Притча про виноградник

Притча о работниках в винограднике

«Царство Небесное подобно хозяину дома, который вышел рано поутру нанять работников в виноградник свой и, договорившись с работниками по динарию на день, послал их в виноградник свой; выйдя около третьего часа, он увидел других, стоящих на торжище праздно, и им сказал: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, дам вам. Они пошли. Опять выйдя около шестого и девятого часа, сделал то же. Наконец, выйдя около одиннадцатого часа, он нашел других, стоящих праздно, и говорит им: что вы стоите здесь целый день праздно? Они говорят ему: никто нас не нанял. Он говорит им: идите и вы в виноградник мой, и что следовать будет, получите. Когда же наступил вечер, говорит господин виноградника управителю своему: позови работников и отдай им плату, начав с последних до первых. И пришедшие около одиннадцатого часа получили по динарию. Пришедшие же первыми думали, что они получат больше, но получили и они по динарию; и, получив, стали роптать на хозяина дома и говорили: эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенесшими тягость дня и зной. Он же в ответ сказал одному из них: друг! я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? возьми свое и пойди; я же хочу дать этому последнему то же, что и тебе; разве я не властен в своем делать, что хочу? или глаз твой завистлив от того, что я добр? Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных» (Мф. 20.1–16).

Господь, как хозяин виноградника, зовет всех, кто хочет трудиться для Царства Божия и предлагает им духовное делание в Церкви Христовой. Разные часы в притче (третий, шестой, девятый, одиннадцатый) могут пониматься двояко. С одной стороны, это различные эпохи в истории Церкви, когда одни народы раньше откликнулись на призыв Божий, как еврейский, другие позже, а с другой – различные периоды индивидуальной жизни человека (детство, юность, зрелый возраст, старость), когда он слышит и принимает призыв Божий. Эта притча Господня говорит всем грешникам, стоящим вне Церковной ограды, что и для них есть возможность спасения в любое время, даже в последний час их жизни.

Вторая часть притчи говорит о расплате хозяина с работниками виноградника. Он всем дает, вне зависимости от времени начала работы, такую плату, которую считает нужной. Так, Бог может равно дать Царство и духовные дары человеку, с детства бывшему в Церкви и обратившемуся к вере незадолго до смерти; Он равно примет покаяние и того, и другого, и обоим простит грехи.

Ропот виноградарей, трудившихся с самого утра, как выражение человеческого представления о справедливости, противопоставляется в притче Божественной щедрости и любви. Зависть, охватившая трудившихся весь день, сродни низким чувствам старшего брата в притче о блудном сыне. Конец притчи о виноградарях показывает, что душевное устроение «первых» может снизить достоинство их долгого труда в винограднике Господнем, а усердие «последних», наоборот, более удовлетворит Хозяина виноградника.

Поделитесь на страничке

Следующая глава >

Толкования Священного Писания

Многие же будут первые последними, и последние первыми

С пришествием Богочеловека в земной мир все меняется. Меняются и ценности, и мерила. Весь суд принадлежит Богочеловеку (Ин. 5:22; 9:39): суд о всем, о Боге и о человеке, и всем между Богом и человеком. И этот суд Богочеловек переносит на Своих святых учеников (стих 28). На деле, первая и величайшая ценность в этом мире и есть Богочеловек Христос: ибо Он есть всецелый Бог, воплощенный в человеке, и всецелый человек в Боге. Нет сомнения, в Богочеловеке мы имеем и всего Бога, и всего человека; совершенного Бога и совершенного человека. Благодаря Богочеловеку Господу Иисусу, мы, люди, знаем, что есть Бог и кто есть Бог, что такое человек и кто такой человек. Все ценности распределяются по отношению к Господу Христу как Богочеловеку. Он есть непогрешимое мерило всего Божественного и всего человеческого; и всего существующего. В отношении к Нему и Им распределяются и отсчитываются все люди. И те первые, и те послъднiе, и все остальные между первыми и последними. Послъднiй в глазах людей, как только уверует в Господа Христа и возлюбит Его больше всего, одним этим становится первым, первым до Христа, до Бога. Много раз первый в глазах людей становится последним, если не верит в Господа Христа, если не отвергнет свое идолопоклонство, будь то вещепоклонство, идеепоклонство, мыслепоклонство. До какого бы то ни было рода идолопоклонства не достигает ничто Христово. А это уже ад. Святой Златоуст боговдохновенно благовествует: Спаситель сказал: человъкамъ это невозможно, Богу же все возможно (стих 26) не для того, чтобы ты ослабевал в духе и удалялся от дела спасения, как невозможного; нет, он сказал это, чтобы ты, сознавая великость предмета, тем скорее принялся за дело спасения, и, с помощью Божией вступив на путь этих прекрасных подвигов, получил жизнь вечную. Каким же образом невозможное сделается возможным? Если ты откажешься от своего имения, раздашь его нищим и оставишь злые вожделения. Если будешь делать это упорно и постоянно, то и невозможное станет возможным, и так постепенно и мало по малу восходи по лестнице, ведущей на небо. Иначе, страсть к богатству есть некоторый новый, ужасный и неизлечимый род сумашедствия.

Толкование на Евангелие от Матфея.

Притча о работниках в винограднике

Притча о работниках в винограднике
(Рембрандт, 1637 год)

Притча о работниках в винограднике — одна из притч Иисуса Христа, содержащаяся в Евангелии от Матфея.

В ней Иисус уподобляет Царство Небесное винограднику, хозяин которого утром вышел нанимать работников. Первым нанятым он пообещал плату в один динарий. Затем хозяин ещё в третий, шестой и одиннадцатый час выходил нанимать работников говоря: «что следовать будет, дам вам» (Мф. 20:4). Когда закончился день, работники пришли к нему получать плату и, несмотря на то, что кто-то из них проработал полный день, а кто-то только один час — все получили одинаковую плату. Первые из нанятых возмутились:

эти последние работали один час, и ты сравнял их с нами, перенёсшими тягость дня и зной. Он же в ответ сказал одному из них: друг! я не обижаю тебя; не за динарий ли ты договорился со мною? возьми своё и пойди; я же хочу дать этому последнему , что и тебе; разве я не властен в своём делать, что хочу? или глаз твой завистлив от того, что я добр? Так будут последние первыми, и первые последними, ибо много званых, а мало избранных.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *