Разрыв евхаристического общения

Русская Православная Церковь

Председатель Отдела внешних церковных связей Московского Патриархата митрополит Волоколамский Иларион дал интервью информационному агентству ТАСС.

— Об Архиерейском Cоборе Элладской Церкви, прошедшем в субботу, поступают самые противоречивые сведения, в основном — из анонимных источников. Возможно, вы могли бы объяснить, какие решения были приняты на нем, и как их оценивает Русская Церковь?

— Мы пока что узнаем о том, что решила Элладская Церковь на своем Соборе, из прессы. Опубликовано коммюнике Собора, опубликована речь Архиепископа Иеронима. Все это, конечно, требует тщательного анализа, прежде чем мы можем сделать какие-то выводы. Реакция на это событие последует, и эту реакцию сформулирует Священный Синод нашей Церкви, который соберется в ближайшее время и рассмотрит этот и другие вопросы.

— За те 10 лет, которые вы возглавляете Отдел внешних церковных связей, многое изменилось во взаимоотношениях Русской Церкви с инославными христианами, с другими православными Церквами, с иностранными государствами. Какие задачи стояли перед «церковной дипломатией» 10 лет назад, и какими вы видите их сейчас? Чем вообще выстраивание диалога Церкви с миром отличается от светской дипломатии?

— Задачи, которые стоят перед ОВЦС, всегда одни и те же. Но поскольку меняется окружающий мир, меняется обстановка, происходят какие-то события, на которые нельзя не реагировать, то соответствующим образом смещаются и акценты в деятельности Отдела. Например, значительная часть нашего времени и внимания была отдана подготовке Всеправославного Собора. Мы ожидали, что это будет действительно Всеправославный Собор, что там будут решаться важные для православной церкви вопросы, но, поскольку ряд церквей отказались от участия в соборе, то и нам пришлось отказаться. После этого события в православном мире стали развиваться стремительно, и развиваться, к сожалению, в негативную сторону. В конце прошлого — начале нынешнего года произошли события, которые фактически означали раскол в семье Православных Церквей.

То, что в субботу произошло в Афинах, является углублением этого раскола. Как далеко это может зайти, сейчас сказать трудно. Когда в 1054 году папские легаты приехали в Константинополь, чтобы выяснять отношения с Константинопольским Патриархом, и выяснение отношений привело к разрыву евхаристического общения между Римской Церковью и Константинопольской Церковью, никто не мог предвидеть, что это разделение продлится тысячу лет и к каким тяжелым последствиям оно приведет.

Я думаю, что очень важно сейчас попытаться посмотреть вперед. Среди тех, кто играет в шахматы, есть люди, которые способны просчитать ситуацию лишь на один ход вперед, а есть те, которые способны ее просчитать на много ходов вперед. Нам сейчас нужно определить, какими будут следующие наши шаги и с какими рисками они сопряжены. Мы во всяком случае не должны действовать эмоционально, под влиянием чувств негодования и недоумения — мы должны тщательно и спокойно все взвесить и с молитвой принять то решение, за которое потом будем нести ответственность.

— Разрыв молитвенного общения с Константинопольским Патриархатом был тяжелым решением для Церкви. Как оно сказалось на положении православных христиан Украины? Есть ли еще надежда на воссоединение расколотой Церкви, и что является для него главным препятствием?

— Я должен сказать, что на внутренней жизни Русской Православной Церкви, включая ее самоуправляемую часть Украинскую Православную Церковь, разрыв с Константинополем не сказался никак. Как мы жили, так и продолжаем жить, как служили — так и продолжаем служить, как мы праздновали Пасху и другие великие праздники — так и продолжаем праздновать. Мы не почувствовали какого-либо ущерба, произошедшего от этого разрыва.

Константинопольский Патриархат совершил большую ошибку, и он продолжает настаивать на этой ошибке, требуя признания так называемой православной церкви Украины от других Поместных Церквей. А ведь мы видим, что ПЦУ не состоялась как Церковь. Она изначально была составлена из двух раскольничьих групп, она уже за несколько месяцев своего существования успела разделиться на две части, и церковный народ не пошел за этой группой. Патриарх Варфоломей предполагал, что епископат канонической Украинской Православной Церкви примкнет к этой группе, как только она получит томос об автокефалии. Томос был получен, но епископат остается сплоченным вокруг Блаженнейшего митрополита Онуфрия, архиереи Украинской Церкви заявили о желании сохранять единство с Русской Православной Церковью, о том, что их полностью удовлетворяет нынешний статус Церкви. Совершенно очевидно, что преодоления раскола не произошло, а наоборот, происходит углубление раскола.

— Единство с Константинополем стало для Русской Церкви невозможно не только из-за спора о том, к чьей юрисдикции относится Украина, но и из-за взглядов на полномочия Константинопольского Патриарха. Будет ли, в таком случае, отзыв выданного ПЦУ томоса об автокефалии достаточен для его восстановления, и если нет — то что должно будет произойти? Может ли единство теперь вообще быть восстановлено?

— Вряд ли можно рассчитывать, что Константинополь отзовет томос, который он выдал. Конечно, Константинопольский Патриарх отозвал решение одного из своих предшественников трехсотлетней давности, но мы не воспринимаем всерьез подобного рода действия, и считаем их ничтожными с канонической точки зрения. Я думаю, что говорить о каком-то улучшении ситуации и исцелении нанесенной раны преждевременно. По-видимому, пройдет какое-то время, прежде чем православные Церкви совместно найдут решение сложившейся ситуации.

— Видимо, для этого потребуется Всеправославное совещание, которое уже проводилось, или Собор? В каком формате оно может быть найдено?

— Мне трудно сейчас говорить о формате, потому что я не вижу готовности со стороны Константинополя вообще вести диалог. Мы видим только действия, направленные на то, чтобы это поспешно совершенное деяние было признано другими Православными Церквами, а это путь тупиковый, потому что все равно значительная часть Церквей его не признает, а соответственно, этими признаниями можно только углубить раскол, который уже сформировался.

— Недавно в молитвенное общение были приняты архиепископ Иоанн (Реннето) и последовавшие за ним клирики и миряне Архиепископии приходов русской традиции в Западной Европе. В какой форме бывшая Архиепископия Константинопольского Патриархата будет существовать в составе Русской Церкви и как она будет связана с Патриаршим экзархатом Западной Европы? Какие из особенностей ее богослужения и приходской жизни, выработавшиеся за десятилетия существования Архиепископии, могут быть сохранены?

— Те приходы, которые служат по новому стилю, будут продолжать служить по новому стилю. Те приходы, которые служат на французском, немецком или ином языках, будут продолжать служить на том языке, к которому они привыкли. Архиепископия будет существовать как единая и цельная структура во главе со своим архиепископом в лоне Русской Православной Церкви. Она не будет ни частью Западноевропейского экзархата, ни частью Русской Зарубежной Церкви — она будет иметь свою структуру, ту самую, которая у нее сложилась, и будет сохранять свои традиции.

— Патриарх Московский и всея Руси Кирилл назвал это воссоединение закрытием темы разделения Русской Церкви и русской диаспоры за рубежом. Значит ли это, что изменятся катехизаторские задачи и направления работы миссионерства Русской Церкви за рубежом? Может ли, например, появиться служба на других языках кроме церковнославянского?

— У нас уже миссионерская работа ведется в разных странах, и богослужение ведется на разных языках. Например, я возглавлял в течение шести лет Венгерскую епархию нашей Церкви, и там в большинстве приходов богослужение совершается на венгерском языке. А в Японской Автономной Православной Церкви богослужение совершается на японском языке, в Молдавии — на молдавском языке. В приходах дальнего зарубежья практика разная: там, где большинство прихожан русские, используется церковнославянский язык, и проповедь звучит по-русски. Где большинство прихожан принадлежит к местному населению — там, соответственно, и богослужение, и проповедь совершается на местном языке. Так что такая практика у нас уже существует.

Наша миссионерская стратегия в дальнем зарубежье построена на двух основных принципах. Один принцип заключается в том, что мы занимаемся окормлением нашей паствы, то есть тех людей, которые уже принадлежат к нашей Церкви. А другой принцип заключается в том, что мы открыты представителям других традиций, которые желают к нашей Церкви примкнуть — вне зависимости от их национальности, от их языка, мы их принимаем с любовью. При этом мы не занимаемся прозелитизмом — мы не ходим по храмам других конфессий и не говорим, что наша вера истинная, а ваша — нет. Но когда люди к нам приходят, мы, конечно, открываем перед ними двери и не скрываем того, что считаем именно свою веру истинной, а не какую-то другую.

— Как развиваются Патриаршие экзархаты Западной Европы и Юго-Восточной Азии, созданные в конце прошлого года?

— Если говорить о Патриаршем экзархате Юго-Восточной Азии, то он был создан в ответ на нужды и чаяния наших людей, и он развивается очень динамично. Я не так давно посещал Филиппины и участвовал в богослужении, на котором было немало и прихожан-филиппинцев, и священнослужителей-филиппинцев. И, конечно, в епархиях нашей Церкви рукополагают не только русских людей, и не только русскоязычных — у нас есть немало священнослужителей, которые говорят только на своем родном языке, и служат на своем родном языке.

Патриарший экзархат Западной Европы тоже динамично развивается, открываются новые приходы — буквально на каждом или почти каждом заседании Синода мы принимаем решение об открытии новых приходов. И все это связано с тем, что интерес к Церкви не уменьшается, а возрастает — мы наблюдаем это и в нашем Отечестве, и за его пределами.

— На Филиппинах ситуация особенно интересна — президент Родриго Дутерте, пригласивший на Валдайском форуме в Сочи в страну православных миссионеров, в некоторых заявлениях позиционировал себя как атеист, там даже были определенные конфликты властей с Католической Церковью. Распространялось ли это на местных православных?

— Миссионерская деятельность развивается активно — на Филиппинах уже более 30 приходов Русской Православной Церкви. Те сложности, которые имелись или имеются у Католической Церкви с местными властями, никак не отражаются на нашей миссионерской деятельности. Тем более что Католическая Церковь к нашему присутствию на Филиппинах относится очень благосклонно — я имел возможность в этом убедиться, когда встречался с архиепископом Манилы кардиналом Тагле, который возглавляет Католическую Церковь Филиппин.

— Остались ли на Филиппинах представители первой волны эмиграции: те, кто попали туда из Китая в 1940-е годы?

— Те приходы, которые сейчас есть на Филиппинах — их прихожанами являются или эмигранты последней волны, или местные жители, которые интересуются Православием и принимают Православие. Сейчас от довоенной эмиграции уже ничего на Филиппинах не осталось, потому что Филиппины оказались для нее перевалочным пунктом. Там действительно в какое-то время оказалась большая группа русских, там какое-то время был святой Иоанн Шанхайский, но потом они все поехали дальше, и основная их часть оказалась в Австралии, а некоторая часть в Америке.

— Есть ли конфликты с Константинопольским Патриархатом, считающим входящие в Патриаршие экзархаты страны своей канонической территорией?

— Константинопольский Патриархат начиная с 1920-х годов развивает теорию, согласно которой в так называемой диаспоре должно быть только присутствие Константинопольского Патриархата, а не параллельное присутствие разных Православных Церквей. Но с этой теорией не соглашаются Поместные Православные Церкви, у которых есть епархии и приходы в диаспоре, — это и Антиохийская Церковь, и Русская, и Грузинская, и Сербская, и Румынская, и Болгарская, — все они имеют приходы в так называемой диаспоре.

Вообще само понятие «диаспора» очень спорное, и в православном мире оно не имеет единого толкования. Исторически приходы и епархии Русской Православной Церкви появлялись там, где появлялись русские люди или члены нашей Православной Церкви, принадлежащие к другим национальностям. В общей сложности у нашей Церкви более 800 приходов в так называемой диаспоре, и их количество постоянно растет. У нас нет оснований считать, что все эти приходы и вся эта паства должна перейти к Константинопольскому Патриарху, тем более что мы видим, какое внимание он уделяет нашей пастве.

Например, в Турции, где до недавнего времени Русская Церковь не присутствовала вообще, поскольку мы воспринимаем Турцию как каноническую территорию Константинопольского Патриархата, никакой серьезной пастырской работы с нашими верующими не велось. Были эпизодические богослужения, люди чувствовали себя оставленными, брошенными. Они к нам обращались, но мы не могли ответить на эти обращения, потому что считали, что Константинопольский Патриархат должен заниматься пастырским окормлением этих людей. Мы неоднократно предлагали Константинопольскому Патриархату прислать туда русских священников, причем мы бы этих священников отдали в его юрисдикцию, но он категорически от этого отказывался. А сейчас ситуация сложилась таким образом, что наши верующие уже не могут причащаться в приходах Константинопольского Патриархата, поэтому в Турции совершают богослужения священники Русской Православной Церкви и занимаются пастырским окормлением прихожан.

— Несколько лет прошло со встречи Патриарха Московского и Папы Римского в Гаване. Как сейчас проходит диалог с Римско-Католической Церковью, и есть ли необходимость в повторных встречах Предстоятелей — например, в России, о желании посетить которую неоднократно говорил Папа Франциск, или в Ватикане?

— Встреча между Папой Франциском и Патриархом Кириллом имела исторический характер, и эта встреча открыла очень широкое пространство для взаимодействия во всех сферах. Мы сейчас работаем над тем, чтобы воплотить в жизнь то, о чем договорились Папа и Патриарх. Пока я не слышал ни о каких новых встречах, которые бы намечались.

Мы работаем над тем, чтобы помогать христианам Ближнего Востока. Эта помощь оказывается разными способами, прежде всего это поддержка на политическом уровне, но также это и гуманитарные акции, направленные на улучшение положения тех христиан, которые остаются в Сирии и в других странах Ближнего Востока, которые нуждаются в помощи. Католическая Церковь давно уже ведет свою благотворительную работу на Ближнем Востоке, но в последнее время мы стали координировать наши усилия, и видим уже некоторые плоды этой координации. Я думаю, что мы будем наращивать наше взаимодействие в этой сфере, а также в других сферах, в которых это взаимодействие будет востребовано.

У нас есть рабочая группа по сотрудничеству между Русской Православной Церковью и Римско-Католической Церковью, эту группу возглавляю я и кардинал Кох, и мы обсуждаем различные проекты, которые осуществляются в культурной сфере, а также в сфере благотворительности и социального служения.

Что же касается помощи, которая идет со стороны Русской Православной Церкви совместно с представителями других религиозных конфессий России, то уже несколько раз были поставки целых партий гуманитарной помощи, один раз ее было 77 тонн, и эта помощь распространяется среди населения Сирии вне зависимости от их конфессиональной принадлежности.

— В систему научных специальностей в России недавно была введена теология. Сформировалось ли уже российское академическое сообщество теологов и богословов? Насколько востребована специальность у студентов светских учебных заведений, не планирующих в будущем становиться священнослужителями?

— Такое сообщество находится в стадии формирования. С того момента, как теология была легализована в качестве научной специальности, до того момента, когда у нас появится сообщество теологов в светском образовательном пространстве, должно пройти определенное время. Достаточно сказать, что, когда мы создавали первый признанный государством диссертационный совет по теологии, он включил в себя более 20 докторов наук, но ни один из них не был доктором теологии — по той простой причине, что теологии как признанной науки в российском образовательном пространстве не существовало. Но теперь в этом теологическом уже совете защищаются диссертации, таких защит было несколько, и можно предполагать, что через несколько лет у нас появится достаточное количество дипломированных теологов, из которых, в свою очередь, можно будет составлять новые диссертационные советы.

Развитие теологической науки в светском образовательном пространстве — это веление времени. Я наблюдаю большой интерес у ректоров наших ведущих учебных заведений к этой области научных исследований, и очень надеюсь на то, что теология будет развиваться не только в конфессиональных духовных школах, но и в светском образовательном пространстве.

Беседовал Павел Скрыльников

Служба коммуникации ОВЦС/Патриархия.ru

«Принятие в общение раскольников», «посягательство на чужие канонические уделы», «попытка отречься от собственных исторических решений и обязательств» выводят Константинопольский патриархат за пределы канонического поля и делают невозможным продолжение евхаристического общения с его иерархами, духовенством и мирянами, говорится в итоговом заявлении Священного синода РПЦ.

В нем также приводится подробная аргументация того, почему решения Константинополя, принятые 11 октября, нарушают православные каноны, и оспариваются претензии Вселенского патриархата на то, чтобы считать своей канонической территорией Украину.

«Провозглашаемое Константинополем» учение в заявлении называется «ложным», а действия патриархата «беззаконными». Вместе с тем в нем ни разу не упоминается слово «ересь» и его производные. «Вступление в общение с уклонившимися в раскол, а тем паче отлученными от Церкви равносильно уклонению в раскол и сурово осуждается канонами Святой Церкви», — говорится в документе.

Что это значит?

До решения синода РПЦ разрыв канонического общения назывался представителями церквей и экспертами крайней мерой, на которую может пойти Москва в ответ на действия Вселенского патриархата. Хотя звучали и более радикальные предложения. Так, член синодальной Библейско-богословской комиссии Московского патриархата протоиерей Андрей Новиков в связи с решениями Константинополя по Украине предлагал созвать в Москве чрезвычайный Всеправославный собор для низложения патриарха Варфоломея и членов его синода.

Евхаристическое общение — каноническое единство церквей, возможность для их последователей беспрепятственно участвовать в таинствах в другой церкви. Разрыв евхаристического общения — запрет на принятие таинств другой церкви. После разрыва евхаристического общения прекратятся совместные богослужения РПЦ и Вселенского патриархата, прихожане РПЦ не смогут причащаться и совершать таинства в храмах Константинопольского патриархата, пояснил Иларион. ​

Заявление РПЦ о расколе с Константинополем привело к появлению «двух враждующих православных миров», говорит сотрудник Центра по изучению проблем религии и общества Института Европы РАН Роман Лункин. «Московский патриархат реализовал свою угрозу. Это уже полный разрыв общения между двумя патриархатами», — отметил он.

Разрыв евхаристического общения возможен по разным причинам и не обязательно связан с обвинением другой церкви в ереси, пояснил РБК вице-президент Центра политических технологий Алексей Макаркин. Например, в данном случае решение было принято в связи с несоблюдением Константинополем канонов. Крайней мерой стало бы предание патриарха Варфоломея анафеме, говорит он. «Это пока единственное отличие нынешнего «раскола» от Великой схизмы, которая разделила католиков и православных», — говорит Макаркин. Тогда, напоминает эксперт, Византийский патриарх и папа римский взаимно анафемизировали друг друга (анафемы были сняты только в 1965 году). Макаркин считает, что предание анафеме Варфоломея — это пока нереалистичный сценарий.

Лункин считает, что текущий разрыв отношений не похож на тот, что временно произошел в 1996 году из-за Эстонии. «Сейчас и политические обстоятельства, и церковное воздействие совершенно другие. Тогда сравнительно быстро пришли к компромиссу, при этом сейчас в Эстонии сохранились структуры как Московского, так и Константинопольского патриархата. Тогда РПЦ, получается, пошла на уступки, все-таки не стала ставить условием уход Константинопольского патриархата из этой страны, но тогда не было проблемы раскольников. В настоящее время накал политических страстей намного выше, это видно и по заявлениям Порошенко, и по обсуждению в российских СМИ», — пояснил Лункин.

Не первое прекращение общения

Выступая перед журналистами, митрополит Иларион напомнил, что евхаристическое общение РПЦ со Вселенским патриархатом уже прерывалось из-за событий в Эстонии. В 1996 году патриарх Варфоломей принял Эстонскую апостольскую православную церковь под свою каноническую юрисдикцию. После чего Священный синод РПЦ под председательством патриарха Алексия постановил приостановить каноническое и евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом. До 2001 года патриархаты провели несколько раундов переговоров, им удалось урегулировать отношения и общение было восстановлено.

Как это скажется на посещении Афона?

Уже после заседания синода пресс-секретарь Патриарха Московского и всея Руси Кирилла священник Александр Волков заявил, что верующие РПЦ не смогут молиться на расположенной в Греции горе Афон, так как «Афон является канонической территорией Константинопольского патриархата со всеми вытекающими отсюда последствиями».

Гора Афон пользуется популярностью у российских политиков. Президент России Владимир Путин был на Афоне как минимум дважды — в 2005 и 2016 годах, несколько раз там бывал премьер Дмитрий Медведев. Кроме того, по данным СМИ, Афон посещали экс-глава Санкт-Петербурга Георгий Полтавченко, вице-губернатор Санкт-Петербурга Игорь Албин (Слюняев) и другие чиновники петербургской администрации.

Российские меценаты принимали активное участие в реставрации Свято-Пантелеимонова монастыря. Однако религиовед Лункин допускает, что прихожане РПЦ смогут посещать монастыри и старцев Афона: ​ «Афон — отдельная монашеская республика. По решению самих монастырей православные верующие смогут посещать Афон и афонских старцев».

Епархии и приходы, которые подчиняются Константинопольскому патриархату, есть и в других странах, например в Турции (на нее приходится шесть епархий и десять монастырей), Западной Европе, Южной Америки. В каноническую территорию также включены некоторые храмы в Австралии, Сингапуре и даже в Таиланде. Верующие РПЦ не смогут причащаться или приходить на богослужения во все храмы Константинопольского патриархата, подчеркнул Волков.

Разрыв отношений РПЦ и Константинополя: все, что нужно знать

Глава РПЦ Кирилл на мессе в его честь в церкви Дионисия Ареопагита в Афинах Фото: Max D. Gyselinck / News Pictures / East News

Почему произошел раскол

11 октября Священный синод Константинопольского патриархата объявил, что предоставит автокефалию Украинской православной церкви (УПЦ), откроет в Киеве ставропигии (организацию или монастырь прямого подчинения) Константинопольского патриарха.

Автокефалия подразумевает, что Украинская церковь станет административно независимой от РПЦ, за ней будет закреплена каноническая территория, где другие церкви не смогут присутствовать.

Константинополь восстановил в церковных чинах «лидеров украинского раскола и их последователей». Отменено действие соборной грамоты Константинопольского патриархата 1686 года, которая касалась передачи Киевской митрополии в состав Московского патриархата. Вселенский патриархат снял анафему с двух украинский церквей.

РПЦ назвала эти решения «беззаконными и канонически ничтожными». 15 октября Русская церковь полностью прекратила евхаристическое общение с Константинопольским патриархатом. Белорусская православная церковь поддержала РПЦ.

Евхаристическое общение — возможность совместного служения литургии двумя епископами или священниками. Для православных церквей наличие этого общения — единственный явный признак единства во Вселенской православной церкви, так как автокефальные церкви административно, экономически, юридически независимы.

При этом, по мнению пресс-секретаря Патриарха Московского и всея Руси Александра Волкова, конфликт между РПЦ и Вселенским патриархатом нельзя называть Великим расколом.

Наказания за молитвы

Теперь РПЦ не будет участвовать в сослужении с клириками Константинопольской церкви, а прихожанам нельзя участвовать в таинствах в храмах Константинопольского патриархата.

За молитву в «запретных» храмах Константинопольского патриархата священнослужителей РПЦ ждет наказание. Верующие будут обязаны покаяться на исповеди в непослушании церкви.

Какие церкви «запрещены»

Таким образом, прихожане РПЦ больше не смогут молиться и причащаться в храмах на Афоне. Афон или Святая гора — это 20 православных монастырей, которые находятся под управлением Константинопольского патриарха. Это одно из главных святых мест для православных.

Для прихожан и священнослужителей РПЦ «под запретом» оказались все храмы Константинопольской церкви. Секретарь Отдела внешних церковных связей (ОВЦС) Московского патриархата протоиерей Игорь Якимчук уточнил, на каких именно популярных туристических направлениях они расположены. В Турции это все действующие храмы Стамбула и единственный действующий храм в Анталии. В Греции — на Крите и на островах Додеканеса, расположенных в юго-восточной части Эгейского моря, самый крупный из них — Родос.

Назначения новых епископов РПЦ

16 октября Священный Синод РПЦ поменял местами некоторых епископов, которые управляли ее приходами в Европе и США. Управляющего Патриаршими приходами в США епископа Иоанна (Рощина) переводят в Италию. Временное управление приходами В США поручили епископу Сурожскому Матфею. Он руководит епархией Русской церкви в Британии.

Реакция

Пресс-секретарь Украинской православной церкви Киевского патриархата Евстратий (Иван Зоря) обвинил РПЦ в самоизоляции и повторении политики Кремля. «Синод МП (Московского патриархата — «Сноб») повторяет политику Кремля — самоизоляция в ответ на законные решения международного сообщества. Патриарх Кирилл с 1991 года лично стал архитектором разделения Украинской церкви. Поэтому ему трудно признать вину за 27 лет ложной деятельности, которая затянула православных в конфликт», — написал он на своей странице в фейсбуке.

Предпосылки

В решении Синода РПЦ по прекращению евхаристического общения указано, что Архиерейский собор РПЦ еще в 2008 году призывал Константинопольский патриархат «воздержаться от шагов, которые способны подорвать единство Православной церкви».

В Русской церкви считают, что Константинополь присвоил себе полномочия отмены судебных и иных решений других поместных православных церквей. Это, заявляют в РПЦ, «лишь одно из проявлений нового ложного учения, провозглашаемого ныне Константинопольской церковью и приписывающего патриарху Константинопольскому права «первого без равных» (primus sine paribus) со вселенской юрисдикцией».

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *