Протоиерей Геннадий бартов

Навсегда с Церковью

17 августа 1925 года в семье Степана и Марии Бартовых в селе Кинделино Кунгурского района родился первенец. При крещении нарекли его в честь святого мученика благоверного князя Бориса. Он так и остался единственным ребенком в семье.

– Рос как все. Был октябренком, пионером, а вот комсомольцем не стал. Господь не допустил, – рассказывает отец Борис, – Музыкой немного занимался. У нас можно сказать маленький оркестр был: я на скрипке играл, отец мой – на балалайке. Как-то даже по радио выступал и на музыкальную олимпиаду в Свердловск ездил. О Церкви как-то особо не задумывался, отец мой неверующим был.

Раз на скрипке играл, то и решил после школы поступать в музыкальное училище. До сих пор отец Борис вспоминает свою встречу с представительницей «местной культуры» с ироничным испугом:

– Пришел документы подавать, а там женщина сидит такая… Я и не видал таких! У нас ведь все в заплатках ходили, а эта вся разодетая, губы накрашены! Что за чудо такое, думаю! Нет, я сюда не пойду, не подходит мне это, и… поступил в машиностроительный техникум.

Вскоре вернулся из лагеря, отсидев шесть лет, дедушка Бориса Андрей Водопьянов. Срок он получил за то, что был кулаком и церковным регентом в Кинделино. Он-то и начал приобщать внука к православию. Религиозные книги, которые приносил дед, Борис читал по ночам. Мама, заметив его интерес к религии, как-то спросила: «Может, в церковь сходишь, сынок?».

– В городе все храмы тогда были закрыты. Ближайший действующий храм был за 20 километров, в д. Шубино. Я встал, еще шести утра не было. Чтобы отец не ругался, пришлось согрешить, обмануть его. Взял я рейсшину, ватман, якобы чертежи делать, вышел из дому, спрятал все принадлежности в сарае и отправился в церковь. В этот день был праздник Преображения Господня. Подхожу к храму. Солнышко уже взошло. Сидят у храма нищие, не такие как сейчас с бутылками и папиросами, а чистые в этом отношении. Сидят, поют кантики. Меня это так поразило! Захожу в храм, там уже служба идет, поет городской хор. Я бывал и в кино, и в театрах, но это пение…Я как будто попал в новый мир! И с тех пор навсегда остался с Церковью!

«Макарыч»

Машиностроительный техникум Борис Бартов так и не окончил. С третьего курса призвали его в армию. Полсотни новобранцев построили у военкомата. «Ура!» – поприветствовал их офицер. «Ура!» – ответили молодые бойцы и отправились строем на станцию. Шел 1942 год. Степан Бартов провожал своего единственного сына на войну, до станции шел рядом.

– Мне уже потом мама рассказывала, пришел отец домой со станции и говорит: «Борис-то наш домой живым вернется!». Он у меня суеверный был, в приметы всякие верил. Вот и тут, оказывается, загадал, если запнусь я, то убьют. До самой станции я ни разу не запнулся…

В армии новобранцы сначала проходили «учебку». Еще перед отправкой Борису предложили в военкомате на выбор два училища: техническое авиационное или медицинское военно-морское:

– Какая медицина? Только авиация! Это теперь никого ничем не удивишь, хоть на Марс лети. А в те годы нам все было удивительно, все вызывало восторг: Чкалов на Северный полюс полетел! Герой!

К технике Борис Бартов всегда был неравнодушен. В детстве строил модели самолетов, планеры, а уже в мирное время, будучи священником, сам собрал две машины. Первую назвал «передвижка», но она плохо ездила, пришлось ее разобрать. Вторую машину строил уже вместе с сыном Василием. В «жигуленок», так назвал отец Борис свое новое изобретение, помещалось два человека. Скорость была по тем меркам приличная – 60 км/час. Как-то на «жигуленке» даже в Чернушку съездили.

В авиационной школе Борис Бартов получил специальность механика:

– Задача механика – подготовить самолет к вылету. Видали фильм «В бой идут одни старики»? Там был такой механик Макарыч. Так вот, это и была моя работа.

Борис Степанович обслуживал боевые самолеты, сам не управлял, но в вылетах участвовал. Довелось ему, спустя десятилетия и на воздушном шаре пролететь:

– На шарике-то многих в Кунгуре катали, тоже хотелось, конечно. На самолете – это другое, а на воздушном шаре летишь тихонечко, куда ветер подует. Хоть стол поставь и чай пей.

В том полете отец Борис благословил город Кунгур с высоты, взяв с собой икону Спасителя. Было тогда батюшке 80 лет.

С отвагой в сердце, с верой в душе

Северо-Западный, Украинский, Белорусский фронт – боевой путь Бориса Бартова. Он служил на военных аэродромах, готовил штурмовики к боевым вылетам и…молился. Большинство и однополчан, и командиров хорошо относились к его вере. Он носил крестик, и все об этом знали. Во время войны к верующим все-таки послабление было. Если на фронтовом пути попадался храм, и удавалось улучить минутку, солдат Бартов бежал в храм:

– Был такой курьезный случай в Белоруссии, под Минском. Я стоял часовым на посту у штаба. Сдал пост и пошел на аэродром за 12 километров, а на пути храм. Ну как не зайти? Захожу, батюшка посмотрел на меня и остановил чтение в раз. Певчие тоже замолчали. А ведь я прямо с боевого поста, с карабином. Они и подумали, что я батюшку арестовывать пришел…

В самые тяжелые минуты человек обращается к Богу, даже не зная молитв, просит о спасении. В годы войны священники служили не только в храмах. На полях сражений, в общем строю, сами шли в бой с молитвой и молились за своих товарищей, пусть и не верующих.

– В 44-ом на Украине, я встретил священника, который прямо на дороге поставил аналой, крест, Евангелие и благословлял всех солдат, идущих на фронт. Только ночью на пару часов уходил батюшка отдохнуть, и так почти трое суток. Скольких бойцов защитила его молитва, от скольких отвела беду…

После окончания войны Борис Бартов еще пять лет служил в армии. Награжден орденом Отечественной войны II степени, десятью медалями.

Монахиня под Белой горой

На жизненном пути каждого человека встречается множество самых разных людей. И, это только, кажется, что знакомства случайны, каждое из них несет определенный смысл…

Когда закрывали Белогорский монастырь, молодая женщина Евдокия, работавшая скотницей, попросила у игумена Варлаама благословения уйти в лес на пустынное житье. Отец Варлаам не разрешил. Тогда Евдокия сказала: «Я в блуд впаду, согрешу, ты будешь отвечать!». Пришлось священнику благословить ее. Дал ей с собой Святые дары, чтобы она могла причащаться в лесу. Вырыла Евдокия под Белой горой какую-то пещерку и жила там до старости. Потом начали к ее жилью лесозаготовки подходить, да и здоровье у пустынницы было уже не то, вернулась она в мир. Святые дары от Белогорского монастыря у нее еще остались. Их она передала Борису Бартову.

– Одна женщина, у которой как-то ночевала Евдокия, рассказала мне, что когда та уходила на пустынное житье, спросила у батюшки: «Как я узнаю кончину свою?». И он сказал: «Как исповедует тебя молодой священник Борис, так знай, что приближается твоя кончина». Лично от Евдокии я этого не слышал, так что не знаю насколько это достоверно. А Святые дары, если б знал, что Белогорье снова откроют, передал бы обратно. Но я же не пророк…

Кукша Одесский

Кукша – схиигумен, преподобный, Одесский чудотворец. В 1938 году был арестован и приговорен к 5 годам лагерей в Молотовской области, на изнурительных лесоповальных работах, а после отбытия этого срока — к 3 годам ссылки в деревне близ города Кунгура. По окончании срока ссылки возвратился насельником в Киево-Печерскую Лавру, где нес послушание в Ближних Пещерах. Почитание преподобного Кукши началось сразу после его кончины. Народ шел на его могилу, на братском монастырском кладбище, просил святого угодника и по его молитвам получал облегчение в скорбях и болезнях. В 1994 году были обретены его святые мощи, и схиигумен Кукша был причислен к лику святых в чине преподобных Украинской Православной Церковью.

Отцу Борису посчастливилось дважды встретиться с Кукшей:

– Первый раз я только видел его. В армии тогда еще служил, возвращался из отпуска. А Кукше как раз разрешили поехать в Киев. На вокзале мы и встретились. Я-то его не знал, мне мама сказала: «Гляди, это Кукша из Киевского монастыря!». А позже в очередном отпуске, прежде чем поехать домой, я заехал в Киево-Печерский монастырь. На площадке возле монастыря гляжу – Кукша! А среди паломников и мои земляки оказались, и говорят Кукше: «Солдатик-то из Кунгура». Тот скоренько сбегал к себе в келью, несет булочку хлебушка и стакан чаю: «На тебе, солдатик из Кунгура!».

Если дорога не ведет к Храму, тогда зачем она?

На второй день демобилизации, перед отъездом в Кунгур, Борис Бартов зарегистрировал в ЗАГСЕ брак с Марией Пиница. Присмотрел свою невесту он в селе Дубровное Черниговской области. Его часть там стояла, а эта дивчина была там почтальоном. Дорогой молодые венчались в Пророко-Ильинском храме Загорска.

Вернувшись домой, Борис Бартов устроился слесарем на Машзавод, но вскоре понял, что без церкви не может. Выбрав для себя путь священнослужителя, он поехал в Пермь.

– Поехал я к Владыке. Тот удивился, что за парнишка такой, откуда взялся? А дело в том, что и во время войны, и после, где в храмах бывал, читал ли на клиросе, пел ли, просил у служителей расписки, что я действительно это делал. Уже тогда думал, что пойду в церковь. Так вот даю Архиепископу одну бумажку, вторую, третью. У него в глазах удивление! Начал меня «пытать», что я знаю. А дедушка-то меня научил славянскому чтению, пел я маленько, ну промурлыкал что-то. Архиепископ решил: будем рукополагать. А ведь тогда без уполномоченного ничего нельзя было делать. Навели справки обо мне, родителях, родне, знакомствах и только тогда разрешили.

В 1950 году Борис Степанович был рукоположен в сан диакона и приписан ко Всехсвятскому храму города Нытвы. После рукоположения в пресвитерский сан, в 1951 году был назначен настоятелем Иоанно-Златоустовской церкви села Шубино, позже настоятелем Кунгурских храмов, сначала Всехсвятского, а после открытия в 1996 году Спасо-Преображенского.

В ту пору Всехсвятский храм был один на весь город. Прихожанам в нем тесно было, особенно в праздничные дни. Из алтаря выйти для священника целая проблема была. Отец Борис неоднократно подавал заявления, чтоб разрешили сделать вход в алтарь. Десять лет бился батюшка с уполномоченным.

– Как говорят, не было бы счастья, да несчастье помогло. Пришел как-то к нам проверяюший из пожарной службы. Я ему объясняю, что в храме тесно, будет пожар, не дай Бог, погибнем все здесь. Алтарь надо? Надо! Вход в него надо? Надо! Пиши документ!

Так и появилось предписание с подписью пожарного. По этому требованию пожарной безопасности и прорубили вход в алтарь. Когда в горисполкоме узнали, всполошились, но было уже поздно, не закладывать же вход. Также с большими трудностями «выбивал» отец Борис разрешения на несколько лампочек в храме и асфальтовую дорогу к нему. Ни один из руководителей в то время не решался сделать что-то для церкви, за это можно было и с должности «слететь» и партбилета лишиться.

– Для того чтобы сделать пристрой к храму, сначала решили собрать подписи прихожан, но уполномоченный запретил. А вот индивидуально, каждый человек мог просить о чем угодно. Я сообразил, что к чему, написал несколько вариантов прошений о пристрое и пустил их по городу. Прихожане их начали переписывать своей рукой, и дело пошло. Одно дело, когда одно письмо с пятьюстами подписями уполномоченному придет и другое, когда пятьсот писем придет. Разрешили.…Так с Божией помощью были выстроены два придела во Всехсвятском храме.

Отец Борис и Мария Никифоровна вырастили трех сыновей и дочь. Воспитали их родители в верности православию. Старший Геннадий окончил Ленинградскую Духовную Семинарию, затем Академию. Стал священником, а теперь является настоятелем Собора Святой Живоначальной Троицы лейб-гвардии Измайловского полка в Санкт-Петербурге. Василий помогал восстанавливать Спасо-Преображенский храм, где и работает сейчас управляющим, здесь же его сын Павел служит пономарем. Не остался в стороне от богоугодного дела и сын Михаил. Дочь Елена стала женой священника. У Бартовых 18 внуков. Андрей и Александр получили богословское образование, совершенствовали знания за границей. Внучка Екатерина занимается иконописью. Подрастает третье поколение отца Бориса – 10 правнуков.

Праздник Преображения Господня для протоиерея Бориса Степановича Бартова особенный. Крестили маленького Борю в день Преображения. И день, когда он впервые сознательно пришел в храм в д. Шубино, тоже был 19 августа. И до сих пор отец Борис служит в Спасо-Преображенском храме, являясь его Почетным настоятелем.

Валентина Рогожникова

Пресс-служба Кунгурского благочиния

Фото: из архива Кунгурского благочиния Пермской епархии РПЦ

Национальной воинской святыне нужна помощь

Собор Святой Живоначальной Троицы лейб-гвардии Измайловского полка в Санкт-Петербурге – национальная воинская святыня и уникальный военно-церковный ансамбль, внесенный в охранный реестр ЮНЕСКО. Храм, три месяца назад сильно поврежденный пожаром, нуждается в срочной помощи.
Голубой купол с золотыми звездами, до пожара венчавший огромный белый собор (второй по величине деревянный купол в Европе), был виден за 20 км от Северной столицы.
Храм, возведенный в 1835 году архитектором Василием Стасовым для прославленного Измайловского полка, сразу стал одной из архитектурных доминант Санкт-Петербурга. Внешне поражал масштабностью и строгой красотой, изнутри – стилевым единством и изяществом. Просторно и ничего лишнего, сочетание белого и золотого. Над престолом возвышается сень, которую венчают крест с надписью, напоминающей о победе равноапостольного царя Константина над Максентием: «Сим знамением победиши», что является символом воина-христианина.
Вдоль стен бывшей главной гарнизонной церкви Петербурга хранились военные трофеи, взятые в Русско-турецкой войне 1877 – 1878 годов.
Русские войска, освобождавшие балканских христиан от османского ига, столкнулись со слабой сетью дорог на территории Бессарабии и Румынии, а также с одноколейками, крайне плохо приспособленными для перемещения войск и их снабжения. Было решено в кратчайшие сроки построить силами инженерных Железнодорожных войск новую фронтовую железную дорогу от Бендер до Галацы протяженностью 303 км и железнодорожную рокаду Франтешти – Зимница. Аналогов подобного строительства не было в мировой практике (более того, попытка Пруссии в войне 1870 года с Францией построить короткие обходные железнодорожные участки закончилась неудачей). По сути, это было боевое крещение Железнодорожных войск России.

Сооружение дороги, проложенной невиданными темпами – более 5 км за сутки, за 100 дней, – было отмечено на Всемирной Парижской выставке Гран-при: за скорость постройки.
Руководивший тогда военными действиями император Александр II задумал соорудить в Санкт-Петербурге памятник из трофейных турецких орудий. Сын его, император Александр III, воплотил замысел: 12 (25) октября 1886 года у Свято-Троицкого Измайловского собора при парадном построении войск армии, гвардии и флота был освящен и открыт триумфальный монумент «Воинская Слава».
В конце XIX века военно-церковный ансамбль был дополнен часовней, возведенной в честь чудесного спасения царской семьи в железнодорожной катастрофе у станции Борки и цесаревича Николая Александровича (Николая II) – при покушении на него в японском городе Отсу.
Свято-Троицкий Измайловский собор пользовался безграничным уважением русского воинства и всех жителей Санкт-Петербурга.
Однако 28 октября 1929 года по ходатайству районных властей президиум Ленсовета разрешил снести монумент. А в 1938 году, также по распоряжению Ленсовета, был закрыт и передан министерству связи под склад сам Свято-Троицкий Измайловский собор. Позднее храм ощутимо пострадал от бомбардировок блокадного Ленинграда. Восстановительные работы и реставрация производились в разное время в период с 1952 по 1967 год.
Собор был возвращен Санкт-Петербургской епархии Русской православной церкви 8 сентября 1990 года в аварийном состоянии. В опустошенный храм жители города начали приносить иконы и богослужебные предметы. Среди подаренных икон особо чтимым образом стала икона Спаса Нерукотворного Образа, которая много лет находилась в рабочем кабинете начальника Николаевской железной дороги. К 300-летию Санкт-Петербурга президент России Владимир Путин преподнес в дар собору старинную икону Святой Живоначальной Троицы.
Приступивший к работе приходской совет поставил задачу восстановить военно-церковный ансамбль Измайловского собора в былом облике и величии. Проект осуществлялся на благотворительной основе, был создан фонд восстановления собора.
В 2001 – 2005 годах воссозданный монумент «Воинская Слава» был водружен на историческом фундаменте. Колонну изготовили на Новолипецком металлургическом комбинате, орудия по образцам XIX века отливали на ОМЗ «Спецсталь» в Екатеринбурге и в петербургском предместье Колпино на Ижорских заводах. Транспортировку изготовленных изделий осуществляло ОАО «Российские железные дороги». Символическую статую Победы изготовили в Санкт-Петербурге под руководством президента Российской академии художеств Зураба Церетели. Покраску памятника выполнили на Адмиралтейских верфях, гранитные блоки для пьедестала и мощение площади натуральным камнем вокруг памятника произвело петербургское ООО «Возрождение».
Новая беда пришла 25 августа 2006 года: сокрушительный пожар, начавшийся на строительных лесах, в одночасье полностью уничтожил известный во всем мире величественный центральный купол. Каменный его свод устоял, хотя был раскален докрасна и, казалось, мог обрушиться в любой момент. Пострадал и малый северный купол. В пяти главках собора огонь уничтожил 1668 кв. м оконных заполнений. Существенный ущерб нанесен внутреннему интерьеру храма.

Иконы и утварь были эвакуированы.
Пожар не нарушил богослужебную жизнь собора, но сплотил прихожан и жителей города в едином желании скорее ликвидировать последствия огненной стихии. Начались срочные восстановительные работы внутри собора.
Зима требует незамедлительных действий по консервации здания, ревизии вентиляционных систем и неотложного восстановления окон. Приходской совет производит сбор благотворительных пожертвований для изготовления утраченных оконных проемов – эти работы были исключены из городских планов программы восстановления собора.
Мы обращаемся ко всем труженикам российских железных дорог с просьбой об оказании благотворительной помощи в восстановлении национальной воинской святыни.
Возрождение Свято-Троицкого Измайловского собора становится для всех нас неотъемлемой частью духовного возрождения нашего Отечества.
Протоиерей Геннадий БАРТОВ,
председатель Общественного благотворительного фонда,
настоятель Свято-Троицкого Измайловского собора
Как возводили собор

    Измайловский полк перевела в Петербург в 1732 году переехавшая туда после коронации императрица Анна Иоанновна. Непременная полковая церковь начиналась с походного храма-шатра, который с необходимой богослужебной утварью и облачениями брали с собой в военные походы.
    К 1743 году в землях за Фонтанкой построили Измайловскую деревню с деревянными казармами и деревянную же церковь-палатку. В ней было тесно: в Измайловском полку тогда было до 5 тыс. человек, включая членов семей солдат и офицеров. По повелению императрицы Елизаветы Петровны 1 июля 1754 года архиепископ Сильвестр заложил, а через два года и освятил для измайловцев отдельный пятиглавый храм.
    При наводнении 1777 года церковь была полностью затоплена. Сильно пострадала она и при наводнении 7 – 8 ноября 1824 года, когда вода поднялась до 411 см над ординаром и больше половины Петербурга оказалось под водой. Высочайшим императорским повелением в 1827 году было указано разобрать прежний храм и построить новый.
    Проектирование и строительство каменного Свято-Троицкого Измайловского собора было поручено архитектору Василию Петровичу Стасову, воздвигавшему Спасо-Преображенский собор в Литейной части.
    В день Святой Троицы 1828 года состоялась церемония закладки собора, которая происходила после Божественной литургии. Первый камень в основание положила императрица Мария Федоровна, а молебен перед закладкой совершил митрополит Санкт-Петербургский и Новгородский Серафим. Курировать строительство взялся лично император Николай I, который с ранней юности был шефом Измайловского полка.
    Император пожелал, чтобы новая церковь «по подражанию была в три придела: главный – во имя Святой Троицы, южный – равноапостольной Марии Магдалины, северный – мученика Иоанна Воина». Стасов по пожеланию духовенства положил в основание плана собора греческий равноконечный крест. Малые купола были расставлены не диагонально, как принято, а над рукавами креста по странам света.
    В строительный сезон 1830 года возвели железные стропила четырех малых куполов и покрыли их не железом, как планировали первоначально, а, по предложению Стасова, медью. К 1 октября 1834 года вывели главный купол, и в Троицын день следующего года поставили на место главу и укрепили крест.
    Традиционно праздник Святой Троицы связан с оживлением в природе и в мире, что отражено в названии Живоначальная, и в соответствии с каноном – с зеленым цветом. Но купола собора Николай I повелел выкрасить «голубой краской с золотыми звездами». Звезд, покрытых золотом 95-й пробы, на большом куполе 280, на малых – по 208.
    К маю 1835 года на колокольню, устроенную в самом соборе в одной из четырех малых главок, подняли 11 колоколов, больший из которых весил 8 тонн.
    Храм освятил 25 мая 1835 года святитель Филарет (Дроздов).

    Реквизиты: Общественный фонд Свято-Троицкого Измайловского собора
    ИНН: 7826031407, КПП: 783901001, БИК: 044030791
    РАСЧЕТНЫЙ СЧЕТ: № 40703810739000000076
    ВАЛЮТНЫЙ СЧЕТ: № 40703840639000000053
    КОРРЕСПОНДЕНТСКИЙ СЧЕТ: № 30101810200000000791
    ФИЛИАЛ ОПЕРУ-5 ОАО «ПСБ» г. САНКТ-ПЕТЕРБУРГ
    Назначение платежа: Добровольное пожертвование на осуществление уставной деятельности. НДС не облагается.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *