Протоиерей Александр мень

Александр Мень

Скачать эту статью

XX в. был тяжелым временем для русского православия. Последовательная богоборческая политика большевиков загнала Церковь чуть ли не в подполье.

Но даже в это трудное время были люди, готовые усердно нести Слово Божье. Таким человеком был Александр Владимирович Мень.

Александр Мень — один из крупнейших христианских проповедников XX в

Будущий миссионер родился в Москве в еврейской семье

Биография у Меня, как и других значимых людей, весьма интересна.

Отец Александра, Владимир Григорьевич Мень, был инженером на фабрике в Орехове-Зуеве. Его жена, Елена Семеновна Цуперфейн, была чертежницей.

1935 в этом году родился Александр Мень

Они поженились в 1934 г., а 22 января 1935 г. у них родился первенец, которого назвали Александром.

Крестил Сашу настоятель храма св. Кира и Иоанна на Солянке, архимандрит Серафим. Он стал духовником и наставником маленького Александра. Перед смертью в 1942 г. он предсказал, что Александр станет великим человеком в православной церкви.

В школе Александр увлекался природой и живописью

Марк Твен писатель

Я никогда не позволял школьному обучению мешать моему образованию.

Энтузиазма к учебе в школе Саша не проявлял. Вместо этого он много занимался сам. Читал труды Отцов церкви, занимался астрономией и биологией.

Постоянно ходил в походы. Занимался в кружке рисования у художника-анималиста В.А. Ватагина в Зоологическом музее. Рисовал животных, писал иконы.

Александр был разносторонним человеком

Активно интересовался литературой. С 8 лет писал стихи, позже начал писать очерки о природе и истории.

Любовь к природе Мень сохранил на всю жизнь. «Бог дал нам две книги: Библию и природу», — позже говорил он.

В конце 40-х Мень решил стать священником

1943 г. стал переломным годом для всех советских людей. Фашистские войска были разгромлены под Сталинградом и на Курской дуге.

Для православных случилось другое важное для них событие. Сталин разрешил выбрать патриарха. Верующие воспряли духом.

1948 в этом году Александр Мень приобщился к церкви

В 40-х годах в Москве тайный Борис Александрович Васильев организовал подпольный кружок. В своей квартире он устраивал лекции по культуре и религии, обсуждал вместе с единомышленниками Священное Писание. В кружок входила мать Александра, Елена Семеновна. Она привела к Васильеву и сына.

Б.А. Васильев помог Александру окончательно стать на пастырский путь

В 1948 г. Александр решил стать священником. Он начал прислуживать в алтаре церкви Рождества Иоанна Предтечи на Красной Пресне.

В институте Александр готовится к служению Богу

Несмотря на подготовку и желание поступить в Духовную академию, Александр решил получить мирскую специальность. В 1953 г. он поступил на охотоведческий факультет Московского Пушно-мехового института.

Годы учебы в университете Мень вспоминал с удовольствием. В процессе учебы он плотно осваивал философию, читал Спинозу, Декарта, Лейбница. Читал православных философов: Флоренского, Булгакова, Бердяева, Лосского. Главным авторитетом для Александра стал философ Владимир Соловьев.

Студент Мень работал в епархиальном управлении

В это же время Мень начинает свою сознательную писательскую деятельность. Он пишет две книги по истории церкви: первый том — «Древнюю церковь» он закончит в 1956 г., второй ‒ «Средние века» — в 1957 г.

В институте Мень женился на Наталье Федоровне Григоренко.

Увлечение студента православием не осталось незамеченным, тем более, что в конце 50-х начался новый виток богоборчества. В 1958 г. Александра прямо перед госэкзаменами отчислили из университета.

После рукоположения Мень продолжил писать книги

1960 год когда Александр Мень начинает священническую жизнь

Отчисление из университета вернуло Александра на предназначенный ему путь. 1 июня 1958 г. его посвятили в дьяконы, а 1 сентября 1960 г., после окончания заочного отделения Ленинградской духовной семинарии епископ Стефан рукоположил Меня в священники.

После рукоположения взгляды Меня окончательно сформировались. Он встал на позиции экуменизма и придерживался этих взглядов всю свою жизнь.

Экуменизм учение о единстве христианских церквей, которого придерживался Александр Мень

1959 г. стал знаменательным как для самого Александра, так и для теоретического богословия. Он дописал один из своих важнейших трудов, книгу о Христе «Сын человеческий». В марте 1959 г. ее начали публиковать в «Журнале Московской патриархии».

После рукоположения Александра отправляют в село Алабино, в 50 км от Москвы. Здесь он пробудет до 1964 г.

Активно занимаясь творчеством, Мень не забывал о своей пастве

В 1960 г. он начинает писать «Историю религий». Написал тома «Истоки Религии», «Магизм и единобожие» «У врат молчания». При этом не прекращает и публицистическую деятельность, активно пишет статьи для «Журнала».

В 1964 г. его переводят в Тарасовку, где он пишет 4-й том и перерабатывает три первых. Пишет книгу о православном богослужении, получившую название «Таинство, слово и образ». В это же время он попал под колпак КГБ.

С 1969 г. в Брюсселе началась публикация «Истории религий». По СССР его книги издавались самостоятельно.

В 60-е годы организует подпольные кружки

Покорение космоса дало новый толчок антирелигиозной пропаганде. Верующим запретили собрания. В ответ Мень начал организовывать кружки христиан, где они могли бы изучать Писание, молиться, укрепляться в вере. Кружки получили название «малых групп».

В богоборческое время Александр помогал людям прийти к вере

В Новой деревне Александр сложился как пастырь

В 1970 г. Меня переводят в Сретенский храм г. Пушкина. Здесь он продолжает дописывать «Историю религий», пишет учебник для Духовной академии: «Опыт изложения основ ветхозаветной исагогики в свете работ русской библейско-исторической школы и новейших исследований», составляет «Словарь по библиологии» — труд о людях, посвятивших себя изучению Священного Писания.

Ведет просветительскую работу: к нему на службы ходят с соседних приходов, послушать его проповеди приезжают из разных городов.

К середине 1980-х годов Александр Мень имел широкую славу автора книг, проповедника и богослова. Его книги разбирали на цитаты.

Вместе с этим росли опасения, что за него всерьез примутся работники «органов». Напряжение росло. Неизвестно, чем бы все закончилось, но в 1985 г. грянула перестройка.

Первая публичная лекция по христианству принадлежит Александру Меню

11 мая 1988 Мень прочитал первую публичную лекцию. Стена, отгораживающая людей от православия, была пробита

1988 — Мень прочитал лекцию в Московском институте стали и сплавов.

Горбачев ослабил контроль за церковью. Проповедовать стало можно открыто. Иерархи православной церкви выдали Меню карт-бланш на любую миссионерскую деятельность.

До своей смерти, за два года он прочитал более двухсот лекций на самые разные темы. Отец Александр умел найти язык с любой аудиторией.

Легкость общения с самыми разными людьми, от атеистов до последователей нехристианских религий, обеспечила успех проповедей и рост числа врагов

Священника убили на пути в храм. Убийц так и не нашли

На месте гибели построили храм

Активная миссионерская деятельность вызвала недовольство в разных кругах. На отца Александра посыпались угрозы.

Утром 9 сентября 1990 г. отец Александр спешил на службу в храм в поселке Семхоз. Но прихожане не дождались своего пастыря.

На пути на Александра напали сзади и несколько раз ударили топором. Истекая кровью, он смог дойти до дома. Около калитки упал и больше не поднялся.

1990 Александр Мень был убит неизвестными

Убийство видного деятеля Православной церкви наделало много шуму. Следствие по делу было взято под самый высокий контроль, однако убийц так и не нашли.

Наиболее популярной версией считается, что к смерти Меня причастен КГБ.

Богословы оценивают взгляды Меня неоднозначно

Оценщики деятельности Александра Меня разделились на два лагеря.

Первый лагерь исходит из общей пользы миссионерской деятельности и направления людей на путь христианства. В этом лагере был патриарх Алексий II.

Второй лагерь анализирует саму суть того учения, которое нес как священник Александр. Дьякон Андрей Кураев в статье «Александр Мень: потерявшийся миссионер». писал, что Мень, стремясь подстроиться под аудиторию, сам не заметил, как стал нести не то, что нужно, а то, что хотят услышать конкретные слушатели: целители, оккультисты и т.п.:

Смотрите также статью Отлучен ли Андрей Кураев от церкви

Чрезвычайно важным является трезвое понимание своего отличия как христианина от вкусов и настроений своей еще-не-христианской аудитории.

Если этой трезвости не хватает, миссионер становится пьян тем же, чем и его слушатели:

он опьяняется модами века сего и начинает говорить их голосом вместо голоса предания.

Чужой, непривычный для христианина воздух язычества может ударить в голову и опьянить.

Андрей Кураев дьякон

С резкой критикой на Меня обрушился настоятель храма апостола Фомы на Кантемировской иерей Даниил Сысоев. Он обвинял Меня в манихействе, синкретизме, отвержении первородного греха, отрицании буквальности Потопа, принятии теории ветвей и теории эволюции. Резолюция Сысоева такова:

Вообще мне не встречался человек,

которого Мень привел бы к истинному Христу,

каким Его знает Церковь.

Даниил Сысоев иерей

Одно из теоретических положений манихейства — соучастие дьявола в сотворении мира.

Несмотря на широкую критику, Александр Мень не был отлучен от церкви. Высказывания о том, что отец Александр — еретик, хоть и отличались резкостью, подтверждения на официальном уровне не нашли.

Синкретизм — объединение нескольких учений в одно.

Вопрос о его «ереси» встал только после его смерти, в середине девяностых-начале нулевых. К этому времени церковь уже окрепла.

Во время общего кризиса православной веры проповедники нужны были всякие, и на их своеобразные взгляды можно было закрыть в глаза. Когда церковь стала на ноги, такие, как Мень, стали не нужны.

Ему и припомнили все его «грехи», благо ответить на обвинения он все равно уже не мог.

Сейчас существует Фонд протоиерея Александра Меня. Он хранит и распространяет наследие выдающегося православного миссионера XX столетия.

>Убит священник-иудеохристианин Александр Мень

9.9.1990. — Убит священник-иудеохристианин Александр Мень

Ирония судьбы священника-иудеохристианина Александра Меня

Священник Александр Владимірович Мень (1935–1990) был известным религиозным деятелем, участником правозащитного движения, писателем, основоположником плана создания иудеохристианской «Церкви».

Религиозное становление о. Александра происходило в полукатакомбных кругах в 1940-х гг. В 1950 г. Мень, решив стать священником, начал прислуживать в церкви. В 1953 г. закончил школу и поступил в Московский пушно-меховой институт (г. Балашиха) на охотоведческий факультет, который в 1955 г. был переведён в сельскохозяйственный институт в Иркутске. Здесь одновременно работал в епархиальном управлении, числясь истопником, за что был отчислен из института в 1958 г. После возвращения в Москву был представлен митрополиту Николаю (Ярушевичу); по его благословению посвящен в диаконы и направлен в приход села Акулово (под Одинцовом). В 1958–1960 гг. учился на заочном отделении Ленинградской духовной семинарии, после чего был рукоположен в Донском монастыре епископом Стефаном (Никитиным) в сан священника; направлен вторым священником (с 1961 г. настоятель) в храм Покрова Пресвятой Богородицы в подмосковном селе Алабино. В 1968 г. окончил Московскую духовную академию. В 1964–1970 гг. – второй священник церкви близ подмосковной станции Тарасовка. Летом 1970 г. переведён в храм Сретения Господня в Новой Деревне, близ г. Пушкино (с 1989 г. настоятель этого храма). Его прихожанами были сотни москвичей, очень многие еврейского происхождения.

В 1988 г. началась открытая миссионерская деятельность Меня. Он прочитал более 200 религиозных лекций в Москве и пригородах, стал первым священником в СССР, который был допущен к регулярным выступлениям по радио и телевидению. Вместе с католиками и протестантами участвовал в создании Библейского общества.

Был убит утром 9 сентября 1990 г., когда шел на Воскресную литургию. Преступление осталось нераскрытым.

+ + +

Отец Александр Мень был автором многих религиозных книг, печатавшихся в те годы за границей (в основном католическим издательством «Жизнь с Богом» в Брюсселе). Эти книги различными организациями (как религиозными, так и американскими распространительскими структурами) засылались в СССР и безплатно широко распространялись в русской эмиграции.

В частности, когда я после института довольно молодым человеком попал на Запад, поступил на философский факультет и жадно принялся за чтение недоступной ранее литературы, книга о. Александра «Сын человеческий» попалась мне в 1976 г. в Мюнхене в числе первых и в сочетании с чтением Евангелия сделала меня из агностика-экзистенциалиста верующим человеком. Разумеется, к такому же результату могло привести и чтение более православной литературы, но что было – то было: это был о. Александр Мень. За что я ему благодарен.

Первое соприкосновение с духовным міром всегда оказывает на неофита огромное воздействие, неважно какого качества попалась литература. И лишь по мере дальнейшего образования первое впечатление начинает уточняться. Так было и с книгами о. Александра – перечитав их пять лет спустя, я поразился прокатолическому духу автора, готового считать Римского папу главою и православного міра. Затем стали открываться и его юдофильские еретические взгляды в еврейском вопросе, о чем писал ему свое знаменитое Открытое письмо митрополит Антоний (Мельников):

«Современный иудаизм – это не просто одна из религий одного из народов земли. Духовная сущность иудаизма достаточно определенно раскрыта в Евангелии. Иудеям, которые упорно не пожелали уверовать во Христа распятого и воскресшего как в обетованного Мессию, Сына Божия, пришедшего во плоти, Сам Господь Иисус Христос сказал: «Если бы Вы были дети Авраама, то дела Авраамовы делали бы; А теперь ищете убить Меня, Человека, сказавшего вам истину, которую слышал от Бога: Авраам этого не делал; Вы делаете дела отца вашего». «Если бы Бог был ваш отец, то вы любили бы Меня, потому что Я от Бога исшел и пришел». «Ваш отец диавол, и вы хотите исполнять похоти отца вашего; он был человекоубийца от начала и не устоял в истине, ибо нет в нем истины; когда говорит он ложь, говорит свое, ибо он лжец и отец лжи; А как Я истину говорю, то не верите Мне» (Иоан. 8, 39-44). Итак, слово об иудаизме, не признающем Христа Сыном Божиим и истинным Мессией, сказано: «Ваш отец диавол», и прибавлено: «Се, оставляется дом ваш пуст» (Матф. 23, 38). Дом в смысле слов Священного Писания – это, прежде всего, церковь, в данном случае иудейская церковь…

Почему иудаизм обманывает еврейский народ? Потому что для диавола особенно важно именно еврейский, в древности действительно богоизбранный народ – и через него по возможности все прочие народы – отвратить от Бога истинного и сделать народом богопротивным. Это называется: на святом месте утвердить мерзость запустения. Поэтому современный иудаизм и возникший на его основе сионизм – злейшие враги в особенности еврейского народа, а затем через него и всех народов міра.

Для сионизма интересы еврейского народа, которые он якобы выражает и защищает, только демагогическая ширма, для прикрытия своих истинных целей: привести Израиль и другие народы к полной духовной, да и физической погибели. В плане этих целей важнейшей задачей сионизма, а также различных организаций, вроде масонства и других тайных и явных обществ, является приведение еврейского народа и по возможности всего человечества под власть Антихриста, который воцарится в Израиле как мессия. Об этом лже-мессии, его духовных приметах и признаках известно очень много. Достаточно вспомнить только слова Спасителя: «Я пришел во имя Отца Моего, и не принимаете Меня; а если иной придет во имя свое, его примете» (Иоан. 5, 43). Вот этот приходящий во имя свое, как земной владыка Израиля и всего міра, и есть тот «Мессия», которого ждут сионисты и пришествие которого они деятельно сейчас готовят. Это и есть Антихрист…

Важнейшей задачей сионизма является борьба с христианством и, прежде всего, с Православием как наиболее верным хранителем евангельской истины. Борьба с Православием представляется совершенно необходимой для сионизма еще и потому, что в последнее время все больше ищущих интеллигентных людей, в том числе евреев по национальности, стали находить полноту духовной истины и правды именно в Православии, креститься и становиться истинными сынами и дочерьми Православия, ибо православной вере чужд антисемитизм. Наша Церковь знает, что есть подлинные «израильтяне, в которых нет лукавства», лжи (Иоан. 1, 47) и есть «те, которые говорят о себе, что они иудеи, а они не таковы, но – сборище сатанинское» (Отк. 2, 9). Православная Церковь приемлет людей без различия их национальности, и люди обретают здесь и полноту неискаженного вероучения, и единственно верный образ жизни в Боге по вере.

Поэтому сионизм особенно заинтересован иметь в Православной Церкви своих «постовых», которые встречали бы людей, искренне идущих к истине, и провожали бы далеко от нее, стараясь, однако, уверить, что ведут их верно, именно к Православию. Задача таких «постовых» – под видом правды проповедовать ложь, под православной оболочкой наполнять души людей угодными сионизму взглядами и настроениями. Таким «постовым» сионизма в Православии и являетесь Вы, отец Александр…

Позитивные религиозные средства, которыми пользуется сионизм, сводятся к следующему: людям усиленно внушается, что современный еврейский народ, из-за иудаистского обмана по-прежнему отвергающий истинного Христа, все-таки остается богоизбранным, а значит призванным свыше к міровому господству. Однако, после распятия Христа богоизбранность более не принадлежит еврейскому народу как нации – богоизбранность осталась во Христе, для тех, кто подлинно в Нем и с Ним без различия наций, то есть в Церкви Христовой. Богоизбранный народ – это теперь Церковь Христова. Отсюда Палестина как место жительства современного Израиля давно уже не обетованная земля, а только древний прообраз ее. Обетованная земля в действительности – это Царство Небесное, Божие. И город Иерусалим с горой Сионом, не как места, связанные с событиями Священной истории, а как столица современного иудаизма и сионизма – это давно уже не возлюбленный Богом город. Град Божий – это теперь Иерусалим Небесный, на новой земле под новым небом, как вечное царство праведников, возвещенное Богом в Откровении (Отк. 21). А современный Иерусалим как центр христоненавистнического иудаизма Бог называет духовно «Содомом и Египтом, где и Господь наш распят» (Отк. 11, 8).

Все это и многое другое хорошо известно Православию, так что требуется особая изощренность во лжи, чтобы и здесь вести разлагающую деятельность. И тем не менее Вы взялись за такую деятельность. Прикрываясь превратным толкованием слов апостола Павла, Вы признаетесь, что не перестаете считать, что Израиль как народ сохраняет свое избранничество, оставаясь сыном-первенцем. Вот это самое желание остаться все-таки первенцем и выдает Вас, отец Александр. Вы заявили его в интервью сионистскому самиздатскому журналу «Евреи в СССР». Оно было опубликовано в этом журнале за №11 в 1975 году и распространялось отдельным текстом…Вы беседуете с корреспондентом-сионистом как истинный брат. Вы оба отлично понимаете друг друга и вполне удовлетворены беседой. Сионист давал Вам удивительно точные, математически точные вопросы. Они были направлены к выяснению самых важных для сионизма предметов: отношения современного Русского Православия к сионизму, а также отхода евреев-христиан от Православия под видом создания особой независимой Еврейской христианской церкви… Евреям, искренне стремящимся ко Христу-Иисусу, можно не дать быть подлинно во Христе посредством причастия к подлинному Православию, можно и нужно создать для них особую, независимую, то есть от Христа не зависимую церковь, которая должна быть одним из филиалов иудаизма.

Таков смысл Вашего заявления и по другой группе вопросов. Вас спрашивают: В чем Вы усматриваете особое, религиозное призвание еврейского народа? Вы отвечаете: в силу того, что через них, евреев, было дано богооткровение и совершено Боговоплощение, этот народ навсегда посвящен Богу. Далее следует выдержка из Священного писания Ветхого завета о Древнем Израиле: «А вы будете у Меня царством священников и народом святым» (Исход 19, 6). Вы поясняете, что «святым» значит посвященным Богу, и говорите: когда еврей изменяет своей посвященности, он предает себя и легко оказывается во власти темных сил. Однако все дело в том, какие силы Вы считаете темными, а какие светлыми. Какому Богу кланяетесь Вы, отец Александр, и какому Богу посвящен навсегда, по Вашему мнению, еврейский народ?..

Оказывается, христианство является одним из течений иудаизма, о чем Вы в другом месте говорите так: «Христианство раздвинуло границы этой, иудейской церкви, включив в нее другие народы». При этом современный иудаизм Вы не отделяете от веры Ветхозаветного Израиля, утверждая, что еврея-христианина и еврея-иудаиста в наши дни связывает не только общность национального происхождения, но и вера в Единого Бога, вера в Священное писание, общая религиозная этика. Современное христианство и современный отвергающий Иисуса Христа иудаизм для Вас – равноправные ветви одной и той же религии Авраама…

Значит когда Вы объединяете в своем толковании Единого Бога христиан и Древнего Израиля с «богом» современного иудаизма диаволом, Вы делает это умышленно, заведомо смешивая свет со тьмою. Но если даже предположить, что такое объединение у Вас невольно и от совершенно искреннего представления, то тем паче это оказывается Вашей распиской в том, что лично Вашим Богом является не Христос, не Бог Авраама, Исаака и Иакова.

Только при таком условии у Вас в душе и сознании могло оказаться чувство и представление общности Вашей веры с религией и религиозной этикой современного иудаизма. Вот ведь в чем дело, отец Александр. Теперь ясно какому «богу» у Вас навсегда посвящен Израиль, и какие силы являются для Вас темными, а какие светлыми. Тьма для Вас, отец Александр, это традиционное русское святоотеческое Православие во всех его зрелых формах, каких оно достигло в процессе своего исторического развития. «Просветить» такое Православие, а точнее разложить и разрушить его является Вашей задачей. Если под маской ветхозаветной веры в Единого Истинного Бога оказалось возможным скрытое поклонение сатане, то почему бы не попробовать устроить того же в христианстве…

Однако без обмана и подлога здесь не обойтись, и Вы их совершаете. Корреспондент-сионист осторожно Вас спрашивает: нельзя ли уже теперь евреям, приходящим в Православие, как-нибудь все же удержать иудаизм (хотя форма этого вопроса была иная). Без колебания Вы отвечаете утвердительно. Можно, говорите Вы, если внушить православным евреям, что они могут не отрекаться от обрядов и религиозных обычаев иудаизма. Вы утверждаете, что, с точки зрения Православия, эта идея вполне допустима, что крещеные евреи наряду с христианскими обрядами должны сохранять обрезание, субботу и другое…

Вы делаете нужный Вам и сионизму вывод о том, что современный Израиль как народ, несмотря на то, что он продолжает в полноте своей не принимать Христа Иисуса, остается избранным народом Божиим. Отсюда у Вас выходит, что еврей-христианин несет якобы двойную ответственность – как член Церкви и как член народа Божия. Иными словами, наряду с Церковью, Телом Христовым, у Вас оказывается еще один народ Божий: евреи как нация…

Так что если бы Вы, отец Александр, были бы в самом деле православным человеком по духу и человеком, искренне любящим тот народ, от которого произошли по плоти, и человеком неложно стремящимся к христианскому единству, Вы не то говорили бы и делали бы, что делаете теперь. Вы старались бы всех и вся и прежде всего сродников по плоти своих призвать обратиться к нашему святоотеческому Русскому Православию, чтобы все народы по возможности стали членами нашей Православной Церкви. Ибо если и возможна настоящая вселенская Церковь, она должна быть только Православной, по образу Русского Православия…

Что такое анализ и синтез иудаистского мышления, хорошо известно. Сейчас Вы занимаетесь в Русском Православии «анализом», то есть попытками разложения его коренных, живоносных устоев. Ваши единомышленники делают то же в других христианских народах. И если бы Ваши мечты сбылись, то из духовно разложенных христианских церквей, выбрав пригодные для сионизма элементы, можно было бы синтезировать нечто целое. Только это было бы уже не живое Тело Господа Иисуса Христа, а мертвая синтетика, говорящая кукла, робот, лишь внешне похожий на нечто живое, как механическая кукла чем-то похожа на человека. А сионизму и его союзникам как раз и нужна церковь-кукла, по видимости христианство, а по сути подделка. Такой вселенской «церковью» можно было бы управлять как угодно и прежде всего для того, чтобы она признала истинным Христом израильского лже-мессию, Антихриста и помогла бы установить в міре его духовное и политическое господство…».

В этом же интервью о. Александр высказался за деканонизацию (то есть «отмену прославления») умученных от жидов святых Православной Церкви Гавриила Белостокского и Евстратия Печерского, утверждая, что «ритуальные наветы на еврейство не получили юридического подтверждения на скандальных судебных процессах прошлого».

И какая ирония судьбы!.. Мне уже не раз приходилось писать о том, что наиболее вероятная причина убийства еврея-священника Александра Меня лежит в иудейском кодексе поведения «Шулхан арух». Александр Мень четко подпадал под следующие предписания «Шулхан аруха»:

– «Еврей-вольнодумец, то есть тот, который совершает богослужение акумов… убивать всех таких – доброе дело. Когда есть власть убить их всенародно мечом, тогда пусть это совершится; если же нет, то их надо опутывать всячески, дабы причинить им смерть. Например, когда увидишь, что один из них упал в колодец и в колодце стоит лестница, тогда спеши вытащить ее, говоря: «Вот у меня забота, – надо снять моего сына с крыши, и я тебе сейчас принесу ее обратно» и т.п.» (Хошен га-мишпат 425-5).

– «Предателя дозволяется убивать на всяком месте, даже и в наше время. Убить его дозволено раньше, чем он успевает сделать донос… и каждый, кто первый убьет, приобретает заслугу» (Хошен га-мишпат 388-10).

К тому же о. Александр активно занимался обращением в христианство именно евреев, часть их репатриировались в Израиль, где обращение евреев в христианство считается уголовным преступлением. Известно также, что о. Александр не раз публично высказывался в поддержку основания в Израиле автокефальной «Еврейской Христианской церкви с богослужением на иврите», приветствовал первые такие общины и в силу своей известности мог бы весьма способствовать этому развитию («Вестник РХД». Париж, 1976. № 117). Вдова о. Александра отмечала потом («Русская мысль». Париж. 2.8.1991), что его ненавидели и патриоты, и сионисты. Последние, думается, в соответствии со своим законом скорее всего и организовали его убийство: символически, хрестоматийным «русским оружием» – топором, чтобы вдобавок провокационно обвинить в этом русских патриотов.

По словам Михаила Меня (сына убитого, ныне губернатора Ивановской области), «ошибочную» сионистскую версию, ведущую «прямо к всемiрному жидо-масонскому заговору», пытался разрабатывать следователь Лещенков, но был отстранен («Общая газета». 31.8-6.9.1995). Более конкретные факты с обвинением членов хасидского движения Хабад (ныне ФЕОР Берла Лазара – «главного раввина России» по версии Кремля) были приведены позже председателем харьковской еврейской общины Э. Ходосом («Топор над православием, или Кто убил отца Меня». Харьков, 1999), – но этими показаниями правоохранительные органы РФ почему-то не заинтересовались.

В заявлении в прокуратуру от 15.12.2005 в связи с вероятным убийством хасидами нашего православного соратника-еврея С.А. Кизельштейна я напомнил о вышеприведенных предписаниях из еврейского кодекса поведения «Шулхан арух» и от имени инициативной группы движения «Жить без страха иудейска!» требовал, в частности, возобновить расследование убийства священника-еврея Александра Меня на основании сведений, опубликованных руководителем харьковской еврейской общины Э. Ходосом (его брошюра была приложена к заявлению).

Далее напомнил также:

«В нашей жалобе по расследованию «Кицур Шульхан аруха» от 17 июля 2005 г. мы приводили цитату из интервью раввина Когана, опубликовавшего этот кодекс, о том, что он признает в полном его тексте даже возможность «фразы про убийство христианина… Возможно, она где-то и есть. Я не знаю, я всей книги не читал…» («Международная еврейская газета», М., 2005, № 25-26, июль, с. 8).

Мы цитировали в той же жалобе признание еврейского профессора Израэля Якова Ювала в израильской газете «Гаарец» (28.06.2005), что тексты еврейских законов, вызывающие возмущения христиан – подлинные и разоблачались благодаря евреям-«отступникам» (отвергавшим мораль иудаизма), которые «были в состоянии сообщить христианам любые подробности о содержании Талмуда»; что Талмуд прямо предписывает убивать христиан – но, мол, пусть они не вмешиваются в эти наши внутренние дела: «обсуждение иудаистского права следует оставить самим евреям».

Мы обращали внимание правоохранительных органов на то, что для талмудистов их человеконенавистнические законы по сей день – не всего лишь «исторический памятник культуры иудаизма»», как оправдывался раввин Коган в Басманной прокуратуре, а неукоснительно соблюдаемая норма жизни и «хрестоматия нашего времени», как тот же Коган утверждает в предисловии к «Кицур Шульхан аруху». В Израиле талмудисты демонстрируют это всему мiру, проводя свои сатанинские церемонии (наложение проклятия «Пульса де-Нура») по приговариванию к смерти даже своих глав правительств, если считают их предателями еврейских интересов. (В 1995 г. после наложения такого проклятия был убит премьер-министр И. Рабин, в 2005 г. премьер-министра А. Шарона хватил инсульт.)…».

К сожалению, наши обращения к правоохранительным органам по всем этим вопросам, как и просьба проверить хасидскую версию ритуального убийства детей в Красноярске (а затем и в Истринском районе Подмосковья) остались без внимания и даже без положенного конкретного ответа. А дело об убийстве о. Александра Меня по-прежнему упоминается в СМИ лишь как один из примеров так называемого «русского экстремизма».

Есть признаки того, что в неообновленческих и иудеохристианских сектантских кругах Москвы готовится его «местное прославление». В частности, такое решение принял в 2000 г. «Священный Синод Апостольской Православной Церкви» на основе доклада протоиерея Глеба Якунина (лишенного сана в МП, также еврея) «о желательности и необходимости прославления в лике святых Александра Меня как священномученика и просветителя», о чем свидетельствует «икона» с соответствующего сайта «демортодокс».

Вся эта история о. Александра Меня нам показалась уместной в нашем календаре «Святая Русь» лишь как иллюстрация одного из явлений современного жидовствования, которое серьезно мешает возрождению Русской Православной Церкви. Единомышленники о. Александра Меня продолжают его дело и добились успеха даже в том, что еретическая трактовка богоизбранности еврейского народа внесена в «Основы социальной концепции РПЦ», принятые на Юбилейном Архиерейском Соборе в 2000 г.

В разделе «Церковь и нация» этого документа еврейский народ называется «богоизбранным», «народ израильский стал народом Божиим, призвание которого – хранить веру в единого истинного Бога и свидетельствовать об этой вере перед лицом других народов», – но умалчивается об измене этого народа своему избранию, о выборе им себе нового «отца», после чего уже невозможно «спасение от иудеев». При этом не говорится о христианах как преемниках богоизбранности, не отмечается и то, что русский народ в наибольшей мере воплотил эту преемственность в своей удерживающей православной государственности Третьего Рима.

Следует заметить, что отклонения о. Александра Меня от православного учения проявлялись не только в еврейском вопросе. О неправославных (близких то к католическим, то к протестантским) взглядах о. Меня написано немало статей и такими авторами, которых невозможно отнести к т.н. «антисемитам» или «черносотенцам», например, прот. Сергий Антиминсов («Протоиерей Александр Мень как комментатор Священного Писания»). В числе его критиков известны даже такие либеральные авторы, как диакон Андрей Кураев («Александр Мень: потерявшийся миссионер») и проф. А.И. Осипов.

М.В. Назаров

См. также полемику с духовным чадом о. Александра Меня: Диспут Назарова с Кацманом о «православном антисемитизме».

Постоянный адрес страницы: https://rusidea.org/25090905

Жизнь и творческое наследие отца Александра Меня

22 января 2014 года исполнилось бы 79 лет Александру Вольфовичу — известному богослову, священнику Русской православной церкви.

Крупнейший библеист и историк, блестящий писатель и публицист, он на многие годы стал пастырем советской интеллигенции.

Александр Мень трагически погиб, но его проповеди и книги навсегда вошли в историю Церкви.

Детство и юность

Александр Вольфович Мень родился 22 января 1935 года в Москве. Его отец Вольф Григорьевич был главным инженером на текстильной фабрике. Мать Елена Семёновна работала чертёжницей. Её двоюродная сестра — Вера Яковлевна Василевская — оказала большое влияние на будущего священника. Елена Мень была православной и изучала Закон Божий, а через полгода после рождения сына она вместе с ним тайно крестилась.

Первым духовником Александра Меня стал Отец Серафим. Он сразу разглядел божественную искру в маленьком Александре, и предсказал его матери, что её сын войдёт в историю Православной Церкви.

В школьные года Александра Меня интересовали литература, поэзия, музыка, живопись, иконопись. Он был страстно увлечён изучением природы, астрономией, биологией. Также интересовался религией.

Уже подростком Александр Мень решил, что будет священником. Но до поступления в Духовную академию всё же продолжил изучение биологической науки. В 1953 году он поступил на охотоведческий факультет в Московский пушно-меховой институт. В студенческие годы женился на Наталье Григоренко.

Александр Мень самостоятельно изучил почти весь курс духовной семинарии и академии. Его религиозные воззрения противоречили советской идеологии, поэтому он не смог сдать госэкзамен по марксизму-ленинизму и был отчислен из Пушно-мехового института.

Воззрения и просветительская деятельность

В 1958 году Александр Мень был рукоположен в диакона и начал служение в храме села Акулово в Подмосковье.

Спустя два года отец Александр сформировал все свои экуменические принципы: он выступал за единство христианских церквей, однако, как истинный православный, был против перехода в католичество или протестантизм.

Центральное место в истории Церкви Александр Мень отводил борьбе с язычеством и мракобесием.

На мировоззрение Александра Меня во многом повлияли русские философы: В. Соловьев, Н. Бердяев, Н. Лосский, П. Флоренский, ранний С. Булгаков и С. Франк.

В 1960 году Мень становится священником в храме Покрова Пресвятой Богородицы в подмосковном селе Алабино, а ещё через год — настоятелем этого храма. С 1964 по 1968 год он учится в Московской духовной академии, по окончании которой служит и в других подмосковных приходах.

Протоиерей Александр Мень. История религии в семи томах. Фото: Commons.wikimedia.org / Vizu

Александр Мень оставил богатое литературное наследие. Им были написаны «Истоки Религии», «Магизм и единобожие», «У врат молчания», «Сын Человеческий», «Дионис, Логос, судьба» и другие книги. Одним из главных его трудов стал шеститомник «В поисках Пути, Истины и Жизни». В нём полностью раскрылась идея Меня, что между наукой и Священным Писанием нет противоречий. Для того, чтобы это понять, нужно уметь читать Библию. Поэтому так много сил отец Александр отдал тому, чтобы научить современников понимать Библию.

С 1970 года Мень служил в храме Сретения Господня в Новой деревне в г. Пушкино под Москвой. Тогда же его деятельностью заинтересовалось КГБ — избежать ареста помогло чудо.

После выступления в Московском институте стали и сплавов 11 мая 1988 года Александр Мень стал одним из самых знаменитых проповедников, на его лекции приходили сотни людей.

Священники и богословы Русской православной церкви до сих пор не пришли к единой оценке деятельности и наследия Александра Меня. Некоторые из них весьма позитивно отзывались о его книгах и миссионерской работе, другие критиковали за экуменистические взгляды (о близости различных христианских конфессий).

Протодиакон Андрей Кураев отмечал прокатолическую направленность трудов Александра Меня. Известный миссионер Даниил Сысоев, убитый в 2009 году, и вовсе считал его еретиком.

Патриарх Алексий II, напротив, говорил, что хотя не все суждения отца Александра разделялись богословами, «ни одно из них не противоречило сути Священного Писания».

Могила протоиерея Александра Меня у Сретенской церкви. Фото: Commons.wikimedia.org

Митрополит Крутицкий и Коломенский Ювеналий называл служение отца Александра подвигом и мужеством. Архиепископ Вологодский и Великоустюжский Михаил говорил о нём, как о «человеке необыкновенной одухотворённости, который вёл подвижническую жизнь и закончил её мученически».

Трагическая гибель

Популярность отца Александра не оставалась незамеченной в атеистическом государстве. Определённым силам не нравилось то влияние, которое он оказывал на людей, ему неоднократно угрожали.

Александр Мень трагически погиб утром 9 сентября 1990 года. По дороге домой с воскресной литургии он получил удар тяжёлым предметом по голове. Отцу Александру удалось дойти до дома, но на пороге дома он скончался от потери крови.

Следствие рассматривало различные версии этого громкого убийства, которое так и осталось нераскрытым. Расследование дела приостановлено, и сейчас найти убийцу не представляется возможным — большинства основных свидетелей уже нет в живых.

Материал впервые опубликован 9 сентября 2013 года

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *