Разговаривающим в храме посылаются скорби

Разговаривающим в храме посылаются скорби

Хорошо ли разговаривать в храме? Безусловно, нехорошо. Нехорошо разговаривать в театре. Нехорошо разговаривать, прерывая беседу других. Невозможно разговаривать на уроке. Если ученик разговаривает на уроке – вызывают родителей, записывают в дневник.

«Разговаривающим в храме посылаются скорби» – это замечание, само по себе пустое, делают для того, чтобы пресечь дурную привычку, плохое воспитание людей, которые позволяют себе постоянно разговаривать в храмах. Разговаривают священники в алтаре во время богослужения, разговаривают певчие на клиросе, разговаривают прихожане, когда священник произносит проповедь. А после «Святая святым» — весь храм начинает разговаривать.

Действенно ли такое замечание? Конечно, можно человека напугать: вот вам будут за это посылаться скорби. В фейсбуке есть такая замечательная иллюстрация на эту тему:

Прокатился человек на самокате — ногу сломал. Побежал человек прятаться от грозы – руку сломал. Почему? О, так он на богослужении разговаривал! Вот ответ на все вопросы. Или падает самолет, почему? Так пассажиры-то его в храме разговаривали! Вот, в чем дело!

Выходит, что мы думаем о Боге, как о строгом учителе, который с линейкой невидимо стоит, приемля наши “исповедания” в храме, с тем, чтобы потом, когда мы из храма вышли, этой линейкой по рукам и по ногам надавать? Послать нам скорби, болезни, страшные испытания в жизни – за то, что мы плохие ученики? За то, что нарушаем дисциплину?

Главный вопрос здесь – посылаются ли нам от Бога скорби? Является ли Бог грозным посланником скорбей?

Этот вопрос касается не только разговоров в храме, он касается гораздо более серьезных вещей. Когда человек действительно встречается с важными, тяжелыми испытаниями, с болезнью, со смертью близких людей, когда человек пронизан горем, – часто звучит такая фраза: «Бог послал человеку скорби».

Бог послал человеку…

Мое глубочайшее мнение, это есть хула на Бога. Может быть, неосознанная, но хула. Тогда выходит, что Бог является источником зла, источником страданий, источником болезней. А наша Церковь учит нас о том, что источник любой боли, любого страдания, любого искажения – отступление от Бога. Отступление. Мир искажен грехом и всякий грех – это нарушение замысла Божия о мире. То что мир лежит во зле – это искажение замысла Божиего о мире. Человек ломает этот мир своим злом, и в ответ на этот слом ломается сам. Человек и мир так Богом сотворены, что Бог и человек связаны. Мир должен прославляться через человека. А если человек искажает мир, то в мире – и в нашей жизни – неминуемо будут встречаться скорби. Неминуемо будут встречаться болезни. Неминуемо будут встречаться страдания. Поэтому, действительно, мы никогда страдания не избежим, и скорбей не избежим

Но если мы принимаем скорби, страдания и болезни по-христиански, по-настоящему, – мы чувствуем, что Бог приходит к нам в этот момент. Бог оказывается настолько близок, что мы становимся способны перенести любую скорбь, любое испытание, любую боль. Бог входит в наши страдания, как Он вошел в мир. В эти моменты Он пребывает с нами.

Так что не надо Бога оскорблять своим плохим поведением. Надо быть чуткими к Его слову, надо стараться быть чутким к своим ближним, не мешать им молиться. И воспитывать друг друга можно. Но вот пугать нельзя.

>О разговорах в храме

№8 (857) / 24 февраля ‘16

Честное мнение

Светлана Ладина: – К нам на «Союз» позвонила зрительница и поделилась вот какой проблемой. Она в Храме-на-Крови стояла в очереди к Курской Коренной иконе Пресвятой Богородицы, и приближаясь к святыне, она еще и пыталась участвовать в богослужении, то есть слышать слова молитв и сосредоточиваться на них, но не получалось – вокруг велись разговоры о том, о сем. И вот эта телезрительница попросила нас обсудить эту тему, что мы и делаем, и за собой зная склонность поболтать в храме (и наверняка многие из вас признаются в том же).

Но иногда бывает, что не сам болтаешь, а мешают тебе. Как вы реагируете в такой ситуации, друзья? Открыто просите быть потише или совсем уж замолчать? Делаете это кротко или грозно цитируете святых отцов, например, «разговаривающему в храме посылаются скорби»; или может быть говорите, что, «друзья, может быть, вы в притворе поболтаете»; или вы переходите на другое место подальше от говорящих; или молча терпите и страдаете; или стараетесь не обращать внимание и сосредоточиться? Масса вариантов может быть, какой из них используете вы?

Звонок в студию: – Я стояла в очереди в Курске к иконе Божией Матери, молилась стояла, про себя пела молитвы, вокруг стояли люди, молчали, вдруг в очереди начались разговоры о том, о сем, потом смех раздался такой громкий-громкий над всей толпой. Я женщине сделала замечание: не надо зубоскальничать, вы стоите к иконе. Она начала мне говорить, что я грешная, иди со своими грехами туда и прочее. Я сказала, что я, конечно, грешная, но так нельзя себя вести. Стояли молодые, начали смеяться, обсуждать, подхватили вот это, у меня было такое желание просто выскочить из этой очереди, обиделась я, у меня большая обида была. Но потом я все это в себе придержала, к иконе подошла, и вот до сих пор чувствую теплое, ласковое прикосновение к иконе, прямо даже не стекло, а мягкое такое, нежное, и до сих пор у меня осталось такое чувство, для меня была очень большая радость.

С. Л.: И обида прошла? Отступила?

Обида прошла, сразу улетучилась.

С. Л.: Друзья, мы хотели вам картинки показать, фотографии объявлений, которые можно увидеть в храмах.

Объявления: «Разговаривающим в храме посылаются печали и скорби», «Просим вас следить за поведением детей в храме, чтоб они не бегали, не кричали, не жевали жевательную резинку (что есть грех гортанобесия). Если дети бегают, кричат, – убедительная просьба – выходить с ними из храма. Просим вас соблюдать благоговейную тишину в храме», «Звенящие в храме мобильные телефоны будут погружаться в святую воду!», «В церкви не должно разговаривать – за это посылаются скорби!» (преп. Амвросий Оптинский).

Дмитрий Бродовиков: Достаточно поставить телефон на беззвучный режим, чтобы он никого не отвлекал и самому на него тоже не отвлекаться.

С. Л.: Как говорит отец Димитрий (Байбаков), если даже вам должен позвонить Президент Российской Федерации, в этом случае вы все равно должны выключить телефон на время богослужения, а потом включите и будете разговаривать с кем хотите.

Звонок в студию: – Летом была служба и включили сплит-систему. Я в порыве сделать доброе дело побежала, закрыла окно, попросила «закройте дверь», пошла на свое место, встала и молюсь. Смотрю – дверь открыта, а окно закрыто – бабушки сидели с закрытым окном. Думаю: «Зачем я пошла и стала закрывать это окно?» И для себя решила: не надо ничего делать, ни замечания, ничего, пусть это делают те, кого благословляет батюшка на это или кто авторитетен в этом храме. Я так решила: просто молиться и все.

Д. Б.: – А с другой стороны, каждый может так подумать: «Пусть кто-то другой это делает», а при этом живое участие как раз необходимо. Речь идет о неумелом использовании кондиционеров: если они используются, то надо закрывать окна, двери, чтобы воздух не поступал. Да, люди могут не обращать на это внимания, но как-то ненавязчиво говорить, что работает кондиционер, пожалуйста, прикройте, или объяснить бабушкам, что закрыла окно не из вредности, чтобы им воздух свежий не поступал, а из-за включенной системы кондиционирования.

С. Л.: – Но тут можно за всеми этими хлопотами всю службу провести и потерять. А когда мы в следующий раз в храм попадем? Через неделю. Вот и все. Есть же служители храма, которые могут этим заниматься и должны этим заниматься…

Звонок в студию, Наталья, Санкт-Петербург: – Если в храме какие-то пустые разговоры происходят, в основном, это, конечно же, женщины делают. Если посещаешь храм длительное время, видно – человек новоначальный или он уже давно в храм ходит. Если я вижу, что человек новоначальный, я очень тихо шепотом объясняю, прошу снизить голос на полтона или прошу вообще прекратить беседу, потому что идет молитва – это самое главное во время Литургии. А если я вижу, что человек воцерковленный, то я ему просто напоминаю из Послания апостола Павла цитату о том, что женщина в храме должна молчать, и человек сразу перестает разговаривать.

С. Л.: Обиды при этом не возникает у вас друг на друга?

Никакой, абсолютно. Я совершенно спокойно отношусь к этому: когда я сама была новоначальная, я тоже отвлекалась на посторонние разговоры, я сама через это прошла, и это вполне естественное состояние человека, который только попал в храм, но я хочу не согласиться, что телефон нужно включать на беззвучный режим. Вообще нельзя включать телефон, мы приходим в храм Богу молиться и Бог у нас превыше всего, Бог у человека должен быть на первом месте, это первая заповедь.

С. Л.: – Дима об этом говорил, как о некоей немощи современного человека, и говорил, что настолько мы уже привязались, что как потерянные ходим, когда телефон у нас не включен, и это проблема.

Д. Б.: – Сам по себе факт беззвучности телефона не говорит, что человек на него отвлекается, не говорит о том, что он его достает через каждые пять минут, чтобы посмотреть, поступают ли смс или еще что-то. Это говорит лишь, что телефон просто находится в беззвучном режиме. А вот что касается зрительницы, которая до нас дозвонилась, – на мой взгляд, людям, которые делают какое-то замечание, нужно сделать это настолько аккуратно и изящно… А если человек только пришел в храм, а ему говорят Послание апостола, что женщинам запрещено разговаривать в храме…

С. Л.: – «Жена в Церкви да молчит», и Церковь там подразумевается шире. Если человек церковный, то он про смирение уже должен понимать: Господи, спасибо тебе, что ты меня смиряешь. (Окончание следует)

Расшифровка:
Наталья Коваль

Полную версию беседы вы можете просмотреть или прослушать на сайте телеканала «Союз».

Комментарии 1

Блог Тамары Ступиной

Оптинский старец преподобный Амвросий славился необыкновенной добротой и лаской ко всем приходившим к нему за духовным советом. Он давал наставления с неиссякаемой жизнерадостностью, часто в рифмованной и даже шутливой форме. Писатель Евгений Погожев (Поселянин) говорил: «Меня поразила его святость и та непостижимая бездна любви, которые были в нём. И я, смотря на него, стал понимать, что значение старцев – благословлять и одобрять жизнь и посылаемые Богом радости, учить людей жить счастливо и помогать им нести выпадающие на их долю тягости, в чём бы они ни состояли». Но, когда это было необходимо преподобный старец умел быть взыскательным, строгим и требовательным. Поэтому у любящего батюшки есть грозное высказывание, которое часто любят размещать в притворах православных храмов: «Многие скорби посылаются разговаривающим в храме». Безусловно, святой имел в виду разговоры во время богослужения.

Когда человек пьёт и у него цирроз печени – всем понятно, отчего с ним приключилась такая беда. А когда человек грешит, например, разговаривает в храме – ему не виден собственный грех, он его не замечает – и, если случаются скорби, частенько говорит, что его наказал Бог. Бог не наказывает. Скорби – естественное следствие греха, как цирроз у алкоголика. Посылаемые нам скорби это не гнев Божий по отношению ко грешащему человеку – Бог есть Любовь и только Любовь. Скорби свидетельствуют о том, что в нашей духовной жизни что-то неблагополучно. Скорби – это свидетельство того, что мы ещё духовно живы, призыв задуматься о том, что происходит в духовной жизни. Скорби понуждают покаяться, то есть изменить свою жизнь. Скорби – это милость Божия, это наша духовная чувствительность.

Притчи 18-22

«Многие скорби посылаются разговаривающим в храме». Типичная картина: перед тем как причастить пришедших в храм мирян в алтаре причащаются священнослужители, и в литургии как бы наступает пауза. На клиросе в это время обычно читают правило перед причастием. А прихожане обычно устраивают сутолоку, занимая очередь к причастию, подчас забывая пропускать вперёд младенцев, детей и мужчин. Это время даже давно воцерковлённые православные считают как бы специально отведённым для того, чтобы пообщаться с друзьями, которых не видели с прошлой воскресной литургии, обменяться новостями. А во время причастия, буквально подходя к столику с запивкой, уже начинают болтать между собой. А те, кто не принимает Таинство Причастия в этот день, продолжают свои важные разговоры. Особенно пожилые прихожанки считают своим долгом тискать причастившихся младенцев и громко на весь храм уговаривать их проглотить ещё ложечку «теплоты» и бурно хвалить тех, кто справляется с этим делом. После проповеди священник благословляет читать благодарственные молитвы, но их подчас невозможно услышать за поднимающимся галдежом. «Дом Мой домом молитвы наречется…»(Мф. 21:13).

Как же можно приучить детей и новоначальных к благоговейному отношению к храму, богослужению, к Христу, наконец, который видимым образом, телесно в Чаше Причастия (причащаемся Тела и Крови Спасителя) вынесен из алтаря, если прихожане, особенно, бабушки, на которых принято равняться у молодёжи, ведут себя непочтительно по отношению к святыне, к Таинству Причастия?

Мы приходим в храм для участия в литургии, в совместной молитве. «Душа молитвы – внимание», – говорит святитель Игнатий Брянчанинов(«Аскетические опыты. О молитве» 8-2_13). Поэтому согрешают те, кто во время богослужения отвлекаются от молитвы разговорами, хождением. Можно добавить, что каждый из нас готовясь к исповеди, читал о том, что разговоры, хождение во время богослужения и даже вроде бы вполне «законные» действия во время богослужения (приложиться к иконам, если вы не сделали этого до службы, поставить свечи или попросить кого-то поставить ваши свечи) тоже являются грехом и требуют покаяния. Богослужение – это общая молитва, а молитва требует внимания и сосредоточенности. Кстати, в одном из многочисленных сборников «Православные чудеса в ХХ веке» есть история о том, как одна женщина во время чтения Евангелия приложилась к иконе святителя Николая Чудотворца, а святитель из иконы сказал ей, что он молится, а она ему мешает.

Запоминаем ли мы, что читаем, готовясь к исповеди? Например, книгу старца архимандрита Иоанна (Крестьянкина) «Опыт построения исповеди». Вот отрывок из самого начала книги, из части испытания совести по десяти заповедям: «Заповедь первая: «Я Господь Бог твой, да не будет у тебя никаких других богов, кроме Меня». Какие же обязанности в отношении к Богу по этой заповеди?

И мы ещё оправдываемся, что нам негде почерпнуть эти правильные понятия о Боге, что нас никто не учил и не учит этому, но этим стремлением оправдаться мы усугубляем свою вину, ибо это неправда! Мы ведём слишком невнимательную, слишком рассеянную жизнь и сами не хотим черпать из тех источников, которые есть у каждого из нас.

1.Спросите-ка свою совесть, дорожим ли мы каждым богослужением в храме, внимаем ли тем молитвословиям и песнопениям, какими молится Церковь? Вот вам школа, вот самое нужнейшее, самое истиннейшее богословие, вот самая покаянная молитва, самые вдохновенные славословия Богу Питаем ли мы всем этим разум и душу? Нет.

Господи, прости нас!

Мы не любим приходить в храм к началу богослужения, протискиваемся куда-то сквозь людей во время службы, толпимся и громко разговариваем у свечного ящика, переходим с места на место. Сами не слышим, что читается и поётся, и другим мешаем, ничего не черпаем из этого источника истинного богословия.

Господи, прости нас, грешных!

Мы не только дома не читаем Евангелие, но и в храме не слушаем! Благоговейное поведение в храме обязательно всегда, а во время чтения Святого Евангелия все должны замереть и с наклоненной головой внимательнейшим образом слушать. А мы хорошо ещё, если внешне не толкаемся в это момент (а это бывает с нами – Господи, прости нас!). Хорошо ещё, если не передаём свечки и тем самым не отвлекаем внимание других (Кайтесь Господу, кто виноват в этом, –Господи, прости нас!). Хорошо ещё, если, пользуясь как бы «пустым» временем, не лезем поправлять свечки или зажигать лампадки (это тоже у нас происходит – Господи, прости нас!). Хорошо ещё, если не отвлекаем окружающих пустыми разговорами, и в этом мы грешны, Господи!

Господи, прости наше невнимание, нашу дерзость, наше легкомыслие и холодность, которые мы проявляем к слушанию того чтения, какое предлагает нам Церковь во время Богослужения. Принеся сейчас покаяние Господу, положим с этого дня (для этого не требуется великого ума или необычайного подвига), как только начинается чтение Евангелия в храме, прекращать все посторонние дела, всякое движение, наклонить голову и внимательнейшим образом внимать словам Евангелия.

Помоги нам, Господи!

Но если мимо вас будет всё же протискиваться человек, который не слышал сегодня исповедь и не знает, как положено вести себя в этот момент, не одёргивайте его злобно. А потом, может быть запомнив его, ПОСЛЕ СЛУЖБЫ с любовью и доброжелательностью объясните, как надо вести себя во время чтения Евангелия. Вот это будет по-христиански! «.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *