Рождество в деревне глава 6

LiveInternetLiveInternet

Цитата сообщения bufetchudes Christmas village
bufetchudes_буфет чудес расскажет вам об одной рождественской традиции популярной в США. В то время как у советских граждан была традиция в каждый Новый год ставить под ёлку Деда Мороза со Снегурочкой, американцы же расставляли фигурки Christmas village: различные здания, маленьких человечков. Они могли построить целые миниатюрные города, создать отдельный волшебный мир! Итак…
Рождественская деревня (Christmas village или Putz) — это декоративная миниатюрная деревенька, чаще всего она изображается во время Рождественского сезона. Массовое производство картонных рождественских деревень стало популярным в Соединенных Штатах в начале и середине 20-го века, в то время как фарфоровые версии (особенно те, которые созданы компанией «Department 56») стали более популярными в конце века.
Происхождение
Традиция рождественских декоративных деревенек уходит корнями в праздничные традиции пенсильванских немцев. Ранее в колониальной Америке в Моравских домах строили вертеп, или Putz, у основания елки. Термин происходит от немецкого глагола putzen, что означает «очистить» или «украсить». Эти вертепы (рождественские ясли) вскоре стал сложнее, и часто включали опилки или землю для обозначения дорожек, ведущих к яслям; камни и свежий мох означали гроты и пещеры, а также палки и ветви представляли собой миниатюрные деревья. Эти детали были дополнением к резным деревянным фигуркам, которые олицетворяли Святое Семейство, животных, пастухов и т.д.
В начале 19 века, Putz размещали под елкой, но также их ставили на камин, прикроватные тумбочки и другие видные места в доме. Сцены могли включать в себя разные истории из Библии. Особенно популярной темой для Putz была история Ноева ковчега.
К середине 19-го века, фигурки и элементы сцен стали усложняться. Во многих домах, оформление Putz занимало больше времени и энергии, чем украшение рождественской ёлки.
Массовое производство
После Второй мировой войны, несколько японских компаний начали массовое производство картонных или бумажных домов, церквей и других зданий. Эти небольшие домики обычно имели отверстия сзади или внизу, через которые помещались лампочки для обеспечения освещения. Здания были с крошечными цветными целлофановыми окнами, их крыши были посыпаны слюдяной пылью, чтобы создать видимость снега. Так как эти домики были сделаны из недорогого материала и были широко распространены по всему США, они стали очень популярными рождественскими украшениями.
Современные деревни
В 1970-е годы, керамические или фарфоровые Рождественские деревни стали продаваться в магазинах и начали быстро набирать популярность. «Department 56» была одной из первых компаний, которая начала производить эти здания и остается самой известной. Другие компании, такие как «Lemax», также делали аналогичные деревни, также существует много деревенек других брендов.

Серия сообщений «Новый год и Рождество»:
Часть 1 — Рождественские проекты
Часть 2 — Рождественский леденец — candy cane!

Часть 9 — Новогодние и рождественские ретро открытки
Часть 10 — Шар на елку. Декупаж. Проба пера.

Рождественская деревня (Ротенбург-об-дер-Таубер)

Достопримечательность

Рождественская деревня

Комплекс «Рождественская деревня» в Германии

Страна

Германия

Местоположение

Ротенбург-об-дер-Таубер

Основатель

Семья Вольфарт

Медиафайлы на Викискладе

Рождественская деревня (нем. Weihnachtsdorf) — комплекс, который состоит из магазина и музея новогодней и рождественской тематики. Был основан в 1981 году в Ротенбурге-об-дер-Таубере в Германии семьей Вольфарт. Созданию комплекса предшествовало открытие лавки с новогодними товарами, работающей на протяжении всего года, а не только в преддверии Рождества. Рождественская деревня расположена по улице Геррнгассе, 1.

История

В 1981 году компания «Кете Вольфарт» (нем. Käthe Wohlfahrt) в Ротенбурге-об-дер-Таубере открыла комплекс под названием «Рождественская деревня». Основатель компании Вольфарт переехал из Саксонии в Западную Германию и привез туда сувенир — музыкальную шкатулку. Когда он захотел подарить такую же своим друзьям, не смог найти ничего похожего, потому что все рождественские базары уже были закрыты. Тогда он заказал 10 музыкальных шкатулок из Саксонии, и это стало толчком для открытия первой рождественской лавки, которая бы работала не только во время рождественских праздников, но и на протяжении всего года. Позже, сын основателя этой лавки, Харольд Вольфарт открыл музей Рождества, а лавку превратил в комплекс «Рождественская деревня». «Рождественская деревня» занимает территорию пяти домов. На территории комплекса есть тропинка, которая ведёт к площади, на которой установлена большая ель. Здесь есть гирлянды, огромный король щелкунчиков, ёлочные игрушки из дерева, стекла и олова, музыкальные шкатулки. Ель даже летом украшают деревянные расписные игрушки.

Площадь Рождественской деревни составляет 250 метров квадратных, на которой расположены самые разнообразные рождественские экспонаты: щелкунчики, пирамиды, календари, ёлочные украшения, разные рождественские предметы, которые датируются XIX веком, скатерти, дорожки, наборы конфет, салфетки, сонмы ангелов, санта-клаусы. Количество экспонатов достигает 5 тысяч.

В магазине, который входит в состав «Рождественской деревни», рождественские товары расположены на трех уровнях. Хотя аналогичные магазины открыты во многих странах мира, но магазин в Ротербург-об-дер-Таубере остаётся штаб-квартирой. Площадь некоторых залов в магазинах составляет 10-12 метров.

Все покупки помещаются в фирменные коробочки и фирменные пакеты. Вход в магазин — бесплатный, в музей — платный.

Комплекс «Рождественской деревни» расположен по улице Геррнгассе, 1 (нем. Herrngasse 1). В нём постоянно звучит рождественская музыка.

Примечания

  1. About us.
  2. 1 2 Где зародилась традиция наряжать ёлку?.
  3. 1 2 Rick Steves, 2018.
  4. Fodor’s Travel Publications, 1998, с. 150.
  5. 1 2 Poмантичecкиe гopoдa Гepмании: Poтенбург-нa-Taубepe.
  6. 1 2 3 Записки из Германии: город Вечного Рождества.

Литература

Танька вернулась из гостей только к обеду, да и мы, надо признаться. Спали очень долго, но к приходу Таньки, вместе с которой пришла её та самая подружка Валька — пухленькая смазливая девушка с довольно большими грудями и круглой попкой, мы успели позавтракать, и тётя Зина принялась готовить обед.
Я заметил, что Валька украдкой с интересом рассматривает меня, да и я нередко разглядывал её пухлые подведённые бесцветной блестящей помадой губки, выразительно стреляющие ярко-голубые глазки, слегка курносый носик. Ниже, на обтянутые футболкой груди, опускал глаза только когда все смотрели куда-нибудь в сторону.
После обеда, который снова не обошёлся без выпивки, причём, Валька нисколько не жеманясь тоже пила самогон, а не наливку, дядя Валера начал одеваться.
— Ты куда это навострился? — поинтересовалась тётё Зина.
— Куда-куда? Баню растоплять. Гость в доме. Когда он ещё так всласть-то попарится у себя в городе.
— А, ну коли так… — согласилась тётя Зина. А у меня сразу стало набухать в штанах от предвкушения снова увидеть голыми тётушку, с которой ночью было такое яркое приключение, и свою двоюродную сестру.
Мы с девчонками сидели на диване и болтали о всякой ерунде, дядя Валера занимался баней, тётя Зина хлопотала на кухне, время от времени призывая Таньку, о чём-то с ней подолгу шепталась, после чего та возвращалась в комнату, хитро поглядывая на меня. Было понятно, что тётушка говорила с ней обо мне и, может быть, в продолжение ночного разговора предлагала отдаться.
— Ну, вот, минут пятнадцать, и баня выстоится, — сказал дядя Валера, в очередной раз возвращаясь с улицы. Валька встала:
— Я тогда, пожалуй, домой пойду. Может, вечерком ещё забегу.
— А чо домой? — спросила тётя Зина. — Ваши-то сегодня, поди, баню не топят? Пошли с нами. Воды на всех хватит, а уж пару дак и подавно.
— Правда, Валька, пошли с нами, — подключилась Танька.
— Да я и не знаю… — нерешительно сказала Валька. — Всё равно надо хоть за полотенцем домой сбегать, да бельё чистое взять.
— Так беги давай, да и пойдём вместе.
— А пусть молодёжь потом идёт, — сказал дядя Валера, а мы с тобой в первый жар. Хотя пару там на полдеревни хватит.
— Как скажешь, — согласилась тётя Зина. — Тогда пошли давай. У меня ужин готов, чтобы не остыло всё, пока в два захода-то ходим.
Когда взрослые ушли в баню, Танька внимательно посмотрела на меня:
— На тебя Валька глаз положила. Смотри у меня.
— Ревнуешь? — спросил я.
— Вот ещё! Было бы чего ревновать?
— Ну, мы же с тобой вчера… это… — я не нашёлся, как сказать о том, что мы не просто спали в одной постели, а гладили друг другу интимные места.
— Ну, и что?
— Да ничего, — согласился я, но от тех воспоминаний дружок тут же напрягся.
Довольно долго мы сидели молча, не зная, как снять возникшую неловкость. Тишину нарушила тётя Зина, вернувшись из бани с раскрасневшимся лицом, и обмотанным вокруг головы полотенцем в виде чалмы.
— Идите уж, — сказала она. — Там сегодня пару!
— Мы Вальку подождём, — сказала Танька.
— Тю! Дак она уж давно в бане. Из дому прямо туда и прибежала, думала мы все вместе ушли.
Когда мы подошли к бане, изнутри раздавались громкие шлепки веника и довольное повизгивание Вальки. Видимо, дядя Валера парил соседку. Мы разделись в предбаннике и зашли в баню.
— Двери прикрывайте скорее, — не поворачивая головы, скомандовал дядя Валера, продолжая хлестать веником девушку. В бане было настолько жарко, что я сразу же нагнул голову и не глядя присел на лавку. Танька плюхнулась рядом. Наконец дядя Валера отложил веник, вылил на себя полтаза воды и вышел в предбанник. С полка, задом наперёд стала сползать Валька, выставив напоказ свою красивую попку, легла на спину прямо на пол:
— Ой, совсем меня дядя Валера ухайдакал! Сил никаких нету. Не успел я полюбоваться голым телом Танькиной подружки, как она скомандовала:
— Ну, давай полезай на полок, сейчас я тебя буду ухайдакивать.
— Ой, погодите, дайте мне наружу выползти, — взмолилась Валька, встала на четвереньки и так поползла к выходу, бесстыже выпятив зад и наголо бритую киску.
Когда Танька, в самом начале подкинув на каменку изрядную порцию кипятка, то и дело перекладывая веник из одной руки в другую, потому что жара стояла невыносимая, закончила хлестать меня веником и выскочила в предбанник, оттуда зашли дядя Валера и Валька, а я начал пробираться к выходу.
— Ну, что, ещё разок? Полезай, — сказал дядя Валера и шлёпнул ладошкой по пухлой попке подруги дочери.
— Ой, нет, спасибочки, — сказала та, даже не обратив внимания на шлепок. Я лучше на лавочке посижу, просто посмотрю.
— А у меня смотреть не на что, — засмеялся дядя Валера. — Это вон у Васьки елда так елда. Налюбовалась, поди?
— Нет, даже внимания не обратила, — захихикала Валька. — Ты же меня так упарил, что еле живая с полка-то слезла.
— Ну, ладно, я вчера мылся, так что немного ещё попарюсь да ополоснусь, и домой. А вы тут мойтесь да парьтесь, как следует. Только смотри, не ухадайкайте парня вдвоём-то.
И недвусмысленно расхохотался.
— Не ухайдакаем, дядя Валера. Танька-то у вас ещё целочка.
— Ну, это дело поправимое, — опять засмеялся дядя Валера. — Ты сама-то многим давала?
— Не многим, но давала, — ответила Валька без стеснения.
— Ну, в городе это теперь легко делается.
— Ой, можно подумать, у нас тут в деревне никто не трахается. Это Танька вон только гордую из себя строит.
— И правильно строит, — поддержал дочь дядя Валера. — Чего каждому подворачивать.
— Да я ничего.
— Вот то-то и оно. Придёт срок, так даст, кому надо.
Я посмотрел на Таньку, она отвела взгляд в сторону.
Через некоторое время замолк плеск воды, дверь распахнулась, дядя Валера вышел в предбанник.
— Ну, что тут расселись? Простынуть хотите? Идите давай греться. Танька, мёдом намажьтесь, перед тем как внове париться. Гостя-то как следует намажьте, чтобы на всю жизнь нашу баню запомнил. Да долго-то не канительтесь, мать там с ужином ждёт.
— Васька, полезай на полок, мы тебя сейча

с мёдом мазать будем, — скомандовала Танька. — Парился когда с мёдом-то?
— Вчера…
— Ну, тогда не привыкать. Кто намазывал: папа или мама?
— Тётя Вера намазывала.
— Вот, а сейчас мы с Валькой тебя в четыре руки мазать будем. Ложись на живот.
Я лёг, и девушки начали меня натирать медовой водой от головы до пят.
— Поворачивайся на спину, — скомандовала опять Танька.
Я развернулся и попытался прикрыть ладошками предательски торчащий член.
— И как мы тебя натирать будем, когда ты весь скукожился? — спросила Танька. — Убери руки-то. Я позавчера видела, а Валька и не такого видала.
— Красавец, — нараспев похвалила моего дружка Валька. — Торчит-то как! Ох, мы его сейчас натрём сладеньким-то…
И они начали натирать моё тело с двух сторон, опускаясь всё ближе и ближе к промежности. Не знаю, которая из девушек, ухватила меня за член и стала натирать его ладошкой по всей длине.
— Ох, хорош боец, — похвалила Валька, и я понял, что это именно она играла моим стволом. — На-ко Танька, ты тоже подержи, только осторожнее, не кончи его раньше времени.
Властная рука сменилась более робкой, а Валька стала натирать мои ноги.
— Ну, всё, хватит. Теперь ты нас по очереди, — сказала Валька. — Танька, ты что ли первая?
Я слез с широкого полка, моё место заняла Танька. Я взял ковшик, в котором была приготовлена медовая смесь, окунул обе ладони и начал натирать сестре плечи и спину, потом тугие ягодицы, бёдра.
— Смотри-ка, умеет, — похвалила меня Валька. Я повернул голову и увидел, что Валька сидит на лавке, широко раздвинув колени и средним пальцем медленно водит вдоль бритого влагалища. Второй раз за два дня я любовался, как женщины ласкают сами себя, а если ещё добавить то, как это делала в первую мою ночёвку в деревне Танька, хоть я тогда ничего и не видел, а только ощущал по движениям её руки, то впечатлений у меня было предостаточно.
— Давай теперь спереди, — сказала Валька. — А то мне тоже хочется.
Танька легла на спину, и я начал натирать медовой водой её плечи, потом груди, от чего член мой встал с новой силой.
Валька поднялась с лавки, подошла ближе, развела Таньке ноги, открыв моему взору заросшую кудряшками киску. Я стал натирать внутренние стороны бёдер, боясь коснуться чуть приоткрытой киски. Ещё пара минут, и на место Таньки улеглась Валька. Я стан натирать её плечи, спину, немного дольше, чем того требовалось, наглаживал попку, потом ноги, после чего Валька повернулась на спину, раскинула ноги. Я гладил её груди, а взгляд то и дело опускался на чисто выбритую киску с двумя сочными лепестками, призывно открывающими вход в норку. Возбуждённый, я действовал уже смелее, и натирая внутренние стороны бёдер несколько раз ребром ладони коснулся этих раскрытых лепестков. Валька от моих прикосновений невольно дёргалась телом, подаваясь мне навстречу. Когда я дошёл до ступней, Валька выдохнула:
— Танька! Как я хочу ебаться!
— А я при чём? — спросила Танька.
— Ты ни при чём, просто очень хочу. Я уже столько времени не кончала.
— А прошлой ночью? — спросила Танька.
— Это ты от своих пальчиков кончаешь так, что чуть сознание не теряешь, а мне просто приятно и всё.
— Просто приятно, а сама так тряслась, что аж кровать скрипела.
— Всё равно это не то. Я мужика хочу. Можно я с Васькой трахнусь?
— А мне-то что? Трахайтесь, — милостиво разрешила Танька. — Мне не жалко. Не мой парень.
— Всё равно, брат же…
— Двоюродный, — уточнила Танька.
— Так можно?
— Мне домой уйти или можно сначала помыться? Вон хотя бы мёд смыть.
— Да сиди тут, хоть поучишься, — сказала Валька и потянула меня наверх. Мой дружок легко скользнул в ждущее его лоно. Валька закинула мне ноги на спину и стала активно подмахивать. Ещё немного, и она громко застонала:
— Ой, хорошо-то как, блиин!..
И затряслась всем телом, крепко обняв меня ещё и руками.
— Танька, я ещё хочу, — сказала она сдавленным голосом, как только немного успокоилась.
— Мне-то что? Трахайтесь хоть всю ночь. А я мыться буду, — с нескрываемой обидой сказала Танька. Но её подруга не уловила этой интонации и с новой силой стала мне подмахивать. Не успела Танька наладить в тазике воду, как Валька снова забилась всем телом и чуть не в полный голос закричала:
— Бляаааать!.. Танька, как хорошо-то!
И расслабилась. Я был готов вот-вот кончить, но Валька вытянула ноги, и перекатилась вместе со мной на бок.
— Всё, хватит. Хорошего помаленьку. Танька, иди на моё место, сейчас тебе целку ломать будем.
— Вот ещё, — буркнула Танька. Но Валька уже слезла с полка и начала подталкивать Таньку. Та не очень сопротивлялась, но на полок залезала неторопливо, будто против воли. То ли она действительно не хотела, то ли просто ломалась для порядка. А может стеснялась заняться сексом при своей развратной подруге. Но всё же забралась на полок, легла на спину. Я стал пристраиваться сверху.
— Танька, ты ноги-то раздвинь да согни в коленях. Вот так.
Я лёг сверху, щекой прижался к щеке своей кузины, она повернула голову в мою сторону, и мы осторожно поцеловались.
— В сексе поцелуй не самое главное, — прокомментировала этот поцелуй опытная Валька. — Тут главное, чтобы член стоял. А у Васьки он как деревянный. Она просунула руку между нашими животами:
— Приподнимись, — скомандовала мне. Я поднялся на вытянутых руках, поднял зад. Валька взялась за моего дружка и стала пристраивать его в нужное место. — Ну, чего замер? Вставляй.
Я стал медленно опускаться на Таньку и почувствовал, как мой дружок втискивается в её плотную норку.
— Не торопись… — опять скомандовала Валька. — У Таньки там ещё не разработано. Она же только пальчиками…
Я медленно ввёл дружка на всю длину, почти целиком вынул наружу, ввёл до упора снова. Танька корчила гримасы то ли от боли, то ли от удовольствия, а потом положила руку себе на лобок и стала натирать промежность. Ещё миг, и она громко застонала и забилась мелкой дрожью по всему телу. Я тоже почувствовал, что вот-вот кончу, вынул дружка из сладкой норки и стал сливать сперму на живот кузине.

Галка тащила огромную сумку, увязая в сугробах, и проклинала вчерашний вечер, который начался со слов ее подружки Ирки: «А давай Новый год и Рождество встретим в деревне? По-настоящему! С гаданием, елкой, свечами, а?»
Галка слепила снежок и кинула его в спину подруги.
— Долго еще?! Задолбалась я уже идти!
Ирка повернулась и рассмеялась, демонстрируя свои тридцать два зуба.
— Почти пришли!
Хорошее настроение не покидало ее еще с того момента, как их высадили из маршрутки на одинокой остановке, а вокруг шумел заснеженный лес.
— Как же хорошо здесь!
— Хорошо… — буркнула Галка, ежась от холода. — Только вот погода начинает портиться.
— Это правда… Пойдем быстрее, нам до темноты нужно еще печку растопить. — Ирка подхватила свою сумку с провиантом и зашагала вперед.
Наконец показались первые деревянные домики, и потянуло дымком из труб.
— Ну вот и пришли! — Ирка сияла, как новенький полтинник, с трудом открывая калитку, заваленную снегом. — Сейчас печечку растопим, чайку выпьем…
Дров был полон сарай, и через полчаса печка уже гудела вовсю, разгоняя холодный воздух. Галка согрелась и принялась осматриваться. Дом был деревянным и уютным, что-то постоянно потрескивало в углах, отчего становилось страшно и радостно одновременно. Окна, затянутые морозными узорами, пропускали прозрачный свет, и одинокие снежинки заглядывали в оттаявшие кружки.
— Какой план действий? — Галка достала из сумки мандарин, и в комнате сразу завитал праздничный дух.
— Пока не стемнело, пойдем за елкой.
— В лес?
— Нет, блин, на базар елочный! Конечно в лес, Галка!
Они снова оделись, вооружились топором, пилой и потопали в лес, замотавшись шарфами по самые глаза.
— Метель разыграется к ночи… — Ирка крутила головой в поиске елки. — Домой придем, баньку натопим, да?
— Погадаем? — Галка загорелась желанием погадать еще неделю назад. — Говорят, когда Старый год встречает Новый, можно женишка нагадать.
— Конечно! Потом Святки начнутся… — Ирка сразу согласилась. — За эти дни что-нибудь да нагадаем…
— Все-таки хорошо, что мы сюда приехали… — Галке начинало нравиться их приключение. — Лучше, чем томиться на даче у каких-нибудь друзей.
— По-моему, вот эта елочка подойдет… — Ирка полезла по сугробам к небольшому деревцу. — Все, берем ее и домой.
~ ~ ~
Елочный дух завитал по теплым комнатам дома, и приближение праздника усиливало ощущение чего-то волшебного и волнующего. Девушки нарядили елку старыми игрушками, выпили по бокалу шампанского и отправились топить баню.
— Как гадать будем? — Ирка толкнула разбухшую дверь плечом и она с жалобным скрипом отворилась. Из темного проема на них пахнуло сыростью и затхлостью.
— С зеркалом. Говорят, в бане самое место… Нечистое место…
— У меня мурашки по спине побежали! — Ирка выглядела возбужденной. — А ты не боишься?
— Боюсь. Но в этом же весь вкус таких мероприятий! — Хмыкнула Галка и первая вошла в баню. Чиркнув спичкой, она зажгла свечу, и слабое пламя затрепетало под дуновением ветра.
~ ~ ~
Через некоторое время баня дышала и пульсировала от обжигающих потоков жара. Подруги притащили из дома два старых мутных зеркала, свечи и столовые приборы. Время приближалось к одиннадцати, метель уже разыгралась вовсю и сыпала в маленькое окошко бани ледяные пригоршни снега.
Сделав зеркальный коридор, освещенный свечами, накрыв стол, девушки разделись и, хихикая, уставились в зеркало.
— А раздеваться точно нужно было? — шепнула Ирка.
— Да, в интернете написано, что нужно быть обнаженной.
— Тогда ладно… — Ирка снова захихикала. — Давай уже говорить, что там нужно?
— Суженый-ряженый, приходи ко мне ужинать… — зашептала Галка и подруга зашептала за ней следом. — Суженый-ряженый…
Зеркальная поверхность задрожала и покрылась рябью, и подруги моментально замолчали, испуганно схватившись за руки.
~ ~ ~
— На хрена они разделись?
Двое высоких мужчин стояли по ту сторону зеркала и насмешливо смотрели на голых подруг.
— Не знаю… Начитаются ерунды всякой, а главного не знают… То, что они видят в зеркале — нечистая сила… Вот и нам эти голозадые открыли путь в мир людишек… Так что, по винцу, мой друг? Не зря же эти эгбиционистки нам угощение приготовили…
— Не нам, а Суженым-ряженым, — рассмеялся второй мужчина. — Нет, ну на хрена они разделись?
— Пошли, праздник на носу…
— Пошли…
~ ~ ~
— Ну-у нет… Мне страшно! Давай-ка одеваться и валить отсюда! — Галка кинулась к вещам и наспех натянула их на себя, с трудом застегивая пуговицы. Ирка как завороженная смотрела на дрожащую поверхность и вдруг ей показалось, что в этом тумане она видит чей-то мрачный взгляд.
— Там кто-то есть! — Она попятилась и наткнулась на одетую Галку. — На меня из зеркала смотрел мужчина!
— Одевайся и пошли отсюда! На шутки это уже не похоже!
Ирка влезла в джинсы, страшась поворачиваться к зеркалу спиной и замотавшись в кофту, попятилась к двери.
— Туши свечки!
Галка дунула на огненные язычки свечей и баня погрузилась во мрак. Нащупав ручку дверей, Ирка распахнула их настежь и они выскочили в снежную круговерть.
~ ~ ~
— Темно как в Аду! — воскликнул черт, ударившись о тазик. — Пошли лучше в дом, там, небось, есть чем поживиться.
Второй черт провел рукой по коротким взъерошенным волосам и засмеялся.
— Надеюсь, они там одетые! Каждый год одно и тоже… Голые задницы, кусочек хлебушка и пол стакана дешевого вина… Сплошное разочарование…
Они вышли из бани и заглянули в окно дома. Девушки сидели за щедро накрытым столом, в углу переливалась елка, а из печки подмигивало красное зарево.
— У меня в кишках урчит. — Черт потер живот и толкнул друга в бок. — Надо пожрать.
— Я только за! — воскликнул другой «нечистый». — Вперед, мой друг!
~ ~ ~
«Караконджалы — ночные водяные демоны. Выходят из воды или из пещер и нечистых мест на период Рождества (иногда от Игнатьева дня, 2 января) до Крещения (или Бабина дня, 21 января)».
Они брели по дороге мимо домов, впечатывая копыта в свежевыпавший снег, и с наслаждением принюхивались к сладкому человечьему духу. Их внимание привлекли два силуэта, бегущие к дому. Один из Караконджалов взмахнул хвостом и прорычал:
— И кто же у нас здесь?
Клыкастая морда второго Кароконджала растянулась в улыбке.
— Нежные женщины… С вкусной, сладкой кровью… Отличный подарок на праздники!
— Надеюсь, они дождутся нас? — Он клацнул зубами и длинным черным ногтем начертил на заборе галочку. -Остался один день…
~ ~ ~
— С Новым годом!
Подруги чокнулись хрустальными бокалами и выпили шампанского под бой старинных часов. Снег валил густой стеной, а в трубе печально подвывал ветер.
— Погадать нам так и не удалось… — Галка улыбнулась. — Нагнали на друг-друга страху… Хотя мне все-таки показалось, что я что-то видела…
— Игра света… — Ирка отмахнулась от слов подруги. — Все это — бред.
— Нет, все-таки видела…
— Пусть будет так…
~ ~ ~
— Вот суеверные… — хмыкнул Черт. — Видела, не видела… Если бы они нас сейчас увидали, до утра в себя не пришли бы…
— Давай покажемся… Жрать сильно охота… — предложил его товарищ. — Пока они в обмороке будут валяться, поедим чуток…
— Ладно, давай… Или может, постучим в дверь и попросимся непогоду переждать?
— А если не пустят?
— Вот тогда уже и по-наглее будем.
~ ~ ~
Девушки вздрогнули, когда раздался настойчивый стук в дверь.
— Это еще кто?! — Галка удивленно выглянула в коридор.
— Не знаю… Может соседи?
Ирка подошла к двери и спросила:
— Кто там?
— Извините, но у нас машина в сугробе застряла! Не могли бы вы пустить нас погреться?
— А вдруг это бандиты? — прошептала Галка. — Или насильники?
— Вряд ли… В такую ночь в глухой деревне… — Ирка щелкнула замком, и в комнату сразу ворвался ледяной ветер.
— Проходите!
Галка с интересом смотрела на поздних гостей. Это были двое высоких мужчин с яркими озорными глазами и короткими, торчащими в разные стороны, волосами.
— Спасибо за гостеприимство! — Один из них улыбнулся белоснежной улыбкой и протянул руку. — Меня Петя зовут. А друга — Вася.
— Галка… — Она пожала протянутую руку и добавила: — Подругу Ира зовут.
— Очень приятно.
— Давайте к столу пройдем, Новый год же все-таки, -предложила Ира, и гости не раздумывая потопали в комнату.
— Шампанского? — предложила Ирка гостям, исподтишка разглядывая симпатичных парней и подумывая, может и к лучшему, что их машина застряла в этой деревне.
— А водка есть? — спросил Петя. — У меня от шампанского голова болит.
— Есть. — Ирка достала из холодильника бутылку водки и поставила на стол. — Угощайтесь.
Гости не раздумывая принялись за еду, живо уплетая все, что так старательно готовили девушки.
— Аппетит, я смотрю, у них будь здоров… — шепнула Галка, наблюдая как молодые люди наливают и закусывают. — Такое ощущение, что они не от холода искали убежище, а где поесть…
— Но симпатичные, правда? — Ирка кокетливо поглядывала на жующего Васю. — Да и вообще, мужчины должны хорошо кушать.
— Симпатичные они, это да… Но подозрительные какие-то… — Галка звякнула вилкой и громко сказала: — С Новым годом!
— Что? — Петя поднял голову и уставился на нее непонимающим взглядом.
— С праздником, говорю! — язвительно произнесла Галка. — Может как-то вместе выпьем?
— А, ну да! — Петя налил им шампанского и снова принялся за еду.
— Не, ну мне это нравится! — Галка была возмущена таким поведением нежданно нагрянувших гостей. — Никакой реакции!
Когда они наконец наелись и довольно откинулись на спинки стульев, Ирка решилась задать им вопрос.
— Вы наверное ехали праздник отмечать?
— Да… Ехали и не доехали, — ответил Вася. — Там ужас как метет, и вряд ли мы отсюда выберемся еще дня три.
— Отлично… — буркнула Галка, допивая шампанское. — Компания нам обеспечена…
Ирка ущипнула ее за ногу и сказала:
— Оставайтесь, я вам на диване постелю.
— Спасибо! — Вася заулыбался и вдруг спросил: -А торт есть?
~ ~ ~
Подруги лежали на железной кровати с продавленной сеткой, скатившись в яму посередине, и слушали метель.
Гости улеглись на диване и уже сладко похрапывали под теплым печным боком. Где-то стучала оторванная доска, потрескивали дрова и Галка начинала проваливаться в сон, как вдруг в абсолютной тишине раздался скрипучий голос.
— Ах вы, бездельники! Ах вы, лентяюги проклятые!
После этого послышались какие-то шлепки и вскрики. Девушки подскочили с кровати и кинулись в комнату, где спали молодые люди. Возле дивана стояла сгорбленная старуха и охаживала мужчин корявой деревянной клюкой. Они закрывались как могли от довольно ощутимых ударов, звонко ойкая и безуспешно пытаясь увернуться.
— Бабушка, хватит!
— Бабушка?!
~ ~ ~
Старуха перестала лупить мужчин и повернулась к испуганным девушкам. Таких бабуленций Галка еще не видела. Ее нос почти касался верхней губы и на нем висела огромная бородавка с тремя седыми волосинами. Глаза у нее были колючие и злые, они горели на смуглом лице, как угли, а изо рта торчал желтый клык.
— Откуда она здесь взялась? — Ирка посмотрела на запертую дверь, а потом снова на старуху.
— Я потом все объясню…
— Замолчи! — рявкнула она, и не глядя, ткнула своей клюкой назад, попав в Петю. — Чего это вы их тут приваживаете?!
— Никого мы не приваживаем! — возмутилась Галка. — Они сами пришли и попросились переждать непогоду, потому что их машину занесло снегом!
— С каких это пор они непогоды боятся?! И какую это машину занесло?! — Старуха сверлила взглядом обалдевших подруг. — Вы, вообще, кто такие?!
— Это мы хотели узнать, кто вы?! — рявкнула на наглую старуху Галка.
— Чертова бабка я! — зашипела клыкастая сумасшедшая. — Их бабка!
Она снова ткнула клюкой назад и попала Васе в живот. Он застонал и скрутился на диване. Бабка повернулась к ним и еще пару раз огрела мужчин палкой.
— Бабка этих лоботрясов!
Петя подскочил на ноги и поволок бабку к выходу. Вася потопал за ними и, остановившись возле подруг, быстро сказал:
— Спасибо за все! Извините за это… — Он кивнул на упирающуюся старуху. — И это… Торта, конечно, не хватало…
Когда эта шумная троица исчезла в снежном мареве, Ирка наконец пришла в себя и протянула:
— Что это было?!
~ ~ ~
Черти отвели бабку домой и вернулись к дому подруг.
— Приперлась же, корга старая! — зло сказал Петя, пытаясь разглядеть чем занимаются девушки. — Поели, выпили… Девчата симпатичные…
— М-да… — Вася задумчиво почухал рога, скрытые под волосами. — Уже утро скоро… Пойдем…
Черти попрыгали по крышам, дурачась и смеясь, а с темного неба все сыпало и сыпало, приветствуя волшебную ночь Нового года…
~ ~ ~
… Влюбленный Черт, ну разве не смешно?
Влюбленный Черт, ну разве не грешно?
Ну разве виноват веселый озорник,
Что от любви он чахнет и совсем поник?
Что им пугают взрослых и детей?
Что больше нет дурачливых затей?
Что он сидит на крыше, свесив хвост?
Ответ совсем-совсем уж прост:
Ведь в эту ночь Святого Рождества,
У Черта плачет нежная душа…
~ ~ ~
Первый день Нового года клонился к закату, подруги пили вино и вспоминали странных гостей, которые неожиданно появились и также неожиданно исчезли. Но познакомиться поближе с ними хотели не только они…
Караканджалы топтались возле дома, исходя слюной. Оставшиеся жители наполовину пустой деревни были слишком старыми, а юные тела молодых женщин просто манили их своей сладкой кровью.
~ ~ ~
— Может мне показалось, но за окном кто-то есть… — тихо произнесла Галка, глядя, как чья-то тень промелькнула в морозной тьме.
— Вчерашние гости вернулись. — Хмыкнула Ирка. — Бабка эта их… Страшная, как обезьяна.
— Бабка, да… На ведьму похожа… Хотя она же и назвалась «чертовой бабкой», — засмеялась Галка. — Как она в дом вошла?
— Да, наверное, Петя с Васей и впустили…
И тут в дверь кто-то громко постучал.
— Думаешь, они вернулись? — шепотом спросила Галка. — Открывать будем?
Они осторожно подошли к дверям и прислушались, но кроме воя ветра ничего не услышали. Снова раздался стук и подруги вздрогнули, чувствуя себя неуютно, словно за дверью стояло нечто, распускающее щупальца страха в их теплое убежище.
— Кто там? — дрожащим голосом спросила Галка. — Что вам нужно?
И тут по ту сторону двери раздался тоненький детский голосок:
— Тетеньки, пустите! Меня мамка за солью послала!
Галка потянулась было к замку, но Ирка остановила ее.
— Какая на фиг соль?! Время сколько?
Галка посмотрела на часы и изумленно приподняла бровь.
— Тетеньки, ну пустите! — захныкало за дверью. — Холодно!
— Девочка, а не поздно ли тебя мамка за солью послала? — спросила Ирка и отпрянула от двери, когда грубый голос прорычал:
— Открывай! Мы все равно найдем способ войти! Я слышу ваш запах…
Подруги с ужасом кинулись прочь, слыша, как двери затрещали под мощным ударом. Потом все затихло, лишь осторожные шаги под окнами говорили о том, что страшные посетители не ушли.
— Кто это? — Ирка тряслась от страха, ее глаза бегали по окнам, за которыми мелькали темные силуэты.
— Не знаю и знать не хочу! — Галка подползла к окну и, став на колени, посмотрела на улицу. — О Господи!
— Что там? — Ирка тоже подползла к окну и быстро в него глянула. — Мамочка!
— Мне это, что, снится? — Галка прижалась спиной к стене. — Может это чья-то шутка? Ряженые, например…
Дверь снова задрожала под мощным ударом, и девушки завизжали.
— Если бы они могли войти, давно бы вошли! — выдохнула Галка. — Значит, не так все просто!
— Меня это мало успокаивает! — Ирка поползла в спальню и открыла ляду чердака. — Бери одеяла и полезли!
— Там холодно!
— А тут страшно! Полезли, говорю!
Дверь снова задрожала, и похватав одеяла, девушки полезли на чердак, затянув лестницу за собой. Прильнув носами к маленькому окошку, наблюдали, как ужасные чудовища атакуют дом.
— Фильм ужасов… Не иначе… Завтра же уедем домой!
— Если доживем до завтра!
— Дожить — доживете… А вот уедете вряд ли… Погодка-то разыгралась… — раздался голос за их спинами.
Девушки переглянулись и заорали:
— Мамуличка!!!
— Да не орите вы! — Петя сморщился и заткнул уши. — Всех собак распугаете!
— Как вы здесь оказались?!
— Вы действительно хотите это знать? — Вася с жалостью смотрел на перепуганных подруг.
— Кто вы? — прошептала Галка. — Отвечайте!
— Черти мы! — рявкнул Петя. — Раскомандовалась!
— Как… Черти?
— Вот так! С рогами!
Ирка машинально подняла руку и перекрестила их, пятясь назад. Не успели подруги оглянуться, как Петя и Вася сидели на верхней балке, буравя их недовольными взглядами.
— Вы что, издеваетесь?! Зачем крестить сразу?!
— В это невозможно поверить! Это бред! — Галка схватилась за голову и забегала по чердаку, поднимая клубы пыли.
— Сама ты бред! — Обиделся Вася на ее слова. — Мы тут за них переживаем…
— Слезайте, дайте хоть посмотреть на вас! — Галка поманила их рукой. — Крестить мы вас больше не будем!
— Раскомандовалась она, посмотри… — Буркнул Вася, но с балки слез, а Петя последовал за ним.
Ирка осторожно подошла к ним и провела рукой по взъерошенной шевелюре Пети.
— Точно! Рога у него!
Галка не смогла удержаться и тоже потрогала голову Пети.
— Это что, слет-фестиваль мифических существ?
— Короче! Собирайтесь!
— Куда?
— К бабуле отправимся…
~ ~ ~
— Вы зачем их сюда приволокли?! — Клыкастая старуха недовольно зыркнула на подруг. — Совсем очумели, людей сюда водить?!
— За ними Караконджалы охотятся, — Петя опасливо посмотрел на бабкину клюку, — они же их сожрут…
— Пусть жрут, мне0то что? — Чертова бабка встала с деревянного кресла-качалки и пошкандыбала к дверям. — Если мать или отец их увидят, не поздоровится вам!!! Лоботрясы!

Галка посмотрела по сторонам и язвительно протянула:
— И сколько же мы будем в этих хоромах сидеть?
— А вам хочется обратно? — так же язвительно протянул Вася.
— А нельзя нас сразу было домой перенести? — Ирка уселась в кресло, где до этого сидела бабка, и пару раз качнулась.
— Встань! — завопил Петя. — Она за кресло шею свернет!
Ирка подскочила как ужаленная и встала опять рядом с подругой.
— Мы вам что, маги-волшебники, тягать вас куда захотите? Обычные черти… — сказал Петя и нахмурился. — Не, ну если вы хотите обратно…
— Нет, не хотим! — Галка одарила их убийственным взглядом. — Где нам приткнуться?
— Пошли в мою комнату… — предложил Вася. — Посидите там, пока мы что-нибудь придумаем.
Они отвели подруг и закрыли за ними дверь.
— А правда, почему мы их домой не отправили? — Вася почухал правый рог. — А?
— Ну нам же они нравятся, так?
— Так…
— Вот пусть тут посидят. Не наскачешься в город к ним…
— А-а… Правильно, — согласился Вася. — А мать с отцом?
— Что-нибудь придумаем.
~ ~ ~
— Эй! Парни! — Петя стоял, облокотившись на забор, и смотрел на тяжело сопящих Караканджалов. — Разговор есть!
— Чего тебе надо, чертило? — Один из монстров недовольно зыркнул на него. — Некогда нам!
— Чем же это вы так заняты? — Петя кивнул на дом. — Девок выслеживаете?
Караконджалы повернулись к нему и подозрительно прищурились.
— А тебе какое дело?
— А у нас с Васькой, может, свои планы на них имеются!
— Закати губу, чертяка! — Ноздри Караконджала превратились в дымящиеся ямы. — Вали отсюда по-хорошему!
— А то что? — Петя оскалился белозубой ухмылкой. — Побьете?
Караконджалы с ревом кинулись на него и грохнулись на землю, недоуменно оглядываясь по сторонам.
— Ау! Я здесь! — Вася сидел на крыше и весело смотрел на башенных монстров. — Хвосты развяжите, чучелы!
~ ~ ~
Галка с интересом рассматривала комнату Васи, обратив особое внимание на фотки, расклеенные на стене.
— Ух ты! Да тут прям целая коллекция!
Фото девушек занимали все свободное пространство стены. Они были подписаны, и Галка, придвинувшись ближе, прочитала:
— Марина. Ведьма в третьем поколении, любит красное белье… Валька-колдовка, вообще бомба!.. Шурка-сатанистка, любит втро… Фу! Это что, список близких знакомых?!
— А что там с Шуркой-сатанисткой? — переспросила Ирка, заглядывая подруге через плечо.
— Общительная она! Тьфу!..
— Что здесь происходит?!
Девушки испуганно повернулись на женский вопль и замерли при виде красивой женщины, стоявшей в дверях. — Вы кто такие?!
— Роза, милая! Кто там? — из коридора послышался голос, но уже мужской. Женщина повернулась на него, а Ирка шепнула подруге:
— Что мы им скажем? Что просто люди? На чаек заглянули?..
Женщина снова повернулась к ним и гневно повторила:
— Кто вы такие?!
— Мы знакомые Васи и Пети… — промямлила Ирка.
— Какие еще знакомые?!
— Я… — Галка замялась, но потом, увидев приближающегося мужчину, испуганно протянула:
— Шурка-сатанистка…
Ирка вздрогнула, зыркнула на подругу и сказала:
— А я — Валька-колдовка…
~ ~ ~
— Парни, давайте договоримся по-хорошему… — попросил Караканджалов запыхавшийся Петя. — Отвалите, а?
Караканджалы лежали на снегу и у одного из них под глазом расплывался огромный фингал, в то время, как у второго был сломан хвост и рог.
— Мы вашей мамке все расскажем! — завопил монстр с фингалом. — Что с людьми связались!
— Мало получил?! — угрожающе протянул Вася. — Сейчас еще навешаем!
Караконджалы, сгорбившись, поплелись к лесу, а черти весело улюлюкали им вслед.
~ ~ ~
— Объясните-ка нам с матерью, что здесь происходит?!
— Отец, ну что вы так разнервничались? — Петя покосился на дверь Васиной комнаты. — К нам гости пришли…
— С каких пор вы дружите с людьми?!
— Ма, ну хватит…
— Что хватит?! Что у вас с лицами?!
— Мне тут сорока пропела, — прошамкала бабка, — что они с Караканджалами подрались из-за этих баб!
— Это правда?! — Отец сурово посмотрел на них.
— Правда…
— Они хоть правда сатанистки и колдовки? А? — всхлипнула мать. — Не лишайте меня надежды!
~ ~ ~
— Натерпелись мы! — Галка схватилась за голову и закатила глаза. — Как еще живы остались!
— Хорошо, что мы дома. Надеюсь, монстры больше не явятся? — Ирка выглянула в темное окно и завизжала, встретившись глазами с Петей.
— Вы что, очумели?! — Галка открыла форточку и зашипела. — Вы что по окнам заглядываете?!
— Хоть бы пригласили… — обиделся Петя. — Мы тут за них в морду получили, а они…
— Ладно! Заходите… Только через двери!
Черти уселись на диване и принялись отсвечивать набитыми фонарями, радостно разглядывая девушек.
— Родители сильно ругались? — Спросила Ирка, доставая вино из буфета.
— Конечно! — Вася потер поясницу. — Бабка еще со своей клюкой!..
— Спасибо, что от монстров нас спасли. — Поблагодарила их Галка. — Уж не знаю, что бы мы без вас делали…
— Да не за что! У нас с детства с ними разногласия, — ответил Петя. — Сколько шишек да синяков друг-другу понаставляли, не счесть!
Девушки накрыли на стол, разлили вино по бокалам и как только уселись поужинать в компании нечистой силы, как раздался настойчивый стук в дверь.
— Это еще кто? — Ирка посмотрела на чертей. — Откроете?
— Конечно! — Вася отхлебнул вина и, состроив зверское лицо, пошел открывать.
Подруги, осторожно ступая, пошли следом, и когда Вася распахнул дверь, опасливо выглянули из-за его спины. Вместе с ветром и снегом в комнату ворвались две девушки весьма колоритного вида.
— Вы кто? — Галка ошарашенно смотрела на поздних посетительниц.
— Шурка-сатанистка и Валька-колдовка… — сказал подошедший сзади Петя. — Ма-амина работа…
~ ~ ~
— Я так поняла, лишь бы кого, только не нас? — спросила Ирка, разглядывая девушек.
— Ну, типа да… — ответил Петя и потупил глазки.
Валька-колдовка выглядела как девушка с улицы красных фонарей. Она сняла шубку, и ее едва прикрытая грудь замаячила перед их носами. Шурка-сатанистка сверлила всех злым взглядом, укутанная в свои черные одежды, и у Ирки создалось впечатление, что она только что вылезла из склепа.
— Это она любит втро… в смысле, общительная?
— Ага! — кивнул Петя. — У нее поразительная фантазия!
— Замолчи! — прошипела Ирка. — А не то сейчас перекрещу!
— Зачем пожаловали? — спросил у девушек Петя. — Заняться нечем?
— Мать ваша попросила, — ответила Валька, старательно стреляя на него глазами. — Сказала чтоб мы вас или к себе забрали, или домой отвели…
— У меня даже мероприятие на праздник имеется, — многозначительно протянула Шурка и растянула в улыбке накрашенный черным рот.
— Какой? — хмыкнула Ирка. — Поедание младенцев?.. Ребята, проводите этих дам к дверям.
— Зачем? Мы их и так отправим… — Петя повернулся к гостьям, но Галка его остановила.
— А почему тогда вы нас не отправили? А к себе домой приволокли?
Петя засмущался и сказал:
— Ну ты что, совсем не понимаешь?
— Ладно, потом поговорим… — Галка покраснела и буркнула: — Мы с Иркой пойдем курочку разогреем, а вы тут разбирайтесь…
~ ~ ~
— Я не могу! Не могу, слышишь?!
— Роза, я тебя прошу, не доводи себя! — Красивый черт с седыми висками успокаивал жену. — Может, это не так уж плохо…
— Что?! Ты считаешь, что черт женатый на обычной женщине — это нормально?!
— Роза, уже прошел год…
— Сегодня я бабкой людишек стала! Ужас!
— Может они рогатенькие, Роза…
— Не хочу ничего слышать!
— Хорошо, мы не отправимся на них смотреть.
— Что ты мелешь?! Что ты мелешь?! Мне нужно быть там! Эти глупые девчонки испортят мне внуков!

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *