Протоиерей Михаил Васильев

Злодейство. Протоиерей Михаил Васильев

Оплачивать «победу» придётся нищетой и потерянными поколениями

Как священник и как гражданин, я всегда с болью воспринимаю весть о гибели любого человека. В данном случае Муаммар Кадаффи не исключение. Совершено страшное злодейство, и даже если это был диктатор, все равно это беззаконное убийство человека. Если у народа Ливии были какие-то претензии к своему лидеру, то в любом случае необходим был публичный суд и публичное решение его судьбы. Но убийцы Каддафи уподобились ему самому, который, как говорят, убивал своих политических противников.
Война в Ливии и в Ираке — звенья одной цепи. Это война Запада за энергоресурсы, попытка западных монополий установить контроль над теми ресурсами, которые им необходимы для развития экономики. И неважно, как называется страна, — Ирак или Ливия: принципы действия одни и те же. В этом-то и заключается трагедия для простых людей.

Та социальная система, которая была выстроена при Кадаффи, дала бы сто очков современной системе социального обеспечения, скажем, в России и в других государствах, в том числе в странах НАТО. Нехитрые поиски в Интернете позволят обнаружить, что средняя зарплата медицинского и младшего персонала в Ливии на наши деньги составляла около 30 тысяч рублей в месяц. Каждый гражданин там получал часть средств за энергоресурсы, которые Ливия продавала за границу. Государство помогало простым ливийцам приобретать квартиры, автомобилями, оплачивая 50% их стоимости (военнослужащим 75%).

Социальное обеспечение и медицинское обслуживание в Ливии, образование были на порядок выше, чем в Египте, Тунисе или Алжире. Именно поэтому огромный поток мигрантов шел в Ливию из стран Африки и Ближнего Востока, не доходя до Европы. Ливия становилась буфером, в котором действовали не законы шариата, а относительно жесткие законы светской морали.

От войны, от крови не рождаются счастье и благополучие. И, получая вооруженную поддержку западных стран, Ливия будет платить за это нищетой собственного народа и потерянными поколениями, которые будут обслуживать сырьевые ресурсы западных монополий.
Протоиерей Михаил Васильев

Десантный батюшка

Дата публикации или обновления 18.02.2017

  • К оглавлению: Московская православная газета «Крестовский мост»
  • К оглавлению раздела: Обзор православной прессы
  • Он приземлился и услышал, как хрустнул позвоночник. Но лежать было некогда — с неба летели бронированные машины…

    Как философ МГУ стал иереем во Власихе

    Судьба готовила Михаилу Васильеву военную службу. Он родился в 1971 году в офицерской семье, рос в отдалённых северных гарнизонах, в закрытых городках. Отец хотел, чтобы сын поступил в военное училище, но Михаил проявил характер: выбрал МГУ, философский факультет, затем увлёкся изучением религий, потом была аспирантура, а далее сам встал за университетскую кафедру.

    В Церковь Михаил пришёл уже взрослым. Путь к вере для молодого человека, некрещёного и не имеющего ни одного верующего друга, был непростым. Ему помогал духовник — протоиерей Димитрий Смирнов. Однажды спросил Михаила: «Ты из семьи военного?» И, услышав ответ, сделал неожиданный вывод: «Значит, быть тебе батюшкой в военном гарнизоне».

    Весной 1998 года философа рукоположили в сан диакона, а затем иерея. Служить направили в подмосковную Власиху — в храм Преподобного Илии Муромца и великомученицы Варвары при штабе Ракетных войск стратегического назначения.

    А через год отца Михаила отправили в первую военную командировку — в Чечню.

    Ночь молитвы о солдате

    В боевых условиях священник меняет рясу на камуфляж, только без погон, и в петлицах не род войск, а православный крест. Оружия батюшке не полагается. Главное — быть рядом с солдатами, там, где труднее всего. Особая дружба связывала отца Михаила с десантниками, которых бросали в самое пекло. Он чувствовал, как нужна им его поддержка. Молва о «десантном» батюшке разнеслась по многим частям ВДВ.

    Однажды в горах Чечни он с группой разведчиков попал в засаду. Наши бойцы отбили атаку, но одного тяжело ранило. Ждали вертолёт, была непогода. Парень истекал кровью на руках у батюшки. Проходил час за часом.

    Всю ночь отец Михаил молился, чтобы прилетела помощь и чтобы солдат вопреки всему выжил. Десантники смотрели и не верили своим глазам: казалось, их товарищ уже не дышал, и вдруг оживал… Ранним утром в небе застрекотала вертушка. К вечеру батюшка узнал: раненого удалось спасти. Опытные полевые хирурги говорили, что это исключительный случай, на грани чуда.

    И я понял, что выживу

    С парашютом отец Михаил прыгал много раз, в основном на учениях. Однажды подал пример: когда самолёт поднялся, молодые ребята явно смутились, и тут батюшка встал и с молитвой первым направился к выходу. За ним уверенно потянулись бойцы.

    А в 2007-м под Вязьмой едва не случилась трагедия. Его парашют попал в зону турбулентности, купол закрутило, он стал падать с 600-метровой высоты.

    — Страха не было, — рассказывает отец Михаил. — У меня оставалось несколько секунд. Я, как учили, раскручивал почти погасший купол, молился. И когда парашют раскрылся на треть, понял, что выживу.

    Его спасло присутствие духа: в последний момент сгруппировался, спружинил на ноги, но всё равно услышал хруст в позвоночнике. Диагноз: компрессионный перелом позвонка. Но это выяснилось позже. А тогда пришлось быстро уходить с поля: вслед за солдатами сюда сбрасывали бронированные машины…

    Часто ездил с десантом в горячие точки: Босния, Косово, Абхазия, Киргизия. И под обстрел попадал, и по минному полю приходилось идти. Но рассказывать об этом он не любит. Вот что говорит отец Михаил:

    — Часто эта самая точка, куда едешь, оказывается вполне прохладной. Например, в Боснии уже активно не стреляли, хотя ещё считалось, что там локальный конфликт. В Косове поначалу обстреливали, но потом как-то успокоилось, и особой опасности не было. Да и в Чечне раз на раз не приходился.

    Из «секретного объекта» — собор ВДВ

    Лет 10 назад в разговоре с офицерами спецназа отец Михаил узнал, что в Сокольниках есть заброшенный храм.

    Тогда его здание занимала фельдъегерская служба: здесь был засекреченный узел военной связи. Священника туда не пустили. Тогда отец Михаил придумал «военную хитрость»:

    — Чтобы понять, в каком состоянии находится внутренняя часть храма, мои друзья-десантники снарядили разведчика с видеокамерой под бушлатом. Он прошёл в здание и снял на видео общий интерьер.

    Опасения подтвердились: к тому времени в храме не осталось даже следа былого благолепия. На месте Святого Престола в алтаре стояла чугунная топка, в одном из приделов устроили курилку, на каждом шагу перегородки, отставшая штукатурка…

    Отец Михаил задумал вернуть бывший храм Церкви. Его благословили и в июне 2004 года назначили настоятелем. К возрождению храма подключились многие высокие церковные и военные чины. Окончательное решение приняли при новом командующем ВДВ генерале Владимире Шаманове: в июне 2009-го аварийное здание отдали верующим.

    — Поднимали храм всем миром. Сначала наши ребята-десантники ломами крушили ненужные пристройки и перегородки. Перед реставрацией вывезли отсюда 150 самосвалов с мусором, — вспоминает отец Михаил.

    А потом поставили новую колокольню и центральный купол, украсили фасад мозаичными иконами. И в конце прошлого года Святейший Патриарх Кирилл совершил здесь чин великого освящения. Сегодня это собор Воздушно-десантных войск России.

    Пять фактов из жизни протоиерея Михаила Васильева

    — Участвовал в марш-броске на Приштину в июне 1999 года, в боевых действиях на Северном Кавказе, в Абхазии, Киргизии.

    — В Чечне крестил около 3 тысяч молодых солдат.

    — Награждён орденом Мужества, медалью ордена «За заслуги перед Отечеством» II степени, орденом Преподобного Сергия Радонежского III степени.

    — За 14 лет пастырства построил храм Преподобного Илии Муромца и великомученицы Варвары во Власихе, храм Пророка Илии в Сокольниках, храм Святой Троицы в Омске, храм иконы Божией Матери «Благодатное Небо» в Кубинке.

    — Женат, в семье пятеро детей.

    Валерий Гук

    По материалам газеты «Крестовский мост» № 1, январь 2015 г.

    В начало
    >
    Перекрашенная звезда и политически мотивированный прыжок. За что судили парашютистов

    Признания руфера Мустанга

    Через два дня после происшествия ответственность за покраску звезды взял на себя украинский руфер Павел Ушивец (руфинг — экстремальный туризм, суть которого заключается в проникновении на крыши зданий), известный как Гриша Мустанг: «Я и есть тот самый человек, который в порыве искренних патриотических чувств забрался на крышу высотки на Котельнической набережной и перекрасил украшающую ее звезду в цвета нашего родного украинского флага, а затем там же поднял флаг независимой Украины».

    Мустанг пояснил, что решил пойти на признание, чтобы поспособствовать освобождению «невиновных российских граждан, которые имеют все шансы стать жертвами широко известного своей справедливостью российского правосудия». Он также сообщил о готовности предстать перед судом в обмен на освобождение украинской военнослужащей Надежды Савченко.

    На момент публикации признания украинский руфер находился в Киеве.

    Дорогие соотечественники, уважаемые россияне, а также доблестные охранники правопорядка города Москвы. Я, Григорий (он ж…

    Posted by Mustang Wanted on 22 августа 2014 г.

    Показания свидетеля

    После ареста Ишутин дал показания следствию: в акции, по его словам, приняли участие Гриша Мустанг, Владимир Подрезов и некая девушка по имени Ангела. Мустанг прилетел в Москву, чтобы сфотографироваться с флагом Украины на одной из московских крыш, и обратился к Ишутину, с которым он уже был знаком, за помощью. Обсуждение акции проходило в присутствии Ангелы, которая решила поддержать их участием. Идею Мустанга, как следует из показаний Ишутина, поддержал и руфер Вова, зарегистрированный в соцсети «ВКонтакте» как «Палево Вездесущее» — страница принадлежит Владимиру Подрезову. Об арестованных ранее бейсджамперах, которых суд отправил под домашний арест, а также об их участии в акции Ишутин ничего не сообщил.

    Позже в суде Ишутин рассказал, что прыжки парашютистов были частью акции Мустанга: бейсджамперы должны были привлечь внимание. На вопрос, почему он не сообщил об этом на следствии, Ишутин ответил, что следователь его об этом не спрашивал.

    Адвокат Елисей Пятин, представляющий интересы Подрезова, заявил, что его клиент непричастен к покраске звезды, хотя он действительно пришел с Мустангом в здание, но о планах киевского гостя не знал и на крышу не поднимался. «Оказался не в том месте, не в то время. А Ишутин решил сотрудничать со следствием и дает лживые показания», — сказал Пятин.

    С девушкой Ангелой в соцсетях связались журналисты «Медиазоны», которым она прокомментировала показания Ишутина: в тот день ее вообще не было в городе, и она может это доказать. Более того, после показаний Подрезова к девушке уже приходили следователи, однако после взятия объяснений они просто ушли.

    Суд. Версия обвинения

    Обвиняемые ожидали суда год: четверо — находясь под домашним арестом, Подрезов — в следственном изоляторе. Прокурор изложил версию событий: перекраска шпиля в цвета украинского флага и установка полотна — дело рук Гриши Мустанга. Владимир Подрезов помог Мустангу попасть на крышу, а четверо парашютистов, «будучи мотивированными политической ненавистью», прыгнули с высотки с парашютами, чтобы привлечь к акции внимание.

    Ишутин подтвердил ранее данные следствию показания, но добавил в них новый факт: прыжок парашютистов был задуман для привлечения внимания, а Мустанг договаривался с ними об этом заранее в соцсетях.

    В суде был допрошен единственный свидетель, знакомый и с обвиняемыми парашютистами, и с Ишутиным, и с Мустангом, — Ангелина Николау. С Подрезовым, утверждает Николау, она не знакома. О приезде украинского руфера знала, но не была в курсе акции на высотке. Николау пожаловалась на давление во время следствия: «Меня заставляли вообще сказать, что это бейсеры акцию проводили, но я не сказала». Показания о непричастности парашютистов были подтверждены исследованиями на полиграфе.

    В материалах дела среди доказательств вины бейсджамперов: запись прыжка с камер GoPro на шлемах парашютистов, запись прыжка с камеры мобильного телефона, которую успел сделать один из жителей дома, личные сообщения Ушивца из социальных сетей, в которых имена и фамилии кого-либо из подсудимых не упоминаются. На видеозаписях с камер наружного наблюдения высотки видно, что парашютисты и Подрезов с Ушивцем заходят и выходят из здания в разное время.

    Суд. Версия Подрезова

    Петербургский руфер Подрезов признал свою вину частично: проникновение в здание совершил, но в акции участия не принимал, с подсудимыми парашютистами не знаком. Что Ушивец приехал из Киева в Москву, он узнал от Ишутина, когда они начали придумывать, на какие крыши Москвы можно забраться. На крышу высотки Подрезов и Ушивец поднялись вдвоем: Ишутин сказал, что ему зачем-то надо домой и что оставить Ушивца на ночь он у себя не может. На крыше Мустанг хотел сфотографироваться с флагом и оставить его там, но Подрезов сказал, что у руферов не принято оставлять вещи, потому что тогда «пролазы позакрывают». Ожидая, пока Мустанг сделает фотографию наверху шпиля, Подрезов остался на площадке ниже. Когда Ушивец спустился, он весь был испачкан в синей краске и сказал, что надо поторапливаться и уходить, пока их не заметили.

    Спустившись вниз, Подрезов предложил поехать к нему домой. Уже дома Мустанг показал ему новости в интернете: по делу о перекрашенной звезде задержано четыре парашютиста. Удивленный уголовным делом Ушивец сказал, что ему срочно надо лететь в Киев, для покупки билета он воспользовался банковской картой Подрезова, а ему вернул 200 евро наличными. Также украинский руфер выразил надежду, что после просмотра камер видеонаблюдения бейсджамперов отпустят. Сам Подрезов на суде добавил, что парашютисты «ни при чем, они тут случайно оказались».

    В декабре во время следствия Подрезов подписал дополнительные показания: «Ушивец сказал мне, что чуть попозже совершат прыжок на фоне раскрашенной звезды четверо бейсджамперов, которых он привлек для данной акции для привлечения внимания общественности к шпилю здания». Но в суде Подрезов сообщил, что следователь заставил подписать его этот протокол обманом, а бейсджамперы действительно ни при чем.

    Знакомые Подрезова, свидетельствовавшие в суде, рассказали, что Подрезова избивали во время допросов, а им заявили, что «Подрезова будут обвинять в том, что он красил звезду, а мы должны подтвердить».

    Суд. Версия бейсджамперов

    Парашютисты вину не признали. Александр Погребов рассказал, что они собирались той ночью совершить прыжок с другого объекта — ТЭЦ на Волгоградском проспекте. Но там их заметила охрана, поэтому парашютисты решили сменить объект на «Свисс-отель» на Котельнической, куда тоже не получилось проникнуть. Тогда-то и было решено подняться на сталинскую высотку — не очень высокую для прыжков с парашютом, но других вариантов, говорит Погребов, не оставалось. Они несколько часов пытались попасть внутрь, еще час разворачивали парашюты на одном из этажей крыши, откуда шпиля со звездой видно не было. Спрыгнули, начали не спеша складывать вещи, когда к ним подошли сотрудники полиции и забрали в отделение.

    Евгения Короткова описала события так же и рассказала про досмотр машины: полиция отняла у нее ключи, но сам досмотр с понятыми был проведен намного позже. Когда оперативники открыли багажник, рассказала Короткова, из него извлекли «новенький пакет» с двумя баллонами краски, только не синего, а почему-то зеленого цвета.

    Алексей Широкожухов и Анна Лепешкина подтвердили показания Коротковой и Погребова. Свидетели защиты — знакомые по спорту, родители и друзья — дали на подсудимых положительные характеристики и сообщили, что те никогда не интересовались политикой.

    Наказание от прокурора

    Прокурор обратился к суду с просьбой признать всех обвиняемых виновными, считая вину доказанной в полной мере. Беременной Анне Лепешкиной он попросил назначить наказание в 3 года условно, Евгении Коротковой, Алексею Широкожухову, Александру Погребову и Владимиру Подрезову — по 3 года колонии общего режима.

    Николай Васильев, историк архитектуры, генеральный секретарь Docomomo-Россия:

    Меньше двух лет назад одна из семи сталинских высоток, которая стоит на Кудринской площади, была почти полностью перекрашена в другой цвет без проекта реставрации, а ведь она построена из специального камня, который красить нельзя. Но цвета были не желтый с голубым, поэтому Мосгорнаследие две недели ничего не замечало. А когда об этом написали в прессе, псевдореставраторов просто лишили лицензии. Но никого не судили.

    Конечно, высотка на Котельнической набережной — одно из самых важных строений московского архитектурного ландшафта. Она стоит на Швивой горке, одном из семи московских холмов, и по сути заменяет этот холм. Здание построено очень крупным архитектором Дмитрием Чечулиным, который спроектировал несколько станций метро, бассейн «Москва», на месте которого сейчас стоит храм Христа Спасителя, комплекс зданий на Триумфальной площади, в том числе гостиницу «Пекин» и многое другое. Это все важнейшие строения московской архитектуры, которые создали ландшафт новой столицы. Но суд над парашютистами кажется мне каким-то политическим мероприятием: запрошенное наказание совершенно несоразмерно ущербу, который был нанесен зданию.

    Александр Карпухин, отец Алексея Широкожухова:

    Оправдательный приговор — результат совпадения сразу трех факторов: хорошей работы адвокатов, общественной поддержки и плохой работы следствия. На протяжении всего процесса я не сомневался, что все кончится сроками, но на судью у меня были надежды. Если прокурор мне не понравился сразу, а следователь тем более, то в лице Марины Орловой еще было что-то человеческое.

    Но оправдательный приговор моему сыну и другим ребятам для меня омрачен обвинительным приговоров Подрезову. Он не совершил того, в чем его обвиняют. Его заслуга в том, что на суде он дал показания, опровергающие ранее данные показания на ребят. Он обязательно воспользуется возможностью подать на апелляцию. А в наших планах теперь подавать на компенсацию за то, что четыре человека больше года просидели под домашним арестом, будучи невиновными.

    Ольга Лукманова, адвокат Александра Погребова:

    Оправдательный приговор в ближайшие три дня скорее всего еще будет оспорен прокурором, с этим еще придется разбираться. Но никто из нас до последнего не верил, что приговор будет оправдательным. На результат дела повлияло в том числе и общественное внимание. Если бы ребятам дали сроки, общественность бы возмутилась. И хотя в деле не было абсолютно никаких доказательств вины, поддержка при этом была необходима. Подрезову, на мой взгляд, дали слишком много, учитывая, что он не был в курсе акции с покраской звезды, когда пробирался на крышу. Но ему еще можно подать на апелляцию или в крайнем случае совсем скоро — на УДО.

    Добавить комментарий

    Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *