Протоиерей Игорь Фомин

Об этом и не только мы поговорили в прямом эфире программы «Прощенное воскресенье» с клириком Казанского собора на Красной площади, настоятелем храма Александра Невского при МГИМО протоиереем Игорем Фоминым.

Плевок в православных

Екатерина Рожаева: — Беспрецедентный, по своему безобразию, случай — Патриарху Всея Руси присудили премию за самые сомнительные достижения «Серебряная калоша». Номинация звучит не менее оскорбительно — «Чуровщина года, или руки по локоть в чудесах» за «непорочное исчезновение часов». Что ответит Церковь в лице духовенства?

Протоиерей Игорь Фомин: — Выходка хамская. Но все, это не ново. Подобное было и при раннем христианстве, и после 1917-го года. Ксения Собчак (она вела церемонию и объявляла номинацию — прим. Ред.), которая закончила МГИМО, слывет человеком интеллектуальным, но умудряется выкидывать уму непостижимые фортели для здравомыслящего и воспитанного человека! Нельзя так безрассудно, бессовестно относиться к Русской Православно Церкви! Когда мы говорим: «Этот ребенок паразит, гад, свинья…» Мы же не в ребенка плюем, а в его семью! Здесь тоже самое, «наградив» Патриарха, плюнули в его дом и семью — Церковь и всех православных русских людей. Так как следуя Достоевскому, русские без православия, дрянь.

Рожаева: — Собчак в своем Twitter пыталась оправдаться, мол, мы «калошу» дали не патриарху РПЦ, а гражданину Гундяеву (светское имя патриарха — Владимир Михайлович Гундяев — прим Ред.)

Фомин: — Он не Владимир Гундяев. Он Патриарх Кирилл! Он служит России и на нем особая благодать, невзирая ни на что!

О недремлющем Breguet

Рожаева: — Может, скандала и не было, если бы в пресс-службе Патриархии не стали выворачиваться и придумывать дурацкие отговорки по поводу часов Breguet. Сказали бы, да, грешен, ибо человек, примерил подарок…

Фомин: — Согласен, более того, я бы еще добавил: носил, ношу и буду носить! По статусу имею право!

Рожаева: — Людей коробит, что призывая к смирению и аскезе, высшее духовенство (не говорю про простых батюшек, которые живут весьма скромно), ездит на дорогущих «Мерседесах», тут еще часы за баснословные деньги!

Фомин: — У нас на «Мерседесе» ездит только патриарх. Машину подарил глава РЖД Владимир Якунин еще патриарху Алексию II. К нынешнему Святейшему он перешел по наследству.

О ненависти, прощении и Мамоне

Звонок радиослушателя Виталия: — Блудница Ксения Собчак позволяет себе омерзительные вещи, то матерится, то, в лучшем случае, юбку задирает. Теперь на Церковь поперла! Большинству людей, он ненавистна!

Фомин: — Церковь не может ненавидеть. Она ненавидит грех, но не человека. И если та же Ксения Собчак придет с покаянием, конечно, Церковь примет. В древней Церкви было всенародное покаяние в двух случаях: отступление от Христа и богохульство.

Рожаева: Многие считают, что Церкви нужно поступить, как проповедовал Христос не отвечать на удар, а подставить другую щеку…

Фомин: — Меня забавляет, когда те же либералы, начинают талдычить: «Вы же верующий, должны простить!». Прощать можно того, кто просит прощения. Если ты не осознаешь своего проступка, как я тебя могут прощать? Мне от «Серебряной калоши», как и Патриарху, ничего не станет. А вот эти люди сами себя уничтожают. Эта премия — надгробный памятник для либералов. И иже с ним.

Звонок от радиослушателя Александра: — Мне кажется, Патриарх в данном случае отошел от церковных канонов. Равняясь на светское руководство, он пренебрегает скромностью. Думаю, Патриарх Кирилл не смотрит на окружающий народ, старается отделиться от него.

И все эти часы-машины, показатель того, что служит он не Богу, а Мамоне (у древних сирийцев и евреев бог богатства, символ земных благ — прим. Ред.).

Фомин: — Мамоне служит тот человек, который за этим гонится. Поверьте, Патриарх не служит вещам и не служит Мамоне. Сейчас у него нет часов. Он их демонстративно не носит, чтобы показать, — это не его основа жизни.

О политике и православной партии

Рожаева: — Все чаще Патриарха ассоциируют с государственной политикой. А нужно ли это Церкви? Ведь у нее другая задача.

Фомин: — Патриарх — политик от Церкви. Он корректирует, какие должны быть нравственные, общечеловеческие нормы в нашем обществе. Я знаю, как он, прилетая в регион, может пообщаться с тем или иным губернатором, и после беседы последний приходит и говорит: «Я многое понял, и многое в своей жизни готов переосмыслить!» Он не боится обличать. В один из праздников Рождества, в присутствии президента страны патриарх говорил про власть, давал серьезные оценки, наставления. Для всех это был шок. И когда стало понятно, что Патриарх не только молитвенник, а еще и проповедник, все испугались. Я имею в виду либеральную среду.

Звонок от радиослушательницы Марии: — Почему церковь заняла позицию оправдательную? В парламентах других стран есть христианские партии, там они отстаивают свою точку зрения. Мы, православные, отдать бы голоса за вас, и вас было бы большинство. Вы могли бы помочь своему народу!

Фомин: Я с вами согласен. Но пока в нашей стране такой партии нет, хотя разговоры об этом идут. Почему мы занимаем оправдательную позицию? Потому что мы живем в обществе, и оно вопрошает. Что же касается либералов, которые требуют честных выборов и правдивых ответов, то у них несколько сатанинский подход — обо сем говорить полуправду, и так продвигать свои взгляды. Был свидетелем, у очень высокого либерала спросили: «Есть ли в России демократия?» Он: «Нет». «А может быть?». «Может». «А какие признаки демократии?» «Когда меня изберут!». Сдал себя с потрохами!

Звонок радиослушателя Алексей: — На счет покаяния. Церковь за сотрудничество с КГБ каяться будет?

Фомин: — Я знаю многих людей из той эпохи. Хотя в советское время священником не был. Ни в коем случае не осуждаю своих собратьев, которые сотрудничали с КГБ на благо Родины. Подчеркиваю, НА БЛАГО страны!

Рожаева: — Многие верующие задаются вопросом должна ли церковь стоять над государством, как совесть и честь стоять над законом?

Фомин: — Я не считаю, что церковь должна стоять над государством. Я сторонник того, чтобы церковь была отделена от него. Тогда она будет, как во все века. Государство же должно знать свою историю, и прислушиваться к тем, кто работает и служит на его укрепление и благо. Не важно кто будет править царь, президент или кто-либо другой, Церковь из века в век не приспосабливается, а живет по своим законам. И эти законы незыблемы!

Православные истории

Один из главных уроков, который я получил в жизни, пришелся как раз на день моего совершеннолетия. До 18 лет я год за годом справлял свой день рождения вместе с родителями. А в том году что-то во мне щелкнуло, и я заявил маме с папой: «Дорогие родители, поскольку я становлюсь взрослым, то хочу отметить этот день с друзьями, а вас прошу…» — тут я замялся. Но родители мои были люди умные и добрые, они мгновенно заверили меня, что все нормально, друзья — это прекрасно, а мы спокойно найдем, куда пойти и чем себя занять на этот вечер.

День рождения собрал немало моих однокашников: было шумно, рекой лилась выпивка, кто-то пел, кому-то было плохо от выпитого — в общем, обычная картина студенческой жизни… Сам я в деталях не запомнил происходившего, ясного впечатления от праздника у меня не осталось. Что называется, погуляли. И после полуночи расползлись, кто как мог, по домам. Я, должно быть, рухнул на диван и мгновенно провалился в сон…
Смутно помню, как вернулись родители, как они, стремясь не потревожить мой сон, буквально на цыпочках убирали «свалку», которую мы с друзьями после себя оставили.
А утром, когда мы собрались всей семьей, я вновь услышал от них только самые добрые слова и новые поздравления с 18-летием. Ни одного слова недовольства или упрека…
И только спустя время совершенно случайно я узнал, что папе в тот вечер было некуда идти. И все время, пока происходило наше отмечание, мой отец, верующий человек (через несколько лет, уже немолодым, он принял священнический сан) несколько часов просидел в метро на скамеечке. До самого закрытия станции. Сидел и читал Евангелие…
Когда я об этом узнал, в душе моей что-то перевернулось… Не просто произошел перелом в отношении к родителям — он произошел раньше, еще в то утро: я больше никогда в жизни не справлял свой день рождения без них!
Но для меня происшедшее стало с того момента ещё и особым уроком отношений человека и Бога. Мне стало предельно ясно: сколько бы я, как блудный сын, ни скитался по самым разным закоулкам своего бытия, мой Отец останется рядом, как папа на станции, ни на миг не забывая обо мне, готовый ждать. Ждать меня столько, сколько понадобится. Пока я не вернусь.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *