Причастие для беременных

Мера поста: как поститься детям, беременным и больным

Подготовили Мария Асмус, Анна Данилова, Анна Яночкина.

Мы попросили священников и матушек ответить на некоторые вопросы об индивидуальной мере поста, сегодня мы публикуем ответы протоиереев Александра Ильяшенко, Игоря Пчелинцева, многодетных мам – матушки Инны Викторовны Асмус, Ольги Дмитриевны Гетмановой, матушки Елены Карпенко.

См. также статью протоиерея Димитрия Карпенко Суббота для человека .

Пост – это не направление в больницу!

Протоиерей Александр Ильяшенко, настоятель храма Всемилостивого Спаса в Москве, отец 12 детей, председатель редакционного совета портала «Православие и мир”.

– Отец Александр, один из вопросов, который нам задали читатели таков: часто говорят, что пост матери может благотворно воздействовать на духовную жизнь ребенка. Разве же ребенок станет лучше от несъеденного куска мяса?

Речь идет о том, что пост – это жертва Богу. Если мамочка постится, желая свой посильный пост совершить как жертву Богу, то Ему это угодно и малыш ощутит благодать Божию, как и при посещении храма, как при молитве родителей.

«Мать дала обет Богу: если я останусь живым, то она со мною отправится на благодарственное богомолье к св. Митрофану Воронежскому. И, слава Богу, выздоровел… …Кстати, она “понедельничала” за детей (соблюдала пост в понедельник), но от нас всегда это скрывала. Собственно, она воспитала и обучила всех шестерых детей (троих в высших учебных заведениях, а троих — в средних). Спаси ее Господи!» Митрополит Вениамин Федченков. Промысел Божий в моей жизни

– А в прежние времена строго постились?

Конечно, но тогда была другая экология и другая пища. В одном произведении царской эпохи, маловерный племянник говорил тетушке: «Какая разница – вкушаю ли я постом ветчину или осетровый балык?». Или известен еще случай, когда иностранцу советовали приезжать в Россию Великим постом, когда стол самый изысканный. Ведь постная пища может быть и вкусной и питательной и полезной.

Но мы очень сильно отличаемся от наших предков и здоровьем физическим, и духовным здоровьем, у нас другая экология, темп жизни, перегрузки. Мы другие. Поэтому нельзя буквально перенимать те традиции, которые были естественными даже не так давно, даже еще в начале двадцатого века. Произошла миграция из деревни в города, крестьянство у нас уничтожено, в нашем современном языке нет слова, которым можно назвать земледельца. Жизнь изменилась кардинально. Поэтому сейчас так остро встает вопрос о формах физического поста: раньше у людей был больший запас прочности. Люди по-другому питались: молоко было не из пакета, а из-под коровы, хлеб из печи, вода ключевая, воздух чистый. Крестьянин активно владел 10 000 операциями. Представьте себе – нам предложат запрячь лошадь. Починить плуг, избу сложить. Как потрясающе владели топором!

– А если пост воспринимается даже верующим человеком не как жертва Богу, а просто как ограничение, установленное Церковью – пришло 28 ноября и все, теперь месяц ни мяса, ни молока.

– Конечно, даже если человек относится к посту без должной глубины, но постится из послушания Матери-Церкви, то он оказывает послушание, а послушание – уже само добродетель. И если ты постишься неосознанно, то Господь восполняет и дарует глубокое понимание поста.

– Батюшка, а правильно ли беременным женщинам ограничивать себя в любимой еде, и вкушать менее вкусную, пусть и скоромную пищу? В частности, читатели вспоминают 8 правило св. Тимофея Александрийского: «жене, родившей в четыредесятницу Пасхи, повелевает не соблюдать узаконеного поста, но подкреплять себя насколько можно и употреблением вина, и умеренной пищей, ибо пост придуман для обуздания тела, а когда оно слабо, то не нуждается в обуздании, а в помощи, чтобы оздороветь и собрать прежнюю силу».

В этом правиле все сказано в соответствии с высокой греческой ученостью: подкреплять себя в пище, ограниченно. Если пищу надо вкушать как лекарство – вкушай, или может быть постом и лечиться не нужно? Более того, это правило не отменяет пост, здесь указана и причина по который мы постимся: мы постимся, чтобы уметь ограничивать свои желания. Но болезнь сама по себе – это ограничение.

Конечно, при токсикозе – болезненном состоянии, при плохом самочувствии нужно есть то, что требует организм. Но я хотел бы опереться на достаточно далекий от беременности авторитет: Александра Васильевича Суворова: «плох тот солдат, который не хочет быть генералом. Каждый солдат должен понимать свой маневр».

Для чего ты постишься? Если ты мамочка, твоя задача – родить здорового ребеночка: нужно и питаться правильно, и твое состояние должно быть умиротворенным радостным и оно должно передаваться твоему ребенку. Если плохо себя чувствуешь, то ешь то, что требует организм. А мы начинаем мельчить – а то можно, а это? Так вот либо ты ставишь перед собой задачу родить ребеночка и не одного, или ты превращаешь пост в фарисейское буквоедство. Если твое сердце мирное, радостное, то подвиг правильный, а если же ты относишься к Богу, как к счетоводу, который считает за тобой, что ты съел, то ты ошибаешься. Но при этом человеку очень просто расслабиться и дать себе ненужные послабления. Для этого нужен и самоконтроль, и церковная жизнь, и опора на советы духовника и людей в этой сфере уже имеющих опыт.

– То есть постящемуся нужно пройти между Сциллой и Харибдой того, чтобы и силы не растерять и жертву Богу принести?

– Пост – это не направление в больницу! Надо поститься настолько строго, насколько это реально по силам.

Часто верующие начинают поститься чрезмерно: ревность не по разуму, на мой взгляд, связана с утратой традиций. Ведь вопросы поста, на самом деле, должен решать не столько священник, сколько традиции семьи. В большой патриархальной семье, где постились бабушки, дедушки, дяди, тети, ребенок с детства видел перед собой все виды поста, как постились взрослые, как постились беременные жены старших братьев, постились ли больные.

Ограничить себя, особенно беременным женщинам, надо разумно. Например, ограничить от негативных внешних впечатлений, главным источником которых является телевизор, от привычки осуждать, перемывать друг другу косточки. Апостол Павел говорит «Всегда радуйтесь. Непрестанно молитесь. За все благодарите» (1 Сол. 5, 16—18).. Если твое состояние такое, твой пост Богу угоден. Если ты неспособен такую радость хранить, то главную задачу поста ты не выполняешь. Но даже если ты как-то себя ограничиваешь, то Господь это вознаградит, Он и намерение целует.

Поститься не во славу свою, а во славу Божию

Протоиерей Игорь Пчелинцев, священнослужитель Нижегородской епархии.

Мне кажется, что пост зависит от духовных и физических сил самой женщины. Для женщины воцерковленной, вынашивающей, может, и не первого ребенка, живущей в православной семье при нормальном течении беременности, наверное, можно поститься по уставу (но с рассудительностью, которая предполагается у нормально воцерковленного человека).

У людей малоцерковных, не имеющих достаточного опыта христианской жизни, наверное, должна быть другая мера поста. Для начала надо бы подумать об основах – о вере во Христа и о знании Евангелия. А то многие хотят поститься (или не поститься) во славу свою, а не во славу Божию, как говорит Апостол Павел – «ем, во славу Божию ем, не ем – во славу Божию не ем». Не потакать своим желаниям в целом, но и не зашивать себе рот – чувствовать себя и ребеночка.

Не нужно просить благословение как санкцию на пост или на его разрешение. Перед постом попросить благословения у духовника или приходского священника. Просто благословение. Не нужно у духовника утверждать список чего есть, а чего не есть (и в каком количестве) – это просто недостойно нашей церковной жизни.

Из задаваемых вопросов мы видим, что часто проблема поста – это, прежде всего, проблема питания, но (как известно) пост это не только воздержание в еде. Постится ум, постится сердце человека, постится язык. Святоотеческое учение призывает в пост совершать дела милосердия и добра, поучаться от Священного Писания, каяться в грехах, молиться усерднее, чем обычно, посещать богослужения (по возможности), причащаться Св. Таин. И наоборот – удаляться от лишних развлечений, суетности ума, праздных разговоров и прочего зла. Все это важнее гастрономии и гораздо важнее в целом для мамы и ее будущего ребеночка.

Всегда радуйтесь!

Матушка Инна Викторовна Асмус, мать 9 детей, супруга протоиерея Валентина Асмуса

Как говорил преп.Серафим Саровский, ешьте, что хотите, только друг друга не ешьте. Вот это и есть наша главная проблема. Я думаю, что беременным следует питаться по науке и нет ничего зазорного в том, если беременную женщину тянет на какой-то продукт и она его ест. Пост – это сугубо личное дело каждого человека. Не нужно только забывать о словах святого апостола Павла: “Всегда радуйтесь, за все благодарите Бога”, не нужно пытаться превратить христианство в нечто скорбное.

Мера поста – индивидуальна

Ольга Дмитриевна Гетманова , воспитала 9 детей. В 2006 г. награждена Святейшим Патриархом Алексием «Патриаршим знаком материнства». Супруга Романа Николаевича Гетманова – известного акушера-гинеколога.

Пост при беременности – несомненно, индивидуален: хочешь – ешь мясо, не хочешь – не ешь. Если ты не будешь есть мясо полтора месяца – ни с тобой, ни с ребенком ничего не случится. Ты же не весь год будешь поститься. Я сама люблю картошку – мне и с ней хорошо в пост. Если не можешь без шашлыков – ну и ешь их. И молочное если нужно – ешь. Только объедаться не надо.

Я не спрашиваю у духовника, как конкретно мне поститься во время беременности, но знаю, что он разрешает своим прихожанкам во время беременности в пост молочное.

На самом деле, расход белка больше не во время беременности, а во время кормления – вот тогда без молочного туго. Попостишься недельку и чувствуешь, что молока стало ощутимо меньше.

Еще один известный факт: во время блокады Ленинграда у совершенно истощенных женщин рождались полновесные дети. Это значит, что все, что им нужно, они сами берут из организма матери. Это у матери могут потом зубы ломаться и волосы выпадать… (Улыбается)“

Воздерживаться от того, к чему имеешь пристрастие

Матушка Елена Карпенко, мать троих детей, супруга священника Димитрия Карпенко.

Для женщины – беременность и есть ее подвиг, та малая жертва Богу, которую она может принести. Поститься нужно по своим силам, потому как, к сожалению, современные женщины не так крепки физически, да и духовно, думаю, тоже. Если между беременностями был маленький перерыв, поститься очень тяжело, знаю по своему опыту.

Кушать нужно все, что хочется и ограничить себя лишь в том, в чем нет особой необходимости . Каждая женщина должна сама для себя определить свой рацион, найти «золотую середину». Для меня, допустим, таким ограничением стало воздержание от сладкого – признаться, это моя слабость. Знаю случаи, когда женщины постились на протяжении всей беременности, строго соблюдали пост и рожали при этом крепышей. То есть, если чувствуешь в себе силы и здоровье позволяет, то можно поститься.

Пост, это сугубо личное дело каждого… Самое главное не обозлиться на окружающих. Воздерживаться во время беременности нужно не от мяса и йогурта, а от того, к чему имеешь пристрастия. Можно ограничить себя от просмотра телевизора, пустословия. В конце концов, постараться не осуждать, а ведь это гораздо труднее, чем не съесть кусок мяса.

Вопросы о питании во время беременности уместней задавать врачу, у которого наблюдаешься. К духовнику все же стоит ходить на исповедь не с вопросами о еде, а с духовными проблемами и переживаниями.

Причастие беременной

4 ноября День Казанской иконы Божьей Матери, я решила сходить на причастие, для этого мама сказала попоститься (нет мясному и молочному) понедельник и вторник, вечером во вторник на исповедь, а уж в среду на причастие. но мне этого мало поэтому поискала в интернете актуальный для меня материал
В Вашем положении пост можно ослабить: вполне достаточно, если Вы будете воздерживаться в постные дни от вкушения мяса. Не переживайте, а молитесь Господу, регулярно бывайте в храме, исповедуйтесь и причащайтесь Святых Христовых Таин. Малыш очень хорошо чувствует состояние мамочки, поэтому Вам очень важно сейчас быть не унывающей и тревожащейся, а спокойной и радостной.

С уважением,

Священник Александр Ильяшенко

Обязательно ли для того, чтобы причаститься и исповедоваться быть накануне на вечерней службе? Что требуется обязательно для исповеди, а затем для причастия?

Маша

Уважаемая Мария, конечно же, беременным, тяжко болящим, обремененным двадцатичасовой работой шесть дней в неделю Церковь не предписывает невместимого и допускает до Чаши Святых Христовых Таин того человека, который в таких обстоятельствах не был на вечернем богослужении. Говоря о том, что приготовляться к причастию мы должны говением, то есть такой организацией хотя бы дня, другого, третьего своей жизни, который предполагал бы ну какое-то наше самоограничение и жертву ради принятия Святых Христовых Тайн. Этой жертвой может и должен стать отказ от развлечений и отвлечений чрезмерных, ограничение себя в пище, то есть соблюдение поста, более строгое исполнение утреннего и вечернего молитвенного правила, по возможности, присутствие на богослужении, как нормальный минимум, хотя бы накануне того дня, когда мы приобщаемся Святых Христовых Таин. Если вместо вечерней службы накануне Вы едете сидеть у постели больной бабушки — езжайте, если вместо той же службы альтернатива — пойти в ночной клуб или сесть дома у телевизора — идите-ка на службу. Дальнейшие выводы сами сделайте.

Какие продукты нельзя есть в пост беременной?

Здравствуйте, Мария! Мера поста у всех разная, обычно в течение поста женщинам в Вашем положении благословляется вкушать все, кроме мяса (то есть, разрешены молочные продукты, яйца). Однако меру личного поста необходимо определить в личной беседе со священником. При ослаблении телесного поста уделяйте больше внимания посту духовному: чаще бывайте в храме, больше времени уделяйте молитве, исключите во время поста просмотр развлекательных передач и фильмов. Будьте доброй и милосердной к Вашим близким, старайтесь никого не осуждать, ни с кем не ссориться, не раздражаться и благодушно и радостно ждать появления на свет Вашего ребеночка. Помоги Вам Господи!

Священник Александр Ильяшенко

Рекомендации по поводу того, о чем говорить на и что читать до исповеди, исчисляются сотнями. Мы скажем лишь то, что представляется главным. Бесполезно говорить о мелочах, утаивая большое. Маленькие грехи имеют свойство возвращаться обратно, если корни греха не вырываются. Исповедоваться нужно только о своем. Жена, дети, соседи, начальники на исповеди не вспоминаются. Не вспоминаются также грехи, совершенные кем-то когда-то, даже если они последствиями своими отягощают жизнь целых народов. В грехе цареубийства или в грехе Адама каяться не стоит, стоит разобраться со своей запутанной и испорченной жизнью.

Когда глубоководный батискаф медленно опускается в черную бездну океана, покрытые холодным потом страха люди смотрят на приборы или в иллюминаторы. Время от времени, выхваченные лучом прожектора, им попадаются на глаза такие подводные страшилища, которых ни на одной картине Босха не увидишь. Я говорю это потому, что осознать грехи и осветить покаянием глубину сердца – почти то же, что спуститься на дно океана. Кстати, количество людей, побывавших в космосе, в десятки раз превышает количество людей, опускавшихся на океанское дно. Думаю, что число нисходивших в бездну своего сердца точно так же мало. Большинство наших духовных потуг, связных с исповедью, похожи на стирание пыли влажной тряпкой, хотя сердце человеческое – это не полированный стол, а море великое и пространное: там пресмыкающиеся, которым нет числа, животные малые с большими (Пс. 103, 25).

Кто-то измучился каяться в одном и том же и стыдится исповеди, поскольку не исправляется. Кто-то годами не исповедовался, потому что охладел к вере, или осуетился, или обиделся на священника. А кто-то мечтает о первой исповеди, как мечтал Остап о Рио-де-Жанейро. Мечтает долго и бесполезно, без надежды на осуществление, потому что боится сделать последний шаг и склониться перед аналоем. Есть еще много разных состояний относительно исповеди. И лучшее из них – это такое, при котором человек не привыкает к святыне и не утрачивает благоговения, но всем естеством ощущает пользу этого Таинства. Ведь можно всю жизнь питать душу этим контрастом между тоскою раба, стоящего на коленях (в начале исповеди), – и вольным полетом орла, широко раскинувшего крылья (конечно, после).

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *