Русское монашество на афоне

От слов к делу

Позиция Святейшего Синода вызвала лишь волну возмущения среди афонских «имяславцев», однако их никто желал слушать. В Петербурге от слов уже начали переходить к делу. 17 мая 1913 года Синод предписал архиепископу Вологодскому и Тотемскому Никону в сопровождении профессора Московской духовной академии Сергея Троицкого отправиться на Афон, чтобы искоренить еретический заговор.

Первой остановкой делегации был Константинополь, где прошла встреча с новым Вселенским Патриархом Германом V, а также с представителями афонского кинота. Последние сообщили Никону тревожные вести: партия «имяславцев» выросла до 3/4 всего братства Пантелеимоновской обители и настрой ее членов был весьма решительным.

Не менее решительно взялся за дело и Синод, распорядившийся для усмирения афонского мятежа отправить вместе с миссией боевой корабль «Донец», выделив в качестве сопровождения пароход «Царь» с пятью офицерами и сотней солдат на борту.

Источники свидетельствуют, что по прибытии на Афон Никон в целях безопасности был вынужден неделю жить на корабле, проводя переговоры с посещавшими его депутациями. Впрочем, к согласию стороны прийти так и не смогли. Пантелеимоновская братия категорически не желала уступать в своих убеждениях. Дел шло к открытому столкновению.

С 14 июня под усиленной охраной военных делегаты начали проводить перепись монахов русской обители. По сведениям Никона, к 29-му числу из 1700 иноков Пантелеимоновского монастыря около 700 от ереси отреклись, остальные продолжали называть себя «имяславцами» и ни на какие увещевания не поддавались. Было очевидно, что силами чуть более сотни солдат строптивых монахов не унять.

3 июля на Афон в помощь синодальной комиссии прибыл пароход «Херсон», на борту которого находилась рота солдат готовых исполнить любое поручение. Приказ от российского консула в Константинополе военным был таков: мятежников взять приступом, по возможности избегая кровопролития. К сожалению, полностью приказ выполнить не удалось: монастырь был взят, но без жертв не обошлось.

По свидетельству монахов, атака произошла в то время, когда иноки совершали богослужение: их безоружных в течение целого часа в упор из шлангов окатывали мощнейшей струей ледяной горной воды. Но и этого было недостаточно, и тогда офицеры с командой «Бей штыками и прикладами!» бросили на беззащитных священнослужителей «полупьяных и осатаневших солдат», которые довершили начатое.

01 апреля 2015 г.

В 2016 году будет отмечаться 1000‑летие русского монашества на Святой Горе, и, конечно, центром этих торжеств станет Русский на Афоне Свято-Пантелеимонов монастырь.

ХХ век стал временем серьезных испытаний для всей, единственной в мире, монашеской республики. Не только небольшие скиты и каливы, но и крупные прославленные монастыри пережили запустение и разрушение.

Сегодня процесс реставрации монастырей и возрождения монашеской жизни ведется здесь очень активно. Афон открыт и для паломников, год от года увеличивается их число. Трудно представить себе, что еще совсем недавно, немногим больше двух десятилетий назад, паломнику из России посетить Афон было практически невозможно.

И хотя внутренняя жизнь Святой Горы была и остается сокровенной, желание христиан хоть отчасти прикоснуться к ней является понятным и вполне оправданным, ведь монашество в своем идеале является исполнением заповедей Христовых и добрым примером для мирян.

Молитвами монахов стоит мир

Как сегодня живут и молятся русские святогорцы? На вопросы журнала «Православие и современность» отвечает насельник Русского на Афоне Свято-Пантелеимонова монастыря иеромонах Кирион (Ольховик), представитель монастыря в Священном Киноте, член Священной Эпистасии Афона.

Русский на Афоне Свято-Пантелеимонов монастырь

— Отец Кирион, когда и как Вы прибыли на Афон? Какой опыт монашества имели к тому времени (когда приняли постриг, в каком монастыре начинали свою монашескую жизнь)? Бывали ли на Афоне до того, как стать насельником монастыря святого Пантелеимона?

— Наша группа из семи человек прибыла на Афон в 1987 году. Постриг и рукоположение во иеродиакона принял в Троице-Сергиевой Лавре. В то время Афон был закрыт для паломников из Советского Союза.

— Как встретил Афон, каким было состояние Пантелеимонова монастыря? Бывали случаи, когда монахи, направленные на Афон, возвращались в Россию, потому что оказались не подготовленными к суровым условиям Святой Горы. Что было самым трудным?

— Афон нас ожидал, хотя была очень сложная процедура оформления документов для пополнения нашей обители.

Состояние нашего монастыря, и внешнее и внутреннее, желало лучшего, но мы были молоды, и энтузиазм закрывал нам глаза на это. Потом дали знать о себе трудности и тяжелый афонский устав. Некоторые не выдержали и оставили монастырь.

Брань помыслов на Афоне очень сильна, и если не открывать их духовнику, то не устоять.

— На Святой Горе живая духовная традиция передается из поколения в поколение — от старцев к их ученикам. Не нарушилась ли эта связь, преемственность в русском монастыре из-за запустения обители в ХХ веке?

— В ХХ веке нашу обитель здорово потрепали разные испытания — пожары, землетрясения, наводнения, оскудение в братии, оскудение в вещественном, прерывание связи с Отечеством и многое другое. Бедствия на Родине — тоже тяжелый груз. При всем том преемственность сохранилась.

Игумен Иеремия (Алехин)

— Наверное, прежде всего благодаря игумену монастыря — схиархимандриту Иеремии (Алехину). Он готовится отметить свое столетие. Пожалуйста, несколько слов о нем.

— Отцу Игумену в этом году 99 лет. Прожил он трудную жизнь с юности. Если коротко — коллективизация, выселение на Север, смерть родителей, побег, немецкая оккупация… Пленение и работа в Германии, возвращение на Родину, поступление в Одесскую семинарию и монастырь, где он был под руководством у преподобного Кукши Одесского, который в свое время был насельником нашей обители. Отец Кукша и предсказал ему жительство на Афоне. После смерти старца он в одной из первых групп, как только разрешили в середине 1970‑х, приехал на Афон.

По афонской традиции старцем для братии является сам игумен обители. Для нас большое благословение Божие, что отец Игумен такое длительное время бессменно у руля. Например, в Филофее после отъезда Ефрема­старшего в Америку поменялось несколько игуменов за короткий период, и это было ощутимо для молодой братии.

Наш отец Игумен не любитель ездить по конференциям и давать интервью по разным вопросам. В свое время, когда силы позволяли, он выполнял всякую нужную работу по обители: пилил дрова, ремонтировал крыши, ездил за покупками, убирал снег, зажигал лампадки, читал и пел на клиросе. Всегда с братией и в церкви, и на трапезе в таком почтенном возрасте. Личный пример — лучше всякого богословского поучения. Конечно, Собор старцев монастыря помогает ему в управлении.

Принял отец Игумен под свое руководство обитель в трудное время, с большими проблемами во внутренней и внешней жизни (об этом подробно говорится в «Переписке с Афоном» архиепископа Василия (Кривошеина) ). И теперь — разительные перемены, которые отметил и сам Святейший Патриарх при своем последнем посещении нашего монастыря.

— Насельником русского монастыря был преподобный Силуан Афонский, и говорят, что еще совсем недавно можно было встретить монахов, которые лично были с ним знакомы. Чувствуется ли его предстательство за русский монастырь на Афоне?

— Преподобный Силуан — наш покровитель, память о нем свято чтится на Афоне и во всем мире. Под влиянием книги о нем многие пришли на Афон и из русских, и греков и др. К примеру, старец Иосиф Исихаст в молодости приходил к нему для откровения.

— Появились сообщения, что несколько афонских старцев, среди которых Паисий Святогорец, Ефрем Катунакский, Иосиф Исихаст, вскоре будут прославлены в лике святых. Сегодня они очень известны в России благодаря книгам. Довелось ли Вам встречаться с кем-то из них лично, какой след оставили эти встречи?

— В мое время жили на Афоне старцы Порфирий, Ефрем Катунакиотис, Паисий и многие другие, мало известные или неизвестные миру, которые оставили след в моем сердце.

Из греческих старцев отец Порфирий в свое время предсказывал изменение к лучшему внутренней и внешней жизни обители и увеличение братии. Отец Паисий с симпатией относился к нашей обители, к молодому пополнению, понимая, как нелегко пустить корни в чужой стране, с другими условиями и обычаями. Старцы Исаак, сириец с Капсалы, и Дионисий, румын с Количу , отличавшиеся рассудительностью, духовно поддерживали нас, тогда молодых, и другие. Теперь они уже отошли в лучший мир.

— В любом монастыре не каждый старый человек — старец. Паломников предупреждают, что и на Афоне можно встретить людей разного устроения…

— Действительно, на Афоне можно встретить людей разного духовного устроения — новоначальных, достигших средней меры, стяжавших благодать. Встречаются и духовно поврежденные, как правило, живущие по своей воле, самочинно. Последние, если берутся поучать и руководить других, могут духовно повредить внимающим им.

— Молитва — основное делание афонских иноков, в том числе молитва обо всем мире. Следят ли святогорцы за тем, что происходит за пределами Афона?

— Молитва — главное делание. Молитвами монахов стоит мир, говорил старец Силуан. Отец Паисий разделял молитвенный труд на три части: покаянную молитву о себе, о живущих в мире сем и почивших.

На Афоне молитва совершается преимущественно ночью. Ежедневно 8–10 часов общественной молитвы плюс келейная, а под праздники, когда бдение, время молитвы увеличивается.

Достигшим духовной меры не нужен Интернет и средства печати, душа в молитве извещается о происходящем в мире.

— Сегодня в миру, наверное, самый распространенный внутренний недуг христиан — расслабленность, теплохладность. Как с этим бороться, какой совет Вы могли бы дать?

— Молитвенным трудом, откровением помыслов, чтением Священного Писания и святых отцов. Духовник обязательно нужен. Вредит и многозаботливость, и внимание к СМИ, особенно новоначальным в духовной жизни.

— Как сегодня строятся отношения между монастырями — «субъектами» монашеской республики? Существуют ли между ними разногласия?

— Священный Кинот, который состоит из представителей всех двадцати монастырей Афона, решает текущие вопросы монашеской республики. По-человечески всякое бывает, но стараемся решать в духе мира и братского согласия.

Святейший Патриарх Московский и всея Руси Кирилл с братией Свято-Пантелеимонова монастыря. Июнь 2013 года. Справа от Святейшего Патриарха — игумен Иеремия, слева — иеромонах Кирион

— Не раз приходилось слышать от паломников с опытом, что мир достаточно агрессивным образом проникает в жизнь Святой Горы — проложены автодороги, меняется быт, становится больше не паломников, а туристов, чуждых по духу. Так ли это и что беспокоит лично Вас?

— Да, не раз поднимались вопросы, что мир порой агрессивно вторгается в жизнь Святой Горы и афонцы сами используют в своих послушаниях машины, телефоны, компьютеры. К тому же увеличился приток паломников и туристов.

Это касается внешней стороны, но на внутреннюю жизнь монастырей это не влияет. Афон продолжает жить своей сокровенной жизнью, как и прежде. Конечно, для тех, кто ушел по своей воле в так называемую «шаталову пустынь» или, как говорят на Афоне, «на келлию», есть простор жить по своему разуму: завести Интернет, машину, часто общаться с миром. Но это путь скользкий.

— Решена ли проблема приема новых насельников, пополнения братии Пантелеимонова монастыря? Как испытываются желающие принять монашество на Афоне?

— Проходят они обычный путь — трудничества, послушничества, затем принимают постриг в иночество и монашество. Желающих поступить в братию Пантелеимонова монастыря мы с любовью примем.

Русский на Афоне Свято-Пантелеимонов монастырь

История

Тысячелетие русского монашества на Афоне — дата достаточно условная: к 1016 году относится первое известное письменное упоминание о «монастыре русских» на Святой Горе. Однако история русского присутствия в «уделе Пресвятой Богородицы» насчитывает более тысячи лет.

По преданию, первый русский монастырь на Афоне был основан попечением святого равноапостольного князя Владимира Киевского (†1015) вскоре после принятия христианства на Руси: русским монахам был предоставлен скит Богородицы Ксилургу. Двумя веками позже, в 1169 году, когда число русских иноков значительно возросло, им был передан заброшенный монастырь Фессалоникийца, посвященный святому великомученику и целителю Пантелеимону. Теперь это место известно как Старый, или Нагорный, Руссик. Здесь братство русского монастыря находилось около 700 лет. К середине XVIII века, когда монастырь испытывал значительные трудности и вновь стал греческим, было решено перенести его ближе к морю — туда, где он располагается и поныне.

Архитектурный ансамбль монастыря сложился в XIX веке. Соборный храм во имя великомученика и целителя Пантелеимона был построен в 1812–1821 годах и расписан в традициях русской иконописной школы. Всего в обители 25 храмов и параклисов.

В конце XIX столетия начинается период максимального расцвета обители, который связан с деятельностью игумена монастыря — священноархимандрита Макария (Сушкина; 1820–1889; избран игуменом в 1875 г.). К началу ХХ века в Пантелеимоновом монастыре жило более тысячи монахов. В 1903 году русская братия была самой многочисленной на Афоне: из 7432 святогорских монахов (включая скиты и келлии) русских было 3496. Ежегодно Афон посещало более 30 000 паломников из России.

ХХ век

После октябрьского переворота 1917 года все контакты между Святой Горой и Советской Россией были прекращены. В этот период попечение о русских монастырях на Афоне выполняла Русская Православная Церковь Заграницей (РПЦЗ). Однако войны и военные конфликты ХХ века, неоднократная смена власти в Греции, попытки гражданских властей страны подчинить себе монашескую республику привели к тому, что приток на Афон новых монашествующих не-греков практически прекратился.

К 1959 году в Пантелеимоновом монастыре оставалось 50 человек, большинство из которых пребывали в весьма пожилом возрасте; в дальнейшем число братии уменьшалось катастрофически (в 1976 г. здесь оставалось 13 насельников). Огромный урон обители нанесли опустошительные пожары 1959 и 1968 годов: пострадала уникальная библиотека, выгорела вся восточная часть монастыря с шестью церквами, гостиницами и келлиями.

В 1972 году Святую Гору впервые посетил Патриарх Московский и всея Руси Пимен. Это было первое посещение Афона Московским Первосвятителем. Оно положило начало долгому и непростому возрождению русского Афона.

В августе 1974 года двум кандидатам из шести предложенных Московской Патриархией было дано разрешение поселиться на Святой Горе, но только один из них — нынешний настоятель Пантелеимонова монастыря архимандрит Иеремия — был допущен на Афон. В 1976 и 1978 годах прибыли еще несколько монахов, преимущественно из Псково‑Печерского монастыря. Однако препятствия к пополнению братии монастырей Афона монахами из стран так называемого социалистического лагеря со стороны властей Греции сохранялись, что потребовало чрезвычайного собрания Кинота Святой Горы. 16 апреля 1985 года он принял обращение к МИД Греции с просьбой разрешить въезд на Афон русским, болгарским и румынским монахам, благодаря чему в марте 1987 года в монастырь святого Пантелеимона прибыли семь новых насельников. В их числе были нынешний духовник монастыря иеромонах Макарий и представитель монастыря в Киноте иеромонах Кирион.

В настоящее время в монастыре святого Пантелеимона подвизаются семьдесят монахов из России, Грузии, Белоруссии, Молдавии и с Украины.

В обители ведутся активные восстановительные работы благодаря попечительству Правительства России и созданного им Международного фонда восстановления и сохранения культурного и духовного наследия Свято-Пантелеимонова монастыря.

Святыни и наследие

Особо почитаемые святыни обители — главы великомученика Пантелеимона и преподобного Силуана Афонского, стопа апостола Андрея Первозванного, части Древа Честного Животворящего Креста, частицы мощей святого пророка и Предтечи Господня Иоанна, апостолов и многих других святых. Почитаются как чудотворные списки с икон Божией Матери Казанской и Иерусалимской.

В богатейшей монастырской библиотеке находится 1500 греческих, 550 славянских, 400 русских, 43 иноязычных рукописных кодекса и свыше 42 000 томов печатных книг.

Ведется научное изучение исторического и культурного наследия монастыря. Готовится издание не имеющей аналогов 25‑томной книжной серии «Русский Афон ХIХ–ХХ веков».

*

Преподобный Силуан Афонский (1866–1938). Родился в Тамбовской губернии в благочестивой крестьянской семье. В 1892 г. был принят послушником в Русский Пантелеимонов монастырь на Афоне. В 1896 г. пострижен в мантию с именем Силуан, в 1911 г. — в схиму с оставлением прежнего имени. Прожил в обители 46 лет. В своей монашеской жизни явил образ совершенного послушания и непрестанной молитвы. Пережив явление ему Господа Иисуса Христа, преподобный особо молился о мире, не ведающем Бога.

Старец Иосиф Исихаст со своим братством

Схимонах Иосиф Исихаст (Коттис; 1898–1959), один из самых выдающихся подвижников ХХ века. Пришел на Святую Гору в возрасте 23 лет. Жил со своим братством в пустыне Малого скита Святой Анны, затем, с 1953 г. до кончины, в Новом скиту монастыря Святого Павла. В своей монашеской жизни следовал древним традициям исихазма (умного делания) и крайнего аскетизма. Устав созданного им братства предписывал строгий пост, молчание, ежедневную исповедь помыслов, ночное бодрствование, непрестанную умную молитву. Будучи человеком высокой духовной жизни, старец Иосиф Исихаст имел дар учительства: без преувеличения можно сказать, что его ученики стали у истоков духовного возрождения всего святогорского монашества. На Афоне почитается как святой.

Иеросхимонах Ефрем Катунакский (Папаникитас; 1912–1998). 14 сентября 1933 г. был принят послушником в скит святого Ефрема в Катунаках. В 1935 г. был пострижен в великую схиму, в 1936‑м рукоположен во иерея. Исполнял послушание служащего священника в братстве старца Иосифа Исихаста и был одним из его ближайших учеников. В 1975 г. вокруг отца Ефрема стало собираться монашеское братство, которое он возглавлял до конца жизни. В 80‑е гг. старец активно поддерживал молодые братства Афона, возрождавшие общежительный устав святогорских монастырей. Получил широкую известность как подвижник и продолжатель древней аскетической традиции исихастской молитвы.

Схимонах Паисий Святогорец (Езнепидис; 1924–1994), широко почитаемый ныне подвижник, один из известнейших духовников Святой Горы. Родился в турецкой Каппадокии. В 1945 г., во время гражданской войны в Греции, был призван в действующую армию, где служил три с половиной года. В 1954 г. принял монашество на Афоне. С мая 1978 г. жил в келлии Панагуда монастыря Кутлумуш, куда к нему приходили тысячи людей за советом и помощью. Скончался и похоронен в Свято-Иоанно­Богословском монастыре близ Суроти. Наставления старца Паисия, записанные его духовными чадами, многократно издавались в России.

Преподобный Порфирий Кавсокаливит (Байрактарис; 1906–1991). В 12‑летнем возрасте, прочитав житие святого Иоанна Каливита, он тайно от родителей отправился на Афон. В 1924 г. из-за тяжелой болезни, по Промыслу Божию, был вынужден оставить Святую Гору и до глубокой старости служил людям как духовник, облегчая их страдания, разрешая недоумения. С 1940 по 1973 г. был настоятелем и духовником в церкви святого Герасима при Афинской поликлинике. К нему приходило множество людей, которые оставили невероятное количество свидетельств о его прозорливости, чудесах и исцелениях по его молитвам. Отошел ко Господу в скиту Кавсокаливия на Афоне 2 декабря 1991 г. 1 декабря 2013 г. по решению Священного Синода Константинопольского Патриархата прославлен в лике святых.

Священный Кинот, или Протат, — центральный исполнительный соборный орган управления Святой Горы Афон, в который входят представители (антипросопы) 20 монастырей Афона, избирающиеся каждый год своими монастырями. Исполнительную власть Афона представляет Священная Эпистасия, состав которой меняется каждый год.

Архимандрит Ефрем (Мораитис; род. в 1928 г.). В 19-летнем возрасте прибыл на Афон, где его духовным наставником стал известнейший афонский подвижник старец Иосиф Исихаст. В 1974–1990 гг. игумен святогорской обители Филофей. В 1995 г. переселился в США и основал монастырь преподобного Антония Великого в Аризонской пустыне. В США и Канаде им был основан ряд мужских и женских обителей, число которых к концу 2000‑х гг. достигло 19.

Архиепископ Василий (Кривошеин; 1900–1985), архипастырь, богослов и патролог. Родился в Санкт-Петербурге в семье министра. В годы Гражданской войны воевал в Добровольческой армии и в 1919 г. был эвакуирован во Францию. Осенью 1925 г. прибыл на Афон как паломник и через несколько месяцев вступил в братию Свято-Пантелеимонова монастыря. В сентябре 1947 г. по ложному обвинению был арестован греческими властями и был вынужден покинуть Святую Гору. С 1959 г. — епископ Волоколамский, второй викарий Патриаршего Экзарха в Западной Европе (Московский Патриархат); с 1960 г. — епископ (затем архиепископ) Брюссельский и Бельгийский. Всегда считал себя прежде всего афонским монахом, стремился привлечь внимание к трудному положению афонского монашества, организовать помощь монастырям. Его «Переписка с Афоном» публиковалась неоднократно, в частности: Василий (Кривошеин), архиеп. Письма о горнем и дольнем: Богословские труды, проповеди, воспоминания, письма. СПб., 2010.

Капсала, Количу — местности на Афоне.

Фото из личного архива Митрополита Саратовского и Вольского Лонгина,
Романа Солодко, Сергея Власова

Журнал»Православие м современность» № 30 (46)

Подготовила Наталья Горенок

ФОТО И ВИДЕО

Жизнь афонских монахов: взгляд изнутри

Заведующий архивом и библиотекой русского Свято-Пантелеимонова монастыря на Афоне монах Ермолай (Чежия) — о том, как живут и молятся русские иноки на Святой Горе.

ВИЗАНТИЙСКОЕ ВРЕМЯ И РАСПОРЯДОК ДНЯ

«На Афоне действует византийское время.Объяснить его очень трудно, — начинает свой рассказ монах Ермолай. — Когда заходит солнце, стрелки часов ставятся на полночь, но это дает разницу с московским временем летом 7 часов, а зимой — 3 часа. Поэтому трудно сказать, например: „Мы встаем в 3 часа“. В какие 3 часа?Все путаются».

Видимо, заметив непонимание, монах с улыбкой просит ручку и листок.В блокноте появляется солнце — главное и единственное мерило византийского времени.Монах Ермолай рассказывает, что с заходом солнца все монахи полуострова собираются в своих храмах на часовую службу, после которой расходятся по кельям и спят ровно пять с половиной часов.

С 6:30 утра по византийскому времени начинается так называемый келейный канон, определенный индивидуально каждому духовником монастыря, который длится в течение полутора часов.Такой духовный труд не обходится без чтения молитв, поклонов.

«Потом в 8 часов утра по византийскому времени (не путайте, в это время в России час ночи — зимой, летом — 4 часа) начинается служба, которая заканчивается большой литургией, потом все причащаемся, и после этого начинается трапеза», — рассказывает монах.

Трапеза на Афоне является продолжением богослужения.Один из монахов не прерывает молитвы на это время.Длится трапеза всего 10-15 минут. «Потом мы идем отдыхать где-то на час-полтора, после этого все выходим на послушание», — продолжает он. Исполнение послушаний занимает пять часов: с 14:00 до 19:00.

После рабочего дня — два часа личного времени, когда монахи могут погулять, ответить на письма родных, почитать, внести записи в дневник или поспать.С 21:00 в течение двух с половиной часов длится богослужение, которое также завершается трапезой.Затем монахи исповедуются и с заходом солнца вновь приступают к богослужению.

МЕНЮ МОНАХА

В основном монахи питаются овощами, фруктами, орехами, оливками, медом — тем, что дарит природа в средиземноморском климате.Монастыри закупают муку для приготовления хлеба, молочную продукцию.Монахи не употребляют мяса и лишь изредка едят рыбу.Пять дней в неделю монахи трапезничают дважды в сутки, а по средам и пятницам — в постные дни — по одному разу.

«Никаких животных мы не разводим, кроме мулашек, которые помогают нам в работе и для перевоза разных грузов в повседневной жизни. Все леса на склонах, и трактор туда заехать не может», — рассказывает монах Ермолай. На осликах перевозят инструменты для обработки земли, урожай и древесину.

ПОСЛУШАНИЯ МОНАХОВ

Когда монах попадает в монастырь, к нему присматриваются братия, духовник, настоятель.В зависимости от мирской профессии, навыков и способностей монаху даются послушания. Все послушания раздаются исходя из нужд братии: монахи готовят пищу, выращивают овощи, собирают фрукты и орехи, заготавливают дрова на зиму, изготавливают деревянную мебель, посуду, кресты, четки, делают заготовки для икон, шьют церковное облачение.

«Все необходимое для богослужений можно купить в наших лавках», — уверяет монах Ермолай. По его словам, 100 лет назад русский монастырь на Афоне славился своей швейной мастерской, которая обшивала весь полуостров.Иметь сейчас облачение из той мастерской считается большой удачей.Его до сих пор носят и реставрируют в Свято-Пантелеимоновом монастыре.Чем меньше монахов проживает в обители, тем больше послушаний каждому из них приходится выполнять.

До Первой мировой войны в Свято-Пантелеимоновом монастыре проживало более 10 тыс.монахов, сейчас — всего 105.Поэтому каждый из монахов выполняет три и более послушания.

Швейная мастерская. Фото начала XX века из архива Свято-Пантелеимонова монастыря.

ДОХОДЫ БРАТИИ

Общения между монастырями практически нет — каждая обитель представляет собой полноценный город, где изготавливается все необходимое для жизни. Еще примерно 100 лет назад афонские монахи ничего не покупали и не продавали, а заключали бартерные сделки, обменивая оливки и мед на муку и ткани. Теперь же многое, что производится на Афоне, продается.

Доход монастыря формируется из выручки от продажи оливок, оливкового масла, меда, церковной утвари, изготовленной монахами, аренды 15 га виноградников, оплаты паломниками диамонитириона — разрешения на посещение святой горы Афон, обязательного для всех гостей.

«Наш монастырь в 2014 году посетили 47 тыс. паломников, в прошлом году — чуть меньше, хотя до этого число всегда увеличивалось», — рассказывает монах Ермолай. Он уверен, что празднование 1000-летия русского монашества на Афоне и стабилизация в мировой экономике привлекут новых паломников. Нынешний экономический кризис, по словам монаха, на жизни монастыря пока не сказался.»Пока мы живем по инерции. Но если кризис затянется, скажется и на нас», — поясняет отец Ермолай.

РАСХОДЫ МОНАСТЫРЯ

Основные средства монахи тратят на покупку недостающих продуктов питания и техники.»Приходится покупать что-то, муку например, но все компенсируется — у нас до пяти тонн оливкового масла в год производится, до полутора тонн меда. На еду мы мизерную часть доходов тратим», — рассказывает монах Ермолай. Помимо этого, необходимо оплачивать телефон, а также услуги интернет-провайдера.

«Телефоном и интернетом пользуются те, для кого это необходимо для выполнения своего послушания. Например, в библиотеке у меня есть интернет, и я веду переписку с издателями, корректорами, а телефон мне понадобился для этой поездки», — объясняет монах Ермолай.

СВЯЗЬ С БОЛЬШОЙ ЗЕМЛЕЙ

Раз в день на полуостров прибывает большой паром с паломниками и грузами, он же увозит завершивших паломничество и монастырские товары. Два раза в неделю приезжает почтальон: большинство монахов поддерживают связь с родными, отправляя письма, написанные на бумаге от руки.

«НАСИЛЬНО НИКТО НЕ ДЕРЖИТ»

Ежегодно Афон посещают десятки тысяч паломников, некоторые из них пополняют ряды монастырской братии.»В монастыре могут жить до тысячи человек. Лет 10 надо, я уверен, и все кельи будут заполнены», — делится монах, вспоминая, что 15 лет назад, когда он поселился на Святой Горе, были заняты только 62 кельи.

«За 15 лет, что я живу на Афоне, примерно 50 человек поселялись у нас, а потом уходили. Это нормально для любого монастыря, насильно никто никого не держит», — говорит монах Ермолай. Диамонитирион выдается паломникам всего на четыре дня, но по благословению духовника человек может остаться и на больший срок.

НА КАКОМ ЯЗЫКЕ ГОВОРЯТ В ОБИТЕЛИ

Жители Афона говорят на самых разных языках, и все хотя бы на бытовом уровне могут изъясняться на греческом.В Свято-Пантелеимоновом монастыре большинство проживающих — русские, поэтому русский язык основной в обители, но есть и молдаване, украинцы, один немец и один грузин — наш собеседник.

Из-за большого числа паломников кажется, что ни о каком уединении и покое не может идти речь. Отец Ермолай поясняет: «На Афоне почти не говорят, чаще — шепотом. Все погружены в молитву».

МОНАШЕСКАЯ УСЫПАЛЬНИЦА

На Святой Горе существует традиция выкапывать из могил останки монахов через три года после их захоронения и переносить в специальную усыпальницу.Черепа хранятся отдельно от костей, на них пишут имя монаха и год смерти.Останки извлекают с целью увидеть, какого цвета кости усопшего.

На Афоне существует предание: если кости чистые и белого цвета с характерной желтизной, то монах обрел милость у Бога. Если цвет костей скорее желто-восковый, переходящий в светло-коричневый, то душа усопшего ближе к Богу.По словам отца Ермолая, он лично убедился в истинности этого верования.Создавая жизнеописания знаменитых старцев, он решил приложить к ним изображения останков.

Костница Пантелеимонова монастыря

«К моему большому удивлению и радости, все кости, соответствующие жизнеописаниям, были именно благодатного цвета.Причем такие кости составляют лишь 30% всей монастырской костницы.При виде таких благодатных глав вместо обычного страха и отторжения возникает чувство огромного уважения и благоговения.Хочется смотреть и смотреть на них, как на фактическое проявление истинной святости».

Домыслы и история

В уникальной истории некоторых монастырей Афона однажды наступил момент, когда вековая память была утрачена и появилась необходимость написание летописи их становления и дальнейшего развития. Такого рода летописи впервые стали появляться в начале XIV века, а в XVI веке распространились под общим названием «Патриа». По прошествии многих лет ход истории и событий было восстановить достаточно трудно и вследствие этого пустоты заполнялись домыслами и придуманными историями далекими от реальности. Ситуация усугублялась тем фактом, что некоторые монастыри пытались датировать свое основание как можно более ранним периодом.

То же самое наблюдается в попытке установления происхождения названий некоторых монастырей. Например, монастырь Каракал часто связывали с именем римского императора Каракалла, не смотря на то, что тот поклонялся языческим богам, так как память о возможном византийском основателе монастыря Каракалле была утрачена. Монастырь Ватопед обязан своим названием равнине (πεδιάς) с малиновыми кустами (βάτος), но слово «равнина» в греческом языке созвучно со словом «дитя», и удивительная история о спасении сына императора Феодосия I в этих краях звучала более уместно для такого значимого монастыря. Монастырь Стравоникитас не обладал благозвучным названием (στραβός – в переводе на русский означает «косой»), оно было изменено на Ставроникита (σταυρός — крест). Никому неизвестный Кастамонит уступил свое место императору Констанда и монастырь Кастамонит стал называться Констамонит.

Очевидно, что в общей схеме присвоения названий прослеживается тенденция их соотношения с императорской семьей: основание Константином Великим, разрушение при Юлиане и восстановление при Феодосии I и его династии. Вполне логично, что другой период массовых разрушений приходится на эпоху иконоборчества. Развитие монашества в регионе принято считать заслугой епископа Климента, пришедшего в эти края с данной целью из самого Иерусалима. Изучение истории императорских домов и Константинополя того времени показывает, что монархи действительно основали ряд монастырей, но по большей части в столице Византии, а не на отдаленном полуострове.

Другие предания, освященные в летописях, имеют отношение к аватону Святой Горы. Традиционно считается, что Пресвятая Богородица и Евангелист Иоанн оказались на Афоне в результате сильнейшего шторма, вынудившего их причалить к его берегам. Не смотря на языческие верования местных жителей, Богородица, восхитившись красоте здешних мест, обратилась к своему Сыну с просьбой передать ей эти земли в дар. Глас, раздавшийся с небес, возвестил: «Да будут эта земля твоей судьбой и раем и причалом спасения для всех спасения страждущих». С тех самых пор Святая Гора считается садом Божьей Матери, единственной женщины, которой здесь есть место.

Появление первых монахов

В конце III века появилась тенденция удаления от организованных сообществ в пустынные районы, которая впоследствии закрепилась и положила начало развития монашеской жизни.

Этот образ жизни, появившийся в лоне Церкви в момент ее становления, шел вразрез с существовавшим тогда образом общественной организации, так как сосредоточил свое внимание на самом главном его аспекте, отрицая все сопутствующие факторы. Единственная ценность существования – это душа, а весь мир с его благами не имел никакого значения, ввиду того, что любые ценности обесцениваются, если потерять бесценную душу. Желающего стать достойным того, чтобы предстать перед Богом, ожидала жестокая борьба с соблазнами внешнего мира. Как возвестил Христос, во время этой борьбы необходим особый контроль над своими желаниями и над способами их достижений. Желающий пройти Его путем должен отречься от самого себя, поднять Его крест и последовать за Ним, чтобы обрести небесное богатство.

Именно эти принципы высокой этики и морали легли в основу жизни первых христиан, возжелавших пребывать в особом аскетизме и строгости, отрекшихся от благ земной цивилизации и сосредоточившихся на посте и молитве.

В середине III века и в большей степени в начале IV века, когда ужесточились гонения на христиан, многие из них были вынуждены уйти из городов. Даже с прекращением гонений количество пустынников продолжало возрастать. Удаляясь в малодоступные, пустынные области, они обрекали себя осознанно на гонения другого рода, становясь «мучениками совести» в борьбе с демонами и соблазнами. Сама жизнь была для них борьбой, и лишая себя этой борьбы, они лишали себя надежды на спасение.

По прошествии времени аскеты искали все более отдаленных мест, и чем дальше они жили, тем большее уважение и восхищение они вызывали. Первым настоящим монахом пустынником принято считать Антония Великого (251-356), чье житие с великим вниманием и любовью записал Афанасий Великий. Проживший в пустыне более 70 лет, он снискал уважение правителей и обычных людей, а также послужил примером для аскетов в Египте и других странах Ближнего Востока. Его последователи сами обеспечивали себе жилье, пропитание, одежду и пребывали в постоянной молитве.

Этому образу жизни противопоставляется киновиальное устройство организации, развитию которого положил начало Пахомий Великий (292-346) в Верхнем Египте, взяв под контроль все аспекты жизни монахов, такие как: проживание, одежда, питание и работа. С этого момента женщины также могли стать монахинями, так как жизнь в пустыне для них была небезопасна.

Преподобный Макарий и Антоний Египетский придали пустынникам некое подобие организации, создав систему, по своему устройству, находящуюся между отшельническим и киновиальным образом жизни. Все монахи жили в удаленных друг от друга кельях, но в каждом таком сообществе появился его глава – пресвитер. Центром жизни монахов таких сообществ стал храм, где они собирались в субботу вечером на всенощную и утреннюю службы, за которыми следовала совместная трапеза. Храм строился, как правило, в центре заселенной области, на перекрестке, который выполнял также функции агоры (рыночная площадь и место собраний). Эти центральные районы с агорой получили название «лавра»; отсюда это название распространилось и в другие монашеские сообщества, дойдя впоследствии до Святой Горы. Четыре таких сообщества образовалось в районе Египта под названием Скити, некоторые сообщества были организованы в других районах Египта, а также в Палестине. В раннюю эпоху эти сообщества называли «скитами» из-за их географического местоположения, а не из-за аскетов, проживающих в них, как считалось многими исследователями.

В первое тридцатилетие IV века эта система устройства монашеских сообществ завершила свое развитие. По прошествии нескольких десятилетий благодаря Василию Великому появилась еще одна система организации. Василий Великий, начав свой путь в пустынных районах Понта, сумел перенести этот образ жизни в городские центры, утверждая, что человек – это «животное прирученное и социальное, а не одинокое и дикое» и ничто не подходит нашей природе больше чем общение. Таким образом, он основал систему киновии, относящейся к организации монастырей, благотворительных учреждений, детских домов и школ, не подходящую, однако, для монахов — отшельников.

Независимо от того, придерживается ли монах одной из четырех систем образа жизни, или какому-то из измененных ее вариантов, главной целью остается единение с Богом.

Неизвестные периоды монашества на Афоне

Монашество очень быстро распространилось и за границы Египта, во все отдаленные уголки империи, начиная с побережья Средиземного Моря, затрагивая в дальнейшем даже Северную Европу. Начиная с IV века, оно уже распространилось во Фракии, а веком позднее достигло Эпира. Представляется невозможным, чтобы район Македонии, находящийся между этими областями прошел незамеченным.

Вполне вероятно, что монашество в Македонии появилось также в IV веке. С началом великих гонений Максимиана, в 303 году, три женщины из Салоник, следуя закону Божьему, оставили свою родину, семью и богатства из-за любви к Богу и возжелав других благ – небесных. Не смотря на то, что они были пойманы и приняли мученическую смерть, было бы ошибочно полагать, что это был единственный случай отречения от всего мирского, или же, что все монахи были пойманы и казнены. Гора, на которую удалились эти женщины и другие христиане – это, скорее всего, Хортиатис, находящийся неподалеку от города Салоники.

Афон, соседствующий с такими важными христианскими центрами, как Салоники, Филиппы, Амфиполис и Аполлония, должен быть принять христианскую веру довольно рано и его жители, в большинстве своем, должны были быть христианами уже в IV веке. Вершины и склоны Афона как нельзя лучше подходили для аскетов. Отсутствие упоминания монашества на Афоне в этот период времени можно объяснить его особым характером уединения и скромности. Период духовной жизни Греции с 400 по 800 годы остается мало освященным в письменных источниках.

О ранней стадии развития монашества на Святой Горе свидетельствует фраза из сигиллия Льва Мудрого о «так называемых старцах древней кафедры». По-видимому, речь идет не о простых монахах, а именно о старцах, в значении высших советников, которые заседали на кафедре. Упоминания о старцах встречаются в Типиконе императора Цимисхия, в котором говорится, что миряне могут ступить на землю Афона только при условии вторжения иноземных захватчиков и «с общего разрешения старцев». В Типиконе Мономаха также упоминается «общее решение старцев».

Термин «древняя» означает, что период расцвета этого устройства организации приходится на далекое прошлое и может быть обозначен как 200 или 300 лет назад до момента составления этого документа в IX веке.

Афонская пустыня

До сих пор остается неясным, каким образом опустели и исчезли древние города на территории Афона. Мнение некоторых ученых о том, что это произошло в V веке, по причине набегов Славян представляется маловероятным, так как новейшие исследования датируют вторжение Славян на территорию Македонии VII веком. Однако, нет никаких сведений о такого рода вторжениях на полуостров Халкидики.

Наиболее вероятной представляется теория о нападении пиратов в VII веке на эти территории, вынудившем мирян оставить свои города. Монахи не представляли особого интереса для захватчиков, так как жили уединенно в отдельностоящих каливах и кельях. Когда к давлению внешних факторов прибавилась угроза, исходящая из самой империи в период иконоборчества, и Кафедра Старцев была распущена, Афон практически опустел, и его население составляли, в основном, монахи.

Становление монашества

Историк Генезий упоминает в своем труде, что в 843 году на соборе присутствовали представители Святой Горы. В этот же период на Афоне появляются две известные и глубоко почитаемые исторические личности: Петр Афонский и Евфимий Новый. Труд Николая Афонского, написанный в X веке, служит письменным историческим источником, упоминающим о присутствии Петра Афонского на Святой Горе. Петр служил в императорских войсках и был захвачен Арабами в плен. После своего чудесного освобождения, стараниями святого Симеона, по указанию святого Николая, он отправился в Рим, где принял монашеский постриг. Возвращаясь из Рима на родину, Божественным провидением Петр оказался на Афоне, где и прожил последующие 53 года, пока не почил в своей пещере. Все это время он питался корнями и травами, а его борода опускалась до самых ног, как у святого Онуфрия. Петр не встретил за эти годы ни одного человека, лишь на 53й год он повстречал охотника и настолько повлиял на него своим примером, что и тот возжелал уединения. Вернувшись на это место спустя год, в сопровождении двух монахов, он обнаружил старца мертвым. Его мощи были размещены в монастыре Климент, на месте сегодняшнего монастыря Иверон.

Житие Петра Афонского, составленное Григорием Паламой в XIV веке, описывает чудеса, совершенные Петром во Фракии.

Информация о взятии Петра в плен Арабами позволяет датировать и его прибытие, и жизнь на Афоне в период с 780 по 833 гг.

Житие Евфимия Нового было записано его учеником Василием Салоникийским. Рожденный в Малой Азии в 824 году, в возрасте 18 лет он прибывает в монастырь на Олимпе и по прошествии 18 лет, в 859 году, обосновывается на Афоне. Его имя тесно связано с армянским монахом Иосифом, с которым в течение 40 дней они прожили на четвереньках, питаясь травой, и условились прожить три года в одной пещере. Через год Иосиф был вынужден прервать свой обет. Когда Евфимий еще спустя два года вышел из пещеры, он увидел, что вокруг нее собралось множество монахов. Так в 862 году он собрал вокруг себя последователей, вдохновленных его примером. Речь не идет о создании лавры, но, безусловно, образовалось некое духовное братство. Спустя год Евфимию пришлось вновь вернуться на Олим. На протяжении всей своей жизни ему пришлось неоднократно покидать Афон и возвращаться в эти святые места. В общей сложности он прожил здесь всего около 6 лет, однако, сыграл очень важную роль в распространении монашества не только на полуострове, но и во всей Македонии.

Тот факт, что эти два почитаемых аскета прибыли на Афон издалека не означает, что и монашество было принесено на полуостров извне. Очевидно, что если бы на этой территории не процветало монашество, то и за пределами Святой Горы об этих местах было бы неизвестно.

Существуют свидетельства о прибытии на Святую Гору монахов из Палестины, в VII веке, по причине гонений Арабами. Наиболее вероятной, однако, кажется версия о распространении монашества с появлением здесь монахов, спасающихся от гонений иконоборцев. Тем не менее, трудно представить, что первые монахи появляются здесь в VII веке. Очевидно, что уже в 5 веке полуостров был заселен отдельными монахами, а в VII и IX веках случились периоды упадка, обусловленные вторжениями пиратов и иконоборчеством.

По окончании периода иконоборчества монахи вновь стали организовываться в небольшие общины. В 865 году, когда Евфимий прибыл на Афон в третий раз, монахов здесь было столько, что можно было представить себе население целого города. По примеру древних монахов Скитской пустыни Египта, монашеские поселения появляются в первую очередь на территориях, граничащих с мирскими, и лишь затем отступают вглубь полуострова. Организация сообщества Евфимия напоминает лавру, так как кельи в нем располагались недалеко друг от друга и только две кельи находились на расстоянии – самого Евфимия и Онуфрия.

Ученик Евфимия – Иоанн Колов, удалившись с Афона, основал киновию Иоанна Предтечи в Сидирокавсии. Эта киновия упоминается впервые в указе Василия I в 883 году. С изданием этого указа монастырь Колова автоматически получает статус императорского. Богатства монастыря преумножались, и в скором времени он поглотил четыре других монастыря, распространяя свои владения и на территорию Афона. В хрисовуле Романа Лакапина от 934 года с преувеличением говорится, что монастырь захватил большую часть полуострова.

Следует отметить, что все монастыри, расположенные на участке между Сидирокавсей и Афоном, постепенно были включены в земли Святой Горы. Афон обрел настолько широкое влияние, что все обители, образовывавшиеся по соседству, ему подчинялись.

Очевидно также, что период расцвета монашества на Афоне совпадает с периодом расцвета Македонской династии. Святая Гора отображает духовную и религиозную славу Византии в годы правления этого монаршего дома.

Добавить комментарий

Ваш e-mail не будет опубликован. Обязательные поля помечены *