Религия и наука

Религия и наука. Характеристика соотношения

В статье мы кратко рассмотрим аспекты взаимоотношений религии и науки в истории и в современном мире, определим сходства и различия, общее и особенное, аргументы за и против, а также пути взаимодействия религии и науки.

История и современность

История взаимоотношений религии и науки как таковых берет начало в XVII-XVIII веках в Европе, когда с развитием естественных наук обостряется противостояние христианской религии (или философско-теологического типа мировоззрения, господствовавшего в Средневековье) и науки, которая формировала новый, «объективистский» или научный тип мировоззрения. Римско-католическая церковь, а также и протестантские церкви и общины подвергали репрессиям ученых как еретиков, которые ставили под сомнение Священное Писание. Так, в 1553 году протестантами-кальвинистами в Женеве был сожжен испанский естествоиспытатель и врач Мигель Сервет (ранее приговорен к смерти и католической инквизицией). В 1600 г. за пропаганду коперниканского учения был осужден инквизицией и сожжен Джордано Бруно. В 1616 г. Ватикан официально признал опасной ересью гелиоцентрическую систему, с чем связан и инквизиционный процесс против Галилео Галилея в 1632 г. С 1559 по 1948 год издавался «Индекс запрещенных книг», в который наряду с некатолической (главным образом протестантской) религиозной литературой попадали и произведения выдающихся философов и ученых (в том числе и католиков), запрещенные к чтению верным католической церкви.

С другой стороны, в светской науке и культуре распространяется понимание религии как слепой веры; формируется рационализм как безграничная, именно «слепая» вера в способности разума; а в XIX в. — позитивизм, который отдает бесспорное преимущество позитивным наукам перед религией и философией. Результатом стало не только распространение светской культуры, превращение религии в «частное дело», но и призывы к фактическому уничтожению католической церкви — «раздавим гадину!» (Вольтер) и попытки вообще уничтожить религию, как «опиум народа» (К. Маркс ). Между тем, опыт научного развития, научные революции могут уже доказать, что научное знание, которое якобы должно основываться на бесспорных доказательствах, на самом деле часто оказывается ошибочным и требует пересмотра, во всяком случае, всегда имеет относительный, а не абсолютный характер.

Согласно западной традиции (культурам Востока свойственен синкретизм) наука как точное и эмпирически выверенное знание, существующее во благо человечества, противопоставляется религии, постулаты которой предполагается воспринимать на веру. При этом научная традиция рассматривается обособлено, исключая взаимосвязь с другими способами познания мира. В обыденном представлении философы и ученые прошлого предстают как борцы с нерациональной религиозной стороной действительности. Однако такого представления, т. е. рассмотрения прошлого с позиции современности, стоит избегать.

В европейской культуре задание науки определялось как девиз Галилея «все, что измерить можно, измеряй, что невозможно — измеримым делай». Однако человеческая жизнь не ограничивается рациональной стороной. Большинство знаний и убеждений получено человеком нерациональным путем, поэтому философские и психологические школы ХХ в. исследовали проблему потери человеком целостного мировосприятия, отчуждения от своей истинной природы и сущности.

Единство и различия религии и науки

Религия направлена на выявление утерянной человеком целостности мировосприятия, предлагая знания, воспринимаемые на веру, своеобразные аксиомы, которые углубляются и обновляются в процессе личного общения с Богом. Так и наука, представляя знания в виде фактов, способствует возникновению нового видения явлений.

Очевидно, можно предположить, что религия и наука имеют два разных предмета, два разных пути познания, два разных критерия достоверности, поэтому они совершенно независимы и не могут проверяться друг другом. Еще Ломоносов утверждал: «Неверно рассуждает математик, если хочет циркулем измерить Божью волю, но неправ и богослов, если он думает, что на Псалтире можно научиться астрономии или химии». Нельзя, например, подвергать сомнению библейский рассказ о сотворении человека на основании научного заключения о ее происхождении от обезьяны, и наоборот, — поскольку здесь речь идет о совершенно разных вещах.

Наука познает мир во взаимоотношении его частей и элементов, а не охватывая мир как целое и его соотношение с Абсолютом. Религия же, познавая Бога, открывает именно отношение мира и человека к Богу как к сверхъестественному началу, как к высшей силе. Научное знание нуждается во внешних доказательствах, вера же определяется своей внутренней силой. Знать возможно лишь о том, что доступно чувствам, а «Вера является залогом того, на что мы надеемся, — доказательство вещей невидимых» (Евр. 11, 1). Иначе говоря, наука базируется на внешнем, чувственном опыте, вера же — на внутреннем, духовном.

Независимость науки и религии связана с самостоятельностью мира в отношении к Богу. Но эта самостоятельность относительна. С религиозной точки зрения, Бог присутствует в мире через человека, а также в мировой гармонии, которая лишь в определенной степени нарушается стихией природы. Поэтому между наукой и религией на самом деле существует глубокая связь и точки соприкосновения. Наука как частичное знание опирается на мировоззрение, имеет религиозный (или антирелигиозный) характер, то есть она зависит от духовных интересов, от веры как отдельных людей, так и целых эпох. Поэтому наука не может уничтожить религию — она может быть безрелигиозной только тогда, когда религия сама в запущенном состоянии.

Напротив, именно глубина религиозного чувства помогает великим ученым в определяющих открытиях, поскольку вызывает «восторг перед всемогущим Строителем вселенной» (Коперник). Неслучайно и основатель современной рационалистической науки Ф. Бэкон когда-то сказал: «Только поверхностное знание природы может увести нас от Бога; напротив, более глубокое и основательное ведет нас назад, к Нему». А вот мнение выдающегося физика XX в. Макса Планка: «Религия и наука нисколько не исключают друг друга, как это полагали раньше и чего боятся многие наши современники; наоборот, они согласуются и дополняют друг друга. <…> Для религии Он представляет фундамент, для науки — венец разработки миросозерцания».

Церковь в последнее время также делает шаги навстречу науке. Известный католический теолог Ганс Кюнг, идеолог модернизации католицизма, отмечает, например, что соотношение и границы между религией и наукой определяются не на модели конфронтации (или фундаменталистском неприятии науки, или рационалистическом неприятии религии) и не на модели интеграции (которая заключается в фактическом приспособлении или науки под догмы религии, или религии под научные теории), а на модели дополнения, или критически конструктивного взаимодействия, в которой обе стороны сохраняют собственную сферу, отвергают абсолютизацию и взаимно обогащают друг друга, пытаясь лучше понять реальность как целое во всех ее измерениях. Православный священник и философ Василий Зеньковский утверждал в связи с этим, что «соотношение современного знания и коренных идей христианства может и должно быть взаимно свободным». Но при этом христианство не может ограничиваться рецепцией только того в современном знании, что для него приемлемо — «христианская мысль должна заняться пересмотром основ знания, чтобы вернуть христианству его законное место в развитии знания».

Путем сравнения определений религии и науки приходим к выводу, что это два аспекта общественной жизни, которые являются различными областями духовной культуры и могут существовать рядом, не уничтожая друг друга. Утверждение, что религия и наука несовместимы — в корне неверно.

Использованная литература:

1. Релігієзнавство: підручник для студентів вищих навчальних закладів / . — Полтава: ТОВ «АСМІ», 2012. — 228 с.

2. Релігієзнавство: Навчальний посібник. 2-ге вид. / За ред. Мозгового Л. І., Бучми О. В. — К.: Центр учбової літератури, 2008. — 264 с.

1. Роль религии в жизни общества
2. Религия и мораль
3. Религия и философия

Сохранить

ru_fenomen

Ученые – атеисты в большинстве своем — уверены, что все закономерности, которые они открывают, созданы не Богом. То есть они вообще не созданы. Они просто существуют, объективно и вечно. Верующие считают, что все сущее создано Богом. Вот главное противоречие между атеистами и верующими.
Есть еще довольно важное отличие. Верующие считают, что Богу не безразличны надежды и чаяния людей, и что он о них заботится. А атеисты полагают, что судьба человека в его собственных руках: как он ее спланирует, построит, так и проживет.
На мой взгляд, это спор глухого со слепым. Обе стороны правы и обе позиции справедливы и непротиворечивы. И в то же время обе не могут служить ни доказательством существования Бога, ни доказательством его не существования.
Действительно, и для Создателя, и для всех людей важно, чего каждый человек добьется в жизни. Оцениваем мы каждого человека по результатам, им достигнутым. Но в то же время ни у кого не вызывает сомнений, что все достижения зависят от приложенных самим человеком усилий.
Неважно, как человек открывает какую либо закономерность, либо закон, или пишет гениальную музыку – услышав ли, или увидев их во сне, либо практически подобрав в результате тяжелого труда наяву. В первом случае автор считает это провидением божьим, во втором случае результатом труда.
Но вот вопрос: существовали ли законы Ньютона до открытия их, или закономерности химических элементов, открытые Менделеевым? Глупый вопрос, правда? Конечно же, существовали.
Тогда другой вопрос. А существовали ли до их написания гениальные музыкальные композиции Чайковского и Моцарта? Конечно же, нет – ответите Вы. Конечно же, да – скажу я. Все, что открывается, создается, или описывается людьми, уже существует. Мы лишь открываем это для себя. И семь нот музыкального ряда, и семицветную радугу, и т.д. и т.п.
А гениальность открывателя заключается лишь в том, что он один среди многих сумел получить доступ к информации, затем смог понять, расшифровать и в понятном человечеству виде подать «к столу» для всеобщего пользования. Поэтому сейчас должно появится новое направление обучения людей – развитие способностей подключения к этому единому энергоинформационному пространству, методов дешифровки этой информации и ее фиксации.
И вот здесь наука должна максимально приблизится к теологии. Ведь именно в эзотерике и теологии даны многочисленные рецепты приведения организма человека в такое состояние, когда ему открывается божественное откровение с точки зрения теологов, либо подключение к энергоинфор-мационному пространству с точки зрения ученых.

Далее мы сможем рассуждать об энергоинформационной сущности Бога. Но это всего лишь следующая стадия споров между атеистами и верующими. Однако для сегодняшнего исторического этапа это все же шаг вперед. Противоречие не устранится. И это даже хорошо. В споре рождается истина. В противостоянии (конкуренции) появится наилучшее решение. И от этого выигрывают все: и атеисты, и верующие, — да и сам Создатель.
Человечество настолько увлеклось научным познанием мира, что даже не заметило, когда наука превратилась в религию. Действительно, заметить это было не просто. Когда основным принципом декларируется противопоставление Богу, трудно заподозрить такое движение в создании собственного Бога. Тем более, что нападки на идею божественного сотворения всего сущего осуществляются довольно агрессивно. Как может верить в Бога тот, кто постоянно критикует верующих и церковь, обвиняя их в необъективности, и признавая за религией право только на моральное воспитание людей?
Первое, что подразумевает религия, это признание того, что все сущее создано не людьми, а неким непознаваемым, неопределяемым, не имеющим формы, образованием. В религиях это Бог, Аллах, Всесильный, Создатель, Высшее существо.
В науке тоже есть такое образование. Оно называется Природа. Ученые не претендуют на роль создателей открываемых ими законов. Они соглашаются с тем, что Законы, открытые Ньютоном, лишь описывают те закономерности, которые уже существовали на момент открытия этих Законов; что число пи, постоянная Планка, закон сохранения энергии, периодическая система Менделеева и множество других закономерностей мироздания существовали до этих открытий, и будут существовать даже после исчезновения Солнечной системы. На вопрос, кем же созданы эти закономерности, следует ответ, что никем не созданы, так определено Природой. Но если определено Природой, то это и есть то самое образование, не имеющее личностных свойств.
Следовательно, признавая порядок и наличие закономерностей построения существующего мира, наука признает некое организующее начало. В нашем случае это Природа. Вот Вам и авторитет. Авторитет, не имеющий личностных свойств, это Бог, Аллах, Природа – все что угодно.
Признавая наличие организующего начала, всякая религия разрабатывает методы познания этой силы. В христианстве это пост и молитва, в восточных религиях – это медитации и определенный образ жизни. В науке это научный метод познания. Научный метод познания подразумевает наблюдение за событиями окружающего нас Мира, поиск закономерностей его построения и использование полученных знаний на благо человечества.
Однако научный метод познания не отрицает возможности получения знаний в виде интуитивного озарения, когда теория высказывается задолго до того, как она может быть доказана. Но такой метод познания сущего используется и религиями. Правда, в отличие от науки, в религиозных практиках этот метод, называемый божественным откровением, является основным.
Но и в науке этот метод нередок. Общеизвестно, что Менделеев увидел Периодическую таблицу во сне. Ньютон открыл свои законы, проснувшись от удара упавшего на него яблока, Моцарт спал специально с ключами во рту над тазом, чтобы услышанную во сне музыку записать, проснувшись от звона упавших ключей, Бетховен, уже будучи глухим, продолжал писать свои совершенные музыкальные произведения. Это могло быть только в том случае, если он услышал эту музыку во сне.

Наука познает законы Природы постепенно, по крохам. Но конечной задачей науки является полное открытие всех закономерностей, в соответствии с которыми устроен Мир, а, следовательно, целью ее является полное и всеобъемлющее познание Природы.
В религиях целью является постижение замысла Бога, т.е. иными словами цель та же, что и у науки. Правда, религии проповедуют метод духовного самосовершенствования, позволяющий заслужить право получить все необходимые знания непосредственно от Верховного Божества. Поэтому и пути достижения целей у науки и существующих религий различны.
Наука преобразует окружающие условия для достижения своей цели, а религии преобразуют человечество, самих людей. Что важнее? Что умнее? Что грамотнее? На эти вопросы существует один корректный ответ. Путей к вершине горы множество, а вершина одна.
И религия, и наука необходимы для развития цивилизации и приближения ее к пониманию устройства мира. И делают они одно дело. И не нужно противопоставлять науку и религию. Это две стороны одной медали. Понять это – значит, приступить к конструктивному диалогу, к выработке совместных решений, к более тесному сотрудничеству.
Смирнов Александр Николаевич, кандидат философских наук.

Вот в каментах ullar напомнил:
Один умный профессор однажды в университете задал студенту интересный вопрос:
Профессор: Бог хороший?
Студент: Да.
Профессор: А Дьявол хороший?
Студент: Нет.
Профессор: Верно. Скажи мне, сынок, существует ли на Земле зло?
Студент: Да.
Профессор: Зло повсюду, не так ли? И Бог создал все, верно?
Студент: Да.
Профессор: Так кто создал зло?
Студент: …
Профессор: На планете есть уродство, наглость, болезни, невежество?
Все это есть, верно?
Студент: Да, сэр.
Профессор: Так кто их создал?
Студент: …
Профессор: Наука утверждает, что у человека есть 5 чувств, чтобы исследовать мир вокруг. Скажи мне, сынок, ты когда-нибудь видел Бога?
Студент: Нет, сэр.
Профессор: Скажи нам, ты слышал Бога?
Студент: Нет, сэр.
Профессор: Ты когда-нибудь ощущал Бога? Пробовал его на вкус? Нюхал его?
Студент: Боюсь, что нет, сэр.
Профессор: И ты до сих пор в него веришь?
Студент: Да.
Профессор: Исходя из полученных выводов, наука может утверждать, что Бога нет. Ты можешь что-то противопоставить этому?
Студент: Нет, профессор. У меня есть только вера.
Профессор: Вот именно. Вера — это главная проблема науки.
Студент: Профессор, холод существует?
Профессор: Что за вопрос? Конечно, существует. Тебе никогда не было холодно?
(Студенты засмеялись над вопросом молодого человека)
Студент: На самом деле, сэр, холода не существует. В соответствии с законами физики, то, что мы считаем холодом в действительности является отсутствием тепла. Человек или предмет можно изучить на предмет того, имеет ли он или передает энергию. Абсолютный ноль (460 градусов по Фаренгейту) есть полное отсутствие тепла. Вся материя становится инертной и неспособной реагировать при этой температуре. Холода не существует. Мы создали это слово для описания того, что мы чувствуем при отсутствии тепла.
(В аудитории повисла тишина)
Студент: Профессор, темнота существует?
Профессор: Конечно, существует. Что такое ночь, если не темнота?
Студент: Вы опять неправы, сэр. Темноты также не существует. Темнота в действительности есть отсутствие света. Мы можем изучить свет, но не темноту. Мы можем использовать призму Ньютона, чтобы разложить белый свет на множество цветов и изучить различные длины волн каждого цвета. Вы не можете измерить темноту. Простой луч света может ворваться в мир темноты и осветить его. Как вы можете узнать насколько темным является какое-либо пространство? Вы измеряете, какое количество света представлено. Не так ли? Темнота это понятие, которое человек использует, чтобы описать, что происходит при отсутствии света. А теперь скажите, сэр, смерть существует?
Профессор: Конечно. Есть жизнь, и есть смерть — обратная ее сторона.
Студент: Вы снова неправы, профессор. Смерть — это не обратная сторона жизни, это ее отсутствие. В вашей научной теории появилась серьезная трещина.
Профессор: К чему вы ведете, молодой человек?
Студент: Профессор, вы учите студентов тому, что все мы произошли от обезьян. Вы наблюдали эволюцию собственными глазами?
Профессор покачал головой с улыбкой, понимая, к чему идет разговор.
Студент: Никто не видел этого процесса, а значит вы в большей степени священник, а не ученый.
(Аудитория взорвалась от смеха)
Студент: А теперь скажите, есть кто-нибудь в этом классе, кто видел мозг профессора? Слышал его, нюхал его, прикасался к нему?
(Студенты продолжали смеяться)
Студент: Видимо, никто. Тогда, опираясь на научные факты, можно сделать вывод, что у профессора нет мозга. При всем уважении к вам, профессор, как мы можем доверять сказанному вами на лекциях?
(В аудитории повисла тишина)
Профессор: Думаю, вам просто стоит мне поверить.
Студент: Вот именно! Между Богом и человеком есть одна связь это ВЕРА!
Профессор сел.
Этого студента звали Альберт Эйнштейн!))
Взято с дёти.ру.Метки: Гипотеза, Метафизика, Наши учоные, Юмор

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *