Притча о страшном суде

Святое Евангелие от Матфея с толкованием Святых Отцов

Нет во всем Евангелии истины столь страшной, как истина Второго пришествия Господа нашего Иисуса Христа и Его Страшного всемирного Суда. Воистину страшен суд Твой, Господи!.. «Вспомнил я об этом часе, – говорит преподобный Ефрем Сирин, – и вострепетал от великого страха, помышляя о том, что тогда откроется. Кто опишет это?

Какой язык выразит? Когда помышляю об этом, страхом объемлются члены мои, и весь изнемогаю, глаза мои источают слезы, голос ослабевает, уста смыкаются, язык немеет и помысл научается молчанию. Таких великих и страшных чудес не было от начала твари и не будет во все роды!» С таким благоговейным трепетом размышляли о Втором пришествии Христовом святые Божии угодники. Приникнем и мы благоговейным вниманием к словам Господа нашего Иисуса Христа о Страшном Суде. Этими словами заключается и последняя беседа Его с учениками о последних днях мира. «Он много говорил о человеколюбии и милостыне, – толкует святитель Златоуст, – но здесь говорит об этом уже гораздо явственнее и сильнее, представляя не два или три лица, а целую вселенную, и притом с двух сторон: с одной – послушных, а с другой – непослушных, и предлагает нам об этом слово и более страшное, и более торжественное. Поэтому и не говорит: «подобно будет Царство Небесное» , но прямо указывает на Самого Себя: КОГДА ЖЕ ПРИИДЕТ СЫН ЧЕЛОВЕЧЕСКИЙ ВО СЛАВЕ СВОЕЙ , в Своем прославленном теле, со всем величием и славой, какая подобает Ему, как Царю вселенной, как Единородному Сыну Божию и Судии всего мира, И ВСЕ СВЯТЫЕ АНГЕЛЫ С НИМ , как воинство сего Царя Небесного… Прежде Он приходил в поношении, безславии и уничижении, в образе раба, а ТОГДА СЯДЕТ НА ПРЕСТОЛЕ СЛАВЫ СВОЕЙ , как Владыка всей твари». «Приидет во славе… сядет на престоле славы…» «Он часто упоминает о славе, – замечает святитель Златоуст, – так как приближалось время крестной Его смерти, которая считалась поносной казнью, поэтому и возводит ум Своих учеников к высшему, представляя их взору судилище и всю вселенную пред ним. Слово Его становится страшным, ибо самые небеса представляются опустевшими: все святые Ангелы, как говорит Он, будут при Нем и будут свидетельствовать, сколько они служили, быв посылаемы от Господа для спасения человеков». С Ним будут все Ангелы, которые безотлучно пребывают с нами во все время жизни нашей, от колыбели до гроба, видят все дела наши, слышат все слова наши и наблюдают все тайные движения сердца нашего… Свидетели верные, неподкупные!.. Ничто не утаится от их взора, все будет представлено на суд Судии – Сердцеведца! И вот, при таких свидетелях, перед таким Судией предстанут все люди, от первого Адама до последнего земнородного, кого тот последний день Господень застанет живым. И СОБЕРУТСЯ ПРЕД НИМ ВСЕ НАРОДЫ , восстанут мертвецы от века, а живые мгновенно изменятся по подобию воскресших; И ОТДЕЛИТ ОДНИХ ОТ ДРУГИХ , КАК ПАСТЫРЬ ОТДЕЛЯЕТ ОВЕЦ ОТ КОЗЛОВ …

«Ум наш во всю жизнь ни на одну минуту не остается без дела, – говорит святитель Илия Минятий, – сколько же за все это время он худого передумал! Язык наш никогда говорить не перестает; сколько же зла наговорил! Воля наша ко всему греховному склонна; сколько же зла она наделала! Тогда все, что ни нагрешили мы языком, – до единого слова праздного; все, что ни нагрешили умом, – до малейшего помышления; все, что когда бы и где бы то ни было сделано нами, со всеми мельчайшими подробностями, предстанет пред нашими очами, откроется пред очами всего мира и всей вселенной»… «Какой-то несказанной силой, – говорит святитель Василий Великий, – во мгновение времени все дела нашей жизни, как на картине, напечатлеются в памяти нашей души, и все они вдруг предстанут перед взором ума, каждое дело в собственном образе, как и что было сделано». «Разделение будет самое точное, – говорит святитель Златоуст. – Сперва Он разделяет их местами, а потом и самыми наименованиями показывает их внутренние расположения, называя одних козлищами, а других овцами, ибо овцы приносят большую пользу тем, что дают волну (шерсть), молоко, ягнят, чего не доставляет козел. Впрочем, безсловесные животные приносят или не приносят плод – по своей природе, а люди – по произволу». И ПОСТАВИТ ОВЕЦ ПО ПРАВУЮ СВОЮ СТОРОНУ , на место почетное, А КОЗЛОВ – ПО ЛЕВУЮ , на место осуждения. «О, ближний мой! – говорит святитель Филарет Московский. – Где мы тогда будем? Что, если не будем призваны на правую сторону Царя и потом в Царство, уготованное от сложения мира? Что, если очутимся на левой стороне, между козлищами? Как это постыдно! И только ли постыдно? Нет, и ужасно, и гибельно»… Праведный Судия не будет различать богатого от бедного, благородного от худородного, не будет смотреть на дружбу и родство, на ходатайства и мольбы. Он разлучит праведных от грешных, как отделяют пшеницу от плевел. И радостнее всего для праведных и ужаснее всего для грешников будет последний приговор, который изречет Судия мира, – который и теперь нельзя читать или слышать без трепета и умиления. ТОГДА СКАЖЕТ ЦАРЬ ТЕМ , КОТОРЫЕ ПО ПРАВУЮ СТОРОНУ ЕГО: ПРИИДИТЕ , БЛАГОСЛОВЕННЫЕ ОТЦА МОЕГО , приидите, чада, удостоенные благословения Отца Моего Небесного, НАСЛЕДУЙТЕ ЦАРСТВО , УГОТОВАННОЕ ВАМ ОТ СОЗДАНИЯ МИРА … «Само имя сыны, – говорит святитель Филарет, – здесь умолчено; нельзя однако сомневаться, что оно подразумевается, так как вслед за этим Сын Божий называет человеков меньшими братиями Своими».

«С какими благами можно сравнить наименование благословенные, и притом благословенные Отца! – говорит святитель Златоуст. – Сколько чести, сколько блаженства в этих словах! Он не сказал: приимите, но наследуйте, как свое собственное, как отеческое, как ваше, как от века вам принадлежащее. Прежде чем вы стали существовать, это уже было для вас уготовано и устроено, ибо Я знал, что вы будете таковыми». Вы вполне заслужили эту честь, эту награду: ИБО АЛКАЛ Я , И ВЫ ДАЛИ МНЕ ЕСТЬ , когда у Меня не было хлеба, вы подали Мне милостыню, и Я напитался ею; ЖАЖДАЛ (когда Я томился жаждой), И ВЫ НАПОИЛИ МЕНЯ; БЫЛ СТРАННИКОМ безприютным, И ВЫ ПРИНЯЛИ МЕНЯ , вы ввели Меня в дом свой, радушно приветили и упокоили Меня; БЫЛ НАГ , бедно, скудно одет, И ВЫ ОДЕЛИ МЕНЯ , вы прикрыли наготу Мою, защитили Меня от холода и палящих солнечных лучей; БЫЛ БОЛЕН , лежал, томился тоской от болезни, И ВЫ ПОСЕТИЛИ МЕНЯ , вы пришли ко Мне, утешили Меня своим добрым словом, согрели теплым сердечным участием; В ТЕМНИЦЕ БЫЛ , в заключении Я был, И туда ВЫ ПРИШЛИ КО МНЕ , и там вы не забыли Меня, не покинули… «Смотри, – говорит святитель Иоанн Златоуст, – как легки Его заповеди. Он не сказал: Я был в темнице, и вы освободили Меня; Я был болен, и вы воздвигли Меня с одра болезни; но сказал: «вы посетили Меня… вы пришли ко Мне» . Господь, снисходя к нам, требует от нас того, что нам по силам, и еще гораздо менее этого, предоставляя самим нам ревновать о большем. Перед лицом вселенной, при явлении той неизреченной славы, Он провозглашает и увенчивает тебя, признает тебя Своим питателем и странноприимцем, и не стыдится говорить это, дабы венец твой сделать более блистательным. Так-то увенчиваются праведники по благодати. Говорю: по благодати, потому что, если бы они оказали и тмочисленные (безчисленные) благодеяния, это уже есть преизбыток щедрот благодати, ибо за столь маловажное и ничтожное дается небо, Царство, да еще оказывается такая честь пред лицом вселенной». Что будут ощущать сердца праведных, когда они услышат эти сладостные словеса своего Господа и Спасителя? О, какой несказанной радостью вострепещут их сердца, каким райским блаженством взыграют их души! В смиренном сознании своего ничтожества, изумляясь дивному величию благости Господней, они не в состоянии будут сдержать этот восторг, это изумление: ТОГДА ПРАВЕДНИКИ СКАЖУТ ЕМУ В ОТВЕТ: ГОСПОДИ! За что Ты являешь нам такие несказанные милости? Чем мы заслужили все это? Где и КОГДА МЫ ВИДЕЛИ ТЕБЯ АЛЧУЩИМ , И НАКОРМИЛИ? ИЛИ ЖАЖДУЩИМ , И НАПОИЛИ?

КОГДА МЫ ВИДЕЛИ ТЕБЯ СТРАННИКОМ, И ПРИНЯЛИ? ИЛИ НАГИМ , И ОДЕЛИ? КОГДА МЫ ВИДЕЛИ ТЕБЯ БОЛЬНЫМ , ИЛИ В ТЕМНИЦЕ , И ПРИШЛИ К ТЕБЕ? С неизреченной любовью воззрит на избранных Своих Господь Судия: И ЦАРЬ СКАЖЕТ ИМ В ОТВЕТ: ИСТИННО ГОВОРЮ ВАМ: ТАК КАК ВЫ СДЕЛАЛИ ЭТО ОДНОМУ ИЗ СИХ БРАТЬЕВ МОИХ МЕНЬШИХ , ТО СДЕЛАЛИ МНЕ . «На эти слова, написанные в Евангелии, – говорит святитель Филарет, – ты можешь смотреть, как на заемное письмо, которым Господь признал Себя должным тебе во всем, что ты подал, или что благотворительно сделал нуждающемуся ближнему. Владыка мира, без сомнения, не имел нужды в этом ничтожном займе не только для Себя, но и для тех, для которых делает его; но такова дивная благость Его, что Он уничижает Себя до образа должника твоего, чтобы привлечь тебя к благотворению и через благотворение к блаженству. Он занимает у тебя безделицу, прах, тлен, которые ты называешь земными благами, чтобы иметь случай без оскорбления Своего правосудия платить тебе истинным благом, нетлением, блаженством, с такой лихвою, которую ты никогда исчислить не возможешь». «Господь называет бедных Своими братиями, – говорит Никифор, архиепископ Астраханский, – потому что и Он преискренне приобщился нашей плоти и крови, Он был Человеком, освятил естество человеческое, «поэтому Он не стыдится называть их братиями, говоря: возвещу имя Твое братиям Моим» (Евр. 2:11). Он называет их меньшими братиями ради уничиженности их состояния, как и Сам Он «смирил Себя, быв послушным даже до смерти, и смерти крестной» (Флп. 2:8)». «Какой это краткий путь, – говорит святитель Филарет, – и как далеко достигает! Какой тихий, пеший ход, и как высоко возводит, быстрее колесницы! С мыслью о Христе ты подаешь укрух (ломоть, кусок) хлеба и тебе даруется право на Царство; одеваешь нагого тленной одеждой, и благодать отдаривает тебе нетленно ризой правды; идешь встречать странника, навестить больного или узника, и теми же самыми шагами идешь на правую сторону грядущего во славе Христа Судии, в собор благословенных Отца Небесного. Если с любовью утешаешь нищего и благотворишь ему, то хотя мало, хотя ничтожно, однако же споспешествуешь Господу хранить и спасать нищего. Вот каким образом твое благотворение нищему переходит ко Господу. Спасенный великим Спасителем ты сам становишься орудием спасения и, так сказать, – малым спасителем для малых сих, и, если не дерзновенно сказать, некоторым образом благодетелем своего Спасителя, ибо Он сказал: «так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» .

Впрочем, этот благословенный жребий может принадлежать только тому, кто поступает осмотрительно, с рассуждением. Дело благотворения, сделанное без рассудительного и сердечного участия в бедствующем, есть тело без души. Углубите вашу мысль в слово Судии мира: «так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне» . Если вы творите добро несчастному потому, что видите в нем жалкое существо, то вы делаете дело естественного сочувствия. Но чтобы ваше благотворительное дело было духовно доброе, достойное Христа, вы должны видеть в бедствующем меньшего брата Его. При таком воззрении сердце христианина конечно скажет ему: какое для тебя счастье, что твою благодарность и любовь ко Христу можешь проявить на том, которого Он называет Своим меньшим братом! Поскольку для тебя Христос от превыспреннего небесного престола нисшел на землю, и даже до ада, провел на земле тягостную человеческую жизнь, пострадал и умер, ты ли не снидешь к меньшему брату Его, в какую бы глубину бедствия и уничижения он ни был повержен? Не усладительно ли для тебя будет не только твоим избытком наполнить его лишение, но и понести самому лишение для него и пострадать самому, чтобы облегчить его страдания? Итак, чтобы дела человеколюбия были чисты, достойны Господа, оправдательны, блаженнотворны, для этого надобно, чтобы они в лице человека были сделаны Самому Господу». Иной может подумать: на Страшном Суде Господь взыщет только дела милосердия; значит, для спасения не нужны другие подвиги: не нужен пост, молитва, труды покаяния… Не обольщай себя, возлюбленный, такой мыслью: она от врага искусителя. Помни, что дела милосердия только тогда и будут Богу приятны и для тебя спасительны, когда ты будешь совершать их в глубоком смирении сердца, так что и сам ты их за добро не станешь считать, не будешь видеть цены этого добра, как и праведники на суде Божием сами удивятся: за что их милует праведный Судия? Если же ты будешь сам давать цену своим добрым делам, то знай, что тогда они потеряют всякую цену в очах Божиих. Значит, чтобы научиться истинно христианскому милосердию, тому милосердию, за которое можно ожидать и себе милосердия Божия, научись прежде нищете духовной, оплачь свои грехи, соделай свое сердце кротким, возжелай всем сердцем правды Божией и оправдания во Христе, и только тогда будешь способен приносить Богу дела милосердия несомненно спасительные. «Неужели, – говорит святитель Филарет, – найдутся люди, которых не привлечет этот легкий и приятный путь, которые обленятся идти по нему? Рассудок готов на это отвечать, что это невероятно, а несчастный опыт говорит, что это почти обыкновенно у немалого числа людей. О, бедные странники земли!

Куда же идем мы, если не идем путем милосердия христианского к милосердию Христову? Ведь перед нами только два пути: путь приближения ко Христу и путь удаления от Него». Выслушаем же, что ТОГДА СКАЖЕТ Царь И ТЕМ , КОТОРЫЕ ПО ЛЕВУЮ СТОРОНУ , скажет грозно, так что содрогнется тогда от страха вся вселенная: ИДИТЕ ОТ МЕНЯ , ПРОКЛЯТЫЕ , отверженные, осужденные на вечные муки, В ОГОНЬ ВЕЧНЫЙ , огонь геенский, УГОТОВАННЫЙ первоначально не вам, а ДИАВОЛУ И АНГЕЛАМ ЕГО! Вы сами себя ввергаете в этот огонь, себя и вините в том… Я давал вам все средства ко спасению, вам так легко было исполнить все Мои животворящие заповеди, но вы не хотели исполнить их. ИБО АЛКАЛ Я , И ВЫ НЕ ДАЛИ МНЕ ЕСТЬ; ЖАЖДАЛ , И ВЫ НЕ НАПОИЛИ МЕНЯ; БЫЛ СТРАННИКОМ , И НЕ ПРИНЯЛИ МЕНЯ; БЫЛ НАГ , И НЕ ОДЕЛИ МЕНЯ; БОЛЕН И В ТЕМНИЦЕ , И НЕ ПОСЕТИЛИ МЕНЯ . Три страшные казни объявляет грешникам этот приговор Небесного Судии: отлучение от Бога, муку вечную и пребывание со злым диаволом во веки веков. Все эти казни столь тяжки, столь мучительны по лютости, столь нестерпимы по времени, страшны по самому имени – проклятые, что ум человеческий не в силах их изобразить. «Соберу на них бедствия» (Втор. 32:23), – угрожает Бог грешникам. Собрание, соединение всех зол, всех бед и мук вместе – вот состояние мучимых во аде! Все яды скорбей собраны в одну чашу, все пламени огня неугасимого соединены в один пламень, все муки вечные – в одной минуте»… (слова свт. Илии Минятия). Ужасом вострепещут грешники от этого грозного приговора Судии праведного; в смятении духа они ничего не найдут сказать в свое оправдание и только безнадежно повторят то, что в своем смирении уже раньше их сказано будет праведниками: ТОГДА И ОНИ СКАЖУТ ЕМУ В ОТВЕТ: ГОСПОДИ! КОГДА МЫ ВИДЕЛИ ТЕБЯ АЛЧУЩИМ , ИЛИ ЖАЖДУЩИМ , ИЛИ СТРАННИКОМ , ИЛИ НАГИМ , ИЛИ БОЛЬНЫМ , ИЛИ В ТЕМНИЦЕ , И НЕ ПОСЛУЖИЛИ ТЕБЕ? И в этом, уже не имеющем смысла, поспешном вопросе осужденных будет слышаться полное отчаяние. Ведь из ответа Господа праведникам на этот же вопрос они уже будут знать, да они знают уже и теперь – из этого Евангельского повествования, из уст Самого Христа, как должно понимать слова Господа; а потому и вопрос их мог бы остаться вовсе без ответа; но Небесный Судия соизволит, к большему их осуждению, повторить Свой Божественный ответ: ТОГДА СКАЖЕТ ИМ В ОТВЕТ: ИСТИННО ГОВОРЮ ВАМ: ТАК КАК ВЫ НЕ СДЕЛАЛИ ЭТОГО ОДНОМУ ИЗ СИХ МЕНЬШИХ , ТО НЕ СДЕЛАЛИ МНЕ!

«Если бы пришел и враг, то голод, холод, узы, нагота, болезнь, безприютное блуждание всюду – этого довольно для прекращения вражды. Но вы не поступили так и с Другом, Благодетелем, Владыкой… Заметь, – говорит святитель Златоуст, – что у осужденных не было ни одной добродетели. Они не только не напитали алчущего, не одели нагого, но даже, что гораздо легче было исполнить, и больного не посетили. Но и тогда, когда Он алкал, нетрудно было исполнить Его требование. Ибо Он просил не пышной трапезы, но только самого нужного, пищи необходимой, и притом просил в самом жалобном виде. Таким образом, все делало их достойными наказания: и легкость исполнения прошения, ибо Он просил только хлеба; и жалобный вид Просящего, ибо Он был нищ; и естественное сострадание, ибо Он был Человек; и особенная привлекательность обещания, ибо обещано Царство; и страх наказания, ибо угрожала геенна; и важность Приемлющего, ибо Сам Бог принимал в лице нищих; и величие чести, ибо Он показал такое снисхождение; и вся законность подаяния, ибо Он принимал Свое. Но при всем том своекорыстие совершенно ослепило плененных им; даже и при таких угрозах. Ибо как раньше сказал Он, что не приемлющие учеников будут наказаны более, чем Содомляне, так и здесь говорит: «так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне!» Что Ты говоришь, Господи? Кто Твои братья? Почему их называешь меньшими братиями? Потому они братья, что они уничижены, что нищи, что отвержены; таковых Он в особенности призывает в Свое братство, т.е. незнаемых, презираемых, разумея всякого верующего. Ибо крещение и причащение Божественных Тайн соделывает нас братиями. Но чтобы ты и с другой стороны видел справедливость приговора, – продолжает златословесный учитель, – то Он еще прежде восхваляет тех, которые исполнили свое дело и говорит им: «приидите, благословенные» … Чтобы осужденные не сказали, что им нечего было дать, Он осуждает их, указывая на товарищей, подобно тому, как осуждает и дев, – указывая на дев же; раба объедающегося и упивающегося, – указывая на раба верного; раба, скрывшего свой талант, – указывая на раба,представившего два таланта,и вообще осуждает каждого грешника, – указывая на исполнивших свои обязанности. Справедливость Своего приговора над осуждаемыми Он объясняет и тем, что осужденные оказались непослушными даже в том, в чем бедность не могла им препятствовать, например, когда нужно было им напоить жаждущего, прийти к находящемуся в темнице, посетить больного. Нас трогает и пес алчущий; мы преклоняемся, видя и зверей в нужде; а ты, видя своего Владыку, не преклоняешься? Чем можно извинить это?»

Та же Любовь, Которая приходила «не судить мир, но чтобы мир спасен был» (Ин. 3:17), придет осудить тех, которые «не приняли любви истины для своего спасения» (2Фес. 2:10). Осудить злых, поскольку любит добрых. Милосердый судит нераскаянных, потому что милует кающихся. И для чего иначе возвещает Он гибель отверженных, если не для того, что не хочет ничьей погибели? Поэтому, за несколько еще веков, дает нам услышать последнее проклятие на левую сторону, чтобы заблаговременно спастись нам бегством на правую! Праведный Судия лишит осужденных права наслаждаться Его лицезрением: «идите от Меня, проклятые» , – изречет Он (Мф. 25:41). Мы не можем постигнуть все то неизреченное блаженство, какое уготовано любящим Бога в лицезрении славы Его. «Горька и солона вода морская, – говорит святитель Илия Минятий, – представь же себе, что упала в море с высоты небесной одна только капля, которая все море усладила бы; понимаешь ли ты, как должна быть сладка эта вода небесная? Вот так же горек и ад; но если бы упала в него одна только капля райской сладости, то эта капля усладила бы всю его горечь, погасила бы пламень адский, утолила бы все слезы грешников, и ад стал бы тогда раем. Разумеешь ли теперь, какова радость райская? Возрадуется сердце ваше, и этой радости вашей никто – никто и никогда уже не отнимет от вас! Да, в блаженной вечности ты будешь радоваться радостью Божией, будешь царствовать во Царствии Божием, будешь прославлен славой Божественной. Тогда подобны Ему, Самому Богу, будем, – говорит апостол, – потому что увидим Его, как Он есть». И вот, всего этого блаженства лишен будет грешник. «Авессалом, – говорит святитель Филарет, митрополит Московский, – отверженный Давидом, просит Иоава, чтобы он или испросил ему позволение видеть отца своего, царя, или убил бы несчастного. Так отверженный Богом грешник предпочтет смерть своему состоянию, только он не найдет ее. Он будет умирать непрестанно, а не сможет умереть и один раз». «Совокупите тысячу геенн, – восклицает святитель Златоуст, – это отнюдь не так тяжко, как быть изверженным от славы, быть ненавидимым Богом! Лучше подвергнуться безчисленным ударам молнии, чем видеть кроткое лицо Господа, от нас отвращающееся, и ясное око Его, не могущее взирать на нас. И действительно, если Он меня, врага Своего, при всей моей к Нему ненависти и отвращении от Него, так возлюбил, что даже не пощадил Самого Себя, но предал Себя на смерть, и если после всего этого не подам Ему и хлеба, когда Он алчет, то какими же глазами буду взирать на Него?»

«Подумайте только, – говорит святитель Илия Минятий, – что если бы прекраснейшее и святейшее лицо Божие на одну лишь минуту сокрылось от очей праведных, то самый рай стал бы для них адом; и если бы оно на одну лишь минуту показалось мучимым во аде, то самый ад стал бы раем. Подумайте, если бы грешники имели надежду когда-нибудь увидеть лицо Божие, то мучение миллионов веков показалось бы им за ничто. Каково же их мучение, когда они будут вечно желать – без надежды узреть лицо Божие! Желать Бога всегда и не надеяться увидеть Его никогда, – да это такое мучение, которое я и объяснить не могу!» Но этого мало: праведный Судия посылает осужденных в огонь вечный, на вечные мучения. «Напрасно, – говорит святитель Филарет, – изъясняют сей огонь действием совести; напрасно вопрошают: какие это мучения? Какой это огонь, который бы мог действовать на безсмертного человека? Но разве пределы разумения человеческого должны быть пределом Божия всемогущества? Кто может сие тленное облещи в нетление и сделать тело духовным, Тому трудно ли приготовить столь тонкий и проницательный огонь, чтобы так же был ощущаем безсмертным составом, как нынешний огонь нынешним телом? Если бывший на третьем небеси апостол не описал того, что там уготовано любящим Бога, и признался, что это совсем невозможно постигнуть человеку более или менее плотскому, то может ли равно представить себе свойство ужасных последствий действия гнева Божия тот, кто не нисходил в преисподнюю? Мы можем, и довольно для нас знать только то, что огонь этот безконечен: «идите от Меня… в огонь вечный» , – глаголет вечный Судия». И тотчас исполняется слово Его: И ПОЙДУТ СИИ В МУКУ ВЕЧНУЮ , во веки веков нескончаемую, так же, как будет нескончаемо и блаженство праведных, А ПРАВЕДНИКИ В ЖИЗНЬ ВЕЧНУЮ . Мука вечная, жизнь вечная, – слово вечный одно и то же значит и смысл его один и тот же. Мука будет так же вечна и безконечна, как и жизнь вечная – безконечна. Если бы Бог прославлял вечно, а наказывал временно, то было бы вечным только Его милосердие, а правосудие не вечным, не действительным. Но Бог сколько милосерд, столько же и правосуден. Безпредельно Его милосердие, безпредельно и Его правосудие. «Как нет сравнения между грехом временным и мукой вечной, так же точно ведь нет сравнения между человеком, этим червем непотребным, каков ты, и Богом Всевышним, Которого ты оскорбляешь своим грехом, – говорит святитель Илия Минятий. – Если бы ты жил вечно, то вечно бы и грешил; а потому и следует тебе мучиться вечно. Вот, теперь адские муки у тебя пред очами, а ты все-таки грешишь, а за это-то и следует тебе мучиться вечно. Тебе следовало бы ежечасно благодарить правду Божию, которая открыла пред тобою пропасть адскую, чтобы пресечь тебе путь злобы твоей. Да если бы муки адские имели конец, то какова была бы жизнь христиан? Воистину праведен суд Божий!»

Праведен, но в самой правде Своей исполнен милосердия. Вечно будет грешник томиться жаждой потерянного блаженства, но если бы он и мог получить это блаженство, то не на радость себе: он стал уже неспособен к блаженству. Душа его сроднилась со злом и грехом, он не воспользовался помощью благодати Божией в земной своей жизни для ее очищения, а после всеобщего воскресения уже нет покаяния, нет благодати, спасающей грешных, нет возможности духовного обновления и возрождения… Как несносны лучи солнечные для очей больных, так не может грешник вынести лицезрения Божия. Как не может рыба жить в воздухе, так неспособен грешник к райской жизни. Уже и теперь, еще в земной жизни, разве не скучает он в молитве? разве не бежит он из храма Божия? Что же он чувствовал бы в Царстве Небесном, где и Ангелы Божии, и праведники прославленные обретают свое блаженство в славословии Бога – Творца и Спасителя? В грешном сердце такого человека как змеи кишат страсти и похоти; ему ли, с нечистой совестью, открытым лицом зреть славу Божию вместе с чистыми сердцем? Нет, ад с его муками вечными будет роднее ему, чем пресветлый рай Божий, ибо и рай и ад человек сам себе уготовляет в своем сердце, живя здесь, на земле. «Представьте же себе, – говорит святитель Филарет Московский, – представьте, насколько сможете, эту страну непроницаемого мрака, кипящую огнем и жупелом и червями, шумящую скрежетом зубов и яростными стонами; там минуты проходят как годы, но проходят годы – и это еще начало мучения; проходят века – и это еще начало мучения; пройдет столько тысячелетий, сколько пылинок составляет нынешний мир, – все еще будет начало мучения… Подумайте также, – продолжает святитель, – с кем будут разделять грешники это безконечное проклятие на вечные мучения: это огонь, уготованный диаволу и ангелам его. Губительные взоры врага будут непрестанно пронзать жертву, им убитую! Лютый змий гнусным жалом своим будет лобызать сердце, им отравленное, и в новые раны будет всегда вливать новый яд… Но да удалятся эти страшные виды, и да будут они для нас одними мечтаниями воображения! Отверзите слух ваш, и в самых грозных вещаниях правосудия вкушайте сладкий глас: «приидите, благословенные Отца Моего!» Слышите ли, что говорит Любовь? Не для вас устроены жилища адовы, но диаволу и ангелам его; не для вас возжжено геенское пламя, но для князя тьмы устроено царство тьмы; для вас уготованы обители райские от сложения мира. Обратитесь, «покайтесь, ибо приблизилось Царство Небесное!» (Мф. 4:17). Хочешь ли быть в числе благословенных Отца Небесного? Очищай свое сердце, побеждай страсти и похоти, крепко подвизайся в молитве, самоотречении, а наипаче в делах милосердия. В этом поможет тебе Сам Пастырь Небесный, Христос Господь, Своей благодатью».

Через Него ты можешь сделаться сыном Отца Небесного, по реченному: «А тем, которые приняли Его, верующим во имя Его, дал власть быть чадами Божиими» (Ин. 1:12). Через Него соделаешься благословенным от Отца Небесного, по реченному: «Благословен Бог и Отец Господа нашего Иисуса Христа, благословивший нас во Христе всяким духовным благословением в небесах» (Еф. 1:3). Благословение это уже готово для нас, но нужно нам всеми силами души стремиться к нему, чтобы не исполнилось на нас слово Псалмопевца: «не восхотел благословения, – оно и удалится от него» (Пс. 108:17). Приведем в заключение умилительное размышление святителя Никифора Астраханского о Страшном Суде Христовом: «Яви же ныне милость Твою на нас; озари сердце наше светом покаяния, дабы мы, раскаявшись от всей души до наступления того немилостивого времени, обратились к Тебе. Укрепи нас непреоборимой силой Твоей благодати, да ею укрепленные сохраняем всегда Божественные Твои заповеди и ходим неуклонно во все дни жизни нашей по стезям добродетели, да удостоимся тогда услышать сей блаженный и человеколюбивейший Твой глас: «приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира». Да будет, Господи, сие, да будет! Аминь» .

Евангелие дня с толкованием на 3 марта

Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.

Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили?

когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели?

когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?

И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.

Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня.

Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе?

Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне.

И пойдут сии в муку вечную, а праведники в жизнь вечную.

От Матфея 25:31-46

Толкование Евангелия блаженного
Феофилакта Болгарского

Блаженный Феофилакт Болгарский

Мф.25:31. Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей,
Мф.25:32. и соберутся пред Ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов;
Мф.25:33. и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по левую.

Так как первое пришествие Господа было не славно и сопровождалось унижением, то о втором Он говорит: «когда приидет во славе Своей». Ибо во второй раз Он придет со славою и с ангелами, служащими Ему. Прежде всего Господь отлучает святых от грешников, освобождая первых от мучения, а потом, поставив, будет говорить с ними. Овцами называет святых по кротости их и потому, что они доставляют нам плоды и пользу, как овцы, и дают волну, то есть покров божественный и духовный, а равно и молоко, то есть духовную пищу. Грешников же называет козлищами, потому что и они ходят по стремнинам; они беспорядочны и бесплодны, как козлища.

Мф.25:34. Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира:
Мф.25:35. ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня;
Мф.25:36. был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне.
Мф.25:37. Тогда праведники скажут Ему в ответ: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили?
Мф.25:38. когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели?
Мф.25:39. когда мы видели Тебя больным, или в темнице, и пришли к Тебе?
Мф.25:40. И Царь скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.

Господь не прежде рассуждения награждает и наказывает, потому что Он человеколюбив, а этим и нас научает тому, чтобы мы не прежде наказывали, чем исследуем дело. Таким образом, после суда наказанные будут еще более безответны. Святых Он называет благословенными, ибо они восприняты Отцом. Господь именует их наследниками Царства, дабы показать, что Бог делает их общниками Своей славы, как чад Своих. Ибо не сказал: «приидите», но «наследуйте» как бы некое отеческое имение. Называет меньшими братьями или учеников Своих, или всех вообще бедных, так как всякий бедный уже потому самому брат Христа, что Христос проводил Свою жизнь в бедности. Заметь здесь правосудие Божие, как Господь восхваляет святых. Заметь и благомыслие их, как по скромности они не признают себя питавшими Господа. Но Господь относит к Самому Себе то, что сделано ими для бедных.

Мф.25:41. Тогда скажет и тем, которые по левую сторону: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его:
Мф.25:42. ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня;
Мф.25:43. был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня.
Мф.25:44. Тогда и они скажут Ему в ответ: Господи! Когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не послужили Тебе?
Мф.25:45. Тогда скажет им в ответ: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне.
Мф.25:46. И пойдут сии в му́ку вечную, а праведники в жизнь вечную.

Стоящих ошуюю Господь посылает в огонь, который уготован дьяволу. Так как демоны безжалостны и расположены к нам недружелюбно и вражески, то соответствующим образом удостаиваются того же наказания и те из людей, которые имеют такое же свойство и за дела свои подверглись проклятию. Заметь, что Бог не для людей уготовал огненное мучение и не для нас уготовал наказание, а для дьявола, но я сам себя делаю заслуживающим наказания. Вострепещи, человек, представляя, что вот посылаются эти люди в муку не за то, что они блудники или убийцы, или хищники, не за то, что совершили другое какое-либо злодеяние, – а за то, что не сделали никакого добра. Ибо если внимательно рассмотреть, то хищником окажется и тот, кто имеет много и, однако, не оказывает милости, хотя бы явно и не делал никакой обиды ближнему. Все, что имеет он более должного, похищает у требующих, если они не получают от него; ибо если бы он отделил это для общего употребления, те не нуждались бы, теперь же, так как он запер свой излишек и присвоил его себе, они нуждаются. Таким образом, немилостивый есть похититель, ибо столь же многих обижает, сколь многим может благотворить и не благотворит. И пойдут такие люди в муку вечную и никогда нескончаемую, а праведники – в жизнь вечную. Как святые имеют непрестающую радость, так грешники – непрестающее мучение; хотя Ориген и пустословит, говоря, что будто бы есть конец наказанию, что грешники не вечно будут мучиться, что наступит время, когда, очистившись чрез мучение, они перейдут в то место, где находятся праведные, но эта басня ясно обличается здесь, в словах Господа. Господь говорит о вечном наказании, то есть непрекращаемом, ибо сравнивает праведных с овцами, а грешников с козлищами. В самом деле, как козлу никогда не бывать овцою, так и грешник в будущем веке никогда не очистится и не будет праведным. Кромешная тьма, будучи удалена от света Божественного, потому самому и составляет самое тяжкое мучение. Можно представить на это и следующую причину. Удалившись от света правды, грешник и в настоящей жизни уже находится во тьме, но так как здесь еще есть надежда на обращение, то по этой причине эта тьма и не есть тьма кромешная. По смерти же будет рассмотрение дел его, и если он здесь не раскаялся, то там окружает его кромешная тьма, ибо надежды на обращение тогда уже нет, и наступает совершенное лишение божественных благ. Пока грешник здесь, то хотя он и немного получает божественных благ,– говорю о чувственных благах, он все еще раб Божий, потому что живет в дому Божием, между творениями Божиими, питаемый и сохраняемый Богом. А тогда он совершенно отлучается от Бога, не имея участия ни в каких благах: это и есть тьма, называемая кромешною, сравнительно с тьмою здешнею, не кромешною, когда грешник не отсекается совершенно. Итак, бегай немилосердия и твори милостыню как чувственно, так в особенности духовно. Питай Христа, алчущего нашего спасения. Впрочем, если ты напитаешь и напоишь также алчущего и жаждущего учения, то и тогда ты напитал и напоил Христа. Ибо вера, живущая в христианине, есть Христос, а вера питается и возрастает посредством учения. Если также увидишь некоего странного, то есть удалившегося от Царства Небесного, то вводи и его с собою; иначе сказать: с ним и сам входи на небеса, и его вводи, чтобы, проповедуя другим, самому не оказаться недостойным. И если кто совлекся одежды нетления, которую имел чрез крещение, и обнажился, то облеки его, и «изнемогающаго в вере, – как говорит Павел, – принимай…» (Рим. 14, 1); заключенного в темнице, в этом мрачном теле, посети, даруя ему наставление, как бы свет некий. Все эти виды любви совершай и телесно, и в особенности духовно: так как мы состоим из двух частей – из души и из тела, то и дела любви могут быть совершаемы двояко.

Евангелие о Страшном Суде

Мф., 106 зач., 25:31-46.

Те, кто считал и вычислял, утверждают, что на земле полтора миллиарда живых людей. Из этих полутора миллиардов живых людей ни один не в состоянии сказать вам от своего ума, что будет с миром в конце времен и что будет с нами после смерти. И все многие и многие миллиарды человеческих существ, жившие на земле до нас, не были в состоянии ничего от своего ума определенно и с уверенностью сказать о кончине мира и о том, что нас ожидает после смерти, — ничего, что мы могли бы разумом, сердцем и душою принять как истину. Жизнь наша коротка и исчисляется днями, а время долго и исчисляется столетиями и тысячелетиями. Кто из нас может простереться из своей тесноты до скончания века, и увидеть последние события, и сообщить нам о них, и сказать: «На краю времен произойдет то-то и то-то, то-то будет с миром, то-то — с вами, людьми»? Никто. Воистину, никто из всех живых людей, кроме того, кто убедил бы нас, что он, проникнув в разум Создателя мира и людей, узрел весь план творения; и что он жил и пребывал в сознании прежде бытия мира; а также — что он может явственно видеть кончину времен и все те события, кои будут знаменовать кончину сию. Есть ли такой человек среди полутора миллиардов ныне живущих людей? И был ли такой от начала мира доныне? Нет, такого нет и не было. Были прозорливые люди и пророки, которые не от своего ума, но по откровению Божию изрекли кое-что, кратко и отрывочно, о кончине мира; и не столько с намерением ее описать, сколько для того, чтобы своими видениями, по повелению Божию, вразумить людей: да отвратятся они от пути беззакония, да покаются, да помышляют о имеющем прийти судьбоносном более, нежели о мелком и преходящем, заслоняющем от них, подобно облаку, пламенное и страшное событие, коим завершится и вся жизнь человеческая на земле, и существование мира, и ход звезд, и дни и ночи, и все, находящееся в пространстве, и все, происходящее во времени.

Лишь Один-Единственный ясно и определенно поведал нам главное обо всем том, что должно произойти в конце времен. Сие — Господь наш Иисус Христос. Если бы кто-либо иной сказал нам о кончине мира, то мы бы не поверили, будь он даже и величайшим мудрецом мирским. Если бы он говорил от своего человеческого разума, а не по доказанному откровению Божию, мы бы ему не поверили. Ибо человеческий ум и человеческая логика, сколь бы велики они ни были, слишком крохотны, чтобы простереться от начала до кончины мира. Но тщетен весь наш разум там, где требуется видение. Нам нужен прозорливый человек, который видит — и видит ясно, как мы видим солнце, — весь мир насквозь, от начала его до кончины, и сами начало и кончину. Был лишь Один такой Человек. И это Господь наш Иисус Христос. Ему Единому мы можем и должны верить, когда Он говорит нам о том, что произойдет в последние дни. Ибо все, предреченное Им, сбылось; сбылось все, что предрек Он и отдельным личностям, как Петру и Иуде и прочим апостолам; и отдельным народам, как иудеям; и отдельным местам, как Иерусалиму, Капернауму, Вифсаиде и Хоразину; и Церкви Божией, на Его крови утвержденной. Еще не исполнились лишь Его пророчества о событиях пред самым концом мира сего и пророчество о самом конце мира и о Страшном Суде. Но имеющий очи, чтобы видеть, может ясно видеть: в мире уже в наше время начались события, предсказанные Им как признаки близкой кончины века. Разве не явились многие благодетели человечества, кои желают заменить собою Христа и своим учением — учение Христово? Разве не восстал народ на народ и царство на царство? Не сотрясается ли земля, как и наши сердца, от множества войн и революций по всей нашей планете? Не предают ли многие Христа, и не бегут ли многие из Церкви Его? Не умножилось ли беззаконие, и не охладела ли любовь во многих? Не проповедано ли уже Евангелие Христово по всей вселенной, во свидетельство всем народам (Мф.24:3-14)? Правда, наихудшее еще не пришло, но оно приближается неудержимо и быстро. Правда, еще не явился антихрист, но его пророки и предтечи уже ходят средь всех народов. Правда, еще не дошло до вершины скорби, какой не было от начала мира, до невыносимого предсмертного хрипа, но эта вершина уже виднеется на горизонте пред очами всех духовных людей, чающих пришествия Господня. Правда, солнце еще не померкло, и луна не перестала давать света своего, и звезды не спали с неба; но, когда все сие произойдет, о том невозможно будет более ни писать, ни говорить. Человеческое сердце исполнится страха и трепета, человеческий язык онемеет, и человеческие очи вперятся в страшную тьму, в землю без дня и в небо без звезд. И вдруг в этой тьме явится знамение от востока до запада, с таким блеском, каким солнце никогда не могло бы засиять над нашими головами. И тогда увидят все племена земные Господа Иисуса Христа, грядущего на облаках небесных с силою и славою великою. И вострубят воинства ангельские, и соберутся пред Ним все народы земли, трубы заиграют сбор, какого не было от начала мира, и призовут на Суд, который не повторится.

Но обо всех сих знамениях и событиях, что произойдут пред кончиною мира и в конце времен, говорится в ином месте Святого Евангелия. Сегодняшнее же Евангельское чтение описывает нам последний расчет между временем и вечностью, между небом и землею, между Богом и людьми. Оно описывает нам Страшный Суд и ход его, день ярости Господней (Соф.2:2). Оно описывает нам тот страшный момент, радостнейший для праведников, когда милость Божия передаст слово правде Божией. Когда поздно будет творить добрые дела и поздно будет каяться! Когда плач более не встретит сочувствия и слезы более не будут капать в длани ангельские.

Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей. Как в притче о блудном сыне Бог называется человеком, так и здесь Христос называется Сыном Человеческим. Сие есть Он, и никто иной. Когда Он второй раз приидет в мир, то приидет не тихо и в уничижении, как приходил первый раз, но явно и во славе великой. Под этою славой подразумевается, во-первых, та слава, которую Христос имел в вечности прежде бытия мира (Ин.17:5) а во-вторых, слава Победителя сатаны, ветхого мира и смерти. Между тем, Он приходит не один, но со всеми святыми ангелами, число коих бесконечно; с ними же Он приходит потому, что и они, будучи слугами Его и воинами, участвовали как в борьбе со злом, так и в победе над злом. Радость для Него — разделить с ними и славу Свою. А дабы показать величие события сего, особо подчеркивается: с Господом приидут все ангелы. Нигде более не упоминается ни об одном событии, в котором участвовали бы все ангелы Божии. Всегда они являлись в меньшем или большем количестве, но на Страшном Суде все они соберутся вокруг Царя славы. Престол славы и ранее, и после зрели многие тайновидцы (Ис.6:1; Дан.7:9; Откр.4:2; 20:4). Под этим престолом подразумеваются силы небесные, на коих восседает Господь. Сие есть престол славы и победы, на котором восседает Отец Небесный и на котором сел и Господь наш Иисус Христос после победы Своей (Откр.3:21). О, сколь величественным будет это пришествие Господне, какими дивными и страшными явлениями будет оно сопровождаться! Прозорливый пророк Исаия предвещает: Ибо вот, придет Господь в огне, и колесницы Его — как вихрь (Ис.66:15). Даниил видит при этом пришествии, как огненная река выходила и проходила пред Ним; тысячи тысяч служили Ему и тьмы тем предстояли пред Ним; судьи сели, и раскрылись книги (Дан.7:10).

А когда Господь приидет во славе и сядет на престоле, тогда соберутся пред ним все народы; и отделит одних от других, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец по правую Свою сторону, а козлов — по левую. Многих святых отцов занимал вопрос, на каком месте Христос будет судить народы. И, ссылаясь на пророка Иоиля, они высказывали суждение: Суд будет происходить в долине Иосафата, там, где некогда царь Иосафат без боя и оружия победил моавитян и аммонитян, так что среди врагов не было уцелевшего (2Пар. глава 20). А пророк Иоиль глаголет: Пусть воспрянут народы и низойдут в долину Иосафата; ибо там Я воссяду, чтобы судить все народы отовсюду (Иоил.3:12). Может быть, над сею долиной возвысится престол Царя славы; но нет на земле той долины, где могут собраться все народы и все люди, живые и мертвые, от сотворения до кончины мира, миллиарды, миллиарды и миллиарды. Всей поверхности земли, вместе со всеми морями, не хватило бы, чтобы на ней встали плечом к плечу все человеческие существа, когда-либо на земле жившие. Ибо, если бы это было только собрание душ, тогда можно было бы понять, как все они могут поместиться в долине Иосафата; но поскольку сие будут люди во плоти (потому что и мертвые восстанут во плоти), то следует слова пророка понимать в переносном смысле. Долина Иосафата есть вся земля, от востока до запада; и как некогда Бог в долине Иосафата явил Свою силу и суд, так в последний день Он явит точно такую же силу и суд над всем родом человеческим.

И отделит одних от других. Во мгновение ока все собравшиеся люди отделятся друг от друга на две стороны, налево и направо, словно неодолимой силою магнита. Так, что никто из стоящих на левой стороне не сможет двинуться вправо и никто из стоящих на правой стороне не сможет двинуться влево. Подобно тому как, услышав голос пастыря, овцы идут на одну сторону, а козлы — на другую.

Тогда скажет Царь тем, которые по правую сторону Его: приидите, благословенные Отца Моего, наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира. Вначале Христос называет Себя Сыном Человеческим, то есть Сыном Божиим; здесь же Он именует Себя Царем. Ибо Ему даны Царство и сила и слава. Приидите, благословенные Отца Моего. Блаженны те, кого Христос назовет благословенными! Ибо благословение Божие содержит в себе все блага и все радости и утешения небесные. Почему Господь говорит не «благословенные Мои», а благословенные Отца Моего? Потому что Он — единый Сын Божий, Единородный и несотворенный, от вечности в вечность, а праведники усыновлены по благословению Божию и чрез то стали Христу как братья. Господь призывает праведников наследовать Царство, уготованное им от создания мира. Это значит, что Бог еще до сотворения человека уготовал человеку Царство. Прежде нежели Он создал Адама, все уже было готово для его райской жизни. Целое Царство сияло блистательно, ожидая только царя. Тогда Бог ввел в Царство сие Адама, и Царство было заполнено. Так и всем праведникам Бог изначала приготовил Царство, ожидающее только своих царей, во главе коих встанет Сам Царь Христос.

Призвав праведников в Царство, Судия тут же объясняет, почему им дано Царство: ибо алкал Я, и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне. В ответ на это дивное объяснение праведники со смирением и кротостью спрашивают Царя, когда они видели Его алчущим, жаждущим, странником, нагим, больным или в темнице и сделали Ему все сие. И Царь глаголет им столь же дивно: истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших, то сделали Мне.

Во всем этом объяснении — два смысла, один внешний, а другой внутренний. Внешний смысл ясен каждому. Накормивший алчущего человека накормил Господа. Напоивший жаждущего напоил Господа. Одевший нагого одел Господа. Принявший странника принял Господа. Посетивший больного или же заключенного в темнице посетил Господа. Ибо еще в Ветхом Завете сказано: Благотворящий бедному дает взаймы Господу, и Он воздаст ему за благодеяние его (Притч.19:17). Ибо чрез просящих нас о помощи Господь испытывает сердца наши. Богу ничего от нас для Себя не надо; Он ни в чем не нуждается. Не может алкать Сотворивший хлеб; не может жаждать Сотворивший воду; не может быть наг Облекший все творения Свои; не может быть болен Источник здравия; не может быть в темнице Господь господствующих. Но Он требует от нас милостыни, дабы чрез то умягчить и облагородить сердца наши. Будучи всемогущим, Бог может во мгновение ока сделать всех людей богатыми, сытыми, одетыми и довольными. Но Он попускает людям и голод, и жажду, и болезни, и страдания, и нищету по двум причинам. Во-первых, чтобы терпящие все сие терпением умягчали и облагораживали сердца свои, и помнили о Боге, и с верою молитвенно припадали к Нему. А во-вторых, чтобы те, кто сего не испытывает: богатые и сытые, одетые и здоровые, сильные и свободные — видели скорби человеческие и милостынею умягчали и облагораживали сердца свои; и чтобы в чужом страдании они чувствовали свое страдание, в чужом унижении — свое унижение, таким образом осознавая братство и единство всех людей на земле чрез живаго Бога, Творца и Промыслителя всех и всего на земле. Милости хочет от нас Господь, милости прежде всего иного. Ибо Он ведает, что милость есть путь и способ возвращения человека к вере в Бога, надежде на Бога и любви к Богу.

Это — внешний смысл. А внутренний смысл касается Христа в нас самих. Во всякой светлой мысли ума нашего, во всяком хорошем чувстве сердца нашего, во всяком благородном устремлении души нашей к доброделанию проявляется в нас Христос силою Духа Святаго. Все сии светлые мысли, хорошие чувства и благородные устремления Он называет малыми, или меньшими братьями Своими. Он так их называет потому, что они представляют в нас незначительное меньшинство по сравнению с обретающейся в нас великой областью мирского осадка и зла. Если ум наш алчет Бога и мы дадим ему есть, то мы дали есть Христу в себе. Если сердце наше наго от всякой добродетели и всякой благости Божией и мы оденем его, то мы одели Христа в себе. Если душа наша больна и в темнице нашего злого существа, наших злых дел и мы вспомним о ней и посетим ее, то мы посетили Христа в себе. Одним словом: если мы предоставим защиту второму человеку в нас — праведнику, некогда первенствовавшему, ныне же угнетенному и униженному живущим в нас злым человеком, грешником, то мы защитили Христа в себе. Маленький-премаленький этот обитающий в нас праведник; огромный-преогромный этот обитающий в нас грешник. Но сей праведник в нас есть меньший брат Христов; а сей грешник в нас есть подобный Голиафу противник Христов. Итак, если мы защитим в себе праведника, если дадим ему свободу, если укрепим его и выведем на свет, если возвысим его над грешником, да возобладает над ним полностью, чтобы мы могли сказать, как апостол Павел: и уже не я живу, но живет во мне Христос (Гал.2:20), — то и мы будем названы благословенными и услышим на Страшном Суде слова Царя: приидите, …наследуйте Царство, уготованное вам от создания мира.

А стоящим по левую сторону Судия скажет: идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и ангелам его. Ужасное, но справедливое осуждение! В то время как праведников Царь призывает к себе и дарует им Царство, грешников Он прогоняет от Себя и посылает их в огонь вечный («Если когда-нибудь придет конец муке вечной, то из этого следует, что и жизни вечной придет конец. Но поскольку сего нельзя даже помыслить в отношении вечной жизни, то как можно помышлять о конце вечного мучения?» Свт. Василий Великий. Слово 14, о Страшном Суде), в отвратительное общество диавола и его слуг. Весьма важно, что Господь не говорит, будто огонь вечный уготован грешникам от создания мира, как Он сказал праведникам о Царстве: уготованное вам от создания мира. Что это значит? Совершенно ясно: Бог уготовал огонь вечный лишь диаволу и ангелам его, а всем людям Он от создания мира уготовал Царство. Ибо Бог хочет, чтобы все люди спаслись (1Тим.2:4; сравни: Мф.18:14; Ин.3:16; 2Пет.3:9; Ис.45:22) и никто не погиб. Согласно тому, Бог предопределил людей не к погибели, но ко спасению и предуготовил для них не огонь диавольский, но Царство Свое, и только Царство. Отсюда понятно, что заблуждаются говорящие о грешнике: «Ему суждено быть грешником!» Ибо если суждено ему быть грешником, то, воистину, суждено не Богом, а им самим; видно же сие из того, что Бог заранее не уготовал никакого места мучений людям — лишь диаволу. Поэтому на Страшном Суде праведный Судия не сможет послать грешников ни в какое иное место, как только в мрачное обиталище диавола. А что Судия посылает их туда справедливо, понятно из того, что они во время своей земной жизни совершенно отпали от Бога и пошли в услужение к диаволу.

Произнеся приговор грешникам, находящимся по левую сторону, Царь тут же объясняет им, за что они прокляты и за что Он отправляет их в огонь вечный: ибо алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня. Итак, они не сделали ничего из всего того, что сделали праведники, стоящие по правую сторону. Выслушав от Царя слова сии, грешники, как и праведники, спрашивают: Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице…? Отвечает Господь: истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне.

Все это объяснение, кое Царь дает грешникам точно так же имеет два смысла, внешний и внутренний, как и в первом случае, с праведниками. Ум грешников был мрачен, сердце — окаменено, душа — злонамеренна по отношению к их алчущим и жаждущим, нагим, больным и заключенным братьям на земле. Не могли они одебелевшим умом своим прозреть, что чрез скорбящих и страждущих мира сего Сам Христос просит их о милости. Чужие слезы не могли умягчить их окамененного сердца. И пример Христа и Его святых угодников не мог обратить их злонамеренной души, да устремится к благу и да творит благое. И как были они немилостивы ко Христу в братьях своих, так были они немилостивы ко Христу в самих себе. Всякую светлую мысль они намеренно в себе заглушали, заменяя ее мыслями блудными и богохульными. Всякое благородное чувство, лишь только оно зачиналось, они с корнем вырывали из сердца своего, заменяя его ожесточением, похотью и себялюбием. Всякое стремление души сотворить, следуя закону Божию, какое-либо благо, они быстро и грубо подавляли, вместо него вызывая и поддерживая стремление делать людям зло, грешить пред Богом и оскорблять Его. И так живущий в них меньший брат Христов, то есть праведник в них, был распят, убит и погребен; взращенный же ими мрачный Голиаф, то есть обитающий в них беззаконник, или сам диавол, вышел с поля боя победителем. Что Богу делать с такими? Может ли Он принять в Свое Царство тех, кто совершенно изгнал из себя Царство Божие? Может ли Он призвать к Себе тех, кто искоренил в себе всякое богоподобие, тех, кто и явно, пред людьми, и тайно, в сердце своем показал себя врагом Христовым и слугою диавола? Нет; они стали слугами диавола по своему свободному выбору, и Судия на Страшном Суде направит их в то общество, в которое они еще при жизни открыто записались — в огонь вечный, уготованный диаволу и слугам его. И сразу за тем завершится этот процесс, величайший и наикратчайший во всей истории сотворенного мира.

И пойдут сии (грешники) в муку вечную, а праведники в жизнь вечную. Жизнь и мука здесь противопоставляются друг другу. Где жизнь, там нет муки; где мука, там нет жизни. И, воистину, полнота жизни исключает муку. Царство Небесное представляет собою полноту жизни, в то время как обиталище диавола представляет собою муку, и только муку, без жизни, коя от Бога есть. Мы видим и в этой земной жизни, как душа грешного человека, в котором мало жизни, то есть мало Бога, исполнена гораздо больших мучений, нежели душа праведника, в котором больше жизни, то есть больше Бога. Как сказано еще древнею мудростью: Нечестивый мучит себя во все дни свои, и число лет закрыто от притеснителя; звук ужасов в ушах его; среди мира идет на него губитель. Он не надеется спастись от тьмы; видит пред собою меч. — Устрашает его нужда и теснота; одолевает его, как царь, приготовившийся к битве, за то, что он простирал против Бога руку свою и противился Вседержителю (Иов.15:20-22,24-25). Таким образом, и сие время на земле является для грешника тяжким мучением. И самую малую муку в этой жизни грешнику претерпеть тяжелее, нежели праведнику. Ибо лишь имеющий в себе жизнь может претерпеть муку, презреть страдание, победить всю злобу мира и радоваться. Жизнь и радость нераздельны. Потому Сам Христос глаголет праведникам, коих мир поносит и гонит и всячески неправедно злословит: Радуйтесь и веселитесь (Мф.5:11-12).

Но вся сия земная жизнь наша есть отдаленная тень истинной и полной жизни в Царстве Божием; как и все муки на земле суть лишь отдаленная тень ужасных мучений грешников в адском пламени. («Спросили некоего великого старца: «Как, отче, ты столь терпеливо несешь таковые труды?» Ответил старец: «Все мои жизненные труды не равны и единому дню муки (в мире ином)»». Алфавитный Патерик). Жизнь на земле — сколь бы возвышенна она ни была — все же растворена мукою, ибо здесь нет полноты жизни; как и мука на земле — сколь бы велика она ни была — все же растворена жизнью. Но на Страшном Суде отделится жизнь от муки, и жизнь будет жизнью, а мука будет мукою. И та, и другая пребудет вечно, каждая — сама по себе. Какова сия вечность — этого наш человеческий ум вместить не может. Тому, кто одну минуту будет услаждаться созерцанием лица Божия, покажется сие наслаждение тысячелетним. И тому, кто одну минуту будет мучиться с бесами во аде, покажется сие мучение тысячелетним. Ибо времени, нам известного, уже не будет; не будет ни дня, ни ночи, но все — день единственный: День этот будет единственный, ведомый только Господу (Зах.14:7; сравни Откр.22:5). И не будет иного солнца, кроме Бога. И не будет восхода и захода солнца, чтобы можно было исчислять ими вечность, как ныне исчисляется время. Но блаженные праведники будут исчислять вечность радостью своею, а мучимые грешники — мукою своею.

Се так описал Господь наш Иисус Христос последнее и величайшее событие, кое случится во времени, на границе времени и вечности. И мы веруем, что все это так дословно и произойдет: во-первых, потому что и все прочие многочисленные пророчества Христовы сбылись дословно; а во-вторых, потому что Он — Величайший наш Друг и Единый истинный Человеколюбец, преисполненный любви к людям. А в совершенной любви нет ни неправды, ни заблуждения. Совершенная любовь содержит совершенную истину. Если бы все сие не должно было произойти, Он бы нам сего и не сказал. Но Он это сказал, и все это так и будет. Сказал же Он нам сие не для того, чтобы показать Свое знание пред людьми. Нет; Он не принимал славы от человеков (Ин.5:41). Он сказал все сие нашего ради спасения. Всякий, кто имеет ум и кто исповедует Господа Иисуса Христа, может увидеть: ему необходимо знать это, чтобы спастись. Ибо Господь не сотворил ни единого дела, не произнес ни единого слова и не попустил произойти в Своей земной жизни ни единому событию, которые не служили бы нашему спасению.

Потому будем разумны и трезвенны и будем непрестанно держать пред очами духовными картину Страшного Суда. Картина сия многих грешников уже обратила с пути погибели на путь спасения. Время наше кратко, и, когда оно истечет, не будет более покаяния. Своею жизнью за это краткое время мы должны сделать выбор, судьбоносный для нашей вечности: встанем ли мы по правую или по левую сторону Царя славы. Бог дал нам задание легкое и краткое, но награда и наказание огромны и превосходят все то, что способен описать язык человеческий.

Потому не будем терять ни одного дня; ибо всякий день может оказаться последним и решающим; всякий день может принести погибель миру сему и утреннюю зарю Дня оного вожделенного. («Написано: иже бо восхощет друг быти миру, враг Божий бывает (Иак.4:4). Следственно: кто не радуется приближению кончины мира, тот доказывает, что он есть друг сему последнему, а чрез то — враг Божий. Но да будет удален и помысл таковой от верующих, да будет удален от верою знающих, что существует иная жизнь, и истинно любящих ее. Ибо скорбеть о погибели мира свойственно тем, кто укоренил сердце свое в любви к миру; тем, кто не желает будущей жизни и даже не верует в ее существование». Свт. Григорий Двоеслов. Беседы на Евангелие. Книга I, беседа I. О признаках кончины мира). Да не постыдимся в День ярости Господней ни пред Господом, ни пред воинствами Его святых ангелов, ни пред многими миллиардами праведников и святых. Да не будем навеки разлучены от Господа, и от ангелов Его, и от праведников Его, и от наших сродников и друзей, кои будут по правую сторону. Но да воспоем со всем бесчисленным и лучезарным полком ангелов и праведников песнь радости и победы: «Свят, Свят, Свят Господь Саваоф! Аллилуиа!» И да славим вместе со всем воинством небесным Спасителя нашего, Бога Сына, со Отцем и Святым Духом — Троицу Единосущную и Нераздельную, во веки веков. Аминь.

Из собрания творений святителя Николая Сербского (Велимировича), выпущенного издательством Сретенского монастыря.

НЕДЕЛЯ О СТРАШНОМ СУДЕ

Неделя Мясопустная (о Страшном Суде) — предпоследнее воскресение перед Великим постом, в которое по уставу кончается употребление в пищу мяса. В это воскресение вспоминается грядущий Страшный суд (Мф. 25:31-46). Это напоминание необходимо для того, чтобы люди согрешающие не предались беспечности и нерадению о своем спасении в надежде на неизреченное милосердие Божие. Это напоминание о том, что нас будут судить.

Что значит Страшный суд? Это завершение человеческой истории в таком виде, в каком мы с вами ее сейчас имеем и имели раньше. И нередко, да и очень часто люди пытались как бы заглянуть сквозь время и представить себе, а когда же настанет этот Страшный суд? Многие пытались выдать желаемое за действительное, назначали сроки, времени, говорили, что они знают (когда это будет), но проходило это время, и эти предсказания не сбывались. Потому что не надо заниматься этим непродуктивным умозрением. Ибо Господь прямо сказал в завершении притчи о десяти девах, кстати, в этой же 25 главе Евангелия от Матфея, где и притча о Страшном суде, о том, что люди должны быть бдительны, и Он говорит: потому что не знаете ни дня, ни часа, когда придет Сын Человеческий. Единственное, что мы можем с вами сказать, что завершение этой истории, Второе Пришествие Господне придет не во время духовного расцвета человечества, а очевидно во время его духовного упадка.

О страшном суде Своем говорит сам Иисус Христос: «Наступит время, в которое все находящиеся в гробах услышат глас Сына Божия и изыдут творившие добро в воскресение жизни, а делающие зло в воскресение осуждения» (Ин 5:28-29). Отсюда видно, что пред наступлением последнего суда все умершие, по гласу Сына Божия, оживут, и добрые люди воскреснут для вечной жизни блаженной, а злые люди — для вечного осуждения. Картина Страшного Суда разительно изображена также самим Иисусом Христом в следующем: «Когда же приидет Сын Человеческий во славе Своей и все святые Ангелы с Ним, тогда сядет на престоле славы Своей, и соберутся пред Ним все народы». Эти слова Евангелия — о тайне Первого и Второго Пришествия Христова. Первое Пришествие Его на землю было в уничижении, так что Его нельзя было отличить от других людей. Господь явился столь смиренно, что никто не заметил Его появления. Второе Пришествие будет совершенно иным. Первый раз Господь пришел не судить, но спасти мир. Второй раз Он придет для Последнего Суда.

Страшный Суд представляется многим отвлеченно-далеким, в то время как Господь — «близ, при дверех». Люди не веруют в вечные мучения или веруют, но думают, что все не так страшно будет, как говорится в Евангелии. Почему же? Ведь вся наша земная жизнь есть отдаленная тень истинной и полной жизни в Царстве Божием; как и все муки на земле суть лишь отдаленная тень ужасных мучений грешников в адском пламени. Как говорил святитель Николай (Велимирович): «Жизнь на земле — сколь бы возвышенна она ни была — все же растворена мукою, ибо здесь нет полноты жизни; как и мука на земле — сколь бы велика она ни была — все же растворена жизнью. Но на Страшном Суде отделится жизнь от муки, и жизнь будет жизнью, а мука будет мукою. И та, и другая пребудет вечно, каждая — сама по себе. Какова сия вечность — этого наш человеческий ум вместить не может. Тому, кто одну минуту будет услаждаться созерцанием лица Божия, покажется сие наслаждение тысячелетним. И тому, кто одну минуту будет мучиться с бесами во аде, покажется сие мучение тысячелетним».

Суд этот будет столь простым, что, кажется, нас не спросят ни о нашей вере, ни о том, как мы молились и постились или богословствовали, а только о том, были мы или не были людьми по отношению к другим людям. Однако в этой предельной простоте открывается тайна Воплощения Божия и Креста, и Воскресения, и Пятидесятницы. И Его Второе Пришествие во славе будет предваряемо явлением на небе Креста, являющего тайну двуединой заповеди.

Тайна Страшного Суда — тайна общего воскресения, воскресения каждого из мертвых. И это дано нам всем — никто, ни один человек не лишен этого. Мученики купили Царство своею кровью, отцы-пустынники обрели благодать подвигами воздержания, а мы, живя среди мира, можем достигнуть славы Господа самой простой человеческой помощью — накормить голодного, напоить жаждущего, бездомного приютить, утешить больного, посетить заключенного — это то, что может делать всякий. Это предлагается нам каждый день, из этого состоит вся жизнь.

Закон Божий: О Страшном Суде

О последнем, страшном суде Своем над всеми людьми, при втором Своем пришествии, Иисус Христос учил так:

Когда придет Сын Человеческий во славе Своей и все святые ангелы с Ним, тогда Он, как Царь, сядет на престоле славы Своей. И соберутся пред Ним все народы, и Он отделит одних людей от других (верных и добрых от безбожных и злых), подобно тому, как пастырь отделяет овец от козлов; и поставит овец (праведников) по правую Свою сторону, а козлов (грешников) по левую. Тогда скажет Царь стоящим по правую сторону Его: «придите, благословенные Отца Моего, наследуйте царство, уготованное вам от создания мира. Потому что Я алкал (был голоден), и вы дали Мне есть; жаждал, и вы напоили Меня; был странником, и вы приняли Меня; был наг, и вы одели Меня; был болен, и вы посетили Меня; в темнице был, и вы пришли ко Мне».

Тогда праведники спросят Его со смирением: «Господи! когда мы видели Тебя алчущим, и накормили? или жаждущим, и напоили? Когда мы видели Тебя странником, и приняли? или нагим, и одели? Когда мы видели Тебя больным, или в темнице и пришли к Тебе?»

Царь же скажет им в ответ: «истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из сих братьев Моих меньших (т. е. для нуждающихся людей), то сделали Мне».

Потом Царь скажет и тем, которые по левую сторону: «идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный диаволу и аггелам его. Потому что алкал Я, и вы не дали Мне есть; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и не приняли Меня; был наг, и не одели Меня; болен и в темнице, и не посетили Меня».

Тогда и они скажут Ему в ответ: «Господи! когда мы видели Тебя алчущим, или жаждущим, или странником, или нагим, или больным, или в темнице, и не, послужили Тебе?»

Но Царь скажет им: «истинно говорю вам: так как вы не сделали этого одному из сих меньших, то не сделали Мне». И пойдут они в муку вечную, а праведники в жизнь вечную.

Велик и страшен будет этот день для каждого из нас. Потому и суд этот называется Страшным, так как открыты будут перед всеми наши дела, слова, и самые тайные мысли и желания. Тогда уже не на кого нам будет надеяться, ибо Суд Божий праведен, и каждый получит по делам своим.

Толкования и изречения святых отцов на евангельскую притчу о Страшном Суде:

Велик будет страх и трепет и исступление в тот час, когда соберет Господь нелицеприятное судилище и отверзутся страшные книги, где написаны наши дела, слова и все, что в сей жизни думали скрыть от Бога, испытующего сердца и утробы…

Все облекуться там в душевное сокрушение, кроме одних совершенных. Восскорбят нечестивые, потому что не думали о конце; грешники — потому что не искали спасения в покаянии и милосердии к ближним. Восскорбят и любившие правду, если не пребыли постоянными, и каявшиеся, если не исправились благовременно. Когда увидят они там венцы победителей, тогда приведут себе на память жизнь свою; узнают полноту блаженства труждающихся и обремененных, узнают, как превосходна была жизнь их, сколь благ и милостив Господь к чтущим Его… (Прп. Ефрем Сирин).

Страшный Суд! Судия грядет, окруженный несметным множеством Небесных Сил. Трубы гласят по всем концам земли и восставляют умерших. Восставшие полками текут на определенное место, к Престолу Судии, наперед уже предчувствуя, какой прозвучит в ушах их приговор, ибо деяния каждого окажутся написанными на челе естества их, и самый вид их будет соответствовать делам и нравам. Помилуй нас, Господи, помилуй нас! Восплачем теперь, если не реками слез, то хоть ручьями; если не ручьями, хоть дождевыми каплями; если и этого не найдем, сокрушимся в сердце и, исповедав грехи свои Господу, умолим Его простить нам их, давая обет не оскорблять Его более нарушением Его заповедей, — и ревнуя потом верно исполнить такой обет (Свт. Феофан Затворник).

Есть ли кто теперь, кто верно судил бы о себе и был верно судим другими? Не то будет там: и себе и другим мы все будем открыты. Это всеобщее видение грехов потрясает грешника так, что ему легче было бы, если бы горы пали и покрыли его. Никому не миновать суда, все будет так, как написано в Евангелии. Поревнуй же заранее оправдать себя перед Богом, омывшись в слезах покаяния (Свт. Феофан Затворник).

Ныне Святая Церковь напоминает нам о Суде Божием и тем хочет воодушевить своих чад на большие труды, а нерадивых пробудить от усыпления… Беда наша, что мы привыкли отдалять от себя час Суда… Но придется и нам предстать на Суд и дать отчет за дни и годы жизни… Не лучше ли каждый час держать себя так, как если бы Господь должен был явиться теперь?.. Враг знает силу этого помышления и всячески заслоняет его в нашей памяти… Ныне или завтра придет смерть и запечатлеет собою нашу участь навсегда, ибо по смерти нет покаяния… В чем застанет нас смерть – в том и предстанем на Суд… Запечатлейте образ Суда Божия в уме и сердце и всегда помните о нем (свт. Феофан Затворник).

Кто, приведя себе на память Страшный Суд Христов, не смутится тотчас же в собственной совести, не будет объят страхом и неведением? Если и сознает он в себе исправление жизни, то, взирая на строгость Суда, на котором и малейшие недосмотры подвергаются исследованию, конечно, придет в ужас от ожидания страшных наказаний, не зная, чем для него закончится Суд. Божественный Суд, следуя неподкупному и правдивому приговору, в зависимости от нашего произволения уделяет каждому, что человек приобрел сам себе (свт. Григорий Нисский).

Притча о десяти девах. О страшном суде

Возвращаясь с учениками в Вифанию, Иисус Христос говорил им о Своем втором пришествии и сказал, что надо всегда быть готовым принять Его.

«Царствие небесное будет подобно десяти девам, – сказал Христос, – которые, взяв светильники, вышли навстречу жениху.

Из них пять были мудрые и пять – неразумные.

Неразумные, взяв светильники, не взяли с собою масла. Мудрые же вместе со светильниками взяли масла в сосудах.

Жених промедлил, и все уснули. Но в полночь раздались голоса:

– Вот жених идет, выходите навстречу ему.

Тогда встали все девы и поправили светильники свои; неразумные же сказали мудрым:

– Дайте нам вашего масла, потому что светильники наши гаснут.

А мудрые отвечали:

– Чтоб не случилось недостатка в масле и у нас, и у вас, пойдите лучше к продавцам и купите себе.

Пока неразумные ходили за маслом, пришел жених; готовые вошли с ним на брачный пир, и двери затворились.

Пришли потом и неразумные девы, стали стучать в двери и говорить:

– Господи, Господи! Отвори нам.

Он же отвечал им:

– Истинно говорю вам, не знаю вас.

И так, будьте всегда готовы, потому что не знаете ни дня, ни часа, в который придет Господь».

Господь в той же беседе с учениками изобразил Свое второе пришествие на землю так:

«Когда, – сказал Он, – придет Сын человеческий в славе Своей и все святые ангелы с Ним, тогда сядет на престол славы Своей, и соберутся перед Ним все народы. И отделит одних от других, как отделяет пастырь овец от козлов. И поставит овец по правую Свою сторону, а козлов – по левую.

Тогда скажет Царь стоящим по правую сторону Его:

– Придите, благословенные Отца Моего, наследуйте царство, уготованное вам от создания мира: Я был голоден, вы накормили Меня; жаждал, вы напоили Меня; был Я странником, вы приняли Меня; был наг, вы одели Меня; был болен, вы посетили Меня; в темнице был, вы пришли ко Мне.

Тогда праведные скажут Ему в ответ:

– Господи, когда мы видели, что Ты был голоден и накормили? Или жаждал и напоили? Когда мы видели Тебя странником и приняли? Или нагим и одели? Когда мы видели Тебя больным или в темнице и посетили?

И Царь скажет им:

– Истинно говорю вам: так как вы сделали это одному из братьев Моих меньших, то сделали Мне.

Потом Он скажет стоящим по левую сторону:

– Идите от Меня, проклятые, в огонь вечный, уготованный дьяволу и ангелам его, ибо Я был голоден, и вы не накормили Меня; жаждал, и вы не напоили Меня; был странником, и вы не приняли Меня; был наг, и вы не одели Меня; был болен и в темнице, и вы не посетили Меня.

Тогда они скажут Ему в ответ:

– Господи! Когда мы видели Тебя голодным, или жаждущим, или нагим, или странником, или больным, или в темнице и не послужили Тебе?

– Истинно говорю вам, – ответит Господь, – так как вы не сделали этого ни одному из братьев Моих меньших, то не сделали Мне.

И пойдут сии в муку вечную, а праведники – в жизнь вечную».

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *