ивановной под опеку. Некоторые живут в приюте периодически — мамы, находящиеся в бедственном положении, приводят детей пожить на время.

Православный приют для бездомных»Дом трудолюбия Ной»

Православный приют для людей попавших в кризисную ситуацию в Москве и Московской области.Межрегиональная общественная организация “Дом трудолюбия Ной”
«Помни, что человек великое, дорогое существо у Бога, но это великое создание, по падении в грех, есть немощное создание, подверженное тысячам слабостей; люби его, почитай его, но и вместе с тем переноси его немощи, слабости, страсти, поступки. Возлюби искреннего своего — грешный грешного – яко сам себе (Мф 19.19). – Немощи немощных носи, и тако исполниши закон Христов (Рим.15.1., Гал. 6,2) Велики эти слова: размысли о них глубже. Они то же значат, что слова молитвы Господней: мы оставляем должником нашим.» (Святой праведный Иоанн Кронштадтский «Моя жизнь во Христе»)
Мы предваряем наше краткое повествование о Межрегиональной общественной Организации Социальной адаптации для лиц без определенного места жительства «Дом трудолюбия НОЙ» словами св. Иоанна Кронштадтского, так как именно его опыт и его выстраданные принципы, основанные на Евангелие, легли в основание дела, которое мы поднимаем.
С 2011 ГОДА В МОСКВЕ И ПОДМОСКОВЬЕ ДЕЙСТВУЮТ ШЕСТЬ ПРИЮТОВ ДЛЯ БЕЗДОМНЫХ И ЛЮДЕЙ, ПОПАВШИХ В КРИЗИСНУЮ СИТУАЦИЮ «ДОМ ТРУДОЛЮБИЯ НОЙ», ГДЕ ЛЮДИ, ПОПАВШИЕ В БЕДУ , МОГУТ ПОЛУЧИТЬ ЖИЛЬЕ И РАБОТУ.
Более 130 лет назад Иоанн Кронштадский (Причисленный в 1990 году Поместным собором Русской Православной Церкви к лику святых отец Иоанн Ильич Сергиев) создал с помощью своей паствы первый «ДОМ ТРУДОЛЮБИЯ» в России, и призвал общество совместными усилиями помочь тем, кого сейчас мы именуем бездомными и нищими.
В 1872 г. в газете «Кронштадтский вестник» о. Иоанн опубликовал два воззвания, призывая жителей задуматься о причинах обилия нищих в Кронштадте и о возможных путях решения этой проблемы. Среди причин он приводил: «бедность от рождения, бедность от сиротства, бедность от разных бедственных случаев — от пожара, от кражи, бедность от неспособности к труду по причине старости или болезни, или калечества, или по маловозрастности, бедность от потери места, бедность от лености, бедность от пристрастия к хмельным напиткам и, в наибольшей части случаев, от недостатка труда и oт недостатка средств, с которыми бы можно было взяться за труд: порядочной одежды, обуви, насущного хлеба, инструмента или орудия».
В России 21 века к частным причинам нищеты и бездомности можно добавить глобальные: развал и обесценивание семьи, как института, на котором зиждется общество и беспрецендентную стихийную миграцию, связанную с катаклизмами 20-го века и распадом СССР.
Сам по себе призыв проявить милосердие и внимание к оказавшимся в затруднении – вполне традиционный для Церкви. Но отец Иоанн считал, что для эффективной помощи нищим и обездоленным одной милостыни недостаточно. Необходимо создавать организации и структуры, которые будут служить, прежде всего, реабилитационным целям.
Символично название нового для российского государства учреждения, — слово «трудолюбие» в названии Дома. Сама идея Дома Трудолюбия и положения его устава говорят о том, что о. Иоанн был знаком с европейской практикой, так называемых, работных домов.
Задача Домов Трудолюбия – не просто накормить и одеть, но дать возможность опустившимся, потерявшим в силу тех или иных причин почву под ногами людям, прекратить иждивенческое существование.
О. Иоанн хотел побудить людей не выпрашивать, а зарабатывать деньги, становиться на ноги, жить нормальной жизнью: он твердо верил в дисциплинирующую, социализирующую роль труда.
«Любимая его мечта была не дать милостыню, но дать возможность нищему заработать ее … Отсюда знаменитый дом трудолюбия в Кронштадте, от которого пошли по России все дома этого имени … Благочестие и труд – вот единственно, что завещал великий священник России… о. Иоанн звал народ русский не к ленивому, а к деятельному благочестию и звал к благородной свободе. Личной религией его был неустанный труд, направленный волей Бога. Пусть примет народ наш ту же веру – и он спасется» — писал публицист М. Меньшиков в заметке на смерть о. Иоанна.
Конечно, «Дом трудолюбия НОЙ» не является копией Дома Трудолюбия о. Иоанна. Мы живем в совсем других реалиях. Но принципы трезвого образа жизни, труда и молитвы (от каждого – по мере его сил) заложены в фундаменте «НОЯ».
Скажем несколько слов о внутреннем устройстве.
1. В каждом приюте есть руководитель, у которого, в свою очередь есть помощники.
2. За свой труд люди, проживающие в Доме Трудолюбия, получают заработную плату.
3. Часть зарплаты идет на общие нужды «ДОМА ТРУДОЛЮБИЯ НОЙ».
4. Трапеза в приютах общая.
5. Проживание в комнатах от двух до двадцати человек.
6. От насельников приютов требуется выполнение внутреннего распорядка.
7. Нетрезвых в приют не пускают (действует обязательная экспертиза на наличие в организме алкоголя).
8. Существует система дисциплинарных взысканий за грубое нарушение режима (алкогольное опьянение, необоснованный отказ от работы и др.) вплоть до выдворения из приюта; равно как и система поощрений в случае неуклонного стремления «встать на ноги» и вернуться к нормальной трудовой жизни.
9. Создание так называемых «гражданских браков» не приветствуется. Напротив, заключение официальных браков получает поддержку руководства.
10. В приюты принимаются люди, вне зависимости от их вероисповедания.
11. Инвалиды, пожилые люди, женщины (в том числе с детьми) выполняют работу в приюте и на прилегающей территории.
12. Организована возможность получения медицинской помощи.
13. Через месяц пребывания в приюте без дисциплинарных взысканий может быть оказана помощь в восстановлении документов, организован доступ к юридической и многоплановой социальной помощи.
14. Приюты посещают православные катехизаторы, специалисты по оказанию помощи алкоголезависимым и наркозависимым, православные священнослужители.
К сожалению, как и Дом Трудолюбия святого прав. Иоанна Кронштадского, «Дом Трудолюбия НОЙ» не в состоянии существовать на принципах самоокупаемости.
Кронштадтский Дом Трудолюбия содержался почти исключительно попечением о. Иоанна, расходная часть его бюджета составляла порядка 40 тысяч рублей в год, и о. Иоанн сам покрывал дефицит, хотя и был основным жертвователем (до 90 % поступлений). За двадцать лет существования Дома Трудолюбия он внес на его нужды более 700 тысяч рублей. Для начала 20-века это была колоссальная сумма.
Нуждается в жертвователях и друзьях «ДОМ ТРУДОЛЮБИЯ НОЙ». Мы будем благодарны не только за финансовые пожертвования, но и за продукты, средства гигиены, посуду, строительные материалы и другие материальные ценности (в том числе б/у машины).
САМОЕ ВАЖНОЕ В НУЖДАХ «ДОМА ТРУДОЛЮБИЯ НОЙ» — ФРОНТ РАБОТ ДЛЯ НАСЕЛЬНИКОВ ПРИЮТОВ. Будем рады Вашим предложениям. Готовы сотрудничать как с организациями, так и с частными лицами.
Руководитель синодального отдела РПЦ по благотворительности и социальному служению епископ Пантелеимон (Шатов) и Председатель Комиссии по Церковной социальной деятельности при Епархиальном совете г. Москвы иерей Михаил Потокин благословили направлять бездомных в «Дом трудолюбия Ной».
В составе попечительского совета «Дома трудолюбия НОЙ» есть два священника: настоятель храма Космы и Дамиана в Шубине – о. Александр Борисов; а также настоятель храма Ксении Петербуржской в Медвежьих Озёрах – о. Сергий Ковальчук.
«ДОМА ТРУДОЛЮБИЯ НОЙ»-
8-926-236-54-15, instruktor11@yandex.ru
Сайт: dom-noi.ru
Емельян Сосинский.
По вопросам сотрудничества и ваших предложений
berg.petroff2013@yandex.ru
8 926 372 38 93 Игорь Петров.
Добовляйтесь в группу и смотрите новости Домов трудолюбия здесь. http://vk.com/dom_noi

Приютите, Христа ради!

«Батюшка, помогите! Муж выгнал с детьми на улицу, идти мне с ними некуда… В детский дом отдать – сердце кровью обливается. А у вас они с Богом будут и не пропадут. Приютите, Христа ради!»

Приблизительно так обратилась к отцу Виталию Ткачеву, настоятелю храма Покрова Пресвятой Богородицы в деревне Яковлево Московской области, загнанная в тупик женщина: после развода бывший муж выгнал ее с двумя детьми из дома.

Доброе сердце служителя Божия не могло остаться равнодушным к такой просьбе. «Раз Бог послал, то всех примем и не пропадем Его милостью».

С того самого случая прошло 11 лет, сейчас у отца Виталия и матушки Екатерины 40 детей – и все как родные.

Тот первый маленький кров для двух ребятишек обернулся настоящим полноценным приютом и получил официальное название: негосударственный православный приют «Покров»; сейчас здесь получают образование и воспитание дети из самых сложных семей, собранные из разных уголков России.

Батюшка крестит и воцерковляет, матушка учит и утешает. И вот дети, многие из которых жили среди пьянства, скандалов и сквернословия, с просветленными лицами поют на клиросе и не садятся за стол без молитвы.

О радостях и трудностях приюта и о Промысле Божием, ведущем нас к истинному предназначению, рассказала мне Юлия Владимировна Максимова – заместитель директора приюта.

Приют для истинных леди

В деревню Яковлево, где расположился «Покров», добраться сложно: общественный транспорт туда заезжает редко.

Нас встречает водитель. Череда лесных пейзажей за окном, и вот мы въезжаем в ворота детского царства. Здесь повсюду слышится беззаботный смех.

Во дворе резвится детвора: несколько мальчишек, весело гогоча, гоняют мяч; кружатся на маленькой карусели две девочки; до самого неба раскачиваются веревочные качели с двумя милыми сорванцами, а чуть дальше старшие воспитанницы приводят в порядок клумбы. Мне сразу бросается в глаза, что все девочки одеты в целомудренные юбки.

Юлия Владимировна радостно выходит нас встречать и приглашает зайти в дом.

В большом уютном светлом помещении всё по-домашнему: рисунки, игрушки, цветы, «живой уголок» с крутящимся в колесе взъерошенным хомяком, многочисленные книги на полках и, конечно, иконы. Со всех стен и полок с любовью и строгостью взирают на нас святые лики.

По коридору статно выхаживает маленькая леди, грациозно толкая впереди себя игрушечную коляску с пупсом. Она до того мила в своей строгой черной офисной юбке и с пальмой-хвостиком на макушке, что я не удерживаюсь от желания ее расцеловать.

– Это наша Лерочка, ей 4 года, она совсем недавно с нами. У мамы большая семья, слишком много детей, – грустно комментирует Юлия Владимировна.

Лерочка пугается чрезмерного внимания фотокамеры, бросает пупса и залезает под кровать.

– У вас девочки всегда в юбках ходят? – я всё еще не могу отвлечься от этой забавной малышки в юбке-карандаше.

– Да, отец Виталий решил, что все должны быть в юбках, все-таки мы православный приют для девочек.

– Для девочек? – удивляюсь я. – Но там же столько мальчишек бегает!..

– Часть из них – мои, – улыбается Юлия Владимировна. – Вообще я не делаю между ними различия на своих и чужих: мы все живем как одна большая семья.

– Получается, сейчас в приюте в основном девочки?

– Здесь – да, но мы почти построили дом в Наре, в 40 км отсюда, – там у нас будет отдельный приют для мальчиков. А здесь останутся только девочки. Мы поняли, что правильнее будет их разделить. Мальчиков все-таки должны учить мужчины. А из девочек нам надо вырастить хороших жен, они должны уметь вести хозяйство, шить, готовить. Девочки у нас, кстати, очень хорошо поют, и у нас есть свой хор.

– Как здорово! А что вы поете?

– Матушка с ними занимается. Два диска уже выпустили. Военные и духовные песни. Часто ездим на концерты. Даже известные певцы приглашают девочек с ними выступить.

Мы удобно устраиваемся на большом уютном диване. У Юлии Владимировны звонит телефон.

– Извините, это батюшка.

Она разговаривает по телефону. Затем объясняет:

– Наша воспитанница в Свято-Тихоновский университет поступает, вот все ждем, когда на сайте появятся результаты. Батюшка очень переживает. Девочки наши молодцы! Некоторые на сестер милосердия учиться пошли, а те, кто еще не определился с профессией, здесь остаются и помогают.

Про чудо

– Юлия Владимировна, скажите, а та женщина, с которой приют начался, забрала своих детей?

Батюшка тогда подумал: а вдруг кому-то еще будет помощь нужна? Люди привыкли со своим горем в храм идти

– Да, она через полтора года забрала их. Устроилась на работу, потом и ситуацию с жильем решила. Но видите, как всё вышло… Батюшка тогда подумал: а вдруг кому-то еще будет помощь нужна? Люди привыкли со своим горем в храм идти. Так родилось решение создать негосударственный православный приют для детей, оказавшихся в беде, для таких вот сирот при живых родителях.

– Негосударственный – это что значит?

– Это значит, что мы полностью существуем на деньги благотворителей, не получаем никаких государственных выплат.

– И как? Удается?

– Господь помогает! Как батюшка принял решение открыть приют, так всё вдруг стало само собой устраиваться. Нашелся благотворитель, который долгое время нас поддерживал, помог вот этот дом построить, оформить необходимые документы. Правда, несколько лет назад помощь от него прекратилась, и мы стали искать финансирование сами. Так и живем милостью Божией уже 11 лет. Просто иногда диву даешься, как всё Господь устраивает. Я сколько здесь работаю, а всё не перестаю удивляться!

– Юлия Владимировна, а как получилось, что вы здесь стали работать?

– Ой, это целая история. Меня мой духовник сюда прийти благословил! У меня была совсем другая жизнь. Я окончила экономический факультет Московского университета, потом вернулась в Коломну, вышла замуж, родила троих детей, работала в управлении по налоговым преступлениям…

– Надо же как! А звание какое у вас было?

Мой духовник перед смертью сказал мне: «Увольняйся с работы и езжай к отцу Виталию в Яковлево»

– Лейтенант. Представляете, я при погонах, муж, дети… Я и знать-то не знала, что тут происходит: ну, приют – и приют. Но так сложилось, что у нас с матушкой был общий духовник, отец Александр Захаров, он умер уже. И вот перед смертью батюшка мне говорит: «Юля, увольняйся с работы и езжай к отцу Виталию в Яковлево, там у них приют!»

Я была в полном замешательстве. «Батюшка, – говорю, – как же так?! Зачем мне увольняться? Да и что я там делать буду?» А батюшка мне: «Езжай! Им нужна твоя помощь». А у матушки уже было в это время пятеро детей. Но я не понимала, зачем я должна была всё бросить и ехать в какую-то деревню, в какой-то приют…

Я тогда, помню, так рыдала… Ведь сложно было даже представить, чтобы всё вот так взять и поменять, да еще и убедить в этом мужа. Но и батюшку ослушаться страшно.

А потом вдруг всё неожиданно устроилось. Выехали мы с мужем и детьми к речке, лежим, отдыхаем… Воздух, природа, перед нами поле большое, береза и вдалеке крест поклонный виднеется. И вот я мужу взяла и сказала: «Слушай, а давай отсюда уедем?» А он: «Давай!» И я думаю: «Вот так чудо! Ну и батюшка!»

– И вы уехали?

– Да, но не сразу. И такие искушения начались! Мы работали от Московского департамента, и вот я приезжаю туда забирать документы, а мне вдруг начальник говорит: «Я увольняюсь, а тебя хочу посадить на свое место!» Я думаю: «Что за дела?! В Москву мне предлагают, полковника дают! А я-то в деревню собралась…»

А потом думаю: «Нет, как-то всё это складывается непонятно. Надо скорее уезжать!»

– Первое время сложно, наверное, было переключиться на другую работу?

Здесь повсюду чудо. Дети – это чудо, и то, как Бог их оберегает, тоже чудо

– Да, поначалу было непросто, я ведь пришла сначала бухгалтером, и хотя у меня высшее экономическое образование, но бухгалтерией-то я никогда не занималась. В органах работа совсем другая. Отец Виталий мне говорит: «Хлеба попроси, этого попроси». А мне странно было: как так – «просить»… Но потихонечку всё наладилось. Вот вы спрашиваете: «Как вам работа?» – а я уже и перестала воспринимать приют как работу. Это не работа. Это моя семья. И Бог здесь близко. И я уже не представляю, как бы я без приюта жила. Ну что я прежде видела? Бумажки, документы, совещания… А здесь от меня зависит, поедят дети или нет. Здесь четко понимаешь, зачем ты вообще живешь. И еще здесь повсюду чудо. Дети – это чудо, и то, как Бог их оберегает, тоже чудо. Сейчас я к этому привыкла, а поначалу всё удивлялась.

– Расскажите что-нибудь про чудо.

– Ну вот, например, подходят ко мне и говорят: у нас хлеба нет. Я думаю: «Господи, что же делать?! Нет хлеба». Звоню на ближайший хлебокомбинат в Подольске, а мне вдруг там говорят: «Пожалуйста, приезжайте и берите хлеб!» Представляете?

– Что, бесплатно?

– Конечно, бесплатно! И на протяжении шести лет два раза в неделю они нам давали хлеб.

Или вот недавно воспитательница мне сообщает: «Юлия Владимировна, у детей колготок нет». «Вот проблема, – думаю. – И на счетах тоже денег нет». Что делать? И тут вдруг звонят: «Здравствуйте, у нас колготок много накопилось. Можно, мы вам привезем?»

А то велосипедов у нас на всех не хватало. Идем куда-то, и часть детей на велосипедах, а часть пешком. Одна воспитательница наша думает: «Господи, как же жаль, что не у всех есть велосипеды». И тут перед ними машина останавливается: «Скажите, а где здесь приют “Покров”?» Она: «Мы – “Покров”. А что вам надо?» А они: «Мы вам велосипеды везем»…

Или вот вышли наши дети из храма, а тут вдруг дождь как хлынет! Мы детям говорим: «Надо идти домой. Давайте все помолимся!» Они начинают петь: «Богородице Дево, радуйся». И что вы думаете? Ливень сразу прекратился, но как только последний ребенок зашел в дом, дождь опять стеной.

«Вон, смотри, твой жених стоит!»

– Скажите, как дети оказываются в вашем приюте?

– Из-за сложных обстоятельств. По-настоящему сложных. Иногда сами родители к нам обращаются, иногда опека выходит на нас и просит забрать ребенка, а бывает, мы сами узнаём, что где-то беда, и приезжаем. Вот недавно забирали ребенка из ужасных условий.

– А дети потом не хотят назад вернуться, к родителям?

– Спросите их сами! (Смеется.) Как правило, они понимают: здесь у них есть будущее, а там – нет. Мы для них как радуга после грозы.

– Ваши дети в основном из семей неверующих, в которых не принято молиться, да и вообще ходить в храм. И как они привыкают вести церковную жизнь, приступать к Таинствам, выстаивать службы?

Ежедневно мы все вместе молимся за родителей наших детей, просим Господа простить их и вразумить

– Достаточно быстро привыкают. Кого-то из детей отец Виталий и крестил сам. Дети, попав сюда, понимают, что вот здесь надо так, и постепенно через Причастие к ним приходит и настоящая вера. Мы же многое им рассказываем, ездим на экскурсии в монастыри, сам пример семьи отца Виталия и матушки показателен. Ежедневно мы все вместе молимся за родителей, просим Господа простить их и вразумить. И даже если в дисциплине и встречаются проблемы, то сами же дети разговаривают с нарушителем порядка, сами его вразумляют. Они знают одно: это лучшее, чем то, что было в их жизни до приюта. Некоторые дети попали к нам из детских домов, так они без слез даже вспоминать об этом не могут…

– А как ваши выпускники устраиваются?

– Знаете, слово «выпускники» не про нас. У нас все-таки семья, и мы никого не выпускаем. Они сами женятся, устраиваются, поступают в учебные заведения и уходят, если хотят. Одна наша воспитанница вышла замуж, окончила институт, и как только они с мужем встали на ноги, она вернулась и взяла под опеку двух своих сестер. Представляете, как Господь ведет этих детей!

– И как только ваши девушки знакомиться с молодыми людьми успевают?! Ведь здесь они в таком немного затворничестве.

– Да вот не знаю даже, как они знакомятся. (Смеется.) Говорю же: Господь их судьбы устраивает. Но и мы совсем не в затворничестве: часто выезжаем в паломнические поездки, лагеря, девочки выступают на концертах, у них даже «тревожные чемоданчики» есть с корсетами и бальными платьями… Ежегодно возим их на балы, они танцуют с кадетами.

А бывает и так: одна наша девушка поехала с паломниками к старцу, тот ей и говорит: «Вон, смотри, там твой жених стоит!»

– Как, совсем незнакомый парень?

– Да, тоже приехал к старцу и стоял в очереди. Старец их и познакомил. Она вернулась, рассказывает: «Скоро мой жених приедет». Мы все думаем: «Какой еще жених?» И правда, приезжает хороший парень… У них сейчас уже дети.

Некоторые в университете знакомятся. Другая девушка познакомилась в интернете: оказалось, ее избранник из семьи священников, сам приехал к нам, отец Виталий с ним поговорил, дал благословение. Теперь каждый день звонит, приезжает с цветами… Видите как!

– Да, девушки у вас видные и красивые.

– Не только красивые. Мы их учим прежде всего целомудрию, и потом уже – как быть хорошей женой. Каждая наша девочка умеет и платье себе сшить, и борщ приготовить.

– А как вы их целомудрию учите?

– Объясняем, рассказываем, но прежде всего на своем опыте. Я, например, им говорю, что раскрепощенные и раскрашенные девушки мужчинам только временно интересны. Поэтому надо стремиться к скромности, чистоте и простоте. И они понимают, что это правда. И сами уже видят, что хорошо, а что плохо.

О нуждах

– Расскажите, какие в основном сейчас нужды у приюта. Может быть, наши читатели смогут оказать вам помощь?

– Самая главная наша проблема – это ежемесячная оплата сотрудникам приюта. У нас ведь своя школа, и детям нужны по-настоящему квалифицированные учителя. Здесь, в деревне, нет школ, готовых принять в свои стены столько детей, мы учим их сами. Хороший сотрудник, который отдает всего себя детям, как говорится, на вес золота, и задерживать зарплату я не могу. Ребята же у нас непростые, к ним нужен особый подход, нужны любовь и терпение.

И я с годами поняла, что мы со своими страстями не можем влезть в душу к ребенку, его надо просто любить и всё. Вот недавно у нас была воспитательница. Вроде хорошая, верующая, образованная, а потом вдруг она мне говорит: «Юлия Владимировна, ваших родных детей сразу видно: у них гены хорошие!» И всё! Всё! Для меня этот человек уже перестал существовать! Я понимаю, что она детей не сможет полюбить. Дети – они же просто дети. Да, у них может быть непростой характер, переходный возраст… Всякое может случиться. И тогда мы садимся и разговариваем, матушка приезжает и тоже разговаривает. Очень важно, чтобы было доверие. И я очень ценю наших сотрудников: здесь действительно собрались самые верные и самые настоящие люди.

Хлеб удается найти, стройматериалы тоже дают. А вот «живые деньги» на зарплаты учителям – с этим очень сложно

Поэтому я прежде всего прошу денег именно им на зарплату. Хлеб удается найти, стройматериалы тоже дают: люди понимают, что это всё детям. А вот «живые деньги» на зарплаты – с этим очень сложно. И если кто-то сомневается, пусть мне позвонит, я могу дать номера личных карт наших сотрудников, и деньги можно будет перевести им напрямую.

Нам важно привлечь сюда по-настоящему хороших специалистов. Хочется организовать как можно больше кружков.

Кстати, а вы знаете, какие у нас повара? У нас так вкусно кормят – пальчики оближете! Я вас без обеда не отпущу, вы обязательно должны попробовать.

***

Семья Максимовых

Сложно отказаться от такого приглашения. Юлия Владимировна отводит в трапезную, где нас ждут горячие щи, картофельная запеканка с подливкой и салат из свежих овощей.

– Кстати, дети у нас постятся с трех лет, – добавляет Юлия Владимировна, глядя, с каким удовольствием мы приступили к трапезе.

После действительно очень вкусного домашнего обеда мы все вместе выходим на улицу к детям, и я все-таки подхожу к двум копающим что-то девушкам с косами.

– Девчонки, можно у вас спросить: вы домой хотите?

– Нет!!! – с ужасом говорят они практически в один голос. – Мы ведь здесь живем как дома, у нас хорошие условия, вкусно кормят и у нас большая семья.

– А кем станете, когда вырастете?

– Я хочу шить одежду, – говорит стройная рыжеволосая Лера. «Это у нее жених из семьи священников», – шепчет мне Юлия Владимировна.

– А я хочу стать матушкой, – говорит скромная Оля с длинной толстой косой темных вьющихся волос.

– Хочешь выйти замуж за батюшку? – смеюсь я.

– Да, – серьезно говорит Оля. – Я хочу поступить в регентское училище при Троице-Сергиевой Лавре, там и познакомлюсь.

Чувствую, что она настроена решительно.

– Оля наша снималась для обложки православного журнала, – говорит мне Юлия Владимировна.

– Девчонки, а как вы сюда попали? – спрашиваю.

– Я была сначала в детском доме, там было очень плохо, – грустно потупившись, говорит Лера. – Там старшие детей бьют…

– Оля, а ты?

– Я уже здесь очень давно. Мы вместе с мамой выбрали для меня этот приют. Маме было сложно, надо было меня отдать, выбирали самый хороший.

Я сразу представила, как мама, прижимая свою дочь, стучится в ворота приюта «Покров» и в слезах просит: «Приютите, Христа ради!»

Хотя, может, и совсем не в слезах была – кто же знает, но главное, что дочка сейчас вон какая: умница, красавица и с верой в душе!

* * *

Напомню, что православный приют «Покров» является негосударственным приютом и существует исключительно за счет пожертвований. Давайте вместе с батюшкой Виталием и матушкой Екатериной примем участие в богоугодном деле.

О нуждах приюта вы можете узнать, связавшись с Юлией Владимировной Максимовой лично по телефону +7-926-080-21-70 или справившись на сайте приюта: http://www.detipokrov.ru/.

Также вы можете внести посильные средства на этот счет:

Получатель платежа: Негосударственное учреждение социального обслуживания Православный детский социально-реабилитационный центр «ПОКРОВ»
Наименование платежа: Пожертвование на уставную деятельность.
Банк: ПАО «СБЕРБАНК РОССИИ» г. МОСКВА
Расчетный счет: 40703810938180100642
Корреспондентский счет: 30101810400000000225
БИК: 044525225
ИНН: 5003063150
КПП: 775101001

Под сенью «Отрады», или Где находят приют брошенные дети

Прочитав интервью в «МК» о детском приюте Свято-Никольского Черноостровского монастыря с Региной Шамс, захотелось всё увидеть своими глазами. В самом ли деле, как утверждает Регина, детей здесь недокармливают, жестоко наказывают и запрещают общаться с родителями? Ведь если это правда, то почему не проводят проверки соответствующие инстанции? Почему детские омбудсмены не пытаются докопаться до истины и защитить подопечных приюта «Отрада»? А если все это лишь журналистские выдумки, тогда что же в реальности стало причиной обиды бывшей насельницы монастыря, которая девять лет назад оставила обитель, но почему-то только сейчас решила поделиться своими воспоминаниями с прессой?

Слова «монастырский приют» обычно вызывают в воображении обывателя печальные картины в стиле Диккенса: серьезные ребятишки с грустными глазами в рваной одежде, аскетичного вида классы и спальни, скудная еда в детских тарелках…

Но что на самом деле ты, читатель, знаешь о монастырских приютах? Откуда в твоем воображении появились эти образы? Разве что благодаря нашумевшей истории о приюте в Боголюбове да еще паре страшилок, промелькнувших за последнее время в прессе. А теперь вот на блюдечке нам подают душераздирающее повествование Регины Шамс, которая добавила еще полсотни оттенков серого и в без того скудную палитру описания монастырских приютов.

Позитива нет совсем. Интересно – почему? То ли детский дом по определению не может быть хорошим, независимо от того монастырский он или нет? То ли у нас просто нет хороших детских домов? И тогда это реальная проблема, особенно если вспомнить призыв в том числе и государственных деятелей даже в сложных жизненных обстоятельствах не убивать нерожденных детей, а дать ребенку возможность появиться на свет и позволить обществу позаботиться о его жизни.

…По дороге в Малоярославский Свято-Никольский монастырь Калужской епархии мы вспоминали исторические события, связанные с этими местами. Как в октябре 1812 года под стенами монастыря произошло сражение, которое длилось 18 часов и решило судьбу России. Именно после битвы под Малоярославцем Наполеон принял решение отступать. Как гласит предание, терпевшие поражение французы видели в воздухе образ Божией Матери.

А ведь еще раньше, в 1480 году, было знаменитое «Стояния на Угре», после чего хан Ахмат неожиданно увел свои полчища, имевшие многократное превосходство над русским войском. Как полагали современники, причиной тому тоже стало заступничество Пресвятой Богородицы.

Монастырь исторически связан с расположенной неподалеку Оптиной пустынью, а в своей новейшей истории обрел прочную духовную поддержку братии Святой Горы Афон.

О приюте «Отрада», созданном при монастыре в 1995 году, известно, что он стал одним из первых монастырских приютов в новейшей истории Русской Православной Церкви. Монахини приняли в свою семью сирот при живых родителях, чьи отцы и матери страдали алкогольной и наркотической зависимостью. Сюда привозили девочек с трудной судьбой, тяжелыми психическими травмами. Здесь они обрели заботливое отношение, получили образование, лечение. Но самое главное – сестры стремились воспитать в них живую веру в Бога и любовь к Нему.

…Залитая ярким зимним солнцем дорога приводит нас к потрясающему своим архитектурным величием монастырю. Знакомство с приютом начинается для нас с храмов и святынь, затем плавно переходит к рассказу о монастырском укладе жизни и послушаниях сестер, одним из которых и является приют для девочек «Отрада».

В коридоре журналистов из Москвы встречают девочки лет восьми. Нарядные бордовые платьица ниже колен, белые вышитые воротнички, длинные волосы, аккуратно заплетенные в косички. Девочки приветливо здороваются, улыбаются и охотно, без смущения общаются с нами. Мы поднимаемся к ним в комнаты и обнаруживаем уютные спальни, просторные игровые комнаты с красивыми и дорогими игрушками.

Пока ждем фотографа, которого сестры самым подробным образом знакомят с различными помещениями приюта, девочки предлагают показать нам сказку. Но узнав, что времени у нас не так много, предлагают послушать песенку. Спрашиваю про любимую, и они почти в унисон радостно запевают: «Пусть бегут неуклюже…» Под любимый шлягер вместе с гостеприимной настоятельницей монастыря игуменией Николаей идем на экскурсию. Я пытаюсь заметить в детях какие-то проявления реакции на строгость монастырского воспитания, но они, кажется, просто радуются гостям.

Мы осматриваем классы и спортзал, лазарет и трапезную, кабинет труда и актовый зал… Впечатление потрясающее. Забота и внимание чувствуются в каждой мелочи: от оборудования классных комнат, спортзала и лазарета до стильного оформления холла и лестничных пролетов. И при этом уютно, как дома. Кажется, нет ни одного уголка, о котором не позаботились его обитатели. Вдоль коридора развешаны фотографии, на них выпускницы приюта.

– Вот Оля (имена воспитанниц приюта изменены. – Примеч. автора), она окончила Академию ракетных войск, а Ира – Институт военных переводчиков, Аня – Свято-Тихоновский, Маша стала матушкой… – перечисляет мать Николая, показывая на портреты красивых нарядных девушек.

– А монахини среди них есть? – спрашиваю с интересом. Понятное дело, если девочка еще в детстве увидела монастырскую жизнь изнутри, с ее нелегким трудом, строгостью и почти военным режимом, то, повзрослев, может избегать монастырских стен.

– Из семидесяти с лишним выпускниц последних лет только четыре монахини, – отвечает матушка. – Остальные, в основном, вышли замуж, родили детей, часто венчаются у нас, приезжают на праздники, знакомят с родственниками, одним словом, не забывают.

Спрашиваю о том, как дети попадают в приют, прошу рассказать о судьбах девочек. Но пришло время обеда, и матушка приглашает в трапезную, предлагает сначала подкрепиться и посмотреть концерт, а уж потом обо всем поговорить. Мы просим показать помещение, где едят дети. Интерьер и сервировка зала больше напоминают атмосферу института благородных девиц. На столе белые скатерти, хорошая посуда, столовые приборы…

– Молоко, сыр, сметану, овощи мы производим и выращиваем сами, – продолжает свой рассказ игумения. – Дети полноценно питаются, можно сказать, экологически чистыми продуктами. Но вот после нападок в прессе наши прихожане останавливают воспитанниц на улице и в храме и спрашивают, хватает ли им еды. Люди даже начали отказываться от воскресной трапезы, которую мы предлагаем после Литургии всем паломникам и прихожанам, говоря, что не хотят объедать девочек. Хотя еды у нас для всех вдоволь.

…Потом мы смотрим концерт, с трудом сдерживая слезы. Сразу видно, как много вложено в этих детей! Как можно было довести этих «потенциальных изгоев общества» до уровня профессиональных артистов, которые уверенно гастролируют с концертами по всему миру. Красивые костюмы, отличная вокальная и хореографическая подготовка, с любовью подобранный репертуар…

Но главное, пожалуй, это – лица. Чистые и радостные личики наших российских девчонок. «Наверное, это и есть самая лучшая проповедь Православия», – подумалось мне. – Нельзя сыграть и невозможно подделать мирное состояние души, радость от общения с матушкой, сестрами и их гостями».

– Дети очень переживают из-за всех этих нападок в печати, – делится игумения Николая. – Пишут стихи мне и сестрам, искренне пытаются выразить нам свою любовь. Недавно одна наша воспитанница, Настя, она учится на факультете журналистики, посетила мастер-класс, который проводил в Обнинске один из руководителей Высшей школы кино и телевидения, ведущий программ «Вести» и «Главная сцена», Эрнест Мацкявичюс. После своего выступления он предложил задавать ему вопросы. И Настя спросила, как в эпоху информационных войн защитить монастырский приют от клеветы? Что необходимо сделать, чтобы люди узнали о нем правду? По возвращении сестры, которые ездили с нею, рассказывали, как внимательно слушал Мацкявичюс ее вопрос, как постепенно смягчалось выражение его лица, как искренне он посоветовал ей осваивать профессию журналиста и почаще рассказывать на радио и телевидении о жизни монастыря и приюта. А потом стал говорить, что главный приоритет в жизни человека – это Бог и как важно молиться Ему.

«Отрада» – это приют для социальных сирот, тех, кто остался сиротой при живых родителях. О многих родителях этих красивых и спокойных девочек невозможно слушать без внутреннего содрогания.

– У Веры папа убил маму, когда девочке было три года. Когда Вера поступила к нам, она раздевала кукол и вспарывала им животы, – рассказывает матушка. – Валю привезли к нам совсем маленькой. Ее отец наркодилер, а мать, будучи беременной, попала под следствие. Отец Вали убедил несчастную женщину взять вину на себя, так как по причине беременности ей, якобы, не придется отбывать наказание. Но роженицам в местах заключения разрешают находиться со своими детьми только до полутора лет. Потом младенцев забирают в Дом малютки, откуда Валя и попала к нам. Она была такая слабенькая, на ручках и ножках совсем не было мышц. В приюте ей делали массаж, лечили, нянчили. А сейчас вон она какая – бегает, танцует…

Об этом трудно слушать, трудно писать, но еще труднее с этим жить. Конечно, у многих детей психологическая травма остается на годы. Но стоит ли этому удивляться?!

Мама Оли вышла из тюрьмы, когда девочке было десять лет. Женщина забрала ее из-под опеки и стала водить с собой по притонам – искала Оле «женихов». А чтобы девочке было не слишком противно, наливала ей шампанского… В приют Оля попала, когда ей исполнилось 12 лет.

Про родителей спрашивать страшно, но я все же задаю матушке вопрос:

– Вы разрешаете родителям встречаться с детьми? Отдаете ли детей обратно в семьи, если отец или мать изъявляют желание забрать их?

– Мы всячески поощряем желание родителей видеть своих детей, – спокойно отвечает игумения. – Хотя ситуации бывают разные. К примеру, родители Даши оба – наркоманы. Они давно развелись и сейчас живут как чужие люди. Папа привел к нам Дашу, потому что пока еще не может позаботиться о ребенке. Правда, он старается исправиться: снял квартиру рядом с монастырем, устроился к нам на работу. Он очень любит свою дочь и хочет видеться с ней. Ему есть ради кого жить. А мы всячески стремимся помочь семье воссоединиться. Конечно же, для ребенка нет большего счастья, чем жизнь с любящими мамой и папой. Только ведь не все родители, к сожалению, хотят этого…

У нас живут две сестрички. В один момент они вдруг начали регулярно получать письма от мамы, в которых та писала, что очень любит их и хочет с ними повидаться. Тогда мы решили летом свозить девочек в родной город. В сопровождении одной из наших сестер они на поезде поехали в город В. Какого же было разочарование девочек, когда мама не пришла встретить их на вокзал. Позже выяснилось, что письма им писала бабушка… Спустя какое-то время мы все же уговорили маму навестить девчонок в приюте, и та даже приехала в монастырь попаломничать. Увы, через несколько дней нам пришлось искать горе-мать по всем злачным местам нашего города. Мы обнаружили ее в бомжатнике и за счет монастыря отправили домой.

– Ваши девочки выглядят такими красивыми, ухоженными. И ведь взрослые уже: ни забот, ни пеленок… Неужели не дрогнуло материнское сердце?!» – удивляюсь я вслух.

Игумения лишь печально разводит руками – ответ, увы, напрашивается сам собой.

– А есть ли желающие удочерить девочек?

– Желающих, конечно, немало. Но вы поймите: наши дети особенные. Помощь психолога и участие в церковных Таинствах в их ситуации им жизненно необходимы, – отвечает мать Николая. – Сколько раз нам возвращали детей те родители, которые переоценили свои возможности. А ведь мы еще платим за образование детей, собираем девочкам приданое, выдаем замуж и даже устраиваем здесь свадебные торжества. Некоторым купили квартиры – ведь у многих родителей такой возможности нет.

А недавно родителям, изъявившим желание удочерить одну из наших воспитанниц, мы предложили выбор: забрать ее сейчас или подождать, пока девочка окончит институт, учебу в котором мы оплачиваем. Они согласились подождать и теперь постоянно навещают свою любимицу, привозят ей подарки. Девочки воспитаны так, что могут стать хорошими хозяйками, и, конечно же, бездетные супруги рады принять в свой дом тех, кто сможет позаботиться о них в старости.

В приюте есть девочки, которые живут вместе с мамами. Хотя у мам здесь, надо сказать, особый статус. Порядки в монастыре таковы, что женщинам, пожелавшим остаться в приюте, необходимо учиться относиться одинаково ко всем детям. Их специально предупреждают об этом при приеме в «Отраду». Ведь если проявлять нежные материнские чувства только к одному ребенку, то дети, чьи родители не могут или не хотят быть с ними, будут остро чувствовать боль и обиду.

К нашей беседе присоединяется Ольга Рыбак, бывшая воспитанница «Отрады», а сегодня специалист по связям с общественностью Центра православных медиа РГСУ. Ольга вышла замуж, родила ребенка. Параллельно с работой поет на клиросе и вообще выглядит вполне успешным и довольным жизнью человеком.

– Оля, а ты где мужа себе нашла? – спрашивают мои спутники.

– Мой муж пономарит в том же храме, где я пою. Матушка благословила меня поработать там, и, думаю, ее молитвами мы и познакомились. Я очень благодарна ей за все, и не знаю, как сложилась бы моя жизнь, если бы по Божией милости я не оказалась в монастырском приюте. Возможно, меня и в живых бы уже не было – ведь в какой-то момент я просто перестала понимать, зачем вообще живу. Никто и никогда обо мне так не заботились, как в приюте. Когда я сюда попала, у меня появилось ощущение, что после того мира, где жила, я вдруг оказалась в сказке.

Конечно, в монастыре есть свои правила, свой строгий порядок, но за этой строгостью я всегда чувствовала большую любовь. А сегодня от людей в городе порой слышишь: «Мы такое прочитали про ваш монастырь…». «Но почему же вы у меня-то не спрашиваете об этом? – удивляюсь я. – Идет информационная война, и на этот раз наш монастырь стал очередной мишенью». Для многих из нас приют – это родной дом, и мы чувствуем, что должны его защитить. Мы с семьей бываем в приюте на всех праздниках. Я обязательно расскажу своей дочке, что для меня значит «Отрада». Матушка считает нас своими детьми, а наших детей – внуками. И для нас она – мама, что бы там ни писали и ни говорили о монастыре.

Мы слушали размышления монахинь и повзрослевших воспитанниц приюта о причинах медийных войн, о том, надо ли Церкви в них участвовать… И ответ напрашивался один: монастырь необходимо защитить от клеветы. И это будут делать те, кто здесь воспитывался, кто получил тепло и заботу, кто в детские годы обрел в «Отраде» единственный приют и настоящий дом, а сегодня при любой возможности стремится вернуться сюда, что повидаться с родными и близкими.

Екатерина Орлова

Фотограф: Владимир Ходаков

Впервые этот материал был опубликован в МК.RU c редакционным подзаголовком издания «Слишком долгая дорога к храму». Официальный сайт Синодального отдела по монастырям и монашеству «Монастырский вестник» публикует полную версию статьи.

Фото

nasedkin

При слове «приют» на ум приходит унылое холодное учреждение, наполненное безысходностью, страхом и чувством унижения. И в самом деле — подобные места, как правило, не святятся радостью, а попадают туда дети, не по своей вине оказавшиеся на обочине жизни из-за плачевных жизненных коллизий. Но так ли всё трагично?
Накануне мне удалось побывать в Свято-Никольском Черноостровском женском монастыре, где находится один из таких приютов, а вдобавок ещё и гимназия. Кстати, эта тема актуальная — в последнее время вокруг приюта скопилось много негатива и появился даже некий ореол скандальности. Почему вдруг? Если кому интересно — Гугл в помощь. Ну а я решил собственными глазами взглянуть на то, как там живут.
1. Полтора часа по Калужскому шоссе и мы в Малоярославце. Здешние места хорошо помнят события 1812 года — даже на монастырских вратах в своё время специально по личному распоряжению Александра I были сохранены следы французской шрапнели.

2. Встреча.

3. Черноостровский монастырь сейчас вполне благополучен, однако, позади у него история, полная невзгод и потерь. И разграбление в Смутное время, и почти полное разрушение в 1812-м, и печальные постреволюционные потрясения.

4. О жизни монастырского сестричества я расскажу в одном из ближайших постов, а это здание детского приюта «Отрада», открытого в самый разгар «лихих» 90-х по благословению патриарха Алексия II. Здесь воспитываются 60 девочек в возрасте от двух до семнадцати лет из самых разных уголков страны.

5. Новый корпус приюта был построен при поддержке НКО «Связь поколений» и сейчас в нём, не считая спален — 11 классных комнат, часовня, библиотека, компьютерный класс, комната отдыха, спортивный и концертный залы.

6. Учёба проходит в специально созданной для этой цели гимназии, по окончании которой барышни сдают экзамены и получают аттестат государственного образца. Кстати, помимо общеобразовательной программы, в ходу здесь хореография, живопись, лепка, рукоделие, вокал, сольфеджио, дирижирование. Конечно же, не обходится без греческого и церковно-славянского языков, основы древнерусского знаменного распева и византийской музыки.

7. Полно грамот, всех не перечесть, да это не так уж и важно.

8. На стенах развешаны акварели и гуаши с впечатлениями от поездок, в том числе, и зарубежных. Честно говоря, я был изрядно удивлён, узнав, что вопреки сложившимся представлениям о монастырском затворничестве, гимназистки путешествуют так, что иной трэвел-блогер позавидует. Италия, Израиль, Кипр, Греция, Болгария, Македония, Словакия и так далее. По православным, конечно же, маршрутам.
9. С обычной светской школой связывают, помимо прочего, такие стенды.
10. А как, собственно, проистекает учебный процесс? Давайте потихоньку заглянем в классы.
11. Впрочем, потихоньку заглядывать и не надо было. Барышни с удовольствием встречают заезжих гостей. Очередной разрыв шаблона — приготовившись увидеть приютских детей во всём нелицеприятном понимании этого образа, взамен знакомишься с открытыми и дружелюбными юными гражданами.
12. Вот, например — урок английского, преподаваемый, между прочим, носительницей языка из самых что ни на есть США. Правда, адаптированной для местных условий и именуемой «матушка Екатерина».
13. А так выглядит кабинет химии.
14. Факультативный урок рукоделия.
15. По окончании гимназии многие становятся студентами факультета православной журналистики (оказывается, есть и такой) Российского государственного социального университета. Понадеемся же, что эти милые создания не попадут под каток пропаганды, а будут верны профессии.
16. Но вдруг я услышал знакомые звуки любимого мною Бранденбургского концерта Баха! И точно, заглянув в актовый зал, я понял — в монастырских стенах в почёте далеко не только православные песнопения.
17. Добро пожаловать в уголок машинной вышивки. Интересно, на чьи же пожертвования такой навороченный станок?
18. Как раньше говорили — «с числовым программным управлением».
19. Перемещаемся в тренажёрный зал. В здоровом теле — здоровый дух и наоборот. Советский Светский врач непременно бы упомянул формулировку, согласно которой очень важна гармония физического и психического здоровья. А можно ещё и по Чехову — в человеке всё должно быть прекрасно!
20. Над чем так корпит юная воспитанница в гимназийной библиотеке?
21. А вот и прачечная, опровергающая бытующее мнение о вторичности «низменной и материальной» гигиены в монастыре.
22. Ого, здесь целые комнаты с яркой разноцветной одеждой! А как же хрестоматийное «белый верх, чёрный низ»?
23. Красивые!
24. Медицинский кабинет. Доктор в приюте приходящий, из городка.
25. Здесь же, в самом здании — часовня.
26. Интересно было понаблюдать, как дети с абсолютно светской радостью предвкушают обед. Да, начало и окончание приёма пищи в обители действительно по звонку, но ассортимент еды-то неплох. И это в постный день.
27. Но перед началом трапезы обязательная молитва, тут никуда не денешься.
28. А вот так выглядят комнаты, где живут девочки.
29. Рекреация для самых маленьких обитательниц.
30. Кстати, вот они.
31. Предметы интерьера детей постарше.
32.
33.
34. Всё-таки, удивительное дело… Какой бы унизительной и тягостной ни была прошлая жизнь попавшего сюда ребёнка, он всё равно будет вспоминать своих родителей, запечатлённых на постепенно выцветающих карточках. И мать-наркоманку, лишённую родительских прав, и отца, умершего от беспробудной пьянки.
35. Признаюсь, довольно трогательно было наблюдать, как при демонстрации собственноручно сделанного документального фильма, воспитанницы то и дело тыкали пальцами в экран — «ой, это я!», «а это я в три года!». Сегодня-то уже и женихов им впору подыскивать.
36. Я слышал много нелестного об этом приюте, поэтому и согласился посмотреть на всё собственными глазами. Но вот честно — не заметил ни у кого из гимназисток болезненной надломленности, той специфической религиозной отчуждённости, присущей многим набожным людям, проводящим добрую часть жизни при храмах и монастырях.
37. Что же ждёт барышень дальше?
38. Ведь наверняка далеко не все из них решат продолжить церковную карьеру, а используют приютскую жизнь лишь как этап вынужденной социализации.
39.
40. Каково им будет в нашем агрессивном и малодружелюбном мире потом? Смогут ли они адаптироваться и не сломаться?
41. Хочется верить, что, как пелось в известной песне Максима Леонидова — без бед.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *